Представляете, Сакра онлайн уже целых 7 лет! Спасибо, что поселились в этом солнечном городе вместе с нами.
Где-то за стенкой капает не до конца закрытый Славиком кран, понемногу мотает оксимироновский счётчик, по копеечке тянет оксимироновские денежки... читать дальше




внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?
вктелеграмбаннеры
Forum-top.ru RPG TOP
сакраменто, погода 10°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
единорог Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » A caballo regalado


A caballo regalado

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

МЕКСИКА|ШТАТ СОНОРА|МАЙ 2018 ГОДА|

Alberto Rinaldi (played by Michael  Rinaldi) & Martin Juhl

Из-за начавшихся в Мексике разборок между наркокартелями представителям Семьи Торелли (во главе с солдатом Алом Ринальди и соучастником Мартином Юлем) предстоит не только принять очередной груз кокаина, но и переправить его через границу с США с самим. На это дело их соблазняет большая скидка - как окажется, идущая в придачу с не меньшими приключениями. Впрочем, как любят говорить латиносы, "дареному коню в зубы не смотрят"...

+1

2

[NIC]Alberto Rinaldi[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26ujh.jpg[/AVA]

Отчаянно крутя роль "Доджа" серого цвета,  Альберто Ринальди красноречиво ругался и, с периодичностью бьющего о грушу боксера, нажимал на клаксон. При этом он не переставал дымить – время от времени декорированная стандартным для гангстеров его уровня "Ролексом Дей Дейт" из желтого золота рука высовывался в окно автомобиля,  чтобы выкинуть навстречу душной и словно пропитанной пылью атмосфере очередной окурок. Поездочка была нервной – во всех отношениях.
Прежде всего, манера езды жителей славного города Сан-Луис-Рио-Колорадо было беспокойной даже по меркам не слишком уважающего правила дорожного движения "славного парня".  Несмотря на небольшие размеры этого приграничного поселения и присутствие на углах некоторых улиц измученных жарой полицейских, мексиканцы, казалось,  не ведали о наличии различных полос и ограничительных знаков. Они вовсю бибикали друг другу, выделывали на своих  грязноватых драндулетах самые дикие движения – и время от времени останавливались прямо посреди улицы, чтобы, под аккомпанемент темпераментной жестикуляции, выяснить отношения на своем колоритном языке. Будь дело в Сакраменто, Ал бы давно вышел из тачки, чтобы вписать одному из обнаглевших даго – но его останавливало то, что под сиденьем  их с Юлем автомобиля был спрятан плотно набитых наличкой целлофановый пакет.  Столкновение с органами местного правопорядка им сейчас было точно не с руки  - потому приходилось изображать из себя скромную овечку и вертеть баранку. На кону были слишком большие деньги.
- Да, это не хуя ни Флорида.  Это гораздо хуже. -  распрямив намокшие от пота пряди черных волос, прокомментировал Ал, поворачиваясь к Юлю. Город действительно не вдохновлял – типичная дыра на краю пустыни, прославившаяся разве что как родина прыгающих бобов. Несколько унылых стрипушников,  овощные лавки с залежами подмороженного салата, пара отелей с более или менее пристойными видами на бассейн, масса приезжих фермеров в широкополых шляпах– вот и все, что Ринальди-младший пока заметил тут примечательного. Типичная сельскохозяйственная жопа мира, иначе не скажешь. Впрочем, они ведь сюда не отдыхать приехали.
- Надеюсь,  мы сюда гоняем первый и последний раз. В следующий раз пусть, бля, DHL отправляют. -  выехав за пределы города и направив свою видавшую виды машину в сторону пустыни Сонора, Ал наконец слегка расслабился и получил возможность глотнуть из бутылки холодной кока-колы. Порция освежающей гадости его приободрила и вернула обычный оптимизм  - как-никак они с Мартином ехали сюда не просто так, а за обещанную им большую премию. Начавшиеся в Тихуанском картеле непонятки лишили их компаньонов возможности доставить очередной груз кокаина в Калифорнию– однако те посулили в обмен на то, что Торелли сами примут груз на их территории, значительную скидку. По итогу давно желавший погреть руки на наркоте Ал сам вызвался ехать вместе с Мартином – хотя в некоторые минуты их совместного путешествия уже успел об этом пожалеть.
Описывая потребовавшие решения проблемы, следовало начать с той упаковки "франклинов", на которых они сейчас сидели. Разумеется,  отправляться в Мексику с набитым собранным на улицах Сакраменто "черным налом" кейсом они не стали – такие подходы годятся в Сан-Диего, но не на таможенных пунктах, где надроченные Трампом пограничники вам едва в жопы не лезут.  Пришлось при помощи Фредо Клементе идти на более сложную операцию – осуществить ряд переводов с офшорных счетов, обналичивать бабки на месте – и получать их соответственно тут же.  Это заняло некоторое время и заставило поволноваться –  если бы сомнительные банкиры кинули Семью, то спросить могли не только с консильери, но и с "чего-то не так понявшего" Ринальди. Однако сделанное было лишь первым шагом. Далее им надо было пересечься со своими людьми, предварительно посланными делать приготовления. А затем ждала милая встреча с тихуанцами – посреди безлюдной пустыни, где же иначе? И это еще было лишь началом. – Ты вообще уверен, что мы такую хренову кучу кокоса нормально через границу перетащим? Ты ведь слышал, что нам эти любители буррито насоветовали? Вот ведь артисты– туннель прямо из того городишки прорыли. Молодой солдат Семьи Торелли ткнул пальцем в сторону оставшегося позади Сан-Луиса. Прокопанный под неким магазином бытовой техники лаз якобы вел прямо в Аризону. Однако пользование им влекло за собой понятные риски – как со стороны иных знавших о проходе искателей приключений и прибыли, так и правоохранительных ведомств обоих стран. – Но мне одно непонятно– если это такой надежный способ, что им мешает самим через него все перенести? Не кадровый же, блин, голод. Припарковавшись, Альберто заглушил мотор и, потянувшись за валявшимся на заднем сидении дезодорантом, cпрыснул шею и подмышки. Он сейчас шел не на свидание, это понятно – но подобное было скорее привычкой. Да ина встречу с людьми картеля не особо хотелось отправляться, благоухая как посетивший русскую баню борец сумо.  – Я правда еще одних фраеров знаю, которые водой всякую всячину в Сан-Диего везут. Но у них не те объемы  - да и не факт, что они нас бы опрокинуть не попытались. Подобное было себе дороже, тем более что эти самые контрабандисты знали, c кем имели дело – за свои операции в морском порту они платили "уличный налог" Ренато. Но что не делает человеческая жадность?  – Да и Майк хотел, чтобы мы каких-то левых типов по минимуму привлекали. Эти организационные вопросы еще предстояло обсудить подробно – но сейчас следовало заняться первой частью плана. Около "доджа" притормозил изрядно потрепанный фургон, и из него появились представители посланной вперед "силовой поддержки". Из парней Юля мобстер увидел в первую очередь Джейсона Форреста, занявшего место безвременно почившего Чейза Дафни. Из его же соучастников тут были старый кореш, Бобби "Гвоздь" Манандра с превратившейся во влажную тряпку майке-алкоголичке и будто состоявший из гипертрофированных мышц Кайл "Анаболик" Мартинес, торговец стероидами и преступник широкого профиля, числившийся одновременно тренером в принадлежавшем Алу фитнес-зале.  Обменявшись с пацанами дежурными приветствиями, Ал посмотрел на Анаболика. – Как, плетки достали? Тот ухмыльнулся, приоткрыл багажник и размотал какую-то замасленую тряпочку. Под ней виднелись пара "беретт" с глушаками и даже два видавших виды, но еще вполне надежных "калаша".

