"После визита в злополучный отель Кристина практически перестала тратить время на сон. Её максимум отдыха теперь - часа три-четыре за ночь. Спала готическая королева..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
25°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Lola
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[icq: 576-020-471]
Justin
[icq: 628-966-730]
Kai
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Come As You Are


Come As You Are

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

глушь где-то между Калифорнией и Орегоном, 28-е октября 2018

Romana Wilson & Charlie Morgan
https://i.imgur.com/uNbgnBf.jpg https://i.imgur.com/nNekg5m.jpg

История о том, как люди находят не то, что теряли, но то, что им на самом деле нужно.

[NIC]Charlie Morgan[/NIC] [STA]come as you are[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/fIcJaKl.gif[/AVA] [SGN]I'm so lonely, that's okay and I'm not sad
https://i.imgur.com/UGEh2pV.gif
And just maybe I'm to blame for all I've heard, but I'm not sure
[/SGN]

[LZ1]ЧАРЛЬЗ "ЧАРЛИ" МОРГАН, 30 y.o.
profession: музыкант-неудачник
dead beloved: Marylin
[/LZ1]

+1

2

Лет так через десять она будет смеяться в полный голос, рассказывая о том с чего началась эта история. Но прежде, чем это все станет реальностью Романе придется выжить где-то в совершенной глуши где-то на границе штата, для которой ее городская тушка оказалась совершенно не пригодной. Если говорить по честному все ее приключения, как и большинство приключений, случающихся с людьми, начинались всегда с одной фразы "я знаю лучше," - когда впервые восьмилетняя Романа произнесла эту фразу всерьез, события стали развиваться так стремительно, что следующее что она смогла вспомнить - это жуткое падение с лестницы,  приведшее к перелому ключицы. Потом были вещи менее опасными - вылазки с подругами, один недоскандал с Массимо в главной роли. Но даже то как она оказалась на автостраде в самый разгар землетрясения - все это начиналось с этой фразы или ее вариаций. Самым смешным было то что ее последняя попытка покинуть Сакраменто и уехать по шоссе куда глаза глядят была действительно такой далекой, как был ноябрь года две тысячи пятнадцатого. Мисс Вилсон предпочитала не учитывать поездки в пригород к родителям, по той причине, что те больше представляли собой некую взваленную добровольно повинность.
Почти три года назад - как же быстро летит время. А из зеркала на нее по прежнему смотрела не женщина - девушка. Линяло рыжие обрезанные до плеч волосы, как и было задумано крайне дорогим парикмахером, к которому она смоталась аж в Лос-Анджелес больше чтоб убить время и засветиться перед камерами, нежели действительно нуждаясь в его услугах, убрали те годы, что добавляли ей наклевывающиеся гусиные лапки в уголках глаз и проступающие следом за ними носогубные складки. В этот раз битва с цифрой в паспорте была выиграна, но война и не думала прекращаться, наоборот, Романа вступала в тот возраст, когда женщины принимали все возможные меры по сдерживанию отнюдь не воображаемого противника по имени Старость. Лет к шестидесяти она, конечно сдастся, но пока... Пока она будет прибегать к тем же уловкам, что и Мадонна, когда не попадает в кадр к излишне умным и хитрожопым папарацци.
Последние дни для Романы проходили в какой-то дымке, похожей не то на задумчивое ожидание, не то на предчувствие чего-то. Чувствам своим сценаристка давно уже привыкла верить, потому что когда она им не верила - обычно случались катаклизмы как минимум локального масштаба.  Половину пятницы она проторчала над набросками сценария, который не хотел склеиваться из разрозненных фрагментов и бытовых сцен в единую историю, посему вечер того же дня она честно проспала как ребенок, как и утро субботы. Встреч с кем-то ни формальных ни дружеских у нее назначено не было, как и не было каких-то особенных планов.
Эта ленивая расслабленность всегда на нее плохо влияла - Романа предпочитала или смываться куда-то подальше от стен своей квартиры - слишком большой только для нее и для семилетнего кота, как показало проживание по новому адресу или заниматься работой плотно и безвылазно. В старом съемном жилище, где она обитала аж со времен колледжа, даже стены грели, а здесь вечно было слишком светло, слишком тихо и слишком уж все кричало о том, что хозяйка зарабатывает очень приличные деньги. Да, покупка и последующий ремонт новой жилплощади основательно опустошили ее банковский счет, но оно того стоило - завалы приобретенных ею книг, расползавшиеся амебой в виде стопок на полу, обрели места на полках, она перестала ударяться головой об дверцу кухонного шкафа каждый божий раз, когда забывала ее закрыть второпях, но это не значило ровным счетом ничего.
Романа почти до самого полудня вяло и неспешно приводила в порядок свою лисью нору, успевшую обрасти кружками с недопитым кофе. С утра она перестирала и перегладила все вещи, полистала принесенные почтальоном журналы, в которых, впрочем, не нашлось ничего действительно интересного. Как ни странно, проведя почти день в таких мелких домашних хлопотах, она почувствовала себя настолько отдохнувшей, как не чувствовала уже давно. Может, наконец, спустя годы терапия принесла свои плоды и ее внутренние демоны перестали устраивать бунты каждый раз, когда их хозяйка замедляла бесконечный бег.
Должно быть, так и ощущалась свобода, но продлилось это ощущение ровно до того момента пока Романа не посмотрела на часы... Двадцать восьмое октября. Четыре вечера восемнадцать минут. Так непозволительно рано. Спать не хотелось. Садиться за экран ноутбука - тоже. Да и не появилось у нее в голове за это ни одной мало-мальски похожей на идею мысли. В голове было настолько стерильно чисто, там можно было даже запустить перекати поле.
Романа посмотрела на развалившегося пузом кверху кота послала все к черту. Коту была включена в розетку автоматическая кормушка и такая же электрическая поилка выручавшие ее так часто. Чистого лотка должно было хватить на несколько дней... Она со злостью на себя и на все мироздание, занимающееся тайм-менеджментом так безалаберно, как школьник складывает утренние газеты, хлопнула дверью и, прихватив с собой только телефон и ключи (права и паспорт она из сумки никогда и не доставала) села за руль, чтобы убраться из города куда подальше. Она не знала куда ехала. Может, ей нужда была какая-то придорожная забегаловка, что ютятся всегда в комплекте с автозаправками, что пропахли тухлыми гамбургерами и дизельным топливом, может - заброшенный особняк с призраками и жуткой предысторией, что продают по бросовой цене или даже с аукциона, а, может - что-то совершенно другое. Романа начала сомневаться в принятом решении поехать к черту на рога без предварительного плана только тогда, когда уже в темноте проскочила городок под названием Макдоэл - тот вроде был на полпути к Портланду, что на другом конце страны, если двигаться с юга на север. И чего она хотела добиться? Встретить рассвет в Ванкувере? Это походило на план, да и навигатор, когда она решила проверить свою идею на осуществимость, услужливо сказал что до него оставалось где-то десять часов пути. Она вполне может продержаться прежде чем завалится в какой-нибудь дешевый мотель и проспит весь день без задних ног.
- А к черту, - решила Романа про себя и действительно решила добраться, если не до Канады, едва ли ее энтузиазма действительно хватит даже до Сиетла, то заночевать в Портленде. Но все пошло не так, как она задумала. Вот совсем не так. Кто вообще пускает на дорогу оленей? Нет, не тех что ездят по встречке или высовываются из окон и хамят при обгоне. К этим типам людей Романа уже давно привыкла - чего она не ждала, так это самого настоящего оленя испуганно замершего в свете фар пока она на полном ходу неслась прямо на него. Однако мозги все же сработали до того как произошла авария. Она резко крутанула руль, зажимая тормоз до визга шин, и перескочив разделительную полосу оказалась на обочине. Ее нехило так тряхнуло, но подушка безопасности, очевидно, решила что все не так плохо и срабатывать отказалась. Зато плечо взвыло от боли, а дикий зверь скрылся в неизвестном направлении. Женщина заглушила мотор и, выбравшись через пассажирское сидение, бегло осмотрела машину, отнюдь не радостно матерясь от увиденного. Радиатор капал так, что его было впору использовать вместо пожарного гидранта. Сеть  не ловила... И инструментов для починки у нее тоже не было. Господи, у не даже горчицы сухой не было, чтобы сыпануть ее в резервуар и доползти до ближайшей вышки сотовой связи. Вот она жизнь городского обитателя - всегда надеется на то, что можно вызвать эвакуатор.
Со злости Романа пнула ближайший камень, с громким грохотом покатившийся по идеально ровному асфальту. Ждать? Да кто в такой час поедет в это захолустье? Посовещавшись с собственным отражением в зеркале заднего вида Романа поставила машину на сигнализацию и потопала обратно в сторону города из которого выехала какое-то время назад. Надеяться на случай было нечего - надо было решать проблемы и быстро - в противном случае можно просто замерзнуть насмерть в одном платье на тонких бретельках. Какого лешего она вообще в таком виде отправилась в дорогу?
***
Должно быть, она потерялась. Свернула где-то не туда, потому что уже больше часа она шла куда-то, а город на горизонте так и оставался световым пятном где-то там, дорога же наоборот, превратилась в грунтовку. Мда. Как-то так начинаются все жуткие истории с исчезновением людей, приписываемые НЛО. На деле кто-то просто блуждает до смерти по километрам американских дорог силясь найти сигнал сотовой связи, чтобы позвонить 911. Романа бегло посмотрела на экран... Чем больше она мерзла тем меньше эта идея казалась гиблой. Сети по прежнему не было. Это наводило на мысль о неисправности телефона, который улетел под пассажирское сиденье во время этой недоаварии. Едва ли вышка не работала на таком большом расстоянии или какой-нибудь глушитель был таким мощным. Вдалеке появился какой-то свет, что заставило ее сначала прибавить шагу, а когда свет отчетливо приобрел вид включенных на ближний фар и вовсе перейти на бег. Люди. Романа никогда не думала, что так будет радоваться кому-то, как она обрадовалась черному силуэту человека ходившего вокруг припаркованного прямо в траве автомобиля.

Отредактировано Romana Wilson (2019-05-21 10:36:45)

+1

3

Hey you, out there in the cold,
Getting lonely, getting old -
Can you feel me?

(c) Pink Floyd

Холод. Проклятый холод пробирается под кофту, под штанины сквозь прорези в джинсах; оборачивается вокруг обнаженных кончиков пальцев, выглядывающих из обрезанных перчаток. Чарли хмуро наблюдал за сизым табачным дымком, пытаясь угадать, не примешался ли к нему исподтишка пар от его собственного дыхания. А казалось бы - юг Америки! Или он ещё не добрался до настоящего южного юга, где путника, блаженно высунувшегося на свежий воздух из автомобиля, встречает приятный тёплый ветерок, ласково перебирающий спутанные волосы, а не ледяной, как дыхание смерти, ветрила, отвешивающий оплеухи и норовящий вырвать изо рта последнюю сигарету?
Глупо винить природу в том, в чём виноват сам. Чарли плохо продумал маршрут из Орегона, пару раз сбился с проложенного курса и теперь делал вынужденный крюк, здорово растянувший путь до калифорнийских земель, но длительность пути его не пугала - он предусмотрительно запасся топливом и не боялся застрять посреди бесконечных степных песков и дорожной пыли. Глушь казалась ему местом уединения, пропитывала всё вокруг - и его самого до кончиков лохматых прядей, как пресловутый табачный дым - неповторимой атмосферой, которая приносила с собой то покой, то одиночество. По настроению.
Куда же Чарли направлялся? Куда ехал, зачем? Почему? Откуда - или от чего? Никто не знал ответа на эти вопросы, и даже сам Чарли пожал бы плечами, с задумчивым видом делая очередную затяжку. Так он привык; так он жил уже долгие годы. Нигде не задерживался дольше пары недель. Как перекати-поле, скитался по огромной стране, беспородный пёс-бродяга, прежде ведомый большой мечтой, теперь же - просто потому что надо, ну надо человеку, чтобы ноги его куда-то несли, в данном случае - колёса. Надо менять обстановку, нигде не увязать надолго, разговаривать с новыми людьми, браться за новые подработки, дышать новым воздухом. Этакий бесконечный бег, дистанция длиной в жизнь, и пока бежишь, можно сосредоточиться на беге, на каждом своём шаге; а как остановишься - реальность догоняет и лупит со всей силы лопатой по хребту, как злой туземец, на чью территорию ты ненароком заступил.
Сигарета поблескивала в темноте, как миниатюрный маячок, и обещала вот-вот закончиться, обжигая пальцы; пальцы другой руки судорожно обвились вокруг алюминиевой кружки с горячим чаем. Он неторопливо прохаживался вдоль своего старенького фургона, верного приятеля и вечного товарища, будто и сейчас не мог себе позволить даже краткую остановку, как вдруг резкое движение где-то на горизонте привлекло его внимание.
Наконец Чарли остановился, в противовес движению впереди замер, сосредоточив взгляд на дёргающейся точке; та приближалась и вскоре обрела человеческий силуэт. Мужчина удивлённо усмехнулся себе под нос, наблюдая за летящей к нему хрупкой фигуркой одинокой девчонки. Сначала он заподозрил, что за ней гонится стая диких койотов - а может, не стая, а банда, и не койотов вовсе - но, кажется, юная девица рассекала по пустынной местности совсем одна. Впрочем, нет - не девчонка; силуэт стал ещё ближе, и Чарли разглядел в нём сформировавшуюся фигуру взрослой женщины, просто та была низкой - или ему так казалось со своего высокого роста. Интересно, кем он ей почудился издалека, когда темнота играет с воображением злую шутку? Высоченный, болезненно худой благодаря годам употребления всяческих явно не полезных для человеческого организма веществ, он запросто мог сойти за Слендермена. Или злого духа Вендиго, скелета с хищной пастью...
Но ни Вендиго, ни Слендермена отважная беглянка не испугалась - лишь ускорила свой ход, так что Чарли забеспокоился, как бы она не споткнулась. И без всяких обличий известных монстров он вряд ли был тем мужчиной, которого незнакомая девушка захотела бы встретить поздним вечером вдали от цивилизации - да-а, совсем не тем... но вообще-то Чарли был добрым малым. Никаких дурных мыслей или коварных замыслов; он любил людей, и вот сейчас перехватил сигарету губами, освобождая правую руку, и приветственно помахал ворвавшейся в ореол света фар женщине. Попытался улыбнуться, но вышло неловко - неудобно с куревом в зубах; и он просто выронил сигарету на землю, позволил упасть под ноги и хорошенько придавил ботинком - чего там, всё равно почти кончилась.
- Ну здравствуй, - вот теперь он легко улыбнулся, коротко дёрнув уголками губ, перехватил инициативу в разговоре, предоставляя запыхавшейся собеседнице возможность отдышаться. - У тебя всё в порядке?
Миниатюрный рост всё же придавал ей определённое сходство с подростком, да и лицо вблизи выглядело по-детски напуганным; не наивным и не кукольным, но искренним на эмоции. Естественным. Пожалуй, красивым - и именно так, как должно при такой естественности распахнутых от возбуждения глаз; не приторно-сладким, не глянцево-гламурным. Красивым натуральной красотой женского лица. Ей, конечно, не восемнадцать, как казалось издали. Двадцать шесть, может быть, ну двадцать восемь. Вряд ли больше.
Чарли заметил растрепавшиеся от бега и ветра волосы, обратил внимание на острые обнажённые плечи, по которым холодный воздух мазнул, как кисть краской, и оставил после себя цепочку мурашек.
"Чертовщина какая-то", - в изумлении решил про себя мужчина, почуяв, что ни о каком порядке здесь речи идти не может, растерянно почесал свободной рукой светлую щетину на щеке, но вслух произнёс совсем другое:
- Ты продрогла, небось, до костей. Давай-ка зайдём внутрь, - у него был такой простецкий акцент американца родом из тех штатов, где мало людей и много кукурузы. Толкнув незапертую дверь плечом, он приглашающим жестом распахнул её, гордый хозяин своего бойкого жилища на колёсах.
- Как тебя зовут? Я - Чарли. Рад встрече.
[NIC]Charlie Morgan[/NIC] [STA]come as you are[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/fIcJaKl.gif[/AVA] [SGN]I'm so lonely, that's okay and I'm not sad
https://i.imgur.com/UGEh2pV.gif
And just maybe I'm to blame for all I've heard, but I'm not sure
[/SGN]

