Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sweet dreams are made of this


Sweet dreams are made of this

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s1.uploads.ru/i/V4kzI.png

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/a/2/824039fe.mp3|Sweet Dreams[/mymp3]
Участники: Анна и Джон
Место: Лос-Анджелес
Время: 4 года назад, сентябрь
Время суток: поздний вечер
Погодные условия: тепло, это ж Калифорния
О флештайме: о том, как друзья познаются только в беде.

Отредактировано John Wait (2012-08-18 02:42:23)

+1

2

Вот и пригодилось)

http://s1.uploads.ru/i/ChkH3.jpg

- Хосспаде, когда же я высплюсь? - в последнее время такая формулировка вопроса стала делом жизни и смерти Уэйта. - Френк! Фреееенк! - заорал через кадиллак Джон. - Дуй сюда, мешок с ушами.
Высокий мужчина уголовной наружности быстро материализовался перед андербоссом и уставился на того своими глазами, в глубине которых теплились какие-то крохи мысли. Вообще, Френк был мужиком хорошим - даром, что бывший зек, но это Джона волновало мало. Вито приставил его к своей новоиспеченной правой руке (да, над этой шуткой пока еще смеялись) телохранителя-надсмотрщика, с которым бывший коп быстро скорешился. Оказалось, что они вдвоем знают много "братков", каких-то Уэйт когда-то посадил сам, каких-то еще не успел, и иногда с искренним интересом слушал, как там себя чувствует на зоне старый добрый Кулак или все еще гуляет на свободе Генерал. Кличка на кличке и кличкой погоняет.
Странное дело, но теперь вся эта шпана не казалась отбросами общества, теперь эти люди стояли под ним и выполняли его поручения. Вот кто бы знал, хотя бы год назад, что все так может повернуться. Ай, да ладно, Джон уже перестал удивляться всем тем чудесам, которые происходили с ним, когда он примкнул к мафии. Только все никак не мог уложить в голове, что где-то в верхах сидит женщина. Красивая женщина. А в те времена Уэйт не отличался оригинальностью мышления: стереотип - красивая, значит, тупая, имел место быть. Впрочем, это Витино дело, и его оно не касалось до тех пор, пока дорогой дон не сказал: Джон, ты едешь в Лос-Анджелес. С Анной.
- Смотри сюда: я ебанулся, или мне и правда звонила Анна? - Уэйт показал экран мобильника своему секьюрити и тот кивнул, пожимая плечами:
- Ты ебанулся. Но тебе правда звонила Анна. Двадцать минут назад.
- А я спал, - про себя буркнул Джон, набирая ее номер и приставляя телефон к уху. - Вне зоны действия. Значит, уже в самолете. Так, пацаны, по машинам, - отдал приказ главнокомандующий и принялся проверять, все ли на месте: главная папка с документами лежит в черном чюмодане - еще чуть-чуть и Джон согласился бы на футляр от скрипки, как у настоящего гангстера, собственное удостоверение личности на месте, оружие у охраны - в казино с ним не пустят, пара мелочей по карманам. И главное - не волноваться. Говорят, дон Сальвиатти - отличный мужик, а с отличными мужиками у Уэйта разговор всегда клеился.
- Гондоны взял? - гоготнул Френк.
- Господи, как спизданешь что-нибудь... - не обращая внимания на идиота-телохранителя, Уэйт спокойно закурил и отвернулся в сторону дороги. - Ты так красиво и многозначительно молчишь, прошу тебя, не изменяй традициям.
- Да я просто шутканул, че ты...
- У меня после сегодняшнего перелета еще месяцев пять ничего стоять не будет, - о эти волшебные Мафия Эирлайнс - комфорт допотопного мира, и такие простые мужицкие разговоры. - Так, мужики, перекур на дорожку и выдвигаемся. Еще не хватало опоздать, когда ее самолет приземлится.
Сказано - сделано. Мужики закурили, в молчании уставившись на звездное небо.
- А цветы? Цветы-то где? - вдруг, спохватившись, вспомнил Уэйт. 
- Какие цветы? - снова подал голос друже.
- Анне. Цветы, - могильным голосом произнес Джон, мрачно глядя исподлобья на Френка. - Я вчера три раза повторил.
- Наверное... Забыли... - стоило сделать "рукалицо", но на фейспалмы уже не хватало никаких сил. Андербосс докурил, бросил сигарету себе под ноги, затушил бычок носком ботинка и сплюнул в сторону.
- Значит, по дороге вы заезжаете в цветочный и покупаете ей самые красивые розы. Ферштейн?
- Яволь, майн фюрер. А если ей не нравятся розы?
- Господи, Френк, это же розы! Они даже моей бывшей нравились, а там такая баба была, что дай боже... - Джон кинул быстрый взгляд на "Ролекс" у себя на запястье, моментально забыл время, потом кинул еще один взгляд на "Ролекс" - просто так, полюбоваться роскошью, и наконец, с третьего захода уловил, что через десять минут частный самолет с госпожой Донато на борту должен был приземлиться в аэропорту Лос-Анджелеса. - Так, все покурили?
- Нет!
- Отлично, выдвигаемся, - Уэйт заполз в тот кадиллак, что стоял первым, хлопнул дверью, и уже устроился было поудобнее, как увидел, что вслед за ним лезет верный Хатико. - Френк, нет. Это - крутомобиль, и в нем еду я, а ты едешь в следующем, - Андербосс вытянул голову через окно и указал на второй броневик. - И запомни - чтоб лепесточек к лепесточку.

Машина неспешно продвигалась по улицам города Ангелов. Сейчас Уэйт чувствовал себя Королем Мира, или молодым львом как минимум. Подумать только - 28 лет, а уже младший босс мафии, и такое серьезное дело, как предстоящее им сегодня ночью, он просто не имел права провалить.
Кадиллак припарковался у одного из самых больших казино города, а Джон уже размышлял, как истинный детектив.
Итак, что ты имеем:
1) Два месяца назад был найден труп их человека с эпичной запиской "With love from LA"
2) О том, что Donato Famiglia и Salviatti Famiglia не дружат от слова совсем - знают только Донато и Сальвиатти.
3) О том, что дон Сальвиатти - мужик хороший, но в некой мере ебнутый - знают только Джон и Вито.
4) О том, что Вито не хочет ссориться и решить все мирным путем - знает Сальвиатти.
5) О том, что Вито УМЕЕТ ссориться, да еще и с каким размахом - знают все.
6) На протяжении всех двух месяцев было совершено четыре попытки "поговорить", и ничем хорошим они не увенчались.
7) Неделю назад крупная партия оружия, которая шла к Донато, "случайно" затерялась в пучинах Тихого Океана, а потом совершенно неожиданным образом, баржа, набитая контейнерами с огнестрельным, были найдена в порту Лос-Анджелеса.
8) В добавок ко всему, Джону придется нянчиться с женой Витторе.
9) Есть подозрение, что прикуриватель в кадиллаке, от которого Уэйт уже в пятый раз пытается зажечь сигарету, сломан.
Ну что же - будет весело!

Джон снова посмотрел на часы, нервно отбивая ногой по асфальту. Машина с Анной опаздывала - черт его знает, что там произошло, но вот, еще долгих четыре минуты спустя, черный кадиллак - близнец того, на котором приехал сам андербосс, наконец, появился в поле его зрения.
- Рассосались, - кивнул мафиози двум парням, стоящим за ним. - Нет, стойте! Как я выгляжу? - один из них одобрительно поднял большой палец вверх и Джон снова кинул им, чтоб те быстро слились с дизайном входа в казино.
Да поможет мне моя харизма и небритость.
Внедорожник плавно остановился, Уэйт натянул голливудскую улыбку и самолично открыл заднюю дверь. Оттуда показалась невероятной красоты нога на шпильке и вслед за ней элегантно высунулась женская рука, которую Джон тут же перехватил, помогая даме выбраться из этого монстра. 
- Добрый вечер, Анна, - Исподтишка мафиози уже успел заценить всю ахуенность прикида Анны, и знаете, че-то все мысли про "сиськи есть - ума не надо", как-то быстро вылетели из головы. - Господи, какая же вы красивая! - ну все, и хватит ей комплиментов на сегодня. - А сейчас слезно прошу прощения и целую подол вашего платья, но времени у нас в обрез, нужно торопиться, - Уэйт подставил Донато локоть и парочка двинулась по лестнице к гигантским дверям. Краем глаза Джон успел заметить букет, оставшийся в машине. - Как прошел перелет? - разумеется, он не сомневался, что своей коханой жинке Витя выдаст только самый лучший частный самолет, не в пример тому ведру, на котором прилетел сам Уэйт. Он мог мамой поклясться, что слышал, как от него отлетают гайки, когда они взлетали.   

розочге

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/1/49/309/49309909_57913_800_600.jpg

Отредактировано John Wait (2012-08-06 03:01:30)

