Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
внешностивакансии
хочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 26°C
Ты называешь моё имя, и твой голос отзывается в каждом уголке моего разума. Я чувствую его кожей, если такое вообще возможно. Или попросту пережитое... читать дальше
Forum-top.ru RPG TOP
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » amor brujo


amor brujo

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Diego & Alejandra
дом в Тихуане
май '18

[NIC]Alejandra Batista[/NIC][STA]жена-сука[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBBo.jpg[/AVA][SGN]careful what you wish for (no)[/SGN][LZ1]АЛЕХАНДРА БАТИСТА, 35 y.o.
profession: владелица сети салонов красоты среднего пошиба в тихуане;
my: Diego
[/LZ1]

Отредактировано Martin Juhl (2018-09-28 13:39:19)

0

2

[NIC]Diego Batista[/NIC][STA] безумству храбрых... [/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBK2.gif[/AVA][SGN]...поем мы песню[/SGN][LZ1]ДИЕГО БАТИСТА, 42 y.o.
profession: координатор наркотрафика;
my: Alejandra
[/LZ1]

- А я ведь простые вопросы задаю вам, niños. Казалось бы.
Дон Ди участливо всплеснул руками. Всем своим видом, от души обеспокоенным выражением, театральной патетикой жестов он напоминал участливого дядюшку. Дядюшка потирал жесткую, влажную от пота бороду. Он заметно прихрамывал. Но никто толком не мог сказать, следствие это врожденного уродства, спортивной травмы или ранения. Желающих спросить не находилось. Нос ему определено перебили в какой-то драке. В общем, Дон Диего человеком был неприятным, но притягательным в каком-то порочном смысле.

- Как так случилось, ниньос, что вы сейчас здесь, я сейчас здесь, мой товар неизвестно где, мои люди в госпитале, ваши братья, ваши viejos – он надавил голосом, как будто хотел впечатать это ощущение сродства в воспаленную совесть и горячие сердца выживших, - а в моем тоннеле обвал?
А это последнее он добавил очень мягко, тихо, вкрадчиво, вынуждая людей тревожно напрягать слух. И в этой новой мелодии чувствовалось что-то опасное, как назойливая погремушка змеи в раскаленной пустыне.

Вот и довольно простой ответ на вопрос молодого Ринальди о том, что мешает мексиканцам переправить товар через «лаз, прокопанный под неким магазином бытовой техники». На самом деле тоннель, достаточно широкий для грузовой тележки и достаточно высокий для мужчины, который ее толкает, вел в подвал магазина. Оттуда товар, расфасованный в коробки из-под чайников и микроволновок хороших немецких форм, начинал свой путь к перекупщикам. И раньше у них не было проблем на этом участке. На входе со стороны Сан-Луиса тоже стоял склад, но здесь продовольственный. Тонный гаувы, питайи и апельсинов съезжались в прохладное овощехранилище с далеких солнечных гасьенд, чтобы попасть на праздник здорового образа жизни в Северной Америке и Канаде. Коробки, цистерны, пыльные фуры. Тонны героина, кокаина и травки, дешевой химии и чистого натурального продукта пресекали здесь границы разными способами, чтобы превратитmся в нули на счетах картеля.

- Мы отошли отлить, - голос бойца обломался о спазм гортани и охрип.
- Они отошли отлить, – повторил Луко. Вдруг команданте не расслышал? Луко и Нанду держали на контроле вчерашнюю поставку и потеряли всю бригаду. Почти всю. Вот кроме этих двух уродов, прикованных к раскаленной свае на заброшенной стройке в пригороде С-Л. А сегодня утром Луко и Нанду, по понятным причинам, были на 90% покойниками. На 99%.
- Они. Отошли. Отлить, - задумчиво повторил Батиста. Как будто он впервые в жизни слышал, что люди справляют на улице малую нужду.

- И в этот момент…? - мягкий жест поощрял продолжать историю как можно красочнее, тем более, что эта благословляющая рука сжимала глок, и дуло игриво чертило между мишенями.

- Я просто хочу понять, почему вы не отравились вместе со всеми. Какого хуя вы, гондоны, съебались отлить, когда вы встали на смену?! Почему именно вы, два малолетних хуесоса, выжили во всем этом замесе и сейчас пытаетесь заставить меня отлизать вашей общей бабке?! Эй, Нанду, ты слышишь?- он не делал ни пауз, ни разницы в интонации. Давящая, энергичная манера Диего навалилась теперь на держалу.
- Ты сейчас умрешь. Ты здесь сдохнешь из-за этого мелкого пиздюка. Вот сейчас. Сегодня. Давай отстрели ему что-нибудь! Голову ему отстрели! Давай! Да ты что дебил?! Чем он говорить будет?!

Раньше, чем накрученный этой тирадой Нанду спустил курок, Батиста сдернул вниз его руку, и пуля прошила плечо бойца, разбрасывая вокруг окровавленные брызги.

- Ты чего нервный такой? – Диего изумленно уставился на стрелка, как будто не сам только что взъебывал ему моск.
Мальчишка выл, его напарник потрясенно мотался взглядом между бурой раной, своими патронами, Доном и вооруженными людьми за его спиной.

- В тоннеле чем-то стремно запахло… стало тяжело дышать… и мы вышли, отошли подальше. А потом что-то взорвалось. Хлопнуло. Далеко. Глухо. Не знаю. Я не вру, сеньор! Клянусь, я не вру! Именем святого Хесуса Мальверде не вру!

Дернул руку привычным жестом, чтобы поцеловать дешевую подвеску на потной груди, но запястья по-прежнему были скованы.

- Смотри-ка, Луко, он пытается вмазать мне историю про взрыв метана. Прям как в шахте – бах! – и завал!
Обаятельная улыбка Батисты продемонстрировала собравшимся крепкий прикус и острую кромку влажных зубов.
- Я тебе не верю, мальчик, -  улыбка погасла так же мгновенно и безапелляционно как засветилась секунду назад. – Я сейчас не верю тебе, я не верю твоему простреленному приятелю, я не верю Луко, и Нанду я тоже не верю.

Дуло глока поочередно глянуло в каждого.

- Поэтому, ниньос, у вас есть сутки, чтобы выяснить, что взорвалось, что воняло, почему у людей легких в кисель, и где мое барахло. Найти надежных людей, чтобы расчистить тоннель и работать дальше уже завтра. В противном случае я буду считать, что вы заварили эту кашу сами, чтобы спиздить мой хабар, мои деньги, чтобы подосрать кортелю, или хуй его знает, кто вас надоумил. Если через сутки вы не докажете мне обратное, вы двое, - он смотрел на Луко и Нанду, - отправляетесь в пустыню кормить гиен. Заживо. Дергаться-нервничать не нужно. Ты, Луко, женат на его сестре? Карлита, да? Хорошенькая такая - щечки в ямочках… я бы на ней тоже женился. Она погостит у моих друзей. Разбирайтесь.

Батиста развернулся и пошел к выходу со стройки, только жестом показал, что на связи.
- Я пришлю вам еще пару человек человека в помощь, – приглядеть. – Не ссыте.

- Что на ужин? - за его спиной гулко хлопнула тяжелая входная дверь. Выглаживая шелковые кудри набежавших со двора детей, Батиста успел подмигнуть пухленькой няньке, смугленькой, словно маффин, а потом окунулся в сладкое, молочное марево, окружавшее девочек. Они невыносимо сладкие, когда такие маленькие. А потом становятся просто невыносимыми. И сладкими – отдельно.

Пока они тряслись по пыльной дороге из С-Л до Тихуаны, он успел отереть кровь с ботинок и тереть только взглядом мазнул по блестящим мыскам. Его дети должны были жить в ласковом мире розовых пони. По крайней мере, пока он в силах это обеспечить. Поэтому они сегодня собираются и уезжают. Вместе с матерью.

