в моём мире гаснут светлячки. я так много курил в тот вечер, когда ты уехал. так и не застал тебя дома, простоял на улице в пальто на голое тело... читать дальше

внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: pratoria]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy /

[telegram: semilunaris]
Ilse /

[telegram: thegrayson]
Matt

[telegram: katrinelist]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » let the devil in


let the devil in

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Martin, Misha & Rashid
ночной клуб, за полночь
21.09

0

2

Пусть меня не осудят, но сегодня я решил оторваться.
Меня зовут Рашид Хан. Я три года борюсь с депрессией, работой, друзьями и личной жизнью, пытаясь заслужить право дышать спокойно, любить и верить в будущее. Но тысячи неудач окружают меня одна за одной, стоит мне сделать хоть один шаг к успеху. Друзья говорят, что я много жалуюсь и потому ничего не имею. Но если бы они старались так же, как и я, они бы сами просто возненавидели жизнь. Но я так просто не сдамся: я буду веселиться, общаться, делать всё, что может повернуть лицо судьбы ко мне. Ведь недаром говорят, что она любит тех, кто весел.
Сегодня на танцполе много людей. Я вижу мрак и резкие вспышки, слышу грохот, но надо просто влиться в это всё, чтобы тебя оглушило, а ещё немного выпить, ровно настолько, чтобы в голове стало светло. Ведь на самом деле жизнь не такая серая, как мне кажется - я это и сам знаю. Вот эти люди, они же все, если приглядеться, живые, они же...
- Что вам?
- Мне... то же самое.
Я указал на сделавшую заказ девушку справа от меня. Ей, наверное, виднее, что лучше подходит для веселья. Улыбаюсь, чтоб от души. Ну, посмотри же на меня. А нет, чуть попозже посмотри, я ещё не дошёл до нужного состояния.

[LZ1]РАШИД ХАН, 30 y.o.
profession: офисный работник
[/LZ1]
[AVA]https://i.imgur.com/cR2mpNg.jpg[/AVA]
[NIC]Rashid Khan[/NIC]

Отредактировано Casper McLaughlin (2018-10-10 19:29:30)

+2

3

Самая прущая вещь в этом коктейле – эстрагон. Мишка проводила потерянного гуляку взглядом. А потом снова к нему вернулась.

- Это безалкогольный, - шум сцепленных танцем тел, шарканье модных подошв, шелест одежды создают зудящую подкладу грубым басам, пульсирующим болью в ушах. Воспаленье барабанной перепонки отдается где-то в затылке и кажется, что даже картинка дрожит. Или это сценический дум тянет с танцпола. На лощеных боках бутылок пляшут огни, на лейблах, на потных скулах барменов, иллюминация доводит до эпилепсии. Желудок подбирается к горлу. Ей было бы легче, если бы можно было выпить. Но Мише 20, у нее и браслет на руке - салатный, не розовый как у других. Салатный – ей не наливают алкоголь. И ее тошнит от иллюминации и страха.

Мартин говорит, надо потестить. Мартин говорит, главное, чтобы коней не двинул. Мартин ей не верит. Ему плевать, как она справится. Он найдет кого-то другого. По правде сказать, Мишка сама себе не верит. Рецепт она нашла в сети. Если хорошенько погуглить на сайтах в восточной

Европе. Немного практики. Если верить формулам, должно работать. Но этот как готовить по рецепту. У тебя могут быть отличные продукты, но рука не набита, и ты не знаешь, где прибавить огонь, а где подсолить. Да не каждый может нафигачить ебаное безе! Что уж говорить.

Почему ты не выцепишь любого знакомого нарика? Он сразу скажет, что приход хорош. Есть-нет-дермище полное. Но Марти не общается с потребителями, а ставить опыты на дилерах или ставить кого-то в курс дела хорошо, только если уверен. Нужен тестер. Миша не знает, где его взять. Она просто оглядывает клуб в поисках кого-то остаточно подшофе, но еще недостаточно угашенного, чтобы не смазать результат. Приглядывается в группке пиратов в углу, они уже кое-то пробовали и не откажутся от халявы. Это видно по неестественным, скомканным, резким движениям, расслабленным лицам, стекающим вниз, как на картинах Дали.

- Безалкогольный, - Мишка пытается перекрыть шум. – Не горит!