+4

3

Внешний вид

http://s1.uploads.ru/i/JhiZB.jpg

- Полетишь с Джоном в Лос-Анджелес, ладно?
- А если я скажу "нет", это что-то изменит?
- Тебе правду?
- А ты как думаешь?
- Господи, Анна, когда ты прекратишь отвечать вопросом на вопрос?
- А когда ты скажешь мне, зачем мне в ЛА?
Вито тяжело вздохнул и устало протер глаза. Анна сидела в кабинете, закинув ногу на ногу, разглядывала ногти и ждала ответа. Муж выпустил колечко дыма и пояснил:
- Он еще новый человек у нас, я не могу доверять ему на все сто процентов. А тебе могу.
- А ты знаешь, что если Сальвиатти решит прикончить делегацию из Сакраменто - меня он убьет первой? - поинтересовалась Анна, все так же безучастно разглядывая ногти. Вито покосился на жену, вздохнул:
- Ну тогда мне придется перерезать весь Лос-Анджелес.
- Мне нравится твой подход, - сообщила Анна, выходя из кабинета.
Это было три дня назад. И тогда Анна была уверена, что ей не придется лететь в Лос-Анджелес, чтобы подписать какие-то документы – это официально, и договориться с Сальвиатти – это неофициально. А сегодня она ехала в аэропорт и злобно пыхтела от ярости. Она терпеть не могла совершать перелеты в вечернем платье, но Вито настоял на том, чтобы сразу после переговоров Анна уже сидела в самолете, который бы нес ее в Сакраменто. Никаких задержек. Из аэропорта - сразу в казино, а потом обратно. И все это - в сопровождении охраны. Нет, в самом деле, зачем было посылать ее туда, в самое пекло, если Джон тоже мог бы справиться? Ну, в теории мог.
Пока что новый помощник мужа был Анне не знаком. Она видела его мельком пару раз, заценила, но никому и ничего не сказала. Как умная девушка, она предпочитала держать все эмоции и впечатления при себе - хотя итальянское мурло иногда лезло наружу, Анна это в себе старательно душила.
Она ехала в огромном джипе, на заднем сиденье, рядом с пуленепробиваемым стеклом, и думала о том, как меняется жизнь. Четыре года назад она была простушкой из пригорода Палермо, которая ничего не понимала в устройстве мира, нюхала изредка кокаин, да вполне была довольна своей жизнью. А теперь ей двадцать три - она сидит в машине за семьдесят восемь тысяч долларов, в платье за шесть с половиной штук, постукивает ногой в шпилье за три тысячи и едет в дорогое казино Лос-Анджелеса, чтобы поговорить с сильными мира сего. Ох, как быстротечна жизнь.
Анна достала телефон, набрала цифры, указанные на листочке - номер Джона. Ей хотелось узнать, все ли готово для встречи. Тот, трубку, разумеется, не поднял, Анна зло зашвырнула телефон под сиденье. Машина затормозила у аэропорта. Дверь открылась.
- Миссис Донато?
- Синьора, - поправила она нового охранника Витторе, Митчелла. С ним был какой-то угрюмый парень восточной наружности. К сожалению, у Витторе вновь начались проблемы с местными ребятами, которым ну никак не нравилось, что заправляет ими мужик из Италии. Пришлось нанять еще охрану, купить несколько бронированных машин, усовершенствовать дом... Охранник протянул руку Анне, помог ей выйти из машины, потом сказал что-то в переговорное устройство и повел Анну к частному самолету. Процессия выглядела забавно - два "шкафа" спереди, в середине - Анна с высокой прической и в черном платье в пол, и сзади еще два охранника. Колоритная компания остановилась перед трапом, и Анну со всеми почестями, чуть ли не приседая, проводили в самолет.
И теперь, сидя в комфортабельном кресле, в самолете на двенадцать человек и дорогим алкоголем на борту, Анна думала - есть ли что-то, на что влияние ее мужа не распространяется?
А через некоторое время Донато уже неслась в черном каддилаке через весь Лос-Анджелес. Город, который никогда не спит. Рекламные витрины и вывески светились всеми цветами радуги, но Анна не смотрела в окно. Она смотрела прямо перед собой. Боялась ли она? Ну, все нормальные люди боятся, если есть риск схватить пулю. Но Анна держала себя в руках - видимо, немного надменно. За четыре года она привыкла  ощущать себя безнаказанной, этаким филиалом царицы в Сакраменто. Во всех приличных заведениях, стоило тамошней обслуге заметить Анну, ей начинали почти кланяться, провожали до лучшего места, предлагали самые лучшие товары - тут хочешь не хочешь, а загордишься. Вот и сейчас в глубине души жила уверенность - если начнется пекло, все ребята полягут, стараясь спасти жену босса. Дурость, конечно, та еще - с чего бы парням рисковать жизнью ради девушки, пусть она даже и ничего себе? Но Анна была уверена.
Каддилак сбросил скорость, а потом и вовсе встал. Сквозь тонировку Анна увидела, что машина притормозила у казино, значит, они прибыли в пункт назначения.
- Удачного сотрудничества, - пожелал водитель. Анна холодно улыбнулась, размышляя про себя, откуда ему известно о грядущей сделке:
- Спасибо, Джек.
Дверь открылась. Анна взяла протянутую руку и медленно вышла из машины. А вот и Джонатан Уэйт собственной персоной.
- Добрый вечер, Джон, - поздоровалась Анна и склонила голову, благодаря таким образом андербосса за комплимент. Сама она успела уже бросить на Джона быстрый взгляд, оценить и вынести вердикт: «Хорош». В меру солиден,  привлекателен и красив ровно настолько, чтобы девушки перед ним ковром стелились. Все – кроме Анны. Будь она свободна - она еще подумала бы, но в ее характере ярко прослеживалась одна черта - она терпеть не могла, чтобы об нее вытирали ноги. А этот парень, кажется, как раз из тех, что не перезванивают девушке на следующий день.
Машина позади нее сорвалась с места и быстро укатила куда-то. Анна взяла Джона под локоть.
Парочка вдвоем направилась к красной дорожке, которая лежала перед входом в казино.
- Благодарю, прекрасно, - Анна не стала вдаваться в подробности и предпочла перейти сразу к делу, - Все документы у Вас? Наша встреча должна продлиться пару часов, плюс минус полчаса, а потом мы должны вылететь обратно.
Портье открыл двери перед ними, и парочка вплыла в зал. Надо сказать, выглядели они как богатеи, которым не терпится потратить деньги в этом казино. Разве что Джон выглядел чуть получше, чем местные бароны, а Анна - чуть элегантнее, чем местные кумушки.
- Нас ждет господин Сальвиатти, - сказала Анна на ухо администратору, тот согласно кивнул и пошел вперед, указывая дорогу. Джону и Анне ничего не оставалось, как следовать за ним. Что они и сделали.
Казино было… ну, дорогим. Красный бархат и позолота повсюду. Сюда приходили не только, чтобы поиграть, но и для того, чтобы похвастаться своим богатством. Дамы все сплошь как одна - в бриллиантах, мужчины с дорогими сигарами лениво бросают на стол фишки, официанты снуют туда-сюда с бокалами дорогого шампанского… Это место было не по Анне, она не любила чванливых снобов. Может быть, кто-то скажет, что она и сама стала такой, но нет – Анна никогда не забывала своего происхождения.
- Это ведь Ваша первая сделка такого масштаба? - спросила Анна у Джона, по-кошачьи сощурив глаза. Они медленно двигались сквозь зал, а подол дорогого платья тянулся за Анной, как королевский шлейф.

+2

4

- Все документы у Вас?
- Да.
- Наша встреча должна продлиться пару часов, плюс минус полчаса, а потом мы должны вылететь обратно.
- Я думаю, мы разберемся с этим недоразумением быстрее, - чуть замедлив шаг на подходе к дверям, улыбнулся Джон. - Вы даже не успеете соскучиться по мужу, как уже будете дома.
Сказать по правде, с Анной наш молодой орел чувствовал себя не совсем комфортно. Точнее, совсем не комфортно. Если рассуждать логически... А это может затянуться надолго, поэтому просто пара сухих фактов: Витторе - 36, Анне - 23. Собственно говоря, их союз был похож на множество браков стареющих миллионеров и моделей, которые так любят мусолить по зомбоящику. У Вито есть деньги, у Анны есть красота. В общем, вы и сами все поняли.
Синьора Донато скользнула внутрь казино, и Джон, дождавшись, пока мимо проплывет шлейф ее платья размером с две Франции, быстро зашел за ней внутрь, тут же равняясь с ней и снова подставляя ей свой локоть. Вопреки всем думам Анны, глаза андербосса не блуждали по декольте всех попадавшихся им на пути женщин (ну разве что чуть-чуть), профессиональным взглядом телохранителя Уэйт подмечал все детали, которые могли бы сорвать им план, потому что от Сальвиатти можно было ждать чего угодно. Тот не слишком гнушался нарушать традиции, и кажется, совершенно не знал значение слова "честь".
Вокруг сияла фальшивая роскошь. Роскошь - вообще наркотик, на который люди имеют свойство подсаживаться, и как любой наркотик, его нужно начинать принимать с маленьких порций, постепенно увеличивая дозировку. Джон слишком резко резко вошел в этот мир сильных мира сего, и сейчас, честно сказать, немного терялся со всем свете этих софитов и на фоне Анны в общем. Не те манеры, не те планы, не те разговоры. Все здесь было чуждо его натуре простого деревенского парня, а еще хотелось не упасть в глазах этой снобки - жены дона. А в том, что эта женщина снобка - Уэйт не сомневался, вы только посмотрите на то, как она презрительно задирает голову, когда проходит мимо очередной расфуфыренной девицы.
- Это ведь Ваша первая сделка такого масштаба? - самые страшные опасения Джона оправдались - Анна решила познакомиться с ним поближе. Это официальная версия. Неофициальная - проверяет на вшивость, собственно, зачем она здесь и находится. Перетереть пару дел с криминальным авторитетом для Уэйта не составит никакого труда, даром что он два года втирался в доверие Вито и успел уже многого навидаться.
- Да, - открывать фибры своей широкой и щедрой души на первом свидании андербосс не собирался. Поэтому и ответ получился сухим и каким-то "на отъебись". Благо, человек из сервиса казино уже довел парочку до одной из приватных комнат для игры в покер, где их и ждал Сальвиатти.
Вот он сидит - типичный образ киношного мафиози. Грузный, лет под 60, в костюме, стоящем целое состояние, пьет виски, курит дорогую сицилийскую сигару, а на толстых волосатых пальцах - пара золотых перстней с камнями. Джон еле удержался, чтобы не сморщиться, и деликатно отодвинул Анне стул напротив мафиози, тут же уловив ушами:
- Охооо, вот и наш американец! - ни тебе привет, ни тебе дружных семейных обнимашек, ни даже Анне руку поцеловать. Голос у Сальвиатти был донельзя прокуренный и басовитый, такими голосами обычно разговаривают враги супергероев в фильмах, и это еще больше добавляло Лос-Анджелесскому дому какого-то отвращения.
- Дон Сальвиатти, при всем моем уважении, - спокойно начал Уэйт, усаживаясь рядом с Анной и выкладывая папку с документами на стол, затянутый зеленой тканью. - Каким бы огромным и бездонным он ни был, я не потерплю наездов даже от океана, - первым делом - показать, что у тебя тоже есть гордость, пусть ты и "американец" (что уже звучит для мафиози как плевок в лицо).
- Смотри-ка, какой языкастый, а? - Сальвиатти хрипло засмеялся, обнажая зубы, и кивнул Анне, мол, откуда такое вылезло. - Да, синьора Донато, Вам мое почтение, - Сказано было на итальянском, но Уэйт сразу понял суть фразы, которую принял как личное оскорбление. Во-первых, не по этикету было разговаривать на чужом языке в присутствии людей, которые этого языка и не знают, а во-вторых, сама фраза прозвучала как сожаление, что-то в стиле - бедная Аня, и тебе приходится с ЭТИМ якшаться. Джон тихо выдохнул, держа себя в руках.
Марко Сальвиатти можно было понять - он находился на своей территории, а дома, как известно, и стены помогают. И только то, что Сальвиатти был здесь полноправным хозяином, не давало Уэйту повода начать разговор на повышенных тонах. А, возможно, и применить грубую мужскую силу. Обстоятельства, складывавшиеся не в их пользу, и Анна - какая ни какая, а все-таки леди. 
- Дон Сальвиатти, - твердо сказал андербосс Сакраменто, не желая, чтобы Донато впутывалась во все их дела. - Если позволите, то к делу мы перейдем только тогда, когда Вы проявите подобающее уважение к синьоре Донато и ко мне лично. У нас вагон времени, мы можем подождать, - Джон откинулся на стул, не отрывая взгляда от глаз Сальвиатти. Пара секунд игры в гляделки, наконец, Марко моргнул и забасил:
- Карло, принеси достопочтенным гостям лучшего сицилийского вина! - один-ноль в пользу Донато, но игра только началась. - Сыграем в покер, как мне тебя называть... Синьор? Господин? Мистер?
- Джон, - отрезал Уэйт, наблюдая, как только что подоспевший служка ставит на середину стола поднос с бутылкой и тремя бокалами. Глаз четко следил за тем, как разливают вино, и нет ли подозрительного осадка на дне.
- Сыграем в покер, Джон? На кон поставим... - Сальвиатти хлопнул рукой по документам. - Ваши денежки, - андербосс бросил быстрый взгляд на Анну, взял свой бокал и маньячно улыбнулся.
- Сыграем.

