Мирону бы сейчас улыбаться, как на баттлах, запрокидывать голову и смотреть с издевкой из-под неуместно пушистых ресниц. Мирону бы сорить колкостями, как деньгами... читать дальше




внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
Forum-top.ru RPG TOP
сакраменто, погода 26°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Marco
[icq: 483-64-69]
Shean
[лс]
Francine
[vk: romanova_28]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Юные сердца


Юные сердца

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Original Storyline

Veronica Lodge & Rosemary Flatley
https://i-h1.pinimg.com/564x/89/ed/c8/89edc8bc75970fb5b1c5b7d4db8a346e.jpg

— Что значит братский поцелуй?
— Ну... братский.
— Стоккер не считает его братским.
— Если бы ты был там, ты бы увидел, насколько братским был этот поцелуй, и безусловно оценил бы его.
— Ну хорошо. Только можно в дальнейшем поменьше этого братского. Мне бы не хотелось, однажды войдя в спальню, стать свидетелем братско-сестринских отношений. (c)

+2

2

Сегодня был обычный вторник, каких было множество в, пускай пока и не очень продолжительной, жизни Амелии Райс.
- Амели, милая, вставай! – слышала девчушка елейный голос матери, которая будила ее каждое утро, точно зная, что если она не проследит, то ее дочь ни пойдет, ни в какую школу.
- Да встаю я, встаю! – шепчет Амелия и, скрывшись с головой под одеяло, вновь пытается уснуть. Но не тут – то была. Мама у рыжей фурии была хоть с виду и мяка, но внутри у нее был железный стержень. Если она сказала вставать, то приложит все усилия, чтобы ты поднялся. Даже если ты тысячу раз и не хочешь. Главное, чот она этого желает всем сердцем. Вот и приходится подниматься с кровати и с видом самого большого страдальца на земле, идти в ванную. Душ, завтрак, который обязательно состоял из овсянки (мама у Амелии была родом с Туманного Альбиона и привычки остались, хотя она и очень давно ассимилировалась и превратилась в янки).  А потом школа. Эх, сегодня у Амелии была нелюбимая математика, которую  такая мечтательница, вечно витающая в облаках, никак не могла понять и освоить. Потом история, на которой рыжая обычно рисовала бабочек и цветочки, ну или что – то поинтереснее. Девушка мечтала стать художницей, хотя ее мама не разделяла этого увлечения дочери, считая что ее малышка должна непременно стать каким-нибудь ведущим экономистом или бухгалтером. Амелии от этой мысли даже страшно становилось. Уж лучше сбежать из дома и кочевать из города в город с цыганами или передвижным цирком, чем до конца жизни считать цифры и сводить балансы. Разве не ужас? Вот и сейчас, сидя на уроке математики, рыжая откровенно скучала, едва не засыпая прямо на парте. Но все изменилось, когда в класс вошла девочка. Новенькая в их классе, как объявил учитель. Она казалась такой напуганной, что Амелии тут же захотелось ее успокоить. Она же отлично знает, как тяжело в первые дни в незнакомом классе. С ее матерью, которая могла переезжать из одной части страны в другую, по нескольку раз в год,  нужно быть готовым ко всему. Вот и Амелия научилась притворяться вот такой вот разбитной и общительной, которой все ни по чем. Хотя  в глубине души она была такой же перепуганной, как и блондинка, которая сидела рядом. 
- Привет, я Амелия. Староста в этом чудесном на всю голову классе.
Но не успела рыжая вновь открыть рот, как поймала хмурый взгляд преподавателя. Приходилось сидеть молча, хотя любопытство не давало усидеть спокойно. Райс мечтала поболтать с новенькой, расспросить кто она и откуда, кто ее родители и надолго ли она здесь. А самое главное – почему она такая грустная. У них же хорошая школа, прекрасный класс. Разве было о чем переживать? Звонок прозвенел внезапно, заставляя Амелию вынырнуть из мира, рождённого ее воображением, во вполне реальный.
- Слушай, следующий урок у нас физкультура. Но его можно пропустить. Преподаватель и сам не сильно будет рад нас видеть. Да и сегодня чудесный денек. Мы хотим сходить покупаться на озеро. Здесь недалеко. Ты с нами? Ну же, пошли. Не будь такой скучной.
Рыжая улыбается во все тридцать три, самой из своих беззаботных и обезоруживающих улыбочек, которой просто не возможно отказать.

[NIC]Amelia Rice[/NIC]
[STA]Рыжая[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/jDYvW.jpg
[/AVA]

[LZ1]Амелия Райс, 17 y.o.
profession: ученица старшей школы/староста;
[/LZ1]

+2

3

[NIC]Audrey Parrish[/NIC][AVA]http://s6.uplds.ru/fNeo1.png[/AVA][STA]Away From the Sun[/STA][SGN]av by Psyche[/SGN][LZ1]ОДРИ ПЭРИШ, 16 y.o.
profession: ученица старшей школы
[/LZ1]
Новый город, новая страна, новые люди. Я родом из Канады. Из Монреаля, если быть точной. Мой отец работал редактором в местной газете, но не так давно ему предложили работать в штатах. Это была небольшая проблема для меня, ведь я с рождения разговариваю на французском и это для меня родной язык. Я начала учить английский только полгода или год назад. Знаете ли, тяжело найти себе друзей, когда ты не можешь разговаривать свободно на том языке, куда приезжаешь. Особенно если ты говоришь с забавным акцентом. А ведь так важно для двенадцатилетней девчонки, чтобы были подруги и друзья вокруг. А я примерная и любимая дочь своего отца.
Утро началось неплохо. Отец разбудил меня и в кои то веки заговорил по-французски. Нет, я понимаю почему он общается со мной по-английски, но такими темпами английский язык скоро окажется у меня в печенках. Дальше был стандартный утренний марафет и вот я сижу на пассажирском сидении служебного автомобиля отца. Он подбрасывает меня до здания школы.
Первый день в новой школе. Первым делом я иду не на занятия, а к директору. Чтобы отметиться, что я пришла. Дальше мы поднялись наверх и с небольшим опозданием после звонка на первый урок. Я вошла в аудиторию. Следом за мной шел куратор или классный руководитель.
Здравствуйте, класс. У вас новенькая. Надеюсь, вы поладите. Извините. что прервал урок. — после этих слов куратор ушел.
Меня зовут Одри Пэриш. — произнесла я с практически незаметным акцентом, хотя эта остальные фразы четче выдают, что я разговариваю не на своем родном языке. Затем я присела на единственное свободное место за одной из передних парт к рыжей девчонке. Она рассматривала меня с плохо скрываемым любопытством и интересом. Когда она представилась восторженным и излишне громким голосом преподаватель математики грозно шикнул на нее. Я улыбнулась Амелии, но в остальном урок был как урок. Ничего особенного. Разве что соседка по парте была излишне задумчивой и отвлеченно-рассеянной.
Спустя чуть меньше часа раздалась трель звонка и мы повскакивали с мест, не желая находиться в этом скучном царстве чисел и математики. Странно, но только мы покинули кабинет, как староста стала подбивать новенькую, то есть меня, на то чтобы сбежать с урока в первый же день. Это было странно, настолько, что я даже спросила:
А ты точно староста с таким подходом? — одарив слух окружающих своим акцентом.
Но обаянию и напору рыжей красавицы было сложно, хотя я пыталась отказаться, придумывая причины типа отсутствия купальника, первого учебного дня и еще чего-то, однако поняла, что подбирать слова слишком долго и это напрягает мозг. К тому же с Амелией было сложно спорить. Погода была отличная: было тепло и солнечно. Единственное, что напрягало, так это озеро и то что нужно будет плавать. Я не умела плавать. Отец пытался отдать меня в общественный бассейн в Канаде, но научиться не получилось. Даже наоборот я там чуть не захлебнулась. После пары таких "занятий" отец благоразумно решил, что лучше я буду видеться с водой только в ванной комнате, а на пляже отдыхать под палящим солнцем, загорая.
Я последовала за Амелией и мы оказались на берегу красивого озера в сопровождении нескольких девчонок. И вскоре они решили поплавать, как и предлагала рыжая. Но мне было неинтересно. Точнее не неинтересно, а я не могла плавать, потому что не умела. И вот я сидела на причале и смотрела, как одноклассницы плескаются в воде.
Купаться пойдешь? Пойдем, вода приятная. — донеслось откуда-то сбоку и меня потянуло в сторону воды. Оглянувшись, я заметила, что это Амелия подошла ко мне, так как я находилась на отшибе по отношению ко всем остальным.
Н-нет, я... — я запнулась, пытаясь говорить как можно тише. Знаете ли, тяжело признаться в том, что ты не умеешь. Особенно перед незнакомым человеком, которого видишь впервые в жизни. А еще прибавьте к этому неуверенность в виде глупого акцента и не очень уверенного знания языка, на котором говоришь. — Я не умею плавать. Только никому не говори, хорошо?

