Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Rex
[лс]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
внешностивакансии
хочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 26°C
Ты называешь моё имя, и твой голос отзывается в каждом уголке моего разума. Я чувствую его кожей, если такое вообще возможно. Или попросту пережитое... читать дальше
Forum-top.ru RPG TOP
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » hassliebe


hassliebe

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

ИСПАНИЯ | 29.09.2018 | УТРО

иви & вальде
http://funkyimg.com/i/2LDwR.png

ЭТО АБСУРД, ВРАНЬЕ: ЧЕРЕП, СКЕЛЕТ, КОСА. СМЕРТЬ ПРИДЕТ, У НЕЕ
БУДУТ ТВОИ ГЛАЗА.

[nic]Walde Delgado [/nic] [STA]l e g e n d a r y[/STA] [ava]http://funkyimg.com/i/2KKjm.jpg[/ava] [SGN]
http://funkyimg.com/i/2KKjg.gif http://funkyimg.com/i/2KKjh.gif http://funkyimg.com/i/2KKji.gif
❝КТО ГОВОРИТ, ЧТО НА ВОЙНЕ НЕ СТРАШНО,
ТОТ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ О ВОЙНЕ❞
[/SGN]
[LZ1]ВАЛЬДЕ ДЕЛЬГАДО, 31 y.o.
profession: футболист.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (2018-09-30 18:07:40)

+3

2

- Хорошо, па-а-ап, - многозначительно тянет Иви, плечом прижимая телефон к уху, пока безрезультатно пытается распутать поводок. Иногда негромко цокает языком и неуловимо ругается, потому что амуниция отказывается поддаваться, а длинношерстный пес породы колли уже давно терпеливо дожидается у дверей, изредка кидая в сторону девушки взгляды. - я заеду сразу же, как только освобожусь, хорошо? - поводок все-таки поддается, вызывая на лице победоносную улыбку. Иви покачивает карабином в воздухе, демонстрируя свое маленькое достижение собаке. Наверное, если бы животное умело закатывать глаза, то именно это сейчас и сделало бы.

- Когда тебя ждать? - сдержанно спрашивает отец, привыкший на людях лишний раз теплые эмоции в отношении близких людей не демонстрировать, следуя каким-то своим правилам. Иви не понимает этой странной политики, но попыток что-либо изменить не предпринимает. Она привыкла тоже.

- Через час. Полтора - максимум. - отвечает, уловив протяжный выдох.

- Ладно. У меня встреча на Сантьяго Бернабеу, приезжай туда. - на фоне Иви слышит чьи-то голоса, а затем и монотонные гудки.

- И тебе до встречи, пап. - уже в никуда добавляет, отнимает телефон от уха, задержав взгляд на экране, потухшем через считанные секунды, после чего убирает в задний карман светлого джинсового комбинезона. На плечи накидывает теплый кардиган светло-серого цвета, волосы собирает в тугой хвост, а на макушке оставляет темные солнцезащитные очки. Пес, словно силясь поторопить девчонку, начинает звонко гавкать, на что Иви лишь смеется. Карабин защелкивается на ошейнике с выгравированным именем животного, а на обратной стороне с телефоном и адресом хозяев, - они выходят из просторной квартиры и на лестничной клетке встречаются с пожилой женщиной, ласково потрепавшей собаку по холке и поинтересовавшейся у Иви о том, как идут дела. Привычный ритуал, ведь Ньюман забирает животное в одно и то же время, нередко сталкиваясь с соседями. Хозяева колли - старые друзья семьи, уехавшие в отпуск на две с половиной недели и попросившие за питомцем приглядеть. Забрать к себе, чтобы было удобнее, Иви не может - у отца на собачью шерсть аллергия, поэтому приходится раз в день приезжать и гулять с Барри в ближайшем парке.

Девчонке вовсе не в тягость. Девчонка любит животных в целом, и собак - в частности, отчего учиться пошла не на юриста, как того хотел отец, а на кинолога.

До парка, в котором Ньюман проводит около часа, наблюдая за резвящимся на траве псом, идти всего лишь пять минут. В выходные там обычно огромное количество людей: кто-то гуляет с семьей, наслаждаясь последними теплыми днями, кто-то предпочитает проводить время в одиночестве; по вымощенным темным камнем дорожкам, покрытым опавшей листвой, бегают дети, а просторное место в дальнем углу парка занято исключительно любителями собак. Последних, как правило, там в разы больше, - Иви помнит имена каждой из них.

Сегодня будний день, народу в парке не так много, поэтому девчонка спускает Барри с поводка и садится на скамейку, не скрытую от теплого испанского солнца под раскидистыми кронами деревьев. Всего лишь половина одиннадцатого утра, а уже хорошо чувствуется, что остаток дня пройдет под привычно изнурительной погодой. Иви хоть и родилась в Лондоне, но жару по понятным причинам любит значительно сильнее, чем дождь и унылую серость: ей было три, когда умерла мать, а отец, будучи испанцем, решил вернуться вместе с дочерью на родину.

Сейчас Иви двадцать два, а побывать в пасмурном английском городе так до сих пор и не получилось. Честно говоря, она не уверена, что поездка в Лондон входит хотя бы в десятку тех желаний, которые хотелось бы воплотить в жизнь.

- Барри, - зовет пса, привлекая к себе внимание нескольких пар глаз. - домой. - так же громко и абсолютно без стеснения добавляет, упирается ладонями в сидение скамейки, отталкивается и поднимается. Колли послушно подбегает и садится у левой ноги, позволив без заминки зацепить карабин поводка.

Они возвращаются домой, Иви быстро наполняет одну миску едой, рядом ставит вторую с водой, а потом отвлекается на телефонный звонок.

- Да знаю я, пап, знаю, - предугадывает слова мужчины и показательно часто дышит, старательно делая вид, будто очень торопится.

- Час давно прошел... - он не злится и не упрекает, а Иви вдруг кажется, что и вовсе улыбается.

- Забыла в квартире телефон, пришлось возвращаться. - на ходу сочиняет, треплет увлеченного едой пса по холке и, прикрыв динамик большим пальцем, быстро выскакивает из квартиры, максимально тихо захлопнув за собой входную дверь. - Но я уже почти добралась, честно.

- Я слышу. - откровенно смеется, из чего Иви делает вывод, что находится отец сейчас где-то, где нет посторонних.
- Ой, ладно. - смеется в ответ и сбрасывает звонок.

***

Стадион мадридского "Реала" великолепен. Ньюман бывает здесь не так часто, потому что матчами никогда не интересовалась, а про футболистов знает исключительно от отца, который является агентом одного из игроков, но проходить мимо доводилось неоднократно.

Девчонка проходит мимо охраны, дружелюбно здоровается с каким-то мужчиной в жилетке с эмблемой клуба и темной бейсболке, надетой козырьком назад, а потом сворачивает в сторону подтрибунного помещения, откуда и попадает на залитое солнцем поле. Там достаточно много народу: кто-то гоняет мяч, кто-то просиживает штаны на скамейке, а кому-то вообще очень комфортно на ровном зеленом газоне с подложенным под голову мячом вместо подушки.

Отца Иви замечает чуть в стороне. Он разговаривает с мужчиной, которого девчонка знает не столько как игрока знаменитой команды, сколько как того самого футболиста, чьим агентом является ее отец.

Подойдя ближе, Иви переминается с ноги на ногу, но обращать на себя внимание не торопится, а когда замечает пару направленных в свою сторону взглядов - хмурый отцовский и будто изучающий со стороны игрока в черной форме с неизменной символикой - то неожиданно смущается. Ей слишком редко - практически никогда - доводится находиться в окружении настолько известных людей.

- Подожди меня немного, я скоро освобожусь. - как-то слишком холодно говорит отец, а Иви, чье внимание привлекли залетающие в ворота мячи, не замечает воцарившегося с его подачи напряжения.

- Без проблем. - она делает пару шагов назад и садится на пустую скамейку, зачем-то переведя взгляд на Вальде.
Иви не уверена, что его зовут именно так.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2LDKn.jpg[/AVA]
[NIC]Evie Newman[/NIC]
[SGN]

When you came into focus
How could I pretend I didn't notice?
http://funkyimg.com/i/2LDKo.gif http://funkyimg.com/i/2LDKm.gif

[/SGN]
[LZ1]ИВИ НЬЮМАН, 22 y.o.
profession: студентка.
[/LZ1]

+3

3


В глянцевом мире шоубизнеса не самое последнее место занимает футбол. На идеальном газоне  зеленого цвета за не менее идеальным мячом бегают двадцать два футболиста, а вокруг них бегает целый мир: фанаты и поклонники, ненавистники и глоры, агенты и тренеры; даже тот, кто хочет казаться равнодушным, включает ящик и врезается внимательным взглядом в экран телевизора, когда сборная борется за первое место в чемпионате. На сегодняшний день футбол – самый популярный вид спорта в мире, соответственно, самый дорогой. На деньги, за которые клубы выкупают многообещающих молодых футболистов, можно приобрести небольшой остров в Тихом или в Атлантическом, но дело в том, что ни один остров не способен заработать столько титулов, кубков и медалей, а заодно и денег, как футболист.

Вальде Дельгадо  посчастливилось родиться в мире черно-белых мячей, светло-зеленых газонов и формы сливочного цвета. Его отец был выдающимся футболистом, игравшим за королевский «Реал» на протяжении всей карьеры, чем заслужил гордое звание мадридиста. В двадцать четыре года он женился на баскетболистке, выступающей за «Реал», и уже через несколько лет отдал долгожданного первенца в футбольные ясли при сливочном клубе. Вальде под присмотром тренера делал большие успехи, а под советами отца – огромные. Руководство мадридской футбольной империи уже тогда знало, что Вальде пойдет по стопам талантливого родителя и вырастет в выдающегося футболиста.

Другой жизни, кроме футбольной, Вальде не знал. У него никогда не было иных увлечений и хобби, фильмам он предпочитал матчи, а книгам – статьи в «Марке». Учился Дельгадо неохотно, прекрасно осознавая, что оценки никаким образом не повлияют на его будущее. У Вальде не было ничего, кроме футбола. Он и не хотел ничего, кроме футбола.

Однажды его назвали ограниченным; Вальде обиделся страшно, и ядовитая обида неминуемо вылилась в настоящую подростковую потасовку. Затевать драку с испанским футболистом – ну, такое; Армандо Франциско Гонзалес понял это только в больнице, когда очнулся и обнаружил у себя два перелома в области ребер, выбитый передний зуб и искалеченный нос. Вальде тогда едва не выгнали из школы и только связи отца да заступничество физрука, который в мальчишке души не чаял, помогли остаться на плаву. Дома ему влетело за драку и никакие оправдания не помогли избежать наказания: на несколько безжалостных недель он остался без футбола. Вообще. Пришлось искать другие способы развлечения, и Вальде с приятным удивлением обнаружил, что книги бывают интересными, а фильмы – захватывающими. В пятнадцать лет он перестал зацикливаться, зацикливаться, зацикливаться на футболе.

Отец его был легендарным нападающим, но Вальде на этой позиции не везло: мяч никак не хотел влетать в ворота. Невезение то было или нехватка сноровки, меткости и профессионализма – уже не разобраться, потому что тренер юношеской сборной, плюнув на все пожелания самого Вальде и его отца, на одной из тренировок поставил младшего в защиту. На новой позиции Дельгадо раскрылся и заиграл. Он не только спасал команду, но и забивал долгожданные голы, как правило, на последних минутах добавочного времени и головой.

Эту привычку он пронес сквозь года.

Легендарный седьмой номер Вальде не достался – защитникам в «Реале» такая громкая цифра не положена. Но к этой несправедливости Дельгадо отнесся с удивительным спокойствием и на протяжении всей карьеры проносил на спине четвертый номер. Вместе с капитанской повязкой. Они и сейчас сидят у него между лопаток и на плече соответственно.

На тренировке перед матчем «Реал Мадрид» — «Алавес» шумно и весело: футболисты не придают большого значения предстоящей борьбе, ведь «Алавес» проходящая команда, находящаяся на предпоследней строчке в турнирной таблице. Тренер веселья не разделяет, но и замечаний не делает: знает прекрасно, что команда обязательно соберется завтра в шесть часов вечера, когда на «Сантьяго Бернабеу» начнут подтягиваться толпы жаждущих хлеба и зрелищ фанатов, облаченных в белоснежные футболки любимой команды. Последняя перед матчем тренировка, вопреки мнениям большинства, самая спокойная и расслабленная: перед игрой всегда нужен отдых не только ногам, но и головам. Это понимают все, поэтому ударам в створ ворот предпочитают сыграть в догонялки или в футбольный волейбол.

Вальде же и вовсе предпочитает полежать на поле в стороне, погревшись под последними лучами сентябрьского солнца. Он лениво заводит руки за голову и прикрывает глаза в тот момент, когда Суарес – товарищ по команде под двадцать вторым номером – окликает капитана и кивает в сторону трибун. Там его ждет Ньюман – тот еще тип, если честно, но в работе своей знает толк.

Ньюман – агент Вальде. Дельгадо даже не знает имени, потому что предпочитает называть  его «старый ублюдок», «хитрый проныра» и «и зачем ты приперся сегодня?». Их взаимная нелюбовь началась несколько лет назад, и Вальде даже не вспомнит, на чем она базируется. Дельгадо не исключает того, что сам все испортил, но не хочет об этом думать. Его все утраивает. Четвертый демонстративно медленно и неохотно, словно ленивый кот, поднимается на ноги и ступает в сторону Ньюмана. Сегодня он не один, а в компании симпатичной блондинки, которую Вальде мысленно нарекает его дочерью. У них одинаковые глаза.

— Че приперся? — спрашивает Вальде, скрестив сильные руки на груди. Его взгляд тут же съезжает в сторону примостившейся на скамье блондинки; испанец ей весело подмигивает. 

— Даже не вздумай косить в сторону моей дочери, иначе все твои грязные скелеты уже завтра окажутся в «Марке», — рычит Ньюман, на что Вальде театрально закатывает глаза. Он каждый раз, когда Дельгадо косячит, обещает слить всю подноготную известного футболиста в местные СМИ. — В половину шестого ты должен заехать ко мне. Необходимо подписать некоторые бумаги, чтобы продлить контракт с «Адидас».

