Представляете, Сакра онлайн уже целых 7 лет! Спасибо, что поселились в этом солнечном городе вместе с нами.
Где-то за стенкой капает не до конца закрытый Славиком кран, понемногу мотает оксимироновский счётчик, по копеечке тянет оксимироновские денежки... читать дальше




внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?
вктелеграмбаннеры
Forum-top.ru RPG TOP
сакраменто, погода 10°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
единорог Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Justin
[icq: 28-966-730]
Aili
[telegram: meowsensei]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Bumblebee


Bumblebee

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://funkyimg.com/i/2E2z5.gif• • •Джей Уэст & Бамблби

[AVA]http://funkyimg.com/i/2E2tH.gif[/AVA]
[SGN]w e   g o n n a   r i s e   u p   t o   t h e   t o p . . . . . . . . . . . . .  // . . . . . . . . . . . . .http://funkyimg.com/i/2E2tq.gif http://funkyimg.com/i/2E2tr.gif[/SGN]
[NIC]Bumblebee[/NIC]
[LZ1] БАМБЛБИ
origin: автобот
[/LZ1]

+1

2


В Рио-де-Жанейро солнечно.

В Рио-де-Жанейро солнечно даже тогда, когда пасмурно. В Рио-де-Жанейро солнечно даже тогда, когда ночь. В этот бразильский город – знойный, сухой и пыльный – солнце въелось, словно ржавчина в железо. Дожди здесь редкие, и только живописный залив Гуанабара спасает город от мучительной жажды. Кариока – коренные жители Рио-де-Жанейро – наверное, уже рождаются загорелыми, а туристы, стоит им сделать два шага в сторону административного центра Бразилии, становятся смуглыми так же быстро, как сахар растворяется в бумажных стаканчиках с их горячим кофе.

За последние несколько лет Рио изменился до неузнаваемости – расширился, вытянулся и разросся, как на дрожжах. Кривые трехэтажные домики с облезлой краской и с обветшалыми крышами сменились  громоздкими небоскребами – и только в самых старых районах, до которых еще не добралась жилистая рука нового мэра, остались хлипкие бетонные домишки. Именно на этих узких улочках с разбитым асфальтом тусуются люди старой закалки – те, которые живут исключительно за счет продажи наркотиков. Это самые опасные люди. До них новый мэр тоже обещал добраться, но поговаривают, что передумал, когда попробовал на вкус их товар. Слухи ли это мы, пожалуй, никогда не узнаем.

Можно долго рассказывать о городе, в котором живу вот уже три года, но куда интереснее поведать о том, как я вообще здесь отказался, да еще и на этих самых улочках для людей старой закалки. Родился я не здесь, а в Америке – передаю пламенный привет дяде Сэму, который взял намного больше, чем дал. Я вырос в хорошей семье, благополучной и состоятельной, окончил престижный колледж по специальности «инженерия автомобилей и другого наземного транспорта», нашел работу, женился, словом, вел жизнь стереотипного американца. Все пошло по пизде, когда узнал, что дражайшая супруга потрахивает не только меня, мой мозг и кошелек, но и соседа. Две физиономии были беспощадно разбиты, но если женушка моя ошибку поняла и признала, то сосед распетушился и решил от меня избавиться. Не убить, конечно, а упечь за ржавую решетку. Пожизненно. И он это сделал бы, потому что сам судья. Наш суд – самый гуманный суд в мире и все такое. Пришлось паковать вещи и бежать, причем делать это впопыхах – тогда, когда на пороге моего дома уже в нетерпении переступали с ноги на ногу местные копы. Тихо и мирно из Штатов уехать не получилось, но повезло не загреметь. Осел в Бразилии, потому что здесь живет мой брат. Всегда наивно полагал, что он канцелярский бизнес держит, а этот сукин сын травку выращивает, а потом толкает ее барыгам помельче. Я не хотел влезать в это болото, но голод – не тетка, пришлось забыть о принципах и запачкать руки. Сперва сам курьером был, потом брат предложил мне провернуть одно дело, сидя за рулем, и я справился лучше, чем все те, кто были до меня. Так и оставили на должности водителя, а заодно и соучастника. Не сказать, что я доволен своей жизнью, но на безрыбье и рак рыба. В Штаты мне дорога заказана, а здесь есть крыша над головой, деньги и бухло.

В целом, я неплохо живу. Наверное, потому, что нелегально.

― Красавчик, ― ко мне приближается пышногрудая Консуэлла – первая красавица этого заблеванного всеми богами бара и единственная причина, почему я каждый вечер тусуюсь именно здесь. Да и не только я. Оглядитесь. ―  Эти двое следят за тобой с того момента, как ты пришел. Не поворачивайся. Кажется, правого я видела – он пытался закрыть Паулу.

Паула – проститутка. Из наших. Значит, те двое – копы, которые вот уже несколько лет безрезультатно пытаются накрыть наш бизнес. Заебли под ногами путаться, ей богу.

― Понял, ― коротко киваю, поднимаю только что наполненную стопку и залпом вливаю в себя текилу, а потом встаю и, отсалютовав двумя пальцами от виска, ухожу из бара. Я без тачки. Это плохо. На своих двоих далеко от погони не уйдешь, и я сворачиваю в подворотню, ускоряю шаг, который медленно переходит в бег. Оторвавшись, я решаюсь на отчаянный шаг – на угон. Впрочем, угоном это не назовешь – у желтого «камаро» даже двери не заперты.

― Может, ты еще и заведешься сама, красавица? ― тихо спрашиваю, пытаясь нащупать нужные провода. Если их соединить, то двигатель заведется, тачка тронется с места, и я оторвусь от копов, которые, кстати, уже рыскают, словно гиены, в подворотне.

Вот и провода. А говорили, диплом инженера в жизни не пригодится.

[NIC]Jay West[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2E7Tx.gif[/AVA]
[STA]i'm no superman[/STA]
[SGN]across this new divide
http://funkyimg.com/i/2E7Ty.gif http://funkyimg.com/i/2E7Tz.gif
[/SGN]
[LZ1]ДЖЕЙ УЭСТ, 33 y.o.
profession: уличный драгдилер.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (2018-12-04 23:01:59)

+1

3

Мы спаслись с разрушенного Кибертрона, прилетели на Землю, где не раз сталкивались лицом к лицу с десептиконами, жадно стремящимися поработить очередную планету; мы сражались бок о бок с людьми, несли потери, теряли детали и ломали механизмы, рушили строения, но выживали и давали противнику достойный отпор. Мы спасли человечество, и все ради чего? Ради того, чтобы очередным знойным днем, находясь в паре десятков миль от города, именуемого людьми Рио-де-Жанейро, и укрывшись на заброшенной свалке металлолома, какая-то плата внутри меня замкнула от перегрева, лишив возможности не только трансформироваться, но и двигаться в принципе. Забавно.

- Перестань ворчать, Би. - голос Рэтчета в просторном ангаре, заваленном различными деталями и покореженными, проржавевшими кузовами старых автомобилей, звучит громко, четко, и с присущим эхом. - У тебя система охлаждения повреждена, из-за этого случился перегрев и...

- Сделай с этим что-нибудь, - жалобный металлический голос звучит немного смешно, но мне вот совсем не до веселья, потому что единственная деталь, которая сохранила способность двигаться - голова. - я сейчас с ума со-ойду. - Рэтчет заменил мне звуковую плату, но иногда и с ней случаются проблемы, из-за которых речь то прерывается, то съезжает на скрип, то вовсе с помехами звучит. Именно поэтому мне иногда проще общаться старым-добрым, уже не раз проверенным способом, ведь радио при любых обстоятельствах работает отменно.

- Какой это по счету раз? Третий? Или пятый? Ты ведешь себя, как ребенок, Бамблби. - я знал, что нотаций медика не избежать. Он делает это каждый раз, когда заваливаюсь на территорию свалки, наспех трансформируюсь и прошу отремонтировать какую-либо деталь.

- А ты ведешь себя, как моя проржавевшая бабуля. - насмешливый голос появившегося автобота приглушается скрежетом и грохотом железа, когда тот беспечно валится на груду различных деталей. - Он ведь, по сути, и есть ребенок.

- Привет, Джаз. - приподнимаю голову, найдя его взглядом, но тут же роняю ее обратно. - Я бы поздоровался, но руки не поднимаются.

- Не утруждайся, Би. - робот салютует двумя пальцами от виска, а затем они с Рэтчетом начинают что-то обсуждать, пока тот меняет плату, ремонтирует систему охлаждения, и где-то между всем этим не забывает читать мне нотации.

***

Оптимус говорит, что мы не должны лишний раз появляться на глазах у людей; Оптимус всегда говорит о правильных вещах, но слишком надоедает круглые сутки находиться среди бездушного металла, видеть одни и те же лицевые платы автоботов, развлекаться исключительно тренировками и шутливыми боями, и наспех трансформироваться каждый раз, когда привозят очередную развалюху. Джаз правильно заметил: я недостаточно взрослый для того, чтобы сидеть на одном месте и ждать, когда краска на деталях начнет облетать, а внешний вид оставит желать лучшего. Так может Рэтчет; так может Оптимус и другие автоботы, за плечами которых имеется не только большой боевой опыт, но и стойкое терпение.

Я так не могу, именно поэтому уезжаю со свалки сразу же, как только система охлаждения дает шанс на спокойное нахождение под нещадно палящим солнцем, а роботы отвлекаются на свои дела. На ходу трансформируюсь, слегка обшарпанным бампером не нового, но весьма приличного "Камаро" выбиваю широкие ворота, чисто символически закрытые на тонкую цепь, и, поднимая придорожную пыль, гоню в сторону города.

- Би, ты снова уехал. - голос Прайма звучит, словно гром среди ясного неба, а мне становится понятно, что не стоит ждать ничего хорошего. - У нас появились дела. - ну вот, опять все разъедутся. Всегда развлекаются без меня. - Для тебя тоже найдется. - торможу у обочины и глушу двигатель. Серьезно? - Есть человек, за которым тебе следует приглядеть. Я пришлю тебе координаты и как он выглядит. Справишься?

Вопрос риторический, потому остается без ответа, а мне хватает всего лишь десять минут для того, чтобы нужного человека отыскать. Вдаваться в подробности я не стал, узнавать причины столь внезапного интереса конкретно к этому парню - тоже. Я вообще, если так посудить, не привык вникать во что-либо, не привык углубляться и пытаться отыскать во всем какой бы то ни было скрытый смысл. Мне достаточно того, что лежит на поверхности. А на ней конкретно сейчас есть парень и есть моя задача. Больше ничего не нужно.

Паркуюсь в подворотне. Урчание двигателя стихает и единственный шум, который слышу - шум города, находящегося в вечном движении. Через пятнадцать минут раздаются быстрые шаги необходимого мне человека. Он нервничает, куда-то торопится, а потому не удивительно, что в подвернувшуюся под руку машину садится без долгих раздумий.