- Ле’андра! – «х» он проглатывал на выдохе, и ее имя тянулось на языке вязкой патокой. Выговор у Диего был восточный, он сам родом из Сан-Луиса, дед его возглавлял полицию Штата, отец до сих пор там работает.

Отредактировано Misha Hoggarth (2018-09-28 20:11:45)

+2

3

- Иисусе, - Хана стояла неподалеку от спортивного белоснежного Бентли, приобретенного буквально в середине прошлого года, и взирала на глубокую и длиннющую царапину, которая тянулась прям от начала переднего крыла и почти до середины двери. Рядом носилась Мария – тощая, на высоченных каблуках с распущенными черными волосами до самой задницы и размахивала руками, походя на общипанную курицу со своими нелепыми надувными губами. Она явно перенервничала, из-за чего вспотела и слегка потеряла макияж.

- Знаешь что, Гильермо, - об этой пикантной заминочке знали разве что любовники Гильермо-Марии, да работники салонов, - читай: полгорода, - но сейчас у Батисты просто слов не хватало. – Ты просто гондон рваный, понятно? Никакая ты не баба. Уйди, - она отпихнула нервную телку, пытаясь выловить ключи из костлявых пальцев. – Да дай ключи сюда! Дай! – когда ключи были выловлены в прыжке, Алехандра пихнула от себя помощницу и распахнула дверь тачки, с размаху закинув в нее сумочку. – Я просто попросила тебя забрать вещи из магазина. Что сложного?!

По крайней мере, Мария заверила ее, что расписалась о получении ее подписью, а именно это Хане и нужно было, когда она отправляла помощницу по своим личным делам, изображая занятость. Оправдания она, конечно, слушать не стала, прыгнула тачку и поехала домой.

Сегодня домработница осталась без помощницы, потому что няня заболела в такой неподходящий момент. В общем, нужно было накормить девочек ужином, а где находился Диего, бросивший ей на прощание, что едет по делам, она даже знать не хотела. Как и то, когда он решит вернуться на этот раз. Вот сейчас она точно не будет об этом думать! Нет, не сейчас!

Когда Бентли плавно зарулил в приветливо распахнувшиеся автоматические ворота, парень из охраны кинулся открывать ей дверь, но не успел. Когда приблизился торопливым шагом, задняя половина Ханы уже торчала наружу. Сама она сгребала вывалившийся на пол сотовый, а когда выпрямилась, то от души сдула с лица упавшую светлую прядь, едва ли обратив внимание на парня и направившись прямиком к крыльцу.

Однако сделав несколько шагов, развернулась и вернулась к машине, нырнула за ключами и вручила их охраннику:
- Я поцарапала машину. Когда Дон Батиста объявится тут собственной персоной, сообщи ему сам, - и развеселилась внезапно, теперь со спокойной душой застучав тонкими шпильками к дому.
Видимо, младшенькие были у бассейна. По крайней мере, когда Алехандра оказалась в просторном холле, окунаясь в прохладу дома после палящего солнца, и прошла к кухне, с открытых дверей были слышны счастливые визги.
- Дона Алехандра, я ничего не успеваю, - от плиты оторвалась домработница и по пути до холодильника выглянула во двор, глянув на детей. – Мне нужна помощь.

- Сначала мне нужно переодеться, подожди пару минут. Сумасшедший день!

Когда хлопнула входная дверь, и послышался приглушенный голос мужа, Хана расставляла тарелки в просторной столовой поверх кремовой скатерти и только закатила глаза. Даже и не думала бежать по первому зову! Расставила все до единой тарелки и только после этого вышла в холл, оглядывая Диего.

Молчаливый укор и немое осуждение во взгляде пришлось приберечь, когда к ней подскочила одна из близняшек. Их Алекс мужу подарила последними во всех смыслах. Подхватив на руки дочь и босыми ногами протопав к Батиста, она просто прилипла к его торсу, потому что малышка полезла обнимать отца, все еще сидя попой на изгибе ее локтя.

- Очень вовремя, а то мы не знали – ждать Вас к ужину или нет, - вежливое обращение даже ей самой понравилось в этой ситуации. Приятно защекотало где-то под ребрами. От него пахло потом, пылью, оружейной смазкой – полный набор. Мгновения рядом, пожалуй, хватило, чтобы так же стремительно отстраниться и опустить ребенка обратно на пол. Хотя нет, для полного набора не хватало каких-нибудь невыносимо сладких блядских духов на его одежде и тогда все, образ завершен! Можно цепляться своим идеальным маникюром прямо в лицо. – Или ты не будешь ужинать?

Все равно она его знала прекрасно, чтобы сейчас понимать, что его что-то беспокоит. Неужели у нее не получилось ничего? А, вдруг, копы уже связались с кем-то из картеля напрямую? Нет, не может быть. Это был ее идеальный план, а в идеальных планах она кое-что понимала.[NIC]Alejandra Batista[/NIC][STA]жена-сука[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBBo.jpg[/AVA][SGN]careful what you wish for (no)[/SGN][LZ1]АЛЕХАНДРА БАТИСТА, 35 y.o.
profession: владелица сети салонов красоты среднего пошиба в тихуане;
my: Diego
[/LZ1]

Отредактировано Martin Juhl (2018-09-28 19:51:13)

+2

4

[NIC]Diego Batista[/NIC][STA] безумству храбрых... [/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBK2.gif[/AVA][SGN]...поем мы песню[/SGN][LZ1]ДИЕГО БАТИСТА, 42 y.o.
profession: координатор наркотрафика;
my: Alejandra
[/LZ1]

Сейчас, десять лет спустя, Диего не мог вспомнить, почему он на ней женился. Вероятно, это был ее идеальный план. В идеальных планах она кое-что понимала. Ханна не была особенно красива. Щупал он и похлеще. Она не была приятной в том смысле, в каком бывают очаровательны нежные, домашние женщины, мягонькие как сдобные тортильи. Она тогда ждала их старшую дочку. Но это не решало дела. Определенно не было поводом жениться с точки зрения Батисты. Дети отдельно, бабы отдельно. Хотя своих детей он любил. Всех. И тех, что были у него до Ханны и тех, что после.  Просто Ханну хотелось удавить. Все время. Все время, что он ее видел. Слышал ее или слышал о ней. В общем, он женился на Алехандре, чтобы ее не удавил кто-нибудь другой. Не готов был уступить кому-то это отчаянное удовольствие.

Не ждала она!
-Здесь я обязательно сболтну что-нибудь остроумное, – в светлых прядках запутался запах чили и специй, волосы дочки пахли счастьем. Ничто на свете не пахло так, как его дети. И осуждение во взгляде Ханны не в силах было это отравить. Он всегда знал, что ей ответить:  да, вот такое я разочарование.

- Конечно, я буду ужинать. Прямо сейчас.
Улыбчиво, больно вгрызся в шелковую шею, волосы путались на языке, щекотали небо.  Девчушка сбежала, и теперь он мог прижать к себе Алехандру, самого упорного, самого упрямого своего противника, самого надежного, самого расчетливого своего союзника. Она как будто врезАлась  в грудину острыми стальными шипами сдержанного возмущения. Входила плавно, как колючая подводная мина, щедро смазанная балистолом. Жену он никогда не жалел. Мог понежнее с девочкой из бара, купленной за неполную десятку баксов. Девочка не виновата, у нее жизнь тяжелая. Но с Ханой - нет. Она хотела этой жизни. И она может ее получить. Болезненный поцелуй оставил темную отметину под подбородком.
- Но сперва искупаюсь.
Поймал ее за талию и дернул за собой наверх, задавая направление.