Отредактировано Rosemary Delgado-Flatley (2018-10-31 08:44:56)

+1

4

— А ты точно староста с таким подходом? – Амелия удивленно выгнула бровь. Неужели ее новая знакомая думает, что все старосты это образец здравомыслия, передовики в учебе и мамочки для отстающих? Ну нет! Рыжая была не такой.  Скорее наоборот. Шебутной, не гений в учебном процессе, но и в рядах отстающих не числилась. Середнячок, как часто ее называла мама, которая хотела подстегнуть свою дочь к обучению. Стать лучше и все прочее. Вот только Амелия не стремилась быть лучшей. Ей вполне комфортно было и в середине списка. Зато от нее не ждут высот и достижений. Всяко легче живется.
- Конечно староста. Тем более никто не знает, что я подбиваю учеников к прогулам. Надеюсь, это останется нашим маленьким секретом.
Подмигнув девушке,  Амелия направилась прямиком к озеру. Те более оно и правда от школы было не далеко. Всего каких – то пару кварталов и взору открывается совсем иной мир – бескрайняя гладь озера, окруженное зеленью деревьев, небо, которое соперничало в глубине цвета с водой. Красиво. Рыжая частенько любила прогуливаться сюда, когда ей было грустно. Брала тетрадь. Карандаш и рисовала. И картины, которые рождала ее поистине безграничная фантазия, очень отличались от реальной обыденности. Здесь и феи, живущие в цветках и эльфы, спрятавшиеся в кронах деревьев. И водяные, и русалки. Хорошо хоть мама, которая мечтала, чтобы Амелия занялась чем – то куда более стабильным, чем изобразительное искусство, не видела ее творений. А то точно бы тут же выбросила все тетради для рисования и карандаши.
- Одри, а ты откуда? У тебя какой – то необычный акцент. С юга или севера нашей необъятной Родины? А может и вовсе из за рубежа. Из далекой и холодной России, например.
Амелия остановилась у кромки воды. Присела, касаясь воды лишь кончиками пальцев, чтобыоценить температуру. Не хотелось ныпять в холодную воду и бегать потом по округе с синими губами. Но вода была идеальной температуры. Теплая, как молоко. Рыжая тут же скинула с себя одежду и не спеша направилась к озеру. Думала, что новенькая последует ее примеру. Это же чертовски весело. Вот только Одри осталась стоять на месте. Стеснялась? Но чего? Здесь же все свои. Да и под водой никто же не увидит твоего купальника, даже если он не идеален и доставался из закромов бабушкиного сундука. В крайнем случае, всегда можно плавать и совсем без одежды. Амелия иногда это практиковала. Но только когда выпивала лишнего или была совсем одна. Но сейчас был не тот случай. Слишком многолюдно.
- Эй, Одри, ты чего стоишь? Пошли купаться. Водичка – шик. И… - но договорить рыжая так и не смогла, услышав признание блондинки. Она и правда стеснялась того, что не умеет плавать? Серьезно? Да все собравшиеся здесь что – то да не умели. Вон, Миранда, королева школьной красоты, например, не умела любить. Совсем. Ну разве что себя, но это не считается. А это куда хуже, нежели неумение плавать.
- Не скажу никому. Не бойся. Но для этого ты просто обязана устроить со мной заплыв. Не глубокий. У самого бережка. Никто и не заметит, что ты не умеешь. Гарантирую!
Амелия наклонилась и набрала в ладони воды, обрызгав ее блондинку с ног до головы.
- Ну чего ты, Одри? Пошли веселиться!    

[NIC]Amelia Rice[/NIC]
[STA]Рыжая[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/jDYvW.jpg
[/AVA]

[LZ1]Амелия Райс, 17 y.o.
profession: ученица старшей школы/староста;
[/LZ1]

+2

5

Для старосты, Амелия была слишком игривой и несерьезной, что ли. Было ощущение, будто она не воспринимает все вокруг по-настоящему, будто все как в сказке. Но это первое впечатление. Может я просто излишне придираюсь к попытке человека познакомиться и не зная ничего обо мне просто брал настойчивостью и напором.
Д-да, хорошо. Это будет секретом. — неуверенно ответила я. На самом деле я даже и не знала как реагировать на это странное и не совсем логичное предложение девчонки сбежать из школы и пойти на озеро. Тут и вправду было красиво и мило. Я никогда не отличалась умением рисовать. Я достала свой телефон и делала пару снимков для себя. Мое воображение обычно не сконцентрировано на том, чтобы придумать что-то с нуля, заново, а чтобы дополнить уже существующую картинку. Поэтому, например, я люблю слушать каверы особенно, если они исполнены в другом стиле. Мне они порой нравятся даже больше оригинальных композиций.
Нет, я не из России, я из Монреаля, что в Канаде. Это на севере и там бывает также холодно, как и в России, хотя я там не бывала. Папа получил работу тут и мы переехали сюда. Он работает редактором в издательстве. — произнесла я, одаривая слух окружающих своим акцентом, который меня бесил.
Я сидела лишь иногда смачивала мои ноги, периодически болтая ими в воде, не погружая их больше, чем по щиколотки. Мои джинсы были закатаны чуть ли не до колена, а обувь спокойно лежала сбоку от меня. Амелия же не унималась. Мне даже показалось, что она немного издевается надо мной. Я даже пожалела, что призналась ей в своем неумении. Нужно было буркнуть что-то из разряда "подруги у Амелии — дуры, а я с дурами не плаваю". Хотя это было бы грубо и никак не напоминало бы обычное мое поведение, зато не поставило бы меня в такую глупую ситуацию. Хотя оно того не стоит, потому что выглядеть стервой в глазах окружающих такая себе польза, потому что потом, вероятнее всего, меня заклеймили бы белой вороной грубиянкой и прочее и повезло, если бы не начали травлю. Но от этих раздумий меня отвлекла порция воды, прилетевшая в лицо и окатившая меня чуть ли не полностью.
Остановись! Я же в одежде! Мне еще в школу возвращаться! — испуганно закричала я, прикрываясь руками и ногами от летевших в мою сторону брызг. Наверное мой духовный зверь — это кошка. Я тоже была готова шипеть от того, что вода попала на меня, ведь я достаточно боязно отношусь к воде, если только она не в моей кружке, ну или не течет из крана или душа в строго отведенном количестве, которое не увеличивается у меня под ногами. Не знаю зачем, но я стала раздеваться и явила миру вокруг свой бордовый закрытый купальник. Хотя нет, знаю почему. Я подумала, что лучше дать Амелии то, чего она так хочет, а потом как-нибудь соскочить от ее компании. Ну ведь не доверие же к этой не особо заботящейся об ответственности и всяких последствий своих поступков девчонки. Аккуратно сложив вещи, я делала это максимально медленно, будто меня тащат не веселиться, а на казнь максимально негуманным способом. Вложив руку Амелии, рыжая могла ощутить, что она холодная, будто ко мне присосался вампир и высушил из меня всю кровушку. Последовав за старостой, я неуверенно перебирала ногами по земле, а после и по илистому дну.
Давай не будем заходить дальше. Мне неважно, что думают вокруг, я просто не хочу заходить дальше. — произнесла я, когда я дошла до отметки воды по пояс, я остановилась и потянула на себя рыжую.[NIC]Audrey Parrish[/NIC][AVA]http://s6.uplds.ru/fNeo1.png[/AVA][STA]Away From the Sun[/STA][SGN]av by Psyche[/SGN][LZ1]ОДРИ ПЭРИШ, 16 y.o.
profession: ученица старшей школы
[/LZ1]

+2

6

- Монреаль. Наверное, красивый город. Хотя я никогда даже на картинках его не видела. Там бывает снег? А то в наших южных краях, если выпадет пара снежинок, то тут же растает. А я так мечтала бы встретить Рождество в снежной долине. Как в один год, когда мы ездили к маминым родственникам на Аляску. Собаки, край снегов, шапок и шуб. Хотела бы я попасть туда еще раз.
Будь у рыжей сейчас под рукой блокнот или карандаш, то она непременно бы нарисовала для Одри своего друга Балто с огромными глазами, цвета ночного неба. Голубые. Нет, почти синие. Жаль, что мама не разрешила взять с собой щенка, считая, что  с их постоянными переездами собаке было лучше остаться там, на Аляске с бабушкой и дедушкой. Сейчас Балто уже был взрослым псом, у него даже щенки уже родились. Но помнила его рыжая совсем малышом.
- Да ну,  не переживай об этом. Смотри, какая на улице жара. Пока мы будем резвиться, все сто раз успеет высохнуть. Да и воды же всего чуть – чуть было. Так пара пятен, если вообще что – то еще не высохло.
Амелия была тех девушек, которые не знали меры. Если уж любили, то на полную катушку, если ненавидели, то всем сердцем. Вот и сейчас она, быть может, и очень сильно напирала на новенькую. Но она - то хотела как лучше, чтобы девушка расслабилась и почувствовала себя здесь, как на празднике,  а не как будто ее готовят к расстрелу. Ну зачем же так зажиматься? Здесь же  не все враги. Хотя Хлоя, которая сейчас изображала из себя русалку, растянувшись на камне, как одна из диснеевских принцесс. Даже волосы были под стать Ариэль – ярко-алые. Вот только нрав был ух  какой. Даже ведьма из все того же мультика позавидовала этой несносной красотке. Вот она и сейчас на чем свет стоит, вычитывала несчастной Джоанне, что она не так фотографирует и пытается выставить ее некрасивой и не фотогеничной. Покачав головой, Амелия взяла  Одри за руку и, прикрыв ее своей, пускай и не совсем массивной фигуркой, чтобы ни одна из собравшихся не видела, чем они будут заниматься. Не хватало еще только их вопросов и нравоучений, чтобы вспугнуть блондинку. Тогда она точно сбежит и закроется в своем неприступном коконе.
- Хорошо. Если не хочешь идти дальше, то мы не пойдем. Я же не заставляю тебя переплыть все это озеро. Просто слегка порезвиться в воде. Тут не так страшно, как тебе кажется.
Улыбнувшись, рыжая выпускает руку Одри из своей. Сделав пару шагов назад, Амелия коснулась спиной воды и растянулась на глади озера, в форме звезды. Так она и спать на кровати любила. Растянуться на всю и ни с кем не делиться пространством. С ней даже котенок, которого мама подарила ей на день рождения, и тот не смог улечься. Райс могла и малыша подвинуть, если ей было тесно. Хотя все же в озере было куда больше пространства.
- Ты когда-нибудь пробовала плавать на спине? Это очень легко. Просто ляг на воду, и она сама тебя вытолкнет вверх. Тут главное расслабиться и не совершать резких движений. А то можешь наглотаться воды. Попробуешь?
Коснувшись ногами дна, староста вновь оказалась рядом с Одри, которая все равно походила сейчас на бледного и перепуганного щенка. Взяв ее за руку, Райс надеялась успокоить новенькую. Но та слишком резко потянула Амелию на себя, что рыжая, зацепившись ногой за камень, оступилась и оказалась под водой, утягивая вслед за собой и Одри. 