На другом конце города, в порту, двое высоких и крепких солдат из семьи Сальвиатти блуждали между доками, выискивая нужные контейнеры. Наконец, после пятнадцати минут матов и клятв убить "этих Донато" заветные ящики показались из-за угла, и мужчины быстрым шагом направились прямиком к ним.
На руках у них был чемодан с инструментами для взлома контейнеров, и через еще одну порцию матов, заветный груз был взломан. Внутри первого контейнера лежало семьдесят единиц огнестрельного оружия - в основном, штурмовые винтовки.
Тот, что повыше, усмехнулся, освещая фонариком то, что принадлежит Донато, и кивнул второму:
- Вызывай наших, мы нашли то, что искали.
Счет сравнялся. Теперь Сальвиатти знали, каким оружием и в каком количестве пользуются Донато.

Отредактировано John Wait (2012-08-16 04:12:01)

+1

5

- Вы даже не успеете соскучиться по мужу, как уже будете дома.
Анна покосилась на Джона, но ничего не сказала. В ее голову внезапно закралось подозрение, что он не воспринимает ее серьезно. То есть, на самом деле, это было неудивительно. Ее никто и никогда не воспринимал всерьез: все видели перед собой пухлогубую девочку-красавицу, со щек которой еще не сошел подростковый румянец. Салон, открытый Анной, еще не был популярным, хотя она дневала и ночевала там, а значит - никакого особенного веса Анна в городе не имела. Немудрено, что на нее смотрели, как на приятное для глаз дополнение к Витторе - а некоторые даже говорили о том, что мол синьора Донато будет и рада, если ее дражайший супруг скоропостижно скончается от рук неприятелей. Анну такие инсинуации ужасно раздражали, но что она могла поделать? Поэтому она молчала, поджав губы, и думала, что, возможно, настанет и тот день, когда ее мнение будет чего-то стоить.
Вот и сейчас Анна не стала пытаться разубедить Джона - что в этом толку? Но когда-нибудь он поймет, что Анна  не просто красивая кукла, она, пожалуй, нечто большее.
Дверь кабинета открылась перед ними, Анна вошла первой. Сальвиатти сидел за столом - черный фрак, волосы, прилизанные гелем, сигара, которую он, кстати, и не вздумал потушить при виде женщины, и драгоценные булыжники на пальцах - работы ноль, а золота вагон. Донато, недавно только начавшая заниматься ювелирным делом, уже видела, что на самом деле никакой ценности кольца не представляют, так, вложение капитала.
- Вам мое почтение.
Анна немного склонила голову и отозвалась на английском:
- Приветствую, дон Сальвиатти.
Сальвиатти явно не понравилось, что Анна не ответила ему на итальянском, и тем самым не уела Уэйта, который в родном языке Донато ни бельмеса не понимал. Но простите, кто же дискредитирует своего помощника в глазах противника?
И потом. Между семьями Донато и Сальвиатти шла холодная война. То есть, при встрече представители семей мило улыбались друг другу, но за спиной...что творилось в чертовом Лос-Анджелесе! А трупы, которых полиция вылавливала из реки Сакраменто? Да еще это оружие, будь оно неладно. В общем, никакого почтения Анна к Сальвиатти не испытывала, а вот трепет, пожалуй, был. Дай бог ей пережить эту ночь, ей, Джону и всем остальным ребятам из Сакраменто.
Анна села на стул, предложенный ей Джоном,  посмотрела на Дона с непроницаемым лицом. Новый помощник мужа ее приятно удивил: спуску Сальвиатти он не дал, и Дон сейчас щурился, как кот, которому прищемили хвост. Впрочем, параллель неверная, чего Марко было бояться? Он был дома, и вряд ли выпады Джона могли бы его задеть.
- Синьор Сальвиатти, - твердо сказала Анна, - Я попросила бы прекратить эти ненужные споры и перейти к делу.
Дон кивнул, а потом снова повернулся к Джону. Анна чуть не задохнулась от возмущения - ах, какое неуважение! Старый прохвост имел представление о хороших манерах, но явно не хотел распылять их попусту на Анну.
- Сыграем в покер, Джон?
Анна сжала в руках бокал с вином - она не любила вино, пусть даже это было пенистое Ламбруско, как ни странно - сухое (его на экспорт не отправляют, итальянцы и сами охочи до хорошей выпивки). Играть по правилам, навязанным Сальвиатти, не стоило. Тем более, на деньги семьи Донато. Не делай глупостей, Джон.
- Сыграем.
Черт. Анна выдохнула, откинулась на спинку стула, про себя подумав, что могли и кресла поставить для важных-то гостей, и поболтала вино в бокале. Пить она его не хотела - как и вообще пробовать что-то из рук Сальвиатти, но не взять бокал - выказать неуважение, а Анна опускаться до уровня Марко не хотела.
- Я не думаю, что это такая уж хорошая идея, - начала она, стараясь не показывать, как ей неуютно в это месте, да и вообще, в Лос-Анджелесе, - Мы рассчитывали на быстрое подписание бумаг...
- Голубушка, - добродушно воскликнул Марко, - Мы только одну партию! Я уверен, Вам понравится наблюдать за нашей игрой.
- Да уж, - выдохнула Анна, сложив руки на груди, - Я хотела бы завершить все дела побыстрее.
- Ну так и сделаем, - заверил ее Сальвиатти, покосившись на Джона, - Заранее извиняюсь за бахвальство, но я очень и очень хорош в покере.
На Джона он не смотрел, обращался только к Анне, и ее это опять разозлило. Анна растянула губы в улыбке и кивнула:
- Ну что ж, если только недолго.
Она встала со стула, поправила платье, потом на секунду положила руку на плечо Джона, и отошла к окну. За стеклом шумел город, город, который никогда не спит. И Анна с внезапной грустью подумала, что вся эта авантюра добром не кончится.

+1

6

- Заранее извиняюсь за бахвальство, но я очень и очень хорош в покере.
- Только не забудьте потом добавить к ставкам свои извинения, дон Сальвиатти, - табличка с надписью "сарказм и ирония".
- Мы упростим правила до невозможности, Джон, - Сальвиатти выдохнул дым, стряхнул пепел с сигары и протянул колоду в сторону Анны. - А чтобы ты не упрекнул меня в подвохе... Синьора, будьте так любееезны... - у Уэйта чуть не слиплось в одном месте от его карамельных интонаций. - Раздайте карты. Каждому по пять. Играем в... Допустим, три круга. Кому повезет больше - тот и на коне, - Сальвиатти ухмыльнулся, снова обнажая свои кривые зубы, а Джону отчаянно захотелось принять душ. Желательно с хлоркой. И желательно из серной кислоты.
- Можно уже начинать Вас упрекать? - Уэйт вздохнул, глядя, как Анна своими аккуратными пальчиками ловко тусует колоду и как заправский крупье раздает каждому по пять карт.
- Можете уже начинать праздновать мою победу. Вам же не привыкать проигрывать, да, Донато? - Сальвиатти всем своим телом подался вперед и ехидно прищурил глаза. Джону показалось, что стол затрещал по швам от такой туши.
Если сказать честно, а вы ведь заметили, что сегодня мы с вами предельно откровенны, то Уэйт в покер играл только два раза в жизни, и все эти два раза безоговорочно проигрывал, хоть и считается, что новичкам везет во всех их начинаниях. Но то ли начиналка сегодня уже не работала, то ли фортуна повернулась к андербоссу своей филейной частью (вот как Анна, например) - мафиози почему-то отчетливо понимал, что расклад у него самый что ни на есть дерьмовый. И спасти его может только чудо.
Увы, некоторое время спустя, чуда не произошло.
- Сет.
- Каре, - после дуэли глаза в глаза, мужчины одновременно выложили карты значениями вверх. Два-один в пользу Сальвиатти, который сейчас сидел и давил тупую лыбу во все свои три зуба. Уэйт отхлебнул внушительный глоток вина и поморщился - ему никогда не нравились эти приторные соки, а вот Анна, кажется, наслаждалась, мечтательно глядя на документы.

Собственно, случилось то, что и должно было случиться: Джон всрал все три захода, и спокойно выдохнул, откладывая демонские карты как можно дальше от себя. На Анну он мысленно обиделся - долбанная содержанка не принесла ему удачи, и только и делала, что поторапливала и указывала на то, что все эти игры - полная хуйня. В своей изящной дипломатичной манере, разумеется.
- Ну а сейчас мы поговорим серьезно, - за картами на край стола последовал опустошенный бокал, и мужики занялись тем, ради чего, в общем-то, и собрались здесь - принялись мериться яйцами.

- Два умных и хороших человека всегда могут договориться, - расплылся в улыбке Сальвиатти, пожимая Джону руку, когда полтора часа спустя все мутки были закончены. - Передавайте привет Витторе.
- Непременно, - через зубы выдавил Уэйт, борясь с желанием вытереть руку после рукопожатия об подол Анны. Вито просто усрется там от счастья.
- Всего хорошего. Карло, неси еще виски!
- И Вам того же, - Сальвиатти остался в комнате, а Анна и Джон как можно быстрее направились вон из этой обители зла.
На улице их ждали верные секьюрити, которые тут же побросали сигареты на асфальт, завидев парочку, выходящую из казино. Один из охранников открыл Донато дверь внедорожника, и, усаживая доновскую жену внутрь, Уэйт предупредил как можно тише:
- Будьте осторожны. Если почувствуете что-то подозрительное - сразу сворачивайте с дороги и звоните мне, - увы и ах, Джону так и не удалось раскрутить Вито на шпионские штучки типа жучков или микронаушников - мафия еще была далека от прогресса, поэтому и приходилось пользоваться подручными средствами. - А в общем, все нужные инструкции есть у водителя. Я еду в порт, ждите меня с грузом завтра к обеду. Приятного перелета, - и, не дождавшись, пока Анна начнет возмущаться, Уэйт быстро закрыл дверь и похлопал рукой по корпусу машины. Кадиллак тут же двинулся с места.

