vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » It’s in the water baby, it’s between you and me


It’s in the water baby, it’s between you and me

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Bridgette Van der Berg & Henry Bennett
Место: лагерь серфингистов, где-то на острове Бали
Время: полгода назад
Время суток: здесь нет ни дня, ни вечера, ни ночи, здесь только вода и песок
Погодные условия: серьезно?
О флештайме:

Маленький остров. Райский уголок. Идеальное место для ежегодного побега, где я собиралась проваляться ближайшие несколько недель, тратя не свои денежки. Доска для серфа, цветастый купальник. И не забудьте прихватить с собой защитный крем от солнышка. Сейчас я жалею, что не прихватила с собой цианистого калия, ведь именно здесь, внимание, мне довелось встретить того, кого мои глаза меньше всего желали узреть среди простых смертных отдыхающих. Это мой кусочек рая, не смей его портить, ты меня слышишь, Хэнк?

http://25.media.tumblr.com/tumblr_ltw2j51bEI1qiufmxo1_500.gif

+2

2

Майра опустила голову на плечо Генри.
-Ты знаешь, я могу видеть будущее,- тихо сказала она. Багряное солнце таило за горизонтом. За волнами. Они сидели на пляже, провожая закат и ужиная.
-В самом деле?- рассмеялся Генри, накрывая ее плечи пледом.
-Конечно. Я знаю, какой ты. Мне все известно… Даже о той женщине, которую ты ищешь… Хочешь испытать меня?- загадочно произнесла она, склонившись поближе к нему.
-Бросаю тебе вызов, Ванга,- небрежно ответил он, преподнося к губам кофе.
-Скиталец, женщина, которую ты ищешь должна тебе сопротивляться. Так отчаянно, что у тебя едва ли хватит сил за нее бороться. Ты сотрешь все подошвы в надежде догнать ее. Она будет бросать тебе луч надежды и ускользать в неизвестность. Ты не из тех людей, которые хотят, чтобы им говорили: “Я буду с тобой вечно”. Не так ли Генри? Ты тащишься от неопределенности. Она станет пытать тебя пока дух не выбьет,- она говорила самозабвенно, срывая дыхание. Генри скептически нахмурился, но не стал прерывать ее. Майра казалась ему забавной. Но он не терпел мистики.
-Если ты попытаешься проводить с ней все свое свободное время, она будет сопротивляться. Если она поддастся этому напору, то тут же станет тебе неинтересной. Когда ты будешь кричать… Судя по твоим книгам, характер у тебя вспыльчивый… Баламутный… Она не будет возражать. Подождет пока злость выкипит и скажет, что ты не прав. Она ни разу не скажет, что ты талантлив.  Не почешет твоего самолюбия. Чтобы в твоей голове не щелкнула мысль ‘эта жертва готова, она покорена мной’. Она разрушит твою самооценку. Ты же этого и хочешь… Падать до дна и возрождаться. Она окажется очень своенравной. С яйцами. Не будет пытаться быть милой с теми, кто ее раздражает. Она будет играть тобой,-  Майра рассмеялась.
-Мне жаль, что ты замужем,- он дружески обнял ее.
-Ты часто женишься. Я читала в журналах, что это стало чем-то вроде твоего хобби. Зачем тебе это?- она водила пальцами по песку, тщательно вырисовывая  какие-то символы и стирая их.
-Женщина никогда не покажет свое истинное лицо пока не почувствует себя в безопасности. Печать в паспорте – это что-то вроде сигнала,- Генри улыбнулся.
-Тебе сложнее искать любовь. У тебя мать всегда была слишком отверженной и хорошей… Я была на ее выставке в Сантьяго…- Майра зажмурилась, ощупывая карманы в поисках зажигалки.
-Я был рад снова с тобой повидаться, Майра. Ты мудрая,- он угостил ее сигаретой.
-Хвали меня чаще.
---
Он шел вдоль линии побережья. Его никак не оставляла мысль ‘об убегающей женщине’. Генри перебирал в памяти свои романтические связи в попытке найти подтверждение словам Майры… Он держал в руках доску для серфинга. Солнце было уже не таким безжалостным, а океан теплым.
Анна была безумной, но чересчур взбалмошной. Неуправляемой. Ее поступки были лишены логики и разума… Нора… В ней есть  искра. Мы встретились, когда она была слишком юной…
Генри заметил силуэт женщины впереди. Он помедлил и оторвался от своих мыслей. Наконец, Генри поровнялся с ней.
-Вам не спится?- спросил он, опустив доску для серфинга.
-Мир перевернулся? Бриджит?- Генри раскрыл глаза от изумления.
-Черт раздери! Ты и Бали? Мир сочетает несочетаемое… Учишься покорять волны?

+1

3

look & hair

Это место манит меня второй год подряд. Здесь ничего не изменилось, изменилась я и только я. Песок остался таким же горячим, солнце безжалостным, а вода готова приютить утомленного путника. Сегодня этим путником выступаю я. Чувствую, как теплые волны ласкают мои ноги, ласкают мой живот. Я лежу на берегу, томно прикрыв глаза. Я отдыхаю после заплыва, шум волн дарить мне то умиротворение, какое мне так и не удалось ощутить ни в одной точке этого засранного мира. Сливаясь воедино с океаном, я почти забыла о том, кто я есть на самом деле и что осталось за моими плечами. Все нереально. Мелочи не имеют значения. Имена, фамилии, лица людей - все это где-то в параллельной вселенной, а в этой только я и мое блуждающее сознание.
Здесь тихо. Большинство людишек разбежались по своим делам, считая, что поздний вечер не походит для очередного заплыва или еще каких развлечений на воде. Идиоты, пропускаете все самое интересное ведь! Но мне это только на руку, я чувствую себя хозяйкой этого маленького кусочка пляжа, что находится в моем распоряжении. Вдалеке маячит пара фигур, но я так расслаблена, что не могу заставить себя подняться с мокрого берега, ласкаемого волнами. Мне лень пошевелить рукой или ногой, но все таки пришлось это сделать, так как мне показалось, что какая-то ползучая тварь атаковала мою ногу. Ложная тревога, однако это вынудило меня подняться на локтях и оглядеть обстановку. Красиво, ничего не скажешь. Не зря я влюблена в это место, ох, не зря. Его есть за что любить. Хотя бы за то ощущение легкости, что мне довелось испытать всего пару минут назад. И никакой травки не надо, да-да. Вот уже каждый день в течении последних двух недель я умираю и рождаюсь заново на этом пляже. Похоже, скоро это войдет в привычку.
Я выпрямилась, нехотя поднимая свою тушку на ноги. Мелкие песчинки никак не хотели покидать мою загорелую кожу, поэтому мне пришлось приложить усилие, чтобы снова стать похожей на человека. Правда, попытки мои оказались тщетными. Бросив доску для серфа на берегу, я поспешила окунуться в воду. Совершив небольшой заплыв, я вынырнула из воды более ли менее посвежевшей. Та томная усталость, что навалилась на меня после физических нагрузок, испарилась и я даже подумывала о том, чтобы оседлать еще одну волну.
Крупные капли воды щекотали руки и ноги, мне захотелось снова вернуться в воду, но, перетерпев каких-то пару секунд, я довольно улыбалась, разглядывая водную гладь. Это ли не Рай на земле?
- Вам не спится? - до моего слуха донесся голос, который я, кажется, уже где-то слышала. - Мир перевернулся? Бриджит?
Нет, этого просто не может быть. Разбудите меня или ущипните. Это неправда, это сон, всего лишь дурной сон. Я уснула на берегу, а вода окончательно ударила мне в мозг. Или на солнышке за день перегрелась, черт его знает. Это кто угодно, только не Генри. А, нет, это он, это точно он.
Я развернулась к нему всем корпусом тела, не в силах вымолвить и слова. Этого не может быть, так нечестно. Он материализовался рядом со мной как призрак из прошлого, как преследователь из снов. Казалось, все тело оцепенело одновременно от ужаса и облегчения. Не могу сказать точно чего сейчас в моей крови было больше, но коктейль получился отменный. С одной стороны я радовалась, что Хэнк не сдох под первым же забором, как уличная собака, а с другой мне хотелось порвать его на тысячи мелких кусочков. Мне хотелось причинить ему столько боли, сколько способно вынести человеческое сердце. Ровно столько же, сколько он причинил мне. Но ему, разумеется, необязательно об этом знать. Мне проще показаться безразличной стервой, нежели снова пытаться относиться с теплом и заботой. Господин Беннетт все равно этого не оценит.
- Черт раздери! Ты и Бали? Мир сочетает несочетаемое… Учишься покорять волны? - как ни в чем не бывало вещает Хэнк, вгоняя свою доску для серфа в рыхлый песок.
Если бы я знала, что мой дорогой шрам из прошлого явится на Бали, я бы сожгла это место, а прежде прокляла его тысячу раз. Нет, Хэнк, это тебя черт раздери.
- Я в этом ас, - равнодушно откидываю влажные волосы назад, даже не глядя на Беннетта. По моей реакции не скажешь, что я взбешена, но мне хочется верить, что он это почувствовал.
- Ты серьезно? - неожиданно меняю тему разговора, все еще хмурясь. - Ты думаешь, что я стану разговаривать с тобой как ни в чем не бывало?
Я скрестила руки на груди, игнорируя тот факт, что на мне всего лишь ослепительно белый купальник и выгляжу я не очень-то устрашающе. Но я злюсь и хмурюсь, я не собираюсь вести светскую беседу двух домохозяек. По крайней мере, я стараюсь убедить себя в этом. Специально, нарочно. Так ведь проще. В выигрыше остается тот, кто покажет большее равнодушие и холодность к человеку, которого когда-то...любил? Господи, я терпеть не могу это слово, поэтому стараюсь не применять его к своей персоне.
- Что ты здесь делаешь? Примчался испортить мой отпуск?
Лучшая защита - нападение. Не знаешь что сказать - будь языкастой стервой. Всегда выручает. В горле застрял сухой комок. Я не способна выдавить из себя ни одного мало-мальски приличного слова, в голове крутится один мат и ругательства на трех языках. Почему моя жизнь превращается в кошмар именно сейчас?