- Надо поговорить, - это тише, как будто детей волнует, о чем они болтают. Детям он хотел оставить картинку счастливой совместности. Дожидаться ее не стал, оставил дверь открытой. Если горничная зайдет раньше: кто усел, тот и съел. Шутки шутками, но с прислугой он Ханне не изменял. Всегда есть доступная мера уважения.  На деле Батиста очень ценил эту пронзительную, мучительную женщину. 

Раздевался он, бесшабашно раскидывая одежду как в родительском доме, где тетки и няньки, приставленные за детьми, хоть и учили их послушанию, но не упускали шанса позаботиться, пестуя полнейший бардак в головах. Захлопнул за нею дверь.
- У меня взрыв в тоннеле. Или какая-то неясная хуйня, - потер ладонями лицо, липкое от едкого, подсохшего пота. Нет, у него было понимаю произошедшего, не было доказательств.

- Завтра я разберусь.  На фоне всей ситуации, я хочу, чтобы вы уехали. Отвези детей в Пуэрто-Рико. Если все пойдет не так, я приеду через неделю, через пару недель, через месяц, и мы все начнем заново. С самого начала. Я и ты.
Пуэрто-Рико не выдает преступников США. Как ни странно, несмотря ни на что. Деньги или работали, или крутились в оффшорах. Об этом Батиста не беспокоился. Но мысль о том, что кто-то плеснет в лицо теплой воды и объявит, что «это твоя жена, ну та, с ямочками… я бы тоже на ней женился» приводила его в потусторонний ужас, в эпилептическое бешенство. И он не хотел этого испытать. Ни в ближайшем будущем. Никогда.

- Купишь там новую тачку. Я гляжу, эта поистрепалась.
Отрезал ее стеной гулкого воды, не желая выслушивать вопросы и возмущения. Но дверь в ванную не закрыл. Все равно все это придется выслушать. Лучше раньше. Жаркая пена катилась по спине и утопала в сливе. Горячая барабанная дробь между лопаток приносила болезненное облегчение.

Отредактировано Misha Hoggarth (2018-09-30 23:42:17)

+2

5

Хозяйка из Алехандры и правда была так себе. Хорошо, что Диего не удалось это прочувствовать в полной мере за всю их совместную жизнь, потому что помощницы по дому всегда находились. Сначала ее мать, которая первые пару лет неустанно крутилось где-то, причем в компании с младшей сестрой, а теперь их заменил многочисленный персонал. Нет, к порядку она была приучена с малолетства, мамаша постаралась, да и готовить мало мальски умела, но жутко эту всю возню не любила.

Хана была из тех, кто с удовольствием валяется в пенной ванне с бокалом вина в руке, наедине со всеми своими идеальными планами на жизнь. При том, что мексиканка была хорошей матерью. Занималась детьми, таскала средних по всяким творческим школам, учила младших читать и писать, давала старшей втык, когда та без спроса лазила в кошелек – все это она делала с удовольствием, детей Алекс любила до тряски.

Совсем другая ситуация была с любовью к Диего.
Ей, конечно, хотелось верить в идеальный план, но тут она была реалисткой. Расписались они спонтанно, Диего потащил за руку, а ведь из отношения с тех пор мало изменились внешне.

Стоило Батисте наклониться к шее, мексиканка моментально взбрыкнула, двинув ему локтем. Несильно, дочь ведь на руках, а когда та сбежала, а Алехандра оказалась в объятиях мужа, то уперлась руками ему в грудь.
- От тебя пылью пахнет, я только помылась, - проговорила тихо, запрокидывая голову от напористой ласки, и ударила мужа в плечо. – Да прекрати!
Он, правда, и без того отстранился. Алехандра потерла подбородок и пошагала к лестнице под напором ладони, удивленно глянув на Диего.

Хана характер Батисты терпеть не могла ни тогда, ни сейчас. Грубый, своенравный, о внешности вообще говорить нечего! Ей его сейчас и старшая дочь напоминала. Мало того, что девка взяла не лучшее в виде острых черт лица (то, что выглядело породисто, Алекс плевать было!), так еще и с характером та же беда. Слушалась она только Диего, ссала по полной программе и заглядывала отцу в рот, а Ханы в его присутствие будто вообще не существовало для дочери.
- Чита, накрой, мы скоро спустимся, - она пошла следом за Диего и думать о возможной теме разговора не стала. Не стала связывать ее с тем, что произошло утром.

Это, конечно, отдельная история.
Диего доверял Хане и это, наверное, если не считать пятерых рожденных от него девок – было самое большое ее достижение в браке. Алекс никогда этому кобелю не изменяла, она вообще не злопамятная была, и бабки его никогда не таскала, потому что если ей что-то нужно было, то она говорить ему не стеснялась. Сейчас, когда у нее небольшой бизнес был, то реже обращалась, если только сумма нужна была существенная разово. На тачку вот или еще что. На детей ей просить не нужно было, тут Батиста был щедрее некуда. Он вообще был хорошим отцом, что уж говорить. Времени девчонкам, конечно, уделял не так чтобы много, но не пренебрегал этим делом.

Алехандра, как любая баба, мечтала о тихом семейном счастье и получила все разом. Ну, кроме нежного и верного супруга, но это фигня!
Короче, все по мнению Ханы было почти хорошо, вот только ситуация, сложившаяся в картеле ей совсем не нравилась. Не нравилось ей, что положение мужа из-за Кортеза становилось все неувереннее, а теперь это чувствовалось с каждым днем. Плохо это было! Нужно было что-то делать, а когда нужно было что-то делать, то Алекс начинала думать свои идеальные планы.

Когда она прошла в ванную, плотно закрыв за собой дверь, Диего уже был в душевой и сходу заговорил о том, что тоннель взорвали. Хана промолчала, ошарашено уставившись на мужа. Это было бы божественным проведением, не озвучь он свои дальнейшие мысли по поводу отъезда.

Мексиканка стянула с полки большое красное махровое полотенце и отошла, усевшись на унитаз, глядя на то, как он полощется под водой. Покусала губу задумчиво.
- А Пабло про тоннель уже знает? – она еще посидела, а потом нетерпеливо вскочила и подошла к душевой, распахивая тяжелую стеклянную дверь. – А может это он и сделал?! Ну, ты же сам говорил, что по этому тоннелю в Калифорнию все идет, а? А? Точно, это он! И ничего не сказал тебе, потому что ему срать на нас. У него точно с головой что-то, я тебе говорила! Никуда я не поеду, понятно? Они всех вас грохнут из-за мудака этого, ни за что, даже не спросят.

Вот тут-то Хану и накрыл страх, что она слегка припозднилась с действиями, вынашивая все в голове. Они ведь могут прямо сегодня сюда ввалиться, прямо сейчас. И девочек.
- Вместо того чтобы ждать, ты можешь сам все решить. Сейчас решить.[NIC]Alejandra Batista[/NIC][STA]жена-сука[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBBo.jpg[/AVA][SGN]careful what you wish for (no)[/SGN][LZ1]АЛЕХАНДРА БАТИСТА, 35 y.o.
profession: владелица сети салонов красоты среднего пошиба в тихуане;
my: Diego
[/LZ1]

Отредактировано Martin Juhl (2018-09-29 17:47:06)

+2

6

[NIC]Diego Batista[/NIC][STA] безумству храбрых... [/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBK2.gif[/AVA][SGN]...поем мы песню[/SGN][LZ1]ДИЕГО БАТИСТА, 42 y.o.
profession: координатор наркотрафика;
my: Alejandra
[/LZ1]
В спину дало прохладой: а! ну, пришла. Женины метания с красной тряпкой он наблюдал краем глаза, но надеялся отсрочить бурю. Пока буря сидела на сортире, все было неплохо. Пока молчит, вроде слушается, а так хуй их разберет этих баб – уж эту точно! – сделает по-своему и поставит перед фактом. На это Ханна была горазда. Да и он любил покивать дражайшей половине и пойти по своим делам.