Чиркает зажигалкой и тушит ее ладонью. Хохочет. Под кожей течет колкий лед, нервозность. И она делается шумной. Если ее сейчас схватить и встряхнуть, она может разревется. Ей очень нужны эти деньги, эти возможности, этот шанс. Если сейчас не получится, сколько еще шансов Марин ей даст? Сколько человек еще можно убить? Дайте подумать? Вот уж че нахер ему не надо. Миша почти чувствует себя на свалке лузеров. Где-то у нее в затылке это выглядит как огромный мусорный жбан с отломанными конечностями. И, видимо, без голов. Ей надо сосредоточиться. Намеченные жертвы все никак не разбредутся в разные стороны, накуривать пятерых пацанов разом ей страшно. Что если правда двинут? Пять трупов – перебор.

Надо сосредоточиться. А чтобы сосредоточиться, нужно расслабиться. Парадоксально, но факт. Из вариантов – дунуть. Март ей, конечно, не батя, ругать за травку не станет, но не хочется, чтобы он видел, как она киснет. Что она киснет. Кислую рожу ты никому не продашь, этому ее еще в Техасе научили. Нахер твое унылое еблище никому не нужно. А этот парень такой же потерянный, как она. Только недостаточно хитрый, чтобы скрывать. Или не парится. Или у Мишки глаз наметан.

- Пошли покурим? – это звучит безобидно. Ей так спокойнее. С кем-то. Здесь в Калифорнии это легально. Почти легально. Без палева. Миша смеется, щелкает зажигалкой снова и показывает на выход. Можно выскочить на парковку или за заднюю дверь. Эти узкие, темные, загаженные переулки ее привлекают. В них уютно. Тесно как материнской утробе. Просто магнит!
Машет рукой, поднимаясь от стойки, тянет за рукав, как будто они знакомы сотню лет. Она в этом мире со всеми знакома. Такая Мишка. Тащит с собой коктейль с эстрагоном. Надо же чем-то запивать.

Они идут.

Мартин вырастает из толпы сам собой. Иногда кажется, что он соткался из темноты, низких басов и бешеных теней, агонизирующих по углам клуба. Это, конечно, больное воображение, но он, сука, делает так каждый ебаный раз.

- Мы пойдем покурим, – Мишка тянет его за майку, чтобы тот наклонился и можно было накричать ему на ухо. Волны ударных текут между ними как нефтяной ручей и несут сумрачные разводы бликов и запах разгоряченных тел.

- Эт мой друг… - она оборачивается к незнакомцу, ожидая, что тот подскажет свое имя. Чтобы потом Миша могла его повторить, как будто удостоверяет крещение.

- Покурить. На воздух.
Сталкиваются взглядами, и Юль знает, что никто тут ни с кем не знаком. Миша как будто ждет от него какого-то решения или согласия на счет этого растерянного чужака.
- Хочешь с нами?

+2

4

Юль не был из тех, кто мечтал по части производства мета превзойти мексов и внезапно озолотиться. От Миши ему не нужно было никаких выдающихся способностей. Пусть она сварит что угодно, пусть оно будет чистым, как придорожная лужа, дилера вообще не интересовала сраная чистота. Она же не надеялась, что они будут здесь толкать мет по той же цене, что он сбагривал мексиканский, чище которого пока что ни у кого не было?

Юль просто сориентировал ее по цене, ему было похуй на ее воздушные замки относительно этого дела. Мартину важно было, чтобы от него не дохли. По крайней мере, не сразу, и не на втором приеме. Ему нужен был готовый торчок низшего звена, который будет по финансам обеспечен тем, в чем нуждался. А что, порой и пятьдесят баксов решали, кому, как не Юлю было об этом знать. Он хотел брать не качеством, а количеством. Это же беспроигрышный вариант, не нужно ничего открывать заново, а нужно взять открытое и сбить цену уже раскрученного ходового товара. Профит.

Мише нужно было только сварить и продемонстрировать действие своего варева, и все это ей нужно было сделать самостоятельно, так что именно по этому поводу они сегодня собрались в клубе.

Прошивающие насквозь басы, вибрирующие во всем теле, беснующаяся на танцполе масса из потных тел, задранных голых рук, обнаженных животов, мигающие в такт музыке огни – все это было для Мартина настолько привычной обстановкой, тесно связанной в памяти с Сан-Франциско, что он, не отвлекаясь, наблюдал за передвижениями девчонки со стороны. Она нервничала. Теперь, чуток узнав Мишу, Юль определил это без особо труда, не смотря на то, что не он был причиной ее состояния. Ну, одно дело трепать языком о будущем и совсем другое – воплощать свои планы в реальность.

