Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » there's more than meets the eye


there's more than meets the eye

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

http://24.media.tumblr.com/tumblr_lewm09sbUa1qd11e6o1_500.png
Участники: Henry Bennett&Nora de Bender
Место: бар, шумное публичное место
Погодные условия: темная-темная ночь, на улице дождиливо
О флештайме: встреча Генри и Норы.
- они не виделись больше года
- Генри так и не решался назначить Норе очную ставку
- обстоятельства свели их вместе сами собой

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-10 01:16:22)

+1

2

-Я произношу тост за своего друга,- Марк поднял бокал и обернулся к Генри.
-Этот человек наделен невероятными способностями! Каждый раз я готов разорвать с ним контракт из-за этих проклятых выходок… Побегов на конец света… Поломанных турне… Трюкачества! Но, знаете… Стоит ему только прислать мне на email свою книгу…- он нервно поправил пиджак и расчувствовался.
-Брось, Марк, братишка, ты не моя жена. Не все так скверно! Угости всех травишкой и текилой… Мы хотим почистить твои карманы!- Хэнк небрежно перекинул руку через плечи какой-то юной брюнетки-модели – своей вечерней спутницы и улыбнулся.
-И он приносит мне миллионы! Славная инвестиция моих нервов! Мы пьем за твое возвращение, гаденыш! За выход новой книги!- Марк залпом осушил стакан и прикрыл губы рукавом, чтобы окружающие не заметили его волнения.
-Я рад, что ты вернулся, Хэнки. Что это за прекрасная цыпа? Где ты подцепил ее?- Оливер, верный пес Марка, протянул Генри ‘свежую’ стопку текилы.
-Эй, крошка, представься моему другу,- ладонь Хэнка скользнула по ее коленке.
-Забыл ее имя,- Генри закашлялся и склонился к уху Оливера.
-Светлана. Я русская. Мы познакомились сегодня в кафе… Я работаю официанткой. Генри пригласил меня,- она самозабвенно продолжила рассказ, не замечая равнодушия своих слушателей... Ее губы раскрывались в сладкой улыбке. Она коснулась с поцелуем щеки Хэнка.
-Русская? Брось, Хэнки,- Оливер глотнул текилы, пропуская мимо ушей слова Светланы. Он желал сегодня лишь одного - вдребезг напиться.
-Смотри, какая у нее попа. Говоришь, русская? Я и забыл… Она слишком много болтает. Кудахчет как курица. У них, наверное, открыт целый инкубатор для таких грудок. На вскидку третий размерчик,- Хэнк прищурился, нашаривая в кармане пачку сигарет. Оливер подсуетился и обнажил перед ‘прославленным клиентом-писателем’ Marlboro.
-А когда мой отец спился..- Светлана улыбнулась, выхватывая из рук Хэнка раскуренную сигарету.
-Вы знаете, я всегда мечтала познакомиться с гением.... Так приятно быть чьей-то музой… Особенно твоей, Генри,- она приникла к его груди и рассмеялась. Хэнк выхватил из пачки Оливера вторую сигарету. Он устало зевнул, скучающим взглядом рассматривая помещение клуба.
Она стояла в глубине зала. Оливер сказал что-то. Генри кивнул, не спуская глаз с женщины с золотистыми волосами. Ему показалось, словно она улыбалась кому-то и танцевала… Они познакомились в одном из таких баров… Так начинался его роман ‘Пали к черту брак’ и сцена одноименного фильма в Голливуде…  Хэнк оттолкнул Светлану.
-Мне нужно отойти,- бросил он, приближаясь к своему миражу.
-Я жду тебя. Сходи по-быстрому. Или ты хочешь, чтобы я присоединилась к тебе в кабинке?
Хэнк помнил, как ЭТА девушка появилась в его жизни. Искру их сгоревшего брака. Как она поселилась в его квартире. Как кричала, когда он приходил домой пьяным… С каким интересом читала его книги… Как сейчас щемило в груди… Сильнее с новым шагом. Когда она становилась ближе...
-Нора?- он отшвырнул в сторону какого-то ее приятеля.
-Мне нужно с тобой поговорить. Хочешь я угощу тебя текилой? Выйдем на улицу?- музыка заглушала звук голоса Хэнка. Ему приходилось кричать все громче, чтобы Нора смогла его услышать.
-К черту все. Давай потанцуем.

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-10 02:21:18)

+2

3

- Джесс, ты знаешь, я против брака до двадцати пяти лет, - вполне себе торжественно начала я, стараясь говорить громче музыки, которая в нашем "закуточке" звучала пусть и не очень громко, но все же.
- Правда? - воскликнула девушка рядом со мной. - Ты же...Ой! - она потерла ногу.
- Заткнись, Люси, - прошипела я, лягнув каблуком подругу по лодыжке. Люси - одна из немногих моих подруг из "прошлого", которая знала о штампе в моем паспорте. Более того, любила время от времени потрепать мне нервы, напоминая об нем.
- Так вот, - продолжила я. - Пусть я и против брака в двадцать два года, но вы с Джеймсом - прекрасная пара. И я искренне надеюсь, что в вашей семейной жизни у вас будет все также прекрасно. Вы этого достойны. За Джесс и Джеймса! - я подняла бокал с коктейлем выше. Сказатель тостов из меня не ахти, но девчонки меня поддержали. Мы чокнулись бокалами.
Это был девичник в стиле "Sex and the city". Не знаю уж, кто придумал эту тему, но раз так...Нас было четверо. Мы одели свои лучшие платья, обязательно взяли что-то "брендовое", пришли в этот бар и пили "Космо". Если честно, то одного мне хватило. Второй стоял почти нетронутый, я делала по маленькому глотку во время каждого тоста. Остальные девчонки заказали, кажется, по третьему бокалу. У меня выдался достаточно трудный день и к вечеру мне хотелось забыться в баре. Увы, с "Космо" это невозможно. Я уже выпила две текилы у барной стойки, но и это не дало особого эффекта.
- Девочки, я так счастлива! Как никогда раньше! - Джесс опять завела эту пластинку. Боюсь, к концу вечера мы все будем реветь, смотря фотографии в телефонах. Я как-то иначе представляла себе последнюю вечеринку перед свадьбой.
Вот и начинается розово-сопливый девчачий вечер: Джесс выставила вперед руку с кольцом, Люси и Кристин как по щелчку стали громко умиляться этому и обсуждать украшение. Поймите меня правильно, я обожаю ювелирные изделия. Я люблю своих подруг. Я искренне рада за Джесс. Но все сейчас слишком приторно. Может даже наигранно. Я не могу спокойно сидеть. Или я просто недостаточно пьяна для этого. Хотя не исключено, что будь я пьяна, меня все будет раздражать еще больше. Обсуждать кольцо(обычное, стандартное, банальное, у всех такое одето со дня помолвки) второй раз за вечер и в -дцатый с момента звонка Джесс "Я обручена!!!" мне не хотелось. Под шумок я встала и направилась к бару.
- Самбуку, - недолго думая, сказала я бармену. Всего одна порция окажет на меня чудодейственное влияние. Я расслаблюсь и перестану воспринимать реальность так серьезно. Меня аж раздражает от собственного напряжения. Боюсь поймать себя на мысли, что я завидую Джесс, тому, как она счастлива. Просто потому, что сама давно не летала в облаках. Чушь, все это чушь! Брак разрушает все святое, что есть между людьми. Тебе ли этого не знать, мисс де Бендер?! - я приказала себе не думать о том, насколько счастлива моя подруга. В конце концов все проходят через семейные скандалы рано или поздно.
Я выпила самбуку, выплюнула кофейные зерна(терпеть их не могу), вдохнула через трубочку остатки дыма от горящего напитка. На мгновение мои глаза заслезились, эта штука чертовски огненная, а я не хочу размазать свой мейк-ап уже сейчас. Я выдохнула и повернулась в сторону импровизированного танцпола. Чувствую, как самбука разливается по крови и расслабляет мое тело и разум. Удивительно, что она со мной творит. Мне весь вечер хотелось танцевать. И сейчас я это сделаю. Я вышла на паркет и стала танцевать, закрыв глаза. Через полминуты я их вновь открыла и увидела напротив молодого человека. Почему бы не потанцевать с ним?
Ладно, танцует он фигово, это я поняла быстро. Но не ушла. В конце концов, не все учились в танцевальных академиях Лос-Анджелеса. Как я уже сказала - я не ушла, его ушли. Самым бесцеремонным образом. Какой-то мужчина в костюме. И со знакомым голосом. Я подняла глаза и увидела Генри. Бред. Это не может быть он. Генри уехал еще год назад. Я не слышала, что он говорит. Из-за музыки. Или собственного удивления. Я услышала только последнюю фразу: "Давай потанцуем."
- Ты же не танцуешь, - я залилась веселым смехом. Ты вообще не существуешь. По крайней мере в этом клубе. Тебя не может здесь быть. Ты сбежал из этого года. Ты не мог так быстро вернуться. Ты - плод моего воображения. Ты - моя разгулявшаяся пьяная фантазия. Господи, наверное, сегодня, на этом долбаном девичнике, я совершенно отчаялась изображать из себя незамужнюю девушку, раз мне предвиделся ты и напомнил, что это не так.
- Ой, ты наверное искал себя где-нибудь в аргентинской глубинке, где провинциальная местная танцовщица научила тебя танго. А потом у вас завязался бурный роман длиною в одну ночь, - я все еще смеялась.
Стоп. Неправильная какая-то реакция. Я должна истошно орать, визжать и наброситься на Генри с кулаками, чтобы все вокруг смотрели на меня и бросали презрительное: "Истеричка!". Или наоборот напрыгнуть на него с ногами, а потом потащить в сторону туалетов, под всеобщее шептание "Шлюха!". Но я смеюсь. И никто вокруг ничего не говорит. Всем все равно. Я перестала смеяться и двигаться. Протянула руку и дотронулась до груди Генри. Провела ладонью по рубашке вниз. Мать моя английская королева! Это не глюк!!! Я подняла взгляд на Хэнка. Смотрела ему в глаза. Моя ладонь опустилась до его. Я резко потянула его за собой в сторону выхода.
- Зачем ты вернулся? - спросила я, когда мы оказались на улице. Странно, здесь было почти пусто. Наверное, из-за проливного дождя. На мои икры попадали капли, крыша на головой защищала только прическу, макияж и платье, и то не полностью. - Почему ты снова здесь? - против воли закричала я.

Отредактировано Nora de Bender (2012-08-10 23:57:47)

+1

4

-Совсем не танцую,- он взял ее за руку и притянул к себе.
-Ой, ты наверное искал себя где-нибудь в аргентинской глубинке, где провинциальная местная танцовщица научила тебя танго. А потом у вас завязался бурный роман длиною в одну ночь,- улыбка скользнула по его губам. Он склонился ближе к Норе.
-Я научу тебя его секретным элементам. Бесплатно. Из-за того, что у тебя такое короткое платье,- сказал Генри. Ему показалось, словно Нора никогда не исчезала из его жизни. Он только вчера оставил записку на стикере и прикрепил ее к холодильнику. Весь этот год растворился. Изнурительные тренировки в спортивном лагере Куты. Волны. Землетрясение в Японии. Странствия. Ночи в ашраме. Духота индийской ночи. Страницы его последней книги…
Нора схватила его за руку и увлекла за собой – прочь из клуба. Они оказались друг напротив друга на улице. Под противным дождем.
-Зачем ты вернулся?- он усмехнулся. Ее голос срывался на крик. Генри смотрел на свою жену. Сейчас она казалась ему как никогда красивой.
-Чтобы увидеть тебя мокрой. Устроить конкурс мокрых маек на затворках клубной жизни,- небрежно ответил он, выскакивая из-под крыши. Генри расправил плечи и откинул руки в стороны.
-Зачем ты снова здесь?- казалось, Нора потеряла контроль над собой и дала волю ярости. Хэнк вопросительно уставился на нее. Его костюм стал мокрым до последней нитки.
-Я вернулся семь дней назад. Не смог позвонить раньше. Был занят. Как прошли твои каникулы, милая? - он  рывком вытащил Нору из-под навеса под дождь.
-Хочешь оформить развод? Или вернешься назад в квартиру?- спросил он просто. Как будто эта разлука не была намеренной. Не он был виноват в их годовом разрыве.
-Какого дьявола ты кричишь на меня?- Генри опустил ладонь на ее ягодицу.
-Шляешься по каким-то заведшалым клубам. Ведешь приблудный образ жизни… Из ума выжила? Разве не ты мечтала стать примерной домохозяйкой? Я дал тебе отличный повод проверить чувства. Считай, ты жена моряка. Он только что вернулся из круиза,- он хотел вцепиться в ее губы, чтобы Нора не смогла возразить ему.
Светлана вышла из клуба. Покачиваясь, она приблизилась к Хэнку и Норе.
-Сладкий, я уж было подумала, ты меня покинул. Какой ты негодник… Встретил подружку?- она рассмеялась, указывая взглядом на промокшее платье его спутницы.
-Светлана,- представила она, нерешительно высовываясь из-за дверей клуба.
-Тут так мокро… Пойдемте внутрь. Хэнк, позови же ее присоединиться к нам. Знаете, он написал книгу? О путешествиях и еще о чем-то… Я не читала еще… Об этом кричат все на вечеринке…- залепетала Светлана, небрежно поправляя платье.
-Мой ненасытный. Я ревную. Пойдемте выпьем!- она заметно развеселилась и оживилась. Колонна навеса послужила ей опорой и шестом.
-Иди внутрь,- Хэнк отмахнулся.
-Мне скуууучно,- пожаловалась Светлана, выпрыгивая из-за навеса на улицу к Норе и обнимая ее за плечи.
-Вы так красивы. Пойдемте потанцуем,- Генри перехватил запястье русской и больно сжал его.
-Иди в клуб. Пока я сам не затолкал тебя внутрь. Ты не слышала, что я сказал тебе? Это моя жена. Если бы ты потрудилась почитать обо мне в сети, к примеру, страничку на Википедии, то вела себя разумнее,- Светлана насупилась. Минуту она стояла спокойно. Обрабатывая в затуманенном алкоголем сознании слова Хэнка. Постепенно она менялась в лице. И закричала дико, как животное, вцепившись в волосы Норы.
-Это моя жизнь. Я все решила. Ты хочешь украсть у меня ее? Уходи. Уходи, я прошу тебя.