Отредактировано Bridgette Van der Berg (2012-08-28 23:22:21)

+1

4

Он машинально схватил ее за запястье.
-Так закричи на меня! В гневе ты очень красива. Как ни одна другая женщина,- его голос звучал яростно и чуждо. Генри показалось, словно он лишился рассудка как во время наркотического опьянения. Словно сейчас его устами говорил незнакомец. Он был безумен. Встреча с Бриджит встрепенула в нем что-то. И этот воздух, пропитанный солью и жаром последних лучей вечернего солнца... Океаном. Его громоздкой силой. Энергией волн, бьющих о берег. Генри вступил на путь, где нет возврата. Он перешел грань приличий, бесцеремонно вцепившись в руку женщины, которую потерял когда-то и обрел лишь сейчас… На секунду.
Хэнк мечтательно обвел взглядом тело Бриджит, каждый его изгиб так, чтобы она увидела его жажду.
-Я примчался, чтобы насолить тебе. Прятался в песке, как страус, чтобы ты не приметила мою задницу в стае отдыхающих на пляже серфингистов,- он рассмеялся и сжал хватку.
-Дьявол столкнул нас. Брось, я пришел для того, чтобы разукрасить твою жизнь. Разрушить цикл однообразности,- Генри отпустил руку Бриджит и по-зачинщицки улыбнулся.
-Расслабься и получай удовольствие. Хорошее тело. Славные булочки. Давай пройдемся по пляжу? Почему ты сбежала сюда?- он склонился за серфом.
-Разве мы с тобой не добрые приятели, Бриджит? Жизнь скоро кончится, а ты продолжаешь злиться на мелочи из прошлого. На Бали все начинают с чистого листа. Я не знаю тебя. Ты не знаешь меня. Мы видим воду, блестящую в лучах палящего солнца. Любуемся ей... Твое тело невольно привлекает меня и манит. Ты не в силах сопротивляться мне и мы сливаемся в оргазме рая…- продолжил он с тоном насмешки и пожал плечами. Хэнк разглядывал бедра Бриджит, вспоминая, что прячется за тканью ее купальника. 
-Давай закурим бамбук мира. Помнишь, как индейцы и Колумб подружились, породив нацию фастфуда? Безусловно я хочу тебя. Как любой нормальный мужчина. Но я не стану приставать к тебе сегодня. Мы пройдемся по пляжу. Отпустим все плохое, что было раньше, чтобы очиститься. В честь момента,- Генри безжалостно поедал Бриджит глазами. Так он отдавал дать ее красоте и тому, что их связало раньше.
В жизни каждого человека есть кто-то, кто держит его на крючке. Тот, кого ты еще не можешь пока вычеркнуть.... Мысль о нем прячется где-то в глубине сознания. Ты просыпаешься утром. Идешь на работу. Выпиваешь с друзьями в баре. Видишь тела других женщин. Наслаждаешься своей ветреностью и свободой. Осыпаешь комплиментами официанток. Рассуждаешь о политике. Укрощаешь строптивых. Печатаешь на компьютере сообщения в социальные сети. Мечтаешь о чем-то высоком. Читаешь книги. Строишь карьеру. Пускаешься в безрассудства. Говоришь себе: ‘я достиг большего, чем тысячи людей’. Кичишься успехом. А потом сталкиваешься со своим на вождением. Тебя накрывает странное чувство привязанности... И ты не в силах остановить ее. Она всегда таилась где-то внутри тебя. Лава выплескивается из вулкана, разрушая привычный уклад быта. ‘Боже, вот почему я не мог быть счастливым. Я еще не отпустил кого-то из своей прежней жизни’. Буддисты считают, что женщина питает больше семи лет каждого из мужчин, кто побывал в ее постели. Невидимая нить тянется от ее пуповины к его пуповине. И вот он этот треклятый шанс обрубить ее… Оторваться… Найти себя.
-Брось. Я же женатый человек. Безобидный как Иисус и почти голый как Будда. Видишь, какие у меня смешные плавки? Пойдем, я покажу тебе кое-что… Ты хорошо выглядишь. Много часов проводишь в спортзале?- он протягивает ей руку. Дружественно и в то же время требовательно.
-Я должен отпустить тебя. Вселенная не так просто сталкивает людей в удаленных частях мира. Нам нужно поговорить. Помоги мне.

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-10 00:24:59)

+2

5

Хэнк схватил меня за запястье, чтобы не дать смыться. А вот это ты зря. Я посмотрела на него, затем на руку, сжатую на моем запястье. И взгляд мой не предвещал ничего хорошего. Дорогой, ты просишь закричать на тебя? С радостью исполню эту прихоть. С радостью огрею тебя доской для серфа, а после утоплю твое тело в океане.
- Отпусти меня, - спокойно процедила я сквозь зубы, глядя Генри прямо в глаза.
Его бесстыжий взгляд гулял по моему полуобнаженному телу, но в этот раз я не восприняла сей жест за комплимент. Наоборот, мне стало обидно за себя. Чего он добивается? После его блядского отношения я не собираюсь с ним спать, пусть даже и не мечтает. Не скрою, я мысленно закусила губу, пока в моей голове всплывали фрагменты слияния наших разгоряченных тел, опьяненных страстью друг к другу. Да, секс был потрясным. Был - ключевое слово. Сейчас нет решительно ничего, ну, пожалуй, кроме моей обиды.
Я смело разглядываю его лицо, изучаю каждую его черточку, каждую новую морщинку. Он совсем не изменился, разве что здесь, на острове, он выглядит более здоровым человеком. Я внимательно всматриваюсь в зрачки Беннетта. Что он несет и что он выкурил перед тем, как вцепиться мне в руку, словно пес, охраняющий сокровище за семью замками? Неа, я так не играю. Ситуация начинает напрягать меня, когда Хэнк, с лицом безумца, рассмеялся и сжал мою руку еще сильнее.
- Отпусти меня, Хэнк, ты делаешь мне больно, - повторила я уже более настойчиво.
Господи, как же давно я не произносила его имя вслух. Я избегала любых мелочей, которые могли бы напомнить мне о существовании этого мужчины. Но на уровне подсознания всегда горел красный маячок и в эти минуты я задавалась вопросом "Интересно, как он там?".
- Хорошее тело. Славные булочки. Давай пройдемся по пляжу? Почему ты сбежала сюда? - Хэнк не обращает внимания на мои слабые протесты, он пытается раскрутить меня на беседу. - Разве мы с тобой не добрые приятели, Бриджит?
Вот теперь мне хочется ударить Хэнка по лицу. Я так и не смогла простить его за ту непоправимую ошибку, что разрушила то хорошее, что у нас когда-то было. Было - ключевое слово. Как можно было вести себя по свински и ожидать, что я буду отвечать тем же теплом и заботой, что и раньше? Прости, милый, но ты повстречал меня слишком поздно, чтобы я безропотно перед тобой преклонялась.
Язык так и чешется разболтать Хэнку об истинных причинах моего отпуска - о том, что я временно залегла на дно в связи с последней прокрученной прибыльной сделкой. Но он ни о чем не подозревает, он уверен, что я безобидная женщина (но тем не менее прекрасно орудующая скалкой, немытой сковородой и острым язычком) и работа у меня самая посредственная. Поэтому я демонстративно молчу, отводя взгляд на мелкие волны засыпающего океана.
- Это не имеет значения, - я посмотрела себе под ноги.
Машинально насупившись, я избегала зрительного контакта с Генри. Еще чего, мне не хотелось бы испытать то теплое чувство в груди, которое я даже не знаю как обозвать. Я скучала? Скучала ли? Наверное, не знаю. Я привыкла терять близких мне людей, но чаще это происходило по моей глупости, а не из-за того, что кто-то разбил мне губу, вывихнул два пальца и оставил несколько синяков на теле. Ну уж нет, больше я никому не позволю обращаться со мной подобным образом. А Генри меняется на глазах. От безумца до философа путь короток, но мне хватило, чтобы снова закатить глаза. У меня дурное настроение, я не могу заставить себя расслабиться и просто наслаждаться, зная, что Хэнк бродит где-то здесь. Господи, мне нужно срочно собрать вещи и валить отсюда. Валить!
- Безусловно я хочу тебя. Как любой нормальный мужчина. Но я не стану приставать к тебе сегодня, - я ошарашенно повернула голову в сторону Беннетта.
Звучит как угроза. Ага, сегодня не будет, начнет прямо с завтрашнего дня, а я не смогу устоять и этот порочный круг пойдет по новой спирали. Он издевается надо мной?
- Брось. Я же женатый человек. Безобидный как Иисус и почти голый как Будда, - бесхитростно заявляет мой спутник, а я ехидно улыбнулась в ответ.
- Ты не изменяешь своим привычкам. Для тебя жениться - что кофе пойти выпить, здесь нечем гордиться.
Я сказала свое слово. Гадкое, мерзкое словечко. Оно крутилось у меня на языке еще с той ночи, когда я вернула ему злосчастное колечко. Если быть точной, я швырнула его куда-то вглубь комнаты и выскочила прочь, чтобы ни в коем случае не расплакаться в присутствии того, кого собиралась назвать своим мужем. 
- Видишь, какие у меня смешные плавки? - Хэнк опускает взгляд вниз, я следую его примеру и невольно улыбаюсь. Чертов Беннетт, он знает, что заслужить мое расположение можно только рассмешив.
- У тебя нет еще одной пары? Мне бы пошло, - я хмыкнула и подставила лицо теплому порыву ветра, который отбросил влажные волосы с моих плеч на спину.
- Ты хорошо выглядишь. Много часов проводишь в спортзале? - Генри делает вид, что его интересует мой досуг, но что-то мне подсказывает, что он спросил об этом просто так.
- Завидуешь моей упругой заднице? - съязвила я, усмехаясь.
Я немного оттаяла, а мое лицо приняло более мягкие черты. Наверное, мне надоело дуться на Генри и его плавки, но я все еще держалась особняком, подозрительно воспринимая каждую сказанную им фразу.
- Нам нужно поговорить. Помоги мне, - голос Хэнка изменился, я даже узнала его.
Неизвестно от чего я так отпрянула - от его протянутой руки или фразы, которую мне только что довелось услышать. Я с подозрением посмотрела на его широкую ладонь, не доверительно замерев на месте. Его последняя фраза выбила меня из колеи, я металась в противоречиях. Мне хотелось отругать Хэнка за то, что он снова вздумал использовать меня в своих корыстных целях, а с другой стороны меня раздирало любопытство. Я осторожно дотронулась пальцами до его ладони, это прикосновение обожгло меня и я резко убрала руку, словно от раскаленной плиты.
- О чем нам нужно поговорить, Хэнк? - мы продолжили движение, но он все равно взял мою руку в свою.
От знакомых прикосновений по телу пробежал легкий холодок, а все происходящее показалось мне нереальным, словно картина из сна или дурного фильма.
Я шла и думала о том, что никогда не признаюсь тебе в высоких чувствах. Я никогда не покажу, что ревную, никогда не попрошу прощения, я никогда не скажу, что не сделаю тебе больно. Я не буду убеждать тебя в том, что буду только твоей, я не пообещаю тебе, что мы умрем в один день. Все, что я могу сделать для тебя - это лишь остаться рядом, став частью твоего воздуха. Заставить тебя дышать глубже. Это все. В остальном я бессильна.