Единственное, что он ей сказал, так это то, что ей придется замарать руки не только в их наспех собранной лабе, но и в будущем еще ни раз, потому что без этого никак. Вот теперь она в полной мере должна была прочувствовать, что это за ощущение такие, когда собственными руками не только создаешь то, что разрушит не одну человеческую жизнь, но и собственноручно это донесешь до потенциальных клиентов. Самого Юля эта тема уже не трогала, сентиментальность не входила в его скудный спектр чувств.

К тому моменту, когда Мартин заметил, что она разговаривает с каким-то мужиком, дилер как раз собирался выйти на свежий воздух и перекурить, так что направлялся в сторону выхода, так что ему пришлось притормозить. Ненадолго. Их диалог был коротким, а потом Миша поднялась со своего места и тоже направилась к выходу, продираясь через толпу.

Когда она наткнулась прямо на него, Мартин тихо усмехнулся проскользнувшей в светлых глазах растерянности, но потом, попутно разглядывая парня, от которого тянуло чем-то восточным, наклонился к ее губам, подставляя ухо и согласно кивнув.

- Мартин, - он улыбнулся и протянул ладонь новому знакомому, когда тот представился, а потом перевел взгляд на Мишу. - Да, - он кивнул на выход. – Пошли.

В этой ситуации было все равно, каким именем он представиться, они все равно больше не встретятся. Ну, Юль точно его больше не увидит. И Рашид был определенно из обычных посетителей – взгляд слишком расслабленный и любопытный для кого-то другого, с кем знакомство было бы для них нежелательным. В общем, подходящий вариант.

Юль, конечно, популярно объяснил девке, почему на их маленький эксперимент совсем не подходит первый попавшийся нарк, который будет рад любому приходу, не зависимо от того, какого он будет качества. Дело было не в брезгливости дилера в этом плане, о которой он, вообще-то, не распространялся.

О его отношении к наркам вообще знали только те, кто имел возможность наблюдать за такой встречей и своими глазами видеть, как Мартину дурело в присутствии торчка, как начинали нервно ходить желваки на скулах и кадык, в судорожных попытках избавиться от тошнотворного, подступившего к горлу, кома. Хотя, разговоры об этом, естественно ходили. Если бы эти разговоры сопровождались объяснением такому поведению, то никто бы не усмехался этому отношению к наркоманам.

Скольким дилер оказал первую помощь от передоза, он и сам сбился со счета, но на данный момент он, скорее всего, оказывал ее в разы профессиональнее, чем какой-нибудь среднестатистический медик. Ну, и мозгоправы в клинике для наркозависимых, в которой он проторчал почти полгода, не зря жрали свой хлеб, но это уже совсем другая история.

На улице оказалось в разы прохладнее, чем в клубе, так что, вывалившись на крыльцо, Мартин сразу подцепил края тонкой кофты с рукавом, застегивая молнию, а потом повернулся к новому знакомому. С интересом и без всякого стеснения осмотрел его с ног до головы.

- Ты здесь что, один? – Мартин изобразил удивление, вытягивая самокрутку из пачки в кармане и протянув девке. – Не парься, она моя сестра, так что можешь дальше подкатывать, - он улыбнулся и глянул на Мишу. Зачем им, чтобы парень напрягался и чувствовал себя тут третьим лишним? Правильно, не зачем, пусть и дальше пребывает в состоянии легкой эйфории от подхваченной в клубе атмосферы. – У нас есть кое-что поинтереснее травы, - проследив за тем, как Хоггарт взрывает косяк, он перевел вопросительный взгляд на Рашида.

+2

5

Всё, что было заявлено выше - ложь. Иногда бывает, что ты убеждён в некоторых вещах только потому, что они дают тебе надежду, и ты декларируешь их, но на самом деле никогда по-настоящему в них не веришь. Когда я и пришёл в клуб, чёрный камень лежал у меня на душе, и я желал только одного - его сбросить.

Я давно забыл, что до двадцати одного алкоголь не продают - мне уже тридцать, а на моём веку некоторые пили с детства, что и говорить о взрослых девушках в почти двадцатку. Не обратил внимание на браслет стоящей рядом, поэтому мой заказ оказался практически бесполезен, я даже не стал его забирать.

Девчонка красивая - глаз не оторвать, но тут много таких. Только эта смеётся, улыбается лучезарно именно мне (я обернулся, чтобы убедиться, да и кому ещё она могла обращаться?), и почему именно мне, я не стал думать, а просто пошёл за ней. Вообще-то я не курю, но любой на моём месте пошёл бы, и я пошёл.