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-11 00:36:52)

+1

5

Близость Генри опьяняла похлеще любой самбуки, текилы и "Космо" вместе взятых. Я почти забыла, каково это - когда он рядом. Тем более в костюме. Я запомнила его в старых джинсах, футболке и небритым несколько дней. И даже тогда я была от него безума. Он выводил меня из себя, доводил до мыслей о самоубийстве, заставлял ненавидеть и его, и себя...А я продолжала смотреть на него глазами влюбленной овечки. А потом он исчез, оставив после себя жалкий клочок бумажки.
- Я думала, ты умер, - уже спокойнее сказала я, наблюдая за тем, как Генри в считанные секунды промокает до нитки. - Ты допился до смерти в Дублине. Обкурился дури в Амстердаме. Тебя изнасиловали в на гей-параде в Берлине. Затоптали быки в Испании. Тебя принесли в жертву в африканской деревушке. В конце концов, тобой отобедали медведи в Арктике, - я пожала плечами. Мне бы хотелось, чтобы это было так. Часть меня жаждала этого.
В следующее мгновение я лишилась крыши над головой. В буквальном смысле. И без того облегающее платье прилипло к телу. Прическа превратилась в мокрые сосульки. Еще немного и испортится мой мейк-ап. Чудо. Я буду похожа на мокрую панду. В день встречи с мужем. Блеск!
- Генри, заткнись! Ты ни хрена не знаешь, что я делала и через что тут проходила, пока ты прохлаждался бог знает где, - сквозь зубы сказала я. Сейчас они ужасно похожи с моей матерью. Та тоже как встретится со мной после недели "разлуки" начинает с претензий в мой адрес. Пытается достучаться до моей совести. "Ты неразумна, Нора", - вздыхает она. И вот теперь к ней присоединился еще и мой муж.
- О, ну конечно же я весь год, каждый день, просыпалась одна в постели, вылизывала квартиру до блеска, готовила ужин из семи блюд, приводила себя в идеальный вид, стелила новенькие простыни, одевала каждый вечер новый комплект белья от Agent Provocateur, ждала тебя. Мне же в двадцать один год заняться больше нечем, - я пожала плечами, пересказывая свой, с недавних пор, ночной кошмар.
- Слушай, моряк, а ты уже проверился? А то мало ли тебя портовые шлюхи "сувенирами" снабдили, - хмыкнула я.
Мне хочется парировать каждую его фразу, каждое слово, хочется перечить ему, возражать - словом, что угодно, лишь бы он не заметил моей растерянности. Я до сих пор не знаю, как реагировать на его возвращение.
- Чувства? - усмехнулась я. - Чувства?! - я повторила это громче и рассмеялась. Ненатурально вышло. Надо пойти на курсы актерского мастерства. - Если ты говоришь о чувстве ненависти, то да - проверено. Я тебя по-прежнему ненавижу, - я кивнула в знак подтверждения своих слов. - Что насчет тебя? Неужели ты по мне соскучился, что решил вернуться?
Наша милая беседа была прервана женским голосом за моей спиной. Я повернулась и увидела в дверях клуба девушку, едва стоящую на ногах без какой-либо опоры. Судя по всему, с Генри она была знакома. Я вновь повернулась у мужу.
- Это шутка? - спросила я, едва сдерживая издевательскую улыбку. - Это? - я показала большим пальцем на девушку за моей спиной. - Ты серьезно? Это существо, говорящее с жутким акцентом, одетое в платье позапрошлой коллекции давно забытого дизайнера, и от которого несет как от сторожа ликеро-водочного завода? ЭТО причина, по которой ты не звонил мне целую долбаную неделю с момента своего возвращения?
Мое изначальное веселье сменилось разочарованием и даже обидой. Нет, серьезно. Если бы к Генри вышла девушка лет девятнадцати, с ростом под метр восемьдесят, осиной талией, белоснежной улыбкой, длинными светлыми волосами, в платье из весенне-летней коллекции от Карла Лагерфельда...тогда я бы даже не обратила внимание на то, что она в стельку пьяна и изъясняется на жутком английском. Это бы не ударило по моему самолюбию, что меня променяли на нее. Ну, не так сильно ударило бы. А получается, что Хэнку все равно с кем быть, лишь бы не со мной (да здравствует знаменитая женская логика!).
- О, Господи, да заткнись ты уже! - не выдержав, крикнула я Светлане. Меня правда порядком достало ее "щебетание". - И вали обратно в клуб, - прибавила я все также громко, скинув ее руку со своих плеч.
Ой, кажется я недооценила эту дамочку. После минутного молчания, та резво вцепилась в мои волосы, предварительно оглушив меня своим истошным воплем. А хватка у нее, надо признать, та еще! Несколько долгих секунд я тщетно пыталась оторвать ее руки от своей головы. Царапала их. А ей все равно. Что ж, придется применить свой уже излюбленный "трюк". Я с размаху наступила каблуком на ногу Светлане (God, save Jimmy Choo). От резкой боли и, вероятно, неожиданности, та ослабила свою хватку, что позволило мне наконец отойти от нее на более-менее безопасное расстояние. Правда, бездействовала я недолго.
- Ты мерзкое создание! - кричала я, стуча кулаками по груди Генри. - Нравится смотреть, как из-за тебя дерутся девушки? Да? Угомони уже свою сучку, иначе, клянусь, я убью вас обоих!
Я перестала колотить по груди Хэнка. Выдохлась. И я не могла говорить. У меня в горле застрял ком. Мне хотелось плакать. Вечер, который представлялся в моей голове идеальным, был разрушен внезапным появлением мужа, который ведет себя как ни в чем не бывало, а теперь еще и испорченной прической. И все этого только из-за Генри Беннетта! Почему он думает, что ему все дозволено?
Я развернулась и отправилась назад в клуб. Я ужасно замерзла, жутко выглядела, мое настроение было испорчено. Мне всего-то надо забрать свою сумочку и отправиться домой. Моих подруг у нашего стола не было. К счастью. Я взяла свою сумку, отправилась было к выходу, но притормозила у бара. Села на высокий стул и бесцельно уставилась на карту напитков.

+1

6

- Я восстал из мертвых,-  он мягко улыбнулся,  украдкой касаясь ладонью ее талии.
- В Тибу. Я стал свидетелем и очевидцем землетрясения. Несколько суток, проведенные под завалами стали незабываемыми. Я многое переосмыслил. Больше, чем после моей суицидальной попытки,- черты лица Генри расправились – он казался совсем юным под струями проливного дождя.
- Я часто вспоминал о тебе, Нора. Наша вынужденная разлука позволила мне найти себя,- теперь его голос звучал спокойно. В нем ни читалось не тени сомнений. Странствия преобразили Генри – он стал уравновешенным, свободным в выборе, довольным жизнью. Мускулы на его теле окрепли. Кожа обрела загар азиатского солнца. Он больше не походил на пьяницу-аскета, скорбящему о своей участи от рассвета до заката – пока не засядет в баре и окочурится.
- Генри, заткнись! Ты ни хрена не знаешь, что я делала и через что тут проходила, пока ты прохлаждался бог знает где
- Ты мне непременно все это расскажешь. Дома. Я привез пачку отличного травяного чая. Подходящий вечер, чтобы испытать его на вкус, не так ли?- гнев красил Нору. Она не выглядела безучастной как раньше. В ней проснулся дух свободы.
- Слушай, моряк, а ты уже проверился? А то мало ли тебя портовые шлюхи "сувенирами" снабдили, - он запрокинул голову назад - дождь оросил его лицо. Сейчас Генри мог ответить Норе цинично -  в своей привычной манере ‘дорогая, разве ты не слышала о средствах защиты и их возможностях, предохраняясь низок риск заразиться’. Но он сдержался, скривив губы.
- Не будем обсуждать прошлое. Давай жить настоящим? Я не настолько сошел с ума, чтобы забыть о твоей безопасности. Где ты сейчас живешь?- Генри ласково провел рукой по ее волосам и улыбнулся.
- Мы так давно не виделись… Я соскучился. Ты неотразима в этом платье. Какое на тебе сейчас белье?- он невольно вдохнул запах ее духов и ощутил, как в сознании что-то начинает кружиться.
- Здесь слишком мокро. Ты можешь простудиться. Давай продолжим разговор в более уединенном месте? ‘ты обо всем подумаешь и не станешь так кричать на меня’. Он изумился преображению Норы. Звукам ее голоса. Выражению глаз. Прежняя тяга – желание ее тела, снова вернулась к Хэнку с необычайной остротой – каждый инстинкт тела обострился.
- Чувства?! Если ты говоришь о чувстве ненависти, то да - проверено. Я тебя по-прежнему ненавижу. Что насчет тебя? Неужели ты по мне соскучился, что решил вернуться?- он облизнулся. Скрывать свои эмоции от Норы было бессмысленно, поэтому Генри решил показать их открыто, медленно скользнув взглядом по телу жены, словно раздевая ее.
- И я ненавижу тебя по-прежнему. Раз наше желание настолько сильно и обоюдно, предлагаю подраться в моей квартире. Без лишних свидетелей. Конечно, я к тебе вернулся,- Генри сделал знак таксисту. В тот самый момент на улице появилась фигура Светланы. Как раненный зверь, она набросилась на Нору.
- Ты серьезно? Это существо, говорящее с жутким акцентом, одетое в платье позапрошлой коллекции давно забытого дизайнера, и от которого несет как от сторожа ликеро-водочного завода? ЭТО причина, по которой ты не звонил мне целую долбаную неделю с момента своего возвращения?- он попытался оттолкнуть Светлану в сторону – спрятать за свою спину.
- Дьявол! Я презираю твоих дизайнеров! Пусть каждый из них сгорит в пламени ада…- Генри схватил за руку Светлану и оттащил к клубу.
- Нравится смотреть, как из-за тебя дерутся девушки? Да? Угомони уже свою сучку, иначе, клянусь, я убью вас обоих!- Хэнк вновь поравнялся с Норой. Сдерживая гнев, он в воздухе сжал руку в кулак. Его глаза вспыхнули. Генри бросил молниеносный взгляд на Нору, словно пытаясь испепелить ее. В следующую секунду он развернулся к Светлане,  чтобы проводить ее  в сторону таксиста.
- Как ты мог так поступить со мной?- спросила она.
- Она дурная истеричка. Пойдем, писатель. Я помогу тебе снять напряжение и расслабиться,- Генри вежливо отворил для нее дверь машины.
- В другой раз, Светлана. Я позвоню тебе,- он передал деньги таксисту. Машина тронулась. Светлана послала Генри воздушный поцелуй. Несколько минут она ехала улыбаясь – торжествовала над Норой. Ей показалось, что встреча с писателем была предначертана свыше. Она станет его музой… Прославится… Будет вдохновлять его. Наденет на премьеру книги то красное платье, которое она приглядела в витрине модного магазина на прошлой неделе… Станет любить его самозабвенно… Как полагает мученице – спутнице гения. Лишь потом она поймала себя на мысли – у Генри нет ее номера телефона.
Хэнк прошел в клуб - к Марку и его компании. Потрепал издателя за плечо.
- Сейчас я вас покину. У меня встреча,- Марк было начал сопротивляться ‘какая к черту встреча ночью’…
- Аааа, женщина, ну, что ж. Жду тебя завтра в издательстве. Будем подбирать макет обложки…- он кивнул головой, подтягивая ближе стопку текилы.
Хэнк искал Нору. Он озирался по сторонам. Расталкивал танцующих. Потряс за плечи одну девчонку в похожем платье…
Нора сидела у бара. Хэнк улыбнулся, усаживаясь на табурет возле нее. Он взял ее руку в свои ладони и легонько сжал.
- Не пей много. Пойдем, я провожу тебя до дома. Такси ждет на улице,- Хэнк положил несколько купюр на стойку, оплачивая счет Норы.
- Нам нужно в конце концов поставить точку. Ты и сама это чувствуешь. К чему себя мучить, если это можно сделать сегодня? Ты  много для меня значишь, Нора. Я не хочу потерять тебя так просто.