+1

3

Сам дилер на данный момент их пути пребывал все еще в том состоянии, когда мог веселиться от происходящего. Нет, веселье было не в раздражительности Ринальди-младшего и окружающей их обстановке, включая жару, скорее, от собственных поступков.

Сколько раз он, блять, зарекался не влазить ни во что сомнительное, пока оно таковым кажется? Со счета сбился, но вот, опять он в какой-то жопе мира колесит с Альберто, который всю жизнь горазд был на ебанутые поступки ради того, чтобы проявить себя. Ну, и из-за бабок, естественно. Юль вот по большей части из-за них и согласился, пообещали неплохой заработок, но в целом ему было бы странно отказываться от поступившего предложения. Он в какой-то степени был за всю эту хуйню ответственным. Не за странную авантюру, в которую они ввязались, а за кокс, который сбагривали им на распространение.

- Да какая, нахуй, Флорида, ты о чем вообще? – теперь Мартин готов был в голос взоржать и, наконец, понял, что все это приподнятое настроение – это все нервное. Когда состояние получилось проглотить, Юль тяжело вздохнул вместе с щедрым глотком содовой из большой пластиковой бутылки. Опустил со лба на переносицу солнечные очки. – Отсюда, видимо, только ослами.

Серьезно, где вот эти ослики, нагруженные порошком, шарящие по кустам в районе границы? Похуй на подводные лодки там и самолеты, ослик бы им сейчас очень пригодился. Сама вся эта затея Мартину казалось вполне себе выполнимой. Ну, раз картель дал отмашку, то значит, что все на мази, так?
Вроде бы, волноваться даже не о чем. Они же взяли с собой людей, минимально подготовились, стволы даже организовали, а значит, все должно пройти гладко. На это им и оставалось уповать, пребывая в чужой стране. Мартин правда старался не думать о плохом, но Ал не давал этого сделать, крутя разговор на этой теме.

- А мы с тобой что, хуже сраных мексов что ли? – конечно, они в этом деле уступали сраным мексам, тут прям и поспорить было не с чем. Если бы Мартин постоянно был задействован в том, чтобы перетаскивать кокаин через границу, он бы вряд ли ответил так жизнеутверждающе, как сейчас. – Перетащим.

План был довольно прост и проворачивался через экспортера гребаных бананов. Серьезно. Они должны были принять кокс у мексов, в пустыне, довезти его да частного аэропорта в Ногалесе, где самолет дозаправляется, и оттуда вместе с ним отправиться до Рино. В принципе, ничего сложного. Правда, кроме Юля и Ала больше никого на борт брать не собирались, но остальные мужики уже сами вернуться, как и приехали.