Ну, не курю - почти. В моём кармане пачка сигарет, лежащих обычно в бардачке, сегодня я их взял с собой. Сидя в машине дал себе паузу перед тем как сливаться с толпой возле клуба. Надо жить. Живут же как-то люди и не парятся. Давлюсь теперь улыбкой через силу, и она даётся мне с трудом, как математика в школе, но я тогда постарался и хорошо сдал экзамен. Сначала ты стараешься, потом начинает получаться.

По дороге на улицу девушка, что меня ведёт, сталкивается с мужчиной.
- Рашид, - представился я, перекрикивая шумы, ожидая, что сейчас начнутся вопросы: "Где ты его взяла? Почему ты с ним водишься?" Внутренне я собрался уже их покинуть, но мужчина протянул мне руку, и я пожал её. Улыбка начала даваться лучше. Всё лучше, когда тебя приветствуют с душой.

По лицу Мартина было непонятно, что он за человек. Я неплохо разбираюсь в людях, это нужно мне для работы, но некоторые типы мне просто не понятны. Возможно, слишком разный опыт, и я не буду лезть из шкуры вон, чтобы получить его одобрение, но, похоже, он дружелюбный. Зябкая ночная прохлада легко проницает шёлковую рубашку в узоры, заставляя ёжиться. Мартин смотрит на меня, я смотрю на девушку, что меня сюда привела. Она берёт из его рук не сигарету. Травка? Тем лучше, тем лучше. Я пробовал травку в школе, и тогда она меня не впечатлила, но в этот раз может быть по другому.

Да, я здесь один, киваю. Сложно признаться себе, что с нынешними приятелями не расслабишься, а друзья детства давно забыли про тебя, заняты своими делами. И вот, я в поисках новой жизни, как знать, может, удача поджидает меня здесь. Если девчонка и правда его сестра? Я чуть было не спросил, как зовут его сестру. В квартале, где я вырос, это было бы нормально, но здесь это звучало бы как оскорбление. Ладно, потом узнаю. У них есть кое-что поинтереснее...

- Правда? - интересно, что это значит? И говорят ли это они потому, что хотят разделить кайф (брат с сестрой, им не хватает компании?) или потому, что они распространяют наркотики. Нашли одинокого человека и хотят предложить дозу.

Вы скажете, что Рашид полный дурак, но я давно ждал чего-то подобного. Чтобы какие-то весёлые незнакомцы накурили меня в подворотне на заднем крыльце клуба. Чтобы музыка звучала удовольствием в венах, а не газонокосилкой в ушах. Я не знаю, чего ещё я ищу, я просто хочу, чтобы в один прекрасный день, или прекрасную ночь, чёрный камень растворился, и уже готов на всё или почти на всё ради этого - хуже не будет. Так что брат с сестрой (и особенно сестра, он которой сложно оторвать глаз) верно читают в моём взгляде интерес и привлечённость, проглядывающие сквозь напускное веселье, лёгкое смущение (надломленного изнутри человека рядом с - на его взгляд - цельными) и осторожность.

[LZ1]РАШИД ХАН, 30 y.o.
profession: офисный работник
[/LZ1]
[AVA]https://i.imgur.com/cR2mpNg.jpg[/AVA]
[NIC]Rashid Khan[/NIC]

Отредактировано Casper McLaughlin (2018-10-13 15:39:47)

+2

6

Это выглядело как шоу. Такое по телеку показывают. Конкурсанты что-то бьются, обливаются потом, слезами, но улыбаются и машут, как полагается. Их ждет призовой раунд. Публика рукоплещет. Жюри сохраняет бесстрастный вид. Им все это надело четверть века назад, когда баксы еще были зелеными. Им хочется домой, чешется жопа, недоеб, менеджер пидарас, им плавно на тех, кто надрывается для них на сцене.

Мартин снова растворился в темноте. Как он это блин делает?! И Мишка потянулась следом через толпу. Врали они оба с актерским апломбом. Миша даже бровью не повела. Хоть близняшка. Одно лицо. Ей хватило его молчаливого согласия. Она все делает правильно и переходит в следующий этап.

Ночная темень хапнула басов и затихла, когда дверь закрылась за их спинами. Небо упало на плечи густой марганцовкой в проблесках дальних фонарей. Небольшая парковка за клубом. Низкие звуки еще бились в стены за спиной, но на воздухе все попроще.