— Будет сделано, шеф, — неприкрытая насмешка звучит в низком мужском голосе.

Вальде все же не выдерживает и подмигивает блондинке еще раз, когда разворачивается и возвращается на поле. А в шесть – он опаздывает не случайно, а специально – черная, как самая беззвездная ночь, «ламборджини авентадор» врывается во двор просторного двухэтажного особняка. Ньюман редко приглашает Вальде к себе  домой, предпочитая решать деловые вопросы в центральном офисе, но сегодня что-то пошло не так, а Вальде и не против: он сможет лучше рассмотреть его дочь. И где она раньше была?

В дверь приходится постучать, потому что она закрыта. Вальде не привык стучать и звонить – он привык входить сразу, врываться, словно буря, и все расставлять по своим местам. Но все бывает впервые.

[nic]Walde Delgado [/nic] [STA]l e g e n d a r y[/STA] [ava]http://funkyimg.com/i/2KKjm.jpg[/ava] [SGN]
http://funkyimg.com/i/2KKjg.gif http://funkyimg.com/i/2KKjh.gif http://funkyimg.com/i/2KKji.gif
❝КТО ГОВОРИТ, ЧТО НА ВОЙНЕ НЕ СТРАШНО,
ТОТ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ О ВОЙНЕ❞
[/SGN]
[LZ1]ВАЛЬДЕ ДЕЛЬГАДО, 31 y.o.
profession: футболист.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (2018-09-30 18:08:00)

+2

4

Иви сидит на нагретой теплым испанским солнцем скамейке и с нескрываемым интересом наблюдает за тренировкой, проходящей в каком-то расслабленном и спокойном темпе. Ей всегда казалось, что подготовки к матчам должны проходить более... иначе, но даже тот факт, что большинство футболистов нежатся на ровном газоне и о чем-то весело разговаривают, не умаляет той неподдельной атмосферы, которая царит на поле. Они даже в такой дурашливой и несерьезной обстановке не перестают быть командой, готовой в любой момент выйти и провести уверенную игру. Иви почему-то кажется, что если сейчас выпустить на поле соперника и дать необходимые установки - или как это называется в футболе? - то место былой безмятежности займет предельная концентрация. Не зря ведь мадридский "Реал" является столь титулованным клубом, имеющим в своем арсенале множество наград.

Иви следит за мячом, который один из игроков ловко подкидывает и отбивает то ногой, то головой, то плечом, то грудью - и смотрится все это завораживающе, если честно. Девчонка откровенно залипает, делая это ровно до тех пор, пока футболист, ловко подбросив мяч вверх, с размаху не ударяет по нему, направив прямиком в ту сторону, где отец разговаривает с капитаном команды. Иви быстро теряет интерес, стоит взгляду зацепиться за Вальде - она все еще не уверена, что правильно вспомнила имя - который, как это обычно случается во всяких второсортных фильмах про любовь, именно в этот момент смотрит в ее сторону, а затем подмигивает, заставив справедливо засмущаться.

Она не придает этому огромного значения; она не тешит себя какими-либо надеждами; она не думает о том, что после этого незначительного жеста можно начинать придумывать имена для трех детей и выбирать место, где будет располагаться их общий дом.

Она просто мимолетно улыбается и уводит взгляд в сторону, вновь найдя для себя что-то интересное на футбольном поле.

- Пойдем. - голос отца заставляет девчонку вздрогнуть, судорожно повернув голову. - Заедем перекусить. - он будто бы напряжен, что не ускользает от внимания, но остается не очерченным честным вопросом. 

Иви молча кивает и поднимается, выпрямляется и потуже затягивает хвост, следуя за отцом, но уже перед самым подтрибунным помещением зачем-то оборачивается и в очередной раз перехватывает взгляд мадридского капитана.

- Иви, - зовет мужчина, между делом посмотрев на дорогие наручные часы. - идем.

Она быстро ровняется и прибавляет шаг, откровенно не понимая причину настолько странного поведения отца. Ему будто что-то не нравится, он хмурится и губы в тонкую полоску сжимает, а потом оттягивает галстук, словно тот сдавливает шею.

- Пап, - не слишком решительно зовет; в голосе проскальзывают нотки закономерного беспокойства. - с тобой все нормально?

- Вполне. - коротко и емко отвечает мужчина и вдруг останавливается. - Пообещай, что с футболистами связываться не станешь... - честно говоря, Иви немного опешивает от такой неожиданной просьбы.

- Пап, я же не...

- Просто пообещай! - едва ли не рычит отец, но тут же меняет кнут на пряник и уже более спокойно добавляет:

- Это важно.

- Ладно, обещаю. - на выдохе отвечает Иви.

***

Они заезжают в любимый отцовский ресторан, где подают отменную паэлью с четырьмя видами мяса. Первые минут семь за столиком царит гробовое молчание, сопровождающееся лишь редким перелистыванием меню. Иви решается задать вопрос, интересующий с того самого момента, как подтрибунное помещение Сантьяго Бернабеу осталось позади, когда улыбчивая официантка, быстро записавшая заказ и точно так же быстро его повторившая, скрывается из поля зрения. Ньюман спрашивает, почему какое бы то ни было общение с футболистами так напрягает отца, на что тот отвечает вполне ясно и достаточно правдоподобно: "в моей жизни и так слишком много футбола, отнимающего время, которое я мог бы уделять семье".

Иви несколько раз перекручивает в голове услышанную фразу, укладывает ее, а затем отвлекается на телефонный звонок.

До дома они добираются спустя пятьдесят семь минут, - отец тут же пропадает в своем кабинете, разговаривает с кем-то по телефону на повышенных тонах, звучно ругается и, кажется, что-то разбивает. Иви внимания не обращает, но заботливо спрашивает, все ли хорошо, когда видит вошедшего в гостиную мужчину.

- Все нормально. - он улыбается и подходит ближе, обнимает одной рукой за шею и привычным жестом целует куда-то в висок. - Буду к шести.

***

На часах 18:10, и телефонный звонок нарушает тишину, оторвав Иви от чтения книги по биологии. Отец говорит о том, что задержится, потому как в центре города застрял в пробке из-за какой-то аварии.

- Ладно, пап. - на автомате отвечает девчонка, в третий, кажется, раз пытаясь прочитать небольшой абзац. Она, увлеченная чтением, не уделяет должного внимания тому, что обычно мужчина перед ней не отчитывается, а если и делает что-то подобное, то уже потом, когда возвращается домой.

В 18:17 Иви снова отвлекает звонок, но теперь не телефонный, а дверной. Она отрывает голову от подушки и смотрит сначала в сторону источника звука, а затем на часы. Отец не мог добраться от центра города за семь минут, да и у него ключи есть. Захлопнув книгу и бросив ее в кресло, девчонка поднимается и не слишком торопливо идет встречать гостей.

Откровенно удивляется, когда видит на пороге того самого футболиста. Он высокий и достаточно широкий в плечах, - Иви понимает это только сейчас, когда стоит на расстоянии вытянутой руки и как-то по-глупому долго смотрит в глаза, словно не человека перед собой видит, а привидение.

- Вы, наверное, к отцу? - не столько спрашивает, сколько факт констатирует, ведь к кому еще мог прийти знаменитый футболист. - Проходите. - гостеприимно распахивает дверь, позволяя войти в дом. - Он задерживается, но скоро должен приехать. - проводив мужчину взглядом, Иви закрывает дверь и быстро возвращается в гостиную, подхватывает книгу и ставит на полку, расположенную рядом с широкой плазмой, беззвучно транслирующей новости.

- Может, чаю? Или кофе? - предлагает, развернувшись к гостю и дружелюбно улыбнувшись.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2LDKn.jpg[/AVA]
[NIC]Evie Newman[/NIC]
[SGN]

When you came into focus
How could I pretend I didn't notice?
http://funkyimg.com/i/2LDKo.gif http://funkyimg.com/i/2LDKm.gif

[/SGN]
[LZ1]ИВИ НЬЮМАН, 22 y.o.
profession: студентка.
[/LZ1]

Отредактировано Raphael Suarez (2018-10-01 10:12:31)

+2

5


Дверь гостеприимно распахивается, приглашая войти внутрь. Вальде на пороге не задерживается и делает два решительных шага вперед, оглядывается по сторонам, царапая внимательным темным взглядом гладкие стены. Он рассматривает коридор, просторный и светлый, с минимальным количеством мебели, и остается доволен интерьером. Ему нравится минимализм во всем, начиная от одежды и заканчивая дизайном комнат, квартир и домов. Не меньше ему нравится свет и простор: испанец никогда не был поклонником темноты, мрака и темных цветов. Они навевают тоску, тлен и безысходность. К тому же Вальде, как капитану «сливочной» команды, просто не пристало почитать оттенки темнее бежевого.

Только после тщательного изучения обстановки испанец обращает внимание на человека, открывшего дверь. Это вовсе не швейцар и не дворецкий, это даже не хозяин дома, а его хорошенькая дочь. Вальде, остановившись в нескольких метрах от блондинки, смотрит на нее таким же взглядом, каким осматривал коридор: внимательным, изучающим и исследующим.

И, как в случае с коридором, остается доволен увиденным.

У нее хорошенькая фигурка – точеная и изящная, как у статуэтки; красивые белокурые волосы, густые и вьющиеся, забраны в высокий неопрятный хвост,  который ей чертовски идет, а на длинной загорелой шее дремлет кулон из благородного белого золота. Вальде невольно цепляется за украшение взглядом, думая о том, что оно, наверное, многое для нее значит. За каждой вещью таится какая-то история – интересная и захватывающая, порой трагичная. Вальде с этим знаком не понаслышке за одним лишь исключением: вместо вещей у него татуировки, коими исцарапано все тело, начиная от шеи и заканчивая лодыжками.

Вальде любит татуировки. Первую, к ужасу обоих родителей (ни мать, ни отец поклонниками нательной живописи никогда не являлись), Вальде набил в тринадцать с половиной лет. Это был черно-белый футбольный мяч на правом плече, там, где сейчас гнездится эмблема королевского клуба. Мяч и сейчас там сидит, старый и потрепанный, потертый, но испанец, сколько бы его ни уговаривали освежить рисунок, наотрез отказывался это делать. Блеклая татуировка напоминает ему, что время скоротечно. Хочешь успеть все – умей вертеться и крутиться, как старый футбольный мяч.

Их взгляды встречаются, и девчонка смотрит на футболиста, как на приведение. Вальде беззлобно усмехается в ответ, кривя губы, и хочет было рот открыть, чтобы разрядить повисшее в коридоре недоумение, но блондинка все делает сама. Ишь, какая самостоятельная.

— Вы, наверное, к отцу? — спрашивает девчонка и получает короткий кивок в ответ. Вальде не слишком многословен, он вообще предпочитает молчать и слушать. Зачем нужны все эти громоздкие и громкие речи, если глаза говорят красноречивее любых слов? — Проходите. Он задерживается, но скоро должен приехать.

Испанец щурит глаза, ловя себя на мысли, что опоздания в привычки старого проныры не входят, но все бывает впервые. Сунув руки в карманы белоснежной ветровки с эмблемой королевского клуба на правом плече, он проходит по коридору в гостиную комнату следом за блондинкой. Это просто преступление – идти за симпатичной девицей и не оценить ее вид сзади. Вальде никогда не отличался тягой к нарушениям законов, поэтому опускает взгляд и бесстыдно оценивает упругий девичий тыл. И все же взгляд на уровне пояснице надолго не задерживается и, к удивлению самого Вальде, уползает вверх – к волосам. Белоснежные кудри завораживающе рассыпаются по спине, оттеняя бронзовый загар.

Он залипает на ее волосах, густых и длинных, блестящих в свете вечернего испанского солнца.

— Может, чаю? Или кофе? — как-то совсем неожиданно спрашивает девица. Вальде, встряхнув головой скорее по привычке, чем по необходимости, останавливается в гостиной комнате и оглядывается вновь. Здесь тоже просторно и светло, но теперь его больше интересует не малочисленная мебель, расставленная по углам, а книга темно-зеленого цвета, которую девчонка отправляет к другим книгам.

Библиотека у них огромная, это не может не восхищать.

— Кофе. Крепкий и сладкий. Без молока. Три ложки сахара, — негромко просит Вальде, без приглашения проходя к библиотеке и вглядываясь в корешок той книги, которую несколькими мгновениями ранее бессовестно втолкали в безликую толпу. С каким-то разочарованием испанец вчитывается в скучное «б и о л о г и я». Ему никогда не нравились учебники, они вгоняли в тоску, как и темные цвета.

«Сколько тебе лет вообще?» — хочет спросить испанец, но не спрашивает; вопрос так и остается гулять тихим эхом на задворках сознания, прыгая, словно футбольный мяч, из одного угла в другой. Она не кажется старшеклассницей, впрочем, сам Вальде в последний раз был в школе так давно, что сейчас даже не скажет, как в две тысяча восемнадцатом выглядят выпускницы. Вполне вероятно, что они смело дадут фору сорокалетним теткам, скрывающим под тоннами косметики морщины.

Потеряв всякий интерес к библиотеке в общем и к учебнику по биологии в частности, Вальде спокойно, почти по-хозяйски, пересекает гостиную комнату и валится на диван напротив большой настенной плазмы, беззвучно транслирующей новости. Лизнув флегматичным взглядом экран, испанец приподнимается над диваном, упершись в него одной рукой, и достает из заднего кармана джинсов белый айфон, естественно, последней модели. Он утыкается в него взглядом в ожидании, когда девица приготовит кофе и вернется в гостиную комнату. Когда блондинка появляется в поле зрения и ставит на журнальный столик свежесваренный кофе (хорошо, что не молотый) кофе, четвертый благодарит ее коротким кивком.

Впрочем, пить он его не торопится.