[NIC]Amelia Rice[/NIC]
[STA]Рыжая[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/jDYvW.jpg
[/AVA]

[LZ1]Амелия Райс, 17 y.o.
profession: ученица старшей школы/староста;
[/LZ1]

+2

7

"Успокойся, Одри, это всего лишь вода. Как в ванной, как в стакане, как под дождем." — я попыталась себя успокоить. В смысле успокаивать меня особо и не требовалось, потому что уровень воды был намного ниже рта, носа и прочих частей головы. Потому что меня охватывала паника, когда вода покрывает мое тело по макушку. Я как сейчас помню, как в одно из занятий в бассейне, когда мне было лет семь. Я тогда никак не умела плавать и не могла научиться, прямо как сейчас. Хотя нет, сейчас, при желании и особо острой необходимость я могу двигать руками и ногами плавая по-собачьи, главное постоянно держать голову над водой. О чем я? А да, воспоминание о бассейне. Панический страх и фобия у меня возникла у меня в обычный день. Мое не особо продуктивное занятие по обучению плаванию подошло к концу и тренер сказал чтобы мы вылезали из воды и отправились в душевые, а дальше и раздевалки. В это время я увидела занятие другой партии детей. Там занимался мальчик о русыми волосами и голубыми глазами. я подглядывала за тем как занимаются эти дети. В один момент я увидела, как мальчик за которым я подглядывала прыгнул с вышки. Это впечатлило меня. Не знаю почему, но я решила повторить, когда в бассейне никого не было. Я аккуратно прошла по доске, а потом прыгнула в воду. Точнее не так. Я прыгнула, а потом упала в воду. Оказавшись в воде я стала перебирать ногами. Изо рта и носа шли пузыри и я беспомощно двигала руками и ногами. В глазах тогда стало темнеть. Наверное, я могла там умереть, но если я здесь и даже вполне успешно выросла, то очевидно, что я не сделала этого. Я помню только то, что отец больше не пускал меня в бассейн после этого случая. Но насколько я знаю, меня вытащил тренер и сделал всякие искусственные дыхания и прочие процедуры по спасению утопающих.
Да, мне нравится Монреаль, особенно его улочки осенью, в начале октября, когда желтая листва еще на деревьях, а не пожухла и спала на землю. Мы с папой жили неподалеку от Латинского квартала и там много интересного есть. Там постоянно звучит живая музыка. А еще каждое лето у нас запускают красивые фейерверки. Я немного скучаю по этому городу. — произнесла я. И не мудрено, я двенадцать лет там прожила. Ладно, я точно помню только лет семь из них. — Да, там бывает снег. Зимой там бывает достаточно холодно.
Амелия была слишком настойчивая. В ее случае, попытка оградиться была не просто какой-то прихотью или попыткой вернуться в зону комфорта, а тут и вовсе была попытка сверхпассивной самообороны. Так что я не чувствовала себя какой-то неоправданно закрытой и закрепощенной девочкой. Я лишь реагирую на напор людей вокруг.
Все равно не считаю, что это хорошая идея. — неуверенно произнесла я, стоя рядом с Амелией по пояс в воде. Я вообще не понимала, почему я здесь, а не на физкультуре. Это же как-то совсем не правильно: прогуливать в первый же учебный день. Это Амелии хорошо, она тут учится годами и все ее знают.
Нет, я не пробовала. я же сказала, что не умею. — продолжила шепотом говорить. Было небольшое ощущение, будто Амелия хочет, чтобы я крикнула на всю округу, что не умею плавать. Ладно, я решила довериться Амелии. Почти как в том упражнении, когда сзади тебя стоит человек и ты должен упасть, а он подстраховать. Безумно тяжело расслабиться, когда ты находишься в месте, который вызывает у тебя страх. Я старалась сохранять спокойствие, но было сложно, а потом почему-то я оказалась под водой. Вы же знаете те видео в интернете, где пугают коз или овец и они как вкопанные останавливаются и остаются парализованными. В этот момент я лежала словно бревнышко, параллельно дну не зная, это часть плана или типа все плохо и нужно двигаться. Хотя да, спустя какое-то время воздух начал заканчиваться. Я сильно испугалась и попыталась беспорядочно дергаться, как вдруг нащупала рукой дно... потом другой, потом ногами. "Тьфу ты!" Я поднялась на ноги спустя минуту, может чуть меньше. После чего помогла Амелии подняться.
Что-то не получилось. Можем пойти на берег, пожалуйста. — произнесла я, обнимая рыжую. Несмотря на то, что все закончилось довольно быстро и безболезненно, мои губы дрожали, будто я находилась не в теплой воде, а на катке в своей Канаде.[NIC]Audrey Parrish[/NIC][AVA]http://s6.uplds.ru/fNeo1.png[/AVA][STA]Away From the Sun[/STA][SGN]av by Psyche[/SGN][LZ1]ОДРИ ПЭРИШ, 16 y.o.
profession: ученица старшей школы
[/LZ1]

+2

8

Амелия действительно хотела помочь. Ее же отец учил плавать, выбросив за борт прогулочного катера, на котором они всей семьей ездили смотреть на дельфинов, которые частенько проплывали не так далеко  от материка. Рыжая тогда до чертиков перепугалась и едва не утонула. Хотя отец говорил, что все держал под контролем. Правда мама Ами не поверила и они тогда сильно поссорились. Еще больший раскол в отношениях произошел, когда на следующий день Амелия заболела. Температура, насморк, кашель. Все разом навалилось. Но ведь она научилась самому главному – плавать. И девочке понравилось. Она потом продолжила заниматься в бассейне. Правда с того момента прошло несколько месяцев, ведь мама все опасалась, что ее дочь подхватит очередную болячку. Но обошлось. Рыжая даже стала кандидатом в мастера спорта. Но соревнования она не любила, наверное, поэтому и не продолжила спортивную карьеру. Решила заниматься просто для себя, а не ради побед и золотых медалей в копилку. Райс надеялась, что и Одри сможет полюбить воду. Но получилось не так,  как ожидала рыжая. Камень, на который она наступила, оказался слишком острым. Девушка порезала ногу и поэтому, как бы не старалась, не смогла удержать равновесия. Вокруг последовали смешки. Хлоя нашла себе новую жертву для подколок. Вот только не на ту напала. Амелия была из тех, кто  будет молчать, когда обижают ее или тех, кто в силу разных причин, не могут поставить ее на место. 
- Заткнись, Хлоя. Ничего смешного я здесь не вижу. Лучше вернись к своей фотосессии, а то и правда придется выложить  некрасивые фотографии. А ведь на носу выборы королевы школы. Как думаешь, кто проголосует за тебя некрасивую?
Что там говорила Хлоя в ответ, Амелия уже не слушала, выбираясь на берег. Нога чертовски болела и рыжая прихрамывала, стараясь лишний раз не  касаться земли. Ах  если бы она могла допрыгать на одной ноге до самой школы, то так и сделала бы. Но обратный путь казался ей таким далеким и длинным. Может посидеть на берегу и все само пройдет?
- Прости, Одри, я правда хотела помочь. На самом деле плавать ведь не так уж и страшно. Я вот плавала с дельфинами. Это так прекрасно. Дельфины вообще потрясающие. Особенно когда пускают струю тебе в глаза или скрываются под водой, чтобы потом внезапно выпрыгнуть. Здесь недалеко проходят выступления дельфинов. Можно было бы сходить, если ты, конечно, меня теперь не боишься. На самом деле я не такая ужасная, как может рассказать та же Хлоя. Просто иногда слегка гиперактивная.  За это, кстати, меня и выбрали старостой.
Среди оставленных на берегу вещей, Амелия вдруг услышала знакомый звук. Звонок. Веселая мелодия из так любимого рыжей Короля Льва. Акуна матата и прочие радости жизни в джунглях.  Будильник. Звонил ее будильник. Неужели уже час прошел?  Время пролетело как – то незаметно. Вроде бы они только пришли, а уже нужно было возвращаться обратно. Ведь литературу, в отличие от физкультуры, пропускать было никак нельзя. Мисс Эриксон точно расскажет родителям об их ребенке прогульщике, да и внепланово придется писать сочинение. А мнения у Амелии и преподавателя на события, развернувшиеся в книге, чаще всего не совпадали.
- Черт, Одри, пора возвращаться. А то преподаватель по литературе нас точно съест.
Нога по-прежнему болела, но сейчас рыжей было не до нее. Вот вернутся в школу, и можно будет притвориться умирающей и зайти попить чая в кабинет к врачу, придумав увлекательную историю о том как тебе плохо и можно отпустить тебя домой пораньше. 

[NIC]Amelia Rice[/NIC]
[STA]Рыжая[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/jDYvW.jpg
[/AVA]

[LZ1]Амелия Райс, 17 y.o.
profession: ученица старшей школы/староста;
[/LZ1]

+2

9

Извини, конечно. Но плавание — это точно не для меня. — ответила я, убирая мокрые, слипшиеся от воды, волосы с лица. Я жутко перепугалась, хотя опасность для меня была бы только если я бревнышком лежала и не двигалась. Оказавшись на берегу, подальше от воды, удалось более менее перевести дух. Амелия тараторила... ну скорее это была ее манерой разговора и я лишь обняла ее и прижала пальцем к губам. Хотелось, чтобы рыжая замолчала, но сделать это не так грубо, чтобы оттолкнуть ее. Почему-то Амелия как-то притягивает к себе и располагает к дальнейшему общению. Тут девчонка, которую Амелия назвала Хлоей стала насмехаться над нами. Может быть я зря не сказала, что не плаваю с дурами, потому что Хлои более чем напоминала дуру.
Конечно. я схожу с тобой. Ты же хотела как лучше. Я насчет плавания. Только давай больше не лезть в воду? — произнесла я, облегченно выдыхая, ощущая себя на твердой земле. Я быстро оделась в школьную форму, хотя кое-где она все еще оставалась влажной, но не существенно. Как вдруг раздался шум со стороны телефона старосты. Ну как шум, мелодия из детского мультика.
Боже, Амелия, твоя нога! — воскликнула я, впервые за все время, что я выбралась из воды, мой взгляд осмотрел рыжую одноклассницу. Царапина на ноге выглядела очень серьезно только одним фактом кровотечения. Но в отличии от воды, ладно большого количества воды, кровь меня не пугала. Ну чтобы сильно, прям как пару минут назад. — Давай, опрись об меня. Я помогу тебе дойти до школы, а там разберемся. Не переживай. Надеюсь, мисс Эриксен все таки не такая ведьма какой ты ее описываешь.
Я помогла моей новой знакомой подняться и приобняв заставила немного навалиться на меня, чтобы перенести вес тела на свою здоровую ногу и часть на меня, чтобы идти было удобно, комфортно и относительно быстро. Почему-то в этот момент я ощутила что-то необычное. Будто чувствую как бьется сердце Амелии. Да и в целом, то как она находилась так близко ко мне. Я даже слегка засмущалась. В целом первый день в новой школе заставил меня быть смущенной очень и очень часто. В последствии меня даже прозвали "Розовыми щечками".
Но не об этом речь. Мы с Амелией бегом отправились в школу. В отличии от Хлои, Элизы и Джин я с рыжей не могли так быстро идти и поэтому довольно быстро отстали. Точнее я то могла быстро пробежать, но в таком случае пришлось бы бросить старосту, а это как-то неправильно, что ли. В итоге нам удалось прийти в школу почти вовремя, но вместо того, чтобы пойти в кабинет литературы, я отвела рыжую девчонку в медпункт, где ей обработали рану. В целом, первый день в школе, несмотря на событийное начало прошло спокойно, нам даже не сильно досталось, потому что мы придумали какую-то небылицу про ногу. Амелию в качестве старосты наказывать не стали, а я, как новенькая, и та, что дотащила рыжую до врача также избежала дисциплинарных санкций. Преподаватель сказал переписать конспект и короткий очерк по поводу произведения, что разбирались на занятии. Если у меня ничего не получится, то я спрошу у отца что и как. Ведь по его профессии задание. Хотя я обычно не дергала папу для того, чтобы он помогал мне с домашним заданием.