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-12 21:42:42)

+1

7

- Не боишься, что вернувшись сюда, в город, где живу я, ты снова потеряешь себя? - спросила я, вопросительно изогнув левую бровь.
Мне многие часто говорят, что мужчинам верить нельзя. Мол, рано или поздно он тебя обманет. Ему будет все равно, а тебе в подушку слезы лить. Подруги, мама, да даже эти тупые телесериалы - все как сговорились. И я сама это прекрасно понимаю. Поэтому силюсь сейчас не поддаться на ровный голос Генри, в котором даже звучат ласковые нотки, на его вполне уравновешенное поведение. Ведь это не надолго, он не будет таким всегда. Это последствия его путешествий, некая эйфория, которая скоро пройдет.
- Уточним один момент. "Дома" - это у кого из нас? У тебя? У меня? Или ты про ту квартиру, где мы жили, пока ты не уехал? - сыпались вопросы от меня. - Если про нее, то позволь сказать, что формально, это наша совместная недвижимости, но дом это теперь мой. Я перекрасила там стены и поменяла мебель. Твое барахло лежит в коробках в шкафу гостевой комнаты. Я как раз думала от него избавиться на днях.
Полгода назад мне не очень хотелось жить там снова. Но либо в квартире, полной разнообразных воспоминаний, либо с мамой, которая опекает давно совершеннолетнюю взрослую дочь так, будто ей всего шестнадцать. Потому-то я и вернулась на Capitol Ave, тогда еще совсем не готовая ко встречам с моим прошлым.
- Мне знакома эта улыбка, - я и сама не удержалась от полуусмешки. - Ты хочешь напомнить мне о средствах контрацепции? - я хмыкнула.
- При чем здесь моя безопасность? - брякнула я. - О боги! Ты думаешь, что я буду с тобой спать? С чего бы? - Может с того, что это очевидно? Кажется, мне предстоит борьба разума и принципов с телом и желаниями.
- Как ты правильно заметил, я "выжила из ума". А может просто чувствовала, что меня ждет неожиданная встреча с тобой... Поэтому белье я сегодня не надела, - я лукаво улыбнулась, но скрыла эту улыбку ладонью, мол, какая я забывчивая.
Мы замолчали. Генри раздевал меня одним взглядом - мне было знакомо это. Признаться, и я была бы не против узнать, что теперь скрывает ткань его дорогого костюма. Он изменился - это факт. И как бы я ни сопротивлялась, мне отчаянно хотелось узнать, какой он теперь. В жизни, в постели, одетый, раздетый.
- Дьявол! Я презираю твоих дизайнеров! Пусть каждый из них сгорит в пламени ада…
- ...сказал человек в костюма от...Хуго Босс, если не ошибаюсь? - я усмехнулась и скрестила руки на груди. Мне нравилось наблюдать за тем, как Хэнк уводит отсюда свою недавнюю спутницу, после чего возвращается обратно ко мне. Я не смогла сдержать победоносную улыбку, увидев знакомый блеск в глазах мужа. Я опустила взгляд и увидела его сжатый кулак. Склонила голову на бок, все еще улыбаюсь. Интересно, что он будет делать дальше. Вы не подумайте, что я мазохистка, мне просто интересно, правда ли Генри так изменился, как сам говорит.
Что ж, напротив пункта "растоптать самолюбие Норы" можно смело ставить прочерк - в этом он остался прежним. Хэнк предпочел продолжить "беседу" со Светланой. Мне же нет больше смысла и дальше мокнуть под дождем, поэтому я ушла обратно в клуб.
Я не знала, на чем остановиться взглядом. Правда в том, что мне не хотелось ничего пить. Но я знаю, я уверена, что Генри скоро появится здесь. Не может он просто взять и уехать с этой русской. И я не ошиблась - вскоре я видела, как он идет по бару, смотря по сторонам, словно искал кого-то. Через минуту он уже сидел рядом со мной.
- Я никуда с тобой не поеду, - сказала я, вырвав руку из его теплых ладоней. Я прикусила нижнюю губу. Мне потребовалось немало усилий, чтобы не улыбнуться. Я допила джин-тоник, который заказала незадолго до того, как здесь появился Хэнк.
- Ты сам себе противоречишь, - сказала я, повернувшись к мужу. - Говоришь, что нам надо поставить точку, потом утверждаешь, что не хочешь меня потерять. Ты не думал, что потерял меня уже давно? - я посмотрела ему прямо в глаза. Редко так делала.
- Знаешь что? К черту все это! - я разрезала ладонью воздух. - Давай веселиться! Покажи мне, как ты развлекался весь этот год. Научи меня тем движениям танго, о которых я не знаю. Здесь работает мой знакомый диджей, он поставит нужную музыку. Ну же, Хэнк! - я спрыгнула со стула и потянула Генри за руку. Не хочу ничего обсуждать. Мне вдруг стало не по себе от мысли, что этой ночью и вправду может быть поставлена точка между нами. Если так, я просто оттяну этот момент.

+1

8

Desdemona - Othello

- Не боишься, что вернувшись сюда, в город, где живу я, ты снова потеряешь себя?
- Ты хочешь, чтобы я накормил тебя иллюзиями?- он обвил ладонью ее подбородок, сжал его в пальцах и приподнял немного вверх так, чтобы Нора смогла смотреть Генри прямо в глаза.
- У тебя изящная шейка и манящее тело. Я могу так много пообещать тебе сейчас, чтобы ты отдалась этим вечером мне,- Хэнк искоса улыбнулся.
- Я могу многое дать тебе. Ты можешь многое дать мне. Кажется, эта связь важнее, чем абсурдная клятва в вечной любви? Возможно, я потеряю себя уже завтра. Разве ты из тех женщин, что хотят безопасности?- он рассмеялся.
- Ты легко найдешь себе хорошего мальчика, который станет приносить тебе в зубах тапочки, когда ты будешь возвращаться домой. Преданно и томительно молиться на тебя как на величайшее божество на свете. И этот день сурка тебе быстро наскучит. Мы ценим то, что нам дается сложно и чего постоянно не хватает. Такова природа и у моих чувств к тебе,- Хэнк отпустил руку и отвернулся. Он испытал радость и облегчение от того, что Нора встретила его иначе, чем Виктория. Она не стала пытать его мучительными вопросами о причинах побега. В ней поселилась настоящая женщина, которую Генри искал в ней раньше.
- Уточним один момент. "Дома" - это у кого из нас? У тебя? У меня? Или ты про ту квартиру, где мы жили, пока ты не уехал? Если про нее, то позволь сказать, что формально, это наша совместная недвижимости, но дом это теперь мой. Я перекрасила там стены и поменяла мебель. Твое барахло лежит в коробках в шкафу гостевой комнаты. Я как раз думала от него избавиться на днях,- Генри наслаждался звуком ее голоса. Манерой Норы отталкивать его. Он опустил ладонь на ее талию.
- Мне не терпится посмотреть, как ты изменила дюплекс. Я не привязываюсь к вещам. Ты с легкостью можешь от моего барахла избавиться…- Генри поманил ее в сторону трассы, чтобы поймать такси.
- О боги! Ты думаешь, что я буду с тобой спать? С чего бы?
- Ох, в этом я могу тебе поклясться. Спать сегодня ты со мной не станешь…- он крепче сжал ее за талию.
- Как ты правильно заметил, я "выжила из ума". А может просто чувствовала, что меня ждет неожиданная встреча с тобой... Поэтому белье я сегодня не надела,- он потерял всякую возможность к концентрации и взмыл глаза к небесам. Генри показалось, что если таксист помедлит, то он толкнет Нору в сторону автомобильной стоянки и расправится с ней прямо на капоте у одной из машин посетителей бара. Неожиданное появление Светланы стало ‘помехой его отважным планам’. Он сильно изменился в лице. И не смог сразу найти возможность избавиться от нее.
---
- Я никуда с тобой не поеду,- он насмешливо улыбнулся.
- Полностью с тобой согласен. Зачем же так медлить? Вокруг полно укромного пространства. Я не смогу продолжать вести с тобой светские беседы с таким затуманенным сознанием,- Хэнк выдержал ее взгляд.
- Ты не думал, что потерял меня уже давно?
- Ты сама мне не позволила потерять себя. Иначе, почему же ты не подала на развод?- он снова взял ее за руку.
- Знаешь что? К черту все это! Давай веселиться! Покажи мне, как ты развлекался весь этот год. Научи меня тем движениям танго, о которых я не знаю. Здесь работает мой знакомый диджей, он поставит нужную музыку. Ну же, Хэнк! - Нора потянула его за собой на танцевальную площадку. Он нехотя повиновался ей. Оттягивать момент их близости казалось ему кощунством.
- Здесь не танцуют танго,- Генри рывком притянул ее к себе.
- Ты хочешь, чтобы я сорвал на тебе одежду прямо тут? На глазах у твоих подруг? Я изголодался по тебе,- ее опьяняющая близость подталкивала Генри на безумства.
- Мое терпение не безгранично. Во мне просыпаются хищные инстинкты,- он взял ее за руку и потянул за собой сквозь танцевальную площадку к помещениям ‘для персонала’. На его пути вырос пьяный издатель Марк Сильверстон. Он попытался что-то втолковать Хэнку. Тот небрежно оттолкнул его в сторону.
- Мы с тобой уже попрощались.
- Нора?- Марк вопросительно уставился на нее. Казалось, он был готовить встретить рядом с Хэнком кого угодно кроме Норы де Бендер. В его голове не укладывалось, что они снова сойдутся. Он решил, что Нора ему привиделась. Марк подошел к бару, чтобы продолжить свою хмельную вечеринку.
Хэнк отворил дверь. Повел Нору за собой по затуманенному коридору для персонала. Нашарил в темноте дверь в комнату для уборщиц.
- Говоришь, на тебе белья совсем нет? Сейчас мы это проверим,- он вжал ее в стену лопатками и поцеловал в губы.

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-19 00:46:26)

+3

9

Генри стиснул мой подбородок своей рукой. Я невольно стала смотреть ему в глаза. Ей-богу, год назад у меня подгибались колени от страха в аналогичной ситуации. И как бы я ни старалась, я не могла забыть того разъяренного лица мужа, не могла забыть, как с опаской ждала самого страшного исхода очередного вечера...ночи...раннего утра. И тут уж хочешь-не хочешь, но я вспомнила это снова. Только на этот раз в моих глазах не было страха или слез, я не молилась мысленно всему божеству о том, что хочу, чтобы все скорее закончилось с минимальным ущербом для меня. Мне хотелось ударить Генри по-больнее. В моей голове крутились целые ролики того, как я его ударяю, а он загибается от боли. Я даже сжала кулаки. Но...за этот год я так и не научилась ни одному приличному удару, хоть и сто раз обещала себе наконец взять пару уроков у кого-нибудь из друзей.
Я слушала Генри, чуть усмехнувшись. Удивлялась его проницательности. Я и забыла, каким он может быть, находясь в более-менее адекватном состоянии. Я почти забыла, почему меня когда-то привлек он - мужчина, на десять лет старше меня, а не какой-нибудь ровесник.
- Сразу видно - давно тебя не было...дома, - сказала я, когда Хэнк меня отпустил. Я быстро потерла рукой подбородок, потом убрала прилипшие к лицу волосы. - Ты исключаешь тот вариант, что за эти месяцы "переродился" не только ты, но и я тоже. Думаешь, что перед тобой стоит все та же наивная девочка, которая будет тебя преданно ждать, во всем слушаться и подчиняться, терпеть все твои выходки? Та, которая верит в принца на белом коне и в "happily ever after"? - я удивленно вскинула брови. Мол, за кого ты меня принимаешь? - Нет, если тебе нужна такая...прежняя версия меня, которая будет тебе драить квартиру и готовить ужин, который ты будешь успешно игнорировать, я могу тебе дать пару номеров, - я пожала плечами.
Когда-то я правда верила в то, что такая модель поведения в столь юные годы приведет меня к сказочной жизни. Ну знаете...любимый и любящий муж, дети, большой дом где-нибудь в пригороде, выходные с соседями и друзьями на заднем дворе. А еще прекрасная работа, гармония во всем и полное отсутствие желания убивать в пмс. О да, я была ванильной мечтательницей, пока не вышла замуж и не познакомилась с суровой реальностью этого мира.
Сейчас мне нравится пропадать из дома, отдавать предпочтение клубам, барам, встречам с друзьями, путешествиям и работе. Я вдруг вспомнила, что мне не так давно стукнуло всего двадцать два, а значит я должна наслаждаться жизнью, а не заточением в четырех стенах в обнимку с трехлитровой кастрюлей, поваренной книгой и очередным сериалом.
- Я тебя в гости не приглашаю. И в свою постель тоже. Впрочем, не сомневаюсь, что тебя это остановит. Для тебя же нет никаких преград. Готова спорить, ты даже готов заняться со мной сексом прямо здесь, - я хмыкнула. - Что тебя сейчас больше заботит - удовлетворение собственных желаний или мое здоровье? Под таким дождем... - я развела руки в стороны, -...ты сам сказал, что я могу простудиться. Ты ведь не забудешь о моей безопасности? - я похлопала ресницами, состроив самое невинное выражение лица.