Мишка боялась наркотиков безумно. Ее даже марихуана смущала, по правде сказать. Просто это дело было привычным. Но деградантов она навидалась. И мозги были ее единственным настоящим активом. Здесь в Калифорнии ей казалось, что она уже выбралась из той зоны бесконечных моральных трудностей, в которых родилась, выросла и провела всю свою жизнь. И если она не ширялась тогда, то теперь не о чем начинать.

Поэтому Миша невозмутимо раскуривала самокрутку, прислушиваясь к знакомому зуду в горле. Понятия не имела, где Мартин берет такую траву, но она шла куда мягче, чем все, что Мише доводилось пробовать раньше. И брала очень славно. Без всяких стремных измен. И она была одинаковая. Каждый раз одинаковая. Ты знал, чего ждать. Абсолютно охуено. Этого эффекта ей хотелось добиться самой. Чтобы лед был одинаковый. Как на фабрике. Чтобы люди понимали, что их ждет. Тогда на леденцах можно делать штамповку с инициалами. Не стыдно.
- Иди, котенок, - поманила незнакомца к себе и дала несколько секунд замешкаться, задержав воздух. Наконец, выдохнула, а пока ТГК пробирается по артериям к мозгу, перевернула косяк и мягко обхватила губами папироску с горящего края. Очень осторожно. Потянула к себе чужака.  Все стало таким простым, безмятежным. Как будто они подростки, взрывающие за школой. Тело сделалось пустым и звонким как фужер, очень легким. Тонкая струйка дыма из гильзы потекла в чужие незнакомые губы. Незнакомцы не нравились Мише так близко. Даже симпатичные незнакомы. Но это уверенная неизбежность глядящей на тебя гильзы очень мешала отказываться от дыма. И представление с «глотанием огня» всегда увлекательное.

- У нас есть, - теперь она смеялась, и смеяться стало легко. Вернула Мартину самокрутку, приятельски похлопала Рашида по спине. - Обалденная новая херня. Да тебе это не надо! Зачем пробовать что-то новое, когда есть проверенные варианты?

Теперь это выглядело так, словно девчонка пожалела предложенной химии. Решила придержать для себя. И смотрелось куда натуральнее, чем настойчивые уговоры. Добровольность выбора делает выбор очень отчетливым. Решительным.
Зачерпнула в кармане стандарт ледка. Маленькая пластиковая упаковка. В ней мелко смолотый порошок. Вдыхать или вмазывать в слизистую куда проще, чем раскуривать здесь посреди города.

- Но ты как бэ сам решай, - поболтала в воздухе пакетом, как будто вот-вот собирается его отнять. Для человека непосвященного очень похоже на кокаин. Так его показывают в «Криминальном чтиве». В этой ее дразнилке, может быть, за счет обаятельной улыбки, не было ничего обидного.

- Мы свое уже вмазали. Нам хватит. Просто втираешь в десны или в щеку изнутри. Пальцем.
Поймала его ладонь и погрузила в нее брикет.

- Шевелись, там песня охуенная! – кивнула на закрытую дверь, где диждей только что свел с предыдущей мелодией модный трек, и зал взорвался визгом.

- Загоняйся и пойдем потанцуем!
Она действительно сияла, и ее солнечное нетерпение, детская жажда развлечений были так заразительны! Как будто весь мир превратился в парк аттракционов, а этой девочке неймется забраться на все карусели сразу.