Прошло около года, может больше в новом городе. Я даже смирилась с английским окружением вокруг и язык перестал меня раздражать, хоть я и даже делала успехи в учебе. Я больше всего беспокоилась, что стану безнадежно отстающей из-за того, что мне постоянно придется переспрашивать преподавателей или просить их говорить помедленнее. Единственная, кого я прошу говорить медленнее, это Амелия, с которой я очень сдружилась за это время. Хотя ощущалось, что это нечто большее, чем больше дружба. Это какая-то симпатия. При этом взаимная. У отца тоже дела стали налаживаться на работе и не только. Как-то одним прекрасным днем он признался, что познакомился с одной красивой женщиной. Нередко он уходил из дому и проводил вечера с ней, пока я выполняла домашние задания. На Рождество, папа решил познакомить меня с этой таинственной женщиной. Я нарядилась по этому случаю. Мы оказались в большой просторной квартире и после того как нас впустила красивая женщина.
Амелия, выйди к нам. — произнесла хозяйка жилища. — С Джастином ты уже знакома, а это его дочь, Одри.
Я подошла ближе к старосте своего класса. Повисла неловкая пауза. Я не ожидала, что папа встречается с мамой Амели. Это было сродни разряду грома и молнии. Но при этом шок трудно было назвать неприятным. Наоборот, мне нравилась Амелия, даже больше, чем необходимо и сильнее, чем просто друг... даже сильнее, чем сестра, коей она могла стать для меня, пуская и сводная.
Одри, поздоровайся. Будь приличной девочкой. — улыбнулся мне отец.
Д-да, здравствуйте, миссис Райс. П-привет, Амелия. — я протянула руку подруге. После неловкого знакомства, мы сели таким не большим кругом за обеденный стол, родители были с одной стороны, а мы с Амелией с другой. Под скатертью, я аккуратно двинула ногой и соприкоснулась с ногой рыжей, погладив ее по голени. Я сделала это не намеренно и сначала жутко засмущалась, снова одарив всех в комнате моими розовыми щечками, но в остальном я была спокойна. Однако после этого контакта я улыбнулась подруге и снова погладила по ноге. Благо под столом мои махинации не были видны.
[NIC]Audrey Parrish[/NIC][AVA]http://s6.uplds.ru/fNeo1.png[/AVA][STA]Away From the Sun[/STA][SGN]av by Psyche[/SGN][LZ1]ОДРИ ПЭРИШ, 16 y.o.
profession: ученица старшей школы
[/LZ1]

+2

10

Прошло около года, с того дня, когда Амелия едва не утопила Одри  в озере, а сама не лишилась ноги. Ну так рыжая записала у себя в дневнике, хотя она и преувеличила не мало. Но по-другому Райс просто не умела. Если боль, то такая, которая сводит с ума, если счастье, то такое, что хочется обнять весь мир. У Амели не существовало полутонов. За этот год они достаточно близко стали общаться с Одри, хотя рыжая до сих пор называла ее новенькой. Они стали как две подружки, которые все время проводили вместе, которые делятся друг с другом секретами и устраивают пижамные вечеринки, если их родители вдруг решат ночевать где – то вне дома. В последнее время мама Амелии оставляла дочь одну все чаще. Кажется, у женщины появился ухажер. Хотя она и не рассказывала Амелии, но та видела по светящимся глазам матери, по тому, как она начала ухаживать и следить за  собой. Рыжая была рада за маму, хотя все же немного опасалась того незнакомца, который мог появиться у них на пороге. Все же девушка большую часть жизни прожила вдвоем с матерью и привыкла, что слушаться нужно было ее одну. Да и слушалась девушка через раз, все чаще делая вид, что слушает, но сама в итоге делала по – своему. Вдруг этот мужчина какой-нибудь злобный тиран или просто сумасшедший ревнивец, каким был ее папа. Амелия любила отца,  ведь с ней он почти всегда был весел и заботлив. А вот они с мамой часто ругались. Но женщина терпела, пока однажды мужчина в порыве гнева не ударил дочь. Это стало последней каплей и Амелия вместе с матерью сбежали куда глаза глядят. Ушли в ночь, прихватив с собой немного вещей и деньги, который мама скопила на черный день. Много лет они скрывались от одного ревнивца. А вдруг ему на смену придет другой? Рыжая переживала, но старалась отвлечься от своих внутренних страхов, все чаще наведываясь в гости к Одри или вытаскивая ее на прогулку к тому озеру, благодаря которому они и подружились. Она была ей ближе, чем сестра. Их души были продолжениями друг друга. Девушки понимали друг друга с полуслова, заканчивали фразу друг друга. А однажды, когда они любовались салютом в честь Дня Независимости, Амели не заметила, как ее губы нашли губы Одри. Это был самый сладкий и самый пьянящий поцелуй в ее жизни, который она не могла выбросить из головы, даже спустя несколько месяцев. Пускай она все и списала на то, что была слишком пьяна, что просто не могла отвечать за свои действия, но губы подруги были соблазнительными, даже когда она была совершенно трезва. Но Амелия сдерживала себя, опасаясь, что Одри, которая была куда менее эмоциональной, и как казалось самой рыжей, совершенно не испытывала к ней симпатию, может испугаться и перестанет с ней общаться. А терять блондинку Райс не хотела. Наоборот, она хотела сбежать к девушке, когда мама приведет в дом своего таинственного поклонника. Ами опасалась с ним знакомиться, хотя и знала, что знакомства не избежать. А значит нужно притвориться хорошей девочкой, а потом провести в приятном обществе всю оставшуюся рождественскую ночь. Но каково же было ее удивление, когда  на пороге их с матерью квартиры, рыжая увидела Амелию. Мгновение она стояла, как вкопанная, не веря своим глазам. А потом на ее губах просияла улыбка. Одри говорила, что ее отец хороший мужчина, а значит бояться было нечего. 
- Здравствуйте, мистер Пэриш. Привет, Одри. – Амелия протянула руку Одри, сжимая ее чуть дольше положенного, хотя со стороны это вряд ли кто заметил. Присев за столом рядом с блондинкой, Райс, как и обычно болтала без умолку, смеялась, хотя это все представление было, чтобы отвлечь свою маму и отца Одри от того, как она краснеет, оказавшись слишком близко к рыжей.  Ами коснулась подушечками пальцев коленки Одри, стараясь успокоить. Вот только успокоить девушку, видимо, не получилось. Амелии, по крайней мере, так показалось. Наверное, жест получился больше эротичным, чем успокаивающим. Черт!  Руку пришлось убрать, чтобы не смущать Одри и вновь вернуть все внимание матери, которая готова была поднять тост. А это могло растянуться надолго. Видимо, болтливостью рыжая вся пошла в мать. Та тоже, особенно если выпьет чуть больше нужного, любила поговорить обо всем на свете. Ей бы не с цифрами работать, а в какой-нибудь службе психологической поддержки или в политической передаче, где отдельных личностей не возможно заставить замолчать.   

[NIC]Amelia Rice[/NIC]
[STA]Рыжая[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/jDYvW.jpg
[/AVA]

[LZ1]Амелия Райс, 17 y.o.
profession: ученица старшей школы/староста;
[/LZ1]