[LZ1]ЧАРЛЬЗ "ЧАРЛИ" МОРГАН, 30 y.o.
profession: музыкант-неудачник
dead beloved: Marylin
[/LZ1]

+1

4

Романа могла рассказать добрую сотню историй, начинающихся с вот такой совершенно замученной своей клишеированностью завязки. Сколько комедий и боевиков открывалось со сцен подобных этой или содержали оную внутри своих девяностоминутных объятьях? Ее мозг, почувствовав гипотермию еще минут двадцать назад, вопреки всякой медицинской логике, наоборот, начал работать на генерирование очередного потока идей, который бурлил в ее голове так сильно, как не бурлил со времен ее последнего вдохновения, пришедшего не из-под палки.
В тот раз череда событий повлекла за собой создание "Triangle" и ее персонального ада под названием шоу-раннерство. Проект этот за годы работы над историей, над ее персонажами, над каждым моментом фальшивого мира, в который она хотела заставить поверить не только зрителей, но даже профессиональных притворщиков - актеров, задействованных в съемках, выпил из нее все силы, параллельно убивая все остальные зарождающиеся (и отнюдь не дурные) идеи на корню. Те так и оставались набросками на стикерах или строчками в файле с каким-нибудь совершено непонятным названием больше похожим на то, что хозяйка ударила по клавиатуре головой и следом нажала на кнопочку "сохранить", даже не особо беспокоясь о директории на жестком диске. Конечно, где-то в глубине ее собственной головы была эта система и любой файл мог быть найден за доли минуты (привет, мелкий братишка - не у тебя одного очень неплохая память), но Романа не пыталась даже кого-то вводить в свой хаос.
Он принадлежал только ей... и иногда Максвеллу, который, впрочем, даже в бытность их куда более близких отношений, нежели нынешняя крепкая до безобразия дружба всегда чувствовал себя не более, чем гостем. Он боялся к чему-то прикасаться, задеть нити паутин, покрытых капельками росы, боялся дотрагиваться до музыки ветра на входе и даже двигался по миру ее воображения исключительно на цыпочках, прекрасно понимая, что может повалить все здесь, как сквозняк опрокидывает карточный домик. На деле карточный домик ее идей был склеен на очень прочный клей и повредить в этом мире без злого умысла было крайне сложно - но об этом никто слышать не слышал и ведать не ведал ... а она не рассказывала. Не знала как рассказать. Джим - ее брат- знал это с детства, он принимал участие в создании этого мира напрямую, точно так же как она принимала непосредственное участие в моделировании правил работы его головного мозга. У каждой из этих Нарний внутри синапсических связей был свой Великий Лев, свои законы. Но эти миры были куда более похожи, чем окружающие могли себе представить. Они переплетались в самых неожиданных местах, касающихся каких-то мелочей и люди, по случайности попадавшие в гравитационные поля обоих отпрысков Евы и Питера Вилсонов на достаточный период времени замечали эти вещи. Манера сидеть, манера жестикулировать, привычка давить смех нажатием на кончик носа... В качестве тяжелой артиллерии шло мировоззрение, начинающееся от разумного баланса атеизма и намеков на корыстное верование в бога, и заканчивающееся тем, что Хеллоуин - это лучший праздник в году, чтобы не утверждали другие люди.
Женщина двигалась слишком быстро по сравнению с тем, как ходила в обычной жизни, но даже это не помогало согреться. Попытки обнять себя руками тоже оказывались бесполезны - кожа стабильно была покрыта особо крупными мурашками, она по страшному дрожала, а зубы отбивали чечетку несмотря на все принимаемые волевые усилия контролировать реакции тела... В голове на секунду всплыли обрывки откуда-то из сотен прочитанных книг. Что-то про то, что любые воспринимаемые вещи - это иллюзия и можно танцевать даже змеиный яд, пройти по великой спирали и избавиться от всего. Переродиться. Романа злобно мотнула головой, отгоняя от себя такие мысли - что бы ни писали супруги Гир о верованиях первобытных индейцев, то было всего лишь хорошо обоснованной художественной прозой, вроде той, что писала она, только облаченной в совершенно другое одеяние, отличное от четкого, являющегося схемой сценария.
Мужчина, что по мере ее приближения к нему превратился из невнятной и длинной тени в человека и приобрел вполне себе опознаваемые черты, которые в любой другой сложившейся ситуации, наверно, ее бы отпугнули. Для начала, от него за километр разило сигаретами - не то чтобы это ее беспокоило, ибо в ее среде курил каждый первый за редким и редким исключением вроде нее, которая так и не смогла понять, что именно вызывает у людей такую привязчивость к никотину и смолам. Ее вырвало желчью, она сбила себе колени, и на этом попытка приобрести эту привычку была признанна несостоятельной. Сейчас от этого запаха в животе лишь поднималось смутное раздражение, вызванное скорее тем, что окурок так и остался лежать на земле, чем чем-то еще. В списке за сигаретами шел не особо опрятный внешний вид человека, не знакомого плотно с благами цивилизации, нет, презирающего их. Ее обычное чутье на людей давало сбой, потому что она позволила завести себя внутрь и даже усадить куда-то.
- Я... - контролировать заплетающийся от усталости и от холода язык оказалось очень тяжело, куда тяжелее чем Романа могла подумать изначально, - там был олень... я будто в глаза древнего индейского бога заглянула. Он так смотрел... будто знал, что я...
Она размашисто и неуклюже махнула рукой, не способная понять,что именно представитель дикой фауны должен был знать, ну кроме того, что на него на полном ходу что-то несется. Мысли определенно наезжали одна на другую, переплетались куда плотнее на выходе, нежели в голове, потому что это было не то о чем на думала, а, может, это было действительно то, о чем она думала, а не то, о чем она хотела думать. Вселенная слишком ленива... Она убеждалась в этом десятки раз на собственной шкуре, но забывала об этом, как только все события подходили к концу. Даже ее знакомство с Алексой через голову Максвелла было смехотворно маловероятным, но оно именно так и состоялось.
- Вчера было Романа, сегодня уже не уверена... - женщина не смогла удержаться от глупого смешка. Ее имя встречалось не так уж часто, если честно, то за тридцать два года своей жизни она ни разу не встретила его ни на страницах многочисленных портфолио, ни на автограф-сессиях. Никто, кого она знала или о ком она слышала, не расхаживал с прямой отсылкой одновременно и к "Доктору Кто" - откуда ее родители добыли имя на самом деле Романа прекрасно имела представление - и к Риму. Нет расхаживала... Двое, скрипя шестеренками в голове она вспомнила о какой-то женщине (тоже сценаристке) с Каннского фестиваля и фолк-певице, - Может стоит найти что-то другое... Грета. Я лишь пару раз пользовалась средним именем.
Словно в подтверждение своих слов Романа оглушительно чихнула. Только сейчас о относительном тепле до нее начало в действительности доходить: насколько она замерзла за эту прогулку вдоль ночного шоссе. Пальцы на руках настолько задубели, что она не смогла согнуть их без боли. Но то, что она чувствовала их хоть так, было хорошо. Лучше, чем если бы она не чувствовала их вообще.
- Это были вы... я где-то вас видела. Не помню где и когда... Если бы я могла вспомнить. Нью-Йорк или это было в Майями?- скорее всего, она никогда не встречала этого Чарли, а ее мозг сложил многочисленные образы хиппи из всех ее воспоминаний и решил избавить ее от тонкого голоска, орущего что это не тот человек, которому стоит доверять. Ее чутье на людей давало сбой... Романа осознавала это с кристальной ясностью, но достучаться до самой себя не имела никакой возможности.

Отредактировано Romana Wilson (2019-05-21 10:43:25)

+1

5

Дверь трейлера скрипнула, повинуясь властному жесту хозяина, когда он с силой хлопнул ей, отрезая обоих людей и укутавшее их тепло от уличного морозного ветра.
- Олень, говоришь... - задумчиво протянул Чарли и едва не рассмеялся, настолько нелепым казалось ему сравнение животного с индейским божеством. Чего только в сумерках не привидится! Может, девица под кайфом? Это многое бы объяснило - и то, что она в одиночестве бродит ночью в забытой цивилизацией местности, и одежду, несоответствующую погоде, и спутанный клубок мыслей, который она силилась развязать. Она разговаривала, как южанка, и вполне могла быть местной жительницей, отбившейся от компании друзей, таких же любителей вредных веществ и привычек. Выкурила что-нибудь крепкое и попала в иллюзорный мир с ярким солнцем и ожившими богами...
Чарли внимательно вгляделся в её растерянное лицо. Нет, женщина не употребляла дурь - во всяком случае, не сейчас. Он прекрасно знал все механизмы наркотиков и их симптомы и с лёгкостью мог сказать, побывало ли что-то запрещённое в крови человека, стоящего перед ним в упор. Может, на жуткий холод бедняжку выгнал неадекватный дружок, и слово "олень" было метким оскорблением в его адрес? Что, если она убегала от подонка, слетевшего с катушек в ходе очередной ссоры? Всякое в жизни случается. Хорошо, что в одном из ящиков надёжно спрятан пистолет - хвалёное средство самозащиты американцев и крайне важная вещь, когда ты путешествуешь по стране один...
Кем бы таинственная гостья не была на самом деле, откуда бы не пришла и куда бы не держала путь, Чарли не мог не отметить её имя - красивое, оригинальное. Кажется, ему не встречались Романы. Бывали Ромины, Ромео, тоже где-нибудь на юге, ближе к Мексике, но не Романы. И даже не Греты.
- Интересные имена. Оба, - Чарли одобрительно улыбнулся и окинул взглядом скромное убранство фургона в поисках удобного места для гостьи.
Не так-то много здесь было поверхностей, на которых можно с комфортом усесться; широкая кровать, к счастью, заправленная, пусть и небрежно забросанная бытовыми вещами, то и дело попадающимися под руку - дорожными картами, к примеру, и ещё не открытыми пачками сигарет; компанию кровати составляло старое мягкое кресло с клетчатым пледом - прямо как завещал один русский рокер в далёкие времена.
Дух и американского рока проявлялся здесь в более ощутимых формах; гитары аккуратно примостились в углу, сиротливо поникли, как опечаленные вдовы; на глаза периодически попадались медиаторы всех размеров и расцветок, упаковки струн разной толщины. Они молча лежали на полках и покрывались пылью, совсем как кумиры, так и не взлетевшие к славе. Если копнуть глубже - найдёшь ещё более ценные сокровища: тетради с текстами песен, исчёрканные правками вдоль и поперёк, кассеты, дискеты и наконец флэшки с готовыми демо-версиями попрятались по ящикам и напряжённо вслушивались в тишину, ожидая своего часа, который давно пробил и не настал. Музыкальная индустрия - безжалостное место, понял Чарли со временем. Талант и любовь к музыке ничего не значат без денег и связей.
Но сейчас внимание мужчины сосредоточилось не на перипетиях собственной судьбы, а на том самом кресле с клетчатым пледом.
- Вот, Грета... или всё-таки Романа?.. Присаживайся, - он подхватил плед с подлокотника, встряхнул его, разворачивая во всю ширину, и набросил на плечи гостьи, предлагая ей дальше завернуться в него, как ей самой будет удобнее. - А я тебе сделаю чай, идёт?
Оставив Роману разбираться с пледом, он выудил из рядом стоящего кухонного шкафа ещё одну кружку и взялся за чайник.
- Мог быть и Нью-Йорк, и Майями, - с тихим смешком ответил Чарли, пытаясь выцепить из коробки чайный пакетик, - я бывал и там, и там. Несколько раз.
Наливая в кружку кипяток, он воззвал к своей памяти, пытаясь отыскать в закоулках хоть какие-нибудь намёки на женское лицо, похожее на Роману. В те времена, когда он был в Нью-Йорке и Майями, с ним была Мэрилин, его дорогая Мэри, и ему как настоящему влюблённому дураку не хотелось даже смотреть в сторону других женщин. Неудивительно, что он быстро забывал чужие лица, учитывая, с какой скоростью менялось окружение.
- И что привело тебя в те города? - полюбопытствовал Чарли, возвращаясь к собеседнице с обещанной порцией чая, который, как он надеялся, поможет ей согреться. - Или нет, лучше скажи, что привело тебя в эту глушь? Олень, глаза бога... Честно говоря, я ничего не понял.
Он протянул ей кружку, случайно соприкоснувшись с её ледяными пальцами, и вздрогнул: хрупкие и тонкие, как и подобает обладательнице миниатюрной ладони, они казались сосульками, настолько холодными и бледными они были.
- Надевай, - решительно скомандовал Чарли, поспешно стаскивая с себя перчатки. Конечно, ей они будут великоваты, но здорово, что перчатки без пальцев - Романе они как раз закроют всю руку, как надо. - Ты как Снежная Королева, это не дело! Отогреешься - можешь снять. Как же тебя угораздило очутиться на морозе без верхней одежды, а? - и как повернулась удача, в какой счастливый узор сложились звёзды на небе, позволив пешей путнице наткнуться на подмогу! Чёрт знает, что могло бы случиться, если бы Чарли остановился на ночлег в другом месте... Повезло, им обоим несказанно повезло.
[NIC]Charlie Morgan[/NIC] [STA]come as you are[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/fIcJaKl.gif[/AVA] [SGN]I'm so lonely, that's okay and I'm not sad
https://i.imgur.com/UGEh2pV.gif
And just maybe I'm to blame for all I've heard, but I'm not sure
[/SGN]

[LZ1]ЧАРЛЬЗ "ЧАРЛИ" МОРГАН, 30 y.o.
profession: музыкант-неудачник
dead beloved: Marylin
[/LZ1]