- Это они? - щурясь в темноте, спросил у Френка Джон, и чиркнул зажигалкой, прикуривая сигарету.
- Так точно, - отрапортовал поддувала, разглядывая контейнеры.
- Хорошо, грузите, - один из солдат Донато, стоящий позади Уэйта, окрикнул крановщика и мощные тросы тут же заскрипели, двигаясь в их сторону. На пристани стоял корабль - не слишком большой, но вполне годный для того, чтобы их груз не утоп в пучинах Тихого Океана.
- Стоп... - андербосс вдруг напрягся, делая шаг к контейнеру. Парень за ним махнул крановщику и крюк медленно остановился, угрожающе раскачиваясь над головами донатовских орлов. - Здесь нет пломбы, - Уэйт прошелся пальцами по замку, обменялся взглядами с ребятами, и резко дернул дверь на себя, тут же отскакивая в сторону. Дула пистолетов солдат моментально были направлены на темноту внутри контейнера.
- Фонарь, - Джон выбросил сигарету, сплюнул и протянул руку, принимая в ладонь свет. Шагнул внутрь, держа оружие наготове...
- Гнида, я так и знал, что он нас наебет! - контейнер был девственно пуст. - Проверьте остальные!
- Бля, босс, тут нигде нихера нет, - через пару секунд послышался голос Френка.
- По машинам! - запихивая пистолет за ремень брюк, выкрикнул Уэйт и первым понесся к джипу, поджидавшему их у шлагбаума, через который в порт въезжают все грузовики. Думать о том, что он прокололся на таком плевом деле, Джон не хотел, тем более все так прекрасно прошло на глазах у Анны. И тут его долбанула током новая мысль...
Усаживаясь за руль, андербосс клацал по кнопкам, ища номер Донато. Анна почему-то долго не брала трубку, а когда наконец ответила, то на другом конце провода послышались звук взрыва и помехи, за которыми последовали гудки.
- Твою мать! Там покушение! - что есть силы, Уэйт ударил по рулю и заорал остальным во все горло, - Вызванивайте остальных! БЕГОМ!!! И не отставайте от меня ни на миллиметр! - мафиози дал по газам. Радар внутри Джона, настроенный на неприятности и красивых незамужних женщин (что в сущности одно и то же), зашкаливал, указывая Уэйту путь. Вскоре процессия из трех кадиллаков вывернула на шоссе, что идет к аэропорту и помчалась, что есть мочи вперед.

+1

7

Пока мужчины мерялись яйцами, Анна недовольно стучала носком туфельки по дорогому наборному паркету. Нет, тут все понятно – два брутальных альфа-самца решили померяться силой, да еще и женщина в комнате, как же не побахвалиться, но серьезно – Анне было очень неуютно в этом городе, а Сальвиатти так и совсем напоминал ей добрую бабушку из сказки братьев Гримм «Ганзель и Гетель». Улыбался очень кровожадно он.
- Раздайте карты. Каждому по пять.
Анна не умела играть в карты. Ничего в них не понимала, но колоду из рук сального мужчины приняла, негодуя, что он заставляет и ее, и Уэйта играть по своим правилам. Она положила пять карт перед Марко, пять – перед Джоном, втайне надеясь, что у Уэйта хватит ума не проиграть все деньги семьи Донато. Семьи – сказано условно, эти деньги не принадлежали Витторе, они пойдут в общее дело, для создания очередного прикрытия мафии, что-то, разумеется, получит верхушка, так что Джон может проиграть и свои деньги. Так что, видит Бог, Анна молилась, чтобы Джону хватило везения…
Не хватило.
- Вам же не привыкать проигрывать, да, Донато?
- Мы принимаем поражения достойно, - многозначительно протянула Анна на этот неумелый выпад, - Умеем проигрывать.
Сальвиатти покраснел от злости. Он вообще славился взрывным характером, помнится, своих как-то перестрелял за то, что вернулись из Сакраменто без головы Витторе под мышкой. Это ему до сих пор припоминают и свои, и чужие…И Донато, само собой.
Джон отложил карты, Сальвиатти сиял, аки начищенный самовар, а Анна кипела от злости на Марко, на Джона, на Витторе и на весь белый свет.
- Вы закончили? – чуть более резким тоном, чем было позволено, поинтересовалась Анна, - Приступим к делу?
Слава Богу, самолюбие Марко было потешено вдоволь, и Анна с бокалом вина отошла к окну. Пусть мужчины подписывают документы, пусть Уэйт придумывает, как вернуть семейные деньги обратно. А она пока посмотрит на город.
***
Дела были завершены быстро. Если бы не чертов покер, Анна бы уже летела домой, а так только растягивала губы в улыбке, да пыталась выдернуть свою руку из цепкой хватки Сальвиатти. Она чувствовала, что ненавидит он ее по одной простой причине: она – жена Донато. Если бы она жила здесь, в Лос-Анджелесе, этот боров с радостью бы подмял ее под себя, во всех известных смыслах. Но вот только Анна не любила свиней, особенно таких, как Марко. Поэтому она улыбнулась в последний раз, убрала руку за спину, незаметно вытерла ладонь о платье – потные ручонки Сальвиатти оставили на ее ладони неприятный след, потом развернулась и пошагала к выходу из казино.
В ее голове крутились слова, которые она скажет Витторе. Разумеется, о новом помощничке, который умудрился проиграть их же деньги этому мерзавцу из мафии Лос-Анджелеса. Внимательнее надо партнеров выбирать, внимательнее, Виктор, еще внимательнее. В нашем деле полагаться на ненадежного помощника никак нельзя, а Уэйт Анне доверия не внушил. То есть, от слова совсем.
Она неприязненно покосилась на мужчину, который шел рядом с ней, язвительных замечаний себе не позволила, но хмыкнула весьма и весьма красноречиво. Ответный взгляд, который Джон бросил на Донато, говорил о том, что чувства этой парочки взаимны и еще как. Неплохой тандем – непрофессионал и подстилка под богатого мужика?
Дверь казино распахнулась перед ними, Анна вышла первая, передернув плечами – однако, прохладно становится на улице. Или это она так разозлилась, что холодный воздух не просто успокаивает, а заставляет поежиться?
- Благодарю, Сэм, - бросила Анна охраннику, который открыл перед ней дверь, потом села в машину и захлопнула за собой створку, оборвав Уэйта на полуслове. Она была в бешенстве. Что этот парень себе позволяет?
- Да уж, приятного, - сквозь зубы прошипела Анна и прикрикнула на водителя, - Ну что ты стоишь? Езжай!
В этот же момент Джон хлопнул по черному, блестящему боку каддилака, и машина поехала вперед. Анна нашла под сиденьем телефон, набрала номер мужа, и, не дав ему даже поздороваться, зашипела, как рассерженная кошка:
- Слушай меня! Я приеду, и нам нужно серьезно поговорить! Мне совершенно не понравилось…
- Вы подписали бумаги?
- Да, но…
- Где Уэйт?
- Ах, Уэйт! – голос Анны взвился к потолку, - Я тебе много чего интересного расскажу! Чем ты только думал, черт возьми?
- Анна, я занят, - муж в трубке тяжело вздохнул, - Почитаешь мне нотации дома, ладно?
- ЧТО?!
Анна выкрикнула еще что-то, но с той стороны была тишина – муж положил трубку.
Вне себя от ярости, Донато стукнула носком туфельки по сиденью впереди. Водитель тактично сделал вид, что не заметил тычка, а Анна откинулась на кожаную спинку сиденья и тяжело выдохнула. Вот и съездила в Лос-Анджелес.
***
- Пабло, ну что? – Сальвиатти выпустил изо рта дым колечками, отложил сигару. Парень, стоявший перед ним по струнке, деловито сообщил:
- Груз мы забрали. Люди Донато сейчас направляются в порт, а Анна едет в аэропорт.
- Ох мне эта мелкая сучка, - протянул Марко, побарабанив пальцами по столу, - Но все будет так, как мы договаривались?
Впервые на лице Пабло проступила кровожадная ухмылка. Он сложил руки на груди и с жаром отозвался:
- О, да, синьор, до аэропорта она не доедет. И помощник Витторе тоже, несколько позже.
- Отлично-отлично, - невнимательно пробормотал Марко. В кабинет уже вошли две девушки в черных коротких платьях. Они широко улыбались, одна потрогала пальчиком декольте. Марко хищно ухмыльнулся:
- Проследи за всем этим. А сейчас прочь.
Парень кивнул и вышел из кабинета.
***
Каддилак несся вперед, рассекая ночной воздух. Частный самолет уже ожидал Анну в аэропорту, а она с таким предвкушением обдумывала, что скажет Витторе, а главное – какими словами.
Внезапно машина притормозила. Стекла были тонированы, и Анна так и не увидела, что случилось.
- Сэм? – обеспокоенно спросила Анна, - Что случилось?
- Все в порядке, синьора…
Телефон зазвонил. Анна увидела на экране имя Джона и отвернулась – говорить с ним не хотелось.
Машина, едущая впереди, наполненная охранниками, остановилась. Анна сжала губы, осмотрелась по сторонам.
- Сэм?
- Да?
- Дай мне пушку. Немедленно!
Сэм не стал противиться, он достал из кобуры пистолет и протянул его Донато. Анна успела только заглянуть в магазин, как внезапно раздался хлопок. Тихий, девушка чуть различила его среди шума ветра и шелеста листьев – они стояли на ночном шоссе.
- Почему мы не едем?
- Сейч…
И в небо взвился столб огня. Ошеломляюще яркий, он улетел вверх, а потом внезапно машину, в которой сидела Анна, немного откатило назад. Еще секунда – и повылетали стекла – осколки оцарапали грудь и шею, застряли в волосах. Анна прижала руку к губам, а водитель нажал на газ.
Телефон снова зазвенел, и Анна тут же отозвалась на звонок.
- Дерьмо, Джон! – выкрикнула она, - Что происходит?
Сзади послышались автоматные очереди. Сэм мгновенно перескочил назад, пригнул голову Анны к себе так, чтобы пули не задели ее. В другой раз Анна бы обязательно пошло пошутила над своей позой, но не сейчас. Телефон выпал из рук, свалился куда-то вниз, а машина, бешено визжа шинами по асфальту, свернула в кювет, и остановилась там, встретив капотом дерево. Наверное, кто-то прострелил колесо.
Водитель не подавал признаков жизни – его лицо было залито кровь, а присмотревшись, Анна увидела, что его вдвинуло вглубь, ближе к капоту.
Сэм схватил пистолет, перезарядил его. Открыл дверь, вытолкнул Анну со словами:
- Вперед! В лес!
А стоит ли? – внезапно подумала Анна, - Джон не успеет сюда, и я точно здесь умру!
Она увидела, что подол ее платья тянется по земле – и когда она успела его порвать? Анна схватилась за конец ткани, дернула. Не рассчитала немного – потому что теперь ее ноги были прикрыты до середины бедра – никак не длиннее. Но так удобнее бежать по чащобе, что Сэм и собирался делать.
Он больно перехватил запястье Донато и потянул вперед, Анна заметила, что несмотря на то, что бегут они по лесу, шоссе хорошо просматривается – видимо, охранник лелеял надежду, что Уэйт таки подоспеет вовремя и спасет их. Зряшная мечта, - подумала Анна и побежала вперед, за Сэмом. В руке она продолжала сжимать пистолет. И когда сзади послышался треск - выпустила пару пуль. Услышала визг - кажется, попала.