+2

6

- Отпусти меня, - он инстинктивно сжимает хватку и смеется. Хватается за ее руку как за последний шанс разобраться со своим прошлым. Он вопросительно вскидывает бровь, словно возмущаясь и удивляясь сопротивлению Бриджит. ‘Как ты не возьмешь в толк, ведь этого то я и пытаюсь добиться. Тебя отпустить!’
- Тогда моя миссия будет не выполнена. А как же насолить тебе? Ну, уж, нет. Со мной пребудет злая сила,- попытался смягчить ее Генри. Он так отчаянно бежал от брака. Не впускал Нору в свою жизнь. За три месяца, проведенные с ней в его дюплексе, он даже не пытался узнать ее. Хэнк прятал себя настоящего в беспробудном пьянстве. Он глушил виски так, словно в нем заключался смысл его жизни. Не написал и строчки. Отправлял оправдательные письма на электронную почту издателя. ‘Я сейчас работаю над одним проектом. Ищу себя в новом жанре. Наберитесь терпения’. ‘Нора, мы ведь даже не говорим с тобой. Почему ты не такая, какой я хочу тебя видеть? Почему тебя раздражают мои выходки? Это же порыв души. Черная полоса. Каждый должен пройти ее. Ничего необычного. Однажды все станет лучше. В ближайшее время. Подожди.’
Генри не смог найти убежища в объятьях сестры. Виктория всегда утешала его. ‘Ты же такой замечательный. Самый лучший. Такой талантливый. Скоро к тебе вернется муза. Не переживай, Генри. Я рядом с тобой. Хочешь, приноси мне наброски… Прочтем вместе. Что-то придумаем’. Теперь же ее слова казались ему лицемерием. Он сошел со своей привычный колеи. Что-то шло не по плану. Затушить душевную боль могло лишь только пьянство. На короткий промежуток времени.
-Друзья познаются в счастье. Посмотри на меня,- на миг Хэнк ослабил хватку. Он ощутил боль в своем запястье и отвел назад руку. Чтобы Бриджит не смогла рассмотреть его шрамов. В его голове непроизвольно вспыхивают статьи в газетах, журналах и Интернете. ‘Известный писатель Генри Беннетт предпринял попытку суицида’. ‘Генри Беннетт был найдет мертвым в своей квартире’. “ ‘Живи быстро. Умирай рано.’ – таков был девиз жизни писателя Генри Беннетта. Сообщения сми подтверждают его безвременную кончину. Тело Беннетта было обнаружено сегодня утром на его квартире. По словам очевидцев, писатель был найден мертвым в ванной собственных апартаментов на Уолден Драйв. Следствие ставит безутешный диагноз его смерти – самоубийство. Генри Беннетт закончил работу над романом ‘Подводя черту’. В своей книге он рассуждает о ‘героиновой зависимости и возможностях реинкарнации’. Больничная палата. Лицо медсестры. Консультация психиатра. Выход из этого ада, помутнения разума можно найти только на другом конце света. Генри Беннетт стал беглецом. Чтобы встретить Бриджит. Возможно, она и была тем заиром, той навязчивой мыслью, которая так сильно сводила с ума -  он не был в силах пока ее отпустить.
- Ты не изменяешь своим привычкам. Для тебя жениться - что кофе пойти выпить, здесь нечем гордиться,- она улыбнулась, и что-то кольнуло в груди.
- Виски попить. Я не терплю кофе – у него неприятный вкус. В жизни главное – быть верным самому себе. Люблю свадьбы. Помнишь, ты сорвала мне одну? Я на тебя еще зол как черт. Испорченная статистика мне не к лицу. Лучше бы подала на развод. Из-за тебя мне пришлось оттачивать тактику. Опаивать красивых девиц и сразу же тащить в загс. Мое самолюбие раздавлено,- Генри обнажил зубы в улыбке. Бриджит знала его лучше чем кто-то другой. Теперь она была рядом – на этот короткий миг. Хэнк остро ощущал ее близость, и в нем просыпалось какое-то странное чувство родства их душ...
- Хочешь заполучить такие плавки? Думаешь, я раздаю их бесплатно? Могу снять и дать поносить свои,- он рассмеялся.
- Я тут же сниму их. Ты только скажи…- потворно добавил Генри.
- Лучшие плавки со смешным рисунком. Очень свободные. Могут слететь, когда ты ловишь волну,- продекларировал он, оттягивая их за резинку в бок, и стрельнул себя по бедру.
- Завидуешь моей упругой заднице?
- Мне нужно ее ощупать, чтобы измерить степень своей зависти по шкале Юнга. Повернись спиной … Я опытным путем проверю…- в воздухе он сжал ладонь, словно примериваясь и целясь.
- О чем нам нужно поговорить?- его лицо вновь стало серьезным. Генри взял Бриджит за руку. Пытался передать ей свой пыл через тактильные прикосновения.
- У меня есть одна теория. Если ты сохнешь по кому-то долгие годы, то единственный способ ее отпустить – встретить снова. Осознать, что этот этап пройден,- он повел Бриджит вдоль линии прибоя. Туда, где садится солнце.
- Мы пойдем к скалам. Понимаешь, я чем-то одержим… И не исключаю такой вероятности, что этой навязчивой идеей могла оказаться ты. Я потерял себя. Мечусь по свету в попытки обрести что-то… Частичку душевного спокойствия… Умиротворение.  Мне суждено было найти тебя здесь. Воспринимаю это как знак. Что если ты должна сказать мне то, что держала долго внутри себя раньше. А я тебе?