Диего откашлялся и сплюнул слюнную воду под ноги.
- Я никому не говорил, если ты об этом. Сперва я узнаю, кто это замутил, вздерну всех на дереве, а потом пришлю отчет с фотографиями. Но да.
Он  повернулся к жене. Природа одарила Диего густой растительностью по груди, стекавшей к паху узкой дорожкой жестких волос. Кого-то это заводило, кого-то нет. Он мог поклясться, что Ханну не заводит. Но кабальеро депиляцией не занимаются, а истязать супругу мелочами ему нравилось отдельной строкой. Подцепил ее взгляд жгучими, черными глазами и поманил к себе полотенце.

- Я допускаю, что это Кортес.
Запахнул мулету на бедрах и почесал влажную бороду.

- Если человек может отравить партейку, он может взорвать тоннель. Но это абсурд. Вместо того, чтобы укреплять дела и пытаться занять место брата - ведь ,казалось бы, уже дорожка протоптана  – парень занят какой-то хуйней. Может у него с головой что?
Похмурился, как будто в лицо дало тухлятиной, и вперился взглядом в жену, чуя, как ее взвинченность начинает накручивать и его.
- Не кипиши! Не кипиши, женщина! - экспрессивно взмахнул руками.

Ходил взад-вперед по комнате. Мысль о том, что кто-то ворвется сюда и перебьет его семью, и без того тревожно бродила на окраинах разумения последнюю пару месяцев. Но сегодня он так отчетливо увидел ее отражение в глазах Луко и Нанде. Оба понимали – все они понимали – что придержанная Кралита – только намек. Если Батисте не понравится ход их маленького расследования, то их дома, их уютненькие семейки вычистят до блеска. Не пожалеют ни детишек, ни стариков. А вот Карлита, пожалуй,  выживет, отправится в бордель куда-нибудь в глушь. Надо к ней наведаться. Интересно же трахать девку, когда только что завалил всю ее семью. Диего очень ясно видел, как темный кровавый прилив стекает по лестнице его собственного дома, как бегут по ступням люди с автоматами, как тащат за волосы девочек... Слишком ясно, чтобы этим пренебречь.

- Они всех вас грохнут, если ты не поедешь. Поэтому ты поедешь. А я разберусь. Мне нужно иметь на руках хоть что-то. Я допускаю, что Давид и Луис с удовольствием избавятся от Пабло под любым предлогом. Но другим нужно понимать, что и их не перебьют без всякой веской причины. Людям нужно кому-то верить. Иначе мы будем иметь раскол еще больший, чем сейчас. Мне нужно либо доказать причастность Пабло. Либо понять, что это федералы, ЦРУ, военные, и решать этот вопрос. Либо состряпать обвинение так, чтобы сеньоры в поверили.

Батиста распахнул бар и плеснул себе с палец мескаля. Сам сейчас не мог понять, тянет он время или выжидает. Американцы тоже маячили где-то в зоне его опасений. А еще – и вот этого Батиста ждал больше всего - еще кто-то мог прост принести из дома самодел в надежде нагреться. И все. И все! И он на всю жизнь прослывет идиотом, не способным отличить хер от морковки. Ханна в этом смысле была куда решительнее него. Пока Диего разбирался с обстоятельствами, она просто отметала детали.

- Тебе плеснуть? – болтонул початой бутылкой, и золотистые языки напитка облизали стекло.  Знал, что его ожидает очередной идеальный план, пренебрегающий деталями и человеческой скотской природой. Но готов был послушать.
- Я вижу, ты уже нарешала.

+2

7

Они оба понимали, почему Диего в какой-то момент стал посвящать ее в дела картеля. Не смотря на то, что характер у супруга был горячий, решительности ему порой не хватало. Не хватало таких моментов, чтобы он обдумал и сделал, не прикидывая сто пятьдесят вариантов того, что может пойти не так, когда в теории все идеально.

Хана его понимала с одной стороны, он все-таки был не один, далеко не один. Кому понравится страшная картинка того, как к стене ровным рядом выставляют твоих близких, чтобы размазать их автоматной очередью? Тебя убьют последним! Потому что в глазах остальных ты – предатель, а самое страшное наказание для тебя – смотреть, как умирают все, кто тебе хоть сколько-то дорог. На месте сраной Карлиты может быть его жена!

Хана отдала ему полотенце, старательно глядя куда-то в сторону, и все еще раздумывая над тем, что он рассказал про тоннель. Серьезно, все складывалось идеально. Кроме мыслей об отъезде. Да никуда она не поедет и его здесь не оставит. Людей Пабло будут рвать на части, когда картель решит действовать наконец и ждать этого «когда» лично она не собиралась.

- Нет, не абсурд! – Алехандра следом вернулась в комнату, хмуро глядя на Батисту и дожидаясь, когда он продолжит. На самом деле ждала, что он сам дойдет до нужных мыслей, и он даже блуждал где-то рядом, но опять начал углубляться в нюансы.
Да кому нужны были сраные доказательства! О каких доказательствах он думает, когда уже собственная жизнь была на кону?

- Налей, - на удивление спокойно ответила мексиканка, теперь уже выжидающе глядя на мужа. Дождалась, когда в стакан набулькают алкоголь и взяла его, а потом отошла подальше. – Нарешала.
Она отпила из стакана.

Хана прекрасно осознавала, как ее выходка будет выглядеть в его глазах, но потом, когда все решится в их пользу, когда они будут спать спокойно, он еще ей спасибо скажет. Должен же он когда-нибудь сказать ей спасибо. Просто так, потому что она у него есть! За детей, за то, что столько лет жизни на него убила, стараясь только для семьи.

Она ведь понятия не имела, что он там себе думает. Если честно, даже не хотела знать, потому что кроме желания укусить побольнее никогда больше ничего и не видела в этом чертовом взгляде. Его жалость ей не нужна была, пусть жалеет своих грязных шалав, а для нее такое поведение со стороны Диего было бы унизительным. Будто она беспомощная, будто она убогая какая-то, а она не такая, далеко не такая, и он об этом прекрасно знал. Поэтому и вел себя, как конченый.

- Не просто нарешала, а сделала полдела. Тебе нужно только довести начатое до конца, Диего. Не думать, понимаешь, а сделать!

Анонимка уже должна была быть на столе у копов, а те уже вовсю должны были суетиться в поиске гринго. А может быть даже, уже были в процессе их вылавливания в пустыне, пока они пытались перетащить кокс. Да, она настучала копам про это, тварь такая, но эта мысль посетила ее не сразу.

Когда Диего рассказал ей о предполагаемом визите американцев в Мексику за партией, она на это вообще внимания не обратила! Почти сразу этот разговор затерялся в недрах памяти. Ненадолго правда, потому что сразу после этого Хана подумала о будущем.

Она вообще любила подумать на досуге, а думать о будущем любила больше всего, потому что именно в этих раздумьях планы и вырисовывались. Разные планы. Жить долго и счастливо, например. Обеспечить детям жизнь, чтобы не в дерьме, не в грязи, не в крови, а по настоящему, подальше отсюда! Пусть даже там не будет ни ее, ни Диего, хрен с ним. Главное, успеть, а они не успевали просто потому, что мужа угораздило попасть под начало Пабло.

Когда Энрике убили, а Пабло занял место в верхушке, Диего пришел и сказал ей, что все плохо, но пока тихо, а значит, они еще поживут. Не так утрированно, конечно, но смысл был примерно такой, и этот смысл Хану совершенно не устраивал. То есть, он, по сути, поставил ее в известность, что они сидят на бочке, забитой до талого порохом и вот когда-то эта вся херня так рванет, что от них вообще ничего не останется.