+1

8

Дым он увидел еще издалека, хоть и была беспроглядная темень, но фонари освещали шоссе и несколько машин, раздробленных всмятку впереди. Уэйт надеялся, что фигуры, которые носятся вокруг кучи металлолома - их люди, а потом увидел как мужчина за руку тащит женщину в лес. За ними тут же направились четыре человека, и понял, что блицкриг продолжается. Оставалось только надеяться что тот, кто затаскивал Анну в кусты - принадлежит Донато. А если нет?... 
Джон резко дал по газам, сворачивая руль в сторону - кадиллак уехал в кювет, поцеловавшись носом с землей. Мимо проскочили машины своих людей, что следовали за ним, но андербосс не успел выскочить и как-то хотя бы помахать им, чтобы те разворачивались. Ладно, ладно, как их там учили на этих долбанных сборищах в полиции перед началом операции: импровизировать, менять план и на ходу решать проблемы. К черту оружие, к черту Сальвиатти, к черту его хренов наеб, главное сейчас - найти Анну, найти и хотя бы доставить ее в какое-нибудь более менее безопасное место. Как вернуться домой - они будут решать потом.
Джон выскочил из машины, захватив из бардачка два пистолета, и между деревьями побежал к месту взрыва. Там уже шла настоящая бойня, были слышны крики, выстрелы и звуки ломающихся позвонков. Прямо как во времена Диллинджера - типичная гангстерская перестрелка, кто-то прикрывался машиной, кто-то врагом, а кто-то особо отважный бездумно лез прямо на мечи, пробуя себя в спарринге один на один.
Вы только не подумайте, что Джон как последний трус отсиживался в укрытии, просто сейчас его жизнь и правда была в приоритете. Он глубоко выдохнул, поджидая момент, и когда драка приблизилась к своему пику, и на него мало кто обратил бы внимание, появившись он там, Уэйт скрестил пальцы и сделал рывок к машине, в которой ехала Анна.
Внутри находилось тело водителя, и это был еще один пункт в поддержку того, что Донато в лес утащили злоумышленники. Но по крайней мере, в последний раз он видел ее живой. Может быть, Сальвиатти ударила моча в голову и он потребует выкуп за Анну или что-то еще в этом роде, и это был бы самый замечательный вариант в их положении. Потому что, если верить очевидным фактам, удар был нацелен именно на нее, а не на него, Уэйта. Шипя от боли, ибо осколки разбитых стекол впивались в руки, андербосс заполз внутрь - он точно помнил, что где-то под креслами должны быть бронежилеты, сложенные на всякий случай, и вот именно на этот "всякий" случай, водителю и даны были инструкции - как в самолете, в первую очередь надеть броню на Анну, потом на себя. Но водитель был мертв, жилеты лежали на месте, а Анны и след простыл. Попеременно глядя в заднее стекло и наблюдая за ходом махача, Джон кое-как вытащил один бронежилет и выполз из машины, тут же опускаясь на землю. Рядом пролетел какой-то мужик, лица которого мафиози не знал, значит, не их. Тут же за ним прибежал Френк, на ходу выпуская ему в голову пол обоймы.
- Тебя заметили, - не поворачиваясь к Уэйту, шикнул телохранитель, перезаряжая пистолет. - У них наше оружие.
- Да что ты говоришь? - попытался отшутиться Джон, вытягивая шею в сторону эпицентра драки. На них уже бежали трое человек. Френк выпустил еще пару пуль и привалился к двери машины рядом с Джоном.
- Двое наших убиты. Водитель не в счет. У них численное превосходство.
- Все на месте?
- Сэма нет, - а вот тут Джон искренне так поблагодарил небеса. - Те, кто здесь были, пока мы не приехали, сказали, что они с Анной убежали в лес, - Уэйт уже активно застегивал на себе бронежилет, не сводя глаз с мертвого тела, что лежало перед ними. У человека на поясе висело две гранаты (их гранаты), а рядом валялся автомат. - За ними еще четыре человека. Как понимаешь, не наши.
- А этих сколько?
- Человек пятнадцать.
- Справитесь без меня?
- Обижаешь, шеф.
- Хорошо. Но если что - отходите. Я попробую найти Анну и довести ее до маяка. Найдите лодку иди еще что-нибудь и ждите нас там, сколько бы не пришлось, - Френк кивнул. - Прикрой меня, - шепнул Уэйт, мысленно досчитал до трех, смотря, как Френк тут же поднялся из-за кузова машины и начал палить по всем без разбору.
...три!
Один рывок к мертвому - автомат на плечо, гранаты по карманам, и там даже нашелся один полный магазин патронов. Второй рывок в лес - вот здесь лежит кусок платья Анны, значит, бежим на Восток.

Пару минут спустя, Уэйта посетила паническая мысль о том, что он заблудился. Картографическим кретинизмом он не страдал, но вот в темноте видел плохо - как и все обычные люди, в общем-то. Помог как всегда случай. Вдалеке послышались выстрелы и тихий вскрик, а потом гробовая тишина - туда и понесся Джон, на подходе замедляя бег.
Держа оружие наготове, андербосс старался шагать как можно тише, и тут услышал тихий-тихий треск ветки в паре шагов от себя. Резко повернул голову и увидел их двоих, сидящих под какой-то корягой.
Без единого слова, Джон приземлился на колени рядом с Анной и принялся как можно быстрее стягивать с себя бронежилет. Сэм в это время руками показывал, где спрятались враги.
Бросив броню Донато, Уэйт проверил, на месте ли гранаты и еле слышным шепотом сказал, глядя Анне прямо в глаза:
- Аня, послушай меня внимательно, сейчас я подам знак, и вам с Сэмом нужно будет бежать. Очень быстро и не оглядываясь, поняла? Все равно в какую сторону, но главное - как можно быстрее, - Джон помог девушке одеть на себя бронежилет, скинул Сэму пистолет, снова высчитал до трех, резко поднялся и под крики охранника:
- А какой будет знак?! - выдернул чеку из гранаты, на бегу выбрасывая ее сторону. Преследователи схватили наживку и тут же побежали за ним.

Не сказать, что Джон плохо бегал. Он вообще отлично бегал, и довольно быстро, но недавно полученное ранение начинало о себе напоминать.
Первые минуты Уэйт несся аки молодая гончая, иногда вжимая голову в плечи, слыша на собой выстрелы, с грациозностью лани перепрыгивал через стволы свалившихся деревьев и даже не чувствовал отдышки. Но потом кольнуло где-то в легком и андербосс понял: началось. Следующие сто метров мафиози бежал по инерции, сжимая зубы от адской боли и пытаясь дышать как можно меньше - каждый вдох был похож на раскаленную лаву внутрь. Он помнил, что скоро наступит момент, который в народе окрестили как "второе дыхание", но момент почему-то оттягивал встречу с телом Уэйта все дальше и дальше.
Наконец, Джон резко свернул и привалился к какому-то дереву, пытаясь отдышаться. Преследователи пробежали мимо, и андербосс развернулся в противоположную сторону от них, пытаясь на последних силах уйти как можно дальше.
Но те тоже идиотами не были - рассредоточились и разбежались в разные стороны, один из них как раз по звукам активно приближался к Уэйту.
Ну и на кой хрен я набрал столько амуниции? - автомат отвешивал плечо, и при других обстоятельствах Джон бы над собой как следует посмеялся. На учениях в полиции таскал на себе по сорок кило обмундирования, да еще и препятствия с ними проходил без проблем, а тут уже почти умер от какой-то ружбайки весом кило три максимум.
Собственно, сейчас наступила часть "на ходу решать проблемы". Андербосс подпрыгнул, схватился за ветку и как можно тише залез на дерево, притаившись меж ветками. Человек Сальвиатти пробежал мимо, но внезапно в другой стороны Джон уловил странный блеск - то в свете луны отражались украшения Анны.
Блллллять.
Солдат моментом услышал шаги и тут же повернул в ее сторону, и Джон даже обрадовался, что все-таки не зря таскал на себе винтовку. С первого выстрела он снял мужика, а потом услышал вдалеке крики остальных - с фатальной неизбежностью они приближались на звуки стрельбы. Уэйту ничего не оставалось, как свалиться Анне прямо на голову, в прямо смысле этого слова, всем своим весом вдавливая девушку в землю и прикрывая собой. Спрашивать о том, где, мать его, бродит Сэм и почему Анна одна - времени не было.
- Тихо, тихо, это я. Потом попрошу прощения, - зубами андербосс выдернул чеку из последней гранаты и отправил в полет прямо на преследователей. - Задержи дыхание, - и еле Джон успел прижать голову Донато к земле, прямо лицом в мокрый мох, как сразу же раздался взрыв, и полетели во все стороны человеческие конечности, ветки и сырая земля, засыпая их обоих в импровизированный камуфляж. Или могилу - тут уж кому как.