+1

6

Говорят, что люди, оказавшиеся на пороге смерти часто пересматривают свои жизни, пытаются сделать то, что могут, исправить все ошибки, а если не все - то как можно больше. Романа как минимум дважды оказывалась у тонкой грани между этим миром и посмертием, если оно, конечно, существует, но что она сделала в итоге? Ничего. После землетрясения, накаченная обезболивающими и со швами на плохо гнущейся правой руке, она вернулась домой, врубила телевизор на случай экстренного оповещения об еще одном толчке и рухнула в кровать... Она не сделала ничего ни на следующий день, ни днем позже. Нет, вместо этого она загнала себя так, что уже в феврале - через четыре месяца - стояла на мосту автострады и на полном серьезе хотела прыгнуть. Ни бездна разрушенного моста над недружелюбными водами, ни бездна с асфальтовым полотном не научили ее ровным счетом ничему. Будто их и не было.
Сегодняшнюю встречу с оленем сложно было назвать страшной или опасной, но именно живое существо на пустой автостраде произвело на нее куда большее впечатление, нежели провалившаяся под ногами земля... Романа продолжала дрожать несмотря на то что крайне кусачий плед старательно пытался превратить ее обратно в человека из белого ходока которым она почти что стала. А что? Серо-голубые глаза или просто голубые - не такая уж и разница, если так подумать.
- Вы очень добры, - она замотала головой, пытаясь понять как именно теперь работает ее тело и почему она практически задыхается при совершенно нормальной температуре в трейлере. Здесь не было душно, здесь пахло чем-то странным, но не сильнее, чем в других местах, подобных этому и точно не сильнее чем в трейлерах во время выездных съемок. Те, становившиеся домами для съемочной бригады, не всегда приспособленной к жизни в полевых условиях, за пару дней превращались в помойки, войти в которые без противогаза было практически невозможно. Здесь же был чей-то дом в прямом смысле этого слова. Едва ли арендованный фургон так бы сильно обжили, если его пришлось бы отдавать настоящему владельцу через пару месяцев или недель. Романа буквально чувствовала историю, впитавшуюся в метал, но не знала... это как спиритический сеанс, когда везет, а когда чувствуешь лишь дуновение и все исчезает. Она почти пропустила мимо ушей заданный вопрос, поняв скорее его из ситуации, нежели действительно услышав.
- Из-за белохвостого оленя, стоявшего прямо посреди дороги и пялившегося на несущуюся на него машину, я улетела в кювет милях в шести отсюда. Радиатор пробит... Телефон не ловит сигнал... Похоже из-за падения там что-то повредилось. За все время, что я шла обратно в сторону города в поисках помощи, вы первый человек в этих бескрайних полях. В этой глуши вообще водятся люди?  - со второй попытки ей все же удалось сформулировать историю в более или менее удобоваримую форму, конечно, предложениям, которые она выдавливала из себя между приступами неконтролируемой дрожи, было далеко до их обычной легкости, но смысл они передавали. Этого было достаточно. Романа надеялась, чтобы этого было достаточно.
- Думаю это объясняет, как я оказалась в таком виде. Когда садишься за руль без продуманного плана как-то так и получается. Сама не знаю, что на меня сегодня вечером нашло. Я просто бросила Макса, хлопнула дверью, нажала на газ и... вот я тут в трехстах милях от дома, шпарю за сто по шоссе и это существо с глазами размером с целую вселенную вылетает у меня перед носом и замирает...Вот такие глаза. - она попыталась показать, как именно выглядели глаза дикого зверя, но вместо этого зашипела от боли в плохо гнущихся пальцах, когда дотронулась до слишком горячей кружки. Похоже в предложенных перчатках был смысл... Но не было ли это слишком личным? Снятые прямо с рук, они еще хранили тепло своего настоящего владельца. Если бы Романа не была бы настолько окоченевшей - непременно бы покраснела до кончиков ушей, как девочка-подросток.
- Кажется, ты спрашивал про Большое Яблоко, я бы там, пожалуй бы осталась, если бы Голливуд был в зоне досягаемости. А то лететь через всю страну из-за того, что параноик - продюсер не доверяет скайпу, если честно просто лень.  А на Бродвее и без меня много кто работает. Здесь как-то тише и проще. В смысле там, в трехстах милях к югу. А тебя как заносило в Большое Яблоко? - скорее всего, ответ был типичным донельзя. Пережеванные коренными зубами люди бежали из этого города с такой же скоростью как другие, святые в своей наивности, устремлялись теми же путями в этот огромный Плавильный Котел не желая даже помыслить о том, что они не преуспеют. Мечты разбивались вдребезги и, наматывая сопли на кулак, большая часть людей или отправлялась работать в закусочные и подобные места, где требуется не особо квалифицированный труд или же возвращалась домой в Техас, в Небраску или еще куда-нибудь. Ей, родившейся в паре часов езды от сосредоточения мирового кинематографа было куда проще - она могла смотаться домой, поныть брату и, получив от него идеальное наставление, состоящее из цитат комиксов, снова броситься в бой. Хотя... ее жизнь сложилась так, что плакать приходилось не так уж часто. Особенно, для человека с такой профессией как у нее.
Романа мазнула взглядом по обстановке еще раз  - для простого человека здесь было слишком уж много следов музыки. Гитар было больше, чем одна и даже больше, чем две. Нормальный человек едва ли будет тратиться на такие вещи, если не живет в дружбе с Эвтерпой хотя бы иногда.

Отредактировано Romana Wilson (2019-05-21 10:57:36)

+1

7

От тонкого замечания гостьи о доброте хозяина Чарли коротко отмахнулся - чего уж там, люди должны заботиться друг о друге, тем более в таких диких условиях. Любой на его месте поступил бы точно так же. А вот история аварии привлекла его внимание - оказывается, в деле замешан настоящий олень, не наркотическая галлюцинация, и глупое дикое животное, а не дикий парень-отморозок, к счастью.
- В этой глуши, как ты уже поняла, если и появляется кто-то из людей, то случайные проезжие вроде нас с тобой. Поэтому звери чувствуют себя безнаказанными. Оленю чертовски повезло остаться невредимым, да и тебе тоже, - Чарли тихо рассмеялся, но вскоре снова стал серьёзным. - Ты ведь не поранилась? Ничего не сломала? У меня есть аптечка, но... боюсь, в ней только бинты и таблетки от диареи.
Оставив Роману в кресле, Чарли плюхнулся на кровать напротив и принялся сосредоточенно рассматривать дорожный атлас, раскрытый как раз на той местности, где они сейчас находились.
- Ближайшая больница будет... - его палец скользил по извилистым линиям карты, описывая предполагаемый маршрут, - ...в полутора часах езды, причём в сторону Орегона. Можем туда отправиться, у меня полный бак.
Чарли оторвал глаза от атласа и внимательно оглядел девушку. Со стороны казалось, что ей удалось избежать серьёзных травм: конечности на месте, двигаются, окровавленные кости ниоткуда не торчат... но в такой передряге с кюветом можно и сотрясение мозга получить, невооружённым глазом не заметное.
Рассказ о Голливуде, Бродвее и недоверчивых продюсерах пробудил в бывшем музыканте новый интерес. Кто она, эта авантюристка, которая может позволить себе в одночасье рвануть, куда глаза глядят, повинуясь внезапному импульсу? Чарли чувствовал в ней творческую жилку; есть у всех творцов вне зависимости от сферы деятельности некий внутренний радар, который начинает разрываться треском, как счётчик Гейгера, при встрече с такими же креативными безумцами. Миловидная женщина, Романа могла быть актрисой театра, певицей или даже музыкантшей, чем чёрт не шутит. Воображение Чарли рисовало её во всех этих образах по очереди; он смотрел на неё и видел талантливое дарование на сцене, где она, одетая в реквизитное платье, изображала человеческие эмоции так естественно, что каждый из притихших зрителей в зале верил ей безоглядно и безоговорочно; раз - и теперь вместо театра он видит стильный ресторан, место любителей джаза и богемных вечеринок, а Романа уже в совсем другом наряде, с тщательно уложенными волосами, она обхватывает миниатюрной рукой микрофон, а губы в яркой помаде двигаются, и под аккомпанемент инструментов по залу разносится сильный женский голос; это видение тоже слегка изменилось, микрофон держал темнокожий певец, а Романа переместилась в стан музыкантов, и Чарли с удовольствием наблюдал, как её тонкие пальцы ловко зажимают чёрно-белые клавиши. Музыка утихла - он прекратил фантазировать и вернулся в реальность, где они оба в данный момент были всего лишь путниками на промежутке между штатами, сидели друг напротив друга и грелись тёплым чаем.
- Я... - Чарли задумался на мгновение, колеблясь, стоит ли упоминать своё музыкальное прошлое. Впрочем, если Романа имеет какое-то отношение к творчеству, особенно к музыке, она точно обратила внимание хотя бы на те гитары. Какой смысл тут что-то скрывать? - Я колесил по всей стране со своей группой, куда нас только не заносило - и во Флориду, и в Аляску... ничего особенного, просто искали возможность подзаработать выступлениями.
Группа - это ещё громко сказано. Лишь он сам и Мэрилин, сладкая парочка, к которой прибивались то одни, то другие, такие же мечтатели, полные надежд, которым априори не дано сбыться, искатели счастья, которые сами не знают, что ищут и где. А теперь вообще никого не осталось. Только он и пыльные гитары.
- А сейчас я просто так живу. Ну... вот так, - Чарли обвёл руками свой дом. - Не люблю сидеть на одном месте. А ты, чем ты занимаешься в Голливуде? Рисуешь, снимаешь, играешь, пишешь?
Слушая слова гостьи, он вспомнил о несчастной машине, которой посчастливилось увернуться от оленя, но не повезло с заносом.
- Да и с машиной твоей нужно что-то сделать, - мужчина поднялся, пошарил в карманах джинсов и протянул Романе мобильный. - Позвони в свою страховую компанию, пока не поздно. Они, правда, наверняка будут упрямиться, скажут, что нет доказательств оленя, раз он рогами по машине не попал... но давай надеяться на лучшее. Её совсем раскурочило? Не обойдёмся без эвакуатора?
[NIC]Charlie Morgan[/NIC] [STA]come as you are[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/fIcJaKl.gif[/AVA] [SGN]I'm so lonely, that's okay and I'm not sad
https://i.imgur.com/UGEh2pV.gif
And just maybe I'm to blame for all I've heard, but I'm not sure
[/SGN]

[LZ1]ЧАРЛЬЗ "ЧАРЛИ" МОРГАН, 30 y.o.
profession: музыкант-неудачник
dead beloved: Marylin
[/LZ1]

+1

8

Романе на секунду показалась, что она ухнула куда-то в прошлое, потому что дорожных атласов она не видела лет десять, может, самую чуточку меньше. Она так привыкла полагаться на интернет и GPS, что, кажется, даже запамятовала о существовании вот таких вот гримуаров, предназначенных для тех, кто творит магию за рулем автомобиля, перевозя себя и своих спутников с места на место. Данные в современном мире устаревали с такой скоростью, что покупать подобные вещи казалось совершенно не целесообразно. А все потому, что сегодня вчерашняя широкая дорога оказывается разрыта наполовину рабочими, а на каком-нибудь крайне удобном шоссе внезапно обнаруживается платный участок.... От таких разочарований спасали постоянные сверки со спутниками и новостями, которые бумажные карты сделать не могли чисто физически. Романа закрыла глаза, прислушиваясь к сигналам собственного тела. Болело плечо и ещё ее бил озноб. Но даже настроенный на ипохондический режим мозг не находил ничего криминального, что можно было раздуть до основательной причины, чтобы тащиться за тридевять земель в больницу. Даже ее самолюбие не пострадало от слова совсем. Она столько раз таранила помойные баки, цеплялась за бордюры и так далее и в том же духе, что даже находила анекдоты про паркующихся женщин вполне правдивыми. Права в свое время были получены просто по невнимательности инструктора, а ее навык вождения заключался в почти прямой дороге до студии, там почти все время можно было пристроиться без каких-либо проблем для окружающих и себя.
- Я в полном порядке, если не считать грядущего синяка от ремня безопасности  и того, что замерзла до состояния околевающей собаки. Что же касается машины - колеса едва чиркнули по краю придорожной канавы. Я бы наверно смогла бы продолжить путь, если бы не та пробоина. К сожалению я не из тех людей, что таскает за собой в багажнике инструменты или даже банальную сухую горчицу. - Это было правдой - не доползла бы Романа ни до какого населенного пункта - только бы спровоцировала  куда большую поломку, ее знаний хватало, чтобы реально оценить положение дел.
Однако, признание нового знакомого в принадлежности к богеме позволило ей, наконец, перестать искать какой-нибудь подвох и расслабиться.  Она куда более уверенно и привычно перевернула чашку ручкой в левую сторону и освободила вторую руку, чтобы придержать рвущийся наружу приступ почти истерического смеха, по привычке нажав на кончик носа. Вот почему ее радар так сильно сбоил, отказываясь греметь о приближающихся неприятностях - человек напротив был одним из тех лоботрясов и раздолбаев вроде ее друзей образца года так две тысячи третьего, но если она, ровно как и все члены той группы образумились и все же нашли нормальные работы, оставив позади мечту о славе на музыкальном поприще и превратив это все в довольно забавное хобби - то Чарли явно не собирался опускать руки и продолжал день за днем штурмовать отвесные стены. Картинка в ее голове сложилась окончательно и бесповоротно. Теперь то, что она себе напридумывала, придется вырывать с корнем клещами и никак иначе. Романа даже передвинулась поближе, теперь устроившись как птица на проводе на самом краю так любезно предоставленного кресла.
- Ты как Пит Бест? Или просто все разбрелись кто куда? - она склонила голову на бок, поворачивая к мужчине менее замерзшее правое ухо. Однако, это всегда была палка о двух концах... Если хочешь что-то услышать, то придется рассказать что-то взамен. Хотя, ей казалось что большая часть Америки так или иначе знала ее имя. Другое дело - что Чарли явно принадлежал к той части населения этой страны, которая доступом к кабельному пренебрегала.
- Наверно, это было грубо с моей стороны так безалаберно не представиться толком. Попробуем еще раз. Романа Маргарет Вилсон. - женщина со смехом протянула правую ладонь все еще затянутую (насколько может вещь на пару размеров больше оказаться способом что-то обтянуть) в вязанную перчатку, - На нынешний момент шоу-раннер одного из сериалов на USA Network. Не знаю смотрели или нет, но пару постеров на улицах должны были видеть. Называется "Triangle"
Плед от всех этих пустых телодвижений съехал с плеча, вновь обнажая весь набор, высеченный на коже. Шрам от детского перелома, закрытый черными одуванчиками, второй шрам, оставшийся на память от землетрясения, и, напоследок, ставшую уже привычной и недавно обновленную надпись "Don't you dare" перманентным маркером на внутренней стороне запястья, мелькавшую у самого края вязанной резинки - вот оно наглядное преимущество умения писать обоими руками, в полумутном желтоватом свете внутри трейлера ее сложно было отличить от свежей маслянистой татуировки. Вся четверка была картой ее жизни, отпечатавшейся строго на правой стороне тела. Всю эту четверку она то ненавидела всей душой, то почти любила. Поправлять этого кусачего монстра, по какому-то недоразумению нареченному пледом, она не спешила.
Романа не знала: чего она хотела добиться изначально - вероятно ей хотелось до жути похвастаться или даже самоутвердиться. Обычно ее или знали, или узнавали после нескольких намеков. Здесь же была глухая стена и ей как ребенку срочно хотелось исправить ситуацию.
Звонок до страховой занял меньше минуты... Все же когда платишь ТАКИЕ деньги за страхование машины родом из девяностых, те даже не пытаются пикать. Проблема была в координатах. Она понятия не имела где именно на шоссе ее вынесло.