Кому придет в голову, что с виду брошенный транспорт на деле является автономным роботом?

- Может, ты еще и заведешься сама, красавица? -  и руки к проводам тянет. Возмутительно, но не удивительно.

Рев двигателя нарушает относительную тишину в тот момент, когда в поле зрения появляются еще люди. Они что-то говорят и указывают в нашу сторону. Ну вот, не успели встретиться, а уже проблемы. Замки блокировки звучно щелкают, колеса несколько раз прокручиваются вокруг своей оси, оставляя на асфальте заметные следы и поднимая пыль, - я срываюсь с места, скрывшись за поворотом.

- Ни на одну минуту нельзя оставить вас без присмотра! Как дети малые! - голос Джека Воробья звучит из динамиков, когда я сворачиваю на пустую трассу, ведущую к свалке. До нее, естественно, не доезжаем, - съезжаю с дороги на грунтовку и торможу в нескольких метрах.

- И всё это я сделал, не выпив ни капли рома! - все тот же голос Воробья, щелчок и открывшаяся дверь.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2E2tH.gif[/AVA]
[SGN]w e   g o n n a   r i s e   u p   t o   t h e   t o p . . . . . . . . . . . . .  // . . . . . . . . . . . . .http://funkyimg.com/i/2E2tq.gif http://funkyimg.com/i/2E2tr.gif[/SGN]
[NIC]Bumblebee[/NIC]
[LZ1] БАМБЛБИ
origin: автобот
[/LZ1]

Отредактировано Raphael Suarez (2018-12-05 00:29:28)

+1

4


Два провода – желтый и черный – необходимо отыскать в непроглядной темноте, оголить и соединить, скрутить, чтобы двигатель долгожданно подчинился и завелся, а тачка тронулась с места. Я приподнимаю бедра над кожаным сидением и беспрепятственно ныряю в задний карман синих джинсов, достаю оттуда телефон и включаю фонарик, чтобы хоть как-то упростить дело. Стараясь вести себя тихо  и незаметно, я почти с головой погружаюсь  под руль – а это не такая простая задача, как кажется на первый взгляд, ведь во мне почти два метра роста. Скрючившись, скорчившись, я поджимаю губы, хриплю и продолжаю решительно искать провода. Для этого мне приходится снять пластиковую панель, находящуюся под баранкой. В момент, когда мои руки касаются черного гладкого пластика, тачка как будто трогается с места, недовольно рявкнув двигателем. Настораживаюсь и напрягаюсь, замираю, но слышу только безмятежную ночную тишину, изредка нарушаемую громким лаем собак. Совсем обдолбался, кажись, с этой травой. Надо заканчивать курить на голодный желудок.

Искомые провода соединяются в тот момент, когда подворотню разрезают шаги и тихие голоса. Я настороженно сглатываю и медленно выглядываю из окна. Те самые копы. Блять. Фишка в том, что копы с теми, кто работает на картель – а это я, если вы еще не поняли, хоть и на низкой должности – не церемонятся. Эта кровопролитная война началась тогда, когда меня еще в планах не было, и продолжается по сей день: копы убивают пешек картеля, пешки картеля убивают копов.  У тех, кто живет на старых улицах Рио-де-Жанейро, свои законы. Ты либо им подчиняется, либо больше никогда больше не открываешь глаза. И это очень не нравится копам, которые так отчаянно стараются навести порядок везде. Они убивают таких, как я; такие, как я, мстят и убивают копов. Замкнутый круг, из-за которого Рио омывается кровью.

И все это происходит тогда, когда глава полицейского департамента снимает очередную шлюху у одного из лидеров картеля. Они дружелюбно жмут друг другу руки и расстаются хорошими приятелями.

Пуля в лоб – вот, что меня ждет, если я не скроюсь от копов. А потом меня насадят на кол и притащат к дому, где живет брат. Не хочу повторить судьбу врагов Дракулы, поэтому и угоняю тачку. Это меньшее, что я могу сделать для того, чтобы спасти собственную шкуру. К тому же кто, блять, в здравом уме и в трезвой памяти оставляет такую тачку в подворотне, заблеванной всеми местными божками, с открытыми дверьми? Хозяин явно еблан и такой крошки не заслуживает. Будет моей, если выберусь из этого болота живым.

— Давай, давай, давай, — нервно шепчу себе под нос, продолжая возиться с проводами. Иногда поглядываю за окно и проверяю местонахождения копов. Они, светя зловещими фонариками, шерстят мусорные баки и будят пинками бомжей. Молчаливая подворотня теперь оглушается визгом кошек и ворчанием грязных бездомных.

Я ничего не сделал, ей богу, ничего не сделал – тачка сама завелась. Смотрю на несоединенные провода в своих ладонях, как баран на новые ворота, а потом взгляд медленно съезжает на панель управления, цепляется за стрелки, пляшущие на спидометре, словно остервенелые. Рев мотора оглушает, и тачка срывается с места, предварительно щелкнув замками блокировки. Этот звук – тихий и приятный прежде, обещающий безопасность – сейчас кажется чем-то страшным и кошмарным. Тачка, блять, едет сама! Понимаете?! Она сама катится! Я просто сижу, как обездвиженный олух, и ничего не делаю: педали не давлю, руль не кручу, даже рычаг переключения передач не терроризирую. НИЧЕГО не делаю, а тачка едет. Сама, блять, сама собой!

Мамой клянусь, в жизни косяка в рот не возьму, если живым выберусь. Даже папой могу поклясться. Да хоть королевой английской, дайте только ноги отсюдова унести.

— Че за хрень?! — взрываюсь, когда за столбами пыли скрывается проклятая подворотня. Я смотрю на руль, крутящийся самостоятельно, я просто… я даже не знаю, что делать. Я хотел угнать тачку, а в итоге тачка угнала меня. Прекрасно.

— Ни на одну минуту нельзя оставить вас без присмотра! Как дети малые! И всё это я сделал, не выпив ни капли рома! — до омерзения знакомый голос разрезает настороженную тишину. Кажется, это голос Воробья. Простите, капитана Воробья. Тачка останавливается, двигатель глохнет, замки звучно щелкают, словно расстегивающиеся наручники. Я нервно толкаю дверь и буквально вываливаюсь на землю, быстро, но неловко переворачиваюсь на спину и, приподнявшись на локтях, испуганно отползаю на безопасное расстояние. Все это время я не свожу обескураженного взгляда с «камаро».

— Я щас просто встану и уйду, да? Сделаем вид, что ничего этого не было, что я не пытался тебя угнать и вообще не при делах, да, я пошел, давай, удачи. Береги себя и свои шины. Давай, да, я пошел, удачи, — я разговариваю с тачкой. Прекрасно. Пока точу лясы, осторожно и медленно поднимаюсь на ноги, машинально выставив правую руку вперед – не то в знак поражения, не то в попытке защититься от того неизвестного, что произошло.

Больше никогда косяка в рот не возьму, мать вашу!
[NIC]Jay West[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2E7Tx.gif[/AVA]
[STA]i'm no superman[/STA]
[SGN]across this new divide
http://funkyimg.com/i/2E7Ty.gif http://funkyimg.com/i/2E7Tz.gif
[/SGN]
[LZ1]ДЖЕЙ УЭСТ, 33 y.o.
profession: уличный драгдилер.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (2018-12-05 13:10:22)

+1

5

Ну вот. Кажется, человек испугался. Ты болван, Би.

Если бы сейчас не находился в альт-форме, то обязательно стукнул бы себя по лбу, чтобы механизмы в голове на свои места встали. А еще неплохо было бы сказать Рэтчету, чтобы он эти самые механизмы смазал, иначе скоро совсем рассудок потеряю.

Люди ведь не привыкли к такому; у людей ведь автомобили сами по себе по улицам не ездят, да и самовольно волны радио не переключают; людям ведь невдомек вовсе, что помимо человечества существуют и другие цивилизации, которые могут беспрепятственно прилететь на Землю и незаметно затесаться в толпе так же, как сделали это автоботы и десептиконы. Нам повезло, потому что способ нашли достаточно быстро, а способность трансформироваться в различную технику настолько приглянулась роботам, что отказываться от нее не стали даже самые консервативные представители нашей расы. Так нам проще жить среди мирного населения этой планеты, а людям, в свою очередь, так спокойнее, ведь практика показала, что отполированный до идеального блеска автомобиль марки "Бугатти" нравится им куда больше, нежели Дрифт, чьи отточенные мечи способны за секунду рассечь даже самые твердый металл, а поразительная уравновешенность в самых сложных ситуация иногда загоняет в тупик.

Люди боятся того, чего не понимают, а автономные роботы, прилетевшие с другой планеты - загадка для их разума слишком сложная, потому и кажущаяся опасной. Мы привыкли, а вера Оптимуса в этих двуногих с каждым днем становится все крепче. Некоторые из нас откровенно не понимают, почему лидер автоботов так страстно пытается с ними сдружиться и так ревностно их оберегает, наплевав на многие вещи, которыми раньше пренебрегать вряд ли посмел бы.

Это странно, но и здесь я не пытаюсь искать какой бы то ни было смысл, не пытаюсь разузнать подробности такой неожиданной привязанности Прайма к этой планете, и не пытаюсь вставлять палки в колеса. Все это - дела более опытных автоботов, а мне достаточно знать, что при очередной заварушке обязательно будет весело.

- Ты не можешь просто так уйти! - очередной не принадлежащий мне голос из динамиков; светодиодные фары на мгновение гаснут, но тут же загораются вновь, а двигатель отзывается резким рыком.

А кажется, будто очень даже может.

Я слышу, как часто бьется человеческое сердце. Создается впечатление, словно слышу и то, как кровь течет по венам, разгоняя по ним же откровенный страх перед происходящим, неподвластным никакому разумному объяснению.

Болван, Би. Какой же ты болван!

Впрочем, что мне оставалось делать? Дать ему залезть ко мне под руль? Позволить облапать никем не тронутые провода? Вот уж нет уж. Это слишком интимный момент, а мы еще даже не знакомы, раз уж на то пошло. Кстати, о знакомстве: парень, судя по всему, действительно собирается уходить, поэтому надо что-то делать. Мне не хватает инструкции: "Как убедить человека в безобидности собственных намерений, когда ты - пятиметровый инопланетный робот?". В интернете ничего об этом не сказано, зато полно любой другой ненужной информации, от которой у меня порой механизмы плавятся.

Ладно, хватит прохлаждаться.