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-11 15:10:18)

+2

7

Кто бы сомневался, что ты на стороне зла, о, мой милый Генри. В тебе слишком много света как для человека, так же много и тьмы. Ты разный. Бессмысленно глупый в мелочах и нездорово мудрый в глобальном. Когда я встретила тебя, я прочла это в пустующем взгляде бродячих глаз. Это единственное, мимо чего я не смогла пройти мимо. Видите ли, мистер Беннетт показался мне таким одиноким. Идеальная жертва по всем параметрам.
Мне не составило особого труда впутаться в него, а вот выпутаться оказалось не так легко, как думалось. Как он вообще делает это? Раз, и на пальчике заветное колечко и три кило лапши на ушах. Ну уж нет, дорогой, тебе не удастся закинуть удавку на мою шею. Клянусь, если еще кто-нибудь позовет меня замуж, меня стошнит.
Хэнк говорит о дружбе. Какая к черту дружба? Эй, парень, с какой ты планеты? На моей планете женщины мстят, дуются, обижаются, кидаются вазами и метают ножи в таких предателей, как ты.
А упоминание о виски вообще ножом по сердцу. На мгновение мне почудилось, что я почувствовала его терпкий привкус на губах, но это оказалась иллюзия, вызванная продолжительной "засухой". В такое пекло убивать себя алкоголем совсем не круто. Я упивалась тропическими коктейлями, а рано утром поглощала сладкие фрукты. Настолько спелые, что сладкий сок тоненькой струйкой стекал от кончиков пальцев до самых локтей, приятно щекоча каждый микро-волосок. Правда, потом мне приходилось отмываться, но это ощущение навсегда останется одним из приятных. Одним из тех, что я никогда не забуду.
- Люблю свадьбы. Помнишь, ты сорвала мне одну? - при упоминании о неудачной перспективе семейной жизни, я резко развернула голову по направлению к Беннетту. - Я на тебя еще зол как черт. Испорченная статистика мне не к лицу. Лучше бы подала на развод.
- Хочешь поговорить об этом? - я попыталась улыбнуться, хотя лишнее напоминание об ошибке прошлого болезненной трелью отдавалось в моей душонке. - Или тебе напомнить о твоем мерзком и недостойном поведении?
Я улыбалась, хотя держалась довольно высокомерно. Хэнк это заслужил, уж поверьте.
- Из-за тебя мне пришлось оттачивать тактику. Опаивать красивых девиц и сразу же тащить в загс, - продолжил мой спутник, а я еще шире улыбнулась.
- Да? Всего то? А я уж было подумала, что ты начал привязывать женщин к батареям.
Типичная Бри. Моя наглость никуда не делась, я по прежнему желаю укусить побольнее. Ужалить. Ударить по самому больному месту. Минутка самолюбования, затем я засовываю язвительную Бри куда подальше.
- Мое самолюбие раздавлено, - закончил Генри с присущим ему театральным трагизмом.
Я закатила глаза, из последних сил сдерживая порыв дать ему подзатыльник и рассмеяться вслух. Бедняга Хэнк, он так и не понял, что жизнь продолжает идти.
- Хочешь заполучить такие плавки? Думаешь, я раздаю их бесплатно? Могу снять и дать поносить свои, - Беннетт добродушно рассмеялся, отчего стал похож на того самого парня, на которого я когда-то запала. - Я тут же сниму их. Ты только скажи.
- Вот еще, - на своем лице я попыталась изобразить что-то вроде самодовольной улыбки. - Ты же знаешь какая я добрая. Разве я могу оставить тебя без трусов в этот день и час? - я демонстративно надула губки и прикинулась матерью Терезой. О, да!
- Лучшие плавки со смешным рисунком. Очень свободные. Могут слететь, когда ты ловишь волну, - я засмеялась, когда Хэнк провернул нехитрый маневр с резинкой своих цветастых плавок.
- Твои плавки так ненадежны, - отосмеявшись, я вернулась к своему привычному состоянию языкастой стервы. - У вас много общего. И хватит пялиться на мой зад.
Последнюю фразу я произнесла с легким пренебрежением в голосе. Улыбка выдала меня, я легко отмахнулась и даже обрадовалась, когда Хэнк сменил тему разговора. Дань моей заднице отдана, аминь.
Он все говорит и говорит. Беннетт ведет меня к скалам для того, чтобы утопить? Надеюсь, что нет. Он все говорит и говорит. А я не нахожу слов. Я иду рядом, слушаю его голос и держу за руку. Меня Земля убеждает в обратном, но я верю, что ты идешь рядом и крепко держишь мою руку. Пусть все это кажется нереальным, Земля шепчет мне, она привязывает меня к тебе. Кажется, я Алиса. Я попала в потустороннее зазеркалье, где нормальное кажется абсурдным, а сны переплетаются с явью. Кто этот мужчина и почему он стоит слишком близко ко мне? Нет, Земля, мне плевать на тебя. Чертовски огромная гнилая дыра-Земля.
- Что если ты должна сказать мне то, что держала долго внутри себя раньше. А я тебе? - я резко остановилась, выхватив из речи Хэнка то, что взволновало меня больше всего.
Моя ручка выскользнула из его руки, я замерла всем своим нутром. Стукнуть его по голове сейчас или позже?
- Почему ты спрашиваешь меня об этом? Мне нечего сказать тебе, Хэнк, - я нервно сглотнула и выжидающе уставилась на него.
Ложь, наглая и открытая ложь. Мне хотелось высказаться. Наверное. Когда я ушла от него, устав от жизни в состоянии войны, борясь с его пагубными привычками, мне казалось, что я вылью на Генри ушат и маленькую бочку грязи при первой же встрече. Я буду плеваться ядом, метко швырять обидные слова, пытаясь отыграться, пытаясь принизить его перед собой. Заставить испытывать муку, которую когда-то испытывала я, когда не могла достучаться до этого безнадежного пьяницы.
Но сейчас у меня нет сил на гадости. Я предпочитаю замолчать, взращивая в себе новое, доселе неизвестное чувство.
- У тебя точно все в порядке? Мне не нравятся эти вопросы. Мне не нравится твой настрой, - обеспокоенно заявляю я, глядя Хэнку прямо в лицо. Если он снова на что-то подсел - я вырву ему обе руки и надаю по жопе. Сколько можно спотыкаться об одну и ту же ногу?

+1

8

Boots Of Chinese Plastic - The Pretenders

- Хочешь поговорить об этом?
- Безусловно, о тебе я готов говорить бесконечно,- он прищурился, провожая последние лучи палящего индонезийского солнца. На горизонте океана умирал день, впуская в жизнь Генри новое начало – близость Бриджит.
- Или тебе напомнить о твоем мерзком и недостойном поведении?- Хэнк фыркнул.
- Ишь ты, какая бестия злопамятная,- он насупился и скорчил гримасу.
- Я не в силах изменить то, что было раньше. Какой смысл копаться в моем безобразном прошлом? Позволь мне лучше насладиться твоим приятным обществом!- Генри опустил руку ей на плечи – это был жест его величайшего великодушия и примирения. 
- Послушай, Бриджит, у тебя аппетитная попка, но я буду облизываться на нее со стороны наблюдателя – на расстоянии. Все-таки я женатый мужчина и чрезвычайно приличный. Ты меня опасаешься?- он порылся в карманах своих смешных плавок и нашел сигареты.
- У тебя нет зажигалки? Я промочил пачку сегодня. Еще чуть-чуть и она подсохнет – пыхнуть будет можно,- Генри всплеснул руками и выдавил из себя улыбку – в знак дружелюбия. Он поправил плавки, чтобы Бриджит смогла внимательнее изучить рисунок.
- Ты же знаешь какая я добрая. Разве я могу оставить тебя без трусов в этот день и час? - Хэнк пожал плечами.
- А я был на шаг от того, чтобы добровольно избавиться от них... Устроить для тебя стриптиз на пляже… Верх романтики для искушенных,- он вздернул подбородок, чтобы смотреть на Бриджит как можно с более надменным видом. Хэнк подражал ее игре. Держался близко и в то же время на расстоянии.
- У тебя слишком острый язык. Еще раз ужалишь – могу откусить кончик,- сказал Хэнк, с любопытством разглядывая ее. Она была все той же прежней строптивой Бриджит. Бунтаркой. Бросавший вызов ему. Хэнк взял ее за руку, крепко сжал за запястье. Повел за собой в сторону прибрежных скал. Он был одержим найти разгадку их расставания. Почему Бриджит не отыскала его раньше?
- Я хочу от тебя освободиться, Бриджит. Слишком много ночей меня преследует твой призрак. Я не могу начать выстраивать свой брак из-за того, что ты как маятник мерещишься на каждом углу. Бывает, я прогуливаюсь по улочкам Нью-Йорка и вижу девушку, похожу на тебя. Мне приходится преследовать ее несколько кварталов прежде, чем я пойму, что ошибся. Даже в своей жене я ищу частичку твоего безумия,- он начал исповедь. По законам драмы, проверенным на миллионах фокус-групп и социальных опросах в Интернете, герои фильма или романа должны непременно встретиться в финале, чтобы завершить кульминацию. Принять решение, продолжить им путь вместе или навсегда расставиться.  К примеру, он встречает ее в одном из парижских ресторанов. Она в коротком красном платье сидит за столиком в глубине зала. Он вежливо приветствует ее. Она заглядывает ему в глаза. И в этот момент должен упасть занавес. ‘Я вас люблю (к чему лукавить?), Но я другому отдана, И буду век ему верна’. История находит свое трагическое разрешение. Ставится точка. И герои продолжают свою жизнь в воображении зрителей и читателей - уже за кадром.
- У тебя точно все в порядке? Мне не нравятся эти вопросы. Мне не нравится твой настрой, - он несколько раз сумбурно кивнул головой, улыбнулся как-то сдавленно.
- Давай присядем,- Генри сел на камни возле линии прибоя. Запустив стопы в воду.
- Какой-то индийский мудрец говорил, что наша судьба – это колесница в руках извозчика. Если ты перестаешь управлять ей – отпускаешь вожжи, то тебя уносит туда, куда бегут кони. Если ты упускаешь чего-то важное ради сиюминутных наслаждений… Например, алкоголя, случайных связей, лени  или наркотиков, то получаешь краткосрочную радость. И вместе тем теряешь управление над своей колесницей – в долгосрочной перспективе. Мне жаль, что я когда-то упустил тебя. Ты была лучшей женщиной, которую мне довелось встретить,-    Генри вращал в руках пологий камень.
- Я сбежал из города в поисках острых ощущений. Каждый день мне казался однообразным. Я вырывался из этого гнилого цикла, но все равно не чувствую себя удовлетворенным… Что-то меня гложет, но я никак не могу в себе разобраться… Что происходит в твоей жизни? Ты встречаешься с кем-то?