В идеале все должно было выглядеть именно так, без всяких лишних деталей – ведь правда ничего сложного. Пилот даже не задерживался, все строго по времени было, просто они должны были за час закидать груз. Сто кило в шестерых здоровенных рыл, ну тут уж полная херня. Правда, тут заминочка была, потому что все по разным коробкам надо было распихать, но это тоже хрень. В общем, всяко должно было хватить время и покурить и позагорать на палящем солнце.

Хотя, солнечных ванн им должно было хватить и на встрече с тихуанцами.
- Пусть сами тащат через сраные тоннели. Это, кстати, уже давно не надежный способ, скажу я тебе, да и никогда им не был, походу, - Мартин поерзал на сидении, устраиваясь поудобнее. – Ну, вот сам посуди. Как, блять, ты можешь быть уверенным, что тебя на другом конце УБН-овцы не встретят, а? Даже если ты оттуда вылез и твои люди все еще не лежат мордой в пол, в ногах у спецназовцев в масках, то по пути тебя всегда могут принять. Нет вообще никаких гарантий, - дилер ненадолго замолчал, подумав, а потом глянул в окно. – Вообще, ни на каком этапе этого дела гарантий ты не дождешься, Ал, привыкай, раз хочешь влиться. Это тебе не процент с коммерсов сшибать У вас там и это уже где-то около легальное, а? Не то, что раньше?

Когда Ринальди-младший припарковался и принялся обливаться дезодорантом, Мартин приоткрыл окно и закурил, осматриваясь по сторонам.

- Вода, земля или воздух – люди везде жрать хотят. Ты бы тоже опрокидывал, поди? – Юль с улыбкой посмотрел на племянника андербосса. С улыбкой и интересом. По поводу фразы о Майке, Мартин ничего отвечать не стал. Единственное, что мог бы по этому поводу сейчас сказать – так это то, что Майклу надо было самому тогда рвать за коксом со своими умными замечаниями, которые на месте нихера не работали. Вместо этого он только кинул, что – без левых типов нам тут не обойтись, а то шансы на то, что нас полностью опрокинут стремительно взлетят вверх.

Когда рядом с ними нарисовались еще четверо человек, продемонстрировав организованное оружие, то они двинулись к месту встречи. Сраная пустыня! С богатым опытом мексов в передаче товара, Юль спорить бы не стал, вот только не понимал – почему именно пустыня. В смысле, ладно, там можно было бы увидеть приближающуюся опасность в виде тачек или еще чего, но вообще-то вас-то тоже там попроще найти.

В тачке и так было нереально жарко, а когда дорога за окном окончательно сменилась на желтую пустынную полосу, Мартин поймал себя на мысли, что нихера они не доберутся до места, сварятся в этой консервной банке заживо. Как вообще можно было жить в таких условиях? Мартин не пожалел, что затарился водой.

Ехали они еще около часа и двигались чисто по выданным координатам, не зная толком, че их там ждет. Может, их щас всех перебьют, заберут деньги и прикопают в этой пустыне. А че, для картеля такие вещи нормальное явление, как он слыхал. Скажут мобстерам, что не дождались и свернули лавочку, когда те поинтересуются, заживут себе счастливо дальше. Тут впору было заржать от того, что Альберто переживал, что их на лишние бабки опрокинут. Наивный человек. Да это был один из самых безобидных вариантов.

Озвучивать это Юль, конечно, не стал, че его нервировать-то.

- Я тут недавно читал, что одна баба догадалась прям в дырке кокс провозить, - Юль в очередной раз закурил. – Ты мне вот скажи, как они на границе об этом догадались-то, блять, а? Там было написано только о том, что от понятых отбоя не было. Посмотреть на то, как она вытаскивать будет. Прикинь?

Вообще-то, народ уже хуеву тучу способов изобрел, но Мартин, читая об очередном отличившемся перевозчике, каждый раз удивлялся фантазии людей. Ну, не считая способ глотания, он-то был самым распространенным. Хотя, вот сам Юль никогда бы такое проделывать не стал только из-за возможных последствий. Вдруг, эта срань прям в тебе лопнет и всё, пиздец.

- Это здесь, - дилер глянул на смарт в руке, где были отмечены координаты на карте. – Стопэ. Съедь туда, - он ткнул на какаую-то убогую растительность. – Там какой-то намек на тень.

+2

4

Если гринго думают, что пустыня – это пустыня, потому что она пустая, ну, как тарелка, то комиссар Гарсия готов их огорчить: здесь между непролазными зарослями мелкого сухостоя торчат серые кусты Хохоба, выпячиваются в небо одинокие свечки гигантских кактусов. Там и сям разбросаны высокие скальные выступы, как в старых мультфильмах о койоте и кукушке. Там еще все время ощущение, что пленка затерта. Может, они и впрямь такие старые, думает Гарсия. Комиссар дежурит здесь с без четверти час, и к полудню у него ощущение, что пустыня раззявила в небо щербатый рот и пускает растительные пузыри с пыльного языка. Картинка так себе. Перед глазами встают скошенные лица обдолбанных в смерть детишек в клубах гламурного Мехико и тощих нариков здесь на улицах Сан-Луиса. Горячее марево поднимается с пыльной почвы и утекает в пыльное небо, как будто пустыня подрагивает неотвратимыми спазмами, и сейчас ее вывернет бандой наивных гринго прямо под ноги комиссару. Грязная шлюха.