— Как тебя зовут? — спрашивает Вальде вовсе не для того, чтобы нарушить молчание, а чтобы банально знать, с кем он разговаривает. Вряд ли имя задержится в его голове надолго и все же обращаться к девице «эй, ты!» в ближайшие полчаса совсем не хочется.
[nic]Walde Delgado [/nic] [STA]l e g e n d a r y[/STA] [ava]http://funkyimg.com/i/2KKjm.jpg[/ava] [SGN]
http://funkyimg.com/i/2KKjg.gif http://funkyimg.com/i/2KKjh.gif http://funkyimg.com/i/2KKji.gif
❝КТО ГОВОРИТ, ЧТО НА ВОЙНЕ НЕ СТРАШНО,
ТОТ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ О ВОЙНЕ❞
[/SGN]
[LZ1]ВАЛЬДЕ ДЕЛЬГАДО, 31 y.o.
profession: футболист.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (Вчера 16:45:50)

+2

6

- Кофе. Крепкий и сладкий. Без молока. Три ложки сахара, - озвучивает свои предпочтения футболист, на что Иви понятливо кивает и уходит в сторону кухни, мягко ступая босыми ногами по ворсистому ковролину, растянувшемуся по всему периметру гостиной.

В их доме никогда не водился растворимый кофе, поэтому какое-то время Иви тратит на то, чтобы перемолоть и сварить его самостоятельно. Ныне покойная бабушка - по отцовской линии - рассказывала внучке истории о том, как Эрнесто едва ли не с самого детства проникся крепкой любовью к этому напитку, потому нередко устраивал грандиозные истерики, ведь родители пить его не позволяли по понятным причинам. Эту любовь мужчина пронес через года и по сей день привычкам изменять отказывается: каждое утро, когда стрелки на часах только-только до отметки в 6:45 доползают, Эрнесто спускается в гостиную комнату в компании неизменного телефона, садится перед телевизором и смотрит новости, изредка отвлекаясь на тревожащие даже в столь ранее время звонки. Главная проблема, как иногда думает девчонка, заключается в том, что у отца напрочь отсутствует умение этот самый кофе варить. Раньше звание кофевара в семье Ньюман лежало на плечах бабушки, которая просыпаться привыкла в шесть утра, потому уже к семи на столе дожидался своего часа не только ароматный напиток, но и не менее ароматный завтрак. А три года назад ее не стало, поэтому обязанности быстро и без разговоров перекочевали на плечи Иви, которая, к слову, перспективой поспать до позднего утра вовсе не пренебрегала. Было сложно. Первое время ничего не получалось, потому что сонная девчонка зевала чаще, чем дышала, не отличаясь спросонья особой внимательностью, отчего кофе благополучно оказывался на плите, разнося по дому не слишком приятный запах.

Но все приходит с опытом.

Сейчас Иви умело и быстро готовит вкусный напиток, потому долго ждать гостя не заставляет, уже через считанные минуты вернувшись в гостиную с кружкой горячего кофе. Еще в кухне, стоя у плиты и наблюдая за медленно пузырящейся пенкой, девчонка вдруг подумала о том, что за последние полтора года впервые готовит кофе не по привычному рецепту, ведь отец привык пить менее крепкий напиток, в котором обязательно должна быть ложка сахара, немного сливок и корица, которая в предпочтениях мужчины тоже далеко не на последнем месте стоит.

Оставив кружку на журнальном столике перед футболистом, Иви окидывает его беглым взглядом, цепляется за телефон и тут же переключает внимание. Удобно разместившись в кресле, она поджимает под себя ноги, кладет на колени пушистую подушку в форме собачьей морды, а правым предплечьем опирается о подлокотник.

На широком экране начинают транслировать новости спорта. Первым делом, естественно, футбольные. О недавней победе и предстоящем матче мадридской команды рассказывает знакомый корреспондент, - Иви нередко видит его ранним утром, когда спускается в гостиную, привычно целует отца в щеку и уходит в кухню. После него на экране появляются кадры с тренировки, игроки в белой форме с эмблемой известного клуба, а затем и сам Вальде - теперь она точно уверена, что правильно вспомнила имя, продублированное в правом нижнем углу - о чем-то с энтузиазмом рассказывающий и улыбающийся.

У него красивая улыбка. И заметный блеск в глазах, свидетельствующий о том, что футбол для этого человека - не просто игра.

- Как тебя зовут?

Раздавшийся вдруг голос заставляет девчонку отвести взгляд в сторону мужчины. Она все еще ловит себя на странных эмоциях, которые в данную секунду лишь усиливаются, ведь немного непривычно видеть настолько известного футболиста, сидящего немногим больше, чем на расстоянии вытянутой руки, а в то же время смотрящего с экрана плазмы.

- Иви. - отвечает, едва заметно улыбнувшись. Она перехватывает чужой темный взгляд и немного смущенно опускает голову, как-то между делом и совершенно незаметно для себя покручивая на указательном пальце тонкое кольцо. Ей, признаться честно, немного неловко находиться в компании человека, с которым нет - и быть, наверное, не может - никаких общих тем для разговора. А тишина, царящая в воздухе, неимоверно давит, заставляя испытывать жуткий дискомфорт.

Иви не может отрицать, что сидящий рядом мужчина достаточно привлекателен, а многие девушки наверняка хотели бы оказаться на ее месте, но... все это слишком странно. Наверное, следовало бы привыкнуть, ведь работа отца подразумевает самый прямой контакт с разными известными людьми, но эта сторона Иви вовсе незнакома. Она всего лишь один раз присутствовала на мероприятии, посвященном какой-то благотворительной деятельности - и то, если честно, без особо энтузиазма, ведь перед этим отец прочитал едва ли не полуторачасовую нотацию, в откровенный восторг от идеи не придя.

Звонок и характерная вибрация телефона, оставленного на стеклянной поверхности журнального столика, немного разряжает обстановку.

- Прости. - зачем-то извиняется Иви, подается вперед и стягивает мобильник, поднимается с места и отходит чуть в сторону, быстро ответив. На том конце раздается голос женщины, за питомцем которой присматривает Ньюман.

- Иви, дорогая, - девчонка забавно морщится, потому что не очень любит, когда ее так называют. - у нас случилась непредвиденная ситуация, поэтому придется задержаться на пару дней. Приглядишь за малышом? - теперь она едва сдерживается, чтобы не засмеяться, ведь называть немецкого дога малышом - забавно. И все-таки губы растягиваются в улыбке, которую Иви прячет за сжатым кулаком правой руки, локтем упирающейся в подлокотник кресла.
- Без проблем. Только у него там корм заканчивается, поэтому если вы задержитесь подольше, то малыш начнет есть меня. - все-таки не сдерживается и смеется - негромко, но звонко.

- О, нет, дорогая, мы вернемся вовремя.

- Хорошо. - на этом разговор заканчивается, но вернуться обратно в кресло девчонка не успевает, потому что практически сразу же перезванивает отец, сообщив о том, что будет дома не раньше, чем через тридцать минут. Взгляд уходит в сторону футболиста, задерживается на его затылке прежде, чем Иви вновь оказывается в кресле, устроившись в привычной позе.

Она не знает, что делать, ведь придется еще целых полчаса находиться с незнакомым человеком один на один.

- Отец приедет не раньше, чем через полчаса. Там какая-то пробка в центре города.

Иви знает, что футболисты - народ весьма капризный и требовательный. Так всегда говорит Энрике, когда что-то идет не по плану. Возможно, Вальде вовсе не захочет дожидаться опаздывающего мужчину, но, вопреки всему, девчонка вдруг ловит себя на двоякой мысли: с одной стороны, эта неловкость все еще присутствует и не дает покоя; с другой, если футболист здесь, то это важно, а ей вовсе не хочется, чтобы у отца в дальнейшем возникли какие-либо проблемы.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2LDKn.jpg[/AVA]
[NIC]Evie Newman[/NIC]
[SGN]

When you came into focus
How could I pretend I didn't notice?
http://funkyimg.com/i/2LDKo.gif http://funkyimg.com/i/2LDKm.gif

[/SGN]
[LZ1]ИВИ НЬЮМАН, 22 y.o.
profession: студентка.
[/LZ1]

+2

7


— Иви, — тихим эхом повторяет испанец, пробуя новое сочетание звуков на вкус. Прищурившись как будто в задумчивости, он пережевывает имя и мысленно сравнивает его с чем-то молочным и сладким, но не приторным. Что-то вроде греческого йогурта со вкусом вишни.

Вишню Вальде никогда не любил. Впрочем, как и йогурт, в том числе греческий.

— Вальде, — зачем-то представляется он, хотя находится в уверенности, что блондинка его имя знает. Наверное, подсознательно он хочет избежать неловких ситуаций. Не раз девицы, ведомые попыткой набить себе цену, нарочно забывали его имя. Первое время – лет десять назад – Вальде с небывалым спортивным азартом ввязывался в игру, из которой обязательно выходил победителем, а в качестве долгожданного трофея получал четкое собственное имя, перемешанное с протяжными стонами и томным вдохами. Сейчас Дельгадо это неинтересно. Устал и задолбался, если честно, от постоянных игр. Их и на поле хватает.

А вот чего ему не хватает, так это искренности и честности. Парадокс, но чем больше народу вокруг него топчется, тем меньше среди них людей.

Наверное, именно из-за острой нехватки прямоты и правдивости испанец до сих пор не увольняет Ньюмана. Они друг друга не любят, так не любят, что однажды едва не подрались, и все же старый проныра – один из немногих людей, если вообще не единственный, который не боится говорить Вальде правду в глаза, а не бросать, словно иудин камень, в спину. Он прямолинеен, и прямолинейность эта нередко превращается в грубость, зато честен и на удивление отважен в собственной честности. Порой, когда Вальде выходит из кабинета старого проныры после очередной оглушительной ссоры, то чувствует себя окаченным ведром  ледяной воды. Неприятно, мокро и холодно, мерзко, зато трезво и здраво.

Кивнув блондинке в честь знакомства – теперь не только визуального, но и вербального – Вальде подается ближе к журнальному столику, наклоняется над ним и принимается за кофе. Испанец бы и от сытного ужина не отказался, но просить об этом едва знакомого человека странно даже для него, поэтому приходится довольствоваться кофе и немыми новостями.

Сделав обжигающий глоток, испанец отвлекается на мелодию звонка, но мгновенно теряет к ней интерес и упирается темным взглядом в экран большой настенной плазмы. Воспользовавшись телефонным разговором, он по-хозяйски тянется за пультом, что дремлет в противоположном углу дивана, и принимается щелкать кнопкой с побледневшей стрелкой, безынтересно перелистывая каналы, словно страницы учебника по биологии. С удивительной флегматичностью он переключается со спортивного канала, транслирующего матч «Севилья-Барселона», и останавливает свой выбор на «паранормальном явлении».

Почему-то Вальде нравится этот ужастик. Другие не очень, а этот очень. Сам четвертый объясняет симпатию, если не любовь к «явлению» тем, что здесь нет определенного злодея. Он есть, но его нет. Не видно. Фактически на тебя нападает неизвестность, а что может быть страшнее ее?

И то самое важное – как от нее спастись?
Можно ли вообще это сделать?

Вальде едва заметно вздрагивает и жмурит правый глаз, шипит сквозь плотно сжатые зубы, когда на момент ночной съемки невидимое нечто не просто стягивает одеяло (это, межпрочим, один из его главных кошмаров), но и вытягивает спящего за ногу, с устрашающим грохотом скидывает на пол. Не хотел бы Вальде оказаться на месте жертвы, да и актера тоже. Сейчас испанца бесконечно радует то, что за окном светло, а в его просторном доме, в котором придется ночевать, стуат когтями по доскам паркета три здоровых овчарки. Правда, посторонних звуков и незваных гостей они боятся даже больше, чем сам Вальде.

— Отец приедет не раньше, чем через полчаса. Там какая-то пробка в центре города.

Вальде, не выпуская чашки с уже остывшим кофе из рук, поворачивает голову и смотрит на Иви исподлобья. Едва заметная усмешка кривит его губы.

— И он не побоялся оставить ненаглядную дочь наедине с большим злым футболистом?

О нелюбви старого проныры к футболистам известно давно. Нюман не раз говорил, что если бы была возможность вернуться назад лет на пятнадцать-двадцать, то выбрал бы другую профессию, никоим образом не связанную с футболом. И с людьми. Он предпочел бы возиться с компьютерами, с деньгами или с документами, потому что те молчат и ничего, кроме правильных действий, не требуют. И все же Вальде прекрасно знает, что старый проныра хоть и ворчит направо и налево, собственным положением в мире футбольного шоу-бизнеса довольствуется и жизни без черно-белых мячей, без спортивных фирм и уж тем более без избалованных славой и деньгами футболистов не представляет. Он настолько глубоко увяз в этом корабле, что стал его частью, как пленник «Летучего голландца». Ньюман может сколько угодно говорить, что уйдет из футбола, вот только хуже, как и в случае с «голландцем», сделает только себе: корабль без матроса и дальше поплывет, а матрос, выброшенный за борт, пойдет на корм акулам.

— Я раньше не видел тебя на матчах, — не то, чтобы четвертый разглядывал трибуны, но таким, как она, положены места в VIP-зоне. Ньюман, как правило, греет кресла именно там, но либо один, либо в компании друзей или очередной женщины, но не дочери. Если бы рядом с ним сидела Иви, то Вальде заметил бы и запомнил. — Не интересуешься футболом? Или отец запрещает? — последнее предположение заставляет ухмыльнуться и сделать ход троянским конем:

— Приходи  завтра на матч. Он начнется в восемь на "Сантьяго".
[nic]Walde Delgado [/nic] [STA]l e g e n d a r y[/STA] [ava]http://funkyimg.com/i/2KKjm.jpg[/ava] [SGN]
http://funkyimg.com/i/2KKjg.gif http://funkyimg.com/i/2KKjh.gif http://funkyimg.com/i/2KKji.gif
❝КТО ГОВОРИТ, ЧТО НА ВОЙНЕ НЕ СТРАШНО,
ТОТ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ О ВОЙНЕ❞
[/SGN]
[LZ1]ВАЛЬДЕ ДЕЛЬГАДО, 31 y.o.
profession: футболист.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (Вчера 16:45:41)

+1

8

- И он не побоялся оставить ненаглядную дочь наедине с большим злым футболистом?