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-19 17:38:38)

+1

9

- Ишь ты, какая бестия злопамятная, - я не воспринимаю всерьез реплику Генри, я не воспринимаю всерьез его гримасу. Я лишь отвечаю ехидной улыбкой, мол, дорогой, а ты разве не знал, что с такой женщиной связываться опасно?
- Я не в силах изменить то, что было раньше. Какой смысл копаться в моем безобразном прошлом? Позволь мне лучше насладиться твоим приятным обществом!
Бла-бла-бла. Я молча иду, кидая взгляд то на цветастые плавки своего спутника, то на прибрежные волны. Действительно, какой смысл копаться в прошлом, которое мы оба хотели бы забыть? Ну, не забыть подчистую, а забыть только то, о чем и вспоминать не хочется.
- Послушай, Бриджит, у тебя аппетитная попка, но я буду облизываться на нее со стороны наблюдателя – на расстоянии, - как ни в чем не бывало продолжил Хэнк.
- Какая досада, - я картинно надула губки и сделала вид, что расстроилась. - А я уже было понадеялась.
Совершенно непроизвольная эмоция нарисовалась на лице. Сейчас мне бы хотелось немного поиграть с Хэнком. Поступить так, как делаю всегда, поэтому я решительно сменила гнев на милость и практически невинно захлопала глазками.
Но улыбка моментально соскочила с моих губ, разбиваясь о песок и утопая в волнах. Хэнк снова женат, но зачем повторять дважды? Я, между прочим, тоже живой человек со своими чувствами и переживаниями. Жаль, что я не читаю газет, чтобы одним солнечным утром узнать пренеприятнейшее известие. Надеюсь, у этой стервы позеленеет безымянный палец и нахрен отвалится. Еще один трофей в коллекции Беннетта. Вы видели каков засранец?!
- Я опасаюсь только крабов, - небрежно бросила я, перестав улыбаться. - Ты не похож на парня с клешнями.
Напряжение сняла только пачка сигарет, которую Хэнк выудил откуда-то из недр своих забавных, но все еще влажных, плавок. Я остановилась и принялась кокетливо наматывать локон волос на палец.
- А если я скажу, что есть? - заговорщически улыбаюсь, с вызовом глядя Беннетту в лицо. - Угадай, где она может прятаться?
Да, угадай, Хэнк. Где она может прятаться, если на мне одна лишь маленькая ткань, еле еле прикрывающая все самое интересное. Я закусила нижнюю губу и проследила глазами за взглядом Хэнка, который с интересом сканирует мое оголенное тело.
- Да не здесь, извращенец! - я раскатисто засмеялась, когда взгляд Генри задержался где-то в области бикини. - Я оставила зажигалку в пляжном домике. Зайдем, нам по дороге.
И тут все стало как-то легко и непринужденно. Я снова улыбаюсь, позабыв о том, что мой герой надел кольцо на пальчик другой женщине. Наверняка он носит ей чай в холодную постель или целует ладони. Колкая ревность больно ужалила в самое сердечко, но я улыбаюсь. Улыбка - лучшая защита.
- Стриптиз? - я переспросила, вновь заливаясь смехом. Уж больно смешно Хэнк выглядел в этот момент. - Это самодовольное выражение тебе не идет, а над твоим предложением я подумаю.
Я вновь кокетливо улыбнулась, заманивая Генри в свои сети. Ну и что с того, что я поступаю нечестно? Не одной же мне засыпать каждую ночь в обнимку с безумием. Никто меня не накажет за маленькую игру, которую я задумала всего несколько минут назад, пока мои ноги утопают в еще теплом песке.
- У тебя слишком острый язык. Еще раз ужалишь – могу откусить кончик, - беззлобно шутит Хэнк, вновь впиваясь в меня взглядом. Этот взгляд я не замечаю, я ощущаю его на своей коже.
- Рискни, - мне не пришло на ум ничего умнее, как высунуть кончик языка и тут же засунуть его обратно в ротик, поспешно пряча за пухлыми губками. Вдруг и правда откусит?
Поравнявшись с пляжным домиком, где еще утром я оставила свои вещи, моя блондинистая голова скрылась в его дверях, попутно бросая временный багаж, чтобы нашей с Хэнком беседе ничего не мешало. Я схватила зажигалку и пачку сигарет, валявшихся на плетеном кресле, а так же умудрилась прихватить с собой белоснежное парэо, лихо обмотав его вокруг бедер.
- На, держи, - выруливая обратно на берег, я подкинула зажигалку в воздухе, так как не собиралась вручать ее Беннетту лично в руку. Еще чего, большой мальчик уже. - И сигареты возьми, - следом за зажигалкой отправилась и пачка сигарет. - Ты куришь какую-то гадость.
Типичная Бри. Прямолинейная, улыбается с издевкой. Проходит вперед на два шага и криво улыбается, оставляя Хэнка где-то позади. Ему пришлось догнать меня и снова ухватить за руку, но на этот раз я не сопротивлялась. Зачем? Мы идем так близко, что дышать становиться трудно. Я понимаю, что скучала по этой близости вчера, неделю назад, месяц назад. Но мне ничего не остается, как смотреть на прибрежные волны и украдкой кидать обжигающие взгляды на Хэнка. Как бы мне не хотелось изменить наше прошлое - я не всесильна.
Мне стоило огромных усилий подавить очередную самодовольную улыбку, когда Беннетт начал импровизированную исповедь. Сначала я не хотела ему верить, приняв услышанное за галлюциногенный бред, но его взгляд говорил о другом. Все реально. На какой-то миг мне показалось, что я смогла ощутить пустоту его сердца.
- Считай это расплатой, - с легким пренебрежением ответила я. - Маленькая месть, как компенсация потраченного времени и нервов на твою персону.
Надеюсь, мой дорогой, ты думаешь обо мне во время секса со своим очередным трофеем. Надеюсь, мой призрак будет преследовать тебя вечно. Надеюсь, моя светлая шевелюра еще долго будет мерещиться тебе в толпе. Тебе нужно совсем немного - всего лишь получить прощение, которого ты не дождешься.
- Давай присядем, - Генри уселся на теплые камни, я поспешила последовать его примеру.
Перед взором открылся чудесный вид, на минуту я глядела вдаль как зачарованная, позволяя волнам ласкать мои ноги. Блаженство. Почему каждый день не может быть похожим на этот? Я слушаю Хэнка, его голос умиротворяет меня не хуже бархатных волн. Я слушаю его внимательно, не упуская ни одного слова. Да, я хороший слушатель и этого у меня не отнять. Неужели ты наконец-то поумнел, дорогой? Неужели вырос из всей этой чепухи? Что ты говоришь? Я была лучшей женщиной, что тебе довелось встретить? Ну, конечно, дорогой, все так и было. И продолжалось бы по сей день, если бы ты не просрал меня. Я не могу принять твои слова за комплимент, скорее как за проклятие.
- Мне жаль тебя, - я не выдержала и мягко положила свою ладонь на щеку Хэнка, едва тронутую щетиной.
Наш зрительный контакт продолжался недолго. Я первая отвела глаза в сторону и убрала руку, как бы извиняясь за то, что перебила. По крайней мере я сказала правду.
- Я сбежал из города в поисках острых ощущений. Каждый день мне казался однообразным. Я вырывался из этого гнилого цикла, но все равно не чувствую себя удовлетворенным, - я смотрю на камень в руках Хэнка и понимаю, что хочу оказаться на месте этого маленького камня. - Что-то меня гложет, но я никак не могу в себе разобраться… Что происходит в твоей жизни? Ты встречаешься с кем-то?
- Ты действительно хочешь знать? - робко спрашиваю его, потрепав подсохшие волосы на затылке. - Встречаешься. Я не люблю это слово.
Я снова устремила взгляд вдаль, еле заметно прищуриваясь. Встречаешься. Почему нет? Это то, чем я сейчас занимаюсь. Встречаюсь с кем-то для одноразового секса. По-моему мне подходит это слово, ведь серьезные отношения нельзя охарактеризовать словом, предназначенным для одноразовых вещей. Встречаешься.
- Да, наверное я с кем-то встречаюсь. Ну, ты знаешь о чем я, - я нахмурилась и почувствовала себя неловко. Не в своей тарелке. - В моей жизни все по-прежнему. Я все так же таскаюсь на работу без опозданий, - легкая, немного грустная улыбка поселилась на губах. - Да, все по прежнему в моей жизни. Разве что в ней теперь нет тебя. Но я это пережила, как видишь.
Грустная улыбка растворилась в воздухе, оставляя после себя  горькое послевкусие.
- Кто она? - я резко развернула голову к Хэнку, впиваясь в него взглядом. Мне не хотелось знать ее имени, цвета волос, параметров. Мне просто хотелось знать, что она заставляет его улыбаться. Точно так же, как когда-то в свое время заставляла и я.
- Знаешь, иногда я все еще волнуюсь о тебе, - блондинистая голова снова уставилась на вечерний прибой. - У меня ведь нет причин волноваться?