+1

9

Бег по пересеченной местности никогда не был любимым делом Анны. Особенно – в платьях, украшениях и на шпильках. Она бежала вперед, ветки хлестали по лицу, царапали кожу, а в голове настойчиво всплывали слова: «Ну вот видишь, Витя, я же говорила?». И хотя Анна по натуре не была женщиной-пилой, сейчас ей очень хотелось позвонить Вито и сказать: «И что ты теперь будешь делать? Перестреляешь весь Лос-Анджелес? А я сгнию где-нибудь под кустом в местном лесу». Разумеется, делать так Анна не стала – ей мешали пули, свистящие над головой, да и телефон она где-то потеряла. Неудачница, что и говорить.
Но если вы думаете, что неприятности Донато на этом закончатся – казалось бы, пора бы, куда ж дальше-то – вы ошибаетесь. Потому что туфли за пару тысяч долларов вовсе не приспособлены для забега по лесу. И когда каблуки сломались – сначала один, а потом и второй – Анна не смогла удержаться на ногах и полетела на землю. Чудом не напоролась на ветку, ударилась грудью и задохнулась на секунду. А Сэм уже тянул ее вверх, сжав запястье так, что кости захрустели. Анна только ойкнула от боли, когда браслет впился в кожу, но послушно поднялась. Теперь бежать можно было без каблуков, и это плюс. Но босиком по лесу – это минус.
- Сэм, - выдохнула Анна, - Не…могу…больше.
- Не время, - сквозь зубы ответил парень и оглянулся. Прицелился, выстрелил. Сзади послышался звук падающего тела, а Анна, словно подхваченная лавиной, уже неслась вперед. Оказывается, если позади тебя человек с автоматом, и его цель – ты, бежать становится проще и даже как-то легче.
Впрочем, заблуждаться насчет своей физической формы не стоило. Анна осилила еще метров пятьсот, но потом остановилась. Губы пересохли, прическа растрепалась, а грудь судорожно болела – от удара и от нехватки кислорода. Было видно, что и Сэм подустал, но он готов был еще бежать вперед, а Анна – нет.
- Я не могу, - прохрипела она и сделала пару шагов вперед. Под ногой треснула ветка, Анна закрыла глаза с видом «убейте-меня» и замерла на месте, взмолившись всем известным ей Богам, чтобы неприятели треска не услышали.
Ей было страшно. Впервые страх трепетал в груди как птица, которой отрезали крылья, впервые руки тряслись, а ноги подкашивались от ужаса. В Палермо три года назад тоже было страшно, но все же тогда рядом был Витторе. Сейчас Анна одна, если не считать Сэма, Джон незнамо где, а позади – сотня (ну или сколько их там) враждебно настроенных людей, которым плевать, что ты молодая женщина. Они хотят одного – твоей крови, и щадить тебя никто не будет. И ты понимаешь – сколько ни беги, но они догонят тебя и убьют. Бывали ситуации и похуже, но вот так сразу Анна вспомнить не может. Черт.
- Анна, - Сэм отбросил всякое «вы» и протягивал Донато руку, - Если мы будем бежать дальше, мы собьем их со следа.
Он шептал тихо, но Анне показалось, будто он вопит – все это, разумеется, от страха. Она покосилась на него, а потом указала пальцем в сторону чащи – им не стоило больше сторониться гущи леса, бежать около шоссе – самоубийство.
- А если Джон…?
- А если нет? – резонно спросила Анна и первая быстрым шагом пошла в сторону чащи.
Ступни кровоточили – Анна даже не смотрела на них, она чувствовала, что вконец изрезала себе ноги о ветки и прутики, что валялись на земле. Но нюниться времени не было, и Анна споро пошагала в сторону чащи. Минутой спустя Сэм, пожимавший плечами, присоединился к ней.
А сзади послышались выстрелы, потом крики, и обилие их наталкивало на мысли, что Уэйт и Ко таки подоспели к побоищу. И Анна уже совсем была готова развернуться и дать деру вперед, чтобы скорее скрыться за спинами парней Витторе – и это было поистине самым умным, что могла придумать девушка в этой ситуации, но Сэм разгадал ее порыв. Он вцепился в плечо Донато и зашипел ей на ухо:
- Не сходи с ума. Нам туда пути нет, мы наткнемся на враждебные стволы.
И то правда, - грустно подумала Анна, устремляясь вперед. Она покосилась на крепкие ботинки Сэма, но ничего не сказала, хотя он мог бы предложить ей свою обувь, ну или хотя бы носки – потому что все ноги Анны были в крови, и это уже даже было видно невооруженным глазом. Мужчины такие мужчины.
И снова бежать, снова чужое дыхание в затылок. А потом внезапно голову пронзает острая боль. Анна невольно отшатывается и кричит – потому что боль похожа на удар ножом, на жидкий огонь, полыхающий на теле. Сэм, молниеносно развернувшись, в упор стреляет в человека, который стоит позади Ани, а в руках его блестит сережка Донато – мужчина вырвал ее из уха, и теперь разорванная мочка кровит, и красные капли стекают вниз по шее, пропитывают платье, но что теперь то платье – оно испорчено. Анна с внезапной тоской думает, что оно может так статься, что это платье станет ее саваном.
Ухо болело неимоверно, и Анна даже всхлипнула от страха, прижимая ладонь к покалеченной мочке.
Сэм что-то сказал, а потом подхватил Анну и засунул ее в кусты. И снова Анна могла бы пошло пошутить, но не стала. Ей было больно и страшно – какие уж тут шутки?
Анна скорячилась под корягой – какой каламбур – и вот в таком положении ее и нашел Джон. Честное слово, не было еще человека, которого Анна была бы рада видеть больше. Сейчас она забыла о первом впечатлении, она была счастлива видеть его, и Уэйт был сейчас помесью Геркулеса, Геракла и Посейдона – почему Посейдона? Анна только его вспомнила.
- О, Джон.
Мужчина стянул с себя бронежилет, водрузил его на плечи Донато, и сейчас она не стала говорить – а как же ты? Наверное первый и последний раз она проявила здоровый эгоизм и не стала что-то говорить. Она послушала Джона, кивнула. А потом вскочила и побежала – зажимая рукой раненое ухо, вскрикивая от боли в ступнях, она летела вперед, судорожно припоминая, через сколько должна взорваться граната и какой у нее радиус поражения. Умирать не хотелось, особенно от осколка гранаты, и поэтому Анна рухнула на землю, прикрывая голову руками.
И тотчас послышался взрыв. Уши заложило, и внезапно вокруг стало так тихо, что Анна, удивленно приподняв глаза, шепотом спросила у Сэма, и сама не услышала своих слов:
- Что случилось?
Но Сэм не слышал ее. Он стремительно истекал кровью. Осколок гранаты, а может, вовсе и не он, угодил ему в шею. Сэм по-рыбьи разевал рот, пытался что-то сказать, но из горла хлестала кровь, она заливала его рубашку и костюм, а из глаз парня медленно уходила жизнь. Он моргнул последний раз и затих – только ноги дернулись в конвульсии.
Анна так и лежала, бездумно разглядывая того, кто еще минуту назад был жив, защищал ее и старался спасти. Теперь он валялся на траве бесформенным кулем, и Анна подумала, что, возможно, она следующая.
Она встала, уцепившись за дерево, и колье на ее шее блеснуло в лунном свете – потому что старуха-луна выбрала таки, стерва, удобный момент, когда выйти из облаков.
И сразу же послышался треск – кто-то шел к Ане. Она зажмурилась. Бежать сил не было, прятаться – тоже. А значит, настало ее время.
«И посмей только не убить тут всех, Витя!»
Тыдыщь. И нет больше никого, только тело перед ней.
Такого страха Анна давно не испытывала. Она принялась пятиться, бешено оглядываясь по сторонам, и чувствуя дрожь в коленях. О, как было страшно!
И когда сверху на нее свалилось нечто, Анна была готова поверить в кару небесную, ниспосланную из рая, чтобы пронзить ее своими лучами света и флюидами добра. Оказалось – нет. Не небесная. Но флюиды добра присутствуют.
Терять Донато было нечего, она прогнулась под Джоном и успела только сделать вдох, когда он ткнул ее головой в мох. Я читаю рэп, бро.
И сзади снова грохот, и уши закладывает снова. Анна чувствует, как по щеке катятся веселые красные капельки из разорванной мочки, слышит хриплое дыхание над собой – и все. Надо же, какой интим. Лес, природа, романтика, бегающие парни с пистолетами, куча крови и мертвый Сэм.
- Джон? Ты в порядке? – спрашивает Аня, потому что дыхание Уэйта ее настораживает. Здоровый человек так не дышит.
И тогда Анна поворачивается под Джоном, вылезает из-под него и хватает за лацканы рубашки:
- Ты в порядке? Смотри сюда, ты не ранен? Где болит?
А все потому, что Анне сейчас больше всего не хочется, чтобы он умер.

+1

10

- Джон? Ты в порядке? - послышался тихий голос Анны из-под Джона, когда он отпустил руку и дал ей снова вздохнуть. Он весь по самые уши засыпан землей и ветками, и возможно, кусочками других людей, но сейчас вокруг стояла такая мертвая тишина, что голос синьоры Донато просто оглушал. А может, это все из-за взрыва.
- Да, да...- тяжело дыша, Уэйт приподнялся на руках над Анной и она тут же схватила его за ворот сорочки, требуя более развернутого ответа. Чертова женская интуиция! Или, может, у Анны медицинское образование?
- Я не ранен, все в порядке, - сквозь зубы прошипел Джон, откидываясь на спину рядом с ней. - Но если у тебя где-нибудь завалялась пара упаковок анальгина, то я был бы тебе очень признателен, - грудь тяжело вздымалась, Уэйт прикрыл глаза, мечтая о традиционных таблетках на ночь, на которых сейчас сидел, как на игле - знаете, как суставы у тех, кто болеет артритом начинают выть на погоду, или что-то типа того. У него это начиналось каждый вечер, и да, оказывается, есть боль, которую невозможно вытерпеть. Даже такому быку, как Джон.
В общем-то, и такой пруф, как "закрыть глаза и досчитать до десяти", ни капли не помогал. Как раз в такие моменты мир больше всего сжимается до места, где болит, в голове начинают крутиться лица и имена тех, кто это сделал, да и вообще, гиблая это тема.
- Как сама? - поднимаясь на выдохе, тихо спросил Уэйт. Идиотский вопрос, на самом деле, поэтому он без зазрения совести, легко покрутил Анну, словно марионетку, в своих руках, самолично проверяя на предмет ранений. Ухо. Ноги. Все остальное вроде цело.
И знаете, что больше всего удивило Джона - Анна не орала, как истеричная старлетка, нет, она стойко молчала, терпя боль, и впервые в жизни какой-то посторонний человек спросил у Уэйта - в порядке ли он. Ну, то есть, если сравнивать с теми шестью месяцами работы телохранителем у какой-то певички, которая визжала по каждому поводу. Кстати сказать, пела она отвратительно. Зато в постели была ничего так.
В общем, за свое мужество Анна заслужила пиджак андербосса, который тут же перекочевал на ее хрупкие плечи. Затем Джон оторвал от рубашки кусок более менее чистой ткани и протянул Донато со словами:
- Приложи к мочке, - и в следующий момент уже расстегивал на себе пуговицы. Нет, вы ничего такого не подумайте, просто темень теменью, а его сорочку, сверкающую ариэлевской белоснежностью можно было увидеть за километр. А когда рубашка была снята, скомкана и брошена на землю, Уэйт старательно измазал ее в грязи, тут же после этого надевая на себя.
- ...нам все равно придется выйти к шоссе, - шепнул мафиози, дотягиваясь рукой до пистолета и одновременно, щурясь, пытался осмотреть периметр на предмет автомата, который отнесло взрывной волной. Джон остановил взгляд на куче человеческих останков и мужика, срезанного им с дерева. - Лучше не смотри туда, - Уэйт проверил патроны, протянул Анне оружие и медленно поднялся, дабы достать автомат, который мерно раскачивался на одной из веток дерева.
А когда автомат был у андрбосса в руках, тот повторил традиционную процедуру с проверкой боезапасов в оном и вдруг услышал тихий треск за собой. Уэйт резко повернулся и замер.
Мужчина держал Анну, закрывая ей одной рукой рот, а второй приставив пистолет к виску. Злодей кивнул андербоссу на автомат, и Джон неторопливо поднял руки вверх, присаживаясь, чтобы медленно положить оружие на землю. Так же медленно поднимаясь, Уэйт не отрывал взгляда от глаз Анны, в которых уже блестели слезы.
- Не бойся, - спокойно сказал андербосс, обращаясь к Донато и все-таки перевел звериные черные глаза на человека Сальвиатти. - Хочешь, я дам тебе совет?
- Заткнись или я нажму на курок, - противник тоже явно не нервничал, похоже, он считал, что в сегодняшней маленькой войне победил Лос-Анджелес, и уже готовился получить круглую сумму в качестве премии от босса за убийство такой важной персоны, как Анна.
- Лучше не совершай глупостей, - закончил Джон, все так же держа руки поднятыми вверх.
Как и всегда, повисло молчание, то самое решающее молчание, а в мыслях Уэйт лихорадочно соображал, что делать, боковым зрением пытаясь зацепиться хоть за какую-нибудь спасительную соломинку.
Вдалеке послышался стремительно приближающийся гул - андербосс узнал его сразу. Вертолет. Конечно, куда же без полиции, которая сует свой нос во все дела, которые только можно и нельзя. И тут над ними что-то щелкнуло, в раз ослепляя ярким светом - прожектор на вертолете. Знаете, Джону всегда говорили, что он родился в рубашке.
И сейчас ему этого хватило, чтобы резко, пока враг еще понял, что произошло, рухнуть на землю, схватить автомат и дать очередью ему по ногам, кое-как не задевая Анну, которая решила последовать примеру Уэйта и тоже отдохнуть на травке, прикрывая голову руками, когда захват на ее лице ослаб. У нее не было силы, но у нее была гибкость и проворство.
Впрочем, нарадоваться этому андербосс не успел - с вертолета были сброшены тросы и славные спезназовцы уже спускались к ним, дабы захватить в свои жаркие объятия.
Мафиози откинул автомат в сторону, вскочил с земли, подбежал к девушке, грубо хватая ее за руку, рывком поднял на ноги и побежал вперед, таща бедную Донато за собой. Интересно, она хорошо подумала, когда говорила Вито "да"?