У него-то там были еще бабы, детишки на стороне, все вот это, а ее-то кто вспомнит? Ах, да, младшая сестра, которую Диего помог устроить в американском универе, в Сан-Диего. Которая забыла о ней сразу, как только границу перевалила с концами. Ну, тогда уж конечно, можно ложиться и помирать спокойно.

- Пабло сдал гринго, которые за кокаином приехали сегодня. Копам сдал.
Она так ему подкидывала суть своего плана, а остальное он поймет.

- Скорее всего, копы сейчас уже пакуют их. Никто пока не знает, что это Пабло сделал, так что тебе быстро надо разрешить этот вопрос, пока американцев на фарш в участке не пустили, понимаешь? – в глазах Алекс все еще мелькал интерес, она ждала реакции супруга. – Поэтому я тебя и спросила, кто тоннель взорвал. Но тут же ясно. Взорвал тоннель, чтобы найти им ненадежный обходной путь. Ну, такой вариант тебе бы и подросток на коленке накидал, не то, что мужик, у которого крыша поехала, да? Свидетели всяко найдутся, - она вздохнула и сделала еще глоток из стакана. Щедрый такой, что даже поморщилась, когда алкоголь обжег глотку.

Теперь она уже не смотрела мужу в глаза.[NIC]Alejandra Batista[/NIC][STA]жена-сука[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBBo.jpg[/AVA][SGN]careful what you wish for (no)[/SGN][LZ1]АЛЕХАНДРА БАТИСТА, 35 y.o.
profession: владелица сети салонов красоты среднего пошиба в тихуане;
my: Diego
[/LZ1]

+2

8

[NIC]Diego Batista[/NIC][STA] безумству храбрых... [/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBK2.gif[/AVA][SGN]...поем мы песню[/SGN][LZ1]ДИЕГО БАТИСТА, 42 y.o.
profession: координатор наркотрафика;
my: Alejandra
[/LZ1]
Когда я был маленьким, я просил у Бога велосипед.
Потом я понял, что Бог работает по-другому -
и тогда я украл велосипед и стал просить у Бога прощения.
(с) Аль Пачино

Сделала!  Она сделала! 

Батиста даже не сразу понял, хохотать ему или убивать. Пальцы рефлекторно стиснули стакан – до белых костяшек. Он поперхнулся выдохом, рассматривая Лехандру – очи долу – оголтелыми черными глазами. Брови полезли наверх. И Дон Диего сделался похож на окровавленного быка на арене. Из холки торчали балансирующие на тонких лезвиях яркие пики.  Трибуны взорвались овациями. Где-то в затылке стучал глухой пульс. В висках. В ушах. Белки налились тонкими алыми прожилками кровеносных сосудов. На быка он и был похож. На крупного, приземистого тура. И сейчас  этот разъяренный зверь замер на опасной грани между желанием удавить Ханну, почувствовать, как под пальцами проминается нежная кожа, хрустит мягонькая гортань, как льется парной кровушкой по запястью и можно схватить бабу за хребтину и переломить ее об колено точно над атлантом  – между вот этим и неявным, мучительным, очень мозаичным пониманием ее правоты, идейной правильности этого идиотского, опасного и безудержного поступка. Может, если бы Ханна не заводила цепочку причин и следствий так издалека, он подхватил бы мысль сразу, но сперва яркое воображение нарисовало Батисте, как в желтой пыли валяется племянник итальянского мафиозо, как ему ссаживает череп шальной пулей, и весь контракт на миллионы долларов, на которые она собирается покупать новую тачку (!), летит к чертям. Как он гемороится в управлении полиции…

Как блять все это выглядит?! Все это выглядит так, как будто лично он, Диего Батиста, не угодил Пабло, как будто тот имеет виды на его скромный бизнес и уже нашел, кому его передать. Тоже нарешал. И тут поди докажи, что ты не причем. И не бегаешь теперь по подельникам, подоссав и убого прикрывая жопу драной рогожей. Короче, единственный способ выбраться и этой ее херни, немедленно завалить на семейный ужин и податься в герои. Вот сейчас я натягиваю свое синее трико блять и лечу в участок!

На самом деле, пока ему не звонили итальянцы, стоило придержать коней и раскинуть мыслью. Ему-то об их приключениях ничего неизвестно, верно? Возможно, копы и вовсе проебались.

Но Батиста слишком очевидно завис с этим стаканом. Застыл и смотрел на притихшую жену.

- Сделала блять, - повторил глухо. Горло свело болезненной хрипотцой.

А потом его накрыло. Стакан с влажным звоном рассыпался в стеклянную крошку прямо над головой Алехандры, обдав ее мелкими брызгами.

- Она сделала! – хрип выплавился в глухой рык. Диего покрыл расстояние между ними раньше, чем Ханна успела встать. Поймал ее глотку и вздернул вверх по стене, так что мягкие золотистые пряди больно прижало затылком и протянуло наверх. На миг он задохнулся вспененной яростью, и не мог вымолвить ни слова. Только смотрел, как набегает на ее глаза тонкая слезная пленка. Сообразил, что держит жену слишком крепко, но пальцев не разжал. Не хотелось пока.

- Вместо того, чтобы позволить мне красиво подсидеть Пабло, привести доказательства, привлечь на свою сторону людей, подсказать, как опасно иметь дела с сумасшедшим, ты сейчас предлагаешь мне порвать жопу, вытаскивая из-за решетки итальянских бегунков, объясняя всем и вся, как это я так проебался, что у меня ни тоннеля, ни порядка, и копы на тачках пылят по пустыне, как дешевом блокбастере, а старые сделки ебутся хуем?!

Он дернул супругу от стены и вышвырнул на пол под ноги. Исключительно из понимания того, что ему вот-вот и труп придется зарывать в саду.

- Она сделала! Инициативная моя! Странно, что я все еще жив рядом с тобой!  Что девочки живы! Что нас не облавливают с маячками, что у дверей нет группы захвата! Где группа захвата, где люди Кортеса, Ханна?! Я заскучал!

Батиста, не смотря, на вспыльчивый нрав, был скорее дипломатом, недурно работал с людьми, часто брал харизмой, легко играл на чужих чувствах и любил, когда его позиции очень ясны, когда отношения прозрачны и соблюдаются договоренности. Нарушать их первым ему не нравилось. Но он планировал. Планировал разобраться в ситуации с обвалом, и со всей этой историей, с видео войти к Давиду и Луису.

Мы достаточно развлеклись поминками по Энрике: Кортес или входит в ум, или выходит из дела. Но за Пабло стояла собственная скромная армия. А ввиду того, что мотивы, побудившие лидеров картеля спустить младшему Кортесу отравленный кокаин - и бог весть что еще! -  были Батисте совершенно не ясны, он рисковал быть посланным и со своим тоннелем. Но готов был рисковать. Ханна же ставила его перед перспективой сперва украсть велосипед, а потом просить у Бога прощения. И он не собирался красть этот велосипед своими руками. О, нет!

К тому моменту, когда они снова встретились взглядами, Диего уже ясно видел, как подписывает итальянцев перебить семью Пабло Картеса. И пытался прикинуть, насколько реально выжить в ходе всего этого говна. И лавины говна, которая сорвется на Тихуану вслед за этим убийством, если люди Пабло не пожелают уступить картелю свои интересы. Мало ли самоуверенных сепаратистов?!  Подцепил из бара бутылку и, приложившись к горлышку, больно стукнулся резцами о стекло в попытке сообразить, кому он сейчас звонит первым.

