"Такое приятное теплое ощущение в затылке. Не просто расслабление, нет. Это как будто твое тело побывало в ебучей мясорубке, а потом ты ложишься и..." читать дальше


внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?
вктелеграмбаннеры
RPG TOP
сакраменто, погода 6°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Justin
[icq: 628-966-730]
Aili
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Это не девочка, это беда


Это не девочка, это беда

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

22.06.2018

Sylvie Lefebvre & Saxton Sinclaire
https://i.gifer.com/V0tR.gif

Разрушенная вечеринка, выброшенный торт, что тут вообще можно добавить?..

+1

2

Наши отношения кончились.
Я повторяю это снова и снова, прокручиваю фразу в голове, смакуя её на все лады, но она не становится лучше от этого или хуже. Скорее, это просто - банальная печальная данность, факт - типа теоремы Пифагора. И я могла бы сказать себе - угробь здоровье на работе и забудь себя среди пациентов и их проблем, но я уже это и так делаю - седьмой день подряд, кажется. Пока однажды мое начальство не замечает мои круги под глазами и не отправляет меня домой.
Дом.
Что вообще это слово означает теперь? Раньше я жила с Дени, а после случившегося забрала свои вещи, запихала их в коробки и сложила в свою машину. И с тех пор у меня так и не нашлось минутки, чтобы вернуться в квартиру и разложить все по своим местам. Мне не хотелось туда возвращаться - как будто не было там ничего, что ждало бы меня обратно. Очень трудно вычеркивать из своей жизни человека, которого ты так осторожно, небольшими шажками пускал туда. Впрочем, рано или поздно мне нужно было бы вернуться домой - хотя бы ради необходимости принять нормальный душ и прийти в себя.
По дороге с работы я заехала в магазин, потому что знала - холодильник пуст больше, чем наполовину, а то немногое, что там осталось, скорее всего уже развилось в отдельную форму жизни и захватило всю кухню. Но почему-то вместо покупки еды я обратила свой взгляд на полки с алкоголем и прихватила большую увесистую синюю бутылку с радостно плещущимся внутри виски. Осуждала ли я себя в тот момент? Нет, я же не собиралась пить за рулем. Более того - я старалась сказать себе, что жизнь не кончилась из-за одной фатальной ошибки - моя уж точно. Я имею право быть эгоистом, и я им буду!
- И пачку Rothmans, пожалуйста, - я расплатилась с вежливым седоволосым мужиком, который протянул мне сдачу и исчез где-то в подсобке, откуда раздавались вопли телевизора. Кажется, там шел футбол, на который у меня совсем не было желания смотреть.
И дорога домой казалась в этот раз какой-то невыносимо длинной, чертовски бесконечной. Даже любимая музыка не сильно помогала дерьмовому настроению и странному желанию сделать глупость и выпить прямо за рулем. Но я же - сильный, взрослый, умный человек. Я не могу позволить себе хлестать виски из горла!
- Вы прибыли на место назначения, - отвратительная, металлическая безжизненная тетка оповестила меня об и так понятном факте. Я дома. Язык не поворачивался сказать так, и сначала я выбралась из машины и прикурила.
На улице уже стемнело, часы показывали чудесное время - 22:22. Люди вокруг почти исчезли, потому что пятница загнала многих в бары или клубы, и вряд ли кто-то праздно шатался по улицам в поисках приключений как я. Искала ли я эти самые приключения сейчас? Нет, но они нашли меня.
Подхватив коробку с вещами, я отнесла её к подъезду и едва успела развернуться за второй, как сверху на меня что-то рухнуло. В первую секунду мне показалось, что вот она, смерть моя пришла! Неминуемая кара небесная настигла меня за все земные прегрешения, и сейчас передо мной явится какой-нибудь ангел, демон или Будда и поведет либо в нирвану, либо обратит в камень, либо отправит в ад. Впрочем, когда мягкая масса стала проникать мне за шиворот и предательски застилать глаза, я поняла, что дело вовсе не в возмездии кого-то свыше, а в обычном бытовом хулиганстве. И стоило мне поднять голову вверх, как огромный кусок торта шлепнулся с характерным звуком куда-то мне за спину. В мою коробку с формой для работы, которая теперь приобрела запах ванили и была украшена.. вишенками. Чудесно.
- Эй! - я задрала голову и успела заметить мелькнувшую фигуру на балконе ниже моего. Когда-то там жила милая девочка, чью квартиру предательски залило во время одного из моих дежурств. Видимо, сейчас там обитает какой-то местный повар-террорист, бросающий неугодным людям на бошки свои произведения искусства. И если бы я не была сейчас и так на взводе, я бы плюнула на все и оставила бы все как есть. Но душа требовала возмездия, а одежда - химчистки. Про поруганную честь я даже и не говорю.
- Добрый вечер, мисс Флэштир! - очаровательная старушка вытаращила на меня глаза и что-то пробурчала про то, в каком виде я возвращаюсь домой, но я взяла в руки себя, многострадальную коробку и направилась решительным шагом по направлению к проклятой квартире. Предстояло дело серьезное. И если этот повар думает, что ему ничего не будет за содеянное - он глубоко ошибается! Нельзя недооценивать меня и мою злость.
Оказавшись на нужном этаже, я бросаю коробку рядом с дверью и молочу в нее - сначала руками, а потом ногой. И хотя чертовы взбитые сливки все еще лежат на моей голове и стекают на лицо, я намерена произвести самое озлобленное впечатление.
- Какого черта?! - обрушиваюсь я на открывшуюся дверь, все еще матеря сливки, которые стекают на глаза, - Ты вообще соображаешь, что этим можно было и убить человека? Про мусорное ведро мама не учила?
И тут я запоздало понимаю, что хрупкая фигурка, виднеющаяся в дверном проеме, кажется мне смутно знакомой.
- Сильви? - кажется, я прямо здесь и сейчас выпала в осадок. Не ожидала, что у этой тихони есть настолько специфические хобби. И почему я сразу моментально остыла, стоило мне понять, что это не какой-то абстрактный моральный урод, а всего лишь... ты?