Чувствую себя полной дурой, сидя тут у бара в полном одиночестве и в окружении стольких людей одновременно. Сейчас я ненавижу Генри за то, что тот уволок от меня Светлану, и себя за то, что я всего-навсего прошлась каблуком по ее ноге. Она испортила что-то очень важное и значимое. Не я пыталась забрать у нее часть жизни, а она у меня. Всего один момент там, на улице. Такая милая с виду и такая гадкая внутри. Прямо как я. В моменты пика плохого настроения.
- Ты сама мне не позволила потерять себя. Иначе, почему же ты не подала на развод?
- Я... - запнулась. Растерялась. Опять. Даже не стала в этот раз вырывать свою руку. - Это сложно, - я на мгновение отвернула голову. Мне ни разу за этот год не доставляло дискомфорта то, что я замужем. Я знала точно, что в ближайшие лет десять, наверное, снова под венец не соберусь, а значит у меня вагон и маленькая тележка времени, чтобы найти или дождаться Хэнка, чтобы обратиться к адвокатам - словом, чтобы найти возможность развестись. Никто же не сказал, что он объявится так скоро.
- Я же сказала - я знаю диджея. Одна моя улыбка и он поставит здесь хоть танго, хоть хэви-металл, хоть партию из "Трубадура" в исполнении Карузо, - я положила ладонь на затылок Генри. Я не хотела танцевать танго, я хотела издеваться над мужем, который, кажется, вот-вот изнасилует меня прямо тут. Я определенно перепила, раз меня это забавляет.
- Хэнк, это несправедливо. Я ведь читаю все твои книги. Почему ты не можешь научиться танцевать танго? Или сальсу? Или что-то еще в этом роде? - спросила я, обиженно надув губы.
- Мое терпение не безгранично. Во мне просыпаются хищные инстинкты.
Я едва успела закатить глаза, не успела даже придумать что-то колкое и язвительное в ответ, как Генри уже тащил меня куда-то сквозь толпу. Я видела своих подруг, танцевавших недалеко. Люси заметила меня и помахала. Клянусь, более бездушной подруги у меня еще не было - ей плевать, что я куда-то пропала, а теперь меня, насквозь мокрую, тащит какой-то мужчина в неизвестном направлении. А эта "подружка" тупо улыбается и машет мне. А вот и диаметрально противоположная реакция на меня - от Марка, редактора Генри, который встретился им на пути. По правде говоря, я не сразу его узнала.
- Привет, Марк! - сказала я, обернувшись. - Эй, Генри, некрасиво так уходить от собственного редактора, - крикнула я мужу, но его это, похоже, не сильно беспокоило.
Мы оказались в какой-то подсобке. Я успела увидеть несколько ведер и швабр, тряпки и какую-то устрашающего вида машину, которая, если не ошибаюсь, предназначена для мытья полов. Класс! Секса в подобном месте у меня еще не было.
- Издеваешься, да? Не нашел места приличнее? - едва успела спросить я, прежде чем Генри заткнул меня поцелуем. Черт возьми, это должно было произойти на полчаса раньше. По-нормальному, я должна оттолкнуть его и уйти, громко хлопнув дверью. Я даже положила ладони на его грудь. И стала расстегивать его рубашку.
- Только не думай, я тут буду ломать комедию под названием "Девственница-недотрога", - усмехнулась я, перейдя от расстегивания рубашки к избавлению Генри от брюк.

+1

10

- Ты исключаешь тот вариант, что за эти месяцы "переродился" не только ты, но и я тоже. Думаешь, что перед тобой стоит все та же наивная девочка, которая будет тебя преданно ждать, во всем слушаться и подчиняться, терпеть все твои выходки? Та, которая верит в принца на белом коне и в "happily ever after"?- он рассмеялся.
- Нет, я надеюсь, что ты стала похожей на героиню одного из фильмов Тинто Брасса,- Хэнк заразился духом сражения. Он восхищался Норой. Ее манерой сопротивляться.
- Ты стала слишком строптивой. Мне нравится укрощать тебя,- Хэнк склонился к ней ближе.
- Нет, если тебе нужна такая...прежняя версия меня, которая будет тебе драить квартиру и готовить ужин, который ты будешь успешно игнорировать, я могу тебе дать пару номеров, - он выудил из кармана мобильник.
- Диктуй номер, бестия. Я записываю,- с раздражением ответил Генри.
- Кто ты такая, чтобы решать, что для меня лучше? Если я с тобой спутался, значит, тебе придется приложить не дюжие усилия, чтобы от меня избавиться,- он швырнул телефон в урну.
- Безнадежных домохозяек развелось слишком много. Можно подойти к любой девчонке на улице и залезть к ней под юбку. Превращение долго ждать себя не заставит,- Хэнк схватил Нору за локоть. Он казался безумным в туманном свете уличных фонарей и дождя, стучавшего и стучавшего по асфальту.
- Я тебя в гости не приглашаю. И в свою постель тоже. Впрочем, не сомневаюсь, что тебя это остановит. Для тебя же нет никаких преград. Готова спорить, ты даже готов заняться со мной сексом прямо здесь,- он фыркнул.
- И что же мне помешает?- насмешливо поинтересовался Генри.
- Что тебя сейчас больше заботит - удовлетворение собственных желаний или мое здоровье? Под таким дождем... Ты сам сказал, что я могу простудиться. Ты ведь не забудешь о моей безопасности?
- Ты слишком много болтаешь. Нечего красть мои карты. Ты допустила ошибку, вовремя не подав на развод. Теперь я могу брать тебя там, где мне вздумается. Разве в таком состоянии я похож на того, кто торгуется?

---
- Я же сказала - я знаю диджея. Одна моя улыбка и он поставит здесь хоть танго, хоть хэви-металл, хоть партию из "Трубадура" в исполнении Карузо
- Публика разбежится. Возможно, ты захочешь представить меня своим подругам-домохозяйкам?- Хэнк оглянулся по сторонам.
- Смотри, одна из них тебе машет? Давай растянем нашу беседу на вечность. Чтобы я надругался над тобой прямо на тех диванах,- он властно схватил ее за руку.
- Привет, Марк!
- Дьявол, прекращай болтать с Марком,- Генри волочил Нору за собой, оставляя позади ошарашенного издателя. Танцпол крушился. Звенели бокалы. Хэнк устремился в служебное помещение.
- Издеваешься, да? Не нашел места приличнее?- он с издевкой взглянул на нее, вжимая Нору в стену лопатками.
- Только не думай, я тут буду ломать комедию под названием "Девственница-недотрога", - Хэнк уже не слышал звуков ее голоса. Он ощущал лишь жажду ее тела. Бешенный голод прикосновений. Генри набросился на нее как стервятник. Животное. Предметы в комнате растворялись, постепенно теряя свои очертания. Хэнк коснулся губами шеи Норы, задирая вверх ее платье. Он был одержим запахом Норы. Ее вкусом. Генри возвращал  право супруга обладать ей. Ему претила церемонность. Сейчас он мог повелевать своей женщиной. Видеть, как раскрываются ее губы навстречу его поцелуям.  Как она к нему тянется. Поддается ему. Хэнк испытывал мучительное ликование. Он пытал ее. Забирал то, что принадлежала ему по праву.
---

Он нашел себя в подсобке. Рядом с Норой. Генри обнимал ее плечи. На ней все еще остались детали одежды – испачканные и помятые. Он коснулся губами ее щеки не в силах нарушить молчание.
- Здесь есть кто-то?- послышалось скрежетание швабры и громкий голос уборщицы. Женщина в синих брюках и просторной футболке открыла дверь в подсобку.
- Что вы тут делаете?- вскричала она, размахивая шваброй. Генри поднялся на ноги, держа в руках туфли Норы.
- Разговариваем. И уже уходим,- спокойно ответил он, поспешно застегивая рубашку.
- А по-моему, вы занимаетесь блудом!!!- продолжала уборщица, ударив Генри шваброй.
- Все выглядит не так, как вы думаете,- с усмешкой добавил он, отворяя дверь для Норы. Хэнк протянул уборщице смятую купюру.
- До встречи
- Упаси Господи,- она убрала купюру в карман синих брюк и опустила глаза в пол.
- Нора, тебе идет такая прическа. Мы продолжим наш разговор дома?

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-21 16:28:18)

+2

11

Сижу на полу в подсобке. В платье, скомканном в районе живота, и, кажется, перевернутым задом наперед. Немного неудобно, но разве сейчас это важно? Справа от меня сидит Генри. Тоже в весьма непрезентабельном виде. Обнимает меня. Впервые за этот вечер я не пытаюсь вырваться, отодвинуться или бросить колкий комментарий на этот счет.
Я откинула голову назад, уперевшись макушкой в стену, смотрела куда-то вверх. Я не пыталась анализировать то, что только что произошло. Я не задумывалась о том, правильно все это или нет. В смысле, еще по пути сюда это казалось чем-то диким. У меня в голове сирена орала "Остановись! Не делай этого! Не иди за ним!". Сейчас я знаю, что я получила то, чего давно хотела, но не понимала этого тогда.
Посторонний голос и звук открывающейся двери заставили меня в срочном порядке поправлять платье. Не трудно догадаться, что сюда зашла уборщица. От тихого блаженства я вновь спустилась до тихой злости. Почему какие-то посторонние женщины так и норовят испортить мне этот вечер? Я повернулась как раз в тот момент, когда уборщица ударила Генри шваброй. Я поджала губы, приложив все усилия, чтобы не рассмеяться - это действительно выглядело забавно. Не говоря ни слова, я вышла из маленькой комнатки и быстрым шагом направилась по коридору обратно в зал бара. Через несколько метров мне пришлось вернуться назад - в руках Хэнка по-прежнему были мои туфли. При этом больше всего меня беспокоило не то, что я иду босиком, а то, что я так легко рассталась с любимой парой обуви за полторы тысячи долларов. Одевая туфли, я невольно задалась вопросом, почему я буквально сорвалась с места. Пыталась убежать? От чего? Или от кого? Этот город слишком мал, чтобы я смогла спрятаться от Генри. Тем более, что я живу этажом ниже его сестры.
- Нора, тебе идет такая прическа. Мы продолжим наш разговор дома?
- А нам еще есть, о чем говорить? - спросила, одевая туфли. Bitch mode: ON. Опять. Я даже не знаю, почему. Словно, только там, в подсобке, вдали от посторонних глаз, я могла позволить себе не выделываться. А теперь, покинув ее, мне нужно снова выпустить когти.
- Знаю-знаю, избавиться от тебя мне будет не так просто теперь. Но...может просто не будем торопить события? - звучит как фраза из очередного сериала. - Ты свалился на меня, как снег на голову. В августе. Я до сих пор не знаю, как на это реагировать. Я...я просто не уверена, что готова так сразу принять тебя в свою жизнь обратно, - а вот это уже правда. Сейчас меня понесет в степь откровенностей. - И в то же время последнее, чего мне хочется - отпустить тебя или не впускать обратно. И мне не хотелось этого весь год. Тебя не было, ты ушел, а я не хотела принимать этот факт. Поэтому я и не подала на развод, - я пожала плечами.
Я помедлила. Мне показалось, что говоря все это, я совершаю самую большую ошибку...за лето. Впрочем, я не исключаю и того, что еще большей ошибкой станет позволить Генри вернуться в мою жизнь. Но клянусь богом, я не была бы Норой Беннетт, некогда де Бендер, если бы моя жизнь не строилась на ошибках.
- Поехали, - услышала я собственный голос. - Наверное, нам действительно есть о чем поговорить, - я еле заметно улыбнулась и пожала плечами. Думаю, это действительно верное решение.
Едва мы оказались в главном зале баре, который, к слову, заметно опустел, ко мне подлетела(с соседнего стула у стойки) Джесс, тут же практически повиснув на мне.
- А вот и Но-ора, - протянула она, широко улыбнувшись. Кажется, после моего ухода "Космо" сменился чем-то более крепким. - Мы без тебя не уехали. Девчонки на улице такси ловят. Мы поедем в стриптиз-клуб. Ты же с нами? - Джесс похлопала ресницами. - Ой, а я вас знаю! - на этот раз она обратилась к Генри. - Вы же тот самый писатель известный...как вас там? Забыла, - она рассмеялась, "перевешиваясь" с меня на Хэнка. - Я читала ваши книги. Все! Вы такой же как ваш главный герой? Джеймс не такой...Женитесь на мне! Прямо сегодня!
- О боже... - я закрыла ладонью глаза. Мне надо было весь вечер не отходить от подруги, следить, чтобы она не пила ничего крепче апельсинового сока, вместо того, чтобы выяснять отношения с Генри. - Джесс, он уже женат, - я попыталась отлепить подругу от Хэнка. - Более того, его вредная и скверная жена напрочь отказывается подписывать бумаги о разводе. Так что придется тебе терпеть Джеймса.
Каким-то чудом мне удалось усадить Джесс обратно на стул и привлечь ее внимание картой напитков. Благо она была достаточно пьяна, чтобы не концентрировать подолгу свое внимание на чем-то или ком-то одном. Откинув с лица все еще влажные волосы, я посмотрела на Генри, взяла его за руку и во второй раз за ночь вывела на улицу.
- Я стала очень плохой подругой. Для всех. Виктория тебе это первая подтвердит, - сказала я, едва мы покинули бар. Я посмотрела по сторонам. Ни Люси, ни Натали видно не было. Где они ищут машину так и останется для меня загадкой. - Лови такси, - я кивнула на пустую дорогу. - Или может ты сам за рулем? - с сомнением спросила я, криво улыбнувшись.