- Вы не похожи на злого... футболиста. - с небольшой заминкой, но тут же отвечает девчонка, перехватив встречный взгляд мужчины. Она не может знать наверняка, потому что их знакомство едва ли за отметку в десять минут может перевалить, оттого прислушивается к первому впечатлению и судит исключительно по нему. Знает прекрасно, что зачастую оно бывает обманчивым, но пока никаких предпосылок не видит. Да даже если бы и видела, то вряд ли уделила бы этому должное внимание, ведь все еще уверена, что футболист забудет эту мимо проходящую встречу так же быстро, как остыл кофе в его кружке. В жизни знаменитого игрока, принадлежащего не менее знаменитой команде, наверняка слишком много знакомств, слишком много имен и различной информации, а всего в голове не уместишь. Вальде забудет, что субботним вечером познакомился с девчонкой, а Иви не вспомнит, какая из причин заставила ее решить, что злым футболист он вовсе не является. - К тому же ненаглядная дочь в состоянии сама разобраться, с кем можно оставаться наедине, а с кем нельзя. - как-то чересчур уверенно заявляет, бесшумно хмыкнув и все так же глядя на мужчину.

Если говорить откровенно, то имеющийся опыт, вкупе с ненавязчивым внутренним голосом, скользящим где-то на периферии сознания, пытаются обратить на себя девичье внимание и сказать, что отец действительно не придет в восторг, застав в собственной гостиной футболиста в компании родной дочери. Иви не сомневается, что после всего этого вполне может выслушать долгую и нудную лекцию о том, насколько неправильным и неприемлемым было пускать постороннего, пусть и довольно известного, человека в дом. Это давно стало каким-то приевшимся и до жути раздражающим сценарием, из-за которого Иви все чаще кажется, что отец до сих пор не может привыкнуть к одной простой истине: дочери уже давно не пять лет, дочь выросла и вполне может какие-либо решения принимать самостоятельно.

Иви крайне привязана к Эрнесто, ведь он является единственным близким родственником. Иви прислушивается к его словам и считается с его мнением, но чем старше становится, тем абсурднее кажутся некоторые вещи, а некогда большая отцовская любовь все чаще и чаще приобретает острые углы, сгладить которые получается не всегда. Эрнесто, раз уж на то пошло, привязан к дочери не меньше, а свое поведение, наверное, оправдывает банальной боязнью, ведь рано или поздно у Иви появится своя семья, которой она станет отдавать большую часть собственного времени.

В какой-то момент взгляд уходит в сторону плазмы, на экране которой все тот же фильм ужасов показывают. Нельзя сказать, что Ньюман является большой любительницей данного жанра. Скорее наоборот, она старается их избегать, потому что слишком впечатлительно относится к происходящему, хотя прекрасно понимает, что все это - всего лишь фильм. Даже сейчас, задержав взгляд чуть дольше и немного вникнув в суть происходящего, Иви заметно ежится, голову в плечи вжимает и на мгновение жмурится, когда что-то невидимое и непонятное начинает бросать главного героя из стороны в сторону, словно тряпичную куклу. Пальцы правой руки сжимают длинный пушистый ворс подушки, которую Иви прижимает к себе и в которую буквально через секунду утыкается носом, хотя взгляда от экрана упрямо не отводит. Она даже не пытается казаться перед посторонним человеком бесстрашной.

- Я раньше не видел тебя на матчах, - голос мужчины отвлекает. Иви медлит всего лишь несколько секунд, после чего выпрямляется, укладывает подушку на колени и откидывается назад, прижавшись затылком к подголовнику кресла. - Не интересуешься футболом? Или отец запрещает?

- Не запрещает. Но и не поощряет. - честно признается, не найдя поводов для того, чтобы увиливать и врать. - Я всего лишь один раз была на футболе, но как-то не вдохновилась, а отец говорит, что достаточно и того, что слишком тесно с ним связан он сам. - коротко жмет плечами и улыбается, посмотрев на мужчину из под слегка опущенных ресниц.

Иви плохо помнит тот "замечательный" поход на Сантьяго Бернабеу, потому что было это едва ли не семнадцать лет назад. Тогда отец только-только начал свою деятельность в качестве футбольного агента, потому слишком много времени уделял работе, и слишком мало - семье. В подробности всей ситуации Иви никогда не вдавалась, но знала, что тот матч был каким-то чертовски важным и нужным для отцовской карьеры, потому пропускать его было нельзя. А еще было нельзя оставлять шестилетнего ребенка одного, поэтому пришлось брать с собой.

Неудивительно, что должного вдохновения от игры Иви получить не довелось, ведь оказаться в компании каких-то состоятельных мужиков, говорящих на каком-то, казалось, инопланетном языке - занятие такое себе. А когда началась игра и трибуны взревели от радостных эмоций, Иви и вовсе испугалась. Это сейчас места в VIP-зоне застекленные и не такие шумные, комфортные и располагающие к просмотру матчей, а тогда это были точно такие же трибуны, только площадка перед металлическими креслами была чуть шире, располагалось все это чуть выше и огорожено было достаточно тонкими стенами.

После этого если девчонке и доводилось видеть футбольные матчи, то исключительно по телевизору и лишь в те моменты, когда их смотрел отец, сидящий обычно на том самом месте, где сейчас сидит Вальде.

- Приходи  завтра на матч. Он начнется в восемь на "Сантьяго". - внезапно предлагает мужчина, отчего Иви непроизвольно бровь вскидывает и губы задумчиво кривит. Наверное, это должно быть чертовски приятно, ведь сам капитан мадридского "Реала" приглашает на игру своей команды, но ничего подобного девчонка не испытывает, потому что банально теряется: с одной стороны, ей, быть может, хотелось бы сходить на игру спустя столько лет, и не исключено, что мнение об этом виде спорта в корне изменилось бы; с другой стороны, Иви не уверена, что отец на эту идею отреагирует спокойно, к тому же утренний разговор и обещание, что связываться с футболистами девчонка не будет, тяжелым якорем висит где-то в районе шеи.

Она не знает, что ответить, поэтому медлит.

- Спасибо за приглашение. - улыбается, поблагодарив искренне, а не потому, что того требуют правила приличия и воспитание. - Я подумаю.

Иви поговорит с отцом и попытается взять у него билет, но что-то подсказывает, что сделать это будет отнюдь непросто в свете последних событий. На протяжении определенного времени Эрнесто как-то слишком остро реагирует, если имя дочери и футбол проявляются в одной фразе или вопросе, поэтому благополучного исхода ожидать не приходится. Впрочем, Иви вряд ли расстроится, если получит категоричное "нет".

- А Вы давно футболом увлекаетесь? - вдруг задает вопрос, с неким интересом рассматривая мужское лицо, но, в очередной раз перехватив взгляд, быстро отворачивается к телевизору.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2LDKn.jpg[/AVA]
[NIC]Evie Newman[/NIC]
[SGN]

When you came into focus
How could I pretend I didn't notice?
http://funkyimg.com/i/2LDKo.gif http://funkyimg.com/i/2LDKm.gif

[/SGN]
[LZ1]ИВИ НЬЮМАН, 22 y.o.
profession: студентка.
[/LZ1]

Отредактировано Raphael Suarez (2018-10-07 12:56:59)

+1

9


— А вы давно футболом увлекаетесь?

Вальде беззлобно ухмыляется, вскидывая брови, и смотрит на Иви сквозь заинтересованный прищур. Сейчас он пытается понять, действительно ли девчонка так далека от всего, что связано с футболом в общем, и от биографии Вальде в частности. Про его судьбу, связанную с небезызвестным королевским клубом, разве что глухой не слышал по очевидным причинам. Несколько популярных телевизионных каналов до сих пор крутят передачу о его личной и профессиональной жизни. Она была снята два с половиной года назад, и ее не видел разве что слепой по не менее очевидным причинам. А здесь и сейчас он сидит с Иви, хорошенькой маленькой девочкой, которая смотрит на него большими удивленными глазами и, кажется, действительно не знает, какая цифра сидит на спине его белоснежной футболки.

О том, что блондинка просто набивает себе цену, Вальде думает, но не верит. К собственному счастью, за тридцать лет насыщенной событиями жизни  он научился разбираться в людях не хуже, чем в футболе. Многочисленные поклонницы, симпатичные и легкодоступные, готовы пойти на все, чтобы не просто оказаться в его машине, а потом и в постели, но и в доме. Вальде не раз сталкивался с подобными девицами и первое время велся, покупался, как наивный пятилетний мальчишка на мороженое, а потом научился избирательности. Он, конечно, и по сей день балуется вниманием любвеобильных поклонниц, но не позволяет им переходить границы.

И никогда он больше не ввяжется в отношения с фанаткой. Проходил и в результате развелся. И с сыном теперь видится только по выходным да по праздникам.

— С рождения, — усмехается он и переводит взгляд с блондинки на экран плазмы. Там все еще гремят сковородками по ночам, пугают сползающими на пол одеялами и летающими над кроватями людьми. Все это происходит, стоит ярко-зеленым цифрам на электронных часах перевалить за полночь. Испанец вновь не сдерживается и едва заметно вздрагивает, когда невидимая сила, чудовищная в своей невидимости, швыряет человека о стену. Вальде жмурится, встряхивает головой и мгновенно переключает внимание на остывший кофе в собственных руках.

А когда-то он думал, что ничего страшнее невкусного кофе в этой жизни не существует.

Они еще говорят о чем-то, ну, как говорят, перебрасываются короткими вежливыми фразами о жизни, о кофе и о пробках, когда дверь распахивается. Слышится удар ключей о поверхность тумбочки, а потом торопливые шаги. Дельгадо не сдерживает и кривит в ухмылке губы, думая о том, что старый проныра сейчас сделает все, чтобы побыстрее отвадить от дочери неугодного футболиста. Так и случается: стоит Ньюману зацепиться взглядом за Вальде, по-хозяйски сидящего на диване, а потом перевести взгляд на дочь, демонстрирующую длинные ровные ноги в кресле, и взгляд его мрачнеет. Перемена в настроении Ньюмана заметна невооруженным глазом, на что Вальде отвечает привычным спокойствием. Он, в конце концов, не виноват, что в центре Мадрида вдруг образовалась пробка. И вообще, это Вальде тут жертва: ему пришлось целых полчаса сидеть и смотреть ужасы. Как он теперь ночью спать будет?

Ньюман безмолвно кивает, приглашая Вальде пройти в кабинет, и испанец, поддерживая молчание, поднимается с дивана. Он оставляет чашку с недопитым кофе на журнальном столике и прежде, чем скрыться из гостиной комнаты, привычно салютует Иви двумя пальцами – указательным и средним – от виска и весело подмигивает.

— Я все видел, — ворчит старый проныра.

— Я знаю, — не скрывая удовольствия, усмехается Вальде.

***

Из раздевалки он выползает последним, ступает по светлому коридору вниз и выходит к лестнице, на которой толпятся товарищи по «сливочной» команде. Под внимательными глазами многочисленных камер Вальде идет вперед и каждого футболиста, попадающегося по пути, треплет по плечу, по волосам или хлопает по спине. Он – их капитан, и поддерживать, ободрять и обнадеживать – его прямая обязанность. В договоре это не прописано, но у Вальде есть контракты, заключенные с самим собой.

Оглушительными овациями любимую команду встречает родной стадион. Фанаты пришли, чтобы насладиться игрой, они хотят хлеба и зрелищ, и «Реал» обязан выложиться на все сто процентов, чтобы поклонников удовлетворить. Злая правда заключается в том, что футбол вращается вокруг зрителей. Если тебя не любят, то увольняют, выкидывают из футбола, как испорченный мяч. Сейчас «Реал» любит полмира, если не больше, потому что команда демонстрирует фантастическую игру. Но ничто не вечно; это понимают все. И все с устрашающим замиранием сердца ждут, когда наступит черная полоса.

Не сегодня.

Соперников они просто громят, как любят говорить комментаторы. Спустя девяносто минут счет шесть-один, и в дополнительное время – три минуты – Вальде забивает свой мяч с подачи Тони, который после матча обязательно пожалуется в «твиттере», что хочет спать. Из-за невыносимой жары время начала сентябрьских  матчей позднее – восемь или девять часов вечера.

Трибуны взрываются аплодисментами; так громко, что земля под ногами как будто дрожит. За столько лет должен быть привыкнуть, но как бы не так. Вальде не сразу уходит с поля – задерживается, чтобы ободрить проигравших футболистов. Он сам не раз проигрывал и знает, каково на вкус поражение: горькое, кислое и досадное. Порой даже вздернуться хочется. Нападающий из «Алавеса», выступающий под десятым номером, предлагает поменяться футболками, и Вальде стягивает свою, оставаясь по пояс голым.

Стадион взрывается очередными оглушительными аплодисментами.

Вальде усмехается и без стеснения задерживается на поле еще на несколько минут, демонстрируя поклонницам мускулистое тело, усыпанное многочисленными татуировками. И взгляд его случайно цепляется за кресла, огороженные стеклом.

Надо же, выбралась, выпросилась у папочки. А Вальде уже и позабыл про нее.

Он как обычно салютуют двумя пальцами от виска и весело подмигивает, и от цепких глаз вездесущих камер это не ускользает. Все внимание приковано теперь к маленькой милой девочке, не знающей, куда деться от огромного количества любопытных взглядов. Вальде только усмехается в ответ и ступает под трибуны, где принимает душ и приводит себя в порядок. Когда они играют на своем стадионе, то после матча разъезжаются каждый на своей машине, припаркованной на частной стоянке, а не на общем автобусе. Но сегодня Вальде ступает вовсе не к любимой черной ламборджини, а к выходу с vip-трибун.

Он ждет ее минут пятнадцать и думает о том, что вот уже несколько лет никого так долго не ждал.

— Планы на вечер есть? — сходу, слету задает вопрос Вальде прямо в лоб. И ответа не ждет. — Тогда пошли, — он кивает в сторону стоянки и, поправив лямку легкой спортивной сумки, ступает к машине. — Как тебе сегодняшний матч?
[nic]Walde Delgado [/nic] [STA]l e g e n d a r y[/STA] [ava]http://funkyimg.com/i/2KKjm.jpg[/ava] [SGN]
http://funkyimg.com/i/2KKjg.gif http://funkyimg.com/i/2KKjh.gif http://funkyimg.com/i/2KKji.gif
❝КТО ГОВОРИТ, ЧТО НА ВОЙНЕ НЕ СТРАШНО,
ТОТ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ О ВОЙНЕ❞
[/SGN]
[LZ1]ВАЛЬДЕ ДЕЛЬГАДО, 31 y.o.
profession: футболист.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (Вчера 16:45:33)

+1

10

Иви знала о том, что футбол забирает практически все свободное время игрока, но даже не догадывалась, что футбол может занимать еще и всю жизнь. Она никогда не пыталась углубляться в нюансы этой игры, никогда не вдавалась в подробности и не вникала в правила; она слышала о существовании пенальти и офсайда, но даже представить себе не могла, что именно эти слова обозначают и каким образом влияют на игру; она осведомлена и о том, что зарплата футболистов с легкостью может конкурировать с зарплатой какого-нибудь высокопоставленного чиновника, а бывают и такие случаи, когда опытный и умелый игрок зарабатывает гораздо больше; и не без помощи отца она знает, как сильно всемирная известность, подкрепленная огромными деньгами, портит человека, открывая перед ним двери не только для закономерной вседозволенности, но и для нередкой безнаказанности.