Шепот разрывает тьму. Эти рваные раны порождают страсть. А где вспыхивает страсть? В глазах. На них все начинается и ими же заканчивается. При встрече ты смотришь человеку в глаза. Они скажут тебе, чему он служит. Душе или телу. Уходя, ты посмотришь не на руки. Не на спину. А в глаза. Они скажут тебе о том хочет ли он от тебя уходить.

+1

10

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/0/0/ba1afced.mp3|Gnossienne No 4 - Erik Satie[/mymp3]

В жизни каждого мужчины присутствует такая женщина, которую он никогда не сможет забыть. Она кажется ему идеальной. Он ищет ее черты в мелочах. В каждой незнакомке на улице. В случайном движении руки, изгибе платья или пальто, открывающих дверцах такси, цвете зонта… В тех местах, где встречал ее раньше… Осенью в падающей листве, в оранжерее парка. Он разглядывает влюбленные парочки у моста. Опускает руки на перила, поглядывает на часы… Словно через несколько секунд должна появиться она… Изредка разглядывает старые фотографии… Бережно опускает альбом на стол… ‘Генри, кто она?’… ‘Подруга, часть моего прошлого. Эта женщина уже ничего не значит для меня. Я искал  в альбоме снимок для журнала. Ничего путного’. Взгляд цепляется за обложку. В голове рождаются страницы нового романа. Он домысливает то,  чем могла закончиться эта история, если бы сейчас с ним была она… Эта женщина из прошлого. ‘Я никогда не оглядываюсь назад. Мне нравится жить настоящим. Я циник и не терплю сентиментальности,-’ говорит он во время интервью. Усмехается. Делает глоток кофе. Тушит сигарету в пепельнице. Выходит на улицу. Оглядывается по сторонам… Видит белокурую девушку в знакомом пальто. Преследует ее несколько кварталов. Она оглядывается. Он извиняется вскользь: ‘Простите, я обознался’. Прячет руки в карманах брюк. Выдавливает из себя жеманную улыбку. Возвращается домой. Открывает компьютер. Рассматривает монитор. Мечтает. Курит. Стряхивает пепел в кружку.
- Я опасаюсь только крабов. Ты не похож на парня с клешнями,- я снова слышу ее голос. Щипаю себя за палец – боюсь признать, что присутствие Бриджит  – правда.
- Я не похож на Зойберга? Меня с ним часто сравнивают. Знаешь, крабы они страшные однолюбы. Даже такая пословица есть ‘найти своего краба’…- мне сложно говорить. Я боюсь сломаться. Хочу обнять ее. Потрепать за плечи. Изобрести машину времени, чтобы вернуться обратно в прошлое, в то время, когда она было ко мне не такой холодной. Исправить свои прежние оплошности. Уговорить Бриджит закончить старую историю. Снова принадлежать мне. Не разрывать помолвку. Помогать мне справляться с яростью и депрессивными припадками. Я всегда был таким взбалмошным…
- Угадай, где она может прятаться?- мои глаза распахиваются в удивлении. Я не могу понять о чем Бриджит меня спрашивает.
- Прости, ты о зажигалке? В чашечке купальника?- мне становится дурно. Я ощущаю укол совести. Кажется, Бриджит не оставила меня тогда, в прошлом, если бы я был  к ней внимательным.
- Ты разве не куришь? Мне было бы приятно разделить с тобой сигарету,- вода смывает наши следы на песке. В этом есть что-то знаковое. Я снова поворачиваюсь к Бриджит. Протягиваю руки – хочу поправить ее волосы. Осекаюсь. Киваю головой, чтобы она не заметила моего смятения. Я снова становлюсь тем мальчиком, каким был в детстве. Мне сложно найти общий язык с женщинами. Я слишком зажатый. У меня сутулые плечи. Я читаю фантастику. В моем воображении Бриджит похожа на Королеву Амидалу из ‘Звездных воин’. Я всегда рисовал ее такой... Властной с волосами-бараночками.
- Да не здесь, извращенец! Я оставила зажигалку в пляжном домике. Зайдем, нам по дороге,- она смеется. Я улыбаюсь по инерции. Копирую ее радостное настроение.
- Ты живешь в пляжном домике?- я сбит с толку. Мне приходится повторять вопросы Бриджит, чтобы не упустить нить разговора.
- А я на вилле. В двадцати минутах от Куты. Ты берешь частные уроки по серфингу? В какой школе?- мне не дает покоя обручальное кольцо. Кажется, я повенчан с Бриджит на небе. Печати в паспорте ничего не значат? Их часто аннулируют и закрывают другими штампами... Моя жена похожа на Бриджит. Белокурая. Стройная. У нее тонкие пальцы и красивый голос. Она относится ко мне с большой нежностью и почему-то считает, что ее муж ужасный циник.
Нора моложе Бриджит. Наверное, я попытался взять у судьбы реванш таким образом. Зализать старые раны браком. Склеить себя заново.
- Это самодовольное выражение тебе не идет, а над твоим предложением я подумаю.
- Брось, мне нравится, когда танцует женщина… Особенно, когда она сбрасывает одежду под музыку,- я прикусил язык и отвернулся.  Мы подошли к пляжному домику. Бриджит прошла во внутрь. А я остался на улице.
Она спустилась ко мне, обмотанная как тогой парэо.
- Без этой тряпки ты нравилась мне больше,- я взял сигареты и зажигалку.
Мы сели на камнях возле воды. Я смотрел, как над волнами прячется диск раскаленного солнца. Мне нужно было получить прощение Бриджит, чтобы отпустить прошлое. Я хотел написать свою жизнь с чистой страницы, поэтому я использовал ее в качестве священника – все грехи должны быть отпущены.
- Мне жаль тебя, - она коснулась моей щенки ладонью.
- Да, наверное я с кем-то встречаюсь. Ну, ты знаешь о чем я. В моей жизни все по-прежнему. Я все так же таскаюсь на работу без опозданий,- я рассмеялся.
- А я все так же опаздываю. Никак не научусь быть пунктуальным,- в Бриджит была моя капля душевности. С ней я мог говорить не лицемерно.
- Кто она?
- Моя жена?- мне стало холодно.
- Она танцовщица,- я часто находил в своей жене недостатки. Она была слишком домашней. У нас часто случались скандалы. Она кричала как заведенная. Врывалась в мою комнату, когда я работал над книгой… Она потеряла моего ребенка… У нее был роман с моим другом. Она страдала от нехватки внимания. Ее любила Виктория.
- Она хорошая,- сказал я. Мне не хотелось посвящать Бриджит в детали своей кухни.
- Подумать только. Это мой четвертый брак. Я был женат трижды пока мне тридцати не стукнуло. Кажется, в ‘Друзьях’ на этот счет встречалась неплохая шутка,- у Бриджит были изящные плечи. И глаза изумрудные. Как море.
- Знаешь, иногда я все еще волнуюсь о тебе. У меня ведь нет причин волноваться?
- Я работаю над одним проектом,- ответил я, чтобы найти отмазку. Мой проект состоял из задумки книги о путешествиях, любви и религии. Я не написал ни одной страницы.
- Чего ты хочешь сделать в будущем? Какие у тебя планы?- мне было важно найти тактильные контакт с Бриджит, и я обнял ее за плечи.
- Почему ты разорвала нашу помолвку? Я так ничего и не понял,- я машинально вдыхал запах сигареты и отворачивал глаза от Бриджит.

Отредактировано Henry Bennett (2012-09-02 20:39:23)