+2

11

Мы сидели за праздничным столом. Ничего особенного, обычный вкусный ужин и приятное времяпровождение с интересным и близким для меня человеком... ну и с отцом еще. Мы спокойно ужинали, слушали как щебечут Миссис Райс и Амелия. Кажется, я узнала в кого рыжая выросла такой разговорчивой и общительной. В какой-то момент, я ощутила как ладонь старосты прикоснулась к моей коленке. Это было волнительно. Вот он момент когда искра, буря, безумие. Когда тебе немногим больше пятнадцати ощущения более острые, яркие и запоминающиеся. Возможно, потому что это новый опыт. Первая влюбленность, первый поцелуй, первый секс. Ладно, последнего пока не было, но ведь молодость. Когда еще пользоваться глупостью, наивностью и природным любопытством, кроме как не во время зеленой неопытной юности. Ведь не всем же быть расчетливыми и прагматичными скучными людьми, которые выверяют каждый свой шаг. Но при этом я помню, что у всего есть начало и должно чем-то заканчиваться. Поэтому я очень опасаюсь расставания и ощутить боль, которая несомненно оставит болезненный след на сердце, того момента, когда мы не сможем быть вместе по каким-то причинам. Эти мысли я настойчиво отгоняю, но при этом я возвращаюсь к ним и очень боюсь их прихода.
Вы никогда не задумывались, почему мы влюбляемся тех или иных людей? Почему конкретно эта девушка или парень? Может дело в одинаковых чертах внешности? Я повернула голову к Амелии, после того как она погладила мою коленку. Ее ладонь была очень теплая и мягкая. Ее зеленые глаза напоминают мне о матери. А также я ощущаю запах земляничной помады. Так пахло от мамы, она часто готовила мне пирог из земляники, особенно жаркими летними днями. Когда я начала ходить в школу, мама сказала, что ей нужна помощница и научила меня готовить это кулинарное лакомство. К сожалению, она не дожила до этого момента из-за серьезной болезни. Отчасти по этой причине мы оставили наш дом в Канаде, где все напоминало о маме. Мой папа сильно любил маму и не стал встречаться с какой-нибудь другой женщиной, если она была жива. Но я не ощущала, что папа предает меня или нас с мамой. Он тоже заслуживает своего счастья и не мне его осуждать, особенно после всех усилий, которые он приложил, чтобы я не сильно печалилась из-за отсутствия мамы.
Одри, Амелия, девочки. Мы с Джастином долго об этом раздумывали и мы хотим кое-что вам сказать. Мы хотим, чтобы вы это знали. — произнесла миссис Райс, постучав вилочкой о свой бокал с шампанским, чтобы привлечь внимание обеих из нас. Женщина изрядно волновалась. Мой папа аккуратно накрыл ее ладонь своей, оказывая и демонстрируя поддержку. — Мы хотели объявить о том, что мы с ним любим друг друга и собираемся пожениться. Надеюсь, вы поладите друг с другом. Я вижу уже вы неплохо общаетесь. Надеюсь вы будете друг другу как сестры, а мы все вместе как одна большая дружная семья.
Это было неожиданно, даже слишком. Но больше меня испугали слова про сестер. Мне нравится Амелия, я ощущаю к ней симпатию искреннюю. Я не вижу в ней свою сестру, да даже для просто подруги она слишком близка. Но я придержала начинание родителей. Ведь если мы будем с Амелией жить вместе, то мы будем чаще проводить время, ведь так?
Да, конечно, миссис Райс. — произнесла я очень неуверенно. — Все будет хорошо.
После мы закончили ужин и пока родители были заняты подготовкой рождественских подарков как друг для друга, так и для нас с Амелией. Мы остались наедине и я решила воспользоваться случаем и признаться в чувствах Амелии, раз жизнь подкладывает нам такие расклады. К тому же мы стояли под рождественской омелой.
Амелия, — я аккуратно обняла свою подругу, очень близкую подругу. — Ты — моя первая и единственная любовь. Надеюсь, все останется так как есть и для нас ничего не изменится. Если ты тоже так считаешь... поцелуемся, пока родителей нет поблизости? — произнесла я и зажмурив глаза, потянулась вперед. Было очень волнительно. В отличии от теплых рук Амелии около получаса назад, мои были холодные, словно я была у себя в Канаде. Сейчас для меня было важно то, что скажет мне Амели.[NIC]Audrey Parrish[/NIC][AVA]http://s6.uplds.ru/fNeo1.png[/AVA][STA]Away From the Sun[/STA][SGN]av by Psyche[/SGN][LZ1]ОДРИ ПЭРИШ, 16 y.o.
profession: ученица старшей школы
[/LZ1]

+2

12

Пожениться? На мгновение рыжая так и застыла, слегка приоткрыв рот. Она не ожидала, что когда-нибудь в их с матерью размеренной жизни появится кто – то еще.  Она не знала, сможет ли вот так вот называть этого мужчину отцом. Она его видела первый раз в жизни. Возможно, в будущем она и сможет отнестись к отцу Одр теплее, чем сейчас.  Ведь впервые, после болезненного развода с отцом и побега из дома, она выглядела счастливой. Наверное, пора перестать быть такой уж эгоисткой и пожелать маме счастья. Хотя принять отца Одри в семью было легче, чем смотреть на свою подругу, как на сестру. От сестринской улыбки по телу не бегают мурашки, от ее близости сердце не ускоряет бег, а от прикосновений не подкашиваются колени. Райс не знала, что испытывала к блондинке, но это было явно не сестринская привязанность. Амелия держала Одри за руку, и ей становилось куда спокойнее. Да и вечер с семейными посиделками пролетел незаметно. Они шутили, смеялись, обсуждали, куда отправятся на рождественские выходные, пока родители, явно желающие уединиться, отправились в комнату за подарками, чтобы потом уже встречать наступление праздника вдвоем. Амелия осталась с Одри наедине, решив, что уборка со стола может отвлечь ее от мыслей о девушке, которая стояла рядом и улыбалась. Блондинка заговорила в тот момент, когда в руках рыжая держала поднос с остатками рождественского пирога, который был визитной карточкой ее матери. Хорошо, что хватка у Райс оказалась сильной, а то пришлось бы остаток вечера провести спасая ковер от крошек и фруктовой начинки, которая точно кровь, растеклась бы по полу.
- Любовь? – рыжая немного стыдливо улыбнулась,  ведь она не ожидала, что Одри, девушка, которой она сама уже много месяцев не знала, как признаться в своих чувствах, опасаясь потерять, испытывала то же самое. Оставив пирог на столе, Амелия закрыла дверь в гостиную, чтобы можно было услышать, когда родители вернутся. А сама, приблизившись к Одри, взяла ее за руку. Такая обычно бойкая и уверенная в себе, рыжая сейчас была растеряна и смущена. Но и рада. Рада, что может теперь прикасаться к своей подруге, обнимать и целовать, не опасаясь, что она оттолкнет ее. Теперь, когда их родители решили жить вместе, они и сами смогут еще чаще видеться. Подушечкой пальца Райс провела по манящим губам подруги.
- Глупенькая, между нами никогда ничего не изменится.
Амелия смотрела девушке глаза в глаза, а сердце с каждой секундой ускоряло свой бег. Еще один шаг на встречу и их губы встречаются в нежном, трепетном поцелуе. Первый раз, когда рыжая осознанно целовала девушку. Ведь  до знакомства с Одри ей никогда не нравились девочки.  Еще ближе, еще глубже. Теперь их поцелуй больше не походил на легкое прикосновение крыла бабочки, скорее на жаркий испанский танец. Страстный, огненный, яростный. Дыхание сбивалось,  а тонкие пальчики Амелии зарывались в длинные волосы подруги. Но пришлось сделать шаг назад, когда в коридоре послышался шум и голоса родителей. С большим трудом Райс удалось скрыть появившийся у нее на щеках румянец. Притворилась, что очень сильно погружена в уборку. А когда вся посуда оказалась на кухне, родители вручили им с Одри подарки. Рыжей подарили набор художника, о котором она так давно мечтала. Хотя мать и не одобряла занятий своей дочери, но, наверное, рядом с мужчиной, который ей явно не безразличен, перестала быть столь категоричной. Время уже приближалось к полуночи. Родители, наверное, хотели побыть вдвоем. По крайней мере, Амелии так показалось. Да и она сама хотела вновь почувствовать вкус губ подруги. На улице им никто не помешает. Там у них будет полно времени.
- Ма, а можно мы с Одри прогуляемся ненадолго? Ты же знаешь какой в городе потрясный салют и как красиво светит елка. Пофотографируемся и вернемся. Пожалуйста.
Рыжая всегда умела строить глазки, как тот пресловутый кот из Шрека. И этому взгляду мало кто мог отказать. Не прошло и получаса, как они стояли в центре, рядом с сияющей всеми цветами радуги елки. Здесь было полно прогуливающихся парочек, но для Амелии в целом свете существовала только одна. Одри.
- С рождеством, милая. – прошептала рыжая подруге в самые губы. И пока часы были двенадцать, а другие люди любовались фейерверком, Амелия, что есть сил, сжимала Одри в объятиях и целовала, целовала, целовала, словно опасаясь, что этот поцелуй может стать последним.

[NIC]Amelia Rice[/NIC]
[STA]Рыжая[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/jDYvW.jpg
[/AVA]

[LZ1]Амелия Райс, 17 y.o.
profession: ученица старшей школы/староста;
[/LZ1]

Отредактировано Veronica Lodge (2018-11-08 22:25:06)

+2

13

Сердце замерло, когда я стояла вот так, лицом к лицу с Амелией. Мы с ней стояли на грани. Я бы не смогла жить в одном доме с девушкой, которую люблю, но при этом не разделяла моих чувств. Это было бы жестоко. До зубного скрежета, до попыток на стенку залезть. Я трепетно ожидала, когда Амелия договорит. Однако все ее жесты намекают на то, что можно облегченно выдохнуть. Наши чувства более чем взаимны и достаточно сильны. Ее мягкие подушечки пальцев гладят по моим дрожащим губам. Я слышу слова Амелии. Мои губы изгибаются в легкой улыбке. На больший подарок на Рождество я в жизни не могла рассчитывать. Это лучший вечер в моей жизни.
Наши губы соприкоснулись и я с удовольствем смаковала момент и прикрыла свои глаза. Ведь говорят, что если убрать одно чувство, то другие усиливаются. А дальше произошел перелом. Я рассчитывала на легкий, невесомый поцелуй. Но рыжая была словно всполохом пламени, пожиравшая меня, будто лист бумаги. Амелия жадно впивалась в мои губы. Первое время я даже слегка опешила от такой настойчивости. От такого даже дыхание перехватывает.  Я открыла глаза и застенчиво посмотрела на свою подругу. В этот момент я ощутила желание кричать во все легкие, словно я выпрыгнула из самолета в пропасть без парашюта.
Но все хорошее рано или поздно заканчивается. Наш первый поцелуй окончился тем, что нас спугнул шум в коридоре. Пришлось резко прерваться и вернуться к своим делам... или хотя бы сделать вид, что мы занимаемся своими делами. Амелия вернулась к посуде, а я в быстрых метаниях с мыслью "что делать?" не придумала ничего лучшего, чем заглянуть в холодильник. Как минимум, холод из этого шкафа поможет остудить мои раскаленные ушки и щечки. Однако пришлось все таки вылезти из своего убежища. Во-первых, это крайне подозрительно, что гостья пялиться в содержимое чужого холодильника, во-вторых, родители все-таки решили сделать нам с Амелией подарки. В отличии от старосты, мне тоже досталась вещь, о которой я мечтала давно. Новенький фотоаппарат. Я не особый фанат селфи и их практически не делаю. Хотя нет, я, в целом, не люблю фотографировать людей. Но вот фотографировать всякое вокруг, в основном различные виды и какие-то запоминающиеся штуковины, это да.
Подарок несколько отвлек меня от Амелии, но рыжая решила, что нам стоит продолжить общение вместе и желательно наедине, Где родители не смогут нам помешать.
Да, Я хочу проверить свой фотоаппарат, мы постараемся скоро вернуться. — часто закивала я, вторя словам своей возлюбленной. Наши родители тоже хотели остаться наедине, поэтому со спокойной душой отпустили нас. Мы держались за руки по пути к елке, на городской площади. Вокруг было много народа. Некоторые из них такие же парочки как и мы. Стоя чуть поодаль от елки и основного скопления мы крепили каждый удар курантов поцелуем, надеясь что сможем восполнить желание целоваться и быть близки в будущем, ведь наши родители явно не будут в восторге от степени нашего сближения.
Это наш лучший день. Ведь в этот день я была не безразличная ей.