+2

3

Наши отношения кончились.
А как ещё могло быть после того, как эта сука так поиздевались надо мной? Более того, не только она, но и все её друзья, которых я позвала на празднование дня рождения Макс, тоже прекрасно знали, что она хочет меня разыграть.
Я не знаю точно, была ли проблема действительно в тех фотографиях, которые зацепились во всемирной паутине, их ведь уже никогда не получится из сети удалить окончательно. Потому что каждый мог загрузить их себе на жёсткий диск или сделать пост с ними, они всегда продолжат всплывать и напоминать мне о попытке выжить в этом мире без необходимости возвращаться к моей сумасшедшей матери и тряпке-отцу. Да, я сейчас уже понимаю, что это были лёгкие деньги, что я была идиоткой, раз не осознавала последствий, не думала о будущем. Но меня можно оправдать тем, что мне было шестнадцать, я была в чужом городе, где никто не помогал мне?
Было очень больно услышать от Макс, что на вечеринку, которую я устроила на её день рождения, никто не придёт. Более того, “конечно, никто не придёт, как ты могла быть такой идиоткой, что подумала об этом?” Каждое слово Макс резало меня острым скальпелем без анестезии, потому что я наконец услышала всё, что она думала обо мне. Что она познакомилась со мной в том клубе просто на спор. Что она даже не думала о том, чтобы провести со мной ночь, но когда я ей не дала, решила, что добьется своего. Что трахаюсь я, конечно, офигенно, но чего же еще ожидать от такой шлюхи? И что в свой день рождения она не хочет больше изображать эти фейковые отношения, потому что её друзья вдоволь повеселились, да и она сама уже задолбалась. Что её тошнит от меня, а ей приходилось делать вид, что я ей нравилась, потому что она хотела повеселиться.
Я в ответ, конечно, сказала ей, что она тварь и мразь, что она лицемерная сука, и видеть я её больше не хочу. Но после того как я бросила трубку и посмотрела на украшенный к празднику дом, на чертов торт со свечами, который стоял на столе и ждал, когда на нём загадают желание, в груди так нестерпимо заболело, что я не выдержала и разревелась. Вытирая обжигающие щеки и застилающие глаза слезы, я вскочила с дивана, взяла в руки этот грёбаный торт, подбежала к балкону и выбросила произведение кулинарного искусства прямо на улицу. Я даже не задумалась, что он мог бы кого-то там прибить, мне просто хотелось вырвать из своей жизни всё фальшивое, что было связано с Макс.
Следом за тортом на пол полетели и гирлянды, где-то раздался звон разбитого стекла, но я не обращала внимания. Разъяренной фурией я носилась по комнате, срывая любое напоминание об этом предательстве, только чудом не потеряв равновесие от этих прыжков и рывков, пока моя квартира не стала напоминать какое-то поля боя.
И тут, не дав мне отдышаться, в мою дверь кто-то заколотил. Причем и ногами, судя по всему, так что я аж подпрыгнула и с ужасом вскрикнула. Я подумала, что это Макс пришла разобраться со мной после моих обвинений. И как-то не пришло в голову, что она физически не могла добраться до моего дома за такое малое время с момента нашего с ней разговора.
Поэтому я хватаю с пола что-то, похожее на предмет, которым можно защищаться, подбегаю к двери и замахиваюсь разбитым бокалом, прежде чем щёлкнуть замком.
Каково же оказывается моё изумление, когда я вижу передо мной не рожу Макс, а чье-то очень знакомое, хоть и скрытое за потоками моего торта лицо. На меня обрушивается поток обвинений, а я не могу ничего сказать, потому что всё это правда, я же действительно выбросила этот торт в окно. А он упал прямо на Сакс, которую я не видела очень давно. Честно говоря, после того раза, когда она меня залила, а потом я обнаружила после ремонта коробку со всем тем нижним бельем, которое пострадало от той воды, я не видела свою соседку. И судя по тому удивлению на лице Сакстон, которое возникло, когда она остановилась и замолчала, явно не на меня она так ругалась. То есть, конечно, это мне хотелось думать, что на меня она бы так не злилась, даже если бы я сбросила на неё два торта. Честно говоря, даже со взбитыми сливками и кремом на голове Сакс выглядела… очень потрясно. Я уже успела позабыть то странное ощущение, будто в груди перехватывает, когда я смотрела в её темные гипнотизирующие глаза.
Или это просто сейчас мне так плохо, что я никак не могу вдохнуть полной грудью?
- Сакс...тон? - вторю я твоему удивленному голосу и разжимаю машинально пальцы, из которых выпадает разбитый бокал и рассыпается осколками по полу. Я подношу к своему лицу руки и пытаюсь вытереть слезы, которые мешают мне нормально тебя рассмотреть, но по твоему выражению лица понимаю, что делаю что-то не так. Смотрю на руки и понимаю, что порезалась о неровный край бокала, так что только что изобразила боевую раскраску индейца на лице своей же собственной кровью.
- Fuck! Прости, что так вышло, я себя не контролировала... - мне стало очень стыдно из-за того, что я так импульсивно разбрасывалась тортом, и надо же было его уронить именно на тебя!
- Ты… вернулась? - я перевожу взгляд куда-то подальше от твоих глаз и натыкаюсь им на коробку. Или ты меня просто избегала?
- Пойдём, нужно спасать твои волосы и твои вещи! - я хватаю коробку, опять забывая о том, что мои пальцы в крови, поэтому оставляю яркие алые отпечатки и разводы, но целеустремленно несу коробку внутрь, в ванную комнату, даже не проверяя, идёшь ли ты за мной.
Быстро смываю кровь с рук и с ужасом смотрю на вещи, форму рабочую, кажется, покрытую кремом и кусками торта, и пытаюсь прямо пальцами убрать всё это подальше.
- Я всё отстираю. А ты можешь помыть голову... - перевожу взгляд назад на тебя и вздыхаю, -И то, что на тебе, придется стирать. Ну что за день! - чтобы опять не разреветься, я уткнулась в коробку с вещами, пытаясь потише шмыгать носом.
- Извини за беспорядок, я просто… готовила вечеринку, на которую никто не собирался приходить... - почему, когда начинаешь рассказывать, слезы льются сильнее, а дыхание сбивается, так что я замолкаю и тихо всхлипываю.