Отредактировано Misha Hoggarth (2018-09-30 23:40:47)

+2

9

Хана хоть и была в курсе многих дел Диего, но никогда напрямую ни в чем не участвовала, если не считать не очень масштабного, но стабильного отмыва денег через салоны. Вы вообще знаете, сколько шоколадное обертывание стоит? А массаж бриллиантами? Вот и не надо этого знать! Так спать спокойнее. Батиста вот знала и услуги такие по бухгалтерии имели большой спрос, не смотря на то, что входили в часть самых дорогих. Ну, по меркам салона, конечно.

Так вот. Из рассказов супруга, да и в чисто жизненных рассуждениях, она очень четко понимала разницу между своими и гринго, вписавшимися в наркобизнес. Бойцы гринго никогда не будут стоять насмерть за хозяина и его имущество, потому что были недостаточно напуганы для этого. Потому что бойцы у гринго сплошь были сами по себе, существовали в деле отдельно от своей семьи. У них не было страха, что к ним домой завалятся и поубивают всех, потому что ты, свинья, недостаточно был предан делу.

К чему это? Да к тому, что Алекс была уверена в том, что до участка американцы доберутся целыми и невредимыми, что при аресте никто из них не будут геройствовать и до последнего отстаивать товар и бабки, доверенные им, как это делали бы мексиканцы.

Даже не глядя на Диего, Алехандра чувствовала, как сам он на нее смотрит. Как воздух в комнате готов был заискриться. Тяжелый испепеляющий взгляд Батисты (как и равнодушный или насмехающийся) она выдерживала легко, ее больше волновало то, что будет после этого. Нет, налитыми кровью глазами ее было уже не напугать. Разве она этого не видела? Видела много раз, просто дальнейшие действия бывали разными.

Сейчас вот, не смотря на то, что внизу их уже ждали за столом, Диего молча сверлил ее взглядом, из-за которого она нервно болтала алкоголь в стакане. Она собиралась выпить остатки залпом. Вместо этого мексиканка ощутимо вздрогнула от звука лопнувшего в руках мужа стакана. Чертово его умение держать в напряжении! Хана еще раз болтнула жидкость в стакане, собираясь допить.

Не успела. Совсем чуть-чуть.

Какое там встать, она и охнуть не успела, как он оказался уже рядом, а сильные горячие пальцы намертво вцепились в ее горло.
- Диего, - сдавлено выдохнула Алехандра этим, пожалуй, исчерпав остатки воздуха в легких, а зря.

Не смотря на то, что за секунду до ее накрыло каким-то нечеловеческим страхом перед ним и удивительно реальным осознанием, что вот сейчас он ее по-настоящему убьет, насовсем убьет, в голосе Алекс не было мольбы. Она вообще обо всем забыла, когда ее тело поползло вверх, будто зажило собственной, не ведомой голове, жизнью.

Забыла о боли от затянутых на затылке светлых прядей, о страхе и обо всем остальном, потому что на смену пришла не только элементарная нехватка воздуха, но и боль от давления на горло, которая была сильнее той, что в затылке. Тело стало слишком тяжелым. Ей показалось, что оно стало каменным.

Поначалу она пыталась отцепить его руку, царапала пальцы и ладонь, дергалась в неуклюжих попытках дотянуться до его лица или хоть до чего-нибудь, а потом, моментально выбившись из сил, просто перестала сопротивляться, чувствуя дикое головокружение и то, как ненавязчиво ускользает сознание. Серьезно, она даже не понимала, что он там говорит. Будто просто двигает губами и все. Говорят, что перед смертью вся жизнь проносится перед глазами. Так вот теперь Хана знала, что все это полная херня.

Это точно было не из ее оперы. Она за эту минуту (или полминуты) вообще не успела ни о чем подумать. Она даже не поняла, в какой момент оказалась на полу, сразу заходясь кашлем и хватаясь за горло. Легкие будто обожгло долгожданной порцией воздуха, так что к ощущениям тут прибавилось. По щекам мексиканки скатились крупные горячие слезы, но этого она не чувствовала, лишь пыталась сфокусировать взгляд, неуверенно усаживаясь на полу, у ног Диего и откинувшись спиной на стену.

Медленно подняла на него взгляд и шало усмехнулась, все еще не отдышавшись, как следует.
- А тебе не приходило в голову, что ты пока жив именно потому, что я рядом? – Хана чуток отползла, чтобы зацепиться за стул и подняться на ноги, сразу ощутив слабость. Пошатнулась, пару секунд помедлив, а потом забрала у него бутылку. – Нет? Может, ты просто идиот.

Она сделала глоток из бутылки и неторопливо обошла Батисту, двигаясь по направлению к двери. Обтерла ладонью мокрые щеки и пригладила волосы ладонью, а потом развернулась. Осмотрела мужа с ног до головы с каким-то сожалением во взгляде.

- Они порубят тебя на кусочки, пока ты будешь раздумывать о своих красивых планах, - она резко и громко рассмеялась и так же резко замолкла, зло поджав губы. Размахнулась и швырнула в него бутылку. – Шлюхин сын!

Скорее всего, она попала, но об этом ей оставалось лишь догадываться, потому что на этот раз она не собиралась вальяжно ждать своей смерти, а моментально вылетела из комнаты и побежала к лестнице.[NIC]Alejandra Batista[/NIC][STA]жена-сука[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBBo.jpg[/AVA][SGN]careful what you wish for (no)[/SGN][LZ1]АЛЕХАНДРА БАТИСТА, 35 y.o.
profession: владелица сети салонов красоты среднего пошиба в тихуане;
my: Diego
[/LZ1]

+2

10

[NIC]Diego Batista[/NIC][STA] безумству храбрых... [/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBK2.gif[/AVA][SGN]...поем мы песню[/SGN][LZ1]ДИЕГО БАТИСТА, 42 y.o.
profession: координатор наркотрафика;
my: Alejandra
[/LZ1]

В такие моменты она казалась ему красивой! По-настоящему красивой: бледной, перепуганной, маленькой. И беспомощной. Как глазоньки-то заблестели! Повело слезной пленкой, и взгляд сделался податливым. И это заводило Батисту до чертей. Наверно, ему нужно было жениться на маленькой и беспомощной женщине с самого начала. Но та свела бы Диего с ума своими глупостями. Глупости у Ханны были поинтереснее. Да что там! Он легко признавал, что жена куда умнее, хватче него. Он в ней нуждался. И нуждаться в ней Батисте не нравилось. Не повод ли раз  за разом досаждать ей обидами – сначала мелкими, а после все более и более жестокими, изощренными, неожиданными. Как широчка. Доза должна расти, иначе Ханна не будет плакать. Не будет для него такой красивой, такой податливой. И такой желанной.

Нравилось смотреть, как она собирается, словно сгусток темной материи, подавленная, но не сломленная, разъярённая маленькая ведьма. Дева Мария! Как сухой яростью вспыхивают глаза, как она скребется, карабкается по стулу, ловит ртом воздух, скользит каблуками по осколкам стакана. Моя сладкая девочка! Моя красавица! Мой маленький воин!

Теперь Батиста наблюдал за супругой с азартным вожделением, словно на скачках. Следил за каждым ее движением, делал ставки, как скоро она соберется, чтобы выплюнуть ему в лицо что-нибудь хлесткое. Ну, давай же! Давай!

Вот сейчас хорошо!

Увернулся, уводя плечо озорным, проворным движением, словно они танцевали здесь капоэйру. Звон стекла ударил в спину. Плеснул по венам адреналиновым драйвом. Батиста рванулся следом, чтобы поймать ее за руку, дернуть узкое запястье. Но не успел. Настиг жену у перил лестницы. Перехватил поперек поясницы. Мазнул взглядом по ошарашенным глазам няньки, мигом нырнувшей обратно в столовую. Оставалось надеяться, что девка сообразительная, и ужинать дети будут в одиночестве. Иначе останутся голодными.

- Ты думаешь, ты подкинешь мне это дерьмо перед ужином и пойдешь жрать свою энчиладу?!