+1

12

Она использует меня, чтобы заполнить пустые места (с)

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/8/2/45cea22f.mp3|Между мирами - Аквариум[/mymp3]

- Ты свалился на меня, как снег на голову. В августе. Я до сих пор не знаю, как на это реагировать. Я...я просто не уверена, что готова так сразу принять тебя в свою жизнь обратно,- мои губы самопроизвольно расплылись в улыбке. По тону ее голоса, по тому, как она запиналась, по выражению  глаз и жестам, я понимал, что она уже давно примирилась со ‘снегом в августе’.
- И в то же время последнее, чего мне хочется - отпустить тебя или не впускать обратно. И мне не хотелось этого весь год. Тебя не было, ты ушел, а я не хотела принимать этот факт. Поэтому я и не подала на развод, - невольно я проникался к своей жене нежностью. Несмотря на всю ее оборону и внешнюю стойкость, она оставалась ранимой и искренней. Нора принимала меня заново не из-за слабости.
- Я ждал бумаги еще в Куте. У моего адвоката был адрес,- сознался я, ухватывая ее за талию. Мне казалось, она встретит меня истерикой. Устроит кипучие мексиканские страсти на кухне, подражая Виктории. Я бы стоял напротив нее с опущенной головой как прокаженный или нашкодивший мальчик. Решение о побеге все еще казалось мне правильным. Мир открылся новыми красками, разукрашивая для меня карту Японии, Индии и Индонезии. Нора могла заставить меня произносить фальшивые клятвы. Неискренние и ненастоящие. Я не получил ожидаемое наказание ‘кнута и пряника’.
Нора де Бендер – моя четвертая попытка найти утешение в объятьях женщины в узах брака. Я хотел доказать себе и своим читателем, что все женщины в итоге оказываются одинаковыми – плаксивыми и истеричными, непонимающими и глуповатыми, одержимыми семейным счастьем и терзаниями нервов своего мужа, испытав каждую из них. Моя жена сейчас стояла напротив меня в баре. Ее волосы были потрепаны. Глаза горели божьей искрой. Она казалась мне как никогда притягательной. Нора нашла в себе мужественность и мудрость не терзать меня своими эмоциональными всплесками, не расспрашивать меня о причинах того побега или давить на жалость. Разве не в этом состоит женская сила? Чувственность и чувствительность?
- Поехали. Наверное, нам действительно есть о чем поговорить, - сказала она. Я небрежно перекинул руку через ее плечи.
- Ты помнишь, о чем мы с тобой договорились в больнице?- спросил я, украдкой целуя ее в щеку.
- А вот и Но-ора,- я обернулся. Из-за темноты бара перед нами возникла изрядно пьяная девушка.
- Вы же тот самый писатель известный...как вас там? Забыла,-  мне пришлось схватить незнакомку за запястье, чтобы оттащить в сторону.
- Я читала ваши книги. Все! Вы такой же как ваш главный герой? Джеймс не такой...Женитесь на мне! Прямо сегодня!- она скривила гримасу и я улыбнулся.
- Вам нравится делить мужчин с другими женщинами? Celebrity хотят принадлежать всему миру… Вы смотрели новый фильм Вуди Аллена? ‘Каникулы в Риме’? Там была история о человека, который стал известным… На его примере вы сможете прочувствовать долю жены такого человека. Она очень незавидна,- самозабвенно спросил я, не замечая ее пьяной ухмылки. Мои мысли уносились далеко отсюда. Литературная музы встрепенулась – я всем нутром ощутил тягу к ноутбуку.
- Джесс, он уже женат. Более того, его вредная и скверная жена напрочь отказывается подписывать бумаги о разводе. Так что придется тебе терпеть Джеймса,- я услышал голос своей жены.
- Стерва проклятая. Сидит у меня как в горле кость и бумаги о разводе не подписывает. Я был бы рад развестись, да, жалко имущества…- Нора отвела меня в сторону. Я подчинился ей. Мы оказались на улице. В мутном свете прикабачных фонарей асфальт казался совсем серым.
- Я стала очень плохой подругой. Для всех. Виктория тебе это первая подтвердит, - я поежился и ‘проголосовал’, вытянув руку.
- Какая Виктория?- к нам подъехала машина. Я отворил переднюю дверцу.
- Нора мне нужно писать. Ты можешь поехать в стриптиз клуб с Викторией. Я позвоню тебе завтра. Мне жаль, что я не смог познакомиться с ней ближе. Тебя подкинуть до дома или ты хочешь продолжить веселье?- машинально и практически безучастно спросил я.
- У вас нет ручки?- я склонился к таксисту. Он порылся в бардачке и утвердительно кивнул фуражкой. Я улыбнулся. Немного болезненно. Как фанатик.
- Я украл из бара салфетку. Отлично. Нора, ты поедешь?- я выхватил из рук таксиста ручку и начал что-то строчить на салфетке, положив ее на капот машины.
- Продолжу в салоне.

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-25 17:48:53)

+1

13

- Так вот какого ты мнения о собственной жене! - я рассмеялась. - Я вроде как подписывалась под всяким там "в богатстве и в бедности, в радости и в горе". И ты думаешь, я бы посягнула на разрушение этой клятвы только из-за того, что ты поехать "отдохнуть"? - я хмыкнула. Ведь это был действительно хороший шанс, если подумать, но я его упустила. - Извини, Генри, теперь тебе придется ждать момента, "пока смерть не разлучит нас", ибо хочешь ты того или нет, а частичка сентиментальности во мне жива до сих пор, - я пожала плечами и улыбнулась. - Можешь считать это своим проклятьем. Но тебе не удастся так легко избавится от очередной "миссис Беннетт", как ты делал это предыдущие два раза. Или сколько ты там был женат, - я махнула рукой.
- О чем бы мы с тобой ни договаривались, я официально это аннулирую! - сказала я, силясь вспомнить, на что я тогда согласилась. - Ты был тогда почти при смерти или притворялся, что был при смерти, я могла наобещать тебе что угодно.
Нет, ну правда. Я и сама тогда была до полусмерти напугана. Мало ли, что я сказала, пообещала, с кем и о чем договорилась. По правде, тот эпизод один из тех, что мне хотелось забыть и я это сделала. И все было бы и дальше чудесно, если бы Генри не напомнил мне об этом.
- Мне вдруг стало интересно, - я остановилась напротив Хэнка. - Ты всех своих жен заставлял проходить через какие-то "приключения" в твоей жизни, типа попытки самоубийства и внезапных отъездов? Или такая честь выпала только мне?
Помню, пыталась спросить совета у мамы - как быть, что делать? Еще пока жила с Хэнком под одной крышей. Моя любимая мамочка, прочитавшая тонны литературы по психологии, посетившая множество курсов, преподаватель английской литературы со стажем - лишь развела руками. Говорит, сама выскочила замуж рано, сама и понимай своего благоверного. Полагаю, она просто не знала, что мне посоветовать, ведь они с папой развелись за месяц до его тридцатилетия, она не ведала, что за заскоки случаются у мужчин в период от тридцати до сорока лет.
- Эй, полегче! Это все же моя подруга, - я оскорбилась за Джесс, которая, к слову, и не обратила особого внимания на то, что ее бесцеремонно хватает за руку мужчина, которому она только что сделала предложение.
- Стерва проклятая. Сидит у меня как в горле кость и бумаги о разводе не подписывает. Я был бы рад развестись, да, жалко имущества… - я посмотрела на Генри чуть прищурившись. Мне стало смешно.
- Разве у тебя осталось какое-то имущество за год отсутствия? - фыркнула я. - Я почти изба...кхм, я почти уверена, что твоя жена избавилась от всего твоего барахла. На ее месте я бы сразу это сделала.
- Я адвокат! Почти...Мне остался год всего. Я разведу тебя с этой курицей в легкую! И тебе даже не понадобится расставаться с имуществом, - моя подруга чересчур сильно загорелась своей нетрезвой идеей.
- Джесс, заткнись и почитай состав "Лонг-Айленда", - меня утомила ее болтовня. И говоря откровенно, этой дамочке я бы не доверила ни развод, ни даже зачитывание завещания.
Я не люблю ночной Сакраменто. Жизнь тут, конечно, кипит, но явно не на тех улицах, где бываю я. Или мне попадаются там не самые приятные компании. В данном случае, действовал первый вариант - улица была пуста. Впрочем, учитывая сегодняшнюю погоду, я этому не удивлена. Будет чудесно, если Генри удастся поймать такси как можно быстрее. Хочу домой, под горячий душ.
- Я говорю про твою сестру, - я как-то странно посмотрела на мужа. Хэнк изменился в лице, как только мы оказались на улице. Стал вдруг таким потерянным и отрешенным. Его как подменили. - Алло, ты хоть помнишь такую? - я пощелкала пальцами перед лицом Генри. Не самый подходящий момент, чтобы рассказывать ему о наших так пока и не наладившихся толком отношениях с Вики.
- Нора мне нужно писать. Ты можешь поехать в стриптиз клуб с Викторией. Я позвоню тебе завтра. Мне жаль, что я не смог познакомиться с ней ближе. Тебя подкинуть до дома или ты хочешь продолжить веселье?
Я смотрела на Генри, ошарашенно хлопая ресницами. Я сейчас не поняла - он меня кинул? Вот так вот запросто? Взял и отшил, не моргнув глазом! Как будто так и надо, так и должно быть! Будто я ему не жена, с которой у него десять минут назад был секс в подсобке бара, а так, случайная знакомая! Я ловила ртом воздух, не в силах придумать ответ. Шах и мат. Он меня обыграл. И я даже не знаю, что хуже - то, что он меня вежливо, практически на "вы" послал, или то, с каким безразличием он это сделал. Да, именно это меня и взбесило - его пофигизм на лице и в голосе. Внезапно я поняла, что он пытался мне втолковать год назад, во время наших скандалов, когда говорил, что я слишком безучастна. Только я вела себя так практически постоянно, а Генри это сделал впервые и уже меня выбесил этим. Как он со мной жил? Так, стоп! Я его должна сейчас во всех смертных грехах обвинять, а не себя!
- Знаешь что, милый? - я с силой хлопнула передней дверцей машины. И не говорите после этого, что женщины - слабый пол. - Катись ты к черту! Я доеду без тебя. Домой. Или в стриптиз-клуб. Или еще куда-нибудь! - громко вещала я, словно боялась, что Хэнк с концами ушел в себя и уже не слышит, что я ему говорю. - И незачем мне звонить. Тем более у тебя нет моего нового номера, - я открыла заднюю дверь и села в машину. Надавила пальцем на кнопку, открыв окно до предела. - Пришли потом почитать, что ты там написал, - сказала я, выснушувшись в окошко. - Приятно думать, что это я тебя вдохновила, - я усмехнулась. - Счастливо оставаться! - я закрыла окно, мило улыбнулась Генри и помахала, когда такси стало отъезжать от обочины. Я назвала водителю домашний адрес. Не хочу никакого веселья больше, я потеряла весь настрой.

Я остановилась около двери своей квартиры. Пока гремела замками, думала о том, что было бы неплохо подняться на этаж выше и закатить Викс скандал на тему "Почему ты целую неделю не говорила мне, что Генри вернулся, лучшие подруги так не поступают, это вообще не по-семейному как-то". Но удержалась. Дома меня ждала привычная тишина и пустота. Мы с ними сроднились уже. На часах было что-то вроде трех ночи, когда я, приняв горячий душ, зашла на кухню за чашкой чая.
- Могла бы пить сейчас какой-то "заморский", заварной, - бормотала я себе под нос, заливая чайный пакетик кипятком. - Дура наивная. Ничему жизнь не учит, - я хмыкнула.
Я устроилась на кровати в спальне. На тумбочке остывал чай, на коленях уже грелся ноутбук. По привычке заглянула в твиттер, который уже кипел сообщениями о том, что "Генри Беннетт вернулся в город! OMG!!!" Похоже, что женское население панически наводит красоту, готовясь ко встрече с моим мужем, а мужская часть усиливает оборону, дабы их женщины не встретились с Генри. Смешно, ей богу! Я переключилась на вкладку youtube, стала отсутствующим взглядом смотреть какие-то видео. Сильно сомневаюсь, что усну сегодня. Хотя надо бы. Вдруг, я проснусь утром и пойму, что мне все приснилось?