По спине течет пот, бронька давит плечи и впитывает едкую влагу. Гарсия не поехал бы забирать туристов сам, но он знает, что дела обстоят куда интереснее, чем рядовой арест. Его волнует, откуда летела та птичка, которая принесла ему на хвосте этот слив, и куда эта птичка подалась. Что именно собираются narcos предпринять его, комиссара, руками, без того чтобы вежливо оплатить разрешение проблемы. Гарсия подозревает, что его кинули или вот-вот кинут куда серьезнее, чем на деньги за простую услугу. Пришлось подоить информаторов. И теперь кипятиться в этих куширях в надежде забрать гринго пораньше, чем им станет известно, что дело дрянь. К этому конфликту комиссар не готов. Ему не хватает людей. Поэтому он курит и рассматривает пустыню в бинокль. Hola! На горизонте что-то пылит. Ползет как черепаха на брюхе. Легковушка. И за ней фургон. Сколько вас там, amigos?

За что Гарсия на самом деле может их взять? За контрабанду оружия из Штатов. Не голые же они приехали?! А остальное через допрос. Пытать соседей у federales вышло из моды в 90-х. Нет, Гарсии так не нравится, он хочет маленький спектакль. А пока он пытается понять, чего ждали от него narcos. И здесь лучше пойти на поводу. Но не перестараться.

Федералы дают кортежу подобраться поближе. «В вашем квадрате », потрескивает рация. Гарсия и сам видит, как неуклонно приближаются автомобили. «Готовность 30 секунд». Потные люди в гражданском запрыгивают в цветные пикапы. Пикапы проминают себе путь через рыхлый кустарник. На счет 30, выбитый пульсом где-то в затылке Гарсии, на горизонте по другую сторону неудачливой колонны возникают знакомые тачки. Роли второго плана с винтовками. Черепаху и фургон забирают в клещи пыльных внедорожников.

Поверх броньки на Рауле обычная клетчатая рубашка. Шляпа, джинсы, ковбойские сапоги, как будто он только с асьенды своей выбрался на дорогу торговать кукурузой. Полный кузов кукурузы в этой Такоме! 30 килограмм сочных початков. Без шуток. Вон они сверху валяются. Тонким слоем. А под ними коробки с пудрой. Можно и занюхнуть. Чтобы в камере веселее сиделось. Под кукурузой штампованные брикеты коки. 100 кило. Со смешным значком похожим на Адидас, но фиолетово-рыжим.

Коку они конфисковали получасом раньше на севере долины. Курьеры поехали отдыхать в управление. Там теперь в камерах по пять человек. Все условия для саморазвития. Когда Гарсия начинал служить, весь этот сброд заталкивали в одну клетку. Бывали жертвы. Сейчас времена не те.

Кукуруза притормаживает поближе к гостям. С другой стороны их подпирает еще пара крузаков. Становится тесно. Пустыня преет, воздух подрагивает электричеством. Федералы спрыгивают на землю, черные дула тычутся в гостей с почтительного расстояния. Все в пестрых рубашках. И ухмылки тоже развеселые. Их с десяток. Гарсия знает, что не получит медали за этих мудаков. Только деньги. А значит, все мудаки должны остаться живыми без пробоин. И его люди тоже.

- За кукурузой? – Гарсия выбирается из пикапа и протягивает руку для пожатия. Микрофоны работают. Но комиссар слишком давно выступает на этой сцене, его ничего не смущает. И улыбка у него симпатичная, незамутненно деревенская.

[NIC] Raul García [/NIC][STA] ¡Ay, qué pesado![/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/wEVys.png[/AVA][SGN]http://i534.photobucket.com/albums/ee349/AmberFirefly/tumblr_npxthqDDEL1toq14lo8_250.gif[/SGN][LZ1]РАУЛЬ ГАРСИЯ, 39 y.o.
profession: комиссар PF
[/LZ1]

Отредактировано Misha Hoggarth (2018-10-12 01:30:35)

+2

5

[NIC]Alberto Rinaldi[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26ujh.jpg[/AVA]