С другой стороны, такая увлеченность футболом, наверное, достойна восхищения, ведь для того, чтобы достигнуть огромных высот и стать игроком не только известным, но еще и опытным, необходимо чертовски много работать, имея в своем арсенале не только крепкое здоровье, но еще и немалую долю целеустремленности. Тяжелые тренировки наверняка изматывают физически, а проигранные матчи - морально.

Иви не знает всех подробностей, связанных с историей Вальде, но зато прекрасно знает, что перед ней сидит футболист, заслуживший свою известность не только благодаря привлекательной внешности, но еще и отменным навыкам, ведь капитаном столь титулованной и сильной команды он стал явно не за красивые глаза и не менее красивую улыбку.

Звук повернувшегося в замке ключа привлекает внимание, заставив девчонку увести взгляд в сторону источника звука. Она всего лишь несколько секунд смотрит на пустующую широкую арку, разделяющую две комнаты. Отец появляется в поле зрения и замирает, окидывает взглядом сначала футболиста, а затем и дочь, - Иви замечает, как меняется выражение лица, как брови хмуро сползают к переносице, а губы сжимаются в тонкую полоску.

Ее ждет очередной "серьезный" разговор.

Когда Вальде уходит, предварительно подмигнув и отсалютовав пальцами от виска, Иви непроизвольно улыбается и задумчиво чешет указательным пальцем правую бровь. Немного непривычно и все еще странно получать все эти безобидные знаки внимания со стороны футболиста. Девчонка знать не знает, какие цели таким образом он преследует, преследует ли вообще, или, быть может, вовсе действует по привычке, считая все это вполне обыденным и незначительным. Что-либо узнавать она не собирается тем более, ведь все еще справедливо считает, что увидеть испанца сможет разве что на экране плазмы. Или на матче, куда он пригласил несколько минут назад.

Ей все еще хочется на него сходить.

Иви сидит в кресле еще около трех минут, после чего встает и уносит кружку в кухню, где и остается, потому что не хочет оставлять вернувшегося с работы отца голодным. Она разогревает лазанью и делает крепкий черный чай, а за приготовлением не замечает, как футболист уходит.

- Все нормально? - голос Эрнесто звучит неожиданно, заставив вздрогнуть, - Иви едва не роняет на пол тарелку.

- Да, все хорошо. - она разворачивается и с улыбкой встречает мрачного и чем-то заметно обеспокоенного отца. - А что?

- Я звонил тебе два раза. Почему не сказала, что Дельгадо приехал?

- Потому что это вряд ли помогло бы пробкам в центре города рассосаться, пап. - на столе появляется тарелка с ароматной едой и кружка горячего чая, но притрагиваться к ужину отец не спешит. - Кстати, он говорил что-то о завтрашней игре. Предложил прийти...

- И ты согласилась? - Иви прекрасно слышит, как мужской голос становится на ниже и заметно раздраженнее.

- Сказала, что подумаю. Вообще-то собираюсь пойти...

- Не пойдешь! - кулак Эрнесто неожиданно встречается со столешницей, но, вопреки ожиданиям, девчонку не пугает, а раздражает. Ей давно не пять лет. - Ты обещала, что не будешь связываться с футболистами! - он повышает голос снова.

- Но я не обещала, что не буду связываться с футболом! - она повышает голос тоже. - Хочешь ты этого или нет, но завтра вечером я иду на этот матч. - уже более спокойно, но все так же раздраженно добавляет Иви. - Ешь, а то снова все остынет.

Она возвращается к себе в комнату и на глаза отцу больше не попадается, предпочитая с головой уйти в чтение.

***

Ньюман без лишних вопросов пропускают в VIP - зону, где на протяжении всего матча никто больше не появляется. То, что нет отца, девчонку немного удивляет, но зацикливаться на этом она не хочет.

Финальный свисток приглушается криками болельщиком. Иви ловит себя на мысли, что в этот раз игра понравилась значительно больше, хотя в правилах она так толком и не разобралась. Ее взгляд цеплялся за каждого из игроков, но дольше всего задерживался на Вальде, - девчонка не могла назвать точную причину столь повышенного внимания конкретно к этому футболисту, но отрицать возможную симпатию было бы глупо.

Он забивает финальный гол перед самым окончанием игры, делает это красиво и умело, приковав к себе внимание каждого, кто пришел на этот стадион. А потом, спустя какое-то время, он заставляет Ньюман почувствовать себя так, словно на поле вышла именно она: безобидный, казалось бы, жест, которым сопровождается его уход в подтрибунное помещение, переключает внимание многих болельщиков на места в VIP - зоне, ведь всем становится интересно, кому знаменитый капитан посылает подобные жесты. Иви вжимает голову в плечи и тихо ругается, хмурится и быстро уходит, спрятавшись от любопытных глаз в помещении стадиона.

Она обязательно выскажет все испанцу, если, конечно, в недалеком будущем с ним пересечется.

Как оказалось, недалекое будущее становится максимально недалеким, потому что уже через пятнадцать минут, поздоровавшись и недолго поговорив о матче и отце с мужчиной, которого рядом с Эрнесто доводится видеть достаточно часто, Иви покидает VIP - зону, столкнувшись с футболистом. Он замечает девчонку и, не размениваясь на долгие приветствия, ошарашивает вопросом:

- Планы на вечер есть? - Ньюман даже сообразить толком не успевает, а Вальде, видимо, воспринимает молчание, как отсутствие каких-либо планов. - Тогда пошли, - он кивает в сторону стоянки; Иви поправляет волосы, собранные в привычный хвост, и идет следом за мужчиной. Она не рассчитывала на какое-либо продолжение. Тем более с ним.

- Как тебе сегодняшний матч?

- Достойный. - улыбается, но на испанца не смотрит. - Последний забитый мяч был особенно хорош. - Иви прекрасно знает, что футболистам нравится слушать восхищения в свой адрес. В данном случае девчонка именно восхищается, но делает это аккуратно и неброско, предпочитая не очерчивать это персональной похвалой. Она уверена, что Вальде это сделает самостоятельно. - А вот последнего жеста можно было, между прочим, не делать. - ворчит и забавно морщится, но делает это отнюдь не со зла. - Из-за Вас на меня смотрел весь стадион. - они останавливаются возле черного автомобиля. - Если через пару дней в новостях скажут о том, что у нас роман и три внебрачных ребенка, то... - Иви не торопится оказаться в салоне. Повернув голову, она слегка щурится, глядя мужчине в глаза. - то скажу, что помимо этого у нас есть еще четыре кошки и оружейный склад. - губы кривятся в милой улыбке, а девчонка лишь на мгновение уводит взгляд в сторону проехавшего мимо автомобиля, посигналившего, видимо, Вальде.

Ньюман вовсе не хочет, чтобы у отца случился сердечный приступ, а ее персону начали обсуждать на каждом шагу.

- Куда мы, кстати, едем?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2LDKn.jpg[/AVA]
[NIC]Evie Newman[/NIC]
[SGN]

When you came into focus
How could I pretend I didn't notice?
http://funkyimg.com/i/2LDKo.gif http://funkyimg.com/i/2LDKm.gif

[/SGN]
[LZ1]ИВИ НЬЮМАН, 22 y.o.
profession: студентка.
[/LZ1]

+1

11


—  Достойный. Последний забитый мяч был особенно хорош, — отвечает Иви, и негромкие девичьи слова встречаются с лопатками, прикрытыми черно-оранжевым рюкзаком небезызвестной спортивной фирмы; Вальде не останавливается, чтобы побеседовать с блондинкой полноценно, он знает прекрасно, что впереди у них достаточно времени для общения. И не только. И все же скупая похвала, срывающаяся с хорошеньких румяных губ, Вальде не нравится: испанец, избалованный славой, популярностью и бесконечным почитанием, привык к речам более громким. На него даже смотрят с восхищением большим, чем присутствует в словах Иви. Впрочем, так даже интереснее: на чистом листе рисовать приятнее и занимательнее, чем на исчерканном, исцарапанном бесчисленными карандашами и фломастерами других художников.

— Это неудивительно, — хмыкает испанец, не заботясь о том, слышит ли его Иви.

Вдруг он задумывается, погружается в себя и размышляет о том, зачем вообще все это делает. Девчонка, конечно, хороша собой, но вокруг Вальде крутятся девицы куда более высокие, пышногрудые и длинноволосые. А какие у них рты! – работать и работать. Вальде достаточно просто выбраться со стадиона и сесть за руль излюбленной «ламборджини», вырулить  в ближайший ночной клуб и снять там симпатичную девицу, которой даже коктейля не нужно, достаточно одного только взгляда. Но Вальде, к собственному удивлению, легким путем идти не собирается; ему больше нравится вариант с тропинкой непротоптанной и узкой, тернистой. Ступая по ней, Вальде исцарапает злыми сучьями – суками! –  щеки и поранит плечи, истерзает ноги, но потом с упоением обнаружит себя на самой вершине Эвереста. Дело не только в том, что испанец получит долгожданный приз – симпатичную блондиночку, горячо выстанывающую его имя, –  но и гнев старого проныры. Одним махом двух зайцев. Ньюман так оберегает собственную дочь, так ее охраняет от мира в общем и от Вальде в частности, что это просто богохульство – не воспользоваться подвернувшейся ситуацией. Слишком уж сладок запретный плод. Как победа в Лиге Чемпионов.

Длинный светлый коридор, ярко освещаемым многочисленными лампами, остается позади; Вальде выходит на свежий воздух, пропитанный неповторимой вечерней свежестью, и притормаживает всего на мгновение, чтобы блондинка поравнялась с ним с плеча. Вальде на нее не смотрит – он врезается взглядом в немногочисленные тачки, припаркованные на частной стоянке, предназначенной для футболистов, тренеров и прочих важных спортивных шишек. Возле тускло горящего фонаря безмятежно дремлет белоснежная «ауди» Суареса, неподалеку приветливо сверкает фарами золотистая с черными полосами на капоте «феррари» Торреса. Эти двое любят задерживаться после матча. Точнее, задерживается Диего, купаясь во внимании любвеобильных поклонников и поклонниц, а Рафу приходится стоять, демонстративно закатывать глаза и ждать, когда мальчишка закончит с послематчевыми водными процедурами.

Вальде кривит губы в беззлобной усмешке: а тачки точно так же, как и питомцы, передают характеры хозяев. Суарес – спокойный, надежный и уверенный, как его внедорожник; Торрес – живой, яркий и привлекающий внимание, как его «феррари». У Вальде черная «ламборджини авентадор», быстрая и ловкая, совсем ненадежная, но броская, дерзкая и дорогая. Это, пожалуй, повод задуматься, но Вальде отвлекается на Иви.

— А вот последнего жеста можно было, между прочим, не делать.  Из-за Вас на меня смотрел весь стадион. Если через пару дней в новостях скажут о том, что у нас роман и три внебрачных ребенка, то... то я скажу, что помимо этого у нас есть еще четыре кошки и оружейный склад.

Вальде молча усмехается, долго и отважно глядя девчонке в глаза, и ловко закидывает спортивную сумку, черную с тонкими оранжевыми полосками, за водительское сидение. Не менее ловко он падает за черный кожаный руль и ждет, когда Иви сделает то же самое.

— Три собаки. У меня три собаки, — невозмутимо поправляет он девчонку, расслабляясь, расстекаясь в мягком комфортном кресле. Несколько нехитрых махинаций, отточенных до предела, и тачка, приветливо мурлыкнув двигателем, плавно трогается с места. Черная «ламба» гладит шинами ровный асфальт и совсем скоро выбирается в центр города. Вальде все это время молчит – он вообще не любитель трепать языком – но радио не включает. Сейчас он хочет побыть в тишине.

— Куда мы, кстати, едем?

— В лес. Мешки я прихватил. Лежат под сидениями, — абсолютно серьезным тоном говорит Вальде и через несколько мгновений действительно выворачивает руль с городской дороги на трассу. За окном друг друга сменяют темные макушки деревьев с такой скоростью, что голова начинает кружиться. Когда Вальде разгоняет тачку до ста шестидесяти километров в час, то лохматые деревья сливаются с небом в одно темное пятно. И он весело усмехается, краем глаза замечая, что Иви, порядком напуганная и напряженная, нагибается и принимается разглядывать пространство под водительским и пассажирским креслами. Никаких пакетов там, конечно, не обнаруживается; там вообще ничего не находится, даже намека на пыль или на грязь. Его машина, пожалуй, самое чистое место во всей Испании.

С идеально гладкой трассы тачка сворачивает на неровную дорогу, шершавую и ухабистую. Она не настолько плоха, чтобы низкий суперкар не мог пробраться, и все же на трассе было проще, интереснее и быстрее. Еще пять минут, и Вальде ловко паркует автомобиль на освещенной стоянке. Двери приветливо разъезжаются, приглашая пассажиров сойти на асфальт.

Пахнет вечерней свежестью, травой и сеном, лошадьми.

— Идем, — кивает Вальде, указывая на просторное деревянное здание. Оно могло бы быть похожим на сарай, но слишком уж ухоженное, красивое и дорогое. Немногочисленные люди, попадающиеся по пути, приветствуют Вальде и дружелюбно улыбаются. Кажется, прохожие и встречные знают его уже не один десяток лет.  — Ты когда-нибудь каталась верхом? — на входе в конюшню Вальде притормаживает возле стойки и, отсалютовав двумя пальцами от виска хорошенькой девушке-администратору, с готовностью погружается в подписание протянутых документов. У него целая кипа бумаг накопилась, и Вальде решил, что может убить трех зайцев махом: проведать лошадей, разгрести бухгалтерию и устроить действительно оригинальное свидание, а не банальный ужин в банальном ресторане.