+2

14

Nora Bennett написал(а):

Я устроилась на кровати в спальне. На тумбочке остывал чай, на коленях уже грелся ноутбук. По привычке заглянула в твиттер, который уже кипел сообщениями о том, что "Генри Беннетт вернулся в город! OMG!!!" Похоже, что женское население панически наводит красоту, готовясь ко встрече с моим мужем, а мужская часть усиливает оборону, дабы их женщины не встретились с Генри.

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/6/f/c9df5aaf.mp3|5nizza - Свобода[/mymp3]

- Четыре раза. Я был женат четыре раза,- сумбурно ответил я, машинально отставляя какие-то пометки в блокноте.
- О чем бы мы с тобой ни договаривались, я официально это аннулирую! Ты был тогда почти при смерти или притворялся, что был при смерти, я могла наобещать тебе что угодно,- я вскинул голову.
- Я хотел лишь напомнить тебе, что ты вольна поступать, как тебе вздумается. На тебе нет никаких обязательств, которые ты в силах нарушить. И я не ограничиваю твою свободу – она представляет для меня наивысшую ценность. Ты можешь присоединиться к подругам в стриптиз-баре. Я могу оплатить твое развлечение,- ‘подумать только – картина, писанная маслом и малярными красками – Генри Беннетт умоляет свою жену оставить его ради приключений в стриптиз баре’.
- Ты не понимаешь, за что берешься. Я планирую закрыться в своей комнате до следующего утра. Мне понадобятся только сигареты и клавиатура. У нас свободный блок есть где припрятанный?- мои глаза неустанно блуждают по окружающему пространству. Я не могу ни на чем сконцентрироваться или сосредоточиться. Мои пальцы самопроизвольно стучат по капоту, словно по клавиатуре или клавишам пианино – для них играет сейчас совсем другая мелодия.
- Мне вдруг стало интересно. Ты всех своих жен заставлял проходить через какие-то "приключения" в твоей жизни, типа попытки самоубийства и внезапных отъездов? Или такая честь выпала только мне?- Нора подошла ближе – словно в попытке растерзать меня или набросится с кулаками. Я дернулся с места. Выставил вперед руки, выстраивая воздушную защиту. Мысли циркулировали в моей голове настолько стремительно, что я потерял счет минутам. Я зависал в пространстве словно медитируя  или впадая в секундный транс и пробуждаясь тут же.
- Моих жен? Я никогда не был женат долго. Хуже всего пришлось Бриджит. Мне показалось, она до сих пор хранит на меня злобу. При последней нашей встрече в Куте…- я осекся.
- Да, она меня недолюбливает,- шофер несколько раз просигналил.
- Счетчик уже тикает. Вы поедете?- донесся его голос из салона. Мои глаза впились в Нору.
- Разве у тебя осталось какое-то имущество за год отсутствия? Я почти изба...кхм, я почти уверена, что твоя жена избавилась от всего твоего барахла. На ее месте я бы сразу это сделала,- я обернулся к жене.
- Да, эта сучка меня изрядно ограбила. Хорошо, что у меня есть такая замечательная любовница как Нора. С богатым приданным. Расположу свое барахлишко у нее в квартире,- мои губы вновь коснулись ее щеки.
- Я говорю про твою сестру. Алло, ты хоть помнишь такую?
- Викторию? Конечно, помню,- кто-то включил автопилот - я кивнул Норе на автомате.
- Таксист нервничает. Мне пора пуститься в странствие по кровеносной системе Сакраменто,- я холодно улыбнулся.
- Знаешь что, милый? Катись ты к черту! Я доеду без тебя. Домой. Или в стриптиз-клуб. Или еще куда-нибудь! И незачем мне звонить. Тем более у тебя нет моего нового номера. Пришли потом почитать, что ты там написал,- Нора переменилась в лице. В ее глазах проскользнуло бешенство. Я был чересчур увлеченным ‘костями’ (прим. Автора – структурой) своего рассказа. Нора пронеслась мимо меня как в замедленной съемке. Села в такси. Что-то кричала. Я видел, как раскрываются ее губы. Мои руки выполнили еще несколько пометок в блокноте. Такси оттолкнулось от обочины.
Мое видение кончилось.
- Я наберу тебя утром. Завтра или на неделе. Когда закончу писать,- я ощупал карманы в поисках пачки. В задумчивости прикусил зубами сигарету. Щелкнул в воздухе зажигалкой. Протянул руку – повторно ‘проголосовал’. Возле меня остановилась машина.
- В салоне можно курить?- водитель кивнул. Сбивчиво я назвал адрес  и расположился на переднем сидении. Как ни старался, я не мог вспомнить, чем закончилась моя встреча с Норой. Виделись ли мы на самом деле? Или я снова напился как дьявол и придумал все это?

---
Асфальт скрипел под колесами автомобиля. Я не замечал дороги – судорожно оставляя какие-то пометки в блокноте и на салфетке. Такси остановилось возле моего дома. Я расплатился. Поднялся на свой этаж на лифте. Просунул ключ в замок. Несколько раз повернул его. Дверь распахнулась – я оказался в гостиной. Комната мерещилась перед глазами – изображения мебели и обоев расклеивались и расплывались, словно кто-то нарочно стирал их перед моим приходом. Я скинул ботинки и поднялся босиком на второй  этаж в спальню. Нора лежала на кровати и читала что-то в ноутбуке. Я снял пиджак и расстегнул рубашку.
- Одолжи мне компьютер, что-то я никак не могу разыскать свой,- сказал я, выхватывая из ее рук ноутбук.
"Генри Беннетт вернулся в город! OMG!!!"
- Подумать только, когда он успел вернуться? А я и не заметил,- я не признавал звуков собственного голоса.
- Несколько суток я проведу в кабинете. Если тебе понадобится ноутбук – возьми мой у Виктории. Или купи себе новый на bestbuy. Запиши на мой счет покупку,- мои пальцы вцепились в крышку ноутбука. Я прижал его к груди и вышел из комнаты. Ноги сами собой принесли меня в кабинет. Я опустил компьютер на письменный стол и подключил блок питания к розетке. В моей голове уже родился сюжет следующего романа.

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-26 03:30:17)

+3

15

Ночь ведь самое продуктивное время для работы. Сегодня мне трудно сосредоточиться. Кажется, что я смотрю на экран, где мелькают танцующие люди. На деле же я смотрю сквозь экран, мысленно нахожусь еще у бара. Вижу Генри, который говорит со мной с интонацией как у робота. Казалось, эти ответы слетали из его уст сами по себе, без его ведома. Вряд ли он точно понимал, о какой Виктории, о какой его сестре я говорила. Вряд ли вслушался хоть в одно слово, что я сказала.
- Хуже всего пришлось Бриджит, - слышалось в моей голове. - При последней нашей встрече в Куте… - меня поневоле вновь пробила нервная дрожь. Терпеть не могу, когда Генри упоминает своих бывших жен поименно. У меня возникает неприятное ощущение, что каждая из них тут же оказывается где-то рядом. Ненавижу, когда он с кем-то из них видится. Случайно или намеренно. То есть ненавидеЛА. Когда-то в далеком прошлом. Поймала себя на мысли, что мои зубы стиснуты, а губы поджаты. Я ударила кулаками по кровати. Я напряглась по привычке. Это просто рефлекс, - успокаивала я саму себя. В жизни не признаюсь, что меня задело короткое упоминание о встрече Генри с одной из его бывших жен.
Я тряхнула головой и попыталась сосредоточиться на просмотре видео. Нет, это нереально сделать. Мне слишком любопытно, что там пишут про возвращение Хэнка всякие "левые" люди. Если когда-нибудь мне встретится человек, который скажет что-то вроде "Замуж надо выходить не по любви и/или по расчету, так меньше вероятность привязанности", я скормлю ему его же язык, поджаренный до золотистой корочки и обильно политый тунисской хариссой. А потом попрошу провести частный мастер-класс, где он научит меня, как не привязаться к человеку, с которым ты делишь одну постель, одну ванную, пьешь один кофе. Пусть научит меня не связывать с ним какие-то дальнейшие планы и мечты.
Я даже не обратила внимание на какой-то шум внизу, настолько была поглощена чтением. Поэтому когда Генри переступил порог спальни, я от неожиданности чуть не пролила на себя чай, который пила в этот момент.
- Какого лешего ты здесь делаешь? - спросила я, наблюдая за тем, как Хэнк раздевается. - Я же сказала - я тебя не приглашаю. У тебя ведь есть другая квартира, чем тебе там не пишется?!
Моя ошибка в том, что когда я устроила в доме ремонт, желая поменять тут все - от люстр до паркета, я упустила маленькую деталь - я не сменила замки на входной двери. Почему-то в то время я совершенно не думала, что в одну "прекрасную" ночь Генри достанет свою связку ключей и войдет в эту квартиру снова. Я смотрю, как спокойно и вальяжно он расхаживает по спальне, и понимаю, что меня это бесит. Меня бесит, что он так просто пришел сюда и ведет себя как дома, будто именно так он делал все прошедшие двенадцать месяцев и одну неделю. А теперь еще забрал мой ноутбук и ушел. Я поставила чашку на тумбочки и вскочила на ноги, но так и осталась стоят перед закрытой дверью спальни.
***примерно восемь месяцев назад***
- Итак, Элеонора, как вы спали на этой неделе? - спросила женщина лет пятидесяти, сидя в своем кресле напротив меня.
- Как обычно, - я пожала плечами, смотря куда-то в пол. - Я ложусь в постель. Прежде чем закрыть глаза, я убеждаю себя, что сегодня ночью он мне не приснится, а утром я проснусь свободным и счастливым человеком.
- Ваш муж вам все еще снится? - моему психиатру можно поставить памятник за проницательность. Это неудачный сарказм.
- Каждую ночь, - чуть помедлив, ответила я. - Он меня убивает. Я его убиваю. Я изменяю ему на его же с глазах с его копией, но, знаете, более гуманная версия, если так можно сказать. Он в окружении всех своих бывших жен и любовниц. Последние три дня мне снится, что я тону в море. Меня затягивают водоросли. Я задыхаюсь, захлебываюсь... Вижу Генри на берегу, кричу... А он стоит и смотрит. Потом начинает идти в мою сторону. Идет, идет, идет...но ближе не становится... В конце концов я просыпаюсь от того, что мне действительно не хватает воздуха, я переставала дышать во сне и, клянусь, я чувствую соленый привкус во рту.
- Элеонора, вы пережили сильнейший стресс. Это нормально, что вам снятся подобные сны. Но думаю, вам следует немного увеличить дозу лекарств, я выпишу вам рецепт, - женщина стала быстро писать что-то на листке. Мой психиатр - бездарность, не знаю, за что я плачу ей почти сто долларов за сеанс. Но она единственный человек, кому я могу спокойно рассказывать сейчас абсолютно все.
***сегодня***
Как будто этого года не была. Как будто ничего не поменялось. Даже моя прическа осталась прежней. Я в растерянности стою посреди спальни, откуда только что Генри ушел работать в кабинет. Всё. Осталось. Как прежде. Я так не хочу. Так не должно быть! Меня начинает охватывать паника, но я быстро беру себя в руки. Открываю шкаф, достаю оттуда новенький комплект белья. На самом деле он лежит тут уже месяц, до сих с этикетками, у меня все не было повода надеть этот черный пеньюар, с тех пор как я купила его на распродаже в A.P., когда была в Лос-Анджелесе.
Поработать, значит, решил? Наотдыхался, путешествуя целый год, а теперь пришел домой, что сесть за написание очередного шедевра? Так я тебе и дала поработать! - думала я, уже переодевшись. Я покрутилась перед зеркалом. Прошлась тушью по ресницам, помадой по губам. Одела короткий халатик, который купила в комплект к белью.
Я открыла дверь кабинета и несколько секунд постояла на пороге, наблюдая, как Генри стучит пальцами по клавиатуре. Ноль внимание на мое появление. Я обошла стол и оказалась за спиной мужа.
- Ты такой напряженный, - сказала я, положив руки на его плечи и начав их разминать. - Хочешь, я сделаю тебе массаж? Ты, наверное, голоден. Я готовила сегодня лазанью. Разогреть? - я наклонилась ниже, скользнув ладонями вниз по его груди. - Или может кофе? - прошептала я Генри на ухо. - Крепкий черный кофе? - я выпрямилась, сделала шаг вперед, хлопнула крышкой лаптопа и отодвинула его в сторону, сама же села на стол, склонившись к мужу. - Тебя так давно не было. Я соскучилась. Может вернемся в спальню? Твоя книга подождет до завтра, - я улыбнулась, прикусив край нижней губы. Предвкушаю его "Дьявол, Нора, не мешай мне работать!".