- Постой! - короткая фраза из динамика, после которой происходит неторопливая трансформация, - предстаю перед человеком во всей своей красе, подпираю бока руками и занимаю самую эффектную позу. А в глазах человека читается страх еще более отчетливый. - Воу-воу, - мои движения сопровождаются электронным звуком и ненавязчивым скрежетом железа; опускаюсь на колени, упираюсь руками по обе стороны от человека, и наклоняюсь так, чтобы лучше его разглядеть. - успокойся. - так себе фраза, если честно. Кажется, будто она только сильнее его испугала. - У тебя сейчас пар из ушей пойдет, - если бы моя лицевая плата позволяла ухмыльнуться, то обязательно сделал бы это. Утыкаюсь указательным пальцем в его грудь и слабо подталкиваю в призыве сосредоточиться: - меня прислали приглядеть за тобой.

Поднимаюсь с колен и выпрямляюсь. Горящая голубоватым светом оптика расширяется и тут же сужается, пристально наблюдая за человеком, а шестеренки в голове начинают созвучно крутиться. Наверное, стоит начать сначала и по порядку.

Помедлив немного, я принимаюсь постукивать указательным пальцем по металлическому подбородку, подперев руку предплечьем, после чего начинаю более внятно:
- Меня зовут Бамблби. Я - автономный робот с планеты Кибертрон, прибывший с другими автоботами на Землю по некоторым... причинам. К тебе, - начинаю ходить из стороны в сторону, старательно думая о том, какую информацию рассказывать парню можно, а о какой пока стоит умолчать. - прибыл для того, чтобы приглядывать. - а для чего? Не знаю ведь, чем именно руководствовался Оптимус, когда просил меня об этом. Тот момент, когда в суть все-таки следовало вникнуть. Впрочем, у меня еще будет возможность поговорить с Праймом, а пока неплохо было бы разобраться с человеком - и желательно, чтобы за это время его не хватил сердечный приступ.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2E2tH.gif[/AVA]
[SGN]w e   g o n n a   r i s e   u p   t o   t h e   t o p . . . . . . . . . . . . .  // . . . . . . . . . . . . .http://funkyimg.com/i/2E2tq.gif http://funkyimg.com/i/2E2tr.gif[/SGN]
[NIC]Bumblebee[/NIC]
[LZ1] БАМБЛБИ
origin: автобот
[/LZ1]

+1

6


— Ты не можешь просто так уйти! — тягучие молочные сумерки, висящие знойным удушьем над нервно встрепанной головой, разрезает очередной знакомый голос, вот только не могу припомнить, где его слышал. То ли сериал, то ли фильм, то ли какое-то популярное телевизионное ток-шоу. Впрочем, не о голосе сейчас необходимо волноваться, а о том, что доносится он из тачки – из той самой, которую я хотел угнать, а в результате она угнала меня. Перед глазами до сих пор стоят стрелки спидометра, беснующиеся без видимой на то причины, и самостоятельно переключающийся рычаг передач. Я бы мог списать галлюцинации на то, что свихнулся, но пару часов назад брат угостил меня косяком, сказав при этом, что такой отборной травы я никогда не пробовал. Действительно, никогда.

Зато у меня есть объяснение происходящему вокруг безумию: я просто обкурился. Пройдет несколько часов, и я, сидя в окружении других шестерок Картеля, буду громко ржать над случившимся. А через пару дней снова закурю, хотя пять минут назад клялся, что крепче сигареты в рот ничего и никогда не возьму. Я же себя знаю – обещания, особенно данные самому себе, стоят не больше, чем мои старые потрепанные ботинки, которые я купил с десяток лет назад. Просто они настолько удобные, что выкинуть жалко.

Ладно. Спокойно. Только спокойно. Если говорящая тачка (что?) хочет, чтобы я не уходил, я останусь. Кто я, чтобы идти против воли болтающей чужими голосами «камаро»?

— Вообще-то, могу, — безмятежно жму плечами, не сводя взгляда с желтого капота. — Мне для этого просто нужно встать и пойти. Ногами. У меня их две. Но я не пойду, ведь этого не хочет говорящая желтая тачка, — божмой, Мэнни точно будет ржать громче всех. А я с ним за компанию. Это же надо было так обдолбаться?

Медленно выпрямляюсь и, искоса глядя на «камаро», отряхиваю коричневую кожаную куртку, местами потрепанную и потертую, от пыли и грязи. Я, когда вывалился с водительского сидения, здорово запачкался. С деловитой важностью смахнув пыль с плеча, я выпрямляюсь окончательно и, поджав губы, выжидательно смотрю на автомобиль. Брови сдвинуты, губы поджаты; все как надо.

И че дальше?

А дальше трансформация. Желтая тачка с черными полосами на капоте вытягивается и выгибается, ломается как будто, но мгновенно сломанные крылья и бампер, багажник и прочие составляющие занимают новые места, выстраиваясь в подобие робота. Огромного. Желтого. Сука! Робота. В нем не меньше двух этажей. Я смотрю на него ошарашенным взглядом не в силах и слова выдавить, а он глядит на меня этими своими светящимися, словно фонари, глазами и о чем-то явно думает. Когда робот опускается передо мной на колени, оцепенение проходит, и я отшатываюсь от него, как от прокаженного. Пятка правой ноги встречается с блядским корнем старого дуба, и я спотыкаюсь, не удерживаю равновесия и падаю на грудь, сразу переворачиваюсь и приподнимаюсь на локтях, отползаю до тех пор, пока не встречаюсь спиной с шершавым стволом проклятого дуба.

— Стой! Стой! Не ешь меня! У меня жена, дети… съешь их!

В падении я умудрился разбить себе затылок, и тот кровоточит, но совсем не болит. Он заболит позже, когда шок пройдет и аффект с собой прихватит. Сейчас все болевые ощущения скромно топчутся на заднем плане, потому что на первом крутят соблазнительными ягодицами удивление, изумление и тотальная обескураженность. А еще животный страх. Эта желтая Годзилла сейчас сожрет меня! С потрохами!

«Комаро» удивительно легко для робота высотой в два этажа опускается передо мной на колени. Я сильнее вжимаюсь спиной в дубовый ствол, желая слиться с ним, а еще лучше – провалиться сквозь старую шершавую древесину и оказаться на том конце света. Робот медленно поднимает руку и тыкает в меня огромный железным пальцем, и у меня все внутренности делают сальто, а потом уходят куда-то в пятки. Сердца вообще не чувствую, оно как будто остановилось. А, нет, забилось. Снова остановилось.

Бляяяяяяяять!

— Меня зовут Бамблби. Я – автономный робот с планеты Кибертрон, прибывший с другими автоботами на Землю по некоторым... причинам. К тебе прибыл для того, чтобы приглядывать, — спокойно говорит «камаро», а потом поднимается, выпрямляется и приосанивается, предстает передо мной во всей красе. Я, не сводя ошарашенного взгляда с «тачки», случайно нащупываю пальцами небольшой круглый камень и метко запускаю его в робота. Камень, издав характерный звук, ударяется о гладкий металл и отлетает, отрикошетив мне в грудь.

— Камень должен был пролететь сквозь тебя! — не понимаю. Вообще не понимаю. Чтопроисходитблять. — Ты же гребанное последствие выкуренного косяка, ты не можешь быть настоящим! — и когда робот подается ко мне ближе, желая, видимо, доказать собственную реальность, я тупо отключаюсь. Позорный полет в бессознательность не длится долго – от силы полторы минуты. И все же… впервые в жизни я свалился в обморок – и все благодаря траве. Никогда больше к косяку не прикоснусь, мамой клянусь. Папой тоже, дядей и тетей, дедушкой и бабушкой, да хоть всем человечеством клянусь: никаких больше трипов!

[NIC]Jay West[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2E7Tx.gif[/AVA]
[STA]i'm no superman[/STA]
[SGN]across this new divide
http://funkyimg.com/i/2E7Ty.gif http://funkyimg.com/i/2E7Tz.gif
[/SGN]
[LZ1]ДЖЕЙ УЭСТ, 33 y.o.
profession: уличный драгдилер.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (2018-12-06 13:24:35)

+1

7

Иногда мне кажется, что гораздо проще разобрать по деталям несколько опытных десептиконов, вооруженных до зубов самым разрушительным оружием, чем убедить обычного такого, ничем не примечательного, безобидного и не представляющего никакой угрозы человека в том, что у тебя - пятиметрового робота с другой планеты - только самые добрые намерения, направленные исключительно на благо. А еще для меня до сих пор остается загадкой то, как Оптимус - этот десятиметровый здоровяк с весьма суровой лицевой платой - умудряется без лишних усилий завоевывать расположение людей и максимально легко доносит до них какую-либо информацию. У него что, какое-то скрытое обаяние имеется?

Мне вот, судя по ошарашенному человеку, вовсе не помешало бы умение располагать к себе. Наверное, я все-таки не с того начал, а преподносить столь непривычную людскому уму информацию нужно было бы в какой-то более снисходительной форме. Наверное, я действительно болван, но обернуть время вспять нельзя, поэтому придется разбираться со всем по ходу дела. А дело медленно, но верно катится по наклонной и грозится перерасти в тотальную катастрофу. Плохо, потому что в таком случае Прайм вряд ли меня по шлему погладит и скажет о том, какой я молодец. Другие наверняка смеяться будут, Рэтчет - головой привычно покачается, а Джаз вновь назовет меня ребенком. Терпеть не могу, когда они это делают. Я ведь участвовал во многих сражениях, наравне со всеми крушил десептиконов, не уступал по огневой мощи даже Айронхайду, но почему-то все, в большинстве случаев, упрямо продолжают видеть во мне несерьезное отношение ко многим вещам.

Я выпрямляюсь, потираю пальцами правую сторону лицевой платы, а после закрываю оптику и настраиваю антенны на нужную волну - ту, в которой хранится информация о человеке. Мне хватает десять секунд для того, чтобы узнать необходимое: имя и фамилию.

Джей Уэст. Отлично.

Мои размышления прерывает короткий звук соприкоснувшегося с металлом камня. Характерные моим движениям механические сигналы сопровождают движения, когда я поворачиваю голову и удивленно смотрю на человека.

- Камень должен был пролететь сквозь тебя! Ты же гребанное последствие выкуренного косяка, ты не можешь быть настоящим!

- Но я настоящий. - пожимаю плечевыми платами, разведя манипуляторы в стороны. Медлю несколько секунд, а затем подаюсь вперед и вновь опускаюсь на колени для того, чтобы убедить человека окончательно и бесповоротно. Кажется, моя убедительность настолько убедительной оказывается, что Джей попросту отключается, заставив мои шестеренки панически крутиться.

- Эй! Ээээй, - протяжно вытягиваю, ощущая при этом, как моя нейросеть медленно, но верно перегружается. Это не хорошо. Совсем не хорошо. Приходится настроить аудиосенсоры, чтобы услышать чужое сердцебиение, удостовериться, что с человеком все нормально. Я не подозревал даже, что все окажется настолько... вот так! Валюсь назад, манипуляторами упираюсь в землю и отодвигаюсь, пробороздив песчаную поверхность, на которой остался заметный след, после чего ловко поднимаюсь и принимаюсь расхаживать из стороны в сторону.