+1

11

Горечь? Разочарование? Смятение? Я чувствую, как во мне закипает яд, только деть его никуда не могу. Нет, конечно, я могу вылить целое ведро прямо на голову Генри, как в тот день, когда мы оба кричали, а я все таки хлопнула дверью. Окончательно. Решительно. Бесповоротно. "Вспомни обо мне, когда твои дети будут глотать наркотики и заниматься проституцией!". "Ты подохнешь в одиночестве и это будет твоя вина!". Сейчас на моем гадком языке крутилось нечто подобное, но я мысленно призывала себя к здравомыслию. Я мастер на колкости, мастер швырять обидные слова, но сейчас явно не тот случай, где это уместно. Поэтому я стараюсь улыбаться и не выходить из образа женщины-загадки. Я хочу запутать Хэнка. Хочу, чтобы извилины его мозга начали шевелиться, хочу поселиться в его голове, в его мыслях, предстать в образе кубика-рубика, который он так и не сумел собрать. Дурачок.
Ехидно усмехаюсь. Я и не курю? Ну как же, да. А еще не пью, не вру и в моей голове бранные слова не плодятся один за другим. А, еще я очень честно зарабатываю свои деньги, да-да, дорогой, я всего лишь скромная оценщица из самого престижного ювелирного салона города. Нет, дорогой, я никогда не разводила мужчин на деньги, я никогда не делала вид, что их шутки заставляют мои скулы болеть. Я никогда не предавала тебя. Пожалуй, из этого списка не является враньем лишь последнее.
Странно, но после первой встречи с Хэнком я и не задумывалась над тем, что когда-нибудь он оденет мне на палец заветное колечко. Ну, подумаешь, я встретила мужчину. Я встречаю многих мужчин и все они ведут себя одинаково. Я не могу сказать точно чем же меня зацепил этот уникум. Таких на самом деле очень много. Вьются вокруг. Курят. Улыбаются. Врут. Нам было хорошо вместе, мы слишком далеки от земной жизни. Я не знаю, что за женщина будит по утрам не моего мужчину, но одно могу сказать с уверенностью - она никогда не будет такой же, как я. Она никогда не будет называть тебя бездарностью и психом, она никогда не будет дарить тебе блаженное наслаждение так, как это делала я. Она никогда не будет наугад ставить твою любимую пластинку, она не будет весело смеяться и закрывать ладонями глаза. Она никогда не будет прятать твое лицо в свои волосы, чтобы тебе стало лучше.
- Ты живешь в пляжном домике? А я на вилле. В двадцати минутах от Куты. Ты берешь частные уроки по серфингу? В какой школе? - я смотрю в его глаза и не вижу того, что видела раньше.
- Это не мой домик, - я лукаво улыбнулась, играя с волосами. Генри смотрит на меня круглыми глазами, он совсем ничего не понимает, он сбит с толку. Цель достигнута.
- Я прихожу сюда лишь для того, чтобы поспать. А иногда ночую на чьей-нибудь вилле. Может быть на твоей? - я хихикнула и подмигнула Хэнку. Мне так горько, что хочется стукнуть его чем-нибудь тяжелым или обнять. Я еще не решила.
- Школа? - я обиженно хмыкнула и изогнула левую бровь. - Я в вольном полете.
Разумеется, я умолчала о том, что школа для неудачников, а мне удалось вернуться на Бали во второй раз благодаря моей груди и очаровательной улыбке. Одним словом - по знакомству.
- Без этой тряпки ты нравилась мне больше, - откровенно вещает Хэнк, а я назло ему развязала "тряпку" и завязала ее на уровне груди так, чтобы он больше не мог наслаждаться моим телом. Пусть и визуально. Я тебе не разрешаю, ты не заслужил.
- А так лучше? - я ядовито усмехнулась и приняла из его рук сигарету.
В этом вся я - ужалить, укусить, да побольнее. Сделать назло другим какую-нибудь гадость, а потом долго и упорно заливать горечь и вину алкоголем. Жизнь меня ничему не учит.
Сигаретный дым витает в воздухе, мне совсем не холодно. Мы сидим на теплых камнях, а сигареты-маленькие черные пальчики-ласкают изнутри, дарят ощущение невесомости, ощущение нереальности. Я упиваюсь этим, как последним глотком жизни на земле. Так, словно это моя последняя сигарета. Я не курила уже два дня, куда катится мир?
Она танцовщица. Она хорошая. Хэнк говорит о своей жене так, как я говорю о новом кресле. Оно очень удобное. Тебе удобно и хорошо с ней? Не забудь сдать ее бренное тело обратно в мебельный магазин, когда надоест. Она хорошая. А теперь ты доволен? Фокусничаешь, прикидываешься влюбленным, прикидываешься примерным семьянином. А где твоя жена сейчас? Мечтает о тебе, лежа на шелковых простынях? Не удивлюсь, если ты с утра до вечера пичкаешь себя дурью. А ведь когда-то ты умел контролировать себя во всем, помнишь? Когда я была рядом.
- Люби ее, эту дурочку, Хэнк. Быть может, она сумеет заставить тебя полюбить жизнь, - пожалуй, мой голос звучит слишком спокойно. Безумный резонанс между тем, что происходит внутри и между тем, что я имею в действительности.
- Чего ты хочешь сделать в будущем? Какие у тебя планы? - его рука мягко ложится на мои плечи, я еле ощутимо вздрогнула.
Сплошное лицемерие. Какие у меня планы? Вот до чего ты дошел со своей кретинкой? Неужели ты забыл, какими отчаянными воплями "Вернись!" ты заполнял мой автоответчик?
- Я хочу дожить до тридцати, - сухо, почти безразлично отвечаю я, подавляя в себе очередной приступ злобы.
- Почему ты разорвала нашу помолвку? Я так ничего и не понял, - голос Хэнка изменился, я резко обернулась, чтобы заглянуть в его лицо.
- Ты действительно так ничего и не понял? - несколько разочарованно произношу я, смеряя его лик сочувствующим взглядом. - Почему я ушла, как ты думаешь? - и, не дожидаясь ответа, продолжила. - Я не могу вечно оставаться твоим сдерживающим фактором. Я не могу поставить крест на своих желаниях только из-за того, что ты не может держать себя в руках. Прости. Я люблю тебя, но себя я люблю больше.
Волна облегчения сменилась очередным приступом разгневанной женщины, но мне не удавалось нажать на тормоза. Да и не стоило, наверное. Я так долго ждала этого момента, когда смогу выплюнуть правду в лицо Генри.
- Что еще нового в твоей никчемной жизни? - поддавшись порыву, в моих глазах начал танцевать безумный огонек, а я всем корпусом тела развернулась к господину Беннетту. - Сегодня ты хандришь больше, чем вчера, но меньше, чем будешь хандрить завтра?
Издевка, не более.
- Ты убеждаешь себя, что очередная невеста поможет тебе избежать судьбы, предначертанной тебе при рождении? Верный муж. Но ведь это не твоя судьба. Твоя истинная судьба, твой рок, ты от нее никуда не скроешься. Ты ее вечный пленник. Это судьба неудачника, вечно метающегося меж двух огней. Ты думаешь, что можешь избежать рока, нацепив на пальчик очередной девице колечко? Ты думаешь, что это сделает тебя лучше, сильнее, а сам с каждым днем все больше погружаешься в свои экзистенциальные бредни! Опомнись! Рок мчится гораздо быстрее, чем ты можешь себе представить, дорогой.
Эмоции захлестнули меня с головой. Я не узнаю свой голос. Что со мной? Мне надо остыть. Я резко вскочила на ноги и, все еще не отводя глаз от мелких волн, развязала узел на своей груди.
- Не хочешь искупаться? Или струсишь?

+1

12

- Я прихожу сюда лишь для того, чтобы поспать. А иногда ночую на чьей-нибудь вилле. Может быть на твоей? - мой взгляд невольно задерживается на верхней части купальника Бриджит. Эта женщина вновь околдовывает меня. Я заворожен и проклят. Перед глазами восстают детали из прошлого. Ожившие трупы вытягивают костлявые пальцы в растяжке. Пошатываясь, покидают могилы.  Я неизлечимо болен Бриджит. Мои руки властно касаются ее тела. Она раскрывает губы. Проносится лунная соната одного вздоха. Я желаю лишь одного – увидеть ее изнеможенной рядом с собой. Бриджит, обернутая в лоснящуюся ткань парэо, напоминает греческую богиню. Она магнит моей страсти. Меня к ней неизбежно тянет. Ни одна женщина не обладала надо мной такой властью как Бриджит.
Я опускаюсь на камни. Зачерпываю волны ногами.
- Кута живет наркотиками. Местные барыжат магическими грибами, белые – порошком и ядом. На моей вилле все под кайфом,- мой голос звучит сбивчиво. Я невольно теряю нить нашего разговора с Бриджит. Утопаю глазами в изгибе ее купальника.
- Люби ее, эту дурочку, Хэнк. Быть может, она сумеет заставить тебя полюбить жизнь, - я вздрагиваю. Слова Бриджит словно ударом тока выбрасывают меня из иллюзорной реальности в действительность.
- Нельзя заставить кого-то что-то полюбить. Это слишком неестественно,- мой взгляд затуманен. Я пьян компанией Бриджит. Я не могу вернуть самообладание. Мои руки тянутся к ней. Я с силой сжимаю ее ладонь.
- Здесь каждый сам за себя. Тоталитарный режим, диктаторская система пожирают творческий потенциал. Я выступаю за свободу любви и душевных терзаний. Ценности можно привить как вакцину от гриппа. Научить смаковать музыку, еду и красоту. К этому нельзя принудить,- воспоминания относят меня в зал литературных чтений Нью-Йорка. Я сижу пьяный перед огромный аудиторий. Алкоголь снимает мои внутренние зажимы и развязывает язык. В зале сидит Бриджит. Я залпом читаю прозу и стихи. Рассуждаю о политике. Матерюсь. Избегаю высокопарных фраз и цитат - консервированных мыслей. Моя задача научить мыслить весь мир. Я свободный мечтатель из книг Керуака. Лишенный башни. Моя муза Бриджит. Я счастлив от осознания ее близости.
- Я хочу дожить до тридцати,- я смеюсь. Тормошу ее волосы. Небрежно перекидываю руку через плечи Бриджит. Я выхожу за грани морали – забываю о кольце на безымянном пальце. Обнажаю зубы в улыбке.
- Ты все еще моя девочка, Бриджит,- шепчу я, теснее прижимая ее к себе. Время повернулось вспять. Радость заполняет дерзкими мятежными красками все окружающее пространство.  Океан кажется ужасно синим. Небо пляшет в такт моему сознанию. Я одурманен.
- Ты действительно так ничего и не понял? Почему я ушла, как ты думаешь? Я не могу вечно оставаться твоим сдерживающим фактором. Я не могу поставить крест на своих желаниях только из-за того, что ты не может держать себя в руках. Прости. Я люблю тебя, но себя я люблю больше,- мои пальцы вцепляются в подбородок Бриджит. Я целую ее в губы.
- Ты просто устала бороться, Бриджит. Помнишь, почему одни люди мыслят свободно, а другие впадают в рабство? Ты забыла о жизни без катушек, преград и тормозов. Нельзя приковать к себе другого человека. Его душа тебе не принадлежит. Зачем ты стелешь подстилку? Создаешь чертовы подушки безопасности? Лучши один год тигром прожить, чем овцой всю жизнь,- я снова смеюсь. Касаюсь губами плеч Бриджит.
- Ты была тем огнем, который разжег мою жизнь. Моим топливом. Я жаждал тебя как ни одну другую женщину. Пускай наши пути больше никогда столкнутся. Не будет сумасшедших перекрестков. Меня бросает в гордость от того, что какой-то промежуток времени, не важно длинный или короткий, со мной была ты,- Бриджит снова заряжает меня своей энергией. Я просыпаюсь. Мне хочется снова творить. Я становлюсь свободным.
- Что еще нового в твоей никчемной жизни? Сегодня ты хандришь больше, чем вчера, но меньше, чем будешь хандрить завтра?
- Бестия, ты мастер плести слова. Кто кого переплюнет ядом?- моя хандра тает. Я охвачен пламенем. Для того, чтобы распалить меня, нужна всего одна искра.
- Ты убеждаешь себя, что очередная невеста поможет тебе избежать судьбы, предначертанной тебе при рождении? Верный муж. Но ведь это не твоя судьба. Твоя истинная судьба, твой рок, ты от нее никуда не скроешься. Ты ее вечный пленник. Это судьба неудачника, вечно метающегося меж двух огней. Ты думаешь, что можешь избежать рока, нацепив на пальчик очередной девице колечко? Ты думаешь, что это сделает тебя лучше, сильнее, а сам с каждым днем все больше погружаешься в свои экзистенциальные бредни! Опомнись! Рок мчится гораздо быстрее, чем ты можешь себе представить, дорогой.
- Я не нацелен ни на какой конкретный результат. Мне нравится сам процесс. Если я нацепил кольцо какой-то девчонке на палец, значит, в этом был смысл. Кассандра, я не верю твоим пророчествам как ни одной другой гадалки. Я сам хозяин своей судьбы. Я строю мир таким, каким хочу. Ты боишься смерти, моя предсказательница?- ко возвращается рассудительность. Левое полушарие моего сознания говорит о том, что как бы сложно мне ни было объяснить свой поступок – я хочу быть с Бриджит.
- Ты сильная женщина. Дикая. Тебя обуздать до дьявола сложно. Не каждый сможет набраться отваги – сказать правду кому-то в лицо как ты. Но сейчас на этих камнях сидит не один заплутавший странник. Ты сама сбилась с пути. Куда ты идешь, Бриджит? Чего ты хочешь достичь?- я легонько кусаю ее плечо.
- Не хочешь искупаться? Или струсишь?
- Моя бесстрашная Бриджит.
Я молча поднимаюсь со своего места. Бросаю насмешливый взгляд на Бриджит. Стягиваю плавки вниз. Переступаю через них ногами. Мои ступни касаются кромки воды. Я иду навстречу закату. Океану. Мраку. И той, кого я прежде так сильно любил.
- Темнота наступит, по моим подсчетам, через десять минут. Глупо упустить шанс обмануть ночь,- я погружаюсь в волны по плечи.
- Спорю, ты не станешь купаться нагишом. Кишка тонка, чтобы рискнуть,- пена разбивается о мою шею. Я погружаюсь в соленую воду с головой.