+1

16

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/9/6/d23bbcf0.mp3|Playing with fire - Cobra Verde[/mymp3]

Я зашел в Интернет. Открыл сайт журнала Esquire. Мне всегда нравилось читать интервью в разделе ‘Правила жизни’ – они вдохновляли на создание новых персонажей. Я пробежался глазами по новостной ленте.
ПЬЕРЛУИДЖИ КОЛЛИНА. Бывший футбольный арбитр, 52 года, Виареджо. ДЖОН АПДАЙК. Писатель, умер 27 января 2009 года в возрасте 76 лет в городе Дэнверс, штат Массачусетс. МАРГАРЕТ ТЭТЧЕР. Экс-премьер-министр Великобритании, баронесса, 86 лет, Лондон. КВЕНТИН ТАРАНТИНО. Режиссер, 49 лет, Лос-Анджелес. ГЕНРИ БЕННЕТТ. Писатель, 32 года, Сакраменто. САША ГРЕЙ. Бывшая порноактриса, музыкант, 24 года, Лос-Анджелес.
Подумать только – бывшая порноактиса сбежала из Сакраменто в Лос-Анжелес, задушенная атмосферой ‘тесного пригорода’, а я оставил Куинси, штат Массачусетс, ради этого кромешного ада размеренности.
ДЖОН МАЛКОВИЧ. Актер, 58 лет, Нью-Йорк.
Я закурил сигарету. Маленький уголек вспыхнул в темноте кабинета, став самой яркой точкой на небосклоне ночи. Я купался в приглушенном свете монитора. Откуда-то из глубин Интернета на меня смотрел Джон Малкович, словно бросая мне вызов. Я щелкнул мышкой по цитате из его интервью – набрался храбрости прочитать статью полностью. На глаза мне тот час же попалась цитата:

Я уже был один раз женат и не готов вновь проходить через это. По сути, что значит «заключить брак»? Мне не нужна специальная бумажка — я и без бумажки знаю, что должен быть рядом со своей любимой и своими детьми. И я не думаю, что моя любимая нуждается в бумажке, которая удостоверяет, что в трудный час я не сбегу. Потому что, если трудный час наступит, никакая бумажка ни на что не повлияет.


Я рассмеялся, раскачиваясь в кресле, словно в припадке маниакально-депрессивного психоза. Сделал затяжку. Стряхнул пепел в кружку. Какая глупость – Джон Малкович и без бумажки знает, что он должен быть со своей любимой рядом, а я получаю печати в загсе с периодичностью раз в два года и сбегаю, застигнутый врасплох своей тягой к приключениям и паникой. Совершаю еще один оборот в кресле. Открываю Word. Несколько минут разглядываю пиксели на девственно-чистой странице. Опускаю руки на клавиатуру. Строю задумчивый взгляд – вхожу в образ писателя. Вступаю в схватку с Джоном Малковичем.

Женщина никогда не покажет себя настоящую, пока не отыщет печать в своем паспорте. Она не станет сумасшедшей истеричкой или чокнутой домохозяйкой, не позволит себе разгуливать по твоей квартире в бигудях, зеленой маске на лице и домашнем халате, не получив гарантий, что ты не сможешь легко выкинуть ее за борт своего корабля при первой качке.


- Ты такой напряженный,- я услышал в темноте голос. Руки дрогнули. Нора опустила ладони на мои плечи. Сейчас я был одержим лишь одним желанием – вспылить и швырнуть жену ‘за борт’. Это была настоящая качка, а я одержим бешенством и дьяволом. Припадки ярости случались со мной каждый раз, когда кто-то набирался отваги и смелости прервать мое литературное затворничество.
- Хочешь, я сделаю тебе массаж? Ты, наверное, голоден. Я готовила сегодня лазанью. Разогреть?- я закатил глаза к потолку и скривил мину. Если бы Гала каждый раз так врывалась в комнату Сальвадора Дали – едва ли он смог создать столько шедевров.
- Крепкий черный кофе?- в моей кружке уже скопилось несколько сигаретных окурков. Это был символ творчества – Генри Беннетта. Темнота. Блеклый экран монитора. Окурки, скопленные в стакане или кружке… Нора пыталась меня разрушить нежностью и заботой, в которых я совершенно не нуждался. Они казалась мне губительными и неуместными – чреватыми кризисом.
- Тебя так давно не было. Я соскучилась. Может вернемся в спальню? Твоя книга подождет до завтра,- Нора захлопнула ноутбук. Села на угол стола. Кажется, она была практически без одежды. Я взглянул на нее безумными глазами. Как  рассматривают зрители кино ‘Пилу’ или ‘Техасскую резную бензопилой’… Нора крушила мою жизнь по кусочкам. Я должен был завязать со своими брачными экспериментами раньше.  Точь-в-точь как Джон Малкович.
-Нора,- вскричал я в остолбенении. В моих ушах раздался недавний панк-молебен Pussy Riot в московском соборе. Нора де Бендер покушалась на мои святыни. Как в дурмане я схватил ее за руку и встряхнул со всей силы. На моих губах как крик застыл вопрос: ‘Что же ты делаешь, сумасшедшая? Разве твои родители не научили тебя хорошим манерам?’.
- Герострат чертов,- сдавленно прошептал я, отпуская ее руки и падая обратно в кресло.
- Первым делом всегда самолеты. А женщины… Потом женщины,- я закрыл лицо руками. Момент пришествия музы был безнадежно упущен. Нора убила ее, надругавшись над моим уединением.
- Иди сюда,- мне снова пришлось вцепиться в ее руку. Я хотел закричать на жену, что есть мочи, надрывая  барабанные перепонки.
- Ты варвар, Нора,- сказал я спокойно. Мне потребовалось недюжее самообладание, чтобы вернуть хладнокровие. Ругать Нору – номер, лишенный смысла. Я не смог предать идеологию буддизма, которой обучился во время своей поездки.
- Пойдем на кухню,- весь мой дух оплакивал мертворожденного ребенка. Мое детище. Ненаписанные страницы книги. Я схватил эту треклятую нашкодившую девчонку и поволок на кухню.
- Ты зачем это сделала?- я не коснулся выключателя – свет мог ослепить меня.
- Я не могу быть с тобой, когда тебе это только заблагорассудится. В моей жизни нет ничего важнее творчества. Это мои самолеты. А ты рушишь их… Истребляешь одного за другим как Гитлер. Ты же не маленькая девочка, которая бесконечно нуждается в ежеминутном внимании своих родителей. Моя дочь и то понимает это намного лучше,- я впился глазами в Нору, словно пытался уничтожить ее взглядом. Моя рука сжалась в кулак, и я со всей силы ударил по холодильнику.
- У тебя нет права рушить то, что ты никогда не строила.

Отредактировано Henry Bennett (2012-09-01 22:50:01)

+2

17

Разрешите мне сразу кое-что прояснить. Я не сумасшедшая, не мазохистка, не самоубийца и я не пьяна. Я не актриса фильма Ларса фон Триера, чья жизнь - сплошная драма, из которой она не то что не собирается выбираться, но и выстраивает в этом ритме свой каждый новый день. Я не страдаю от недостатка внимания, отсутствия ярких эмоций и событий в жизни, и с выплеском адреналина у меня тоже все в порядке. Я ценю долгий сон в своей постели в звенящей тишине. Я привыкла к комфорту в жизни, я создала подходящую атмосферу в этом доме и я крайне нетерпимо отношусь к тем, кто пытается это разрушить.
В кабинет к Генри я зашла не для того, чтобы поиграть в заботливую жену. Шутите? Я наигралась в это еще до его отъезда. Это была игра в одни ворота. Ему плевать на заботу, романтику и прочие сантименты. И уж тем более я не буду милой и послушной девочкой, только потому что он наконец вернулся домой, пару раз мне улыбнулся и ни разу за эти часы не заговорил о разводе на полном серьезе. Я не пес Хатико, преданно ждущий возвращения хозяина. И я не та наивная дурочка, которая думает, будто случайный секс в кладовке с Генри Беннеттом дает гарантию на счастливое будущее.
Я зашла не для того, чтобы затащить его в постель. Ладно, признаю, это было бы приятным дополнением. Но я не страдала в постели от отсутствия Генри в последние триста шестьдесят пять дней, так что и сегодня смогу пережить.
Меня бесит то, что он делает. Каждое его движение. Каждое его слово, хоть сказал он и немного, переступив порог этой квартиры. Меня раздражает, что Хэнк ведет себя так, будто ничего не было и он не задолжал мне хотя бы короткого объяснения причин своего внезапного отъезда. Мне не нравится, что он "чувствует себя как дома", хотя я ему этого даже не предлагала. И мне плевать, что формально эта квартира принадлежит Генри. Это мой дом. Мой! И я не хочу видеть, как Хэнк бесцеремонно влезает сюда, в мой мир, в мою жизнь. Мне понадобилось много сил, чтобы восстановить все то, что он когда-то разрушил. И я знаю, я уверена, что он будет разрушать все это снова и снова, будет пожимать плечами и одним взглядом спрашивать "А чего ты от меня ожидала? Что я буду строить с тобой жизнь?". Я не хочу, чтобы он работал здесь над своим новым бестселлером, после которого все опять начнут возносить его на Олимп славы. Только не в этом доме. Только не сегодня. Не так легко, как он того захотел.
Словом, я не хочу, чтобы кто-то подумал, будто то, что сейчас будет происходить, доставит мне хоть каплю удовольствия. Торжественно клянусь не звонить потом никому из подруг и не ныть о том, какой у меня плохой муж - опять кричал, опять портил интерьер какой-то комнаты, опять довел меня, бедную и несчастную Нору, до истерики, ах пожалейте меня скорее и не забудьте сказать, что я хорошая, а Генри козел. Нет, обойдусь без этого. Я сама сюда пришла, я знаю, зачем я пришла, и я знаю, что меня ждет. Впервые за несколько лет замужества я четко знаю, что в этом скандале виновата я. Но мне все равно.
Я закинула ногу на ногу, откинулась чуть назад, уперевшись руками в стол - так удобнее наблюдать за Генри. Мое сердце колотилось быстрее обычного. Я понятия не имею, каким стал Хэнк за этот год, как он отреагирует на мое появление. Но отступать не то что поздно, просто глупо уже. Я ничего не говорила, предоставив ему возможность пораспинаться о том, какая я плохая. Я молча поплелась за ним на кухню. И уже там заговорила.
- О, ну конечно! Никто же не смеет посягать на покой и личное пространство Генри Беннетта! - хмыкнула я и ударила ладонью по выключателю. От яркого света на мгновение пришлось прищуриться. - Появляться можно, только когда ты щелкнешь пальцами. Скажи, а ты никогда не думал, что меня такой сценарий не устраивает? Я не хочу появляться в твоей жизни исключительно тогда, когда этого хочешь ты или когда тебе это нужно. Да и на кой черт я вообще тебе сдалась? - я замолчала на несколько секунд, словно ждала от него ответа. Хотя я даже не уверена, что хочу его слышать. - Мне не нужно от тебя "ежеминутное внимание". Мне просто хочется, чтобы ты хоть иногда вспоминал обо мне и проводил со мной время не потому, что ты не хочешь ехать к своей очередной любовнице или бывшей жене. И не потому, что тебе остро необходимо выпустить пар и с кем-то поскандалить. А потому... - я запнулась. Боже, за что?! Почему ты не послал в мою голову вескую причину? - Я не знаю, почему! - пришлось сдаться. - Ты мне даришь свободу. А что, если я не хочу этой свободы? Что, если я не хочу делать все, что мне вздумается? - мой голос начинал срываться на крик. Думаю, эти стены соскучились по этому. - Я не хочу, чтобы ты оплачивал мне посещение стриптиз-клубов. Там, в баре, мне хотелось, чтобы ты тряханул меня за плечи как следует и сказал, чтобы я не слушала предложения своих пьяных подруг. Я хочу просто понять, что хоть что-то значу для тебя, что занимаю хоть какое-то место в твоей жизни. Мне надоело жить с мыслью, что я просто "очередная жена Генри Беннетта".
Я отвернулась. Меня почти трясло. Наверное, от злости. А может от потока холодного воздуха, который шел из открытого окна. Я быстро поморгала, чтобы избавиться от слез, которые так не вовремя наполнили мои глаза.
- Считаешь себя мужчиной? Тебя хотят все женщины, ты с радостью исполняешь их желания. Пьешь дорогой виски, закуриваешь его сигаретами. Пишешь книги и получаешь за это гонорары, - я стала говорить гораздо спокойнее. - На самом деле ты больше похож на вчерашнего выпускника колледжа. Ты не способен сохранить семью, брак. Ты не можешь удержать женщину, попытаться наконец ужиться с кем-то. Когда последний раз ты видел свою дочь? Когда проводил с ней время? Или скажешь, что тебя останавливает то, что она живет сейчас далеко и мать не дает вам видеться? Бред. Полный бред! - последние слова я сказала намеренно громко. - Скитаешься по жизни, боишься остановиться, довериться кому-то. Но твое одиночество не будет радовать тебя всегда.
А вот и он - венец всех домашних скандалов. Излюбленный прием моего мужа - бить ни в чем неповинные предметы. Сегодня жертвой кулака Генри стал холодильник.
- Да? А тогда по какому праву ты рушишь то, что строю я? - мой голос снова стал набирать громкость. - Почему ты думаешь, что тебе можно рушить мою жизнь?