Первая неделя совместной жизни наших родителей прошла спокойно. Отчасти, потому что мы были на каникулах. Мы с Амелией даже не обратили особого внимание. Единственное, что изменилось, так это то, что мы с ней жили в одном доме. Правда у нас были разные комнаты и спальни. Иногда мы уединялись, чтобы поцеловаться, обниматься и предаваться нежности за школьным спортзалом, подальше от любопытных глаз. Ведь потребность в близком контакте еще никто не отменял. Но в остальном мы были обычными подругами, которые теперь живут вместе.
Через месяц я осмелилась на одну выходку. Днем, по пути домой из школы я договорилась с Амелией, что я приду к ней в комнату ночью, когда все будут спать. Я хотела почаще быть вместе с ней.
Как мы и планировали, я прошмыгнула в комнату моей рыжей любви. Аккуратно, словно змея, я аккуратно вползла в постель Амелии, укрываясь с ней под одеялом с головой. Мы смотрели друг на друга, не отводя взгляда. Рукой я аккуратно поправила пару локонов, которые попали на лицо Амели и погладила пальцами по ее скулам. После этого я робко приблизилась к ней и поцеловала в губы, аккуратно прижимая рыжую к себе.[NIC]Audrey Parrish[/NIC][AVA]http://s6.uplds.ru/fNeo1.png[/AVA][STA]Away From the Sun[/STA][SGN]av by Psyche[/SGN][LZ1]ОДРИ ПЭРИШ, 16 y.o.
profession: ученица старшей школы
[/LZ1]

+2

14

Это Рождество стало самым ярким и запоминающимся в жизни Амелии. Даже переплюнул день, когда Санта Клаус принес ей огромного плюшевого медведя, о котором девочка так давно мечтала. С ним рыжая потом засыпала и просыпалась много лет подряд.  Медведь должен был и сегодня согревать свою хозяйку, но впервые за много лет, Райс уступила его место кому – то другому. Одри. Амелия так и не смогла отпустить подругу от себя. Родители уже давно спали, когда они вернулись. И теперь, когда им никто не мог помешать, рыжая вновь и вновь целовала блондинку. Она не могла насытиться ей. Слишком давно скрывала, слишком долго терпела. А теперь опасалась, что проснись Одри поутру, может передумать. Смутиться и сделать сотню шагов назад. Но засыпали они вместе. Ами обнимала свою подругу, как когда – то любимого мишку. Она была ее маленькой мечтой, которая сбылась на Рождество. А потом дни потекли слишком уж быстро. Каникулы они с Одри провели вместе, старательно изображая для родителей хороших девочек. Но стоило им оказаться наедине, они тут же, не теряя мгновения, целовались, обнимались, да и просто дарили друг другу нежность. На месяц их отношений, Амелия подарила Одри медальон, который ей  достался от отца. И если раньше на нем было выгравировано имя его рыжей владелицы, то теперь красовалось имя ее подруги. Одри. Благо, что отец их с одноклассника, был ювелиром и сделал новую надпись почти даром.
- Надеюсь, тебе нравится… – улыбнувшись, проговорила Райс, вкладывая подарок в ладонь возлюбленной. Но всю романтику момента испортил Дерек, который так не вовремя вошел в класс, где до этого момента они с Одри были только вдвоем. Хорошо хоть они не целовались, а то через пять минут об этом бы уже знала вся школа. А говорят, что мужчины не сплетники. Ага, как же. Им просто нужен хороший повод. И его Амелия давать не хотела, поэтому и проследовала к выходу, как ни в чем не бывало. Все равно вечером они еще смогут побыть с Одри наедине. Вот этого мгновения Райс и ждала весь оставшийся день. Но время, как назло, тянулось точно резиновое. Родители долго не ложились спать. Смотрели какой – то фильм, что – то вспоминали, смеялись. А Амели сидела, словно на иголках, смотря на Одри, к которой так хотела прикоснуться, но не решалась. Даже сослалась на то, что болит голова, чтобы уйти с семейного просмотра и закрыться у себя в комнате.  Сколько прошло времени, прежде чем девушка увидела подругу, она не знала. Но, наверное, много. Хотя часы говорят, что всего – то полчаса. Врут, не иначе. Но стоило блондинке коснуться своими холодными пальчиками, разгоряченной кожи рыжей, уже ничего в этом мире не имело значения.
- Поцелуй меня… - прошептала Амелия, срывающимся голосом и Одри поцеловала. Это было, как спасение, словно умирающему от обезвоживания путнику в жаркой пустыне, предложили глоток холодной воды. Одри была водой для Райс, она была ее живительным источником. Наверное, поэтому она даже нежный, немного нерешительный, трепетный поцелуй, превратила в нечто страстное, горячее, пробуждающее желание. Она и сама его в себе будила. Ведь теперь ей было катастрофически мало губ подруги. Она хотела ее всю. Рука рыжей коснулась шеи блондинки, опускаясь ниже к ключицам, застывая на груди, слегка сжимая ее через пижаму, которая так мешала. Ведь Амелия хотела чувствовать жар кожи  Одри, прижимать ее к себе, целовать каждую клеточку ее столь манящего тела, чувствовать, как бьется ее сердце. Рыжая не думала, что может своим напором испугать подругу. Она сейчас совсем не думала. Все мысли в голове затмевались страстью, которую разбудила в рыжей ее подруга.

[NIC]Amelia Rice[/NIC]
[STA]Рыжая[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/jDYvW.jpg
[/AVA]

Отредактировано Veronica Lodge (2018-11-08 22:25:49)

+2

15

[NIC]Audrey Parrish[/NIC][AVA]http://s6.uplds.ru/fNeo1.png[/AVA][STA]Away From the Sun[/STA][SGN]av by Psyche[/SGN][LZ1]ОДРИ ПЭРИШ, 16 y.o.
profession: ученица старшей школы
[/LZ1]За всеми нашими нежностями с Амелией, мы не обращали внимание на наших родителей. А посмотреть было на что. Они выглядели счастливо и чем-то были похожи на нас с рыжей. Нет, они не скрывали свои чувства от нас. Они были похожи на нас тем, что выглядели как два страстно влюбленных друг в друга человека. Только если мы с Амелией подростки, выглядим мило или около того, то родители слишком взрослые для того, чтобы вести себя. По-крайней мере, мне так кажется. Обычно взрослые люди... хм-м... никогда не задумывала о том, как должны любить люди.
[float=right]https://a.radikal.ru/a00/1811/19/ed59b3c94c2c.jpg[/float]Я стала замечать, что в школе оставалось все меньше мест, где мы могли бы остаться наедине с Амелией, как, например, тот случай с ее подарком-медальоном. Это было очень приятно. Приятно обладать вещицей, которая связана именно с нами двумя, ведь на металлической поверхности была гравировка с нашими именами. Я тоже не хотела в долгу оставаться, но большого количества денег у меня не было, да и не попросишь особо у родителей. Хотя если бы я сказала, что хочу сделать подарок Амели, то они вряд ли бы отказались дать. Правда они не понимали, что значит этот подарок. Я сплела из бисера нам одинаковые браслетики, каждый украшала небольшая красно-черная божья коровка.
Мне казалось, что из всех людей на Земле мне нужна только эта рыжая красавица... нет, так и было. Я не могу без нее. Вот сейчас мы лежим в ее постели, укрывшись с головой и глядя в сумраке света от проказницы Луны, что подглядывает за нами. Надеюсь, что только она. Мои пальцы все еще неуверенно и робко прикасаются к коже и волосам моей любимой. Это самая волнительная ночь. По яркости и искренности переживаний с ней может сравниться только тот сочельник, когда я призналась Амелии в своих чувствах, а она ответила взаимностью.
Раздался зов о помощи и я сначала прижала пальцем губы подруги, боясь, что шепота будет достаточно, чтобы поднять родителей, ведь в их глазах мы выглядим примерными близкими подругами-сестрицами, которые проявляют нежность и заботу друг к другу. После я медленно убрала указательный палец с мягких, теплых губ и убрав руки за ее голову и одарила ее поцелуем. Каждый раз каждое из наших прикосновений было новым. К этому ощущению невозможно привыкнуть. От этого бросало в жар, а как только мы отпускали друг друга тело знобило, словно при лихорадке. Я ощущала сильную зависимость от нее. Но ведь это не вредит нам? Не убивает, как это делают наркотики или алкоголь. Просто эти губы невозможно просто так отпустить, а эти зеленые глаза прямо и манят, чтобы посмотреть в них, рыжие локоны призывают их погладить и ощутить их мягкость.
Наши дальнейшие движения были полны неуверенное и неловкой суеты, ведь раньше у нас никого не было настолько близкого и настолько желанного, чтобы ощутить то же влечение. Мои руки неуверенно скользили по светлой, гладкой и нежной коже Райс, забираясь под пижаму. Губы прикасались не только к губам моей Амелии. Она делала все точно так же.


Это была самая волнующая, волшебная и незабываемая ночь за всю мою жизнь. Мы так и заснули в обнимку в одной постели, хотя я планировала все таки вернуться к себе в комнату, но рядом с Амелией было так хорошо, что я не смогла с собой ничего сделать. Нас разбудил стук в дверь и голос мамы Амелии. Хорошо, что в нашей семье не было привычки входить без стука, да и будить входя в комнату.
— Амелия, просыпайся. Опоздаешь в школу. — прозвучал приглушенный голос за дверью.
Я резко открыла глаза. Спустя минуту, мы услышали такой же стук в соседнюю, мою комнату и те же слова, только обращенные ко мне. Я вскользнула из кровати натягивая свою пижаму обратно и отвлеклась на первый за день поцелуй моей Амелии. Дождавшись, когда родители скроются из коридора на кухню или куда-нибудь, я аккуратно проскользнула в свою комнату. Это было приключение. Самое настоящее, что щекотало нервы и выбрасывало в кровь адреналин.