— Это Бетси. Она спокойная, как только что отобедавший удав, и очень дружелюбная, — Вальде подходит к стойлу, в котором дремлет красивая гнедая кобыла с длинной рыжей гривой, заплетенной в редкие косички. Между глаз, умных, как у преданной собаки, светится небольшое белое пятно в виде ромба. Вальде по-хозяйски заходит в стойло и, потрепав Бетси по голове, выводит лошадь из конюшни на поле возле нее.  Здесь лошадей «примеряют» и обкатывают.

Оставив Иви с Бетси, Вальде уходит обратно и через несколько мгновений возвращается, держа под узды иссиня-черного, как его тачка, жеребца. Даже в его походке чувствуются спесь, своенравие и непокорность.

— А это Гром, — он ласково, но настойчиво, с хозяйской властностью  гладит строптивого коня по иссиня-черной морде, — у меня с ним личные счеты. 
[nic]Walde Delgado [/nic] [STA]l e g e n d a r y[/STA] [ava]http://funkyimg.com/i/2KKjm.jpg[/ava] [SGN]
http://funkyimg.com/i/2KKjg.gif http://funkyimg.com/i/2KKjh.gif http://funkyimg.com/i/2KKji.gif
❝КТО ГОВОРИТ, ЧТО НА ВОЙНЕ НЕ СТРАШНО,
ТОТ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ О ВОЙНЕ❞
[/SGN]
[LZ1]ВАЛЬДЕ ДЕЛЬГАДО, 31 y.o.
profession: футболист.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (Вчера 16:45:21)

+1

12

- Три собаки. У меня три собаки, - поправляет испанец, когда Иви оказывается в не таком уж и просторном, но достаточно привлекательном салоне дорогого автомобиля.

- О трех собаках все знают, а вот четыре кошки наверняка станут для общественности настоящим сюрпризом. - девчонка коротко пожимает плечами и на мужчину вовсе не смотрит, предпочитая царапать заинтересованным взглядом пестрящую цифрами и знаками приборную панель, бортовой компьютер, экран которого загорается и демонстрирует известный значок с агрессивным, мускулистым быком, и многочисленные кнопки. На мгновение ей кажется, что сидят они не в салоне автомобиля, а в кабине пилота какого-нибудь пассажирского самолета - большого и вместительного.

Иви ни разу, если честно, не доводилось видеть подобные спорткары в живую, потому что на стадионе, куда футболисты, любящие выделяться и демонстрировать собственное финансовое положение, приезжают каждый день на новой тачке, она появляется достаточно редко, а отец не решает рабочие моменты в стенах дома - этим вполне объясняется тот факт, что с Вальде девчонка никогда не пересекалась и знала о нем исключительно поверхностные факты: то, что мужчина играет в "Реал Мадрид" и является капитаном команды.

- В лес. Мешки я прихватил. Лежат под сидениями, - слова испанца могли бы восприняться с должным весельем, если бы в данный момент они, к примеру, томились в привычной пробке где-нибудь на центральной улице Мадрида. Но двумя минутами ранее они покинули пределы города и теперь действительно едут в неизвестном направлении, в то время как по обе стороны от дороги расстилается густой лес. Сердце неконтролируемо пропускает удар и принимается отстукивать какой-то свой ритм - быстрый и безумно шумный, каждым ударом отдающийся куда-то в затылок. Иви разумно понимает, что мужчина шутит, что никакой угрозы быть не может, а безобидная поездка наверняка закончится хорошо и спокойно, ведь известный и всеми любимый футболист вряд ли станет рисковать собственным положением, занимаясь какими-нибудь там темными делами. Иви все прекрасно понимает, перекручивает и перебирает мысли, находит весомые доводы для того, чтобы в испанском капитане не сомневаться, а потому на бесшумном выходе расслабляется, откинувшись на спинку сидения, обтянутого дорогой кожей.

В этом автомобиле все выглядит дорого.

Этот автомобиль, вдруг задумывается Иви, отражает суть футболиста, а оттого еще больше путает и вводит в откровенное замешательство. Она не находит разумного объяснения мотивам Вальде, в компании которого оказывается уже второй день к ряду. Зачем ему все это? Зачем привлекательному, богатому и знаменитому мужчине какая-то маленькая девчонка, когда все говорит о том, что провести время и отметить очередную победу он может гораздо лучше и в компании женщин под стать? Для чего эта странная поездка в неизвестность? Иви хотела бы найти ответы на собственные вопросы, но не может. Вальде ничего не говорит тоже, предпочитая слушать тишину и гул проносящихся мимо встречных автомобилей.

Впрочем, по лицу испанца понятно, что собственной шуткой он вполне доволен. Девчонка замечает веселую усмешку и слегка хмурится, губы недовольно поджимает и едва ли не фыркает от недовольства. Ей почему-то очень хочется посильнее приложиться ладонью к мужскому плечу, но ничего подобного не делает из-за пугающе огромной скорости. Не хочется оказаться в смятом, словно картонная коробка, автомобиле.

Они едут относительно недолго. Иви наблюдает за стремительно проскальзывающими пейзажами, когда спорткар сворачивает с гладкой трассы на более неровную дорогу, освещенную блеклым светом фонарных столбов. За двадцать два года жизни девчонка так нигде и не была, включая мадридские окраины, наверняка наполненные своей неподдельной атмосферой и пейзажами не менее красивыми, чем показывают в новостях или изображают на фотографиях в ленте Инстаграма.

Широкие ворота встречают гостей и дружелюбно распахиваются, позволяя оказаться на просторной территории, усеянной различными постройками. Даже в столь позднее время суток здесь кипит жизнь, люди торопливо снуют туда-сюда, здороваясь с Вальде и поглядывая на Иви, а откуда-то со стороны доносится разнобойное лошадиное ржание. Девчонка поняла, что находятся они в конюшне, когда в центре площадки, вымощенной песочного цвета камнем, увидела массивную конструкцию из камня, на самом верху которой возвышался металлический конь. В самом центре всего этого великолепия красовались четверка и инициалы хозяина, коим, видимо, является сам Вальде. Иви, обладая весьма хорошей смекалкой, быстро складывает дважды два, сопоставляет факты и получает ту самую четверку, которая много лет располагается на широкой мужской спине.

- Ты когда-нибудь каталась верхом? - вопрос заставляет девчонку оторваться от созерцания окрестностей и перевести взгляд на испанца, что-то чиркающего на многочисленных листках.

- Нет. - отвечает, оставаясь чуть позади. Врет, но вранье это нельзя назвать ужасным и безбожным, потому что верхом ей доводилось кататься лишь единожды, и опыт этот, говоря откровенно, удачным назвать никак нельзя.

Иви всю свою жизнь любила лошадей, восхищаясь красотой и грацией этих сообразительных животных. Бабушка нередко рассказывала интересные истории из своего детства и юности, когда жить доводилось на небольшой ферме родителей, зарабатывая деньги с продажи выращенных там же продуктов. У них было три кобылы и один конь, которого бабушка Иви очень любила. Они росли вместе, а о поездках верхом в небольшой лес женщина рассказывала особенно интересно.

Ньюман полюбила лошадей, когда в четыре года вместе с отцом съездила на ипподром, но к шести годам эта любовь пошатнулась: конная прогулка закончилась продолжительной операцией и тяжелой реабилитацией в следствии падения с жеребца. Девчонка, вопреки ожиданиям родственников, лошадей любить вовсе не перестала, но попыток вновь оказаться в седле больше не предпринимала. Отец был против, а страх холодными пальцами сжимал шею каждый раз, когда Иви вспоминала тот случай.

И сейчас, когда Вальде выводит из стойла кобылу, Ньюман сглатывает подступивший к горлу ком.

- Это Бетси. Она спокойная, как удав, и очень дружелюбная, - испанец передает поводья, а сам возвращается обратно в стойло. Иви же медлит, проводив мужчину взглядом, и только после этого смотрит на животное, размеренно пережевывающая сено, отчего слышится характерный звон удил.

- Ну привет, красавица. - она улыбается и кладет ладонь на лошадиный нос, чешет его и гладит, изредка поднимаясь выше и запуская пальцы в свисающую рыжую челку. Внутренние противоречия не заставляют себя долго ждать: с одной стороны, спокойная прогулка по окрестностям в компании футболиста не может быть плохой; с другой стороны, Иви все еще не справилась с липким страхом, а потому запрыгивать в седло справедливо боится.

- А это Гром. У меня с ним личные счеты.  - девчонка поворачивает голову в сторону испанца и на мгновение замирает, не найдя в себе сил отвести взгляд. Рядом с породистым и черным, как самая беззвездная ночь, жеребцом Вальде смотрится так же превосходно, как и рядом с точно такого же цвета автомобилем, всем своим видом демонстрирующим мощь и уверенность. Иви думает о том, что футболист обладает теми же качествами.

А еще Иви думает, что отец ее точно убьет, если узнает о том, где именно дочь проводит время. И с кем.

Испанец с легкостью оказывается в седле и, потянув поводья на себя, заставляет жеребца развернуться, чего нельзя сказать о девчонке, которая все так же нерешительно переминается с ноги на ногу, с нескрываемой опаской поглядывает на лошадиную спину и делает глубокий вдох.

- Это плохая идея. - едва уловимо бубнит себе под нос, поглаживая животное по морде. Внутренний голос ненавязчиво подсказывает, что плохая идея - это все происходящее в принципе. - Я не могу. - уже громче добавляет и делает короткий шаг назад, но поводьев из руки не выпускает. - Боюсь. У меня не слишком приятные воспоминания о знакомстве с конными прогулками. - честно признается и смотрит на Вальде исподлобья, слабо прикусив нижнюю губу.

Иви не пытается набить себе цену или таким образом заставить мужчину проявить какие-то там джентльменские или рыцарские качества.

Она действительно боится и ничего с этим сделать не может.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2LDKn.jpg[/AVA]
[NIC]Evie Newman[/NIC]
[SGN]

When you came into focus
How could I pretend I didn't notice?
http://funkyimg.com/i/2LDKo.gif http://funkyimg.com/i/2LDKm.gif

[/SGN]
[LZ1]ИВИ НЬЮМАН, 22 y.o.
profession: студентка.
[/LZ1]

+1

13


Во всем, что его окружает, Вальде предпочитает роскошь. Он любит дорогие швейцарские часы со стрелками не позолоченными, а золотыми; любит эксклюзивную дизайнерскую одежду, сшитую на заказ, и обувь тоже; машины у него такие, каких в Мадриде днем с огнем не сыщешь, и неважно, что на двух из четырех по неровным испанским улочкам не проедешь. У него просторный дом на берегу реки, и прилегающая к нему территория больше, чем мадридский центральный парк. В доме у него мало мебели – Вальде любит свет и простор – но одна его кровать стоит больше, чем машина среднестатистического испанца. А над обеденным столом висит не меньше, чем «Зимний пейзаж» Айвазовского, купленный в Москве за баснословные деньги. Вальде никогда не мелочится и во всем, что касается жизни, выбирает только самое лучшее. Это относится к людям в том числе. И к лошадям.

Жеребца, спесивого и гордого, черного, как беззвездная полярная ночь, Вальде выкупил  на аукционе после скачек. Гром пришел вторым, предварительно сбросив с себя наездника. Тот отделался парой царапин и испугом и, решив больше не связываться с норовистым скакуном, выставил его на продажу. Вальде воспринял это как очередной вызов и не смог остаться в стороне, даже несмотря на цену, в два раза превышающую стоимость жеребца. Больше, чем роскошь, Вальде любит только роскошь необъезженную и непокорную, ту, которой нельзя завладеть деньгами, но можно трудом и работой.

Быть может, именно поэтому он и решил связаться с Иви.

Вальде гладит жеребца по холке, полюбовно зарываясь пальцами в густую иссиня-черную гриву, и заглядывает в блестящие глаза, как бы спрашивая разрешения. Гром, если взберешься на него без приглашения, встанет на дыбы и церемониться не будет, сбросит с себя, как ненужный балласт. Вальде уже однажды обжегся о горячий темперамент жеребца и повторения не хочет. Он тогда не только сломал ребро и пропустил шесть матчей подряд, но и испугался до скрежета зубов. Когда над тобой бьет копытами конь, норовя раздробить в щепки зубы и кости, как-то бессознательно начинаешь верить в бога.

В падающем самолете нет атеистов.

Гром не имеет ничего против небольшой вечерней прогулки, и Вальде, погладив жеребца по морде, собирается запрыгнуть в седло, но отвлекается на девичий голос. Он поворачивает голову и через плечо смотрит на блондинку, молча спрашивая, в чем проблема.

— Это плохая идея. Я не могу. Боюсь. У меня не слишком приятные воспоминания о знакомстве с конными прогулками, — объясняет собственное поведение блондинка.

— Значит, верхом ты все же каталась? — усмехается Вальде, ловко ловя ее на безобидной лжи. Люди не врут просто так, ими всегда движут какие-то причины. О мотивах Иви он не знает, но догадывается: она это сказала, чтобы Вальде, принарядившись в начищенные до блеска рыцарские доспехи, помог беднойнесчастной девице взобраться в седло и научил кататься. Это не сердит и не раздражает, а умиляет.

И все же страх он видит, настоящий и искренний, как серебристый кусок луны на черном небе. Он настолько сильный, что почти осязаемый: испанец невольно сравнивает его с ее цветочными духами, аромат которых слышит так же ясно и четко. Вальде вовсе не хочет заставлять Иви седлать кобылу, которой она боится, как огня. К тому же лошади, как и многие другие животные, чуют страх; даже Бетси, спокойная и безмятежная, покорная и послушная, может почувствовать недоверие и повести себя непредсказуемо. Значит, бороться надо не с Бетси и даже не с Иви, а с ее страхами.