Отредактировано Romana Wilson (2019-05-21 11:50:16)

+1

9

Тёплая кружка приятной тяжестью согревала руки Чарли, после того как он без колебаний отдал свои перчатки Романе - и ни разу не пожалел об этом. Забавно было наблюдать за миниатюрными ладонями, изгибающимися в жестах пальцами, едва торчащими из вязаных отверстий.
Сравнение с Питом Бестом музыканта не порадовало. Как и необходимость объяснять - точнее, не объяснять, а вспоминать. Романино любопытство естественно - в конце концов, они только познакомились, она - гостья, которая по случайному стечению обстоятельств оказалась в трейлере странноватого бродяги, и ей хочется узнать о нём как можно больше - для успокоения собственных нервов. Чарли понимал её, но, несмотря на дружелюбный настрой, увы, он никогда не спешил выкладывать новым знакомым подробности замысловатых судебных перипетий (даже если этими знакомыми становились очаровательные женщины).
- Так сложились звёзды, - высказывание в духе творческого человека. Он неопределённо махнул рукой, выдал короткую грустную усмешку и поместил Роману в центр внимания - вот у неё, кажется, есть, чем поделиться, восходящей звезде Голливуда.
Романа Маргарет Вилсон ни за что бы не догадалась, какой забавной, по-доброму смешной выглядела сейчас, произнося эти слова. Маленькая, важно приосанившаяся в кресле, которое для неё и в самом деле было большим комфортным троном, она так изящно протянула руку в огромной перчатке, на мгновение из замёрзшей дрожащей девицы превратившись в первую леди американского телевидения, что Чарли с трудом сдержал смех. Он, конечно, ничего не знал о сериале "Triangle", как и об актёрах, в нём игравших, и о сценаристах, за него ответственных, но название действительно слышал. И протянутую ладонь, пусть ситуация и казалась ему комичной, пожал с большим удовольствием и широкой улыбкой.
- Чёрт возьми, так Америка чуть не лишилась шоу-раннера известного сериала из-за какого-то обнаглевшего оленя! - Чарли укоризненно покачал головой, давая понять, что не одобряет безалаберной легкомысленности животного. - Ну а меня, в таком случае, полностью звать Чарльз Морган, но не думаю, что ты слышала это имя, так что лучше всё-таки просто Чарли, - он коротко рассмеялся и притих, чтобы не отвлекать гостью от телефонного звонка.
Проблема с координатами тут же всплыла на поверхность.
Чарли повернул голову в сторону водительской кабины. Усталость водителя, целый день проторчавшего за рулём, как рукой сняло, в сон его давно перестало клонить... Похоже, у них впереди целая ночь приключений. Какое прекрасное совпадение - он ведь не рассчитывал, даже предположить не мог, что остановка в таком безлюдном месте подарит ему встречу с попавшей в беду незнакомкой, но предусмотрительно залил полный бак на последней заправке!
- Ну что, поехали искать твою машину? - он кивнул в сторону руля и пассажирского сидения рядом, предлагая Романе присоединиться к поискам. - Попробуем воссоздать твой путь сюда. Ты помнишь местность, где произошла авария? Примерно? - кружить по холодным ночным степям, распугивая диких койотов, обычно не очень весело, но в хорошей компании любое дело спорится.
Они взобрались в автомобильные кресла прямо с кружками чая - Чарли научился ловко орудовать рулём одной рукой (за столько-то лет дорожной жизни). Он мягко тронулся, чтобы всё ещё тёплая жидкость не выплеснулась кому-нибудь на колени, и ткнул оттопыренным мизинцем кнопку магнитолы.
- Подпевай, а то ещё уснёшь по дороге, - Чарли пошутил, но на самом деле у несчастной женщины, на чью долю выпало столько переживаний за один вечер, был такой вид, что крепкий сон, пожалуй, пришёлся бы ей кстати. Как только они найдут машину (или что там от неё осталось) и разберутся со страховкой, нужно будет непременно уложить Роману спать. Сам хозяин фургона, справедливо рассуждая, что гостья не обрадуется перспективе делить постель с едва знакомым мужчиной, планировал устроиться в кресле - где, на чём и в каких только позах ему не доводилось дрыхнуть за свою жизнь! Он, как бродячий пёс, ко всему привычный.
- I'm a cowboy, on a steel horse I ride
And I'm wanted dead or alive!

Сидя на водительском месте Чарли никогда не мог удержаться от этого: сначала слушал мелодию, мысленно повторял за солистом каждое слово, но стоило песне добраться до припева - и он сдавался, принимаясь негромко, но с энтузиазмом подпевать хорошо знакомым голосам. Всю музыку для дорожных путешествий он отбирал тщательно и прилежно, собирал кассеты, а позже и диски любимых исполнителей, проверенных временем классиков рока, сам собирал плейлисты из песен, объединённых тематикой, атмосферой или настроением. Как ни крути, а к музыке Чарли относился нежно и трепетно - и своей, и чужой.
- Если хочешь, можешь поставить что-нибудь другое, - Чарли сбавил ход, остановившись посреди дороги; вдруг Романа предпочитает медленные баллады или, напротив, что-нибудь потяжелее? Внешность обманчива, все рок-музыканты это знают; никогда не стоит недооценивать хрупких блондинок: может быть, в глубине их души прячется рок-дива... - Вот, покопайся тут, - он вытащил из-под вороха карт большую картонную коробку, плотно набитую кассетами и дисками. У некоторых были обложки с логотипами известных групп, на некоторых же - как раз смешанных плейлистах - чёрным маркером кто-то написал разными почерками "для хорошего настроения", "грустные мотивы", "праздничная атмосфера", а одна кассета имела чертовски лаконичное, но трогательное название - выведенное красным маркером сердце с буквами "Ч + М" внутри. На других оставили свой след в истории давние приятели - кривая надпись "party hard от Сэмми Дж." с сумасшедшей рожицей рядом, например. Чарли обожал свою коллекцию не только за хорошую музыку, но и за воспоминания, сопутствующие каждому экземпляру, и ни за что не свете не вздумал бы от неё избавиться.
[NIC]Charlie Morgan[/NIC] [STA]come as you are[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/fIcJaKl.gif[/AVA] [SGN]I'm so lonely, that's okay and I'm not sad
https://i.imgur.com/UGEh2pV.gif
And just maybe I'm to blame for all I've heard, but I'm not sure
[/SGN]

[LZ1]ЧАРЛЬЗ "ЧАРЛИ" МОРГАН, 30 y.o.
profession: музыкант-неудачник
dead beloved: Marylin
[/LZ1]

+1

10

Ну конечно же - Романа могла поклясться, что этот Чарльз тоже не воспринял ее всерьез, разразившись безудержным смехом, от которого и сама женщина не удержалась от улыбки. Да разве могла представительницы слабого пола ее вида и комплекции быть достаточно солидной, чтобы быть автором мира в котором кровь льется больше и куда изощренней чем в Техасской резне бензопилой? Если честно, она тоже иногда не верила в это - в особенности сейчас, когда сидела посреди старого трейлера в розовом сарафане в мелкую розочку и стоптанных до неприличия домашних туфлях, в это было сложно поверить, а в другом виде он ее и не видел.
На официальных мероприятиях из ее волос гримеры вытаскивали карандаши и шпильки, отмывали от рук следы корректора для бумаги, отнимали у нее очередную футболку с Микки Маусом, чертыхались увидев, что ей ничего не стоило придти в платье из секонд-хенда при том что туфли стоили... ой боже,  вот на фирменные туфли она деньги действительно не жалела, может именно поэтому на мозоли даже сейчас пройдя не меньше пяти миль пожаловаться не могла.
- Приятно познакомиться, мистер Морган. И ничего бы не изменилось...Сериал закрыли. Последний сезон выйдет в декабре и его уже почти отсняли. Так что я пока безработная с целой кучей идей, которые ни на что не годны. - конечно, Романа преувеличивала степень своего безделья, но браться за экранизацию "Метро 2033" не хотелось, хотя она даже ездила на встречу с продюсерами. Те собирались превратить хорошо продуманный российским писателем мир в очередной американский блокбастер. Разобравшись что к чему, она поджала возмущенно губы и наотрез отказалась, справедливо считая, что поганить себе репутацию ответственного и организованного человека, требовательно относящегося к прописанным мелочам (если они написаны, значит важны) экранизацией с многомиллионным бюджетом, но абсолютно бессмысленной, совершенно не стоит. Это как с болотом ромкомов: первый фильм оказывается довольно неплохим и даже относительно умным. А дальше начинается искушение - заработанные деньги, заработанная репутация, да и предложения начинают поступать из этой же области, и... в какой-то момент обнаруживаешь себя там, куда бы даже не сунул нос Макконахи в десятых.
Предложение еще одной криминальной драмы (как ее номер нашли британцы, Романа не имела ни малейшего представления) тоже было отклонено - ей до скончания десятилетия хватило крови и убийств за годы в плену "Triangle", хотелось чего-то милого и пушистого, или хотя бы веселого, только вот проект, затеянный Тони, тоже забуксовал на стадии предпродакшена. Как и следовало ожидать - независимое кино часто застревало где-то по дороге, столкнувшись с непреодолимыми препятствиями чуточку чаще, чем студийные экземпляры. Но те тоже гибли пачками. Однако, Чарли был прав - машину брошенную где-то посреди дороги стоило хотя бы попытаться найти, не могли же до нее уже добраться угонщинки. Или могли? Это им и предстояло проверить.
- Я ехала по главной дороге - прямо и прямо по шоссе через Макдоэл по направлению к Сиэтлу и улетела в левую сторону... Там была парочка неубранных колес с сеном. - она взгромоздилась на пассажирское сидение, место справа от водителя было для нее непривычным, обычно она или сама была за рулем или же оказывалась сзади. - Это не помешало мне на обратном пути свернуть явно не туда. Плохая память наше все, да? Господи, у меня в голове восемьдесят биографий персонажей, но я умудрилась уже забыть как добралась сюда.
Романа растерла лицо тыльной стороной руки - и после этого кто-то говорил, что Джим менее социально приспособлен, чем она. Джим хотя бы не терялся посреди степи, имея мозги не уезжать вот так, как это сегодня сделала она. Романа благополучно пропустила шпильку про усталый и замученный вид пытаясь вести себя прилично не позориться, уж ее то голос точно не годился на то чтобы подпевать Бону Джови  и его команде. На самом деле те два ночи, что она успела рассмотреть на экране телефона пока набирала номер страховой, для нее обычно были пиком творческой активности и засыпать она точно не собиралась, а потасканное состояние у нее было по причине полного отсутствия какой-либо косметики... Тридцать два все же не шестнадцать и даже не двадцать пять.
- А я всегда пребывала в уверенности, что музыку заказывает тот, кто сидит за рулем. Чтобы не нервировало и не клонило в сон, - однако, ее собственные слова противоречили действиям, увидев целый склад разномастных обложек, она тут же принялась копаться. В коробке, конечно, не было ни единого намека на порядок и ее привычки просто требовали разложить все хотя бы в алфавитном порядке. Едва ли хозяин коллекции оценил бы ее рвение, так что вместо этого она выудила ту кассету, которая показалась ей больше всего похожей на то, что в другом месте ей и не удастся услышать. Скорпионы или 3 Doors Down водились и у нее, запрятанные где-то под дисками Мадонны и Арианы Гранде, чтобы не так бросались в глаза - а вот послушать чужую музыку, да еще и из первых рук - искушение было слишком велико.
- Это же то что я думаю? Демо? - дождавшись какого-то сдержанно-напуганного кивка она полезла к магнитоле, искренне полагая, что раз это все лежало поближе да еще и на виду, то ей дали карт-бланш на то, чтобы порыться тут со всем полагающимся энтузиазмом. Кассета шипела и фонила, как и полагается всем демо, записанным за пределами музыкальных студий, неся в себе отпечаток той комнаты и тех звуков, что были за окном - скрип ли это детских качелей, гул машин ли или что-то иное.
Песня была голой - записанной без какой-либо серьезной аранжировки. На слух Романа разобрала только две гитары и тамбурин, хотя было что-то еще, что-то, где ее уши уже не ловили название, кажется, такие звуки издает скверно настроенный на лупинг синтезатор. Но чтоб ей еще раз налететь на того же самого оленя за сегодняшний вечер, если это не была очень приличная рок-баллада.
Maybe I could wait
But I think that it’s too late
So let’s just call it Fate — from here.

Строчки так въелись в голову, что, как только на кассете образовалась пауза, она тут же потянулась чтобы перемотать назад.
- Я почти слышу это саунтреком к мюзиклу... Не в таком виде, несомненно. Много лет у меня бродит идея написать историю о фее-крестной, которая на самом деле злая ведьма. История просит антураж в духе Зачарованной с Эми Аддмамс. Но я и музыка... Пролетаем со свистом.
Она сделала пасс рукой и рассмеялась. Романа даже не заметила, как за окном начали появляться знакомые очертания дороги. Оказалось, что путь, который она пешком преодолевала больше часа на деле представляет собой лишь парочку минут на машине.  Женщина замотала головой в поисках знакомого силуэта автомобиля, купленного два с половиной года назад на одном из тех странных спонтанных авторынков, куда свозят всякую рухлядь со всего штата. Это был, конечно, не ее старый форд, с которым она до того землетрясения  срослась практически до состояния симбиоза. У этой вместо двери заедал багажник, да мотор у такой же черной шевроле был не родной, а под слоем шпаклевки и краски явно точила зубы ржавчина. - Это где-то здесь.

Отредактировано Romana Wilson (2019-05-21 11:55:42)