- Что я скажу Оптимусу? - начинаю рассуждать вслух. Привычка, от которой безрезультатно пытаюсь избавиться. - "Привет! Ты только сильно не сердись, но человек, которого ты мне доверил, случайно умер... кстати! У тебя сегодня так по особенному грудные платы блестят. Новый полироль?". Или "Я сделал все, что в моих силах, но оказалось слишком поздно". Бред какой-то. - качаю головой и снова валюсь на задницу, спровоцировав грохот, из-за которого несколько птиц, мирно сидящих на дереве в нескольких метрах, сорвались с веток и куда-то улетели.

Из-за всего этого не замечаю даже, что Джей приходит в себя.

Впрочем, не замечаю не только это, но и приближающегося с севера Баррикейда, чьи проблесковые маячки не способен был увидеть разве что слепой. Десептикон не разменивается на долгие отступления, потому сразу же трансформируется и атакует. Едва успеваю увернуться от удара, подставив правый манипулятор под булаву робота. Скрежет металла разрывает относительную тишину, искры от соприкасающегося друг о друга железа летят во все стороны, а энергон пачкает землю под тяжелыми механизмами.

Главное, чтобы человек успел сбежать.

Он, словом, успевает, но и Баррикейд не отстает, потому после очередного удара, из-за которого с грохотом валюсь на землю, он не продолжает драться, а ловко трансформируется и уезжает следом. Зачем десептиконам Джей? Зачем он нам? Обязательно спрошу у Оптимуса, если останемся живы.

Трансформируюсь на ходу и уезжаю следом за десептиконом. В пыли, которую он поднял, достаточно сложно разглядеть человека, но довольно легко заметить красно-синие мигалки. А отыскать парня, слава Праймусу, удается быстрее, потому что сворачиваю в сторону, желая объехать Баррикейда, но замечаю уже знакомое лицо - все такое же ошарашенное происходящим.

- Садись! - призывно распахиваю дверцу. Рев двигателя подгоняет, но люди такие медлительные и нерешительные, что я, наверное, успею проржаветь прежде, чем до этого парня дойдет смысл происходящего. Десептикон здесь из-за него; я здесь тоже из-за него, и по экзоскелету получил тоже из-за него. - Садись, мать твою, в машину! - голос из динамиков звучит с нужной интонацией. - Я ничего тебе не сделаю, а вот он - может. - женский голос разбавляет атмосферу. - Садись! - снова мужской. Это могло бы показаться забавным, если бы не было таким опасным.

Баррикейд трансформируется в нескольких метрах от нас, но я успеваю захлопнуть дверцу и вырулить в сторону прежде, чем робот успевает выстрелить, поднимая вверх не только плотный столб черного дыма, но и ошметки земли.

Надо увезти Джея отсюда. Свалка, приютившая автоботов, кажется хорошим вариантов, ведь десептикон туда вряд ли сунется, а у меня будет возможность узнать у Прайма главное: почему этот человек так важен.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2E2tH.gif[/AVA]
[SGN]w e   g o n n a   r i s e   u p   t o   t h e   t o p . . . . . . . . . . . . .  // . . . . . . . . . . . . .http://funkyimg.com/i/2E2tq.gif http://funkyimg.com/i/2E2tr.gif[/SGN]
[NIC]Bumblebee[/NIC]
[LZ1] БАМБЛБИ
origin: автобот
[/LZ1]

+1

8


Не такой уж я и хлюпик.

Разве хлюпики работают на картель, пусть и на низкой должности, приравнивающейся к «принеси-подай-свалинахер-немешай»? Разве хлюпики рискуют собственной шкурой ежедневно, толкая дурь на заблеванных всеми божками улицах? Разве хлюпики убивают копов? Каюсь, было однажды, когда яйца ржавыми тисками невмоготу зажали. Но ведь смог! Не зассал – и спустил кровожадный курок. Потом не спал две недели, ибо первое убийство – оно такое: впечатляющее. Наверное, в этом и заключается моя главная проблема: я впечатлительный, как наивная пятилетняя девочка. Но все мы не без недостатков.

И все же я не хлюпик! Я – личность, чрезмерно восприимчивая ко всему, что происходит вокруг.  Меня волнует состояние окружающей среды (а вдруг глобальное потепление, а я без плавок?), жизнь в странах третьего мира (интересно, а они детей едят?) и судьба инвалидов (почему они не платят налоги, а я должен?). Я очень чувствительный, поэтому неудивительно вовсе, что свалился в позорный обморок, как дамочка бальзаковского возраста при виде крысы. Но я же героически выдержал говорящую тачку! Нервы сдали, когда говорящая тачка обратилась в здорового робота высотой с дом моей покойной тетушки. Вредная баба была, хорошо, что померла рано и оставила в наследство несколько тысяч долларов. Жаль, что все деньги пришлось оставить в Штатах, куда мне дорога заказана потому, что нахожусь в розыске за убийство бразильского копа. За все ошибки в жизни приходится платить, и иногда цена очень высока. А ведь если бы взял эти деньги с собой, то сейчас бы почивал на шелковых простынях и ссал в золотой унитаз. Абы-абы да кабы… тьфублять, надо заканчивать. И вообще…

Проснись, блять! Проснись! Проснись! Проснись!
Очухайся, мудак, тебя может там грабят, а ты и не знаешь!

Собравшись с мыслями, если это вообще мысли – я ведь не знаю, я ведь в позорном обмороке валяюсь – тяжело открываю глаза и пытаюсь понять, что происходит. Несколько долгих секунд я силюсь проморгаться, потом – прокашляться. Изображение перед глазами фокусируется предательски долго, и я непонимающе хмурюсь, губы поджимаю, врезаясь взглядом в нечто ярко-желтое. Что, блять, за шмель-переросток? Осознание бьет, словно гром среди ясного неба, и я резко подскакиваю на месте, неловко поскальзываюсь на ладонях и ударяюсь многострадальным затылком о шершавый дубовый ствол. Теперь я чувствую боль: еще бы, второй раз за вечер огреб по бестолковой башке. Чудом мне удается сохранить не только сознательность, но и чувство собственного достоинства. Дважды за десять минут свалиться в обморок – это все равно, что пойти и выбросить яйца, а вместе с ними и остатки мужественности, на помойку. Гляжу на робота еще несколько мгновений, надеясь, что вот-вот, и он исчезнет, растворится, как приведение, но блядский робот не исчезает. Сука! Значит, действительно настоящий.

Звук еще одного мотора разрезает тягучий полуночный воздух, и мы – робот и я –  одновременно поворачиваем головы на звук. Это копы. Напрочь забыв о том, что полицаи мне не друзья, я украдкой гляжу на «камаро» и подаюсь вперед, выбегаю на дорогу и принимаюсь руками в разные стороны размахивать, словно единственный выживший моряк, выплывший на необитаемый остров, при виде спасательного вертолета.

— Эй! Эй! Амигос! Я тут, меня похитил шмель-переросток! Помогите!

«Амигос» на ходу трансформируется в такого же робота, только в два раза больше и в три страшнее. Господи Иисусе! Все внутренние органы вновь делают сальто и уходят в дрожащие пятки. Страх обездвиживает, изумление обезоруживает и только адреналин, бьющий по тупой башке, заставляет бежать. Срываюсь с места, словно ужаленный, и бегу без оглядки. Кровь оглушительно шумит в ушах, на языке чувствуется отвратительный вкус железа, легкие сбиваются и только ноги несут меня по пыльной обочине проклятой грязной дороги.

Проходит несколько минут, вытянувшихся в мучительно долгую вечность, и перед раскрасневшейся от бега физиономией неожиданно тормозит желто-черный «камаро». Тачка буквально преграждает дорогу. Мне не хватает реакции, чтобы вовремя затормозить, поэтому натыкаюсь на шершня и удивительно ловко, а еще определенно красиво, перелетаю через него, неласково почесав животом капот. Че ты там ныл об интимности? Падение смягчается тем, что я успеваю подставить ладони, но подбородком оземь все равно ударяюсь и разбиваю его. Заебись. Лучше бы с копами в грязной подворотне остался, они бы убили быстро и почти безболезненно.

— Садись! Садись, мать твою, в машину! Я ничего тебе не сделаю, а вот он – может. Садись! — рой разных голосов налетает на меня, словно раздраженный осиный. Все голоса я где-то уже слышал, но не могу вспомнить, где именно, да и не хочу – момент неподходящий. Потратив долю секунды на взвешивание всех плюсов и минусов (вторая тачка страшнее и здоровее раза в три – а то и больше!), я быстро ныряю в «камаро», и та увозит меня в закат.

Резкий, агрессивный звук разрезает тягучий полуночный воздух.
До меня не сразу доходит, что это стрельба.

— Он стреляет по нам! — оглушительно ору, собственным голосом пытаясь заглушить кровь, что стучит в ушах. — У тебя есть оружие? — начинаю соображать. Нервно оглядываюсь по сторонам, цепляюсь встрепанным взглядом за бардачок, но там пусто. За попытками найти пистолет не замечаю, как мы отрываемся от погони.

Вдох. Выдох. Давай, Джей, ты же не хлюпик!

— Какого хера это было?! — взрываюсь громким истеричным воплем, но мгновенно беру себя в руки. — Че вам всем надо от меня? Меня че, валерьянкой для роботов обмазали? — недоверчиво, недовольно, но несколько виновато кошусь на крутящийся руль. — И, знаешь, амиго… будет круто, если ты никому не скажешь о том, что я шмякнулся в обморок. А я никому не скажу, что это произошло из-за тебя.

[NIC]Jay West[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2E7Tx.gif[/AVA]
[STA]i'm no superman[/STA]
[SGN]across this new divide
http://funkyimg.com/i/2E7Ty.gif http://funkyimg.com/i/2E7Tz.gif
[/SGN]
[LZ1]ДЖЕЙ УЭСТ, 33 y.o.
profession: уличный драгдилер.
[/LZ1]

+1

9

И почему мне на пути постоянно именно Баррикейд попадается? Не то, чтобы я жаловался, просто у этого десептикона слишком маниакальная любовь к сражениям, к противостоянию и нанесению тяжких повреждений любому, кто не только в поле зрения попадется, но и покажется этому роботу достойным соперником. Баррикейд - это практически точная копия нашего Айронхайда, а последнего лично я пытаюсь обходить стороной по веским на то причинам.

Нет, глупо спорить с тем, что в бою этому автоботу равных практически нет. Он достаточно сильный, ловкий, не смотря на свои внушительные размеры, преданный Оптимусу и знающий свое дело. Но иногда этот приятель склонен перегибать палку. Особенно во всем, что касается силы или отработки оной. Вы можете научиться у него многому, если, конечно, сумеете пережить обычную такую, ничем не примечательную тренировку, потому что не всем опытным бойцам удается уйти с нее своим ходом.