При словах Юля относительно легкости сшибания процентов с коммерсов, Ал Ринальди лишь хмыкнул. Как известно, всякая птица хвалит свое гнездо. Очевидно и Мартин считал свой бизнес куда более опасным и серьезным нежели вымогательство. Более доходным он был точно, да и сроки за него давали большие – но и рэкет сейчас являлся далеко не безобидной вещью. – Если бы все было легально, я бы два с лишним года не чалился на нарах. Ты ведь не бывал на харчах дяди Сэма? Два, блять, года в компании потных ниггеров – это то еще, я тебе скажу, удовольствие. – словно иллюстрируя, насколько потными были его соседи-гуталины,  молодой солдат вновь провел ладонью по влажному от телесных выделений лбу. На самом деле он бы до сих пор гостил в местах не столь отдаленных, если бы не Стелла и образовавшееся ее усилиями УДО. В отличии от упомянутых "прежних времен", cовременные бизнески стали больно чувствительны – и стоило их чуть прижать,  бежать в полицию. Пусть Торелли действительно сейчас все старались обставлять более гладко, оформляя получаемые "protection money" как, например, зарплату для фиктивно устраиваемых в фирмы подопечных предпринимателей мобстеров или какое-нибудь вознаграждение по заключаемым договорам  - гарантией это ни хуя не было. – Ты в курсах, что сейчас даже если даже одолжишь какому-нибудь парню денег, а потом его слегка тряханешь, чтобы раскошелился – тебе уже начинают шить вымогательство? Куда катимся, ебаный свет! Подкинешь какой-нибудь падле бабла – а она же потом на тебя и накапает! В словах Ринальди была доля истина – но с небольшим дополнением. Даваемые мафией ссуды обычно чрезмерно разрастались за счет неимоверных процентов – да ведь и брали их, как правило, люди, не способные обратиться в обычные банки. Зачастую взыскание "уличного кpeдита" заканчивалось попросту отжиманием принадлежащей незадачливым должникам недвижимости и предприятий – именно потому ростовщичество нередко было таким выгодным делом. Сам Альберто стремился также заняться этим делом. Потому заработанные на последнем гешефте с наездом на марихуановых фермеров лавандосы он, большой частью, отправил с парой своих людей в Вегас, окучивать местных платежеспособных игроманов. В Сакраменто для этого становилось слишком тесно – многовато "долговых акул" на один квадратный метр, так сказать.  В столице азартных игр один из парней Ринальди, Нино-Луизиана, даже наладил сторонний промысел. Нино, некоторое время водивший лимузин в одном из дорогих отелей Вегаса, знал многих местных эскортниц. По их наводкам этот шустрила навострился грабить квартиры и отельные номера местных толстосумов. Выносил драгоценности, меха, дорогие лэптопы, бабки – все, что попадалось под руки, не забывая делиться  долей от полученного со своим шефом. Впрочем, в сравнении с кокаиновыми доходами это было жалкими грошами – именно потому Ал так и стремился, как выразился Марти, влиться в тему. Даже если ему ради этого придется терпеть жару в этой гребаной пустыне. – В дырке? Может, бойфренд ее слил? – хохотнул гангстер в ответ на рассказ приятеля о решившей провезти порошок в своей манде телке. Сидящий же за рулем фургона (куда они перекочевали) Бобби-Гвоздь аж причмокнул губами, представляя себе живописную сцену того, как незадачливой драгдилерше извлекают из причинного места пакетики с кокаином. – А вы знаете, как называют угольков, которые перетаскивают порох через границу в задницах? Баунти! – здесь соучастник так заржал, радуясь собственной незамысловатой шутке, что на мгновение отпустил руль. В итоге автомобиль проделал по каменистой местности столь замысловатый кульбит, что Ал едва не приложился лбом о спинку переднего сидения. Дотянувшись рукой до давнего приспешника, он крепко хлопнул того по плечу. – Осторожнее, мать твою! Тут тебе не NASCAR! Тем временем к беседе присоединился и Кайл Мартинез, в котором очевидно тоже умерла звезда современного стэндапа. – А это тема! Марти, давай в следующий раз возьмем с собой пару педиков, с дулами пораздолбанее – и все нормально перевезем. Их-то "туннели" понадежнее будут! Хотя гениальное предложение было озвучено Юлю, но  отозвался на него и Ал. Ухмыльнувшись, он окинул инициатора многозначительным взглядом. – Знаешь, братан, а идея, ей-Богу, невьебенная. Одна проблема – сейчас у нас с собой заднеприводных нет, а мексам это их религия не позволяет. Может, вы с Бобби волонтерами вызоветесь? Как говорится – многие делают карьеру задницей… За этими высокоинтеллектуальными беседами они добрались до места назначения  - оказавшееся какими-то чахлыми зарослями, около которых глазастый Юль приметил тень. Ринальди-младшему было известно, что главного среди передающих им товар людей должны звать Фернандо По. Скорее всего, это не его настоящее имя. Еще скорее всего– даже вовсе не имя, а пароль. Его Ал и Мартин должны услышать, прежде чем вступить в деловые переговоры.
Все дальнейшее произошло крайне быстро. Автомобили мексиканцев взяли их в клещи – однако Ал, при всех прибаутках, держал ухо востро, и потому когда латиносы вылезли из своих внедорожников, то на их стволы смотрели стволы гостей из Калифорнии. На покинувшего фургон Ала также смотрел эдакий крепкий бородач. По виду, та еще деревенщина – но разве в картелях много других? Это ведь не Гарвардский университет, в конце концов. – Я Томми. – представился условленным именем Ал, ожидая отзыва. Услышав же его, пожал руку бородатому и  растянул губы в улыбке. – Да, мы с консервной фабрики. Ну что, покажете товар? В свою очередь их с Мартином парни готовились показать бабки – как говорится, баш на баш.