+1

4

Не так я представляла себе триумфальное возвращение домой. Впрочем, ничего триумфального в нем и не должно было быть - я планировала затащить наверх коробки, заказать пиццу и много пить, чтобы потом всю ночь много спать. Но, похоже, мироздание решило иначе. Интересно же иногда совпадают вещи. Хорошо, кстати, что это действительно была я, а торт был легким - кто-нибудь мог ведь и всерьез пострадать. Мне хочется сказать тебе об этом, чтобы ты больше не выбрасывала тяжелые вещи из окна своей квартиры, но у тебя такой растерянный вид, что мне кажется, мои обвинения будут совершенно не в тему. Они сделают тебе только хуже, а я не хочу хуже.
Ты разжимаешь пальцы, и красивый бокал, который ты зачем-то прихватила с собой, падает на пол и разлетается осколками. Звон стоит у меня в ушах, также как и твое такое робкое и неуверенное "Сакс..тон". Ты обезоруживаешь меня этим тоном, и мне не хочется ругаться. Мне хочется сказать тебе, что ты - дурочка. Мне хочется разобраться, почему так случилось, но я не успеваю сделать вообще ничего - ты наклоняешься, чтобы собрать осколки, а потом проводишь окровавленными пальцами по лицу. Я приподнимаю бровь. Тебе не идет раскраска безумного индейца, знаешь ли.
- Ничего, будем разбираться с последствиями, - в прошлый раз это ты молотила ногами в мою дверь, потому что я затопила тебя. Теперь моя очередь вроде бы как позволить тебе разобраться с последствиями содеянного, но мне не хочется перекладывать это на твои хрупкие плечи. Ты кажешься сильнее, чем ты есть на самом деле, я знаю. Например, у меня не получается остановить тебя, когда ты хватаешь мою коробку и тащишь ее зачем-то к себе в квартиру, приговаривая, что надо спасать меня и мои вещи. Наивная девочка, моим вещам не так плохо, как тебе. Я вижу эти отголоски боли где-то в глубине твоих глаз, когда мы случайно встречаемся взглядом. И задаю себе вопрос - а ты расскажешь мне, в чем дело? Конечно, я для тебя - совершенно чужой человек, соседка снизу, с которой ты виделась всего один раз, но может, я имею право знать, за что мне сбросили на голову торт?
- Не спеши и успокойся, - я наблюдаю за тем, как ты пытаешься стряхнуть с моей рабочей формы следы торта и вздыхаю. От крови ты оставишь еще больше следов. Ты суетишься как маленький ураган местного масштаба, и я не знаю, как тебя остановить. Хочу сказать, рявкнуть даже, но тут ты замираешь, словно бы садится батарейка. Всхлипываешь, склонившись над моей коробкой так, будто там лежит мертвый котенок. А я понимаю - надо брать дело в свои руки, иначе это не кончится ничем хорошим.
- Сильви, остановись на секунду. Пойдем обработаем твой палец, - я мягко беру тебя за руку, и веду на кухню. Я помню, что где-то тут видела у тебя небольшую аптечку, и надеюсь, что открываю нужный ящик. Останки торта с глухим чавканьем проваливаются мне за шиворот и стекают по спине. Я невозмутимо сажусь напротив тебя за кухонный стол и лью на ватный диск антисептик.
- Что за вечеринка? Хочешь рассказать мне об этом? - я оставляю для тебя маленькую лазейку. Если ты хочешь, чтобы я свалила прямо сейчас, ты всегда можешь об этом сказать. Но мне почему-то очень не хочется уходить, и дело даже не в том, что я жажду возмездия за свою одежду, волосы и вещи в коробке. Скорее мне отчаянно не хочется оставлять тебя одну, потому что ситуация звучит ужасно, и я даже боюсь представить, кто так некрасиво тебя подставил в лучших традициях "mean girls" - вечеринка, на которую никто не пришел.
- Если это прозвучит хоть немного утешительно, можешь считать, что на вечеринку пришла я. Торт, например, очень вкусный, - я улыбаюсь, а потом заклеиваю пластырем твой палец. Провожу ватным диском по щеке, где ты оставила себе кровавый след. Я не касаюсь тебя пальцами, потому что мне кажется, что если начну, то уже не смогу остановиться.
- Давай я действительно приму душ, смою с волос торт, а потом мы решим, что делать дальше? Ели хочешь, я могу остаться, - все равно дома меня никто не ждет. Я не говорю тебе об этом, потому что не хочу выглядеть грустной. Потому что моя рана еще не зажила, я все еще виню себя за все содеянное, но никак не могу остановиться. И знаю, что назад уже нет дороги, что одновременно злит и приносит успокоение. Вот так балансируя на грани между двумя противоречивыми ощущениями и я буду жить, видимо. Какое-то время уж точно.
- Если у тебя есть что поесть в холодильнике, сделай одолжение, не выбрасывай это, пожалуйста, в окно? Я умираю с голоду, - с этими словами я исчезаю в ванной комнате. Она кажется мне знакомой, и я с усмешкой вспоминаю, как мы чуть ли не вплавь пытались спасти твою одежду и закрутить кран. Сбрасываю с себя вещи прямо на пол, и забираюсь под теплый душ. Только намылив голову, я понимаю, что попала в типичную ситуацию - кажется, в ванной нет ни одного полотенца. Ну или просто мое боковое зрение меня подвело?