Тренировки Айронхайда - главная причина, по которой я являюсь частым гостем в ангаре Рэтчета, а Рэтчет, в свою очередь, систематически ворчит на собрата за то, что "с этой твоей системой тренировок, дорогой друг, у меня скоро детали закончатся". Если вы думаете, что проходят эти мероприятия на какой-то специально отведенной площадке, где автоботы оттачивают свои навыки под четким руководством робота, то вы глубоко ошибаетесь. У Айронхайда, как и у всех, бывают плохие дни и хорошие, но с прибытием на Землю плохие почему-то стали преобладать, а справляться с этим он предпочитает посредством долгих и упорных тренировок, которые начинаются, как правило, совершенно спонтанно и настигают первого, кто попался оружейнику на оптику.

Только представьте: идете вы себе спокойно, никого не трогаете, наслаждаетесь тишиной, разбавляемой лишь отдаленным голосами Джаза и Миража, привыкших спорить друг с другом, как вдруг рядом с вами взрывается снаряд, пущенный из плазменной пушки. Вы едва успеваете увернуться и пытаетесь понять, что происходит, но в вас летит очередной снаряд, не оставляя времени на размышления. Так и начинается тренировка, которая продолжается ровно до тех пор, пока вы либо энергоном не начнете истекать, либо у Айронхайда не пропадет интерес. А он, к слову, пропадает редко.

Мне один раз пришлось бегать вокруг свалки порядка пяти часов, ловко уворачиваясь от града выстрелов,  тяжелых манипуляторов автобота, и подгоняемый его грубым голосом. Другие роботы уже ставки начали делать на то, у кого из нас быстрее реактор накроется. Даже Оптимус, далекий от всего этого, с небывалым азартом воспринял идею, совершенно бездумно брошенную лейтенантом.

Тогда все закончилось тем, что Рэтчету пришлось в очередной раз ремонтировать мою топливную систему, говоря между делом о том, что Айронхайд едва ли не до стазиса меня довел. Оружейник же, в свою очередь, сказал о том, что это пойдет мне на пользу - и оказался прав. Тяжелые тренировки сполна компенсируются сражениями, из которых без особого труда удается выходить победителем. Но не всегда.

- У тебя есть оружие?

- Я и есть оружие. - отвечаю привычным для альт-формы способом, ловко управляясь с радиостанциями.

К слову, оружие нам ни к чему, потому что Баррикейд остается позади по непонятным для меня причинам. Форд Мустанг, в который десептикон трансформируется, способен составить достойную конкуренцию во всем, что касается скорости, но конкретно сейчас преследование прекращает. Это не в его стиле, потому радоваться рано.

- Че вам всем надо от меня? Меня че, валерьянкой для роботов обмазали?

- Это сложная история. Семейная драма. Долго рассказывать. - голос Тора звучит из динамиков, но тут же сменяется какой-то незамысловатой мелодией, разбавившей атмосферу. Джей говорит еще что-то, но ответом ему служат механические звуки, после которых музыка становится громче, а я прибавляю ходу.

Свалка, куда приезжаем спустя несколько минут, погружена во мрак, и только два прожектора, расположенных над открытыми воротами, верно освещают дорогу и близлежащую территорию. Стоит мне оказаться на ней, как неподалеку слышится грохот, скрежет металла и виднеются искры.

- Спокойствие, друг мой. Ты снова поддаешься агрессии. - голос Дрифта звучит как и прежде умиротворенно даже не смотря на то, что Айронхайд пытается пройтись тяжелыми манипуляторами по его экзоскелету. - Здравствуй, Бамблби. - он даже не оборачивается, ловко увернувшись от очередной атаки, а я, моргнув фарами в знак приветствия, направляюсь на поиски Оптимуса.

- На нас напал Баррикейд. - говорю сразу же, как только трансформируюсь и разминаю плечевые пластины, предварительно выпустив человека. - Зачем нам вообще этот парень? У меня из-за него вмятина на капоте! - голубоватый свет оптики на мгновение становится ярче.

- Тише, Би. - пресекает мои возмущения Прайм. - Джей Уэст? - он опускается на одно колено и неотрывно смотрит на парня несколько секунд, после чего возвращается в исходное положение. - Ты являешься потомком Говарда Уэста - изобретателя и члена рыцарского ордена?

- Чет он хиловат для рыцаря. - возле Джея появляется Скидс - один из близнецов-автоботов. Он неуклюже валится перед человеком, упершись одним манипулятором в асфальт, а пальцем другого чуть подтолкнув, отчего Уэст едва не свалился с ног. Я лишь оптику закатываю, молча беру робота за шкирку и одним движением отбрасываю в сторону. - Полегче, рыжий! - возмущается Скидс, поднимаясь на ноги, но тут же получает снаряд из лазерного пистолета, в который трансформировался мой правый манипулятор, из-за чего снова валится на землю.

- Прекратите! - громогласный голос Прайма заставляет переключить внимание на человека. - Я - Оптимус Прайм, лидер автоботов. А ты, Джей, являешься прямым потомком человека, который долгое время хранил нашу тайну. Некоторые из нас прибыли на эту планету много тысяч лет назад. Твои предки - первые люди, с которыми автоботы заключили перемирие и доверили важную тайну, а Говард стал ключевым звеном в этой цепочке. К сожалению, недавно мы узнали о его гибели, и теперь ключевым звеном - последним рыцарем - являешься ты.

Не слишком радостный голос Оптимуса означает лишь то, что проблемы только появляются на горизонте, а Баррикейд - самой малое из того, что может произойти.

- Ты уже знаком с Бамблби. Он будет твоим наставником ровно до тех пор, пока мы не узнаем, какие цели преследуют десептиконы и зачем ты им нужен.

Серия механических щелчков с моей стороны означает согласие со словами лидера, а вот парень, судя по виду, не особо понимает суть происходящего. Если честно, я тоже, но моя цель во всем этом ясна: присматривать за Джеем и следить, чтобы десептиконы не дотянулись до него своими загребущими манипуляторами.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2E2tH.gif[/AVA]
[SGN]w e   g o n n a   r i s e   u p   t o   t h e   t o p . . . . . . . . . . . . .  // . . . . . . . . . . . . .http://funkyimg.com/i/2E2tq.gif http://funkyimg.com/i/2E2tr.gif[/SGN]
[NIC]Bumblebee[/NIC]
[LZ1] БАМБЛБИ
origin: автобот
[/LZ1]

+1

10


Ужасно напрягает то, что большой желтый чувак, ловко превращающийся в «камаро», не только общается чужими голосами, но и не дает прямых ответов на не менее прямые, словно шпалы, вопросы. «Семейная драма»? Серьезно? И как, мать твою за проколотое колесо, я должен это понимать? И при чем здесь Тор? Да, я узнал его голос, не совсем отсталый, хоть и живу в стране второго, а то и третьего мира. Это вроде не так – Бразилия вполне развита, особенно по сравнению с Египтом, Индией и Пакистаном – но после жизни в Штатах любая страна мне кажется малоразвитой. Даже несмотря на то, что по улочкам Рио-де-Жанейро катаются тачки, в одно мгновение трансформирующиеся в здоровых и хорошо вооруженных роботов.

— Отлично, — недовольно фыркаю и, легко ударив ладонями по самостоятельно крутящемуся рулю, откидываюсь назад. Нервно встрепанный затылок упирается в кожаное сидение, и я устало закрываю глаза. Мне не нравится все, что здесь происходит, и я не вижу смысла это скрывать. Не привык улыбаться, как счастливый даун, когда вокруг огонь полыхает, жадно пожирая стены родного дома, ценные документы и деньги. И жизни не менее ценные.

В гробовом молчании проходят несколько следующих минут; тачка плавно катится вперед, изредка виляя гладкими бедрами, блестящими в свете сонной луны, а я настолько беспечный дебил, что даже дороги не пытаюсь запомнить. А надо бы. Кто знает, что ждет меня впереди? Я вот точно не знаю, а судя по тому, что за мной увязалась не только дружелюбная желтая «камаро», но и агрессивный черный «мустанг» с сиренами на всю Бразилию, жизнь приготовила мне вовсе не шоколадный торт, хоть и того же цвета.

Продолжаю лежать с закрытыми глазами, расслабленно откинувшись на кожаном сидении. Если присмотреться внимательнее,  то расслабленностью тут и не пахнет, потому что сам напряжен и насторожен, натянут, словно тетива лука, однако именно в такой позе мне легче всего собраться с мыслями и подготовиться к дальнейшим приключениям, которые – я уверен – свалятся на голову, словно снег в июне. Они уже свалились, но это только верхушка айсберга, иначе тачка бросила бы меня на обочине дороги и умчалась в закат в одиночестве.

Напрягаюсь сильнее и губы поджимаю, когда «камаро» тормозит. На выдохе открываю глаза и поворачиваю голову, вглядываюсь в липкий ночной мрак, нарушаемый тусклым светом уличных прожекторов. Не в силах сообразить, где мы и зачем, я подаюсь ближе к окну именно в тот момент, когда тачка не слишком дружелюбно выбрасывает меня наземь, а потом трансформируется в уже знакомого мне желтого робота размером с двухэтажный дом. Безмятежно сидя на заднице, я с поразительным спокойствием наблюдаю за обращением. Это могло бы быть чертовски красиво, если бы не было так странно.

— На нас напал Баррикейд. Зачем нам вообще этот парень? У меня из-за него вмятина на капоте! — принимается причитать желторотый, глядя то на меня, то на робота в два раза больше. У незнакомца такие же светящиеся синим цветом глаза, а вот окрас корпуса другой – красно-синий. Он смотрит на меня, я недоуменно смотрю на «камаро».

— Вмятина?! У меня из-за тебя психологическая травма на всю оставшуюся жизнь! — огрызаюсь и на ноги вскакиваю – этакий бравый молодец – но стоит «камаро» поглядеть на меня сверху вниз, и мгновенно затыкаюсь, а заодно и шаг назад делаю.

— Тише, Би. Джей Уэст? — я нерешительно киваю, а красно-синий опускается на одно колено передо мной и неотрывно смотрит несколько секунд в растерянные глаза, после чего спокойно возвращается в исходное положение. — Ты являешься потомком Говарда Уэста –  изобретателя и члена рыцарского ордена?

«Хуердина», — хочется ответить мне, но благоразумно молчу, а то мало ли. Ишь, как спесь поубавилась, кто бы мог подумать.

Дальше происходит то, что совсем выбивает меня из колеи. Оказывается, здесь не два робота и даже не три, а в несколько раз больше, о чем я догадываюсь только после того, как делаю медленный поворот вокруг собственной оси. Блять, да их тут не меньше пяти штук, а вот этот, тыкающий пальцем мне в грудь, самый раздражающий.

— Чет хиловат он для рыцаря.

—  Я прост не позавтракал сегодня.