Втащил жену в спальню и захлопнул дверь плечом.

- Как бы не так, женщина! Как бы не так!  - впечатал ее в стену у скульнувшей двери и поймал горячими ладонями бедра, смял крепкие ляжки, пробираясь под юбку без всякой жалости или уважения к ее наряду. Стиснул зад, жестко вжимая ее в себя, царапаясь грудью о мелкие пуговички на платье. Знал, что она не любит вот эдак грубо. А еще, что тело ее отзовется раньше, чем Ханна захочет это признать. Если когда-то, вообще, захочет. Знал и оставлял ее в заложниках у закипающей жажды. Заставлял ее думать, когда думать так трудно. Но мучить ее было слишком сладким, слишком большим искушением, чтобы перед ним устоять.

- Так ты слила их копам? – впился алчным поцелуем в шею, где на шелковой коже проступали темные метки пальцев, словно хотел их съесть, вылакать, выгрызть с горла.
-Копам плевать, они разве что дорогу покажут в пустыню.

Полиция действительно обходила картели стороной, зато обихаживала туристов. Мексике надо иметь хоть один легальный бизнес. Чем плох туризм? Зато федералам было дело. Они свои роскошные джипы, свои кевларовые шмотки и свое оружие закупали на деньги Батисты. Во всяком случае, здесь – в западных муниципалитетах Соноры.

- А федералам станет интересно. Если твоя подача до них дойдет.

Вот это был рискованный момент. Делу могли попросту не дать хода. Чья-то глупая невнимательность запросто разрушает наилучшие планы.

- Тогда вопрос, любовь моя, - он подхватил Ханну под бедра, вскинул повыше и в два шага уронил на кровать. – Почему комиссар Гарсия еще не названивает мне как ревнивая любовница?

Да, он мог придумать другое сравнение, но именно сейчас, глядя на лежащую перед ним растрепанную, разъяренную женщину, Батиста этого не хотел. Разговоры с Ханной были боем с тенью, по ней он выверял реальность своих предположений и домыслов. Воссоздавал картинку того, что их ждет на самом деле. Чтобы делал он сам на месте комиссара? Сообразил бы, что кто-то пытается вынести свое говно его руками? Ну, конечно, иначе к нему пришел бы Батиста и щедро отблагодарил. Или не Батиста. В любом случае, свою мзду комиссар получит.

- И кому названивает в это время комиссар?!

Поймал Ханну раньше, чем та успеет соскочить с койки, вписал колено между ног, закрывая тему бегства на сегодня. И дернул в разные стороны ворот блузы. Заниматься ее злоебучими пуговками Батисте было недосуг.  Смял нежные аппетитные грудки, отловил горячим ртом крепенькие соски сквозь тонкое кружево, прикусил бархатную кожу. Она пахла пустыней - сухо, терпко и горячо. Неуловимо. Этот запах хотелось снюхать как ровненькую дорожку первосортного кокса. Вмазать в десны нежную кожу, вписаться резцами в плоть.

- Или он сидит и думает, как бы не обосраться? Дергает осведомителей, понимает, что сделке быть, и в душе не ебет, кому нужно всех подставить. Поэтому он поймает гринго и будет ждать, кто принесет ему выкуп. Так ты себе, воображала?

Отвести от себя подозрение - вот что было его чертовски важно. Не звонить комиссару раньше, чем о провале ему доложат. Горячие руки шарили по телу, забирались под юбку, оставляя на ляжках болезненные отметины, подтекающие под кожей жидким жаром. Да, он наказывал ее. Наказывал, конечно. Но желания это не умаляло.

- Где там твой идеальный план?

Коротким рывком загнал головку во взмокшее нутро, заставляя разгоряченное тело влажно причмокивать на рваных размашистых толчках, бессердечно ускоряясь с самого начала.

+1

11

Возможность слинять была так близка!
Вот Хана летит по просторному коридору, ничего толком не видя перед слезящимися глазами, а вот она уже хватается за спасительные перила лестницы. Они широкие и поэтому она не может толком зацепиться за них, но это неважно, потому что ее рывком поднимает вверх. Они это уже проходили, Алехандра давно уже поняла, что сопротивляться Диего значит впустую потраченные нервы и силы.

Он понятия не имел, как эмоционально выматывает ее в такие моменты, что после подобных сцен она чувствовала себя так, будто ее пару раз прокрутили в центрифуге, при этом поболтав хорошенько, чтобы в голове вместо мозга образовалась каша. С другой стороны, с годами Алекс ощущала, что с каждым разом восстанавливаться было все легче.
Особенно с бутылкой текилы.

- Отпусти, - ей было элементарно неудобно болтаться на его руке, к тому же их заметила домработница. Сплетни среди персонала – это прям то, о чем она всю жизнь мечтала! – Да отпусти ты! Ненавижу!

Вот Хана оказывается неосторожно прижатой к стене, о которую ко всему прочему приложилась затылком, моментально состряпав из себя жертву, и хватаясь за голову, пока супруг увлеченно шарит руками под юбкой.

Ей все равно! Она даже не смотрит, вжимаясь задом в стену в жалких попытках ускользнуть от жадных прикосновений рук. Старается не думать о том, что он просто животное с его низменными инстинктами к пропитанию и размножению. Диего мог поломать ее физически, мог придушить до полусмерти, мог избить, он вообще мог сделать все, что угодно, что только придет ему в голову, но только внешне. Хана знала, что его это невероятно бесит, что все вот эти его действия – это просто временное превосходство, видимость. Может, это был и ее способ поиздеваться над ним, когда после очередных своих выходок Диего осознает, что насилие это, по сути, единственное, чем он может превзойти ее.

Нет, она не во всех моментах была умнее его и даже может вовсе не была, просто они мыслили по-разному, действовал он осторожнее, когда это не нужно было. Все-таки, к его положению в картеле лично она почти не приложила усилий, тут уж он всего сам добился, приписывать себе лишних заслуг она не собиралась. Сейчас Хана уже не могла об этом размышлять трезво. Она попыталась отпихнуть его лицо от себя, пока Батиста отвлекся на разговор, но вместо этого он подхватил ее и дотащил до кровати.

- Хватит таскать меня! – Батиста нервно лягнула мужа и отползла на кровати подальше, слушая его. В принципе, он был все ближе к ее варианту развития событий, так что подталкивать его на нужные мысли не приходилось. За одним исключением. – Вообще-то, я тебя представляла на месте ревнивой любовницы, но это мелочи, - очередной нервный выпад в виде усмешки.

Где-то на этом моменте мексиканка подобралась, чтобы сползти с кровати, но не успела, тут же была прижата к ней. Края блузки разошлись в стороны, несколько пуговиц со звонким стуком разбросало по полу, а Диего, как ни в чем не бывало, принялся поедать ее грудь, чем в очередной раз взбесил ее неимоверно.

Ей хотелось бы не реагировать на его поведение и всю эту возню, но Алекс признавала, что его животные замашки на нее действовали всегда. Стоило Батисте похабно оскалиться в ее сторону и ей можно было уже бежать менять белье. Как это вообще работало? Она так не хотела! Она хотела управлять хотя бы собой!

- Ни о чем он не думает, - повела она, наконец, в нужную сторону.

Едва ли Алехандре было уже до разговора, пока она ерзала по покрывалу от того, как блуждали жадные ладони под юбкой. Подрагивающие пальцы мексиканки перебирали темные жесткие волосы на затылке мужа, а сама она легко вскинула зад, когда он потянул с нее белье, избавляя от мешающей тряпки.