+2

7

Вдохнув терпкий дым почти прямо из губ красавицы, он задержал дыхание, но ненадолго. Облепила наэлетризованная вата, Рашид засмеялся, поперхнулся, проглотил дым, откашлялся. И ему, кажется, полегчало. Улыбаясь, на этот раз от души, Рашид спрашивает:
- Что за обалденная херня?
Что-то не состыковывается, но эти люди не будут ему врать - зачем им это? Они слишком весёлые и дружелюбные. Улыбка во весь рот, понарошку тыкает в плечо:
- Рассказывай, раз уж начала. Ты же не знаешь, надо мне или нет. - конечно, надо! И всё, что она может предложить - надо. Так спускается вода и остаётся только истина, а истина в том, чтобы жить сегодня. Пытается поймать "дозу".
Мартин как будто растворился во тьме, Рашид не смотрит на него, увлечённый девушкой. Рашид смотрит на свою ладонь, в которой оказался пакетик, и видит её как будто издалека. Под кожей в пальцах легко покалывает электричество. Наконец-то ему предлагают спасение!
- Стой, погоди! - и Мартину, всё-таки: - Как зовут твою сестру?
Она удаляется в клуб, а он открывает пакетик. Как, говоришь, втереть в дёсны или щёку? Смешно становится от мысли, если кто-то увидит его, растирающего пальцем зубной порошок во рту. Но он это делает, торопясь.
- Не смотри на меня так, - прыскает от смеха. Мир весь всё ещё в замедленном движении.
Ну, как, готов? Рашид выпрямляется, поправляет рубашку, вытирает палец в кармане брюк, смотрит на дверь. Что с ним должно происходить? Первое, что он замечает, это стук собственного сердца, и поначалу он кажется просто оглушающим. Сила приливает почти мгновенно, вместе с отчётливой лёгкостью. Теперь всё в порядке? - Так точно. Он заслужил это.
Черты лица Хана становятся резче, глаза блестят, круги зрачков расширяются. Всё становится быстрым, чётким по линиям, смазанным по содержанию. Сердце бешено колотится, но Рашид этого не замечает.
- Эй, ты идёшь? - он подгоняет Мартина, не ждёт и идёт внутрь догонять Мишу.
Музыка обрушивается на него волной и подхватывает, несёт в центр, куда, по его предположению, ушла девчонка. Яркие вспышки, контуры и лучи вибрируют вокруг, проносясь мимо. Тело хочет танцевать, тело само начинает двигаться в ритме с музыкой. Уже через минуту он знакомится с каким-то славными людьми, шутит, размахивает руками. Ох, парни, наконец-то я оторвусь, сегодня такой хороший день!

[LZ1]РАШИД ХАН, 30 y.o.
profession: офисный работник
[/LZ1]
[AVA]https://i.imgur.com/cR2mpNg.jpg[/AVA]
[NIC]Rashid Khan[/NIC]
[SGN]If you can't stand the way this place is
Take yourself to higher places.
[/SGN]

Отредактировано Casper McLaughlin (2018-10-15 18:20:50)

+2

8

Люди сновали, мешая пройти. Мишка легко завязла, запуталась в разгоряченных телах. Танцпол кишел народом. Субботний вечер катил в загул. Она различала их по зрачкам. По ломанным, дерганым, рваным движениям. Различала с отрочества. Марочные не похожи на винтовых, кокаинисты совсем другие. Пьянь видно издалека.

Миша терялась в темноте также профессионально, как это делал Юль, просто не замечала за собой этой природной магии. Теряться по углам – неотторжимый скилл всех детишек, выросших за чертой родительского благоразумия. Марихуана дела мир легким. Хотелось повязать цветную бандану и обниматься со случайными прохожими. Во всяком случае, Миша расслабилась вполне. Поманила чужака за собой, запутала в толпе и потеряла где-то в зоне видимости. Мартин маячил за кругом света, как статуя командора. С можно было встретиться глазами. Но ненужно. Хватало знания, молчаливого присутствия. Теперь Миша была совершенно собранной, очень спокойной, безотрывно следила за резвящимся арабом. Вообще, некоторый расизм был ей свойственен вполне. К ниггерам она привыкла куда больше, несмотря на их странный специфичный, очень пряный телесный запах. Интересно, иногда думала Мишка, если для них этот запах нормальный, мы, белые, им вообще не пахнем? Ощущаемся, как такой обонятельный провал? Можно очень многое успеть подумать, пока исполняешь неинтересный тебе минет, и есть мозг и время на умозаключения. А вот арабы ей как-то исторически не нравились. Наверно, чуть меньше, чем азиаты. У них запах тоже был специфичный, не такой нажористый, жирный, но совсем непривычный. Может быть из-за количества специй в пище, Миша не хотела вдаваться в детали. Ей, вообще, можно было больше не нюхать никого кроме Мартина. А он пах раем, как первосортный кокаин на столе у колумбийского наркобарона.

Миша могла поклясться, что не отвлекалась, нет. Она все еще крепко держала взглядом Рашида, но зрение как будто обернулось внутрь и воображаемые картинки, вкусы, запахи, заслонили реальность. На миг. А потом она поняла, что с Рашидом что-то не так. Кровь отлила от лица, и в отблесках стробоскопа оно стало мертвенно голубым. Движения сделались противоестественными, не похожими больше на танец. В них возникло что-то больное: такое показывают по телику в передачах про Гаити и зомби, и пляски шаманов.

Вот теперь Миша пялилась во все глаза – то на Рашида, то на Мартина, мазала между ними широко распахнутыми зрачками не в силах, сообразить, звонить ей сейчас 911 или валить из клуба очень срочно!