+2

16

Амелии было семнадцать. Почти восемнадцать. Она уже пару лет, как потеряла невинность. Но сегодня, когда она ощущала себя, словно впервые в жизни кого – то касалась в порыве страсти и желания. Наверное, всему виной было то, что первую скрипку играл Джонатан, бывший парень рыжей. Он точно знал как действовать, чтобы доставить удовольствие. Знал, как поцеловать, чтобы ноги подкашивались, знал, что нужно было сделать, чтобы даже от взгляда бросало в дрожь. Амели же ощущала сейчас себя, как первоклассник, который впервые попал на урок по той же математике, которую она до сих пор до конца не понимала,  и от нее требуется блеснуть знаниями. Показать своим одноклассникам, что она что – то знает и умеет. Вот только все, что она делала, было скорее инстинктивно, чем выверено и умело.  Особенно по началу, когда Райс впервые увидела свою возлюбленную без одежды. Ей нравилось касаться ее, нравилось целовать каждый сантиметр ее столь желанного тела. Особенно маленький шрамик под ключицами. Хотя Амелия и не была уверена, что все делает правильно. Все же до этой ночи у нее не было ни одной девушки. Да и с парнями ее мастером назвать никто бы не решился. Но когда с губ блондинки стали слетать , как нектар для услады слуха рыжей, стоны, Райс поняла, что можно расслабиться. Все было чертовски приятно. И какой же Одри была красивой – белоснежная кожа, глаза, в которых зажигался огонек страсти и желания, волосы, рассыпавшиеся по подушке, пухлые губы в ожидании поцелуя. И Амелия целовала их одури, до помешательства, не имея возможности остановиться. И если кто в их паре и был ненормальным, то это рыжая, которая если уж любила то так сильно, что умрет, не будь рядом с ней того, кто был дорог ее сердцу. Она так и засыпала, прижимая возлюбленную к себе, не желая отпускать ее от себя, даже во сне. Засыпала с улыбкой на лице. Как жаль, что нельзя вот так проводить каждую ночь, не опасаясь того, что их родители заметят, насколько сблизились их дочери. И если реакции отца Одри рыжая предугадать не могла, то свою маму она знала слишком уж хорошо. Там точно ничего хорошего ждать не приходилось. Будь на месте Одри или самой Амелии мальчик, то она, быть может, еще закрыла бы глаза. А так…Райс даже страшно было подумать, что было бы, открой сейчас она дверь и увидев их вдвоем обнаженными. Но Амелии и Одри повезло. Их разбудил только стук в дверь и у них был шанс оставить свои отношения тайными. Нужно было в следующий раз быть острожными. Наверное, поэтому Ами и не оставалась у Одри до самого утра, хотя и хотелось засыпать, обнимая ее, а не плюшевого медведя. Но  их тайный роман был куда дороже этого приятного во всех смыслах бонуса.  Нужно было потерпеть недолго. Через месяц родители должны были уехать на неделю. Отец Одри хотел устроить сюрприз для матери Амелии. Романтическое путешествие, где они смогут побыть только вдвоем. А у них с блондинкой будет шанс целую неделю, не скрываясь, делать все, что их душе будет угодно. Можно было даже притвориться больными и пропустить  школу, оставаясь наедине круглосуточно. Как же Райс  ждала этого дня. Наверное, поэтому слегка расслабилась, а бдительность притупилась . И будучи уверенная, что родители давно спят, покидая комнату Одри, не стесняясь на прощание поцеловала подругу так жарко и страстно, что будь она огнем, то можно было сгореть заживо. Нужно было закрыть дверь или попрощаться раньше, прежде чем они окажутся в коридоре. Но этого уже было нельзя изменить. Ведь мама Амелии, мучимая бессонницей, услышала шум наверху и пошла проверить, что там происходит. А теперь так и застыла, точно каменное изваяние, не имея возможности даже слова произнести.   

[NIC]Amelia Rice[/NIC]
[STA]Рыжая[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/jDYvW.jpg
[/AVA]

+2

17

[NIC]Audrey Parrish[/NIC][AVA]http://s6.uplds.ru/fNeo1.png[/AVA][STA]Away From the Sun[/STA][SGN]av by Psyche[/SGN][LZ1]ОДРИ ПЭРИШ, 16 y.o.
profession: ученица старшей школы
[/LZ1]Я не намного младше Амелии, просто у меня день рождения в ноябре незадолго до дня Благодарения, и поэтому я пошла в школу, когда мне было полных шесть лет. А сейчас мне полные шестнадцать.
В тот раз пронесло. И это создало у нас иллюзию безнаказанности наших отношений. То что мы сможем скрывать наши чувства и нашу близость прямо под носом наших родителей. В очередной раз мы были ночью вместе, только на этот раз в моей спальне, но это незначительные детали. Мы снова были вместе, снова были близки. Лучше бы оставались до утра вместе, а потом расходились по комнатам... или же закрывали двери на все засовы. Но увы. Наша беспечность, возможно, потому что мы слишком увлечены друг другом, может потому что мы беззаботно молоды, заставила нас поплатиться за эту нелепую оплошность. Миссис Райс увидела как мы поцеловались с Амелией, и это далеко не дружеский или сестринский поцелуй. Хорошо, хоть сделали это одетыми. Но бури не последовало. Может женщина подумала, что ей привиделось, может она отказывалась верить в то, что две девушки, которые должны быть друг для друга сестрами чувствуют близость друг с другом намного более серьезную. Нам же с Амели оставалось только верить и надеяться на то, что она ничего не поняла. Хотя эта надежда откровенно призрачная и слабая.
После той злосчастной ночи миссис Райс постоянно смотрела на нас. Она неодобрительно покачивала головой всякий раз, когда мы находились вместе. Мой папа не понимал изменений в поведении мамы Амелии и надеялся, что у женщины просто накопился стресс или из-за какой-то еще причины. Он и сам много времени проводил на работе, что также не особо хорошо отзывалось для его отношения с женщиной. Но он искренне надеялся, что сможет все исправить во время их романтической поездки.
Но спустя пару месяцев, после того как они приехали из круиза, все было плохо. Родители начали ругаться. Сначала все было тихо и они не выносили сор из избы... точнее так, чтобы мы видели как спорят и скандалят старшие, но это было недолго. Благо мой отец хороший человек и порядочный мужчина и до рукоприкладства не доходило, но лишних слов было наговорено не мало, а они порой бывают больнее любой пощечины или удара. В один непрекрасный день, точнее вечер мы собрались для очередного семейного ужина. Единственного за долгое время. Мы ощущали напряжение за столом.
Это тяжело сообщать, но мы с мамой приняли решение расстаться. — заговорил мой отец. Было слышно, что ему было тяжело произносить, потому что он хотел смягчить удар, но он — человек прямолинейный и по-другому не умел.
Что ты имеешь в виду, папа? — произнесла я. Мой взгляд дрогнул, потому что если кто-то из нас с Амелией переедет куда-нибудь, я не переживу.
Амелия уже знает. Мы собираемся переезжать в Нью-Йорк. И не делайте вид, что вы тут не причем! — заявила миссис Райс. — Я не знаю что между вами происходит, но это неправильно. Вы же сестры!
Мы не сестры! — крикнула я, а затем встала из-за стола и убежала к себе в комнату. Это была правда. Амелия мне не сестра, мы не родственники, даже если кому-то хотелось так думать. Мы ближе чем сестры и любим сильнее, чем на это способен любой другой родственник. Из моих глаз выступили слезы. Спустя пару минут после того, как я вбежала в свою комнату, я услышала шаги за дверью. Вскоре в комнату вошла Амелия и я с порога набросилась на нее, крепко обнимая.
Ты все знала... Почему ты не сказала мне? Когда вы уезжаете?

+1

18

Амелия знала свою маму, как никто другой и понимала, что раз она сразу ничего не сказала, то только потому, что пыталась не устраивать скандал, надеясь, что все само собой пройдет. Но чем больше проходило дней, тем очевиднее становилось, что женщина все отлично увидела, поняла, но не приняла. Теперь на ее лице больше не было той беззаботной счастливой улыбки, которая появлялась стоило только ей посмотреть на отца Амелии. Они стали отдаляться. Наверное, женщина думала, что если бы они не съехались так быстро, если бы не попытались сплотить своих дочерей, то ничего бы и  не случилось. Они просто были бы одноклассницами, дружили бы, встречались бы с мальчиками. А теперь…их родители  ругались друг с другом почти каждый день. Рыжая  даже почти перестала выходить из своей комнаты вечерами. Это навевало ей печальные воспоминания, как тогда, когда они убегали с матерью в ночь от отца. И теперь, когда она встречалась с потухшим  взглядом матери, которая пускай ничего и не говорила, но точно злилась на дочь, то винила во всем себя. Не приди она в комнату к Одри, не поцелуй ее, когда стоило просто разойтись до утра, ну или остаться вместе, как они делали неоднократно, то все было бы хорошо. Родители бы уехали в круиз счастливыми, и они с Одри тоже были бы счастливы. А теперь они с подругой  даже виделись очень редко. Моменты уединения в школе и редкие ночи, когда они вновь были близки, но теперь эта близость была сродни преступлению. Хотя Амелия и упивалась поцелуями Одри, как последними в жизни. Ведь, когда в один из дней, они остались с матерью наедине, она сказала, что через несколько недель они переедут в Нью-Йорк. Там открылся филиал ее фирмы. Женщина рассказывала что – то про повышение, но рыжая знала, что мама никогда бы не уехала, будь у них с отцом Одри прежние взаимоотношения. Возможно, даже женщина убегала, чтобы, как ей казалось, спасти  дочь от падения. Но она делала только хуже. У Ами сердце разрывалось, стоило ей встретиться взглядом с Одри. Как ей сказать? Она не могла и не хотела расставаться. Но знала,  что придется, что этого не избежать. Рыжая вечерами стала пропадать, гуляя по темным улицам. Она старалась унять боль, которая с каждым мгновением лишь усиливалась. Она и до этого дня была не самой усердной ученицей, а теперь ей и вовсе было все равно. Для нее посещение школы было сродни пытке, ведь рядом всегда была Одри. Один взгляд и слезы сами скатывались по щекам, хотя Райс и пыталась скрыть все, отворачиваясь или списывая на банальную пыль, которая в глаза попала. Сегодня рыжая вновь планировала сбежать, рассказав позже Одри историю о том, что занимается с кем – то из отличников класса, готовясь к поступлению в колледж. Но отец блондинки, выбравший этот вечер для того, чтобы рассказать, дочери о намерениях разъехаться по разным домам, заставил Райс остаться. Она не могла оставить возлюбленную одну. Не хотела, чтобы она плакала и переживала все в одиночестве, как делала сама. Неодобрительно посмотрев на мать, Амелия бросилась вслед за блондинкой. Та едва успела дверь прикрыть, как староста уже оказалась внутри. Одри обняла ее и Ами обняла ее в ответ. Теперь рыжая уже не скрывала своей боли и слез.
- Одри, как я могла сказать тебе? Я не хотела, чтобы ты грустила. Да и до конца надеялась, что наши родители помирятся. Чудеса случаются…иногда. Но не сейчас. Моя мама очень упряма. Она винила себя в том, что мы стали…ну больше, чем сестры. Она же подталкивала нас к общению друг с другом. Думала, что мы просто будем подругами.
Каждое слово давалось Райс с трудом. Голос дрожал, а слезы душили. Девушке казалось, что она задохнется от переполнявших ее сейчас эмоций. Выпустив подругу из объятий, Амелия сделала несколько шагов назад, коснувшись спиной стены. А потом съехала вниз, подтянув колени к груди
- Мы уезжаем через неделю. В следующую пятницу у нас самолет. Мать даже разрешила учиться на художника, а не бухгалтера, которым она меня видела в будущем. Но я бы согласилась даже на бухгалтера, лишь бы ты была рядом со мной. Не могу представить, что больше не смогу целовать тебя, обнимать и просто видеть твою улыбку.
Дрожащими пальцами, рыжая коснулась губ приблизившейся к ней подруги. Улыбнулась, вспоминая сочельник, когда она точно также касалась губ Одри. Поцеловала, так нежно и ласково, насколько была способна, словно прощаясь. Но не успела девушка даже обнять блондинку, как раздался стук в дверь. Ее мать, хоть и не заходила внутрь, но была по ту сторону двери незримым призраком.         