- Ему не надо думать, он знает, кто к нему придет, - губы резко пересохли от горячего возбужденного дыхания. – А еще ты выложишь круглую сумму за порошок, - обрадовала она восхищенно, взъехав коленями по ребрам и не сдерживая хриплого стона, когда он резко вошел. Ладони скользнули по смуглой спине, оставляя ровные белые полосы от прикосновения ногтей к горячей коже. – Ты же сам говорил, что каждый пакет метится.

Хана пока еще не до конца понимала, зачем каждый картель наносит на пакеты свои индивидуальные метки. Предполагала, что им и копам плевать, за чей товар они получат деньги в случае перехвата, но это ведь было не единственной причиной. Хотели знать, кто нагрелся? Всего лишь еще один вариант. Не все же знали о метках. Вряд ли о них знали залетные любители халявы, например.

Если бы гринго взяли без товара, то суетиться рядом с ними не было бы никакого смысла и незаконные стволы им бы отвоевал любой ушлый юрист, картелю в этом варианте светиться было бы без надобности. Но сто килограмм кокаина – это уже совсем другое дело. Это вам не подмазаться лишний раз к клиентам, выручив их боевиков, или кто там заявился в Сонору, чтобы товар забрать.

- Он тебя ждет, - пробормотала она в сбившемся дыхании, улавливая отголоски спазмов в теле, вздрагивая от напористых движений, от чувствительного рваного ритма. – Но тебе не нужно пока ничего делать.
Она сжала бедрами его бедра, с трудом останавливая и пихая Диего в плечо. Настойчиво отпихивая в сторону и вжимаясь в его торс, чтобы перевернулся. Оказавшись сверху, выпрямилась, темными блестящими глазами осматривая мужа под собой и продолжив двигаться.

- Тот, кто сообщит тебе о случившемся, как-то связан с комиссаром. Или не он, но кто-то рядом, близко, - она огладила грудь с густой растительностью, упираясь в нее ладонями и рывками насаживаясь на член. – О-ох.
Где-то внизу живота все стянуло, будто сжатая пружина, на пределе, а мексиканка откровенно застонала, раз за разом насаживаясь на твердый, распирающий изнутри хуй. Перед глазами поплыло, она еще пыталась уловить расфокусированным взглядом эмоции на лице Батисты, но вскоре бросила эти бесполезные попытки и закрыла их, вслушиваясь в собственное удовольствие.
- Диего![NIC]Alejandra Batista[/NIC][STA]жена-сука[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBBo.jpg[/AVA][SGN]careful what you wish for (no)[/SGN][LZ1]АЛЕХАНДРА БАТИСТА, 35 y.o.
profession: владелица сети салонов красоты среднего пошиба в тихуане;
my: Diego
[/LZ1]

+1

12

[NIC]Diego Batista[/NIC][STA] безумству храбрых... [/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2LBK2.gif[/AVA][SGN]...поем мы песню[/SGN][LZ1]ДИЕГО БАТИСТА, 42 y.o.
profession: координатор наркотрафика;
my: Alejandra
[/LZ1]

Она плавилась в ладонях: трескалась на коже тонкая корка льда, воспаленной враждебности, раздражения, отчужденности, которая сомкнется снова, стоит им отлепиться друг от друга, забьется в зрачки Ханны мескалиновой пудрой, радужными разводами по черным дырам. Она словно пряталась там внутри. Внутри этих широко распахнутых зрачков. Где-то, куда он так никогда и не смог попасть. Не принадлежал ему. И любая другая женщина, охотно готовая ехать с ним к краю света, становилась лишь временной заплаткой, позволяла переломаться, не утоляя жажды.

Но сейчас, пока Диего держал ее, сминал крепкую упругую плоть, стискивал, чувствуя ребра под пальцами, трепещущие легкие, гулкое биение сердца о грудину, сейчас она была здесь, с ним. По сути больше ничего от Ханны не требовалась. Прижмурился, вскидывая ее верхом. Огуливал широкими ладонями бедра вверх от точеных колен, наслаждаясь этой исчерпывающей принадлежностью. Рождение детей сделало ее тело настоящим, живым, осязаемым – женским. В нем было что-то хтоническое: способное породить, способно и умершвлять. Что-то из легенд и баек, на которых Диего вырос. Если бы он не встретил Ханну в церкви, до сих пор считал бы, что она ведьма. Может быть, ночью она превращается в лисицу или сову? Но пока Батиста только выглаживал ее груди, выпрастывал их из кружевного лифа, чтобы поймать губами упрямые соски, зарыться лицом в горячую мякоть, словно младенец. Вряд ли в мире есть большее утешение, чем задыхаться этим умиротворяющим ароматом разгоряченной кожи…

На прикроватной тумбочке вспыхнул экран смартфона. Диего еще вбивался в раскаленное, мокрое нутро супруги, стянутое набегающими спазмами, продирался через одурительное сопротивление тела, спешившего эгоистично урвать себе все наслаждение их бешенной вязки. Нет, дорогая, ты поделишься! Или я заберу все.

Спихнул Ханну на лопатки, тяжело подминая под себя. Последними, жадными размашистыми толчками всаживал крупную головку точно в шейку матки, словно собирался заделать ей еще одну девчонку. Это движение стало бесконечным – туда и обратно, выласкивало нутро, продирало слизистую до окончаний нервов, заставляя любовницу задыхаться гортанными стонами. Рваный румянец подпалял ключицы, спутанные светлые пряди липли к мокрым вискам. Батиста мазнул взглядом по экрану – теперь было видно – и отвлекся на череду завершающих рывков, когда оргазмической сытостью потянуло яйца.

В динамик он дышал сбивчиво, навалившись на Ханну всем весом. Прижал ее к кровати, а трубку - между ними, чтобы она тоже могла слышать разговор. Хотел, чтобы супруга удовлетворилась реакцией благодарных зрителей.

Конечно, Диего заплатит за все, но не сейчас. Чуть позже. Это пока не его промашка. Это затея Пабло, а значит актеры должны в точности соответствовать отведенным ролям. Он здесь исполнял партию дельца, овдовевшего на тоннель, занятого расследованием и попыткой перевезти товар, в чем партнеры милостиво согласились ему помочь. Батиста с уважением относился к итальянским старикам. Как ко всем старикам. Отчего же нет? И ему совершено не положено знать, что там за план-перехват. Более того, чем больше Диего ничего не узнает, тем лучше пойдут дела. А потому он от всей души надеялся, что сейчас у него не спросят, нужно ли брать гринго. И сколько он готов заплатить, чтобы сделка состоялась. Сейчас у него спросят, сколько он готов отдать, чтобы выдернуть этих американских обсосов из-за решетки. И вернуть, конечно, свой кокаин. Маркируют его, чтобы обозначить производителя, время и место производства. И бы было понятно, что товар еще ничем не разбодяжен. Заводской пакет. Но не отношения с комиссаром волновали Батисту больше всего. Там пока все подмазано до обострения политической ситуации и новых выборов или очередного анального возгорания в Вашингтоне. Его волновало, что успех посмертного очернения Пабло – а значит и возвышения Диоего - зависит ровно от того, насколько Картес успел всех заебать. И плевать на свидетелей и доказательства. А этот момент пока оставался неясен.

- Пусть переночуют, - мальчикам неплохо бы попугаться. Желание мести нужно взращивать, пестовать. И если Батиста видит себе, как гринго разносят дом Картеса, размечая стены строчками пулеметных очередей, то и им неплохо поднакопить злости. Зато они приедут домой к родителям похваляться молодецкой удалью. Красавчики. Он, конечно, съездит за ними немного позже полуночи. Волчий час – лучшее время для сложных разговоров, а предрассветный – для браконьерства.
- А за товаром я сейчас пришлю людей.

Скатился с супруги, давая ей шанс вдохнуть, и притянул ее в себе, всадил в висок крепкий сухой поцелуй.
- Mi amor brujo.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » amor brujo