Залп выстрела – не пистолетного, а пушечного – разрезает липкий воздух, и я подскакиваю на месте от неожиданности, с силой зажимаю уши и принимаюсь головой нервно вертеть в попытке отыскать источник оглушительного грохота. Им оказывается – как там его назвали? – Бамблби.

— Издеваешься что ли?! Ты же меня совсем в могилу сведешь!

Я бы мог долго разоряться, но Бамблби не обращает на причитания никакого внимания – то ли не хочет, то ли не слышит, а я мгновенно переключаю собственное внимание на красно-синего, который вещает поистине удивительные вещи.

— Я – Оптимус Прайм, лидер автоботов. А ты, Джей, являешься прямым потомком человека, который долгое время хранил нашу тайну. Некоторые из нас прибыли на эту планету много тысяч лет назад. Твои предки – первые люди, с которыми автоботы заключили перемирие и доверили важную тайну, а Говард стал ключевым звеном в этой цепочке. К сожалению, недавно мы узнали о его гибели, и теперь ключевым звеном – последним рыцарем – являешься ты.

Я смотрю на него, как баран на новые ворота, хотя у барана, мне кажется, взгляд был бы наиболее осмысленным и понимающим.

Чтобля? Автоботы? Пришельцы? Говард? Рыцарь? Чтобля?

— Ты уже знаком с Бамблби. Он будет твоим наставником ровно до тех пор, пока мы не узнаем, какие цели преследуют десептиконы.

— А че сразу он? Он меня чуть в могилу не свел.

— Могу я, — сзади приземляется тот, который самый раздражающий.

— Где носит Бамблби? — оглядываюсь по сторонам в поиске ярко-желтого цвета, который на фоне темной автомобильной свалки выделяется, словно маятник среди мрачного моря. — А че дальше? — поворачиваю голову и через плечо смотрю на Оптимуса. — Мне просто продолжать жить? А уехать можно? Я всегда хотел побывать в Антарктиде, — я же не знаю, что даже там от них не спрячешься.

[NIC]Jay West[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2E7Tx.gif[/AVA]
[STA]i'm no superman[/STA]
[SGN]across this new divide
http://funkyimg.com/i/2E7Ty.gif http://funkyimg.com/i/2E7Tz.gif
[/SGN]
[LZ1]ДЖЕЙ УЭСТ, 33 y.o.
profession: уличный драгдилер.
[/LZ1]

+1

11

- Что за шум? - в поле зрения появляется сначала черный пикап внушительных размеров, а затем, после трансформации, перед нами предстает Айронхайд, чьи размеры компактностью не отличаются тоже. Его рост варьируется на среднестатистическом уровне, но из-за экзоскелета этот парень кажется шире, мощнее и, следственно, разрушительнее. Не зря именно его выбрали специалистом по вооружению, ведь огневая мощь этого автобота достигает небывалых высот. - А это еще кто? Ты как сюда попал, мелочь? - Айронхайда долго просить не надо; Айронхайду и повод, если так посудить, совсем не нужен для того, чтобы свое оружие продемонстрировать. Именно этим он сейчас и занимается, быстро трансформировав манипулятор в энергетическое ракетное ружье и направив его в сторону Джея.

- Полегче, друг. - размеренный голос Прайма привлекает внимание автобота, а я, воспользовавшись моментом, не сильно ударяю по вооруженному манипулятору, заставив явно недовольного робота перестать пугать и без того напуганного человека.

- Расслабься, дурень. - мой же голос звучит привычно весело и беззаботно, хотя сузившаяся оптика Айронхайда ничего хорошего не предвещает. Я расслабленно перескакиваю с ноги на ногу под свойственный гидравлике звук, и не успеваю увернуться от цепкой хватки собрата: он цепляется за плечевые пластины и, прокрутившись вокруг своей оси, отбрасывает меня в сторону. Мое приземление сопровождается оглушительным грохотом, скрежетом металла и хриплым смехом Айронхайда, который привычно щенком меня обзывает, а потом ловко уворачивается от пролетевшей над самой головой проржавевшей дверцы старенького минивэна. Она валится на асфальт и со скрежетом прокатывается еще несколько метров. Я же успеваю подняться прежде, чем оружейник врезается, зацепившись манипуляторами за детали на спине, и таранит мной небольшую стопку не слишком ровно сложенных друг на друга кузовов.

- Спорим, что у Би нет шансов? - Скидс, стоящий позади Джея, самодовольно моргает нагрудными светодиодами, за что получает поучительный подзатыльник от рядом стоящего Дрифта.

- Бамблби! - Оптимус качает головой и вздыхает, - лидеру вовсе не привыкать к таким потасовкам среди собратьев, которым нередко становится скучно. - Айронхайд! Прекратите дурачиться.

- А че дальше? Мне просто продолжать жить? А уехать можно? Я всегда хотел побывать в Антарктиде, - подает голос парень, когда я, перекидываясь с оружейником тычками и слабыми ударами, подхожу ближе и останавливаюсь, подперев манипуляторами бока.

- Прости, Джей, но уехать у тебя вряд ли получится. Какую бы цель десептиконы не преследовали, они обязательно найдут тебя. Мы не знаем, что именно им необходимо, потому оставлять тебя без присмотра было бы неверным решением. Бамблби, - антенны на моей голове реагируют и с характерным звуком настраиваются на нужную волну, когда я смотрю сначала на пацана, а затем на Прайма. - мой старый друг. - он смотрит на меня, но обращается к Джею. - Никто из присутствующих автоботов не имел чести контактировать с человеческой расой так же тесно, как он, потому нет среди нас наставника лучше, чем Би.

- You taught me how to be brave! - пропело из динамиков, а я, изобразив несколько щелчков пальцами, в такт мелодии покачиваю головой.

- Ты можешь остаться здесь, среди нас, а можешь вернуться к обычной жизни, но Бамблби всегда будет рядом. - продолжает Оптимус. - Мы, если понадобимся, тоже будем рядом, хотя защищать тебя и твою семью двадцать четыре на семь у нас вряд ли получится, потому как есть другие дела. Важные. Надо узнать, почему Мегатрон объявил на тебя охоту. - кажется, эти слова Джея явно не порадовали. Автобот же медлит несколько секунд, о чем-то думает, а затем добавляет: - Выбор за тобой, Джей.

Остальные роботы уже успели вернуться к своим занятиям: Рэтчет ушел к себе в ангар, явно намереваясь продолжить свои исследования в области медицины - он вот уже несколько недель пытается отыскать нам более снисходительную для этих мест топливную систему; Айронхайд, бросив напоследок что-то о ближайшей тренировке и направив в мою сторону слишком уж яркий свет оптики, снова забрал Дрифта - у них что-то вроде соперничества, в котором оружейник безрезультатно пытается вывести самурая из равновесия; близнецы, о чем-то громко споря, скрылись за ближайшей горой металлолома, откуда буквально через считанные секунды послышался грохот и недовольное ворчание.

Мы остались вчетвером: я, Джей, Оптимус и Джаз, устроившийся на куче покрышек, что-то напевающий себе под нос, но внимательно прислушивающийся к разговору.

- Так что ты решил? - спрашивает Прайм, а я тем временем трансформируюсь в альт-форму, мигаю фарами и останавливаюсь рядом с парнем. Дальше выбор, как и сказал лидер, остается исключительно за ним, а мне можно будет немного отдохнуть, ведь управление, если Джей собирается уезжать, перейдет в его руки.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2E2tH.gif[/AVA]
[SGN]w e   g o n n a   r i s e   u p   t o   t h e   t o p . . . . . . . . . . . . .  // . . . . . . . . . . . . .http://funkyimg.com/i/2E2tq.gif http://funkyimg.com/i/2E2tr.gif[/SGN]
[NIC]Bumblebee[/NIC]
[LZ1] БАМБЛБИ
origin: автобот
[/LZ1]

+1

12


То, что вытворяют эти роботы-переростки, ошарашивает меня все сильнее и сильнее. Сперва они похищают меня, и неважно совсем, что это я пытался похитить одного из них; потом героически спасают, а сейчас безмятежно сообщают, что я – некий потомок Говарда (когобля?), а по совместительству последний рыцарь.  Где мои блестящие на солнце доспехи? И бравый белый конь? А? При этом мои новые  друзья не забывают размахивать во все стороны огромными металлическими кулаками и демонстрировать мне – чувствительному и впечатлительному – эти свои пушки размером с мое удивление.

Вдох. Выдох. Спокойствие, только спокойствие.

— Прости, Джей, но уехать у тебя вряд ли получится, — бляяяяяяяяяяяяять. — Какую бы цель десептиконы не преследовали, они обязательно найдут тебя. Мы не знаем, что именно им необходимо, потому оставлять тебя без присмотра было бы неверным решением. Бамблби, мой старый друг. Никто из присутствующих автоботов не имел чести контактировать с человеческой расой так же тесно, как он, потому нет среди нас наставника лучше, чем Би.

Я недоверчиво кошусь на Оптимуса, но стоит Бамблби пропеть чужим голосом «you taught me how to be brave!», и я нервно поворачиваю голову в его сторону. Чувствую себя рыбой, выброшенной на берег: не знаю, что делать дальше.

Что я имею? Пришельцев, прилетевших с планеты, которую разрушили собственными руками, пардон, манипуляторами. Одни из них хотят мне помочь, другие – навредить. В чем именно заключается вред – в паре сломанных конечностей или в смерти – не знает никто. Еще я являюсь последним рыцарем, что это значит – тоже неизвестно. Если честно, то я подумываю, что ребята все перепутали, и я не тот человек, которого они во мне увидели. Или захотели увидеть. Да ладно, я же просто Джей, старина Джей, неудачник и придурок, который может угнать тачку за полторы минуты и толкнуть дурь на улице в три дорога, но не может наладить собственную жизнь. Я умею только все портить: машины, отношения, судьбы. А рыцари не рушат, они защищают. Защитничек из меня такой же, как из Бамблби – истребитель.

Рыцарь – это слишком грандиозно, претенциозно и приторно. После одного только произнесения этого слова у меня на языке остается сладкий привкус, который хочется залить литрами воды, еще лучше – водки. Если в двадцать первом веке рыцари и остались, то я точно не из них. Вы только посмотрите на меня. Разве так выглядят рыцари?

Лол, нет. Наверное. Я рыцарей не видел.

Оптимус – сдается мне – тоже. Иначе бы не выдал такой титул.

— Ты можешь остаться здесь, среди нас, а можешь вернуться к обычной жизни, но Бамблби всегда будет рядом. Мы, если понадобимся, тоже будем рядом, хотя защищать тебя и твою семью двадцать четыре на семь, у нас вряд ли получится, потому как есть другие дела. Важные. Надо узнать, почему Мегатрон объявил на тебя охоту. Выбор за тобой, Джей, — спокойно обрисовывает мое положение Оптимус.

Почему-то я так и думал.