— Заставлять я тебя не буду, — сразу оговаривается испанец, выпуская кожаные поводья из ладони. Гром, поймавший вкус свободы, довольно фыркает и, с благодарностью ткнувшись мордой в плечо, уходит гулять по огороженному деревянным забором полю. — Папаня твой мне голову откусит, если узнает, что я разбередил какую-то там детскую травму, — теперь лжет Вальде, ибо будет только рад, если старый проныра узнает, с кем проводит свободное время единственная и горячо любимая дочь. Испанец уже сейчас представляет побагровевшее от ярости лицо Ньюмана и довольно усмехается. И все же, как бы Вальде ни хотел вызвать гнев дражайшего агента, ставить на кон безопасность Иви он не намерен. Она, в конце концов, не виновата, что у ее папани терки с футболистом, самомнение которого едва помещается на территории Испании. — Я помогу тебе, но только в том случае, если ты сама это хочешь.

Кажется, она действительно хочет, но боится. Вальде молча кивает и подходит к Бетси, запускает ладонь в гриву, гладит и перебирает ласковыми пальцами рыжие косички, глядя то на лошадь, то на Иви исподлобья. Испанец демонстрирует абсолютное спокойствие, исходящее от него и передаваемое кобыле. Животные все чувствуют, особенно лошади. Вальде влюблен в этих зверей, свободолюбивых и прирученных, вороных и гнедых, спесивых и покорных. Любовь к лошадям в нем зародилась еще в детстве. Он не помнит причин и корней, но уверен, что мечтал открыть собственную конюшню аж с двенадцати лет.

— Когда я выкупил Грома, — Вальде кивает на жеребца, беззаботной трусцой бегающего по загону, — то недооценил его и переоценил себя. Едва я запрыгнул в седло, и он сбросил меня на землю. Я сломал ребро и пропустил шесть матчей, но все это мелочи. Боль забылась, а вот страх до сих пор помнится. Но самое интересное – это я понял уже потом – я боялся не того, что Гром снова меня сбросит; я боялся, что больше никогда не смогу осмелиться забраться в седло. Я люблю скорость, и поэтому у меня быстрая тачка. Но тачка не дает ощущения такой свободы, какую дают лошади. Даже кабриолеты, — усмехается Вальде. Он говорит честно и искренне, от всей души. Так он общается с товарищами по команде, которых нужно не только приободрить после проигрыша, но и утешить, пообещать, что все будет хорошо. — Если хочешь, я помогу тебе забраться в седло. И пройдусь по загону вместе с вами, — он сжимает в ладони поводья Бетси, демонстрируя собственные благие намерения.
[nic]Walde Delgado [/nic] [STA]l e g e n d a r y[/STA] [ava]http://funkyimg.com/i/2KKjm.jpg[/ava] [SGN]
http://funkyimg.com/i/2KKjg.gif http://funkyimg.com/i/2KKjh.gif http://funkyimg.com/i/2KKji.gif
❝КТО ГОВОРИТ, ЧТО НА ВОЙНЕ НЕ СТРАШНО,
ТОТ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ О ВОЙНЕ❞
[/SGN]
[LZ1]ВАЛЬДЕ ДЕЛЬГАДО, 31 y.o.
profession: футболист.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (Вчера 16:44:27)

+1

14

- Значит, верхом ты все же каталась? - испанец задает справедливый вопрос, отвечать на который девчонка не торопится. Она уводит взгляд в сторону и цепляется им сначала за седло, расположившееся на спине жеребца, затем за мужское плечо, в которое конь периодически утыкается мордой, вскидывая и поворачивая голову, и только после этого за взгляд, который отражает ту же самую усмешку, что кривит губы. Иви смотрит недолго, прикусив щеку изнутри.

- Если те пять минут можно назвать поездкой, то да, верхом я все же каталась. - отвечает и вновь отворачивается, аккуратно поглаживая кобылу по морде. Она смотрит в глаза животного и понимает, что никакой угрозы нет, что не доверять словам Вальде глупо, ведь он наверняка знаком с этими лошадьми гораздо дольше и о характере знает намного больше, но все-таки этого оказывается недостаточно, чтобы так безрассудно бросаться в омут с головой, запрыгивая в седло и принимая предложение о прогулке.

Иви до сих пор помнит измученный и испуганный взгляд отца - первое, что довелось увидеть после двух дней абсолютной бессознательности. Тогда ей было всего шесть, а единственным чувством, которое пришлось испытывать помимо боли, оказался закономерный страх. Сейчас, вспоминая всю эту ситуацию, Иви даже представить себе не может, насколько ужасным для отца был тот период, но зато прекрасно понимает причины, по которым Эрнесто так отчаянно пытается единственную дочь уберечь. Все эти шестнадцать лет он не подпускал Иви к лошадям, а на любые просьбы хотя бы просто съездить на ипподром отвечал категоричным отказом. Девчонка обижалась и злилась, показательно игнорировала отца, старающегося все объяснить и донести, что банально переживает, но все-таки делать что-либо наперекор никогда не пыталась.

А потом вдруг появляется Вальде, который молча привозит в собственную конюшню и вкладывает в ладонь поводья, исполняя, быть может, давнюю девичью мечту. С одной стороны, слишком сложно устоять перед соблазном вновь оказаться в седле и ощутить весь спектр сопутствующих эмоций; с другой стороны, страх никто не отменял.

- Я помогу тебе, но только в том случае, если ты сама это хочешь.

Иви смотрит на испанца всего мгновение, а потом делает шаг в сторону, позволяя ему подойти ближе к Бетси. Он так ласков и доброжелателен с кобылой, отвечающей мгновенной взаимностью, что взгляда от этой замечательной картины оторвать невозможно. Иви незаметно улыбается, когда Вальде отворачивается и принимается гладить рыжую гриву, - животное трясет головой и звучно фыркает, демонстрируя полное расположение духа и абсолютное спокойствие.

Кажется, что откуда-то со стороны за ними с интересом наблюдают.

Ньюман оглядывается, но обнаруживает лишь резвящегося в загоне жеребца, которому незапланированная свобода явно приходится по вкусу. Он бегает по периметру ограды, и песок из под его сильных копыт разлетается во все стороны. Удивительное животное. Лошади в принципе удивительны. Иви всегда это знала, а отец рассказывал, что в четыре года ему пришлось выслушивать долгую и громкую истерику, потому как ненаглядная дочь решила, что помимо старого бабушкиного кота им просто жизненно необходим конь - обязательно белоснежный и огромный. Сейчас этот момент вспоминается с обоюдным весельем, а тогда протест отца оказался для ребенка целой трагедией.

Вальде, перехвативший, видимо, девичий взгляд, направленный в сторону Грома, рассказывает историю их первого знакомства, закончившуюся не самым мирным образом. Иви, поглаживая стоящую рядом кобылу по холке, внимательно слушает испанца, находя в его истории знакомые для себя моменты. Ей тоже довелось пережить нечто подобное, вот только результатом стало отнюдь не сломанное ребро.

- Если хочешь, я помогу тебе забраться в седло. И пройдусь по загону вместе с вами, - как бы подводит итог футболист. Девчонка бесшумно выдыхает и пару секунд тратит на то, чтобы собраться не только с мыслями, но и с силами. Не так просто перешагнуть через собственный страх, ощутимыми волнами проскальзывающий по каждому участку тела и гоняющий вдоль позвоночника неприятные мурашки. Иви незаметно ежится, но все-таки берет себя в руки. А еще думает о том, что у Вальде получилось пусть не на сто процентов, но все же вселить ту необходимую уверенность.

Он был слишком искренен в каждом из сказанных слов, чтобы у девчонки остались какие-либо сомнения.

- Помогите, - слегка улыбается, посмотрев на мужчину, а затем с его помощью оказывается в седле, крепко сжав в руках поводья. Бетси переминается с ноги на ногу, а у Иви сердце с новой силой отстукивать быстрый ритм начинает, будто бы силясь окончательно вырваться из груди. Вальде гладит кобылу по морде и вопросительно смотрит на девчонку, словно спрашивает о том, все ли нормально. Иви кивает и садится удобнее, а потом зарывается пальцами в гриве, силясь перенять спокойствие не только у стоящего рядом мужчины, но и у лошади.

- Отец сделал мне подарок на шестой день рождения, выкупив на целый день двух белых коней. Тогда я оказалась в седле первый и последний раз в жизни. - голос становится немного тише, когда кобыла, ведомая испанцем, начинает размеренно шагать вперед. - Конь оказался таким же своенравным, как Гром, вот только мне повезло чуть меньше. Несколько дней не приходила в себя, а бонусом сломанный позвоночник, четыре операции, железяки в пояснице и почти два года реабилитации. - Иви сглатывает подступивший к горлу ком и выдыхает через слегка приоткрытые губы. Гораздо проще вспоминать этот сложный период спустя столько лет, чем когда-то давно переживать нечто подобное. Девчонке в прямом смысле приходилось заново учиться ходить.

Ньюман не знает, зачем рассказывает все это совершенно постороннему человеку, но делает она это не для того, чтобы разжалобить, чтобы Вальде пожалел и утешил, а просто для того, чтобы объяснить свой страх. Она его не выдумала на ровном месте, чтобы таким образом воздействовать на мужчину; она прожила с этим страхом всю свою жизнь.

- Отец точно откусит голову, причем не только Вам, если узнает. - Иви улыбается снова, скользнув взглядом по затылку испанца и по татуировке, красующейся на его шее.

Гром, которому, видимо, становится скучно, трусцой подбегает ближе, фыркает и качает головой, а потом будто бы играючи пытается прикусить волосы на затылке Вальде, забавно шлепая губами. Сложившаяся картина вызывает смех, - Иви прикрывает рот ладонью и на мгновение забывает, что находится в седле. Опомнившись, она ненавязчиво тянет поводья на себя, заставив кобылу остановиться.

- Спасибо, Вальде. - девчонка впервые называет его по имени, привлекая внимание. - Дальше я, пожалуй, справлюсь. - не сказать, что в собственных словах она уверена, но заставлять мужчину и дальше ходить по кругу не очень хочется.

В какой-то момент, когда уже и Вальде оказывается в седле, а обе лошади размеренным шагом идут в сторону ворот, где-то в кармане начинает вибрировать телефон. Иви не видит экрана, но на подсознательном уровне знает звонящего. Отец, который на первом проигнорированном звонке не останавливается, потому уже через три с половиной минуты на экране угрожающе висит оповещение о семи входящих вызовах.

- Кто-то сегодня точно без головы останется. - усмехается Ньюман, вернув телефон в карман и слегка прижавшись пятками к бокам лошади для того, чтобы та немного ускорилась, поравнявшись с Громом. - А давно у Вас эта конюшня? - вдруг спрашивает, лишь на секунду повернув голову в сторону мужчины. - Мне всегда казалось, что футболисты слишком заняты карьерой, чтобы следить еще за чем-то, кроме нее.

Ньюман не отрицает того факта, что подобное мнение вполне может быть ошибочным, ведь у каждого человека свои взгляды на те или иные вещи. Ей просто интересно услышать что-то от самого футболиста, а не от отца, который упрямо твердит одно и то же: "все они одинаково зациклены на себе и своем самомнении".

Почему-то на данный момент ничего подобного, находясь рядом с футболистом, Иви не чувствует.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2LDKn.jpg[/AVA]
[NIC]Evie Newman[/NIC]
[SGN]

When you came into focus
How could I pretend I didn't notice?
http://funkyimg.com/i/2LDKo.gif http://funkyimg.com/i/2LDKm.gif

[/SGN]
[LZ1]ИВИ НЬЮМАН, 22 y.o.
profession: студентка.
[/LZ1]

Отредактировано Raphael Suarez (2018-10-14 21:15:15)

+1

15


Заставлять Иви он не хочет: принуждение редко приводит к хорошим результатам, если речь идет не о детях, отказывающихся от сытного обеда во имя шоколада и леденцов. Или не о больных животных, инстинктивно не желающих глотать чудотворные пилюли. Иви – маленькая и милая девочка внешне, но взрослая состоявшаяся женщина внутренне; она сама понимает, что хорошо, а что – плохо. По крайней мере, Вальде на это искренне надеется: детей он, конечно, любит, но не настолько, чтобы играть роль папочки для каждой второй. Иногда он и сам мечтает сбросить не один десяток лет и вернуться в песочницу, такую беззаботную и родную. С высоты ее деревянного бортика жизнь казалась долгой и длинной, беспроблемной. На деле все оказалось намного сложнее, и даже Дельгадо, сильный и крепкий, иногда хочет переложить собственные заботы на плечи других людей. Поэтому он не связывается с теми, кто боится ответственности; с теми, кто не может – или не хочет – принимать решений. Ему хватает своих проблем, чужие он решать не желает, по крайней мере, постоянно.

У медали две стороны. Вальде талантлив и успешен, богат и популярен, весьма неплох собой; фанатов у него столько же, сколько ненавистников. Слава и деньги обещают не только автографы и крутые тачки, но и проблемы, и чем больше хорошего – тем больше плохого. Не бывает так, чтобы гладко и без ухабов все время; рано или поздно даже самая хорошая трасса заканчивается, уступая место  паршивой щебеночной дороге с постоянными ямами и выбоинами. Черная полоса бывает взлетной точно так же, как белый цвет оказывается светом. Вальде привык к перепадам настроениям изворотливой судьбы и пытается подстраиваться под ее течение, но все это не отменяет банальной усталости и необходимости в отдыхе.

И речь сейчас вовсе не о диких пляжах с мелким белым песком, струящимся сквозь пальцы. Речь даже не о долгожданных выходных наедине с хорошим фильмом, с сытной ароматной пиццей и с тремя лохматыми овчарками в ногах. Речь о людях.

Его окружает целая толпа, но людей в ней ничтожно мало, а те, кто перед глазами мелькают с завидным постоянством, почему-то считают, что раз Вальде капитан «Реала» и сборной Испании, то он не только умеет решать чужие проблемы, но и любит это делать. Ничего подобного, Вальде, как и любой другой человек, имеет свойство уставать и даже перегорать, ломаться. В такие моменты четвертый хочет видеть рядом того, кто не сломается следом, а подаст руку и починит, вколотит выпавшие гвозди на место и смажет ржавые петли. Порой Вальде кажется, что у него никогда такого человека рядом и не было. Он любит родителей, этих энергичных стариков, но они никогда не уделяли ему столько внимания, сколько собственной карьере. Бабушек и дедушек Вальде похоронил в раннем возрасте, а дальние родственники это не то. У него даже друзей – настоящих, чтобы в огонь и в воду, никогда не было. И до сих пор нет.