+1

5

Я не знаю, как быть, потому что мне кажется, что всё вокруг летит к чертям в адские овраги, все валится из рук, и я чувствую себя абсолютно потерянной. А что самое обидное, Сакстон является свидетелем этого безобразия, поэтому мне ужасно стыдно, что она видит меня такой расстроенной и не умеющей держать себя в руках. Не то чтобы я рассчитывала на что-то с её стороны, хотя бы симпатию, особенно после того как мы разбежались и больше не виделись с того вечера, когда поцеловались в первый раз и чуть не переспали. Но почему-то мне было особенно обидно, что опять меня все видят жалкой и никчёмной, в мой плохой день, хотя на самом деле я не такая размазня и нытик!
- Прости, я делаю только хуже, - как же я сама себя сейчас ненавижу, кто бы знал. Наверняка Сакстон устала от всей этой суеты и хочет просто забрать свои вещи и уйти подальше от такой истерички. И от этого реветь хочется ещё больше, но неожиданно для себя спокойный голос девушки действует на меня умиротворяюще. Или это её тяжёлый гипнотизирующие взгляд темных глаз всему виной? Но я действительно послушно останавливаюсь и перестаю суетиться над коробкой с вещами Сакс, позволяю себя взять за руку и отвести на кухню. Сначала то, что девушка знает, где аптечка, вызывает лёгкий приступ паники, но потом я понимаю, что наверняка Сакстон помогала с ремонтом или принимала результаты от той команды, которую мне и посоветовала, поэтому вполне могла случайно залезть в шкафчик и запомнить, что там аптечка. Я не буду параноить, нет.
- Вечеринка? Я не знаю, хочу ли… но учитывая то, что ты пострадавший от торта, мне кажется, честно будет тебе рассказать... - я вздыхаю и морщусь немного, когда она промакивает ваткой с антисептиком мою ранку на пальце и клеит пластырь.
- Вечеринка должна была быть по случаю дня рождения моей девушки… бывшей девушки уже теперь. Оказалось, что она встречалась со мной, чтобы потом обсуждать всё с друзьями, познакомилась со мной на спор, а потом узнала кое-что из моего прошлого... - я тру пальцем нос, потому что попытка Сакс пошутить меня действительно веселит, и я чуть улыбаюсь, но из-за недавних слез нос очень чешется. От прикосновения к щеке ватного диска я замираю и только сейчас понимаю, как уютно это всё выглядит и ощущается. И я действительно успокаиваюсь, из глаз больше не извергается Ниагара.
- Ты же не пробовала торт, как ты можешь знать? - я хихикаю и рассматриваю свой палец с пластырем на нём, а потом задумчиво киваю, - Конечно, иди в душ, он там же, где и в твоей квартире. А я обещаю, что накормлю тебя едой нормально, без извращений.
У меня конечно же были заготовлены закуски помимо торта, но они не так мозоли глаза. Честно говоря, я даже была бы благодарна Сакстон, если бы она помогла мне с этим, потому что я и за неделю всего не съем, гостей должно было быть человек десять в общей сложности.
Я специально не акцентирую внимание на предложении Сакс остаться у меня, потому что мне не хочется, чтобы она делала это из жалости. Почему-то в последнее время я постоянно подозреваю людей именно в том, что ими руководит жалость по отношению ко мне. Или это Макс меня так настроила - ждать подвоха?
Я достаю из холодильника тарелки с закусками и отношу их в гостиную, срываю со стены гирлянду, буквально кричащую о том, какая я неудачница, иду к мусорному ведру на кухне и краем глаза замечаю чудесную стопку полотенец, которые я приготовила. Но не положила ещё в ванную комнату ни одного. Черт…
Бросаю гирлянду в ведро, забираю одно из полотенец с тумбочки и после стука захожу к Сакстон.
- Извини, я полотенца перестирала всё, принесла тебе чистое. Тут и халат есть, если что, - я собираюсь уходить, но меня почему-то что-то удерживает. Наверное, я просто хочу с ней пообщаться немного, потому что чувствую себя одиноко. Тем более, я видела её почти голой в тот раз, может быть, Сакстон это не смутит? Плюс, она за шторкой.
- У меня есть овощи с сыром и фрукты на шпажках и бускетты такие маленькие. Но если ты очень хочешь есть, могу пиццу заказать, - я не знаю, что ещё предложить, поэтому мнусь на одном месте и не знаю, уходить мне сейчас или оставаться. Как это странно! Как будто ноги к полу прилипли. Или это ты просто хочешь увидеть голую Сакстон, Сильви-извращенка?
- Ты проходи сразу в гостиную тогда? - сбежать бы сейчас под предлогом кинуть вещи в стиральную машину.

+1

6

Я задаю себе мысленно всего один вопрос - почему меня так беспокоит все, что происходит в твоей жизни? Вроде бы мы друг другу ничего не должны, не обещали, а я все равно зачем-то стремлюсь спасти тебя, хотя не очень пока понятно - от чего? Никогда не замечала в себе такой страсти к банальному альтруизму и героическим поступкам. Это, скорее, больше подходит сестрам Грейсон - я до сих пор иногда вспоминаю ту ночь, поездку на машине черт знает куда и этих двоих - серьезных, сосредоточенных. Одно целое. Всегда было интересно - как это, существовать не в одиночестве, а всегда иметь рядом точно такого же человека, свое собственное отражение в некотором смысле.
- Все нормально, - я не люблю, когда ты извиняешься за то, чего не делала. Но я не говорю этого, потому что мне кажется, что любые слова сейчас могут настолько сильно задеть тебя, что потом придется собирать с асфальта уже не торт. А этого мне хотелось бы меньше всего, поэтому я просто стараюсь вдолбить тебе в голову, что ты тут не при чем. Что случилось, то случилось. И хотя ты действительно вывалила мне кремового монстра на голову, больше ничего ужасного ты пока не сотворила. Ну.. пока.
- Это очень жестоко, - я качаю головой. Такие шутки должны были остаться где-то в старшей школе! Мне совершенно непонятно, зачем кому-то так шутить с человеком, который ничего плохого не сделал. Или я чего-то не знаю, и на досуге ты расчленяешь чужих котиков на видео?
- Прошлое - это прошлое, Сильви. У нас у всех есть что-то, чем не получается гордиться или хвастаться. Вопрос только в том, как ты к этому относишься. И как ты позволяешь к этому относиться другим. Не разрешай никому, а тем более прошлому, как-то влиять на твое настоящее, - я вздыхаю. Мое прошлое тоже было тяжелым, там много чего было неприятного. Понятия не имею, что натворила ты, но и лезть к тебе не хочу - во всяком случае, не сейчас. Мне кажется чем-то неправильным стучаться во все двери в твоей душе, распахивать их настежь и бесцеремонно туда заглядывать, пользуясь случаем. Если ты захочешь рассказать - ты сама это сделаешь, я лезть не буду.
- Почему это не пробовала? Он стек мне не только за шиворот, но и на лицо. Крем вот ванильный, сладкий, - я улыбаюсь. Мысленно стараюсь не проводить аналогии с твоими мармеладными губами, воспоминание о которых тут же накатывает на меня горячей волной. Да, было дело - я тебя залила, а потом у нас чуть не случился пьяный секс под виски с пиццей. Хорошо, что тогда вовремя остановились. Хорошо ли?
Пока я плещусь в душе, хлопает дверь ванной. Таки мое предположение о том, что полотенец тут не наблюдается, было верным!
- Я так и поняла, спасибо, - я усмехаюсь, а сама смываю с глаз мыльную пену, потому что она застилает зрение, и я, естественно, ни черта не вижу. Что самое забавное - мы оказываемся в нелепейшей ситуации. Ты стоишь по ту сторону душевой кабины, судя по всему, с полотенцем, и не знаешь, куда себя деть. А я плещусь в душе и не знаю - стоит ли вылезать и пугать тебя с ходу своим голым видом или приличнее будет подождать, пока ты уйдешь? Ох уж эти условности!
- Я уже вылезаю, ты слишком вкусно говоришь о еде, - тут даже спорить не надо, мой желудок скоро запоет грустные песни раненного кита, которому не дают нормально пожрать несколько суток. Ну и моя фраза отчасти была адресована тебе, чтобы ты успела сбежать, спрятаться или наоборот, остаться. К счастью, когда я выключаю воду, тебя в ванной уже нет - только стопка полотенец лежит на раковине. Я промакиваю голову, предпочитая оставить ее высохнуть самостоятельно, и набрасываю предложенный халат. Моя майка погибла от столкновения с тортом, а вот джинсам повезло немного больше.
- Так что ты там говорила про еду? - выбираюсь из ванной комнаты я уже с полотенцем на плечам и в халате. Честно постаралась запахнуть его, чтобы ничего непотребного не выглядывало. И почему мне кажется, что я всегда что-то ем у тебя в квартире, а?