+2

9

- Правда, - коротко ответил Юль на вопрос парня, еще какое-то время всматриваясь в расслабленное лицо.
Не будь таких, как Рашид, и весь их наркобизнес, вся эта многоуровневая сложная по структуре сеть, охватившая мир, вся она просто рухнула бы за ненадобностью. Ведь держалась на таких неуверенных, побитых жизнью людях, загнанных в вечных бытовых проблемах и в отношениях к себе других людей.

Юль был лишь микрочастицей в этой сети, лишь одним из многих сотен тысяч тех, кто старался всеми силами поддерживать эту сеть. Она увеличивалась или уменьшалась за счет оборота душ, готовых в нее влиться, дохлые нарки менялись на живых, свеженьких, но никогда потери не были существенными, а вот прибыль росла.

Просто влиться в эту сеть посредником, Мартину со временем оказалось мало, именно по этой причине они сегодня здесь и собрались, чтобы испытать Мишины таланты на деле. Веру в нее он пока еще не утратил окончательно, если не считать, что она ее частично проебала по собственной вине, так что шансы удивить его у нее еще имелись.

Инициатива вновь перешла Мише и девчонка принялась уговаривать нового знакомого. Точнее, со стороны это не выглядело, как настойчивые уговоры, но они-то знали, что все должно идти по сценарию. Парень особо не упирался. Юль взял у Хоггарт самокрутку и привычно затянулся раз другой, задерживая в легких тяжелый терпкий дым. Накуриваться сейчас он не собирался, потому что время для этого было не особо подходящее, так что передал самокрутку обратно блондинке, дав добить ее этим двоим.

Когда Миша скрылась за дверью клуба, он снова перевел взгляд на парня, с интересом наблюдая за тем, как тот втирает стертые в порошок кристаллы в десны. Торопился и при этом не жадничал, так что передоза, вроде, ждать не стоит. Мартин сделал вид, что не расслышал вопроса про имя своей «сестры». Он его напомнит, может быть, позже, если все пойдет нормально, а сейчас это было ни к чему.

- Конечно, иду, - Юль улыбнулся и кивнул, а потом проводил парня пристальным взглядом до тех пор, пока дверь за ним не закрылась.

Невольно бросил взгляд на часы на запястье, осмотрелся по сторонам неторопливо и лишь после этого пошел следом, вскоре погружаясь обратно в атмосферу клуба.
Снова его поглотила темнота, резко разрываемая цветными лучами в такт музыке. Тело пронизывают басы, они рычанием расходятся по нему и призывают ушатанных алкоголем и еще каким-нибудь забористым дерьмом посетителей заведения конвульсивно дергаться в неумолимо сменяющих друг друга ритмах. Какое-то время дилер наблюдал только за Хоггарт, но потом отвлекся.

В плечо Мартина кто-то толкнул и когда дилер обернулся, то увидел перед собой девку, брюнетку, которая стряхивала с юбки пролитый коктейль, а потом потянулась к нему, чтобы проорать на ухо извинения. Лицо обдало запахом свежего перегара, и Юль поморщился, отворачиваясь и больше не обращая никакого внимания на незнакомку. В очередной раз скользнул взглядом по толпе и выловил белое лицо Рашида, ни на секунду не остановившись, чтобы присмотреться пристальнее.

Юль досадливо хмыкнул, а потом пошел сквозь толпу в сторону Миши, без всякой суеты. Взял ее за руку и потянул за собой к выходу, на удивление никого не отталкивая с пути, а когда они оказались на улице, то сначала остановился на крыльце. Притянул девку к себе, наклоняясь и поймав губы коротким поцелуем. Мазнул губами по щеке.
- Все нормально, - а потом приобнял ее за плечи и неторопливо пошел к тачке на парковке. Незачем им здесь было больше отсвечивать. – Садись в машину.

Он отпустил Мишу и сам обошел тачку, усаживаясь за руль. Дождется, когда она устроиться рядом и захлопнет дверь, после чего повернулся к ней, глядя вопросительно и вот теперь дожидаясь реакции или какого-нибудь объяснения. Он понятия не имел, что на самом деле хочет услышать. Вряд ли она сейчас бы выдала ему какое-то реальное объяснение, но, может, хоть предположения какие-то. Хуй его знает! Короче, Юль понял, что без толку ждать и отвернулся, неторопливо выезжая с парковки.

Парень ведь не обязательно сдохнет. Сейчас кто-то заметит в толпе, что ему поплохело или заметят, когда он упадет. А может быть, это была лишь минутная реакция, он же первый раз употреблял, а дальше все пойдет отлично. Короче, в любом случае надо было сначала свалить отсюда.