— Слушайте, — подаюсь вперед – ближе к Оптимусу – и поднимаю указательный палец, мол, стопэ. — Слишком много информации за один час. Пришельцы; тачки, обращающиеся в здоровых, как моя психологическая травма, роботов; последние рыцари и чуваки, которые объявили на меня охоту… дайте мне пару дней, чтобы переварить, — и перекурить, — информацию, и я скажу вам что-нибудь толковое, — но это не точно. — А сейчас, — стоит мне затихнуть, как подпрыгиваю от неожиданности, когда Би с характерной звуковой дорожкой трансформируется обратно в «камаро». К таким фокусам не привыкнешь за пятнадцать минут. — А сейчас, — медленно отворачиваюсь от Би и смотрю на Оптимуса снизу вверх, — я хочу домой. Выспаться, отлежаться и, не знаю, напиться с горя.

Тачка подается ко мне ближе, приветливо мигая фарами. Не сводя угрюмого взгляда с Оптимуса, я делаю шаг в сторону – к Би – и неловко заваливаюсь в салон. Ладони с непривычной аккуратностью касаются кожаного руля; ей богу, как будто с девственницы трусы снимаю. Ступни с такой же осторожностью выжимают педали. Теперь это не просто тачка. Мое тело это понимает, остается только головой догнать.

Только спустя пятнадцать минут, проведенных в гробовом молчании, я решаю нарушить тишину негромким хриплым голосом:

— Ты знаешь, что у нас с тобой есть небольшие проблемы? Я не могу ехать домой, потому что мой дом – приют для угонщиков, воров и наркоманов. Если они увидят тебя на пороге, то не оставят в покое. Кроме того, там постоянно ошиваются копы. Легки на помине, — щурюсь, вглядываясь в мигалки, — это ведь копы, да, а не наш старый знакомый?

[NIC]Jay West[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2E7Tx.gif[/AVA]
[STA]i'm no superman[/STA]
[SGN]across this new divide
http://funkyimg.com/i/2E7Ty.gif http://funkyimg.com/i/2E7Tz.gif
[/SGN]
[LZ1]ДЖЕЙ УЭСТ, 33 y.o.
profession: уличный драгдилер.
[/LZ1]

Отредактировано Lis Shredder (2018-12-14 11:44:44)

+1

13

Рад ли я тому, что в очередной раз придется защищать человека ценой собственных деталей, энергона, а то и жизни? Наверное. Люди - раса довольно интересная, с ними бывает весело в тех случаях, когда они не разбегаются с оглушительными криками при виде пятиметрового робота-пришельца. Многим автоботам они по душе не слишком приходятся; многие автоботы - Айронхайд в особенности - считают людей ничем иным, кроме как букашками, а некоторые откровенно не понимают, зачем мы так яро пытаемся уберечь их от надвигающейся опасности. О десептиконах речи и вовсе никакой быть не может, потому как единственной их целью является порабощение этой планеты.

Мне же довелось проникнуться к представителям этого вида некой привязанностью, когда Оптимус вдруг попросил присматривать за человеком, в руках которого находится важная вещь, необходимая не только нам, но и десептиконам. Тогда я впервые в жизни испытал это странное ощущение, когда смотришь на слабого, маленького человека, но видишь перед собой сильную личность, чья отвага и храбрость шла вровень с теми же качествами, присущими многим автоботам. Маленький и с виду хилый человек показал, что не обязательно быть большим, железным и вооруженным до зубов для того, чтобы спасти множество жизней. Маленький человек стал для многих автоботов спасением, а для меня - верным другом, который переживал, когда у меня накрылась топливная система, который подгонял Рэтчета и огрызался на подшучивающего Айронхайда так, словно это он тут шестиметровый робот, а не наш оружейник. Именно он научил меня многим хитростям, показал некоторые местные фишки, и позволил почувствовать что-то большее, нежели привычную необходимость в выполнении очередного задания.

Люди, глядя на нас, думают, наверное, о том, что состоящие из металлических деталей и различных механизмов роботы вовсе не способны испытывать какие-либо чувства. Отчасти это действительно так: некоторым роботам - автоботам ли, или десептиконам - не важно - куда проще существовать, будучи необремененными никакими эмоциями или чувствами. Остальные же способны проявлять все то, что свойственно не только людской расе, но и многим другим. Счастье, радость, злость или грусть, привязанность или ненависть - всего этого мы не чужды.

Я научился у друга многому, но в конечном итоге наши пути разошлись. Привязанность - штука сложная, потому и мне было сложно. Наверное, Оптимус решил, что Джей - тот человек, который сможет вытянуть меня из затянувшейся депрессии - так здесь говорят, да? - которая нередко становилась поводом для моих внештатных поездок в город, где нарывался на десептиконов, случайно трансформировался на глазах у ненужных свидетелей, или по собственной безалаберности ломал систему охлаждения, петляя по узким, жарким улицам Рио.

А если бы у тебя шестерня трансформации накрылась? - ворчал Рэтчет, на что я лишь оптику закатывал и нарочито недовольным щелканьем отзывался.

Мне было скучно, а потом появился Джей.

Он забавный, если так посудить. Реагирует на все слишком бурно, в обмороки падает, что неудивительно - не каждый день, наверное, автономных роботов встречает - в общем-то, но все равно забавно. Есть в нем что-то такое... не понял пока, что именно, хотя возможность еще представится.

- Ты знаешь, что у нас с тобой есть небольшие проблемы? Я не могу ехать домой, потому что мой дом – приют для угонщиков, воров и наркоманов. Если они увидят тебя на пороге, то не оставят в покое. Кроме того, там постоянно ошиваются копы. Легки на помине, - я внимательно слушаю все, что говорит парень. - это ведь копы, да, а не наш старый знакомый?

Нарочито сбавляю скорость, медлю какое-то время, правыми колесами съезжаю на обочину, а затем резко срываюсь с места, поднимая плотный занавес пыли.

- Я уверен, так и есть. - отзываюсь привычным для себя способом, то есть, абсолютно чужим голосом. Баррикейд - десептикон слишком настойчивый, да и драки любит, потому нет ничего особенного в том, что он поблизости все это время ошивался. - Включаю ручное управление. Удачи! - вновь раздается голос из динамиков, после чего я трансформируюсь лишь частично: правое крыло становится не крылом вовсе, а лазерным пистолетом, из которого тут же стреляю. Промахиваюсь, потому что Джей резко сворачивает в сторону.

- Держи ровнее. - и снова выстрел, от которого клочки земли в стороны разлетаются, а Баррикейд ловко уворачивается. Я стреляю несколько раз подряд прежде, чем мы оказываемся в черте города. Здесь не так много возможностей для использования оружия, но зато вполне можно скрыться от десептикона на узких улицах. Именно этим я, собственно, и занимаюсь, вновь перехватив управление и резко свернув на какую-то стройку.

Проходит около десяти минут беспрерывных петляний и ловкого лавирования между проезжающими автомобилями или проходящими пешеходами - и нам все-таки удается скрыться. В безлюдном парке я трансформируюсь и валюсь на землю, сгибаю ноги и смотрю на Джея.

- Ты можешь вернуться домой один, - говорю, с характерным звуком настроив антенны. - если с моим появлением у тебя могут появиться проблемы. Я останусь где-то, - осматриваюсь, на мгновение сузив оптику, которая стала чуть менее яркой. - поблизости. Если вдруг, - хмуро вглядываюсь в пространство между деревьями. - возникнут проблемы, - замечаю проблеск фар и тут же ловко поднимаюсь. - я приду. - в поле зрения появляется автомобиль. Он паркуется у входа в парк - с пятиметровой высоты это прекрасно видно - а затем там же появляется какой-то человек. Обычный человек, обычный автомобиль, но это не значит, что следует выдохнуть и расслабиться.

Он приближается; я переминаюсь с ноги на ногу, а манипулятор трансформируется в оружие как раз в тот самый момент, когда пожилой мужчина подходит ближе.

- Ты его знаешь? - спрашиваю у Джея, сделав грузный шаг вперед и направив в сторону незнакомца плазменную пушку. Оптимус всегда говорит о том, что людей мы не убиваем. Но он ведь не упоминает о том, что это не следует делать даже в том случае, если человек пытается навредить другому человеку, которого необходимо защитить.

- Он меня не знает. - спокойно начинает мужчина, а я вдруг ловлю себя на мысли, что он вовсе не удивлен видеть перед собой говорящего робота. Подозрительно. - Но я прекрасно знаю его. - он переводит взгляд на Джея. - Может, обойдемся без оружия? - человек вскидывает бровь, я машинально делаю то же самое. - Не мог бы ты, - теперь обращается к Уэсту. - попросить своего друга убрать пушку?

Не слишком хочется это делать, если честно, потому что за время пребывания на этой планете мне довелось понять одну простую вещь: люди склонны обманывать и притворяться теми, кем вовсе не являются. Эти сложные хитросплетения моему центральному процессору пока недоступны, но, наверное, даже моего контактирования с людьми недостаточно для того, чтобы всему научиться и все понять.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2E2tH.gif[/AVA]
[SGN]w e   g o n n a   r i s e   u p   t o   t h e   t o p . . . . . . . . . . . . .  // . . . . . . . . . . . . .http://funkyimg.com/i/2E2tq.gif http://funkyimg.com/i/2E2tr.gif[/SGN]
[NIC]Bumblebee[/NIC]
[LZ1] БАМБЛБИ
origin: автобот
[/LZ1]

Отредактировано Raphael Suarez (2018-12-14 14:21:52)

+1

14


Душа, о наличии которой я и забыл вовсе, мгновенно дает о себе знать: не просто просыпается, а тяжелеет и обращается в камень, а потом стремительно падает в область пяток в тот момент, когда Бамблби подтверждает, что навстречу нам несется очередной робот-убийца. Тачка с красно-синими мигалками, слепящими привыкшие к ночной темноте глаза, ловко трансформируется в здорового робота, и я вдруг отчетливо слышу громкий звон. Это яйца мои звенят от страха. Вся жизнь перед глазами проносится в ту несчастную секунду, когда Баррикейд – так ведь желтокрылый обозвал «мустанга»? – направляет на нас одну из своих громадных пушек. Я испуганно жмурюсь, когда это происходит, и машинально стискиваю нервными ладонями кожаный руль сильнее, из-за чего «камаро» неловко сворачивает на пыльную обочину. Бамблби в ответ разражается праведным гневом и на максимальной громкости (не ори на меня, блять!) просит меня держаться ровнее. Легче сказать, чем сделать!

― Я постараюсь, ― говорю скорее себе, чем ему.

Тело не подчиняется, руки, ноги и пальцы предательски не слушаются, и все же я понимаю, что если продолжу валять дурака, то живым из этого дерьма не выберусь. Вдох. Выдох. Справа что-то жужжит: Бамблби трансформирует одно из своих крыльев в пушку, чтобы открыть ответный огонь. Ладно. Я сделаю это, ведь все, что от меня требуется – просто держать руль прямо. С этим же, блять, и пятилетний ребенок справится!