+1

7

Пока я ждала Сакстон в гостиной, перетащив на столик обещанные овощи на шпажках и брускеты предварительно, из головы всё никак не шли её слова. Про прошлое, которому нельзя давать портить твоё настоящее. Может быть, она так говорила, потому что не знала, что именно в моём прошлом обитало, и я сейчас зря даю себе надежду на то, что она меня понимает. А вдруг ей действительно наплевать на то, что у меня было, а важно только, кем я являюсь сейчас?
На самом деле, из всей этой ситуации с вечеринкой, на которую никто не пришел, я неожиданно вывела для себя одно - я больше не хочу, чтобы кто-то обращался со мной так. Я не хочу лить слезы на плече у своей соседки, потому что моя бывшая меня бросила таким ужасным образом. Пусть это и прозвучит банально, но хватит уже верить в людей и быть такой наивной. Нет, мир не окрасился для меня сразу в чёрный цвет, просто я дала этим гадким людям последний шанс, и теперь уже не хочу быть жертвой прошлого и обстоятельств. А ещё - я не позволю никому повлиять на меня и моё счастье. Даже тем, кто делает это "от чистой любви", как моя мама.
- Та-дам! - я показываю на аккуратно выложенные на тарелках шпажки с нанизанными на них кусочками сыра и овощей, на мини-бутерброды с чем-то итальянским, но вкусным, а потом хлопаю рукой по месту на диване рядом со мной. Нет, я помню, что в прошлый раз ни к чему хорошему это не привело, но сейчас у нас нет кучи алкоголя пока что, а ты... опять в одном халате, черт.
- Предложение с пиццей или китайской едой всё ещё в силе. Но десерт ты уже попробовала, - я забираюсь на диван с ногами и беру пару шпажек в руки, закусывая сыр брускеттой.
- Знаешь, я тут подумала о твоих словах. Про прошлое, которое я так отчаянно скрываю ото всех. Но в этой ситуации получилось, что это моя слабость, которую обратили против меня, - я знаю, что выгляжу не совсем на свой возраст, но когда-то уже нужно взрослеть, разве нет? Может быть, я сейчас напоминаю ребенка лет пяти, который рассуждает о философских проблемах, но мне очень важно не потерять сейчас мысль.
- Поэтому с этого дня с больше не скрываю и не боюсь. И если хочу отстричь волосы в каре, то сделаю это, - я довольно улыбаюсь, уминая за обе щеки еду, понимая, как же проголодалась-то всё-таки, - Я буду маргариту с ананасами, а ты?
Руки освобождаются только для того, чтобы найти на телефоне приложение пиццерии, где я сразу бросаю в корзину пиццу со странным дополнительным ингредиентом.
- Я родилась в городке под названием Парадайз, но поверь мне, он был далёк от рая. А потом уехала в Сакраменто с девушкой старше меня. Она была фотографом, а я стала сниматься в фильмах для взрослых, но потом ушла в кам-модели. Собственно, этот период времени та стерва, что притворялась моей девушкой, и обнаружила. Мне кажется, это только повод был, чтобы ещё больше меня унизить и оскорбить - рассказать всем своим друзьям, что я шлюха, которая дрочит на камеру, - кажется, меня было не остановить, но я очень надеялась, что это не сильно отпугнёт Сакс. С другой стороны, сама же предложила остаться?
- Я сейчас ничем таким не занимаюсь, работаю официанткой и коплю на учебу в универе, но я не хочу идти к ним и оправдываться. Разве это друзья, раз отворачиваются от тебя из-за твоего прошлого? - я то ли риторический вопрос задаю, то ли рассуждаю вслух с Сакстон, но ответа на самом деле не жду. Друзья бывают разные, и дружба строится на взаимном доверии и понимании, как и любые отношения.
- А у тебя что произошло за это время? Ну, о чём ты хотела бы рассказать. То, что я изливаю тебе сейчас душу, не означает, что ты тоже должна быть откровенна, - я тихо вздыхаю и наклоняю голову набок, одним глазом рассматривая лицо девушки.
- Честно говоря, я волновалась, куда ты пропала после того, как закончился ремонт и всё такое. Думала, что ты меня видеть не захочешь, потому что я тебя отшила тогда. А ты вот, сидишь тут. Значит, я тебя не обидела? Ты пропадала по каким-то личным причинам? Если это семейные дела, то можешь не рассказывать, у меня у самой не семья, а чёрт знает что, - я тихо смеюсь и прикрываю и второй глаз. Так, зажмурившись, сижу какое-то время, пытаясь осознать, что только что рассказала практически незнакомцу о своей жизни много чего личного.