+2

6

Да, Юль на харчах у дяди Сэма не бывал и не торопился туда. Для его деятельности отсидка была приравнена к вырванному из жизни существенному временному куску, а не к какому-то там сомнительному авторитету среди своих. Мысленно за два-три года он, может быть, и не парился бы, но вот двадцать пять лет – это уже вообще другой разговор. Даже учитывая, что он только с рассказов Ала и Чейза знал о положении дел за стенами тюрем, стоило на горизонте замаячить перспективой таких событий, Мартин готов был пойти вообще на все, чтобы этого избежать. Ну, убить копа, к примеру, как они это сделали с Дафни в свое время. Что поделаешь, такова жизнь.

Что же по поводу бабок, то Мартин и сам ни раз пользовался услугами мобстеров, чтобы пустить деньги в оборот и урвать с них процент, потому что деньги должны были работать, но это к нему пришло со временем. Советом Майкла, которым андербосс поделился пару лет назад по этому поводу, он не сразу воспользовался, в то время было не до этого. Теперь же Юль и сам время от времени пускал деньги в займ под проценты. Хотя, все равно с этим не усердствовал.

Когда машина вильнула из-за перестаравшегося с шутейками Бобби, дилер едва успел схватиться за ручку над головой и недовольно покосился в сторону Гвоздя, тихо усмехнувшись. Отвечать он ничего не стал и после предложения Мартинеса, но когда за него это сделал Ринальди, согласно хлопнул того по плечу, поддерживая предложение дать мужикам подработать в случае накладок и вот теперь сам поржал. Явно представил, как эти двое с полными жопами кокса, придерживая днище, кряхтя и причитая, перебираются через границу на полусогнутых.

В сложившейся ситуации откровенный смех давался легко, как никогда. Но что им оставалось?
Мексы их явно уже ждали. Стоило фургону притормозить, а Юлю потянуться в очередной раз за бутылкой с водой, как они нарисовались тут как тут. Мартин бросил взгляд на Ала, убрал бутылку обратно и взял оружие у Джейсона, который, в отличие от остальных, всю дорогу молчал. Форест вообще всегда молчал, пока дело не доходило до действий. Тогда начинал что-то лепетать, а если в ход шло оружие, то тут красноречивее этого мужика дилер вообще не видал.

- От тачки далеко не отходи, - сердобольно вполголоса посоветовал он, когда оказался рядом.
- Хорошо, мам, - Мартина хватило на то, чтобы еще раз хохотнуть напоследок, но из фургона он выбирался уже с серьезным лицом.

Беретта легко легла в ладонь, такая приятная своей тяжестью, а через пару минут Мартин уже готов был ей воспользоваться, гуляя дулом между парой мексов из тех, что подперли их позади. Всматриваться в лица дилер не стал, они все были какие-то одинаковые, прям как китайцы.

Отвлекся он, оставив Джейсону держать их на прицеле, стоящему неподалеку, только тогда, когда между одним из мексиканцев и Альберто завязался диалог. Тихо хмыкнул на шутку Ринальди, и взял из рук Мартинеса увесистую сумку. Закинул ее на капот и дернул замок в сторону, откинув в сторону тряпичную крышку, чтобы продемонстрировать фермеру с кукурузных плантаций ровно сложенные пачки купюр.
Еще немного и они бодро рванут до Ногалеса, а пока Юль, щурясь от солнца, пристально следил за тем, как мексиканец подошел ближе, чтобы взглянуть на деньги.

Отредактировано Martin Juhl (2018-10-23 20:52:38)

+2

7

Ладонь итальянца утонула в широкой лапище Гарсии. Человек он был приземестый, и от бедер раздавался уверено вширь. Этот праздник плоти венчала копна густых темных волос, спрятанных сейчас под соломенной шляпой. Ни дать, ни взять местный ковбой-ранчеро. Комиссар перекинул сигарету на другой угол рта, но руку «Томми» продолжал держать, испытующе изучая его взглядом. Сейчас бы крутанул пацана еблом в капот. Вот такое негостеприимное желание. А надо дело шить. Дула смотрят внимательными черными зенками, как обдолбанные шлюхи в барах Сан-Лу.

- Нанду, - отзывается Рауль. Отозвался бы Биоко, да опасался, что пацаны не и словев таких не знают. Зачем пугать?
Чего ты такой нервный? Как жеребчик. Глазоньки вон какие горючие. Здесь кроме тебя и меня никого нет. Кто тебя теперь кроме меня обманет-то?

У парня не слишком много опыта здесь, в пустыне.  Во всяком случае этих гастролеров Гарсия еще не встречал. Да мало ли их.

- Покажи? – кивнул сержанту, и за его спиной с лязгом отвалилась задняя крышка кузова. Кукуруза рассыпалась по обжигающему песку. Солнце встало в зенит. Все обливаются потом. Под золотыми толстенными початками рисуется груз белых пакетов.

- Пробовать будешь?
Фабричная фасовка, но не пригласить было бы совсем невежливо, если бы вежливость волновали Гарсию. Но его волнует совсем другое:
- Посчитай.