- Переодевайся, - знаете, когда ходишь по месту, которого не знаешь, всегда оказывается, что ты бродишь кругами. Обычное явление для леса, например. Так и они, внезапно вышли на тело Сэма, пропитанного его же кровью. - Пожалуйста, Анна, не время брезговать! - взмолился Уэйт, наблюдая ужас в ее глазах, и сам принялся снимать с телохранителя одежду. - Ты слишком заметная в этом... - Джон запнулся, подбирая слова. - Виде, - обувь, брюки, пиджак, рубашка, с которой было проделано то же, что и с его сорочкой - старательно вымазанные в грязи вещи были протянуты Анне, и Джон отвернулся, делая пару шагов к другим телам и принялся тщательно шманать их на предмет оружия.

+1

11

офф

Я обещала тебе песню-ассоциацию, помнишь? Держи, вот одна из них, и по совместительству - моя любимая песня. Так вышло, что когда мы познакомились, она у меня играла, и теперь эта песня - твоя.

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/8/e/41acb587.mp3|саунд[/mymp3]
- Но если у тебя где-нибудь завалялась пара упаковок анальгина, то я был бы тебе очень признателен.
Господи, конечно, у нее не было таблеток! Посмотрите на нее – платье заканчивалось на уровне середины бедра, и если присмотреться, можно заметить кружевные стринги под подолом. Все обтягивающее, оно не содержало карманов, а сумочку с ношпой Анна посеяла еще где-то в районе машины. И сейчас Анна стояла и кусала губы – вы не поверите, но насилие было противно ей, а смотреть, как человек мучается рядом с ней – было выше сил Донато. Она протянула руку, просунула ее под локоть Джона, помогла встать – ну или думала, что помогла.
- Я нормально, - вяло отозвалась Донато, но Джона ее ответ не устроил, и Анна завертелась вокруг своей оси, и сразу вспомнился момент из Властелина Колец, когда огромный, жирный, черный, волосатый паук опутывает Фродо паутиной. Он также хоббита крутил. Анна невольно поежилась от сравнения, хотя уж кто-кто, а Джон в этот момент не желал ей зла уж точно.
Джон накинул на плечи Анны пиджак, но, посмотрим правде в глаза, кому это могло помочь? От холода это Анну не спасло, впрочем, пока она его не чувствовала – она только-только восстановила дыхание после бешеной пробежки, и по спине струился пот.
Анна приняла из рук Уэйта лоскут рубашки, зажала кровоточащее ухо, зажмурилась – она нажала на рану, и та взорвалась болью, впрочем, сразу же утихла. А Джон тем временем стал раздеваться.
- У нас всего пара минут, ты уверен, что успеешь? – Анна увидела вытянувшееся лицо Джона и поспешно сказала, - Неудачная шутка, извини.
Столько поводов пошло пошутить – и такой облом. Не твой сегодня день, Анна!
Джон хорошенько втоптал рубашку в грязь, снова натянул на себя. Анна поморщилась – хорошо, что платье было черным и пачкать его не надо было. Анна не любила расхаживать в одежде, перемазанной грязью, это уж точно.
- Ты все, амиго? Тогда пошли, - тяжело сказала Анна и побрела вперед. Ногам было больно до жути, все ступни представляли собой одну большую кровоточащую рану. Представь, что ты русалочка, - твердила себе Анна, - Русалочка.
Через пару минут они с Джоном экипировались, а потом стали решать, что делать дальше. Нужно было выбираться, потому что Лос-Анджелес – не территория Витторе, и скоро сюда подтянуться другие бойцы, если их остатки еще не поубивали всех людей Донато. Дерьмо. Какая-то уж слишком грязная провокация, неужели Сальвиатти после этого еще рассчитывает на какое-то сотрудничество? Анна в мафии кой-какой вес имела, и дел с этим поддонком иметь не желала, и оно понятно: он ведь чуть ее не убил. И судя по всему, попытки прекращать не собирается.
О-оу. И точно. Анна даже не услышала, как сзади подкрался крепкий мужчина.
Он пах травой и потом, руки его крепко прижимали Анну в себе, ладонью он закрывал рот девушки и давил на висок стволом пистолета. Уцелеть в аварии, убежать босиком от преследователей, в полной темноте попасть в неприятеля, выжить после двух взрывов и уцелеть под автоматными очередями – все это для того, чтобы так позорно положить свою голову на опушке леса, да еще попавшись таким позорным образом.
В глазах Анны засверкали слезы. Если все усилия парней Сальвиатти были направлены на то, чтобы уничтожить Анну, а за ней и Джона, что, в общем-то, так и было, то этот мужик сейчас продырявит ей голову без всяких разговоров. Черт.
Джон медленно положил автомат на землю, и если бы ублюдок, который хрипло дышал Анне в ухо, не закрывал ей рот, она бы закричала что-то вроде: «Не бросай оружия. Убей его нахрен, после того, как он убьет меня!». Но мечтам сбыться не удалось, потому что боец Сальвиатти надежно прикрывал рот Анны свой лапищей.
- Не бойся.
Анна поникла, вся словно расслабилась, прислонилась спиной к этому человеку, и теперь ему приходилось удерживать ее, чтобы девушка не рухнула на землю. В конце концов, предел есть у любой силы, и Анна исключением не была. Она уже не знала, сколько еще сможет вынести и не отрубиться.
Сверху послышался шум. Вертушка!
И снова появились силы жить. А вдруг он все же ее не убьет? Возможно, она успеет спастись, если даст ему коленом в пах, а потом сразу свалится на землю. Если так – Джон тут же застрелит его, в этом Анна не сомневалась.
А потом яркий свет ослепил Анну, она вскрикнула – мужчина от неожиданности отнял руку от ее рта – отшатнулась, зацепилась ногой за корягу и свалилась, больно ушиблась спиной, но все же смогла откатиться в сторону, прикрыть голову руками – забавно, неужели она рассчитывала защитить голову от пуль руками. Анна не знала, ослеп ли Джон так же, как и она, но автоматная очередь, пролетевшая в нескольких дюймах от головы Анны, давала надежду, что все же нет.
Она лежала в траве и пыталась проморгаться – сверху слышался шум, люди что-то кричали, снова вдалеке застрекотал автомат. А Анна лишь силилась сморгнуть наконец эту белую пелену перед глазами – она не видела совершенно ничего.
И когда ее дернули вверх, а потто увлекли за собой – бездумно побежала вперед. Перед глазами плясали вспышки, и она в любой момент могла бы впечататься в дерево головой – но она бежала, увлекаемая Уэйтом. Сейчас, когда Анна не видела совершенно ничего – она доверилась этому мужчине на все сто процентов, и тупо следовала за ним, а в голове, почему-то, крутилась старая детская песенка: Овечка Долли вышла погулять. Как же нам с тобою весело играть.
- Ты решил сделать из меня мужчину? – спросила Анна, но рубашку натянула. И ботинки – комичный был у нее видок, в другой раз она над этим посмеется. Пиджак был застегнут на все пуговицы, но все равно был безнадежно велик, а штаны Анна так и вовсе потеряла. Ладно, и голыми ногами удобно, главное, что в ботинках.
Джон склонился над телом убитого мужчины, Анна перезарядила пистолет. В этот момент над Уэйтом мелькнула тень, и Анна с вскриком: «Ну уж нет», разрядила в тень полобоймы. Солдат Сальвиатти рухнул, как подкошенный, а Анна тряхнула головой и в панике забормотала:
- Скорее, нужно убираться, они слышали выстрелы.
Ба, дамочка, да у вас развивается паранойя. Кто «они»? Думать времени не было, Анна только подхватила автомат с земли и сделала пару шагов вперед. Ногам было больно, но Донато только сжала губы, стараясь не завизжать от боли.
- Куда? Скорее. Нам нельзя к шоссе, там наверняка копы. Кто-нибудь еще остался цел?
Мечтай, Донато, это не вредно.

+1

12

Год 2004.
Этот маньяк конкретно выжал из них все силы. Даром, что мужик был молодой. Молодой и умный. И гонял всю полицию как сидоровых коз. Ну, это выражение такое, ему группу Уэйта научил один русский детектив из семьи эмигрантов. У них вообще департамент был какой-то интернациональный, но не в этом суть.
Джону-то наоборот было в кайф гоняться за душегубом, он год как закончил Академию, и это дело приятно разнообразило унылые будни патрулирования улиц. Разгадыванием головоломок они не занимались, для этого существовали детективы и ФБР, но их, простых полицейских, вызывали в качестве прикрытия и штурма ради.
Нога в тяжелом армейском ботинке вжимала голову маньяка в асфальт. Дуло снайперки смотрело убийце прямо в висок. А Джон тяжело дышал после долгой погони и был очень, очень зол.
- Не дергайся. Я нервный и мне нужно набирать практику, - прошипел коп, имея в виду практику стрельбы на поражение. Точнее, просто практику стрельбы, но Уэйт называл это именно так.
Маньяк хохотнул и дернулся.
А Джон в первый раз в жизни убил человека.