+1

8

Я чувствую себя как будто неловко от того, что происходит между нами. Последняя моя встреча с тобой едва не закончилась чем-то.. непоправимым? Рядом с тобой я чувствую себя змеем-искусителем, потому что ты кажешься наивной и невинной девочкой, которую даже пальцем тронуть страшно - кажется, будто вся скверна, вся грязь, что на мне, моментально налипнет на тебя и испортит, извратит. Я смаргиваю навязчивую картинку, и смотрю на тебя заново.
- Знаешь, десерт мне показался вкусным. Особенно интересной была его подача, - я смеюсь и сажусь рядом с тобой на диван. Ну, значит, будет у нас своеобразное сумасшедшее чаепитие, я не против. К тому же, вечер сегодня совершенно свободен. Я не хочу идти домой, я хочу занять вечер тобой. Если ты, конечно, не будешь против.
- Прошлое часто стучится в дверь, когда ты меньше всего этого ожидаешь. А тайны действительно становятся легким оружием в руках тех, кто хочет тебе нагадить, - твои слова такие громкие, такие серьезные. И сама ты выглядишь очень серьезно; а мне приходится делать вид, что я понимаю всю глубину твоих проблем. Не может же у такой волшебной и светлой девочки быть в прошлом что-то действительно ужасное и непоправимое?
- Тебе помочь с каре? - я улыбаюсь. У меня нет особенных навыков, но подстричь челку или сделать банальное каре я в состоянии. В крайнем случае, нам понадобится бутылка виски и пара туториалов на ютубе, будет весело. Я зачем-то представляю себе это, рисую в подробностях - мы смеемся, я стригу тебя криво, а ты в отместку красишь мне волосы в зеленый. А на следующий день на работе я говорю всем, что так и было задумано, а сама тихонько усмехаюсь каждый раз, когда ловлю свое отражение в зеркале. Это было бы забавно, да?
- Давай пепперони, но без ананасов, - меня удивляет твой выбор, но я ничего не говорю по этому поводу. За какими-то такими фразами теряется нить разговора - того самого, настоящего. Она вплетается в канву незаметно и осторожно, и я уже узнаю о тебе намного больше, чем планировала. Ты делишься со мной сокровенным, настоящим, а я с трудом удерживаюсь от того, чтобы не_наброситься на тебя, не_обнять, не_прижать к себе. Ты оказываешься глубоким человеком, а я с ужасом понимаю, что до этого момента видела в тебе только обычную девочку. Однодневного мотылька, проблемы которого легко можно решить одним движением руки. Простенькую, невинную малышку, которая не видела в своей жизни ничего страшнее порезанного острым кончиком бумаги пальца. Выходит, я никогда так не ошибалась, и ты хлебнула дерьма едва ли не больше, чем я, хоть нас и разделяют прожитые года. Между нами пропасть всего в десять с небольшим лет, но я уже понимаю, за что сочувствую тебе и почему уважаю. Кто знает - если бы моя жизнь сложилась как-то похоже, смогла бы я не скатиться в наркотики, дешевый секс и алкоголь? Я так отчаянно хочу верить, что твои планы на жизнь - это действительно планы, а не красивая попытка скрыть что-то неприглядное.
- Пошла эта сука к черту, - говорю я, чтобы хоть как-то ответить на твои слова. У меня их нет, потому что я догадываюсь - ты вряд ли рассказала мне этот кусочек своей жизни потому, что хотела сочувствия. Чего же ты искала, интересно? - Настоящим друзьям все равно, кем ты была и что делала, чем занималась. По большому счету, они и труп должны быть готовы с тобой прятать, если уж на то пошло. Уж точно не осуждать за то, какими способами ты зарабатывала на жизнь.
Мне горько от того, что ты как будто оправдываешься, говоря, что больше этим не занимаешься. Хочется снова попытаться донести до тебя, что люди зарабатывают деньги и другими, более ужасными и мерзкими способами, так что твои шалости на камеру - это меньшее из зол. Но если я скажу нечто такое, услышишь ли ты? Поймешь ли, что на самом деле я имею в виду?
- У меня.. хм, - мы так резко перескакиваем ко мне, что мне нужно перевести дыхание. Я не хочу говорить, что та ночь, которая едва не случилась между нами, была фактически изменой. Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя использованной, поэтому я не буду говорить тебе ничего про Дени. Только те дозированные факты, которыми я готова делиться.
- Я изменила своей девушке, она потеряла ребенка, и я вернулась сюда. С вещами, как видишь, - я киваю в сторону двери и коробки, которая где-то там валяется. Выглядит это жалко, и я понимаю, что сама сейчас немного такая же жалкая - побитая псина, которую выбросили из дома. За дело, но кого это волнует?
- Так что теперь буду жить снова над тобой, обращайся, если опять заливать начнет, - я смеюсь, но смех как будто застревает в горле и получается такой хриплый и немного ненатуральный. Я бы и рада теперь видеть тебя чаще - когда больше не вижу перед собой пустышку, а разглядела в тебе что-то глубокое, надрывное. То, что хочется лелеять и обогревать. И то, что не хочется отпускать лететь на свет - чтобы если гореть, то только вместе.

+1

9

За окном на мягких лапах чёрной кошкой по подворотням ходила ночь, забираясь в каждый уголок, чтобы отметить своим присутствием весь город. Она прогоняла прочь большого и светлого, веселого и игривого как соседского лабрадора-солнце, царапая своими когтями до крови, которая закатными каплями окрашивала весь его путь домой. Ночь обычно была моим любимым временем, но с какого-то момента становилось жутко оставаться одной в пустой квартире, хоть и не было никаких предпосылок бояться какой-то ужасной ситуации, которая могла бы со мной случиться. Но сейчас рядом с Сакстон мне было очень уютно и спокойно, мне хотелось улыбаться, не обращая внимания на то, что сегодняшний вечер не такой, каким я его планировала.
Даже лучше.
Иногда цепляешься вроде во что-то, кажущееся тебе невыносимо важным, думаешь, что жизни у тебя без него не будет, не сможешь ты быть одна, сдохнешь от одиночества. А ведь даже кошек нет, чтобы они остались с тобой до самой смерти, а потом сожрали твоё лицо.
- Помоги.
В этой просьбе всё - и предвкушение от того, как мы будем вместе выбирать туториалы на ютубе, смеяться от красочной демонстрации того, как важно иметь прямые руки, растущие из нужного места, а лучше не браться за то, что делать не умеешь совершенно; и практически предложение таким образом вернуться в мою жизнь, пусть даже в качестве друга, а не чего-то больше. Мне почему-то кажется, что мы зря перескочили в тот раз этап, когда мы узнаём друг друга лучше, и я имею в виду не пьяные разговоры полуголыми, которые могут легко перерасти в секс, когда язык болтает что-то лишнее, а взгляд становится слишком тёмным и сексуальным. Когда я не могу совладать со своими желаниями, а тело движется как будто против моей воли, но на самом деле просто становится очень честным, хоть и не_вовремя.

- Пепперони.без.ананасов, - повторяю я следом за Сакс сосредоточенным голосом, отделяя каждое слово друг от друга паузами, и добавляю нужную ей пиццу в корзину. Туда же летит и бутылка колы, и картошка фри, и какие-то странные сладкие палочки, которые я пробовала в прошлый раз. Десерт в виде тортика, конечно, хорош, но мне его подача не очень понравилась. Слишком много продукта ушло впустую.