У него есть бывшая жена, остервенело отсудившая чуть меньше половины состояния. На первые алименты она сделала себе губы такие, что теперь физиономия еле в зеркало помещается. У Вальде, правда, есть сын, и этот пятилетний пацан действительно самое дорогое, важное и нужное. Он мог бы стать ложкой меда в бочке с дегтем, если бы не жил на другом конце света: Мария, сделав несколько хирургических операций, нашла себе нового хахаля и укатила с ним в Австралию. Как бы Вальде не добивался опеки над сыном – добиться не смог, ибо весы правосудия склонились в сторону бедной и брошенной, несчастной матери-одиночки.

Бывает и так, что деньги ничем помочь не могут, особенно, когда общественность вдруг принимается колотить тебя палками и камнями – негодяй, мол! – жену бросил, еще и мать без ребенка оставить хочешь. Этот период своей жизни Вальде вспоминает с содроганием.

Вальде не любит решать чужих проблем, ибо со своими порой не может справиться. Куда ему? И все же здесь и сейчас страх девчонки он воспринимает не как проблему, а как испытание. Упражнение. И для нее, и для себя. Спортивный интерес вкупе с азартом заставляют Вальде идти на поводу у желаний, он и идет. Ступает осторожно, когда подходит ближе к кобыле и выслушивает рассказ Иви. Ничего особенного, если подумать: каждый человек рано или поздно сталкивается с трудностями, порой болезненными. Вальде это по себе знает. Но чем больше сложностей на пути, тем слаще вершина.

Испанец находится в нерушимой уверенности, что Иви, когда переборет детский страх и оседлает лошадь, станет самым счастливым человеком на планете.

Он больше ничего не говорит, но тревожный взгляд зеленых глаз, таких ярких и сочных, перехватывает. Ловит себя на мысли, что залипает: слишком уж красивые у Иви глаза, выразительные и блестящие. А какие зеленые! Не меньше, чем кошачьи. Кивнув девчонке в знак того, что никуда не уйдет и поводья не отпустит, Вальде помогает Иви взобраться в седло, ловко подхватывая за талию. Она легкая, как пушинка, и такая же маленькая, беззащитная и до ужаса привлекательная в этой своей беззащитности. От нее приятно пахнет чем-то свежим и мятным, как будто чаем с эвкалиптом.

— Отец точно откусит голову, причем не только Вам, если узнает.
— Это еще одна причина прокатиться с ветерком.

Гром, словно обидевшись на недостаток внимания к его важной вороной персоне, подходит со спины и вжимается мордой в затылок. Вальде, ни капли не смущенный, а как будто привыкший, спокойно заводит руку за голову и гладит жеребца по гриве, густой и иссиня-черной, как сумерки, висящие в знойном загородном воздухе. Испанец еще тратит несколько десятков секунд, чтобы  убедиться: Иви ничего не грозит, в том числе она сама себе не грозит. Он ловко запрыгивает в седло и, поблагодарив кивком старого Хесе, открывшего ворота, выезжает в поле. Следом сменит Бетси. Вальде не торопится сам и не торопит ее, а терпеливо ждет.

В последнее время он стал слишком часто ждать.

— Кто-то сегодня точно без головы останется
— Оно того стоит, — спокойно парирует Вальде, сворачивая с тропинки в небольшой перелесок. Он любит здесь ездить, особенно по вечерам. Деревья, словно безмолвные стражники, смыкаются со всех четырех сторон, а над головой пение птиц перекликается с шепотом резной листвы. Единение с природой.
— А давно у Вас эта конюшня? Мне всегда казалось, что футболисты слишком заняты карьерой, чтобы следить еще за чем-то, кроме нее.
— Семь лет, — после небольшой заминки отвечает Вальде, задумчиво прищурив правый глаз. Он вспоминает, когда именно выкупил конюшню у местного бизнесмена, разорившегося после развода. Хорошее дело браком не назовут. — Это правда. Я постоянно пропадаю на тренировках или на матчах, поэтому времени на конюшню не остается. У меня даже на собак времени не остается, поэтому за ними присматривает Чикита. За домом тоже, — Вальде нагибается, пробираясь сквозь мрачные ветви каштанов. Гром ступает осторожно, не спешит, ибо понимает прекрасно, что на лесной тропинке не разогнаться. — А за конюшней присматривает Хесе. Он тут всем заправляет, а я почую на лаврах. Иногда меня зверски заставляют подписывать документы.

Вальде замолкает, потом поворачивает голову и через плечо смотрит на Иви.

— Ты можешь владеть почти всем, когда у тебя есть деньги. И конюшнями, и людьми, которые на этих конюшнях работают.
[nic]Walde Delgado [/nic] [STA]l e g e n d a r y[/STA] [ava]http://funkyimg.com/i/2KKjm.jpg[/ava] [SGN]
http://funkyimg.com/i/2KKjg.gif http://funkyimg.com/i/2KKjh.gif http://funkyimg.com/i/2KKji.gif
❝КТО ГОВОРИТ, ЧТО НА ВОЙНЕ НЕ СТРАШНО,
ТОТ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ О ВОЙНЕ❞
[/SGN]
[LZ1]ВАЛЬДЕ ДЕЛЬГАДО, 31 y.o.
profession: футболист.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (Вчера 16:50:12)

+1

16

Лошадь, следуя за идущим чуть впереди Громом, размеренно двигается по неровной, каменистой тропинке, наверняка вытоптанной подобными поездками. Ее спокойный шаг сопровождается гулким цокотом, едва уловимым среди разнообразия любых других звуков, и редким треском, когда под копыта попадают сухие ветки. Иви первые несколько минут честно пытается расслабиться и получить от поездки удовольствие, но былой страх все еще бессовестно просачивается в сознание, путается где-то на периферии, ничего серьезного за собой не несет, но и отпускать окончательно не желает. Иви вдруг находит этому чувству весьма забавное сравнение: по соседству с семьей Ньюман живет пожилая пара - добродушная и любящая друг друга, кажется, целую вечность. Их семья - наглядный пример того, что любовь можно пронести через года, сохранив в целости и сохранности чувства, эмоции, влюбленные взгляды и тихие уютные вечера возле теплого камина. Старушка, всегда замечательно относящаяся к Иви, нередко угощающая вкусным ежевичным пирогом и при каждой встрече интересующаяся по поводу кавалеров, около двух недель назад попросила присмотреть за их питомцем. Старый, ослепший на один глаз, ужасно ворчливый пес, чей размер едва догонял среднестатистическую кошку, на каждой прогулке стремился облаять все, что попадается на пути. Он никогда не проявлял агрессию, не пытался наброситься или покусать, но главной своей целью, видимо, видел необходимость подавать голос каждый раз, когда слышит какой-либо звук.

И страх, который Иви испытывает, уже забравшись в седло и проведя в нем почти десять минут, напоминает этого самого пса, потому что лает, привлекает к себе внимание, но никакой угрозы из себя не представляет. Девчонка делает глубокий вдох, бесшумно выдыхает и посильнее сжимает поводья, прижимаясь икрами к лошадиным бокам. Она смотрит вперед, упираясь взглядом в широкую мужскую спину, и думает о том, что впервые за последние несколько лет чувствует какое-то необъяснимое спокойствие. Возможно, вызвано это незапланированной поездкой, о которой девчонка так давно мечтала, но решиться на которую без определенного толчка не могла; возможно, вызвано это находящимся рядом мужчиной, который и стал этим необходимым толчком, так удачно угадав с выбором места для... для чего? Как назвать то, что началось чуть больше суток назад и продолжается сейчас?

Иви все еще не знает, зачем испанец все это делает и почему предпочел провести время после очередного матча именно с ней. Быть может, ей просто необходимо хорошенько подумать и перекрутить в голове последние события, но вряд ли ответы на все эти вопросы отыскать получится. И нужны ли они ей вообще, ведь уверенность, что испанец исчезнет из ее жизни так же быстро, как и появился, не оставляет даже сейчас, когда они прогуливаются верхом на лошадях по удивительно красивому месту, находясь лишь вдвоем.

- Оно того стоит, - уверенно заявляет мужчина. Иви, раз уж на то пошло, и не сомневается.

Проходит еще около пять минут, и страх окончательно сходит на нет, позволяя девчонке долгожданно расслабиться и всецело насладиться не только прогулкой, но и царящей вокруг атмосферой. Места рядом с конюшней действительно красивые, тихие и спокойные, заставляющие испытывать острую необходимость отвлечься от бесконечной суеты большого города, ни на секунду не изменяющего своему быстрому ритму, от проблем и забот, от переживаний и каждодневных сложностей. Иви знает прекрасно, в какое время следует выходить из дома, чтобы не застрять в пробке на проспекте Энтревиас; Иви знает, что до парка Асорин можно быстро добраться, если пойти не по улице, а через переулки; Иви наизусть знает все названия и может без труда сказать, в какой стороне находится тот или иной объект, но вовсе не знает, что в нескольких километрах от города можно отыскать спокойствие и умопомрачительно красивую природу.

- Иногда меня зверски заставляют подписывать документы. - будто бы жалуется испанец, чем веселит девчонку, которая подгоняет кобылу и оказывается по правую сторону. Иви негромко смеется, вскидывает брови и отвечает:

- О, да, это ужасно.

Лошади, словно подхватив настроение наездников, фыркают и кусают удила, разнося по округе характерный звон. Девчонка, чуть наклонившись вперед, гладит Бетси по шее, приглаживает гриву и, слабо похлопав, подгонят вперед, сворачивая на более широкую тропинку.

- Ты можешь владеть почти всем, когда у тебя есть деньги. И конюшнями, и людьми, которые на этих конюшнях работают.

Слова Вальде звучат, казалось бы, безобидно и вполне ожидаемо для человека, который привык купаться не только в роскоши, но и во всеобщей любви многочисленных фанатов. Иви, семья которой никогда не бедствовала, от подобного все-таки далека, потому разделять убеждений мужчины не может. Да и не хочет. Она начала подрабатывать, выгуливая чужих собак, когда едва стукнуло шестнадцать, хотя острой нужды в финансах не испытывала, ведь отец готов был выложить круглую сумму по первой же просьбе. Она поступила в университет самостоятельно, хотя Эрнесто предлагал заплатить разом за весь учебный курс.

- Почти всем, - повторяет, лишь на мгновение перехватив чужой взгляд, а затем тут же отвернувшись. - И Вы можете назвать себя счастливым человеком? - Иви не знает, зачем задает этот вопрос, но почему-то очень хочет услышать ответ.

И вдруг становится немного некомфортно, когда девчонка думает о том, что в глазах Вальде, возможно, является одной из тех фанаток, которые готовы на все, ведь рядом находится привлекательный, богатый и знаменитый футболист. Ей не хочется цепляться за мысль о том, что испанец с тем же успехом может считать, будто его слава и его деньги при любом раскладе заставят Иви сделать много опрометчивых поступков, ведь так поступила бы любая другая, окажись сейчас на ее месте. Но Иви не нужны его деньги. Иви не нужна его слава.

Иви ничего от него не нужно.

Они выезжают на небольшой склон, когда телефон в кармане вновь начинает вибрировать, оповещая о входящем звонке, который девчонка, задумавшись и засмотревшись на открывшийся вид, в очередной раз игнорирует. Она, если честно, и о скверных мыслях забывает, потому что увиденная картина завораживает своей красотой, умиротворенностью и звенящей тишиной. Открытая местность, усыпанная невысокими кустарниками, освещается полной луной, повисшей над головами и серебристым ковром света накрывающей все, до чего может дотянуться. Рядом с луной рассыпались звезды, которых в городе увидеть невозможно из-за огромного количества фонарей и неоновых лент. Даже пригород, где относительно спокойно и тихо, подобным видом похвастаться не может.

Иви поднимает голову и завороженно смотрит на темное небо. Кажется, замечает падающую звезду и едва заметно улыбается.

- Здесь красиво. - слова как-то сами собой срываются с губ, - девчонка на Вальде не смотрит, но замечает боковым зрением. - Спасибо за эту прогулку. - взгляд все-таки уходит в сторону испанца.

Они огибают склон, спускаются на просторную территорию, где Грому удается вдоволь набегаться, а Вальде - насладиться скоростью, о которой он совсем недавно говорил. Иви предпочитает пройтись вместе с Бетси спокойным шагом, наблюдая за то и дело проносящимся мимо жеребцом, ловко управляемым мужчиной. Ей нравится видеть и чувствовать силу, исходящую не только от Грома, но и от Вальде. Вдвоем они смотрятся удивительно гармонично, словно этот конь создан для испанца. Иви могла бы восхититься всей этой картиной сильнее, если бы недавние мысли не отзывались где-то в сознании жужжащим роем пчел.

- Было бы неплохо вернуться домой раньше, чем отец проснется. - говорит, взглянув на наручные часы, с высоты прожитых лет испещренные множеством царапин, а свободной рукой медленно поглаживает лошадь. Уже давно за полночь, и что-то подсказывает, что проблем Ньюман не оберется. - Да и вам, наверное, стоит отдохнуть. - она имеет ввиду не только Вальде, но и Грома, которого продолжительная прогулка наверняка утомила.

Обратно в конюшню они возвращаются так же неспешно, ведь в запасе остается чертовски много времени.

И это время неумолимо быстро уходит, когда на трассе, ведущей в город, образовывается пробка, объехать которую никак нельзя.

- Можно заказывать гроб. - бубнит себе под нос и достает из кармана мобильник. Экран, когда Иви нажимает на кнопку блокировки, загорается и демонстрирует не только пропущенные звонки, но и время. Выдохнув, она откидывается назад, упирается затылком в подголовник и утыкается взглядом в яркие задние фары впереди стоящего автомобиля. - Или сразу два.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2M9VU.jpg[/AVA]
[NIC]Evie Newman[/NIC]
[SGN]

When you came into focus
How could I pretend I didn't notice?
http://funkyimg.com/i/2M8ig.gif http://funkyimg.com/i/2M8ih.gif http://funkyimg.com/i/2M8ii.gif

[/SGN]
[LZ1]ИВИ НЬЮМАН, 22 y.o.
profession: студентка.
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » hassliebe