Наши дни.
Андербосс уже не считал, скольких он грохнул за этот вечер. Да и ни к чему это было. Уэйт лишь методично проверял патроны в автомате, сидя на корточках рядом с трупом, как услышал над собой выстрел, и еще одно мертвое тело рухнуло рядом. Мафиози медленно повернул голову на человека, что, оказывается, стоял за его спиной, а потом поднял глаза на Анну. Ладно, спасибо, поблагодарю потом.
- Скорее, нужно убираться, они слышали выстрелы, - согласен. Кто же против-то?
На самом деле, больше всего Джону сейчас хотелось лечь и больше никогда в жизни не вставать. Каждое движение все еще доставляло боль, но Уэйт опять и снова взял себя в руки, поднимаясь на ноги и оглядывая Анну и ее камуфляж. Не Дольче Габанна, конечно, но для наших реалий самое то.
- Куда? Скорее. Нам нельзя к шоссе, там наверняка копы. Кто-нибудь еще остался цел? - боже мой, столько вопросов, что андербосс даже растерялся – какой из них важнее. Знаете, Джон бы с бОльшим удовольствием сейчас пошел бы наоборот – к шоссе, на место аварии. Лично ему важнее были те люди, что остались там, а не доновская жена. Он бы пошел туда и бился бы с другими, бок о бок, а Анне приказал бы сидеть в засаде, пока они не закончат. Но сейчас мафиози находился в ситуации под грифом " у тебя нет выбора, сынок". Либо тебя грохнут там, либо тебя грохнет Вито, когда узнает, что зам не уберег его суженую. В любом случае - дело дрянь. Тем более, что со стороны шоссе не было слышно никаких звуков. 
- Идем на север. То есть – направо. К маяку. Там нас должны ждать, - тихо сказал Уэйт, поудобнее перекидывая ремень автомата на плече. - Идем медленно и не разговариваем. Будем держать дистанцию в десять метров. Если вопросов нет – выдвигаемся. Если вопросы есть – все равно выдвигаемся, - с этими словами Джон медленно двинулся в указанную сторону, выбирая ту тропинку, что ближе к дороге. Следом за ним зашелестели тихие шаги Анны.

- Найдите девку, чтоб на Анну была фигуркой похожа. Ну и шмотками тоже, - скидывая трупы в одну кучу, сказал Френк. -  Не знаю там, шлюху или наркоманку – не суть. Снимите яхту и тащите ее туда. Предложите пару баксов, короче, вы и сами знаете, что делать с бабами.
Трое человек, что остались живы после мачаха, активно закивали.
- Доплываете с ней до маяка – там есть пристань, и ждите наших. Бинокль есть где-то в машине, фонари тоже – сверкнете пару раз, Уэйт поймет. Джим, - Френк кивнул на одного из парней. - Ты остаешься со мной, и как только мы разберемся с этим сбродом, - небрежное движение плечом в сторону горы трупов, - То поебем с тобой за вторым судном. А вы отправляйтесь сейчас. Только тихо. Вас никто не должен заметить.

Держа приклад автомата у плеча, Уэйт двигался вперед. Не было видно конца и края деревьям, сплошные стволы, листья и ветки, бьющие по лицу. Сплошной тоннель в конце света. Где-то в стороне боковым зрением Джон наблюдал за Анной - та не отставала ни на шаг, умница девочка. В голове роились миллиарды мыслей и вопросов. Живы ли наши? Будут ли их ждать у маяка? Ради чего Сальвиатти все это устроил? Что ему выскажет Вито, когда они вернутся домой? Как сделать так, чтоб бок прекратил ныть от боли?
Собственно, не бывает благородных негодяев. И Марко тому подтверждение. Негодяи на то и негодяи, чтобы другие на их фоне казались чище, белее и красивее. Такова участь всех злодеев. Они взорвут ваш дом, изнасилую жену, убьют собачку и уйдут, не попросив прощения. В связи с этим напрашивается вполне логичный вопрос: негодяи ли Донато? Да, убивают. Да, рэкет имеет место быть. Да, наркотики. Да, оружие. Но разве где-то среди них есть червоточина неуважения к своим соперникам? Ведь вся мафия, по сути, из какого бы города или страны она не была, имеет одного единственного врага - государство, и разве не должны они держаться друг друга перед лицом этой опасности? Впрочем, Джон тогда только начинал вливаться во все эти закулисные интриги, ему простительна его наивность.
И тут внезапно - ветер изменился. Среди запахов лесной гнили и сырости нос Уэйта уловил соленый и свежий морской воздух. Его концентрация была столь ничтожно мала, что стоило подумать - сколько еще миль чесать к побережью, но она, мать его, была! Эта знакомая история - когда среди миллионов городских запахов бензина, канализации, общепитов и людей, ты вдруг улавливаешь парфюм любимой женщины. Чувство, ни с чем не сравнимое.
По мере продвижения вперед воздух становился все лучше, в какой-то момент Джону даже показалось, что он слышит сбоку шум океана. Хотелось рвануть к побережью со всех ног, забежать в холодную воду и лежать на волнах, постепенно чувствуя, как океан забирает всю боль. Все знают, что морской воздух весьма полезен для здоровья.
Не скидывая автомат в сторону, все так же держа дуло вперед себя, а палец на курке, Уэйт свернул чуть вправо, приближаясь к Анне. Говорить он боялся - где-то недалеко от этого места спустились с вертолета спецназовцы. Поэтому, как только взгляд Донато коснулся его лица, Джон прибег к помощи жестов. Палец на себя - я, палец в сторону шоссе - иду первым. Палец на Анну - ты, палец через плечо за свою спину - идешь за мной. Ты не прикрываешь меня сзади, ты прикрываешься мной - глазами. И легкий кивок Анны - боже мой, такая молодец, Уэйт даже изобразил некое подобие улыбки, правда, в темноте, этого все равно было не заметно.
И тут же двинулся к шоссе. Как бы им этого не хотелось, но дорогу переходить придется, потому что вот оно - сердце подпрыгнуло от радости в груди - вдалеке мигает прожектор маяка, и можно полной грудью вдохнуть морскую свежесть. Джон бы так и сделал, если бы мог сейчас дышать полной грудью.
Перед самым дорожный полотном была канава, заросшая травой. В нескольких милях отсюда именно в таком кювете валялся кадиллак Джона. Туда и приземлилась пара, дабы переждать поток машин.
- Еще один марш-бросок. Осилишь? - ха-ха, как будто у Анны был выбор. Можно было бы разрешить ей сбросить оружие, но кто знает - что ждет их там? - Я потом верну, - Уэйт чуть наклонился к Донато, скользнув руками по ее шее - расстегнул замок ожерелья с бриллиантами или может алмазами (хрен там разберешь), и накрутил бижутерию себе на кулак на манер импровизированного кастета. - Короче, сейчас мы перебегаем шоссе и ты прячешься в первом попавшемся кусте. И выходишь только с моего разрешения, - можно было даже не добавлять "Хорошо?", в иные моменты Анна казалась андербоссу не по годам и внешности понятливой.
Джон вытянул шею, наблюдая за дорогой, и пару минут спустя, когда на две точки горизонта не было видно ни одного автомобиля, и стояла совершеннейшая темень и тишина, Уэйт схватил Анну за руку и тихо шепнул:
- Пойдем.

Фокус, который придумали парни, Джон разгадал не сразу. Каким-то образом ему надо было сверкнуть ожерельем Анны, словив луч прожектора и получить незамедлительный ответ - два блика.
Потом вернуться за Анной и окольными путями потащить ее к судну. Там-то они и услышали, как сбоку раздалось:
- Джон, Анна, сюда! - кстати, скажем спасибо Анне, это она услышала и дернула Уэйта за рукав, тот-то за шумом волн не слышал ничего.

- А приятный человек - этот Сальвиатти, - многозначительно изрек андербосс, нарушая всеобщее молчание. На яхте царила тишина - только журчал мотор, шумели за бортом волны и никому не хотелось обсуждать, что только что произошло.
Лодка, на которой плыли верхи мафии Сакраменто была в разы скромнее той, второй, на которой находились псевдо-Анна и псевдо-Джон, та плыла где-то позади и Френк не сомневался, что вечеринка там была в самом разгаре. Наши орлы действительно знают, что делать с бабами, че. Здесь же воцарилось какое-то могильное уныние почти сразу - после того, как Джон разворотил аптечку в поисках обезболивающего, и выжрал пол упаковки разом, в счастливой эйфории свалившись на седушки, расположенные по бокам лодки.
Впрочем, никто не жаловался на скромность обстановки - здесь были сигареты, кофе, спасательные жилеты и одна каюта. А, и еще яхта двигалась в разы быстрее того монстра для олигархов, что шел за ними.
Комментариев на свою фразу Джон не получил, да и не очень хотел, так что, блаженно куря, уставился в звездное небо, созерцая созвездия. Скоро это занятие ему надоело, и андербосс опустил голову, глядя на Анну в упор.
Та сидела в мужском костюме размера на три больше ее самой, снятом с трупа, нелепо смотрящихся на ее ножках ботинках, по уши в грязи, с размазанным макияжем и испорченной прической, из которой торчали листья и ветки, тихая и испуганная.
Красивая, зараза.

+1

13

- А приятный человек - этот Сальвиатти.
- Да уж, еще какой.
Анна сидела на подушке, ежилась от холода, но в каюту не шла из принципа - а что ей там одной сидеть?
Мужской костюм, разорванная мочка, огромные ботинки-лыжи, размазанная косметика - о, да Донато была просто воплощением богини любви и секса на земле! С другой стороны, тут лучше никто не выглядел.
Почему-то хотелось курить, но Аня уже сколько лет как завязала. Она осмотрелась по сторонам, выцепила из аптечки, из которой Джон съел полпачки обезболивающих, пластырь, нацепила его на ухо. Вздохнула. Витю, конечно, убить мало, две недели без секса! Сам-то сидел себе в теплом доме и в ус не дул, пока она изображала из себя Чингачкука...кстати, о нем. Анна вытащила пару веточек из своих волос и потянулась.
- Дурацкий вышел день. Что там с оружием?
Ой, да боже мой, всем плевать. Ну а если и не всем, то Анне точно. Пусть с этим разбираются взрослые и крепкие мужики с автоматами, а она знать ничего не хочет. Зато хочет попить, пописать и покушать.
Внезапно в голову Анны пришла светлая идея.
- Не подашь мне телефон? - вежливо осведомилась она у одного из быков. Тот протянул ей трубку, и Анна потыкала в кнопки, набирая знакомый номер. Звонила до победного конца и когда заспанный голос мужа на том конце провода наконец отозвался, была готова его убить.
- Угадай, кому оторвали полмочки, - не здороваясь, спросила Анна, - Кто носился по лесу с автоматом, да еще сидит сейчас в костюме бывшего охранника (бывшего, потому что он умер)? И знаешь, почему я не снимаю его и не сижу голышом, хотя так я была бы, бесспорно, красивее? Единственное, что меня останавливает, - она уже шипела в трубку, - Это супружеская верность! Но, клянусь богом, когда-нибудь я и ей поступлюсь!
- Котик, - зевнул в трубку Витторе (Котик? Вы шутите!), - что там с твоим ухом? Сколько ушей мне принести, чтобы они заменили твое?
- Найди мне мое! - взвизгнула Анна, и Витя снова зевнул.
- Ты же живая? Даже, как я понял, почти целая?
- И тебя слово "почти" не пугает? - злобно поинтересовалась Донато, но муж только усмехнулся:
- Я же тебя знаю. Ты из любой западни выберешься. Что там с Джоном? Все в порядке?
Анна выдохнула. Злость куда-то улетучилась, она улыбнулась в трубку.
- Да, все в порядке. Ты хоть поел сегодня? Там паэлья в холодильнике. А с Джоном, - она перевела взгляд на Уэйта, и неожиданно для себя самой подмигнула ему, - С Джоном мы подружимся!

+2

14

Доиграно. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sweet dreams are made of this