Мне так приятно, что Сакс меня поддерживает, так что я даже не успеваю скрыть выражения благодарности после её слов о том, что настоящим друзьям должно быть всё равно. Интересно, она относит себя к таким? А вот от её слов про труп мне становится не по себе. Было в моём прошлом и что-то такое, и хоть не я убила этого человека, его жизнь косвенно оказалась под угрозой из-за меня. То, что он сам хотел меня убить, может прозвучать как оправдание, но только это помогало мне спокойно спать по ночам. И я не знаю, каким нужно быть человеком, чтобы забыть об этом. И сколько нужно принять для этого наркотиков, чтобы забыться.
- Спасибо... Правда, мне очень... когда я слышу такие слова из уст кого-то ещё, это звучит убедительнее,- я не говорю, что где-то внутри моего тела бьётся надежда на внимание к моей персоне не только как к другу. Я не пытаюсь перескакивать дальше, потому что мне страшно разрушить то тепло и взаимопонимание, которое возникло между нами. Сакс, ты представить себе, наверное, не можешь, как мне не хватает человека, с которым я могла бы вот так поговорить лично, с глазу на глаз.
Строчками в сети очень сложно передать интонации, свои чувства, поэтому они могут оказать медвежью услугу - вывернув всё, что хотела сказать наизнанку, чёрное сделать белым, а белое окрасить в серый.

- Ох, мне очень жаль, что так вышло, - теперь я не сомневаюсь в том, что поступила правильно, не делая никаких намёков на то, что Сакстон мне нравится. Даже представить себе не могу, что она чувствует, потеряв ребенка, хоть и беременна была другая девушка. То, как она говорит об этом, отрешённо и холодно, может показаться спокойствием и отсутствием сожалений, и если бы я только что не слышала взрыв эмоций по поводу поведения Макс, я бы подумала, что Сакстон не переживает из-за погибшего ребенка. Но я вижу этот контраст, и мне кажется, что я чувствую её боль и сожаление.

- Я надеюсь, что ты больше меня не зальёшь, - я поддерживаю её шутку и смеюсь вместе с ней, чтобы отвлечь Сакс от воспоминаний о мрачном и тёмном прошлом. О беде, которая случилась недавно, ударила её прямо в сердце и разворотила душу, вывернув наружу острые рваные края раны, как будто от взрыва.
- Но ты обещала мне помочь с каре. Честно говоря, я бы ещё и волосы осветлила, если это не будет наглостью. Я пытаюсь экономить, так что не могу больше ходить к тому профессионалу, у которого я стриглась и красилась, - можешь воспринять это как угодно, даже если подумаешь, что я таким образом набрасываюсь на остатки твоих отношений, мне плевать. Я не знаю, кто была эта другая девушка, но я знаю, какая добрая и милая ты со мной. Я не знаю, смогла бы простить измену, но мне почему-то очень хочется оправдать тебя.

- Я в любом случае не выпущу тебя отсюда, пока ты не поможешь мне с едой, - отправляя себе в рот нанизанные на шпажку кусочки овощей, я улыбаюсь хитрой лисицей и угрожаще размахиваю будто оружием маленькой зеленой пикой, - Плюс, к нам едет твоя пепперони, я её есть не буду, не люблю острое, - морщу нос и устраиваюсь на диване поудобнее, обхватив руками колени. Честно, я бы так вечность сидела, вот только пиццерия в нашем районе располагается очень близко, так что не проходит и получаса с момента заказа, к тому времени, когда мы заканчиваем с канапе, курьер уже звонит в дверь, и мне приходится уходить с нагретого моими худыми костями места на диване и забирать наши две маленькие коробки с вкусно пахнущим и жутко вредным произведением итальянского мастерства.

- Приятного аппетита, - я ставлю коробки на стол, пытаюсь открыть бутылку, но она как назло закручена с силой титанов, не меньше. Поэтому протягиваю её Сакстон и смотрю с мольбой - открой, очень хочется чего-то газированного с большим содержанием кофеина.
- Кстати, может быть однажды исправим место наших встреч с твоей и моей квартиры на что-то другое? Можно сходить в парк и поесть там мороженого, например. Или покататься на аттракционах. Всегда мечтала оказаться на колесе обозрения, но слишком труслива, чтобы забираться на него самостоятельно. Если это, конечно, не слишком детские желания для тебя... Ты бы хотела? Любишь аттракционы? - спохватилась я, решив не признаваться Сакс, что у меня нормального подросткового развлечения с ужасными развлечениями в духе комнаты страха или зеркального лабиринта, а уж тем более тошниловок и горок не было. Это прозвучит жалко, а таким мерзким насекомым я в её глазах выглядеть не хотела.

+1

10

Я никогда не думала, что могу вот так легко сорваться и предложить человеку обстричь его волосы, не имея за плечами даже минимального опыта. Мои легкомысленные поступки чаще всего касались только моей жизни и редко когда затрагивали кого-то еще. Мне проще нести ответственность только за себя, не оглядываясь назад, но что-то сломалось. И причина этого надлома, вероятнее всего, ты.
Помоги.
Я хочу видеть в этой фразе немного б о л ь ш е, чем есть на самом деле. Я хочу верить, что ты просишь не только о том, чтобы я пришла к тебе, выпила и постригла твои волосы так криво, что на следующее утро мне пришлось бы оплатить тебе поход к парикмахеру. Я наивно надеюсь, что ты просишь меня вернуться в твою жизнь, просишь о помощи - чтобы не утонуть в омуте, в который тебя затянуло прошлое.

- Иногда нужно, чтобы простые вещи кто-то сказал за тебя. Так они звучат громко и четко, и не кажутся сверхъестественными, - я не раз слышала такие истории - когда девушки после определенного рода заработка не могли вернуться к нормальной жизни. Не потому, что их привлекали легкие деньги, а потому, что они видели себя грязными и недостойными простого человеческого счастья. Видишь ли ты себя такой? Мне очень хочется, чтобы это было не так - ведь в ту нашу первую встречу ты искала что-то вроде такого самого счастья и тепла, но мы остановились. До сих пор не понимаю, как так вышло?

- Осветлить волосы я тебе могу и постараюсь пообещать больше не заливать. После того раза сделала и у себя ремонт, поменяла трубы, так что все должно быть хорошо, - я улыбаюсь, пропуская мимо ушей и оставляя без внимания твои слова. Да, тебе жаль. Ты не представляешь, насколько жаль мне. От этой бреши в груди выть хочется, но я запрещаю себе падать в черную пустоту. Дени выбросила меня из своей жизни, я выбросила ее из своей. Иногда, когда боль становится невыносимой, я спрашиваю себя - о чем я думала, когда решила поиграть с ней в семью? Возможно, я никогда не найду ответа на этот вопрос.