Пока уговариваю себя – не замечаю, как погоня заканчивается: Баррикейд остается позади, Бамблби сворачивает на узкие городские улочки, а я продолжаю ровно, крепко и удивительно властно сжимать руль ладонями. «Камаро», подчиняясь моим решительным движениям, едет плавно и гладко, как по маслу. Смахнув пот со лба, тихо ухмыляюсь и прихожу к выходу, что мы, пожалуй, сработаемся; главное – меньше паниковать. А лучше вообще этого не делать.

Паника пройдет, как только я привыкну к существованию инопланетян, один из которых катается на расстоянии вытянутой руки.

В одном из безлюдных парков, заботливо укутанных покрывалом ночной тишины, Би тормозит и распахивает водительскую дверь, призывая меня освободить салон. А я и рад, если честно, спрыгнуть на сухую землю, припорошенную редкой темно-зеленой травой, выпрямиться и вытянуться, расправить затекшие плечи и вздохнуть полной грудью. Но вместо всей этих действий я буквально вываливаюсь наземь и, подражая морякам дальнего плаванья, принимаюсь драматично целовать траву, обнимать ее и все такое.

― Обожеблятьземля! Земля! Я жив! ― актер умер во мне еще в детстве, когда в школе ставили «Ромео и Джульетту», и мне дали роль гидранта. Но это же не повод останавливаться на достигнутом! Я валяюсь на траве до тех пор, пока беспокойство Бамблби не передается мне. А ведь они совсем как люди, может, даже лучше. Сажусь на траве, опершись спиной на большую металлическую ногу, и щурюсь от яркого света фар. Кого еще нелегкая принесла? Старик, у которого часы дороже, чем вся моя жизнь, встает напротив и смотрит, вглядывается, оценивает. У него как будто английский зонтик в заднице застрял – такой весь напыщенный, чопорный, манерный. Я продолжаю щуриться, безмятежно сидя на заднице. Грязный, потный и с травой в волосах я являюсь полностью противоположностью ему.

― Ты его знаешь? ― Би включает плохого парня, а заодно и пушку.

― Неа, ― отвечаю беззаботно, но из-за оружия все же напрягаюсь.

― Он меня не знает. Но я прекрасно знаю его. Может, обойдемся без оружия? Не мог бы ты попросить своего друга убрать пушку?

― Давай послушаем, что он скажет, ― поднимаю голову и, прищурив один глаз, гляжу на Би. Он убирает пушку.

― Спасибо. Я не очень комфортно чувствую себя, понимаете ли, когда в мою сторону направлено оружие, способное отправить меня в Ад чуть раньше положенного срока, ― он приветливо улыбается, обнажая удивительно хорошие для его возраста зубы.  ― Я принес плохие новости, Джей. Ваш дедушка, Говард, умер сегодня утром.

«Хуевард!» ― огрызаюсь мысленно. Я понятия не имею, о каком дедушке он говорит: с детства я рос и воспитывался без них.

― Он оставил вам приличное состояние. И еще кое-что, ― после слова «состояние» я, кроме этого самого состояния, ни о чем больше думать не могу, потому что мысленно переношусь в огромный пентхаус с бассейном, с личным баром и с умопомрачительными красотками на каждом шагу. Бамблби, словно чувствуя мое отвлечение, легко подталкивает меня ногой, и я возвращаюсь в диалог в самом его конце.

― … вам придется его найти, Джей.

― Кого?

Он смотрит на меня, как на дегенерата. Ладно, заслужил.

― Эскалибур. Вам необходимо отыскать эскалибур. В ваших венах течет знание и сила, которые помогут его отыскать и правильно воспользоваться. Этот меч сумеет возродить жизнь на планете твоего друга, ― он смотрит на Би, ― или уничтожить ее на нашей. Все зависит от того, в чьи руки он попадет.

― Э. Э. И где мне его искать?

― Только вы это знаете. Следуйте за интуицией.

― Интуиция ведет меня в бар, а всех вас – нахер, ― фыркаю недовольно и, неловко поднявшись на ноги, сваливаю из этого парка к чертовой матери. И из этого бреда. Хватит с меня инопланетных роботов, рыцарей,  мечей и Говардов.

― Дай ему пару часов, и он успокоится. И вернется, ― спокойно говорит старик, обращаясь к Би.

― Я все слышу, блять! И я не вернусь, ― показываю многозначительный жест средним пальцем, не поворачиваясь, и сваливаю в едва проглядывающий рассвет.

[NIC]Jay West[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2E7Tx.gif[/AVA]
[STA]i'm no superman[/STA]
[SGN]across this new divide
http://funkyimg.com/i/2E7Ty.gif http://funkyimg.com/i/2E7Tz.gif
[/SGN]
[LZ1]ДЖЕЙ УЭСТ, 33 y.o.
profession: уличный драгдилер.
[/LZ1]

+1

15

- Давай послушаем, что он скажет, - раздается голос Джея откуда-то снизу, на что я коротко киваю, а оружие тут же трансформирую обратно в манипулятор. Сжимаю и разжимаю пальцы, после чего перевожу взгляд на появившегося мужчину. Он не внушает особого доверия, но и опасности, как таковой, не внушает тоже, потому что оружия, если меня не подводит оптика, у него нет.

Впрочем, это вовсе не повод расслабляться, потому что люди, как я успел заметить - существа довольно непредсказуемые и хорошо умеющие скрывать эмоции, вводить в заблуждение своим поведением, а затем самым безжалостным образом предавать. Среди роботов, если так посудить, подобные моменты происходят тоже, но случаются крайне редко ввиду того, что наше строение значительно отличается от строения каких бы то ни было других рас. У нас есть Искра, которая изначально формирует характер и лишь редким ботам удается пойти против заложенной в процессоре программы.

Автобот может встать на сторону десептиконов точно так же, как десептиконы становятся на сторону автоботов. Дрифт и Вили - прямое тому доказательство. Первый, будучи автоботом, некогда поддерживал десептиконов и достаточно долго сражался на их стороне; второй, будучи десептиконом, в какой-то момент отказался от идеи порабощения чужой планеты, встал на сторону автоботов и оказался весьма полезен.

Мы точно так же можем идти против собственной системы, но все-таки людей в этом плане переплюнуть нам вряд ли удастся, хотя вера Оптимуса в эту расу поражает, а иногда и пугает. Я же стараюсь держаться от всего этого подальше, делаю то, что говорят, и не слишком сильно вдаюсь в подробности.

Сейчас, когда Джей говорит о том, что готов неизвестного мужчину выслушать, я не стремлюсь его переубедить, не пытаюсь вселить в него какие-то подозрения касательно незваного гостя, а лишь делаю шаг назад, позволяя им поговорить.

И они разговаривают. Точнее, говорит исключительно мужик, Джей все еще ничего толком не понимает, а я улавливаю каждое слово и пытаюсь сложить дважды два так, чтобы получилась необходимая четверка. И она получается, хотя Уэст, кажется, до сих пор не уловил всей сути и не понял даже, насколько все серьезно.

Меч, о котором рассказывает человек, действительно является довольно-таки мощной реликвией, много веков охраняемой автоботами и людьми от тех, кто слишком яростно жаждал власти. Оптимус рассказывал о том, что рыцари Иакона, впервые прилетевшие на Землю, спрятали ценный артефакт, способный стать не только спасением для планеты, но и ее возможной гибелью. Тогда же они заключили с человеческой расой перемирие, главным требованием которого являлось сохранение меча, и лишь человек, в чьих жилах течет нужная кровь, мог этот меч не только отыскать, но и воспользоваться им.

Все встало на свои места.

Я опускаю взгляд на Джея, который вообще в какой-то прострации находится, оптику закатываю и слегка подталкиваю его. Он должен не только слушать то, что говорит старик, но еще и услышать, понять и принять тот факт, что в сложившейся ситуации под угрозой находит не только он сам, не только автоботы, но и вся планета.

- Только вы это знаете. Следуйте за интуицией.

- Интуиция ведет меня в бар, а всех вас – нахер, - ну вот, теперь он еще и недоволен. Впрочем, недоволен он был с того самого момента, как я без лишних разговоров запер его в собственном салоне и увез в неизвестном направлении. Каюсь, был не прав, но другого выхода у меня не было.

- Дай ему пару часов, и он успокоится. И вернется,

- Я все слышу, блять! И я не вернусь.

Я перевожу взгляд на мужчину и плечевыми пластинами пожимаю.

- Сомнева-аюсь. - протяжный механический голос на мгновение прерывается, а мне не остается ничего, кроме как трансформироваться обратно в альт-форму.

- На заброшенном аэродроме вас будет ждать грузовой самолет. Другие автоботы, полагаю, уже осведомлены и будут ждать там. Вас доставят в Англию, где, по последним данным, был замечен меч. Точное местоположение отыскать сможет лишь Джей.

- Я понял. - отзываюсь, и, понятливо моргнув фарами, уезжаю следом за парнем.

Он уже успел свернуть на улицу, где в это время суток народу недостаточно для того, чтобы стало тесно, но вполне достаточно для того, чтобы лишить меня возможности трансформироваться. Уэст, кажется, даже внимания не обращает, а я первые несколько минут даже не пытаюсь что-либо ему сказать.

Одна минута.
Две. Три.
Надоедает.

- Джей? - наконец-таки нарушаю тишину, но парень либо внезапно оглох, либо нарочно упрямится и молчит. - Игнорируя факты, их не изменишь. - речь из динамиков снова в никуда. - Дже-е-е-й... - протяжный зов заставляет подумать о том, что его имя, сложенное из разных голосов, звучит довольно забавно. Проходит еще около минуты прежде, чем педаль газа вдавливается до предела, задние колеса несколько раз прокручиваются вокруг своей оси, после чего я уезжаю вперед, но делаю это лишь для того, чтобы на первом повороте развернуться и вернуться обратно, преградив парню дорогу. - Думаешь, что сбежишь так просто? - фары на секунду становятся ярче, а я дергаюсь вперед, слегка боднув Джея бампером. - У тебя в руках судьба человечества. И наша судьба. - автоботов, то есть. - Перестань строить из себя чертову истеричку, и сделай то, что зависит только от тебя! - громкий рев двигателя привлекает внимание случайных прохожих, но тут же смолкает, а бампер вновь встречается с чужими ногами.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2E2tH.gif[/AVA]
[SGN]w e   g o n n a   r i s e   u p   t o   t h e   t o p . . . . . . . . . . . . .  // . . . . . . . . . . . . .http://funkyimg.com/i/2E2tq.gif http://funkyimg.com/i/2E2tr.gif[/SGN]
[NIC]Bumblebee[/NIC]
[LZ1] БАМБЛБИ
origin: автобот
[/LZ1]

Отредактировано Raphael Suarez (Вчера 01:05:05)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Bumblebee