+1

11

Колёса мягко шуршали дорожной пылью, вздрагивая от редких колдобин - вдалеке от цивилизации дороги были так же далеки от городского гладкого асфальта. Свет фар вспугнул какую-то дикую птицу; ночные жители - местные мелкие звери и пернатые - не привыкли бодрствовать в такое время вместе с человеком. В панике хлопая крыльями, ошеломлённое создание, плохо различимое в темноте, спешно взмыло ввысь, рассекая густой холодный воздух. Громкая музыка заглушала возмущённое чириканье.
Конечно, Чарли рисковал, передавая свою коллекцию в Романины руки, ведь, кроме чужой музыки, в той же коробке могла заваляться и его собственная, и наверняка завалялась - там вообще такой хаос царил, чёрт ногу сломил бы, и именно на это бывший музыкант и рассчитывал; в самом деле, каковы шансы, что сонная спутница выудит из всех музыкальных носителей именно тот, на который в своё время были возложены - и не оправдались - наивные надежды? Романа должна была остановиться на очередном альбоме Scorpions, бессмертной легендарной группы, которая навсегда останется классикой тяжёлого рока, и они бы начали подпевать вместе, имитируя немецкий акцент солиста; они могли пройтись по всем песням, залипая с философским выражением лица на дорогу при звуке медленных баллад и бешено раскачиваясь в своих креслах в такт бодрым громким композициям, и эта ночь совершенно точно превратилась бы в одну из лучших, какие случались в жизни Чарли в последнее время.
Но цепкие пальцы Романы проигнорировали именитых немцев и остановились на старой кассете - такие редко где встретишь в 21-то веке - при взгляде на которую Чарли мгновенно вспомнил дату, студию (если тот сарай можно назвать студией; к 2018-му году он уже наверняка развалился), сосредоточенные лица коллег-музыкантов... А они ведь здорово тогда поработали. Он написал музыку. Мэри написала текст.
Мужчина не был уверен, что хочет слушать собственное творчество. Он давно не слышал ничего своего сочинения - ну, как давно... с тех пор, как... ну да, с тех пор, как Мэрилин умерла. Поэтому же он не мог предсказать, какие эмоции вызовут в нём знакомые строчки, и отчаянно разрывался между желанием немедленно выбить кассету из рук любопытной пассажирки и попыткой подобрать слова и жесты для небрежного разрешения - да, мол, валяй, почему бы и нет. Будто сам не мог понять, чего хочет больше: вспомнить то, что было, и как это было, или навсегда стереть себе память. Но если бы он по-настоящему боялся момента, когда ему придётся снова услышать что-нибудь из старых записей, он бы, наверное, давно уничтожил их?..
Всё-таки Чарли кивнул. Кивнул и отвернулся к дороге, напряжённо вслушиваясь в аккорды, словно впервые с ними столкнулся, и хотя перед его глазами лежала американская степь, вместо неё он видел ту несчастную студию, инструменты, над каждым из которых склонился соответствующий музыкант; и даже когда песня закончилась, он оставался в той атмосфере, слышал, как хрустит затёкшими плечами Джимми, устало прося закурить, и как светится счастливой улыбкой Мэрилин, безостановочно повторяя, как замечательно всё получилось и какая удача их ждёт - уж в этот раз точно, обязательно, непременно...
- ...История просит антураж в духе Зачарованной с Эми Аддмамс. Но я и музыка... Пролетаем со свистом. 
Чарли дёрнул головой, будто резко проснулся, и вернулся из прошлого в настоящее. Кажется, он пропустил всё, что Романа ему с таким увлечённым лицом говорила, и виновато переспросил:
- Прости, что? Я... э... - у него тоже наверняка был не лучший вид - то ли растерянный, то ли сонный. Вот на усталость можно всё и списать. - ...Кажется, выключился на минутку. Надо будет сделать нам кофе вместо чая на обратном пути, как считаешь?
Но кое-какую часть Романиного рассказа он всё-таки уловил.
- "Зачарованная" - это фильм такой? Честно говоря, не слышал. Я плох в кинематографе. И что за история такая? - вот теперь он был готов внимательно слушать, но женщина беспокойно заёрзала на сиденье, и Чарли сообразил, что они подобрались к нужному месту.
- Ага... - он потянулся вперёд, пытаясь разглядеть что-нибудь похожее на автомобильный силуэт, но света фар было недостаточно. - Как насчёт пройтись тут с фонарём? Чувствуешь в себе силы?
Мужчина окинул задумчивым взглядом хрупкую женскую фигуру.
- Сейчас дам тебе кое-что потеплее, погоди...
Соскочив со своего места, водитель принялся шуровать в шкафу в поисках тёплой кофты, которая подошла бы его гостье по росту. Кое-какая нашлась, в крупную тёмную полоску. Рукава, конечно, Романе придётся закатать, но по длине кофта будет ей хотя бы выше колена.
- Вот, держи, - Чарли помог женщине выбраться из машины на свежий воздух, - завернись как следует. Где-то здесь у меня был фонарь...
Он начал рыться в бесконечных коробках, забивших водительскую кабину под завязку, и довольно быстро достал целых два фонарика из одной из них - основной, которым сам регулярно пользовался, и запасной, который отдал спутнице. Немного подумав, он склонился над ещё чёрт знаем чем - то ли очередной коробкой, то ли ящиком, то ли просто автомобильным отсеком - и выбрался наружу вслед за Романой, сжимая во второй руке пистолет.
- На всякий случай, - быстро пояснил он, пока у бедняжки, пережившей тысячу и одно приключение за день, не округлились глаза от ужаса, хотя кого в Америке напугаешь оружием? - Когда путешествуешь в одиночку, нужно иметь средство защиты, тем более ночью. Здесь дикие койоты водятся. Трусливые твари, но если собьются в стаю... 
Чарли бегло прошёлся пучком света по земле.
- В какую сторону пойдём сначала? - он предложил Романе по памяти выбрать направление. - Ну вот, сейчас найдём твою машину в два счёта! - Ему хотелось подбодрить девицу, вызвать улыбку надежды на её лице. - Так что ты говорила про "Зачарованную"?..
[NIC]Charlie Morgan[/NIC] [STA]come as you are[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/fIcJaKl.gif[/AVA] [SGN]I'm so lonely, that's okay and I'm not sad
https://i.imgur.com/UGEh2pV.gif
And just maybe I'm to blame for all I've heard, but I'm not sure
[/SGN]

[LZ1]ЧАРЛЬЗ "ЧАРЛИ" МОРГАН, 30 y.o.
profession: музыкант-неудачник
dead beloved: Marylin
[/LZ1]

+1

12

Еще в те времена, когда группа, в которой играл Максвелл, существовала в режиме поиска славы, Романа уяснила одну прописную истину - никому не нравится написанная ими музыка. Музыканты любого пошива обычно знают, где именно накосячили в записи, где можно было бы сделать что-то еще, да и версий одного трека обычно набирается пять или шесть, если не десяток, и вот так сходу определить какая из них лучшая может только колоссальное чутье. Ни у кого из них его не было, а, может, им просто не попался толковый продюсер или агент, способный встряхнуть студентов колледжа и заставить их взяться за музыку всерьез. Они же поступили в точности так, как было хуже всего для группы: каждый получил свой диплом и занялся куда более надежным делом. Журналистика, юридическая практика, программирование, агрономия - для мисс Вилсон до сих пор оставалось загадкой как эти люди остались в жизнях друг друга спустя десятилетие.
- Не пугайте меня так, доктор Джекилл, с мистером Хайдом эта Люси не справится, - улыбнулась Романа, она прекрасно понимала, что проверяет границы на прочность, но проламывать дорогу внутрь совершенно не собиралась. Ей действительно понравилось то, как звучала запись. Для демо она была очень и очень хорошей, но эту заготовку, как и любую другую, было можно как и превратить в хит, так и загубить. Остановить поток ассоциаций, роившийся в голове совершенно не получалось, тот прорывался наружу навязчивым зудом на кончиках пальцах, говорящем о том, что стоит ей сесть за клавиатуру или бумагу и на свет за пару часов выйдет огромное произведение. Достоевский, говорят, написал "Игрока" за двадцать шесть дней и это считалось своеобразным рекордом. Но и она никогда не писала сценарии только за одну ночь. Да и где ее бумагомарательству было до классиков литературы?
- "Зачарованная" - это диснеевский фильм десятилетней давности. О принцессе Жизель из сказочного мира, попавшей из-за проклятия мачехи своего жениха в современный Нью-Йорк. Три номинации на "Оскар" и триста семьдесят миллионов в прокате. - о кинематографе и всем, что его окружало, Романа могла говорить часами. Знание, если не всего, но большей части вещей позволяло понимать, что хочет увидеть современный зритель, а, следовательно, и предоставить ему это. В отношении фильмов и сериалов по ней можно было сверять Википедию. Хотя, в этой энциклопедии не было и половины того, что она знала, ибо некоторые знания для посторонних не предназначались. На предложение выбраться и осмотреться женщина молча кивнула, блуждать в темноте, конечно, было удовольствием ниже среднего, но у них была благая цель разобраться со страховой как можно быстрее.
Однако, ей все же понадобилась большая часть самообладания чтобы категорически не отказаться от предложенной кофты - ее уязвленная гордость буквально кричала, что это следует сделать. Разум, пусть и понимал ее необходимость, тоже помалкивал, считая, что с нее хватит перчаток, отдавать которые Романа пока не собиралась. Она высунула голову на секунду и холодный ветер быстро заставил ее изменить решение - она болеет редко, но уж если простывает, то это похоже на трехсотлетнию агонию, запихнутую внутрь трех дней или даже недели, в течение которой ей не помогает ни одно привычное лекарство, вынуждая лежать пластом и пить чай с медом до тех пор пока он не начнет литься из ушей и из носа.
- Разумная предосторожность... Мало ли кто в кустах. Предохранитель сними. - Романа не стала уточнять что знакома с устройством большинства доступных для приобретения пистолетов до последнего винтика, но как всегда она была сильная исключительно в теории, а практика оставалась за бортом. Все же папа так и не научил ее стрелять нормально и не хотел пускать ее в этот мир, считая то слишком маленькой, то слишком хрупкой, а Джиму тир и за все золото мира не показался бы местом интересным. В итоге, пули в ее исполнении скорее могли покалечить стрелявшую, чем кого-то, в кого она целится, но говорить об этом, пожалуй, не стоило. Как и говорить Чарли снять предохранитель. Господи, она же сценарист криминальной драмы - неужели сложить два и два невозможно и понять, что все это просто бравада.
- Куда-то туда...  - она ткнула пальцем в сторону травы по левую сторону. По ощущениям до места ее падения в бездну придорожной канавы оставалось метров сто, максимум, двести, но в этой темноте было совершенно ничего не разглядеть. Тусклый свет даже двух фонарей  в высвечивал лишь пару футов дороги, которая черной асфальтовой змеей с пунктирной разметкой посередине, убегала вдаль. Романа старалась гнать от себя мысль, что события, подобные сегодняшним, происходят в фильмах, а не в реальной жизни, и чисто физически шанс найти автора музыки для той идеи мюзикла в степи между Калифорнией и Орегоном стремятся к нулю. Хотя, если так подумать, все, что происходит в них так или иначе вытекает из мира обычного и замшелого и никак не наоборот. Терапия с доктор Апледжером все вправила ей мозги - если не до конца, то до определенной вменяемости, и благодаря этому она перестала искать своих персонажей среди людей рядом и бояться того, что вся та кровь окажется настоящей. Можно было попробовать... От одной попытки никто еще не умирал.
- А что именно ты хочешь услышать о фильме? Типичная детская сказка на один просмотр. Это не "Звуки Музыки" и не "Ла Ла Лэнд", хотя мое мнение о последнем расходится с мнением критиков. Не знаю, потянул бы его дуэт изначально заявленных Эммы Уотсон и Майлза Теллера, но нынешний мне встал поперек горла.
Романа передернула плечами и поджала губы - они добрались. Машина нашлась там же, где она ее бросила. Только теперь под ней уже была довольно заметная лужа, в которую продолжали добавляться все новые  новый капли. Кажется, на горчице или герметике, если те бы все же нашлись, далеко уехать бы не удалось.

Отредактировано Romana Wilson (2019-05-21 12:02:49)

+1

13

Чарли порадовало, что Романа не занервничала при виде оружия, но вот то, что хрупкая женщина разбирается в пистолетах и их предохранителях, его здорово удивило. Хотя... кому же ещё разбираться в радикальных средствах самозащиты, как не хрупким женщинам?
Они двинулись в нужном направлении, с надеждой обводя всё вокруг неяркими фонарями, вряд ли рассчитанными на ночную прогулку. Хорошо, что хоть заряд батареи был в норме.
- "Ла-ла-лэнд"?.. - мужчина наморщил лоб, вспоминая название, и вытащил из недр памяти яркую картинку, афишу, клонами которой пестрели многочисленные рекламные стенды пару лет назад (чуть раньше? Чуть позже?). - Хех, я его так и не посмотрел - и, судя по твоей разгромной рецензии, ничего не потерял... А вот "Звуки музыки" я знаю. Хороший фильм, хоть и наивный.
Скудный овал света упал на покорёженную автомобильную дверцу, и Чарли остановился. Судно, потерпевшее крушение посреди американской глухой степи, было найдено.
- Ага... - он присвистнул, глядя на пятно, растекающееся по пыли и песку. - Нет, Романа, трюк с горчицей здесь не пройдёт, - обернувшись на свою спутницу, Чарли помотал головой и повторно протянул мобильный, - сигнал с трудом, но ловит - лучше попытаться связаться со страховой компанией. Адрес сейчас сообразим...
Пройдясь фонарём вдоль пути, каким они пришли на место аварии, он развернул страницу дорожного атласа прямо на земле и опустился рядом, для удобства поставив одно колено рядом; тут же прилипшая к джинсовой ткани пыль его не смутила. Опытным взглядом человека, чья жизнь проходит в компании таких вот атласов, карт и дорог, путник легко отыскал ближайшее шоссе, отсчитал нужный километр, нашарил несколько ориентиров и передал собранную информацию жертве оленя.
Что ж, теперь этой причудливой промозглой октябрьской ночью спасена не только водитель, но и машина. Чарли мог выдохнуть и сказать себе, что день точно прожит не зря. Как минимум этот день из всех сотен дней - не зря. Пусть он не оставит своё имя в истории, как удалось легендарным музыкантам, пусть не сыграет значимую роль в жизни будущих поколений; он сыграл значимую роль в жизни случайно встреченной женщины. Пусть этого будет достаточно.
Романа пыталась уладить свою неприятность с помощью телефона, и сонные сотрудники круглосуточного сервиса наверняка вместе с ней проклинали оленей, из-за которых на их и без того обременённые работой головы свалилось ещё больше долгов и обязанностей. Чарли слушал разговор вполуха, обращая внимание не столько на смысл произнесенных слов, сколько на тембр её голоса и звучащие в нём интонации. Он всё ещё светил фонарём на карту, рассматривая переплетения цветных полос, и выпрямился во весь рост, лишь когда уставшая сценаристка нажала кнопку отбоя.
- Выехали? - Чарли уточнил, чтобы убедиться, что всё в порядке. - Хорошо то, что хорошо кончается. Знаешь, я тут подумал... - он потряс атласом для выразительности. - Если мы доберёмся до ближайшей цивилизации - это будет заправочная станция почти на самой границе - мы можем раздобыть горячей еды...
Едва в воздухе прозвучало слово "еда", за спиной путешественников раздалось приглушённое рычание - точнее, ворчание, для рычания у издавших его зверей не хватало ни физической мощи, ни внушительных габаритов, ни духу.
Чарли резко обернулся, моментально меняя в руке атлас на пистолет и наконец-то снимая его с предохранителя. Несколько пар круглых глаз засверкали в темноте, пока их обладатели плавно подкрадывались к потерявшим бдительность людям.
- Койоты, - констатировал мужчина очевидное будничным тоном. Присутствие диких животных его не испугало, но держаться, конечно, стоило настороже.
- А ну кыш! - он топнул ногой, рявкая на тявкнувшего зверя со своего высоченного роста; койот мигом растерял всякую дерзость и скрылся за спинами товарищей по стае. Чарли посчитал ушастые головы - многовато... двух койотов ещё возможно отогнать простыми "кышами", а для стаи понадобится источник звука посерьёзнее.
Шагнув вперёд, он вскинул пистолет и дважды выстрелил в воздух; громкие выстрелы прозвучали оглушительно в ночной тишине, заставляя трусливых хищников отшатнуться.
- Спокойно возвращаемся в мой дом, - скомандовал водитель, не сводя глаз со стаи, дрожащей от ужаса, но не торопящейся удирать, - и трогаемся. Полноценный ужин нам и правда не помешает.
[NIC]Charlie Morgan[/NIC] [STA]come as you are[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/fIcJaKl.gif[/AVA] [SGN]I'm so lonely, that's okay and I'm not sad
https://i.imgur.com/UGEh2pV.gif
And just maybe I'm to blame for all I've heard, but I'm not sure
[/SGN]

[LZ1]ЧАРЛЬЗ "ЧАРЛИ" МОРГАН, 30 y.o.
profession: музыкант-неудачник
dead beloved: Marylin
[/LZ1]