Паблито идет пересчитывать деньги. Пустыня не место для машинки, поэтому Торрес поверяет, чтобы деньги, вообще, были. Если ребятки и хотели кого-то обмануть, то Гарсию это беспокоит очень условно.
Торрес удовлетворенно кивает, а Рауль в ответ кивает гостям.

- Грузите.

Услуги по погрузке-разгрузке в прайс не входят. Сейчас гринго покидают стволы и начнут таскать свой кокс. Оставят смотрящих. Так меньше жертв. Гарсии не хочется никого убивать. Не раньше, чем это потребуется для выяснения обстоятельств.

Ну, на счет «три»! Над тачками куполом наклоняется пыльное небо, сжимает пульсирующие тиски знойного марева. Брикеты кочуют в фургон. Первый. Второй. Третий. Гарсия ничего не говорит, дает отмашку своим. Встречается взглядом с одним из американцев и видит, как медленно этот короткий жест выплавляется в понимание происходящего в его суженных ярким светом зрачках. Но уже поздно. Горизонт наклоняется, боль прошибает суставы, вгрызается в шею. И зрачки расплываются до края радужки.

У Гарсии вдвое больше людей, и руки крутят профессионально. Окунают лицом в рыжую пыль, заставляя хлебать золотой зернистый песок между мысками ковбойских сапог, вдыхать густую вонь разогретого солидола. Оружие выкладывают рядком. Скулой в обжигающую бочину фургона. Ядовитый жар металла прошибает под майку. Кто-то пытается стрелять, Торрес знакомо переходит на рык, и его изощренная брань обретает поистине драматическое звучание. Как в хорошем боевике. Кто-то отшвыривает ботинком потрёпанный автомат. Люди возятся ровно 30 секунд. Они дольше разыгрывали этот спектакль. Наручи врезаются в кожу. Неприятно. Гарсия все понимает.

- Федеральная полиция, - Рауль не зачитывает права, как гринго привыкли у себя дома, но обозначить свои претензии он обязан. – Транспортировка наркотиков.

Теперь можно снять шляпу. Шляпа выносит Гарсию в ад все это время. Он вырос на ранчо близ Кабуольна и вложил жизнь в то, чтобы никто больше не окликал его фермером. Но из этого ничего не вышло. Где-то глубоко в душе он остается ранчеро. Всаживает кованый мысок в ляжку лежащего на земле Гринго.

- Постреляй мне блять еще!

По земле волочится пятнистый след крови. Капли куклятся в песчаные панцири. Перед глазами ярко вспыхивают горящие крыши, беззвучный град выстрелов прошивает беленые стены хлипких лачуг, ураганом задевает разбегающихся крестьян, быстрые пыльные колеса где-то на линии взгляда. Он или совсем малыш, или лежит ничком. Война картелей смывает поселок. У Рауля нет никаких мотивов быть жестоким и неблагоразумным, кроме того, что эти выродки его заебали. Не гринго, нет! Это просто сопливые самоуверенные ублюдки. Повыбирались из-под мамкиного подола, чтобы поднять лишний полтинник. Конкретно сейчас его особенно вбешивает Батиста, который молчит, и вся неясная ему мышиная возня. Чьи-то ребра трескаются под прикладом – гринго для Гарсии на одно лицо. А после всех вздергивают в пикапы.

- Поехали.

Кукуруза остается жариться на солнце.
В управлении их расселяют по камерам по двое. Сломанные ребра едут в госпиталь. А здесь камеры уютные, не те соломенные лачуги, что в деревенских участках, где пальцем дыру можно в стене проковырять, а вполне себе три звезды с нарядными нарами. Матрасы свернуты в изголовье: отдыхай - не хочу.

[NIC] Raul García [/NIC][STA] ¡Ay, qué pesado![/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/wEVys.png[/AVA][SGN]http://i534.photobucket.com/albums/ee349/AmberFirefly/tumblr_npxthqDDEL1toq14lo8_250.gif[/SGN][LZ1]РАУЛЬ ГАРСИЯ, 39 y.o.
profession: комиссар PF
[/LZ1]

+2

8

[NIC]Alberto Rinaldi[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26ujh.jpg[/AVA]