+2

10

Хватка сомкнулась на запястье раньше, чем Мишка успела дернуться к телефону. Такие спокойные, уравновешенные пальцы. Крепко, прохладно впечатались в кожу, отвлекая ее на это неожиданное ощущение от всего, что творилось вокруг: от бесноватой толпы, от больного, бледного лица Рашида в агонии стробоскопов, от паники, мечущейся за ребрами. Она почти уверена, что вот-вот убила человека! Совершенно невинного человека. Да, Господи, настолько невинного, что он не может отличить алкогольный коктейль от безалкогольного по виду! Это даже Мишка может, которой алкогольные сроду не наливали! А теперь он стоит перед ней в центре толпы и умирает! Потому что ей хватило амбиций… Ей хватило амбиций.

Профиль Юля чеканно вспыхивает белым в муторном свете. Его невозмутимость подкупает, просачивается под кожу одобрением, коварной, токсичной уверенностью в своей правоте, в своем праве. Миша знает, что его пальцы пахнут марихуаной – горько и терпко. Их хочется облизать. Благодарно, наверно. Он разрешает ей убивать людей. И иметь амбиции. Это оглушительное откровение. И Миша идет следом через толпу, умещаясь в его тени, а люди ее не задевают, потому что толпа не успевает сомкнуться его спиной Юля. Мир еще никогда не был таким безопасным местом. Таким безопасным, спокойным и принимающим местом как сейчас, когда расстояние, разделяющее их с арабом вырастает в танцпол и обрывается глухим шлепком двери. Никогда раньше, даже в детстве, рядом с матерью, когда та еще была вполне в себе, Мише не бывало так спокойно. Мартин ощущается абсолютно целым, монолитным, в нем никакого внутреннего надлома, никаких сомнений, никаких метаний, он все знает наперед, на завтра - точно. Он так естественно кажется безупречным, что ему легко прощать все остальное.

Поцелуй на вкус как отпущение грехов. Или ей мнится? Еще не верится, что Юль не будет орать и требовать от нее объяснений. Слезы льются сами и льются беззвучно, горячие и сладкие. На парковке так тихо, что попускает. И она стоит недолго возле закрытой дверцы, упершись локтями в крышу, и плачет по-детски в сомкнутые ладони. Она так боялась проебаться - еще с утра. А вот теперь чего уже страшного. Он сейчас ее так же спокойно и невозмутимо придавит где-то в темной подворотне, тем более, что перестрелка во Фриско из ее памяти не стерлась. Зачем ему криворукий варщик и свидетель - к тому же? Но у Миши уже нет никакого выбора. И ей не хочется ничего выбирать. Делать резких движений. Рядом с Мартином не хочется выбирать - вот еще что.

Вытирает глаза рукавом тоже невозмутимо. Надо и вытирает. Чего тут?

- Надо разбодяжить.

У Юля такой взгляд, как будто он сквозь душонку твою смотрит навылет, но Мишка уже закончила размазывать сопли и собралась. Когда все напряжение выплакано, это неожиданно очень легко.

- Там все неплохо, но жестко. Поехали намешаем?
С хуя ли он должен куда-то ее везти?
- Отвезешь меня сейчас, утром получишь годный товар.

За свалкой под мостом водится всякая шушера, у нее будет время поставить пару опытов до утра. Утром выжившие и лица ее не вспомнят. Мишка всматривается в слепящие глаза встречных фонарей, соображая, что до него прожила довольно стремную жизнь и сопли на кулак не мотала. Что ей сделает пара-тройка бездомных, отдыхающих на картонных коробках? Бросить пакет с моста и начать орать «Бля, мой винт!!» - этот пакет скурят раньше, чем он долетит. Последить, как делят добро. Утром проверить наличие падали. Или спуститься к ним сказать, что нашла? Или вот "кто хочет"? Можно подумать, они станут выяснять, где она взяли и с хуяли раздает. Запастись монтировкой из трейлера? План дурацкий, но дурацкие всегда работают. Иначе Мишка не состоялась бы как явление. Всегда можно выкрутиться, если вращаться достаточно быстро - по обстоятельствам. Мартин делает ее слабой, уязвимой. Очень мягкой. Ей это не нравится. Она рассматривает его профиль в свете встречных фар. Или его участие делает все проходные дела очень важными?

Да пожалуй, ей все равно.

Отредактировано Misha Hoggarth (2018-10-21 01:22:40)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » let the devil in