- Ого, вот это угроза, - ты машешь на меня пикой от канапе, а я смеюсь. Я не хочу уходить отсюда - здесь тепло, здесь есть ты, а у меня в квартире все поросло пылью и напоминает о моих ошибках и одиночестве, которое раньше было для меня нормальным, а в последнее время стало невыносимым. Я бы даже поспала на коврике в твоей прихожей, но вряд ли наши отношения развились до такой степени. У них вообще есть будущее? Мы не можем цепляться за прошлое - и у тебя, и у меня оно было ужасным. Там много боли, наркотиков, алкоголя и грязи. Впереди - тоже не самые светлые перспективы, но кто знает - если сложить два минуса, вдруг получишь плюс?

- Быстро же ее привезли, - я беру кусок пиццы и забираюсь на диван, скрестив ноги. Открываю бутылку с колой, потому что не могу устоять против такого грустного взгляда; а тварь оказывается закручена с такой силой, что в какой-то момент меня посещает мысль о плоскогубцах, но они к счастью оказываются ненужными.
- А знаешь, можно. Парк и мороженое звучит интересно. Ты серьезно ни разу не была на колесе обозрения? - в детстве меня часто таскали в парки аттракционов, катали на всяких каруселях, от которых потом кружилась голова, и закармливали сладкой ватой. Иногда я думаю, что Джон таким образом компенсировал свое скучное детство, а я была просто прикрытием.
- Можно еще на каком-нибудь жутком аттракционе прокатиться. Если ты не боишься высоты, конечно, - я хитро усмехаюсь, - Эти развлечения - давно уже не детские. Посмотрела бы я на ребенка, которого крутит на 360 градусов где-то фиг знает где над землей.
Сама как раз таким ребенком и была. Орала - как сейчас помню. И тапок потерялся в процессе.
- Можно будет на следующей неделе сходить. У тебя есть какие-то планы в среду? - ого, а вот и свидание! Нет, конечно, свиданием это слабо можно назвать; наверное, это просто встреча друзей на более менее нейтральной территории.

+1

11

Как будто стрижка и осветление волос действительно поможет стать совершенно другим человеком. Не будет никаких "звоночков" из прошлого, забудется всё плохое. Перестанут по ночам мучить кошмарные сны, где я то оказываюсь в заброшенном доме, то в каком-то помещении, похожем на камеру пыток. То в больнице стою перед задернутой шторкой у кровати, на которой лежит человек, а по монитору бежит зеленая полоса.
- Я буду рассчитывать на тебя тогда, - не говорю по поводу чего именно, но это и так понятно. Волосы осветлить же, а не что-то ещё. Так странно сейчас было находиться рядом с Сакс и вспоминать, как у нас с ней чуть не случилось что-то непоправимое. Ведь я тогда была технически в отношениях с Импалой, это могло считаться изменой. Это потом я созвонилась с ней, сказала, что не могу больше такого на огромном расстоянии. И хоть мне жаль было, что у нас ничего не получилось, с дружбы мы начинали, в итоге на этот этап с ней и вернулись.

Будет ли так и с Сакстон, я не знала, но пока что мне было так тошно от предательства бывшей сегодня, что так даже лучше. Чем бросаться в пучину страсти, будет лучше узнать человека поближе, пусть даже он и останется твоим другом, а не возлюбленным. Ещё ни одни мои отношения, которые начались с безумия и искорки, не заканчивались хорошо. В какой-то момент становится ясно, одной искры, одной страсти, совместного безумия недостаточно, если больше нет ничего. Если вас ничего не связывает, кроме постели и тёмного прошлого за спиной, то эти отношения могут быть продолжительными только в детских сказках, реальность же более жестока.
- У меня прикормленная пиццерия есть тут рядышком, я тебе сброшу их название, - тянусь за телефоном, который бросила на диван, снимаю блокировку и протягиваю его Сакс, - Ты можешь, конечно, зайти за мной в среду, но если что-то изменится, лучше быть на связи, да?

Это выглядит как дешёвая попытка взять номер у понравившегося человека, но я действительно хочу сходить в парк аттракционов с  Сакстон, потому что мне кажется, одна я не наберусь смелости ещё долгое время.
- Я ни разу не была в парке аттракционов. Мать не любила такие развлечения, а отец... Ему было плевать, честно говоря. А когда я приехала в Сакраменто, то было уже не до этого, я работать начала, - добавляю я, пока Сакс вбивает свой номер в мой сотовый, отковыривая кусочки ананаса с пиццы и невоспитанно поедая их прямо так, - Поэтому, если я вдруг запаникую, не смейся, пожалуйста. И если потащу тебя во все возможные виды аттракционов, попробуй это пережить.

Дружеский такой поход в парк со стороны может показаться намёком на свидание. Но если у нас не случится романтичного поцелуя на самом верху колеса обозрения, то я переживу. У меня слишком мало людей, с которыми я могу нормально общаться, а Сакс одна из них, так что я не хочу её потерять. Пусть она явно старше меня и мудрее, я хочу верить, что у нас может быть что-то общее. Что ей не надоест, как моей первой девушке, возиться с малолеткой. И она не оставит меня.
- Если у тебя будет что-то меняться, позвони мне? - я оставляю на телефоне Сакс пропущенный вызов, и удивленно смотрю на неё, - Чёрт, уже так поздно? Мне завтра рано утром уже нужно быть на работе... Безумно жаль, что мы так мало пообщались, хотелось бы и дальше разговаривать всю ночь, но я была уже не ребёнком, который не думал о последствиях.

- Тогда ориентируемся на следующую среду? Будем на связи, если что-то изменится, хорошо? - я вижу, как Сакстон смотрит на пиццу, поэтому закрываю картонную крышку и протягиваю ей всю коробку, - Ты можешь занести мне потом халат, а я отдам тебе чистую одежду. Завтра вечером будет нормально? Я в восемь вернусь с работы, буду ждать тебя тогда, - это может выглядеть поводом ещё раз встретиться, но я не думаю, что стоит сильно задумываться о том, чем или кем мы смотримся со стороны. Это только наше дело, и только нам решать, что стоит за тем или иным действием.
- Спасибо, что вернулась. Без тебя было очень темно.
Говорю это на прощанье, закрывая за девушкой дверь, и сажусь прямо на пол прихожей, обнимая себя за плечи и улыбаясь. Впервые, наверное, за долгое время ощущая странное сочетание тепла и надежды. На то, что в будущем меня ждёт что-то хорошее. Что на завтра есть какие-то планы.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Это не девочка, это беда