Отредактировано Henry Bennett (2012-10-06 20:35:10)

+2

13

Я не знаю что чувствую. Не могу сказать, что мне противно или неприятно, но возвращение к прошлому редко предстает в радужных тонах. Я хочу уйти - я хочу остаться. Наглые мурашки бегают внутри меня, они щекочат, дразнят. Я чувствую непреодолимую тягу к этому человеку и непреодолимое желание больше никогда не сталкиваться с ним взглядом.
- Ты все еще моя девочка, Бриджит, - голос Хэнка похож на тот, что я не раз слышала в своих кошмарных снах.
Его руки не хотят отпускать меня, они прижимают меня к себе, я чувствую себя беззащитной бабочкой, угодившей в паутину. Черт меня дернул с тобой связаться, Беннетт! Ты так никогда и не поймешь, что я не принадлежу и не принадлежала тебе. Чувства, сами по себе, могут либо отнимать много сил, либо наоборот давать заряд. С тобой же всегда срабатывает первое.
Я не думала об этом раньше, но теперь я вижу, что посредством меня мужчины становятся теми, кем они хотят стать. Эти игривые щенки со щетиной, они сперва мне кажутся такими милыми, а потом просто съедают часть моего сердца. А что же я? В итоге я волочу свое существования в гордом одиночестве, изо дня в день оглядываясь на свое прошлое. Я не умею иначе. Если пью - то напиваюсь до чертиков, если курю - то обкуриваюсь до тумана в голове, если погружаюсь в работу - то довожу себя до изнеможения. Я ничего не умею делать нормально, как самые обычные люди. И любить нормально тоже не умею. И, черт возьми, мне так жаль, что ты не стал тем самым важным человеком в моей жизни, которому я бы без опаски смогла вручить свое сердечко. Я бы очень хотела, чтобы это был ты.
Я очень этого хотела. Честное слово. Я так старалась, боролась за тебя каждый день, но, увы. Я завидую женщинам которые могут сказать "Дорогой, все было прекрасно, ты так много дал мне, будь счастлив с другой", но у меня почему-то вырывается "Ничего не вышло, пропади ты пропадом".
Генри невыносим. Я наговорила в его адрес откровенных гадостей, а ему взбрело в голову поцеловать меня. Подождите, чтоооо? И я не сразу поняла, что его губы почти в двух миллиметрах от моих, я поддаюсь этому сладкому порыву, отвечаю на поцелуй, а в голове воет красная сирена. Внимание! Внимание! Опасность! Меня будто отнесло волной назад, в то время, когда мы беззаботно улыбались друг другу, а я засыпала на его коленях. Жизнь несправедлива - почему ты такой дурак?
- Ты просто устала бороться, Бриджит, - я хмурюсь, а этот негодяй целует мои плечи. Ну и как тут возможно здраво мыслить? -  Ты забыла о жизни без катушек, преград и тормозов. Нельзя приковать к себе другого человека. Его душа тебе не принадлежит. Зачем ты стелешь подстилку?
- Перестань, - нервно отзываюсь я, пытаясь хоть как-то вернуть себе контроль над ситуацией. Эй, это я тут злобная стерва!
Я хочу, чтобы ты перестал со мной разговаривать. Я хочу, чтобы слова перестали литься из твоих уст. Это мерзко, это подло, но мне нравится то, что ты делаешь, а не то, что ты говоришь. Хватит разговоров. Я бы встала и ушла, но, боюсь, уже слишком поздно. Ловушка захлопнулась.
- Ты была тем огнем, который разжег мою жизнь. Моим топливом. Я жаждал тебя как ни одну другую женщину. Пускай наши пути больше никогда столкнутся. Не будет сумасшедших перекрестков. Меня бросает в гордость от того, что какой-то промежуток времени, не важно длинный или короткий, со мной была ты.
Не верю своим ушам. Я развернула голову к Генри, отрывая взгляд от бушующих волн, и вперлась в него непонимающим взглядом. Я не знала что ответить, мне хотелось отвесить ему пощечину, а потом поцеловать. Но я, как настоящая женщина-дура, снова нахмурилась и перевела взгляд на океан. Черт, черт, черт, лучше бы ты заткнулся.
Он засыпает меня вопросами, а я тупо молчу, уставившись в одну точку. Я не знаю, я ничего не знаю. Я не хочу говорить. Я хочу, чтобы ты услышал меня, но для этого не хочу издавать ни звука. Мне так хорошо. Наслаждение может быть таким болезненным.
- Я не знаю, Хэнк, - заправляю прядь волос за ухо.
- Спорю, ты не станешь купаться нагишом. Кишка тонка, чтобы рискнуть, - я равнодушно следила за тем, как Генри стягивал с себя плавки (я Вас умоляю, чего я там не видела?) и за тем, как он первый погрузился в воду.
- Ты так уверен? - с вызовом отвечаю я, хватаюсь за застежку верха своего белоснежного купальника.
Очень скоро белая ткань оказалась у моих ног. Я немного поколебалась - стоит ли мне снимать трусики, но насмешливый взгляд Генри убедил меня в обратном. Мне не хотелось баловать его своим обнаженным телом, но фраза в стиле "А слабо?" напрочь перечеркнула все возможные варианты.
- Ну как, все еще считаешь, что кишка тонка? - я окрикнула Хэнка, крутя на указательном пальце белые трусики, а затем нырнула в воду вслед за ним.
Мне показалось, что вода обожгла мое тело. Прошлась электрическим разрядом от макушки до самых пяток. Я набрала в легкие побольше воздуха и нырнула, не борясь с волнами, а предаваясь этой чудной меланхолии в объятиях стихии. На мгновение, когда моя блондинистая голова вынырнула наружу, я не увидела Генри поблизости и испугалась, но очень скоро кожей ощутила его присутствие.
- Чертяга, ты напугал меня! - шутливо произношу, разворачиваясь к Беннетту всем корпусом тела.
Плюнув на время/место/обстоятельства, я обвиваюсь руками вокруг его шеи. А что тут, собственно, такого? Я безжалостный эгоист, я не хочу самостоятельно держаться на плаву - гораздо приятнее чувствовать поддержку. И, надеюсь, не мне одной.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » It’s in the water baby, it’s between you and me