+1

14

Романа привычным жестом зажала телефон между левым плечом и головой, освобождая руки и пытаясь забить в свой родной мобильны поступающую информацию одной рукой, пока другой продолжала нервно водить кончиками пальцев по ремню переброшенной на манер торбы для подаяния сумке. Ремень этот представлял собой стальную цепочку с крупными звеньями, цеплявшимися друг за другая формируя одно из тех странных сложных плетений, для которых точно были названия у ювелиров и мастеров, но не у нее. По крайней мере не на уровне "вспомнить без помощи гугла". Ощущение холодного метала под пальцами определенно успокаивало. Все было правильно и как будто привычно, будто она не первый раз торчит на замшелой обочине в дикой глуши, где даже сеть ловит с урывками, кутается в чужую пропахшую сигаретным дымом и моторным маслом кофту и пытается не кричать на сонного оператора горячей линии и повторять вещи по нескольку раз, несмотря на то что адреналин в крови еще плещется, норовя потопить под собой все остатки вежливости и воспитания. Она скосила глаза на Чарли - тот вообще чувствовал себя как рыба в воде, продолжая листать страницы толстенного атласа с замятыми уголками. К подобному времяпрепровождению можно слишком быстро привыкнуть. Если она уже не привыкла.
Окончив бестолковый, но крайне необходимый телефонный разговор, Романа протянула мобильный владельцу и согласно кивнула. Смысла стоять на промозглом ветру и ждать неизвестно когда еще собирающийся прибыть эвакуатор не было. Приедут, заберут... Если страховка не покроет все расходы, она точно сможет доплатить разницу тогда, когда будет забирать железную консервную банку из мастерской. А пока у них были вещи первоочередной важности. Они звались еда и сон... и, как выяснилось, койоты. Никогда не видеть в живую этих зверей было грешно, и Романа точно разглядывала товарищей из сегодняшних приятелей через решетку зоопарка когда-то очень давно, но сейчас ночью, когда эти гадкие существа приближались, сверкая своими адскими глазами и обнажая желтые, кривые зубы, приспособленные для обгладывания падали, но которые запросто могли использоваться и для вполне себе живой добычи, даже такие относительно мелкие хищники казались вполне себе опасными. Городскую или не очень городскую легенду, гласящую о том, что животное, однажды попробовавшее человеческое мясо, уже от подобного питания отказаться не может, проверять на себе совершенно не хотелось.
Выстрелы один за другим, раздавшиеся посреди почти полной тишины вспугнули не только койотов, но и птиц притаившихся где-то в поле, которые с громкими напуганными криками взвились ввысь черными тенями. Ну и ее сердце заставили смотаться в краткое путешествие до пяток и обратно. Зато способ оказался действенным. Мысль о том что стоит подобрать гильзы закралась в голову слишком поздно. Да и стоило ли этим заниматься? Не в криминальной же драме они принимают участие.
В результате очередной рокировки на асфальтовом покрытии Романа снова оказалась на пассажирском сидении, пытаясь сдержать глупую улыбку, кажется, в последний раз она по настоящему улыбалась очень давно. Настолько, что и забыла что это простое действие не должно вызывать боль в скулах и желание кого-то придушить.
- Хорошая идея. Даже отличная. За спасение моей совершенно бестолковой тушки я определенно должна тебе по меньшей мере ужин, и не вздумай упираться как ... - Романа даже клацнула челюстью, осознав что она тарахтит ровно с теми же интонациями, что и шестнадцать лет назад, когда они с Максом только только начинали привыкать друг к другу и расставлять пограничные метки. Слова, конечно, были совершенно другими, да и сама ситуация отличалась от наворачивания кругов по парку двумя почти тинейджерами. Но время словно действительно отмоталось назад, и ее имя сейчас ничего не значило, для Чарли, будто свалившегося с луны, она совершенно обычной женщиной, за которой не тянется шлейф из убийств, пусть и выдуманных. С тем же успехом она могла сказать, что на работе моет посуду  и он бы с тем же упорством пытался бы ей помочь. Это льстило и почему-то успокаивало. - как джентльмен.
Не то чтобы вид сегодняшнего нового знакомого походил под классическое описание подобных людей, скорее все те правильные джентльмены скорее скривили бы нос от подобного соседства, но едва ли даже пошевелили бы пальцем, чтобы изменить текущее положение вещей. Романа закрыла лицо ладонью и беззвучно рассмеялась, мелко вздрагивая плечами. Это безумие. Завтра она непременно пожалеет о своем предложении, но с тем же успехом она может пожалеть о том что не вбросила эту мысль тогда, когда была возможность.
- Заодно, мистер Морган, и обсудим одну идею, сейчас затесавшуюся мне в голову. Но если я вас напугаю своим предложением - официально разрешаю высадить у первого очага цивилизации. Идет? - она повернулась к мужчине лицом и подмигнула. Возможно, это было через чур вызывающе, но ведь не с пустого места ее на телестудии прозвали безумной. Романа Вилсон вечно куда-то спешила, старалась контролировать все, даже то что ее напрямую в производстве не касалось, но проще было показать ей, чем объяснить почему этого не стоит делать.

Отредактировано Romana Wilson (2019-05-21 12:06:43)

+1

15

Пистолет здорово выручил незадачливых путников - койоты больше не рискнули даже тявкать в сторону людей, быстро исключив их из списка потенциальных жертв, и молча проводили их взглядом глаз, зловеще поблескивающих в темноте, до самой машины. Дверь водительской кабины хлопнула, даруя приятное чувство облегчения, уюта и безопасности.
Теперь они могли позволить себе рвануть, наконец, куда глаза глядят, и конкретно сейчас глаза Чарли глядели на отмеченную точку на карте, где им удастся поужинать и, если повезёт с местами, заночевать. Правду говоря, Чарли не отказался бы и от бокала чего-нибудь спиртного, хотя бы самого дешёвого пива, а Романе не помешал бы грог. Осторожно тронувшись с места, он посмотрел на развеселившуюся пассажирку, и сам не сдержал улыбки; Романа более не походила на замученного котёнка, выкинутого злыми хозяевами на мороз. Чужая тёплая одежда и горячий чай согрели девушку, её дух и настроение заметно приподнялись, и Чарли заражался этой энергией, сам того не замечая. Очень зря Романа считает себя бестолковой тушкой.
Наверное, у мужчины инстинктивно открылся рот, ведь он в самом деле собирался возразить, но прозорливая девица успела пресечь все возражения на корню. Рот Чарли всё-таки закрыл, а потом рассмеялся, глядя на дрожащие плечи Романы. Джентльменом его точно давно не называли! Да и вряд ли он им был, и до сих пор ничего особенного не сделал, просто помог попавшей в беду женщине, как помог бы любой человек.
- Не понимаю, с чего ты вздумала, что что-то мне должна, но раз так... - он вновь засмеялся. - Если выбирать, чем стребовать с тебя должок, то я бы, во-первых, запретил тебе называть себя бестолковой, а во-вторых, попросил выкинуть обращение "мистер Морган" из головы - это звучит слишком официально для нашей обстановки, - на мгновение отпустив руль, он обвёл руками убранство кабины. - Все зовут меня просто Чарли, и ты тоже так зови. Заодно выговаривается легче, чем "мистер Морган", правда же?
Колёса мягко шуршали по асфальту, с каждым метром приближая путников к заветному ужину, но всё же впереди у них был добрый час дороги, который предстояло потратить на беседу, музыку в колонках и фантазии о еде, чтобы нагулять аппетит.
- Твоё предложение ещё не прозвучало, но уже чертовски интригует, - Чарли задумчиво прищурился, прикидывая, что может заключать в себе идея, пришедшая в голову творческой девушке, и понял, что гадать бесполезно, - но лучше прибереги его до момента, когда мы окажемся за столиком, тогда мне точно не придётся тебя высаживать... ха-ха, шучу! Я просто пытаюсь держать максимум внимания на дороге, вспоминаю путь - не хватало нам ещё заблудиться...
На самом же деле Чарли умел так легко ориентироваться на любой, даже почти незнакомой местности, что мог бы доехать до нужной точки с закрытыми глазами во сне, лениво покручивая руль левой рукой. Своими словами он выиграл немного времени заранее подумать об этом - обо всём, что с ним приключилось за сегодня и что ещё собиралось приключиться. Что такого могла предложить ему Романа, чтобы быть готовой бежать из фургона в случае несогласия? Чарли повидал на своём веку достаточно людей искусства, чтобы знать, что дамы с креативной ноткой в душе могут выкинуть всё, что угодно, от внезапного порыва чем-нибудь накачаться с вытекающим из него желанием бежать в Мексику и немедленно обвенчаться в испанской церквушке до резкого прилива вдохновения и страстной идеи создать очередную группу вот-прям-щас, и музыкант, если честно, не знал, какое из них хуже. В смысле... Нет, Романа, конечно, не похожа ни на наркоманку, ни на женщину лёгкого поведения, зато она сценаристка, которая, кажется, искренне любит свою работу и без устали производит новые и новые задумки - сама ведь говорила, что у неё целая куча идей. Часть наверняка превратится в какие-нибудь сериалы, постановки - Романа молодчина, пробилась в Голливуд. А Чарли смотрел на себя, на свою жизнь, такую, по сути, никчёмную, и думал, что вряд ли сможет сделать для неё что-нибудь достойное, он же и играть толком перестал, и вся его творческая сущность умерла вместе с Мэрилин, а новую просто так в себе не откроешь. А может быть, он просто приучил себя так думать, обрёк себя на бессмысленное депрессивное существование и упивается этим, и пора бы ему, наверное, совершить уже какую-нибудь глупость, встряхнуться, вернуть себя к жизни - и почему бы не с помощью загадочного предложения, в чём бы оно не заключалось?
Дорога, которая казалась бесконечной, хотя продлилась и правда не дольше часа, довезла их до места назначения. Чарли окинул удовлетворённым взглядом небольшой дом, типичный для мелких деревушек, ничем не примечательный, увидел свет в окне гостиной и поспешил выбраться на землю, после чего помог Романе проделать тот же трюк.
- Вот мы и на месте! Нам сюда, - он указал на дом, наверняка порождая в уме спутницы миллион вопросов: это ведь жилой дом, а не кафе, и кому он в таком случае принадлежит, и что здесь происходит? Да, не все жители знали, в чём секрет этого дома. Чарли повезло, он знал.
Они поднялись на крыльцо, и мужчина по старинке постучал по деревянной двери - похоже, звонка у хозяина не было. Несмотря на поздний час, голос, глухо донёсшийся из-за створки, звучал бодро, но настороженно:
- Кто там?
Чарли улыбнулся и выбил костяшками пальцев короткий ритм по дверному косяку:
- Your mama don't dance...
- And your daddy don't rock'n'roll! - весело закончил невидимый собеседник и зашумел торопливо отпираемыми замками. - Чарли, старина! Вот это сюрприз, чёрт возьми, сто лет тебя не видел!
Дверь отворилась нараспашку, едва не сбив гостей с крыльца. На пороге стоял смуглый мужчина с заметным брюшком, какие к сорока годам наживают любители пива, и копной волнистых чёрных волос за плечами; из-за его плеча выглядывала его же возраста пышная мексиканка.
- Привет, Рико, здравствуй, Тереза, - Чарли приветливо кивнул обоим, а хозяин выскочил на крыльцо и в крепком рукопожатии принялся трясти руку гостя с таким рвением, будто пытался её оторвать.
- Ты чего перестал к нам заезжать, а? По северу катаешься, небось? Я уж думал, ты пропал в каком-нибудь Нью-Йорке... А кто эта очаровательная леди?
- Знакомьтесь, леди зовут Романа, - Чарли посторонился, пропуская девушку в тепло дома первой, - сценаристка, авантюристка и просто искательница приключений!
- Романа? - мексиканка оживилась. - Я слышала про одну сценаристку с таким необычным именем... "Triangle", да? Да? Боже мой, вот уж неожиданно встретить вас в нашем захолустье!
- Романа, это Тереза, - Чарли поспешил представить и своих знакомых, - и Рикардо, а лучше просто Рико. Мы когда-то играли вместе...
-...и ещё как играли! - перебил Рико, запирая за гостями дверь. - Вот только я понял, что не гожусь в музыканты, и ушёл, а Чарли - Чарли молодчина! Шёл за мечтой, когда все остальные сдались! - он дружески хлопнул музыканта по плечу и кивнул головой в сторону пола. - Спускайтесь, сейчас Тереза принесёт вам что-нибудь горячее - вы ж с дороги, небось, да? Я, кстати, вспомнил, Чарли, я ж тебе так и не вернул те баксы... так что всё за счёт заведения будет, чувствуйте себя, как дома!
Если Романа гадала, о каком заведении идёт речь, когда они стоят посреди обычного жилого дома, и куда им, по мнению Рико, надлежало спуститься, то её любопытство вскоре было удовлетворено: Чарли провёл девушку в соседнюю комнату, и в углу неё зияло неожиданно широкое отверстие в полу, как для погреба или убежища от урагана, но при этом, похоже, не было ни тем, ни другим; вниз вела удобная устойчивая лестница, будто там был не подвал вовсе, а обыкновенный этаж, а до ушей вошедших доносилась тихая ненавязчивая музыка.
- Рико держит здесь бар... в буквальном смысле подпольный, - Чарли рассмеялся, - не пугайся, тут здорово!
И подвал, который открылся посетителям, был, пожалуй, самым уютным подвалом в мире. Недостаток окон компенсировался искусственным приглушенным освещением, пол приятно удивлял чистотой, краска на стенах ещё не успела облупиться настолько, чтобы выглядеть ущербной; мощные колонки радовали слух мелодичным роком, а рядом с аппаратурой стояла стопка дисков, предлагая любому посетителю в любой момент сменить пластинку. Столиков было немного, ровно столько, сколько может вместить подвал, не превращаясь в ничтожно тесную банку сельди, часть из них была занята клиентами, сплошь мужчинами, разменявшими третий десяток, двое девиц сидели за барной стойкой в углу. Взгляд притягивало хорошо освещённое место, пятачок с единственным стулом, микрофоном и подключенной гитарой; очевидно, хозяин предоставлял гостям возможность порадовать себя музыкой собственного производства, когда пластинки надоедали, но пока что никто из посетителей не надрался до меры, которая необходима для такой смелости.
Завсегдатаи как по команде обернулись на вошедшую парочку; на Чарли посмотрели приветливо, узнающим взглядом, на Роману - с интересом и любопытством - её они никогда не встречали, а одежда Чарли, до сих пор согревающая обнажённые плечи девушки, заставляла задуматься о природе их взаимоотношений. Впрочем, поклонники рока были людьми, не лишенными чувства такта, и с приветственными объятиями никто не полез, обмена улыбками хватало. Проследив, как Чарли и его спутница устраиваются за свободным столиком, прочие клиенты вернулись к своим делам, прерванным разговорам, бокалам пива и зажжённым сигаретам - Рико, судя по всему, не возражал против курения; на столах очень кстати расположились пепельницы. Даже сам Рикардо, в целом большой любитель поболтать, предоставил Чарли и Романе отдохнуть и расслабиться в обществе друг друга.
- Здорово здесь, правда? - Рико почему-то думал, что Чарли - молодец, потому что продолжал всю жизнь пытаться что-то сотворить на музыкальном поприще, не бросая наивные детские мечты, в то время как он сам "сдался" и взялся за более приземлённые вещи. А Чарли смотрел по сторонам, смотрел на этот бар, имеющий своих постоянных клиентов и наверняка приносящий доход, на Терезу, на всю эту "нормальную" жизнь - и на себя, одиночку, мотающегося по стране, свои покрытые пылью демо, фотографию погибшей Мэри, и думал, что причин для белой зависти и восторга у Рико, в общем-то, нет.
- Не хочешь чего-нибудь выпить? За встречу, - предложил Чарли, бросая беглый взгляд на барную стойку, - грог или глинтвейн - отличная профилактика простуды. Закусить у нас будет, чем... И, мне кажется, я больше не могу терпеть эту интригу - что за таинственное предложение пришло тебе в голову?
С лёгкой улыбкой он вновь повернулся к Романе, с интересом глядя ей в глаза.
[NIC]Charlie Morgan[/NIC] [STA]come as you are[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/fIcJaKl.gif[/AVA] [SGN]I'm so lonely, that's okay and I'm not sad
https://i.imgur.com/UGEh2pV.gif
And just maybe I'm to blame for all I've heard, but I'm not sure
[/SGN]