Иногда Вселенная одномоментно превращается в сущий ад – Ал Ринальди сталкивался с таким и раньше. Однако даже когда годы назад он тихо-мирно смывал в своей ванной со щек бритвенную пену, а к нему, размахивая значками, ввалились агенты ФБР и предъявили обвинение в вымогательстве, таких масштабов пиздеца еще не было. Только что их с Мартином люди принимали товар и обменивали его на деньги, а сам Ал покуривал, не сводя бдительного взгляда с "Нанду" - а затем неожиданно все вокруг превратилось в чертов хаос. Кто-то бросился на Ринальди, сшибая его на землю раньше, чем он успел поднять ствол. На зубах заскрипел песок, раздалось несколько выстрелов и чей-то истошный крик – судя по тембру, принадлежащий Кайлу Мартинезу. Затем звуки ударов – и клубы пыли вокруг, поднимаемые молотящими о пустынную почву каблуками.
- Вы нас что, падлы, кинуть решили? Все кровью умоетесь… - Ал не знал, слышали ли его сдавленный хрип в этой суматохе, но первой мыслью было именно это. Как это не абсурдно – картелевцы решили их опрокинуть из-за очередной партии товара, а теперь,очевидно, пристрелят и прикопают тут где-то неподалеку. Или вообще не будут прикапывать – в этой жопе мира валяющимися трупами никого не удивишь. Однако последовавшие затем слова той бородатой деревенщины о федеральной полиции уничтожили эту версию – однако не сильно облегчили жизнь. У Ринальди-младшего сердце застучало так, будто было готово вот-вот выпрыгнуть изо рта. На мгновение он страшно захотел, чтобы это был сон – но подспудно понимал, что не грезит, во сне так не саднит расшибленное о некстати оказавшийся на земле камень колено. У них все развилось по худшему сценарию, который они могли себе представить. Их – их всех! – взяли с крупным грузом наркотиков мексиканские копы (или как они там называются?). Эта блядская членососка-судьба в очередной раз указала Алу на последствия преступной жизни – и в этот раз настолько жестко, насколько можно.
Когда его приподняли, то взгляд Альберто встретился со взором снявшего шляпу "Нанду". Этот сукин сын явно торжествовал – и Ринальди было понятно, почему. Но он не хотел дать понять легавому, что тот победил – и с огромным трудом усмехнулся занемевшими губами. – Транспортировка наркотиков? Парень, да это полицейская провокация, не слыхал о таком? Мы граждане США, и наше посольство вас на американский флаг порвет. На самом деле у гангстера были немалые сомнения, что Госдепартамент станет из штанов выскакивать ради связанного с оргпреступностью рецидивиста. Вернее, что из штанов могут выпрыгнуть фбровцы, которые пожелают их раскрутить, заставить доносить на своих – и тут начнутся торги между властями обоих стран. При этой мысли Ал похолодел – свои три года он отсидел, не раскрыв рта. Отсидел бы (он думал) и семь, и десять – дядя с Фрэнком научили его правильным вещам. Но сейчас моральное давление будет еще сильнее – что им грозит по законодательству Мексики? Тюрьма до седых волос? Ебаный расстрел? Ал был уверен, что не станет крысой – но через что ему предстоит пройти? – Но я все понимаю, вы тут зарплату обертками от тако получаете. Может, как-то договоримся?  -какие бы мысли не были у Ала в голове, он продолжал говорить. Намекал он, разумеется, на те пачки франклинов, что они привезли с собой. Коррумпированность мексов была притчей во языцах. Однако, в отличии от умевшего сохранять холодную голову дяди, Альберто еще не мог так, на время, задерживать вспышки своего гнева и отчаяния – и даже сейчас они вылились в его оскорбительные интонации. Когда же их продолжили конвоировать, то он развернулся к "Нанду" и, уже не боясь ни побоев, ни даже пули в голову, напоследок бросил. – Ты, сын гребаной путаны! Твоя мамаша не у меня в прошлом году в Эль Пасо заглатывала? В фильмах (и в рассказах Майка) мобстеры зачастую общались с арестовавшими их полицейскими со стилем. Некоторые чуть ли не кофе их угощали, ага. Но Ринальди-младшему сейчас было похуй и на стиль, и на байки своего дядюшки, патентованного убийцы, каким-то чудом не отсидевшего ни дня в тюрьме. Он сейчас ненавидел эту смуглую собаку всеми фибрами своей души – ведь сейчас она, возможно, отняла у него остаток жизни. Возможность есть вволю, гонять на тачке, трахать телок. И не будь у него йоты надежды (которая умирает последней), что они таки выберутся – он приложил бы все силы, чтобы сейчас как-то добраться до легавого и перекусить ему зубами горло.Дальнейшую дорогу он проделал в состоянии ступора – даже боль в ушибах казалась чем-то вроде укусов комара. Свою первую фразу мобстер произнес лишь когда их с Юлем наконец запихнули в какую-то мышиную нору, гордо здесь именуемую камерой. – Нас подставили, Марти. Эти говноеды нас подставили. Однако одно пока не укладывалось в голову Ала – какая выгода была тихуанцам это делать? Ведь Торелли очень много знали об их операциях, особенно Мартин  - и расколись мафиози, могли бы очень сильно ударить и по бизнесу мексов. Все это казалось каким-то абсурдом. Хотя, безусловно, кидок со стороны тихуанцев не был единственным вариантом – вполне возможно, что федералы схватили кого-то из картелевцев и, благодаря нему, узнав подробности сделки, провели свою операцию. Все это сейчас Ринальди волновало не так много – для них с Юлем мир уменьшился до масштабов их камеры. Вопрос был в том, что делать дальше. – Надо подтягивать адвокатов. Эти мудаки грязно работают... В самом деле, не получится ли на суде доказать, что они не знали, что там в фургоне и их попросту спровоцировали? Однако здесь Ал досадливо крякнул и до крови прокусил губу – то, что их рассадили по разным помещениям, было плохо – единой позиции ни хуя не выйдет. И это тебе не Сакраменто, где Торелли могли легко влиять на внутритюремную жизнь, вплоть до устранения нежеланных свидетелей.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » A caballo regalado