[NIC]Amelia Rice[/NIC]
[STA]Рыжая[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/jDYvW.jpg
[/AVA]

+1

19

Жди меня у маяка каждое воскресение, хорошо? Пока мы не встретимся снова... и навсегда. Это еще не конец. Ты — первая и последняя любовь в моей жизни. — всхлипывая и испытывая такую же сильную бурю эмоций, как и у Амилии, я обнимала ее, боясь, что ее отнимут от меня. Наши заплаканные глаза смотрели друг на друга. От бессилия, не было желания и возможности стоять на ногах и мы обе свалились на мягкий матрас мой постели, как делали это раньше. Я гладила руками по лицу подруги. Это было мне жизненно необходимо. Я хотела точно знать ориентиры. Может быть не через месяц, может даже и через годы, но мы точно встретимся снова. Я была не готова смириться с такой существенной потерей в моей жизни.
Весь день мы не выходили из моей комнаты. Спустя пару часов, мы все таки успокоились и перестали плакать. Возможно, все слезы уже были выплаканы, возможно, потому что нечего плакать, пока мы обе вместе. Лежа друг рядом с другом, мы нежно прикасались друг к другу, аккуратно двигаясь, чтобы не потревожить покой друг друга, чтобы не сделать очередной надрыв между нами, за которой последует снова осознание того, что у нас осталось семь дней. Это могло выплеснуться в очередную волну истерики.
Получается, что у нас остается около десяти тысяч минут... — тихо прошептала я, вытирая слезы, которые не успели высохнуть и оставались влажными дорожками по щекам моей Амелии. — Как же я хотела, чтоб все остановилось. Чтобы все осталось как есть. — продолжала я утешать свою подругу, возлюбленную, первую и единственную возлюбленную. В этот момент мне было без разницы, подглядывают ли за нами или нет. Ведь какой смысл скрываться, если все итак знают кто мы друг для друга, что испытываем и чем мы занимаемся. Я лишь жалела о том, что мы не признались о взаимной симпатии друг к другу своим родителям. Это наша оплошность, за которую мы поплатились.
Если замедлить дыхание, то время тоже замедлится. Так говорят индусы. — произнесла я, вспомнив занятия йогой, которой занималась моя мама. Мне тогда было десять. Детский мозг может не замечать того, как он впитывает информацию, но точно запоминает некоторые факты. Я крепко обняла Амелию, начиная дышать медленнее. Мне по крайней мере хотелось в это верить. Может я просто делала громкие вздохи спустя какое-то время. После чего посмотрела на заплаканные глаза подруги и мои губы изогнулись в легкой улыбке.
Впервые за несколько недель мы снова провели ночь вместе. Нам было физически больно расставаться, даже на считанные секунды. В комнате было темно, тепло и тихо. Очень интимная обстановка. Я аккуратно разделась и легла рядом с Амелией. Также помогла ей обнажиться. После всех этих приготовлений, мы легли друг рядом с другом вплотную.
Я должна запомнить, как пахнет каждая частичка твоего тела. — прошептала я, после чего поцеловала ее в губы, а затем стала двигаться ниже, ощущая аромат теплого молодого тела. Руки между делом двигались, ощущая бархат кожи, запоминая каждый изгиб. Мы должны быть вместе. Всегда и постоянно. Жаль, что не все может идти по плану. Я никогда не перечила отцу, но в этот момент я не могла с ним согласиться. Я не хотела отпускать Амелию. Я целую ее кожу вновь.[NIC]Audrey Parrish[/NIC][AVA]http://s6.uplds.ru/fNeo1.png[/AVA][STA]Away From the Sun[/STA][SGN]av by Psyche[/SGN][LZ1]ОДРИ ПЭРИШ, 16 y.o.
profession: ученица старшей школы
[/LZ1]

+1

20

Амелия вытирала слезинки, скатывающиеся по щекам Одри. Она будет ждать девушку всю оставшуюся жизнь. Она же тоже ее любит – глубоко, искренне, по – настоящему. Даже если мама будет тысячу раз против, рыжая будет вновь и вновь стремиться к своей белокурой подруге. Она получит образование, будет получать стипендию, которую будет копить, чтобы уехать обратно. Пускай на день, но она вернется в объятия к своей подруге, чтобы вновь ощутить теплоту ее кожи, увидеть улыбку на ее губах, обнять, чтобы уже никогда не отпускать. Райс верила по – детски наивно, но верила. Пройдет неделя, другая, третья, а потом они с Одри будут вместе уже навсегда. Они никогда не расстанутся. Ведь если любовь настоящая, то она ведь будет длиться вечно. Правда, Одри? Амелия хотела задать подруге этот вопрос, но так и не решилась прервать тишину, которая поселилась в комнате, когда слезы закончились, вместе  со словами. Рыжая заботливо перебирала волосы подруги, как делала долгие месяцы до этого, с того самого дня, как они впервые были близки. Пыталась улыбаться, хотя улыбка  выходила какой – то кривой и грустной. Да, она хотела верить, что можно остановить время, что у них еще целая неделя впереди. Но с другой стороны понимала, что время пролетит так быстро, что они даже не успеют и заметить, как окажутся около здания аэропорта, обнимаясь в последний раз. Стиснув зубы, Амелия изо всех сил боролась с подступавшими к горлу слезами. Сейчас было не время, чтобы плакать, ведь Одри целовала ее так пылко, нежно, опьяняюще и преступно было думать еще о чем – то, кроме ее таких сладких губ и ласковых прикосновений. Пускай эта ночь не была первой, которую мы провели вместе, но когда эмоции бьют через край, все кажется еще более ярким и запоминающимся. Губы Одри коснулись кожи рыжей, и в то мгновение она ясно ощутила, что значит вечность, что значит сердце, что значит душа. Она отчетливо понял только, что теперь они с ней уже не смогут быть всегда вместе.  Их по прежнему ждала необозримая жизнь, перед  ними раскинулась неизбежная равнина времени без конца и края. Но сейчас, в это мгновение они все еще были вместе. Ласковые пальчики подруги блуждали по ее телу, вызывая электрические разряды у каждой частички, которой они касались. Ами выгибалась навстречу желаниям блондинки, позволяя ей делать все то, что она хотела, но, быть может, не решалась до этого дня. И у самой Райс в эту ночь не было ничего запретного. Она даже не пыталась глушить ни стоны, ни сладострастные вздохи, ласкавшие слух. Пускай все вокруг знают, пускай слышат, что сегодня им двоим хорошо. И еще будет также, даже если для этого дня потребуется подождать. День, неделя, месяц. Да даже если всю оставшуюся жизнь. Амелия будет ждать встречи с Одри. Ведь жизнь короче, чем каждый из них думает. И нужно любить, пока ты жив, пока еще можешь любить. И рыжая любила так, как могла, как умела. Ей было все равно, что на утро скажет мать, как посмотрит на нее. Ведь она не глупая и отлично слышала, что происходило сейчас в комнате Одри. Но она и так решила их разлучить. Что еще большее она сможет сделать? И как бы родители не были против, староста будет наслаждаться каждым мгновением, проведенным рядом с возлюбленной. Никакой школы, никаких дополнительных занятий для поступления в колледж. Всю эту неделю они проведут вдвоем, даже если весь мир будет против.
- Смотри, вновь пошел снег. – закутавшись в простыню, Амелия подошла к окну, любуясь открывающимся видом. Целая равнина белого, пушистого и мягкого снега.
- Как в Сочельник, когда мы впервые поцеловались.  Пообещай, мне, Одри…Пообещай, что через год мы вот также будем любоваться снегом и ловить ртом снежинки. Пообещай.
Ведь Амелии сейчас так нужно было во что – то верить. Пускай надежда была слишком хлипкой, ненадежной, ведь год это такой огромный срок. Но это же намного лучше, чем ничего. 

[NIC]Amelia Rice[/NIC]
[STA]Рыжая[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/jDYvW.jpg
[/AVA]

[LZ1]Амелия Райс, 17 y.o.
profession: ученица старшей школы/староста;
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Юные сердца