[LZ1]ЧАРЛЬЗ "ЧАРЛИ" МОРГАН, 30 y.o.
profession: музыкант-неудачник
dead beloved: Marylin
[/LZ1]

+2

16

Романа никогда не относила себя к представительницам робкого десятка, да и едва ли бы она продвинулась по длинной, извилистой и ветвистой лестнице-лабиринту карьеры так высоко, если бы каждый раз, когда приходилось рисковать, не рисковала. Конечно, это было движение по принципу: "два шага вперед и один назад", но все же она двигалась вперед и по большей части подкладывала в нужные места солому... Нет, у нее был разум, который всегда заставлял ее собирать как можно больше информации, когда на принятие решения было время, а когда его не было - слушала свое собачье чутье и чутье это за все годы ее еще ни разу не подвело. Она знала, что Винсент принесет проблемы проекту - он принес, сев на наркотики как ребенок на горшок, она знала что документалка - ее единственный способ покинуть журналистику плавно и непринужденно, и сегодня она знала, что упустить Чарли Моргана, рассекающего по одноэтажной Америке на старом фургоне будет ошибкой. Рисковала ли Романа, собираясь предложить ему поработать в связке над мюзиклом, идею которого она вынашивала еще со школьной скамьи? Пожалуй, даже больше, чем понимал ее не столько сонный, сколько замученный холодом и нервотрепкой мозг.
Она до сих пор не осознавала масштаб своей известности, пребывая в полной уверенности, что может покинуть дом так, как хочет, с кем хочет и отправиться туда, куда хочет. Но это время уже кануло в лету, в отличие от видео из бара, в котором она в не особо трезвом виде (что оказалось совершено незаметно для людей с ней лично не знакомых) признается в любви к своей школьной подруге, и которое до сих пор продолжали тиражировать блоггеры. Романа после этого вирусного отрывка длиной в полторы  минуты так и не сделала никакого пресс-релиза толком, только смоталась на пару ток-шоу, которые, впрочем больше запутали ситуацию, нежели прояснили. Кто-то стабильно обвинял ее в желании примазаться к ЛГБТ-сообществу, кто-то считал ее слишком трусихой, чтобы выйти из шкафа и заявить о себе во всеуслышание, но она отказывалась комментировать свою личную жизнь каким-либо образом. Она не делала этого до того, как ее день Рождения стал эпицентром урагана, поднятого общественностью, по той причине, что никто не спрашивал, и не собиралась выворачивать душу наизнанку только потому, что содержимое ее шкафа и грязное белье в нем внезапно стало кому-то интересным.
Зато сегодня она впервые ощутила, что все действительно поменялось. Незаметно, но совершенно неумолимо.  Для этого, оказывается всего-то надо было встретить человека, который застыл в дотелевизионной эпохе. Его поведение, его манера держаться с ней так разительно отличалась от всех не-рабочих знакомых, заведенных в последнее время, что это было сродни ведру воды, вылитому на голову. Те вели себя с ней подернуто вежливо, и словно на что-то рассчитывали. Чарли же даже пытался спорить с ней по поводу ужина, оплатить который она считала теперь своим долгом в обмен на потраченное время, нервы и силы.   
Когда мужчина сказал про то, что ему требуется сконцентрировать все внимание на дороге, чтобы не заблудиться Романа  согласно захлопнула рот, отвернулась к окну и постаралась сдать как можно меньше размером. Дома, с отцом это всегда срабатывало, так почему не могло сработать с кем-то другим? Большую часть дороги они провели в тишине, насколько можно было назвать тишиной шипение демо-записи не особо хорошего качества. Они оба молчали, а мысли Романы продолжали метаться из угла в угол. Она знала, что своей фразой уже поселила в сердце нового знакомого тревогу, но он сам отказался выслушать ее здесь и сейчас, и развеивать это состояние женщина не спешила. Постоянное состояние неустойчивости было для нее родной стихией.
Однако, если мисс Вилсон что-то и вынесла из перманентного пребывания в гадючнике под названием шоу-бизнес, так это то, что всех в основном судят по обложке, нежели по содержанию. Но, "Аватар" считается самым кассовым фильмом, но что-то она не видела ни одного костюма из него на фестивалях, это могло значить только то, что содержание тоже важно для зрителей. Клюют на обложку, а остаются только там, где есть возможность написать тысячу и одну историй в жанре фанфикешена. Или даже пару десятков тысяч. Вчерашняя проверка AO3 показала что рассказов по мотивам "Базовой фигуры" набралось восемнадцать тысяч.... если бы она только имела время, чтобы прочитать все это. Нет, приходилось ограничиваться лишь первой полусотней по количеству оценок, и к великому смеху, процентов девяносто из них было высокорейтинговым слешем, хотя куда, казалось бы, уже больше рейтинга, чем в сериале, где мелькают сцены ничем толком не прикрытого секса и совершенно реалистичной расчлененки в процессе.
Романа, ухнувшая в свои мысли, даже не заметила как и когда они подъехали к какому-то дому, но ее инстинкт самосохранения совершенно молчал при виде здания с пустыми окнами и без надлежащей вывески. Это много говорило о том, что она за человек и как далеко для нее заходят границы допустимого. Что ж - она не прогадала. Если честно подобные места она никогда не видела в живую, ну водилось ни в Сакраменто, ни в каком-либо крупном городе подпольных баров, а все, что имели совесть именоваться такими имели вполне себе нормальный вход, ровно как и лицензию на продажу алкоголя. Это же место словно сошло со страниц какого-то сценария, разворачивающегося во времена Сухого Закона. Да и хозяева оказались совершенно такими, каким был этот бар - с легким налетом чего-то такого, для чего слово "сожаление" не подходило, а "ностальгия" было слишком высокопарным.В любом другом случае Романа бы принялась сходу бы его искать, но пока все что ей удавалось успеть сделать было кивание и мотание головой, будто говорить она совершенно не умела. Можно было списать это на поздний час, но на самом деле Романа просто чувствовала себя немного не в своей тарелке - когда-то в давние времена это все было ей близко, а теперь? А теперь она три сотни раз перепроверит место, прежде чем плюхнуться на сидение во избежание появления на подоле какого-то пятна, а в туфлях уже откажется прыгать по лужам, всегда держа в уме ценник, который на них стоял при покупке. Если так выглядела и ощущалась взрослая жизнь, то мисс Вилсон уже окончательно стала взрослой.
- Жулик, вы, мистер Морган, самый настоящий жулик. Притащили честную девушку в параллельное измерение и действительно надеетесь, что я буду что-то рассказывать? Да наши локейшн-менеджеры за координаты подобного бара душу готовы продать. А ты вот так показываешь тайное убежище посторонним. - Романа сознательно игнорировала предложенный ей способ обращаться к мужчине, прекрасно понимая, что тем самим придает весу человеку в собственных глазах, так было проще и заставляло ее меньше переживать из-за совершенно безумной идеи, пришедшей ей в голову совершенно внезапно. Да и сам Чарли должен был понять, что она вполне себе серьезна, хоть и улыбается во все тридцать два зуба. По меньшей мере, он мог испугаться, а в худшем случае - так вообще решить, что она издевается. Будь они в каком-нибудь фильме средней руки в этот момент у нее между указательным и средним пальцем непременно уже дымила бы сигарета, а света бы в комнате было бы раза два меньше. Но это была реальная жизнь, в которой Романа Вилсон за свою жизнь суммарно выкурила лишь две пачки сигарет, одна из которых пришлась на молодость, а вторая - на то время, когда она добывала себя со дна депрессии и сбивала в кровь колени, сидя на холодном кафельном полу в ванной.
- Кофе. Обычный черный кофе без сахара. Желательно пол-литровую кружку... - Романа попыталась перезагрузить телефон, но тот по прежнему не ловил сигнал, а вай-фай... Она действительно так привыкла к этому удобству современных кофеен, что почти зарычала, обнаружив отсутствие даже одного из кругов вокруг антенны. Аппарат требовал ремонта. Если вообще подлежал восстановлению.- Подобные вещи с промилями в крови обсуждают только в... - Романа замотала головой и тем же привычным жестом, каким снимала лайковые перчатки, решив почтить своим присутствием "Адскую Кухню", сейчас стащила доставшиеся ей утеплители и положила их на колени. Для того чтобы собрать мысли в кучу и преобразовать их в связное предложение потребовалось несколько тяжелых вздохов.
- Думаю, что "Звезда родилась" с Гагой и Брэдли Купером для тебя тоже пустой набор символов. Возвращаясь к тому самому предложению... У меня есть набросок, - ладно, не набросок, а почти что готовый сценарий, который просто требует немного шлифовки и подгонки под актеров, которым достанутся роли после кастинга, но нельзя же вываливать на человека столько информации,  - набросок для мюзикла о пересечении нашего и сказочного миров. Сказочный мир устроен по принципу греческой трагедии - все персонажи жители этого мира следуют "злому року" уготовленному им в священных скрижалях, которые пишут боги:  авторы книг то бишь. Скрижали сначала являют себя серыми, а потом, если книга уходит в печать и оказывается прочитана хоть одним ребенком - то изменить их никто уже не в силах. В этом мире живет злая ведьма по имени Элизабет - в заметках она у меня числится так, но имя не главное в этой истории - которую, как она думает, пригласили быть крестной принцессы по какой-то глупейшей ошибке автора. Та решает не подчиняться этой идиотской выдумке на серых скрижалях и, пока принцесса еще не родилась, отправляется в наш мир искать автора книги, удостоившей ее такой биографии. И даже его находит. Проблема в том, что книга ушла в печать и остановить события нет никакой возможности, а автор, испугавшись своего ожившего персонажа и беспокоясь о сохранности своей жизни, не говорит ей об этом. Причина же, почему я на тебя это все вываливаю, заключается в том, что я в музыке полный профан... и как исполнитель, с убедительным полетным голосом в половину попсовой октавы, так и как автор. Так что я хотела бы предложить попробовать что-то сделать.
Романа тут же предупредительно вскинула руку вверх, понимая как звучит ее предложение, так что надо было сразу поставить Чарли на землю. Дело могло не выгореть уже на старте: им могли отказать или предложить такой бюджет, что им самим придется отказаться. Даже независимое кино могло их не взять в разработку... тогда меньше всего ей хотелось снимать второе "Железное небо", но чтобы оживить Элизабет можно было опуститься и до такого. Фанаты любят, когда им чешут пузо. Ладно не им, а их чувству собственной важности.
- Одну запись для киностудии. Я не могу больше ничего обещать. Девяносто восемь процентов проектов умирают на этой стадии.

Отредактировано Romana Wilson (2019-05-21 12:18:01)

+2

17

Когда Романа назвала его жуликом, себя честной девушкой, а место тайным убежищем, Чарли коротко, но искренне рассмеялся и тут же подумал, что давненько так не веселился, не чувствовал себя таким расслабленным в чьей-либо компании. Ему казалось, что апатия и меланхолия навечно станут его единственными спутницами, но улыбчивая особа напротив одним существованием опровергала его ожидания. Ей словно было подвластно время, она невидимыми щипцами вытаскивала на поверхность из прошлых лет другого Чарли, не того, который бессмысленным взглядом сверлил потолок своего дома, не того, который корчился в ломке в очередной попытке бросить наркотики, не то жалкое существо, которое всерьёз подумывало отправиться вслед за своей погибшей возлюбленной, а совсем иного человека, жизнерадостного парня, умеющего создавать уют в любом захолустье и находить счастье в таких мелочах как горячая чашка кофе, творческого музыканта, исполнителя и автора текстов, чей фонтан идей бил феерическим ключом, заставляя не спать ночами без всякой помощи со стороны амфетамина. Чарли чувствовал, что как будто становится кем-то другим, и не знал, что с этим делать, ведь тот неуклюжий, но счастливый рокер давно канул в лету... как один вечер с незнакомкой может заставить его, пожалуй, не воскреснуть, но как минимум упрямо пошевелить рукой, приподнимая крышку воображаемого гроба?
- Чёрный кофе - и без сахара? Да у тебя ещё больше выдержки, чем я думал, - он улыбнулся, хотя в глубине души его кольнула некая досада. Он бы не отказался выпить, честно говоря, но в одиночку пьют только алкоголики, а мужчина не причислял себя к таковым - во всяком случае, пока. Настаивать он не стал и мысленно решил, что раз Романа предпочитает кофе вместо алкоголя, он может остановиться на крепком чае.
Наконец девушка заговорила о своей безумной идее. Забыв в один миг и про кофе, и про чай, Чарли обратился в слух.
Наброски мюзикла... то, что музыкант одновременно и хотел, и боялся услышать. Романа, сценаристка с голливудским стажем, из замёрзшей бедолаги, с трудом осознающей своё имя и местоположение, превратилась в бойкую авантюристку, больную творческой идеей, которая, судя по размаху и продуманности, вьётся в её светлой голове уже немало времени. Чарли прекрасно понимал её, знал, что это за чувство - создать проект, чахнуть над ним, как сказочные злодеи над златом, и пытаться заразить им других. Ведь это и есть самая настоящая болезнь, от которой никак не вылечиться. Единственный способ - воплотить задуманное в реальность. И чёрт, стоит признать, идея весьма неплохая. Оригинальная. Интересная. Способная зацепить чужое внимание, увлечь историей. Может, в бытовых мелочах Романа была неосмотрительна, но в своей профессиональной области она, безусловно, гениальна.
- Одну запись для киностудии... - эхом повторил за собеседницей Чарли, пытаясь утрамбовать информацию у себя в голове. - Знаешь, я... - он вдруг резко обернулся на барную стойку и ткнул в неё пальцем. - Я сейчас принесу нам выпить. В смысле, кофе и чай.
Торопливо спрыгнув со стула, он на автопилоте двинулся в указанном направлении, думая совершенно не о напитках. Со стороны его жест, скорее всего, выглядел трусливым бегством - и вряд ли на самом деле сильно от него отличался. Он ощущал себя чужаком, проснувшимся спустя столетие сна в анабиозе, и не просто проснувшимся после сладкой дрёмы, а разбуженного армией будильников или настойчивыми руками - может быть, не самое приятное чувство, но будоражащее, тот самый адреналин, который позволяет резво вскочить на ноги и после столетней спячки. Чарли, конечно, пребывал в своём анабиозе не настолько много лет, никакой не век, а скромный год, но был абсолютно уверен, что разбудить его ничто не сможет - не зря он позволил своим гитарам покрыться толстенными слоями пыли. Удивительно, что он продолжал их хранить... но скорее как дань прошлому, нежели инструмент, к которому он собирался вернуться.
Короче говоря, Чарли завязал с музыкой, это было проще сделать, чем слезть с кое-каких веществ, как он полагал; но вот Романа заговорила, заронила в нём свою безумную идею и - чёрт её подери, гениальную сценаристку! - напомнила ему о том, что в творчестве тоже не бывает бывших. Впервые за месяцы, которые для Чарли были вечностью, он почувствовал трепыхнувшееся в груди желание творить. Слабое, наивное, испуганное, оно зародилось, как крошечное пламя от искры, но так же как пламя принялось уверенно разгораться. Дать ему ещё десяток минут - и робкий огненный изгиб превратится в костёр, уже не слабый и ничего не страшащийся.
"Какого Дьявола? Точно ли я трезв?" - лихорадочно допытывался Чарли сам у себя, а вслух шепнул бармену: - Крепкий чёрный чай... и чёрный кофе без сахара.
Игнорируя удивлённые взгляды окружающих (обычно в этом месте пили совсем другие вещи), он вернулся к столику и брошенной за ним Романе, поставил чашки и ошалелым взглядом вперился в женское лицо:
- Но почему я? - серьёзно, разве это не странно? - Мы только что встретились, ты не знаешь толком ни меня, ни моего творчества... - та старая баллада не считается, сколько воды утекло с тех пор? 
Непонятно, кого Чарли пытался вразумить, себя или Роману, кого будто бы надеялся переубедить... Да и не важно, потому что он бросил эту попытку. Сдался, потому что чувствовал жар разгоревшегося костра и знал, что существует только один способ его потушить.
- Чёрт, Романа, ты понимаешь, что это безумие? - но он говорил без укоризненной интонации, в его голосе не было недовольства. Напротив, уголки его губ дрогнули в едва заметной улыбке. Безумие, мать его! Но кто они, если не безумцы? - Давай. Давай рискнём. Попробуем. - рискнём ещё один последний разок.
- Не нужно мне ничего обещать или объяснять. Я знаю, как работают студии и их отказы, - он мрачно усмехнулся, - но твоя идея... клянусь всем, что у меня есть, она заслуживает внимания!
Да ведь это кардинально меняет его жизнь. Нужна студия, нужно творить, играть, писать и записывать. Пробовать, подбирать, искать. Осесть в каком-то определённом месте и оставить как минимум на время кочевничество из штата в штат. Окунуться в новую, но хорошо знакомую атмосферу. И, пожалуй, если он действительно хотел остаться в живых, ему именно это и нужно.
Романа тоже в каком-то смысле спасла его в этот фантастический вечер.
Теперь они, довольные, что могут разделить общее безумие, могли позволить себе счастливо чокнуться кружками и насладиться обоюдным решением, прежде чем вернуться к более насущным бытовым вопросам, к примеру, ночлегу. В этот самый момент перед ними появились тарелки с горячей едой, которые тоже требовали внимания.
- Можно переночевать здесь, Рико держит несколько гостевых комнат, он нас пустит, - Чарли сделал внушительный глоток чая, - а утром двинем в Калифорнию, идёт?
[NIC]Charlie Morgan[/NIC] [STA]come as you are[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/fIcJaKl.gif[/AVA] [SGN]I'm so lonely, that's okay and I'm not sad
https://i.imgur.com/UGEh2pV.gif
And just maybe I'm to blame for all I've heard, but I'm not sure
[/SGN]

[LZ1]ЧАРЛЬЗ "ЧАРЛИ" МОРГАН, 30 y.o.
profession: музыкант-неудачник
dead beloved: Marylin
[/LZ1]

+1

18

Иногда Романе казалось, что Провидение наградило ее каким-то особым видом психического расстройства, настолько редким, что ученые еще не засекли его существование, иначе как можно было объяснить ее странную "профессорскую", как называл это вездесущий Джим, рассеянность, постоянные приступы мотания от апатии до нездорового азарта и обратно, которые не вписывались всеми углами ни в шизофрению, ни в биполярное расстройство, все что ей дали в качестве ответа - какой-то вызубренный пункт из учебника под названием циклотимия, который впрочем, все еще оставался под  вопросом, потому что циклы эти никакой системе не поддавались, как, к примеру, сегодня, утренняя расслабленность, плавно перетекшая  дневное ничего-толком-не-деланье в самый не подходящий для этого час обернулась одержимостью, граничащей с помешательством. Она знала, что не сможет заснуть в ближайшие сутки точно, так что возвращение к обычному состоянию, когда кофеина в крови больше, чем собственно кофе, было лишь вопросом времени и качества напитка, что здесь подавали с этим названием. Хотя, при всей любви к хорошему, мисс Вилсон точно так же боготворила банки Кенко или Нескафе. Вот уж кто-кто и был Богом Америки, так это Крепкий Кофе, но почему-то Нил Гейман забыл про это в своей книге или же он, как  мужчина не наркоманил так сильно и следил за собственным сном. В любом случае, содержимое оказавшейся рядом с ней кружки подходило для того, чтобы разогнать нервную систему до тех оборотов, когда остановить ее можно только радикальными методами, к примеру, оглушив или вылив на голову кастрюльку с ледяной водой. Максвелл как-то так и сделал, поняв, что ее начинает заносить и она вот вот лопнет от сенсорной перегрузки. Чарли Морган о такой ее особенности - улетать за пределы разума без алкоголя или чего-то другого не знал, и весьма вероятно именно поэтому и удивлялся. А может ему просто не встречались на пути такие безумцы, как она?
Шитую белыми нитками социально неуклюжего нового знакомого попытку выиграть себе пару мгновений на размышления после озвученного предложения Романа сочла добрым знаком, если Чарли сомневался, значит знал, что может сделать это. Не факт, что он хотел делать это, потому что работа требовала сил, энергии и умения отрезать от своей души довольно ощутимые куски и отращивать их заново, многие не умели. Не умели, не хотели и не знали как, а поэтому были не способны сделать что-то шикарное более одного раза. В любом случае, судя по лихорадочному блеску в глазах Чарли даже свой первый раз не истратил. С остальным можно было разобраться потом.
- Ничего ты не знаешь, Джон Сноу, - Романа просто не могла удержаться от подобной шпильки, потягивая кружку к себе и делая слишком лихой глоток, который обжег губы и горло до приступа кашля, хотя прекрасно понимала, что очередная отсылка к тому, другому, миру совершенно точно так и останется видеть в воздухе, как и все остальные, что она так щедро продолжала сыпать по привычке, - На самом деле это давнишняя шутка, что у меня душа дракона, заключенная в совершенно не пригодный для нее сосуд. Мы с Джимом предполагаем, что наши души перепутали. Его талант к физике должен был достаться женщине, а мой зоркий глаз и умение видеть людей насквозь - мужчине. Проблема в том, что в таком случае мир бы получил вторую Марию Склодовскую-Кюри и живого Шерлока Холмса. Вселенная бы от этого схлопнулась бы в ужасе.
Чарли был прав - ее предложение было совершенно безумным, но объяснять то, что она чувствовала каким-то десятым, даже не шестым чувством, было совершенно невозможно. Иногда надо было идти ва-банк, а тут даже не было ничего подобного - все чем рисковал мужчина напротив: было потерянное время в случае отказа -  у него его явно был вагон и маленькая тележка, ее же доход от "Базовой фигуры" даже с учетом приобретенной квартиры  был таков, что финансовой подушки могло хватить на три или даже пять лет приличного существования, если не шиковать, а жить точно так же, как она жила все годы до шоураннерства. Она в отличие от Кэрри из "Секса в большом городе" могла пройти мимо туфель.
- Я прекрасно знаю, как это звучит и не пытайся меня отговаривать - я ведь могу и передумать.  - это могло звучать как шутка, но шуткой не было, переспав с этой идеей. Романа вполне могла сделать здравые выводы и признать весь сегодняшний разговор ошибкой, поэтому раскачивать весы уверенности было нельзя, их могло и перевернуть.
-Скажем так, должен же на пути рано или поздно встретиться кто-то, кто поверит в тебя... У меня когда-то очень давно тоже был такой человек. - Она все еще пряталась за кружкой, но скрывать правду совершенно не собиралась, шоу-бизнес был гадким местом, куда хуже, чем казалось со стороны или с глянцевых обложек, - Его, правда, потом посадили за сексуальные домогательства, но это мелочи жизни и банальная распущенность.
Романа закрыла глаза и прислушалась, тело пело как натянутая струна, и совершенно не хотело признавать, что время бодрствования приближается к целым суткам. Этот кураж ей был слишком хорошо знаком, останавливаться сейчас было смертельно.
- Калифорния нам не нужна, все мюзиклы ставят в Нью-Йорке. Но мне нужен мой ноутбук - там все наработки - и нужно будет закинуть ребенка к родителям, - Романа настолько привыкла называть кота то ребенком, то мужем, что совершенно забыла, что в чужих ушах это звучит совершенно по другому. Должно быть, она в глазах Чарли она вела себя как отвратительная мать: оставила отпрыска дома одного, уехала за сотни миль и за все время даже не подумала позвонить домой. Спохватилась она слишком поздно, зажимая рот рукой и следом принимаясь истерично смеяться над собственной безалаберностью.
- Хотя кое-что я могу сгенерировать прямо на ходу. Хочешь, я расскажу тебе историю, о женщине, что внутри мертва, или о мужчине, что потерял себя? О мирах далеких, куда не ходят корабли? О стране, где правят боги, отнюдь не короли? О том, что было или могло бы быть, о выдуманной вселенной, где не просто жить? Это случилось завтра, а может быть вчера, у меня с датами плохо, не знаю про тебя. Там феи, великаны и простые болтуны, чтут законы вечные, что в скрижалях выжжены.... - женщина втянула носом воздух, пытаясь придумать что сказать дальше, но оказалось, что и этого было достаточно. - Неплохо для четырех утра?

Отредактировано Romana Wilson (2019-05-21 12:39:15)

+1

19

Все мюзиклы ставят в Нью-Йорке... звучит почти как "все дороги ведут в Рим". Пожалуй, Романа права, в Калифорнии им делать нечего, надо поворачивать машину в противоположный угол страны. Чарли и в голову не пришло бы добираться до Нью-Йорка альтернативным способом - самолётом, к примеру, что вышло бы значительно дороже, но значительно быстрее. Свой фургон - свой дом - он ни за что не оставит.
Он слушал рассуждения девушки, задумчивым взглядом рассматривая плавающие на дне чаинки. Разве в его жизни мало было людей, готовых в него поверить? Ладно, родители не в счёт - Чарли думал, что на их месте тоже бы не поверил едва окончившему школу молодому дураку, спустившему все свои деньги на дом на колёсах и гитару. Махнул бы рукой, мол, как хочешь, дело твоё, катись, куда зовёт дорога, покоряй музыкальный Олимп, а как переломаешь пальцы об острые скалистые гребни - возвращайся, устроим тебя на нормальную работу, сделаем нормальным человеком. Наверное, бедные Морганы до сих пор ждут, когда их блудный сын переступит порог родительского дома, и в глубине души понимают, что не дождутся.
Но ведь кроме них были и другие люди... все те патлатые ребята, которые присоединялись к его группе и уходили спустя несколько месяцев, максимум - лет; из наивных мечтателей они превращались в мрачных циников с разбитыми надеждами и сердцами, а такое превращение никому не идёт на пользу.
Одна только Мэри верила в него всегда, слепо, преданно, безоглядно. Но ещё она верила в то, что любую проблему можно решить алкоголем и наркотиками, пока последняя доза героина не убедила её в обратном.
Романа прикрыла на минутку глаза, и Чарли воспользовался моментом, чтобы оставить чай в покое и перевести взгляд на её лицо, окутанное приглушённым светом. В этой обстановке не разглядишь деталей - невозможно, к примеру, сосчитать все ресницы на опущенных веках или поискать родинки на гладкой бледной коже, но сейчас Чарли и не гнался за деталями. Он молча смотрел на свою собеседницу, будущую коллегу, настоящую рабочую партнёршу, и хотел признаться ей, что до сих пор у него неплохо получалось подрывать чужое доверие и разочаровывать чужую веру. Хотел, но, разумеется, не осмелился. Да и к чему заранее наводить пессимизм? У них получится! Должно получиться!
Когда Чарли всё-таки открыл рот, он заговорил о совершенно сторонней теме.
- Погоди, так у тебя есть дети? - с запоздалым удивлением мужчина уставился на смеющуюся Роману. Её смех, яркий, живой, так заражал, что волей-неволей присоединишься, и Чарли вторил ей парой растерянных смешков. Сам факт наличия детей не удивлял - в конце концов, что может быть логичнее для взрослой успешной женщины, чем желание устроить личную жизнь? Пусть на её руке не красовалось обручальное кольцо и она не упоминала никаких мужчин, потенциально ждущих дома - ну, двадцать первый век на дворе, как-никак. За свою жизнь Романа могла успеть не только выйти замуж, но и развестись. А дети... музыкант повидал столько хипповатых мамаш, которые не гнушались курить травку при карапузах и регулярно сажать всё своё потомство на шею усталых бабушек и дедушек. Большинство из этих девиц стали мамами, не успев закончить школу, так что их желание растянуть годы отвязной молодости и нежелание нянчиться с младенцами можно понять. У Романы может быть тысяча и одна причина иметь ребёнка и не иметь на него времени, но... неожиданная новость, чёрт возьми.
Пока Чарли недоуменно хлопал глазами, его спутница продолжала веселиться, будто пила не кофе, а крепкий коньяк. Звонкий смех оборвался, уступив словесной тираде. Казалось, Романа торопится озвучить каждую мысль, которая залетала к ней в голову, прыгает с одной на другую, как в сумасшедшем 2-д платформере - такие игры были популярны во времена старых консолей - и, в общем-то, для четырёх утра держится молодцом. Кофеин явно сделал своё дело, простимулировал активность.
Пришла очередь мужчины рассмеяться:
- Ну ты даёшь! - он покачал головой и улыбнулся. - Для четырёх утра очень даже неплохо. Я начинаю беспокоиться, что ты теперь вообще не уснёшь...
А ведь силы им понадобятся, потому что путь предстоит неблизкий.
- Вот что, - Чарли попытался выстроить план действий, - всё-таки нам придётся отдохнуть, чтобы завтра пораньше выдвинуться в Калифорнию. Там мы решим все твои дела, а потом возьмём курс на Нью-Йорк, город жёлтых такси, Старбакса на каждом углу, неоновых огней, бешеного ритма жизни, развлечений и больших компаний. Так? Я ничего не упустил?
Нью-Йорк всегда ошеломлял Чарли своей величественностью, статусом мегаполиса, полученным заслуженно, и пестротой. В этом городе одинаково смешались разные здания, разные индустрии и предприятия и такие же разные люди, американцы, европейцы, азиаты, носители всевозможных религий, цветов кожи, ориентаций и гендерных идентичностей. Он выглядел таким разномастным, что казалось: каждый может найти себе место и занятие по душе. Не зря и мигранты, и американцы с равным энтузиазмом стекались в этот лабиринт из огней, стекла и бетона. Что-то в нём есть, в Нью-Йорке, как ни крути.
В тусклом свете лицо Романы выглядело одновременно по-доброму хитрым и довольным. Чарли улыбнулся и отодвинул в сторону их опустевшие чашки.
- Пора на боковую.
Они выбрались из подвала наверх, чуть не ослепли от яркости люстры в прихожей и получили два ключа от соседних комнат. Смывая с лица дорожную пыль перед сном, Чарли думал об авантюре, в которую ввязался, о работе, за которую ему не терпелось приняться, и, конечно, о Романе, этой миниатюрной женщине с амбициями, способными заставить содрогнуться весь Бродвей. Поразительная встреча, поразительное совпадение... но говорят ведь, что случайности не случайны и что никто не появляется в нашей жизни просто так?
[NIC]Charlie Morgan[/NIC] [STA]come as you are[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/fIcJaKl.gif[/AVA] [SGN]I'm so lonely, that's okay and I'm not sad
https://i.imgur.com/UGEh2pV.gif
And just maybe I'm to blame for all I've heard, but I'm not sure
[/SGN]

[LZ1]ЧАРЛЬЗ "ЧАРЛИ" МОРГАН, 30 y.o.
profession: музыкант-неудачник
dead beloved: Marylin
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Come As You Are