Отредактировано Nora Bennett (2012-09-02 19:30:55)

+1

18

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/b/6/4dfb5c41.mp3|One Monkey Don't Stop The Show - Sonny Terry[/mymp3]

- О, ну конечно! Никто же не смеет посягать на покой и личное пространство Генри Беннетта! – она нажала рукой на выключатель. Загорелась вспышка. Кухня озарились сиянием люстры. На меня напал приступ слепоты. Я закрыл глаза ладонями. Мир потерял львиную долю своего колорита. Я был рабом полумрака.
- Появляться можно, только когда ты щелкнешь пальцами. Скажи, а ты никогда не думал, что меня такой сценарий не устраивает? Я не хочу появляться в твоей жизни исключительно тогда, когда этого хочешь ты или когда тебе это нужно. Да и на кой черт я вообще тебе сдалась? - голос Норы срывался на крик. В своей обыденной манере моя жена была молчаливой. Она срывалась лишь изредка. Когда я доводил ее до точки.
- Не стоило свет зажигать,- сказал я, попятившись назад к подоконнику.
- Мне не нужно от тебя "ежеминутное внимание". Мне просто хочется, чтобы ты хоть иногда вспоминал обо мне и проводил со мной время не потому, что ты не хочешь ехать к своей очередной любовнице или бывшей жене. И не потому, что тебе остро необходимо выпустить пар и с кем-то поскандалить. А потому...- мне нужно было выслушать ее исповедь до конца – дать спуск ее пару и катушкам. Нора запнулась. Я жалостливо улыбнулся.
- Почему же?- я хотел показать себя со стороны внимательного и учтивого слушателя. Кивнуть, когда она меня попросит.
- Я не знаю, почему! Ты мне даришь свободу. А что, если я не хочу этой свободы? Что, если я не хочу делать все, что мне вздумается? - щурившись, я пересек комнату и подошел к Норе. Взял ее руку в свои ладони.
- Я не хочу, чтобы ты оплачивал мне посещение стриптиз-клубов. Там, в баре, мне хотелось, чтобы ты тряханул меня за плечи как следует и сказал, чтобы я не слушала предложения своих пьяных подруг. Я хочу просто понять, что хоть что-то значу для тебя, что занимаю хоть какое-то место в твоей жизни. Мне надоело жить с мыслью, что я просто "очередная жена Генри Беннетта",- она отвернулась. Я чувствовал, как трясутся и немеют ее кисти.
- Ты плачешь очень красиво,- шепнул я.
- Считаешь себя мужчиной? Тебя хотят все женщины, ты с радостью исполняешь их желания. Пьешь дорогой виски, закуриваешь его сигаретами. Пишешь книги и получаешь за это гонорары. На самом деле ты больше похож на вчерашнего выпускника колледжа. Ты не способен сохранить семью, брак. Ты не можешь удержать женщину, попытаться наконец ужиться с кем-то. Когда последний раз ты видел свою дочь? Когда проводил с ней время? Или скажешь, что тебя останавливает то, что она живет сейчас далеко и мать не дает вам видеться? Бред. Полный бред! Скитаешься по жизни, боишься остановиться, довериться кому-то. Но твое одиночество не будет радовать тебя всегда,- Нора напоминала мне о Марион. Я отвернулся.
- У меня много недостатков – из них я слеплен,- мой пластилин выскальзывал наружу. Я скривил гримасу.
- Да? А тогда по какому праву ты рушишь то, что строю я? Почему ты думаешь, что тебе можно рушить мою жизнь?- я невольно усмехнулся.
- Давай я налью тебе стакан воды. Иначе ты станешь перемывать мои кости излишне долго,- террор и давление не были лучшими средствами для заключения временного перемирия с женой. Я подал Норе стакан воды и обнял ее за плечи. Одна битва не решала исход войны – мне пришлось отступиться и махнуть белым флагом поражения.
- Я использовал тебя для того, чтобы забыть другую женщину. Мне жаль, что так вышло,- я усадил ее в кухонное кресло и сел рядом.
- Нельзя не выйти из зоны комфорта, чтобы построить что-то новое. Нужно ломать прежние принципы и ценности... Освободить место. Ты не могла занять его, пока оно было занято. Лучше год жить тигром, чем сто лет овцой,- мое признание звучало слишком лицемерно. Я раскрывал свои карты Норе излишне поздно.
- В тебе есть что-то, что привлекло и зацепило меня. Я никогда не восхищался женщинами твоего возраста. Они казались мне несмышлёными и неизящными. Ты превзошла мои ожидания.  Нора, я никогда не пытался стать для тебя кем-то, втискиваться в твою жизнь. Мне не хотелось разрушать твое пространство. Я в действительности воспринимал наш брак как явление временное. Историю, о которой напишут в газетах и Интернете,- я опустил локти на стол.
- Я либерал в плане суждений. Искусства. Литературы. Музыки. Политики. Но я  консерватор своей жизни. Мне сложно впускать в нее кого-то нового,- в комнате стало холодно.
- Мне удалось освободиться только благодаря этой поездке. Если ты захочешь попытаться построить себя рядом с этим человеком, каким я стал сегодня, то у нас будет снова возможность сыграть партию. Если ты хочешь развода – я отдам тебе эту квартиру. Чего ты строишь? А что я рушу? Мне всегда казалось, что ты желаешь одного – стать домохозяйкой. Я чуждался тебя.

Отредактировано Henry Bennett (2012-09-03 23:42:55)

+2

19

Почему он молчит? Почему не пытается меня прервать? Почему не парирует мои фразы? Почему не отвечает? Я замолчала и внимательно посмотрела на Генри. Похоже, он не особо и слушал, о чем я тут распинаюсь последние несколько минут. Предоставил мне уникальную возможность высказаться, выпустить пар и угомониться еще на год. Стало мне легче от того, что я высказалась? Определенно.
- Прекрати улыбаться, я не сказала ничего забавного! - я ударила Генри в предплечье. Я не улыбок от него ожидала. Впрочем, это показало, что хоть краем уха, но он меня слышал.
- Ты плачешь очень красиво, - услышала я за спиной.
- Сомнительный комплимент, - вполголоса ответила я и отошла от мужа на шаг, снова повернувшись к нему лицом.
- Давай я налью тебе стакан воды. Иначе ты станешь перемывать мои кости излишне долго, - в моей руке оказался стакан. В первую секунду мне захотелось выплеснуть его содержимое на Генри. Но я не стала этого делать. Равно как и не вывернулась из объятий Генри. Нет, я не почувствовала внезапно уверенность или поддержку с его стороны. У меня не возникло мысли "Теперь все будет хорошо". Наоборот. Я чувствовала, что конец моей речи - это лишь начало нашего очередного долгого разговора, в ходе которого мы узнаем и друг о друге, и о себе самих немало нового. Или давно забытого старого.
- Я использовал тебя для того, чтобы забыть другую женщину. Мне жаль, что так вышло, - стакан выпал из моих рук, оставив после себя кучу осколков и лужу воды на полу. Я покорно села в кресло, пока еще не в силах что-либо сказать. Для меня не стало открытием, что этот брак построен на использовании друг друга. Я вышла замуж за Генри не от того, что была без памяти в него влюблена и мечтала провести с ним остаток жизни. Среди моих сверстников мне еще не встречались более интересные молодые люди, с бо́льшим жизненным опытом. Я могла часами слушать рассуждения Генри о чем угодно - современной литературе или кинематографе. Я взахлеб читала его книги, едва они появлялись на полках в книжном магазине. Для меня брак с Генри был билетом из скучной и однообразной жизни. Это казалось мне новой ступенью в жизни. Я оставила позади жизнь под присмотром мамы, я оставила почти всех своих друзей в прошлом. Я стала Элеонорой Беннетт. Едва на безымянном пальце моей левой руки появилось кольцо, я решила, что все изменилось к лучшему. Я надеялась, что Генри изменит мой мир, покажет все прелести и семейной, и жизни в целом. И он со своей задачей почти справился. Если "радостям замужней жизни" можно отнести скандалы, измены и внезапные отъезды. Бонусом будут потрепанные нервы. Всего за каких-то полгода он сделал из меня меня девушку-мечту. Мечту пластических хирургов, парикмахеров, стилистов и психоаналитиков. А я-то была уверена, что мой брак окажется лучше и надежнее, чем у моей мамы и некоторых близких подруг.
И я прекрасно понимала, что Генри использует меня. Правда, не могла понять, как и почему. Готовила я тогда, скажем так, не особо хорошо, к тому же это висело на домработнице, равно как и уборка. В постель он мог затащить любую девушку. А на всяких там "выходах в свет" мы нечасто появлялись вместе. Зачем я нужна была ему - я не знала. До этой минуты. И откровенно говоря, этот ответ меня мало вдохновил. Скажи Генри, что женился на мне из жалости, я бы меньше оскорбилась, чем сейчас, когда узнала, что все это время его мысли занимала другая женщина. А я так...всего лишь исполняла роль отвлекающего маневра. При чем, кажется, не самым прилежным образом.
- Что-то еще, что я должна знать об этом браке? О твоей женитьбе на мне? - я сделала вдох. Мне показалось, что в эти мгновения тишины, пытаясь переварить слова Генри в уме, я просто забыла, что нужно дышать. У меня пересохло в горле и сейчас мне жаль, что стакан с водой разбился.
- Мне удалось освободиться только благодаря этой поездке, - я подняла взгляд с пола на Хэнка. Несколько секунд рассматривала его лицо. Невесело усмехнулась.
- Я рада, что тебе это удалось. Хорошо, что мои попытки найти тебя так и не увенчались успехом. Я бы все только испортила, - я повела плечом. Крах моих поисков был не моей неудачей, а везением Генри. Я поняла это только сейчас.
- Если ты захочешь попытаться построить себя рядом с этим человеком, каким я стал сегодня, то у нас будет снова возможность сыграть партию, - я рассмеялась.
- А каким человеком ты стал? Расскажи мне, Генри! Я как-то совершенно не заметила существенных перемен. Ты все так же холоден со мной, тебе по-прежнему плевать, что я делаю. Ты берешь лаптоп и закрываешься в своем кабинете. Единственное отличие в том, что сейчас ты трезв, - я хмыкнула. - Каким же человеком ты стал сегодня? Каким? - я снова вскричала, в моем голосе слышались истерические нотки. Я прикрыла глаза, сделала глубокий вдох, выдохнула и снова посмотрела на мужа. - У меня есть причины, чтобы поверить тебе, что эта игра стоит свеч? - я стала говорить спокойнее.
- Мне всегда казалось, что ты желаешь одного – стать домохозяйкой. Я чуждался тебя.
- Вот именно, Генри! Именно! Тебе казалось, - я забралась в кресло с ногами, повернувшись в сторону Хэнка. - Ты никогда не пытался узнать, чего я хочу. Просто повесил на меня ярлык "Домохозяйка". Решил, что я героиня твоей книги, которую ты видишь как на ладони? Ты не пытался меня узнать. Не захотел меня впустить в свою жизнь. Как ты наделся забыть кого-то с моей помощью, если я была просто предметом интерьера для тебя?

+1

20

- Что-то еще, что я должна знать об этом браке? О твоей женитьбе на мне?- улыбка самопроизвольно скользнула по моим губам. Я вопросительно уставился на Элеанору – как будто ответ на этот вопрос был спрятан где-то внутри нее, на солнечном сплетении или в убежище души.
- Я так устал копаться в прошлом. Давай жить сегодняшним днем,- я раскрыл ладони и положил их на стол.
- Не станем ворошить то, что прошло давным-давно. Историки могли переврать сюжет случившейся истории на свой вкус, а герои так и не смогли рассмотреть полной картины… Они трактовали ее каждый по-своему… Как уж вышло,- ветер распахнул шторы, впуская в комнату вечернюю прохладу. Я поднялся со своего места и подошел к cd-проигрывателю. Включил концерт для скрипки Бетховена в интерпретации Ореадоского оркестра. Вернулся в комнату и подхватил с дивана плед. Через несколько минут, под звуки своей любимой симфонии, я укрыл им плечи Норы.
- В тебе сейчас слишком много жгучих эмоций. Избыток одного, как известно, порождает нехватку чего-то другого. Ты наговоришь много лишнего,- я сел рядом с ней. Щелкнул по чайнику. Подтянул к себе красную чашку.
- Послушай, Нора, я хочу обсудить с тобой одну концепцию. Побывав в Азии, я осознал, какое огромное значение люди предают звездному небу и астрологии. Если у них идет в жизни что-то не так… Положим, отношения не клеятся с кем-то, они сваливают всю вину на звезды. Ты козерог, а я телец – конечно же, мы бодаться будем. Наши скандалы неизбежны. У тебя есть на этот счет собственная теория? Возможно, ты что-то слышала. Или читала прогнозы,- мне захотелось повращать в руках кружку. Почувствовать себя в этой квартире снова уютно.  Найти свои старые тапки. Чашку с именем Генри. Рассмотреть фотографии. Почитать книги из домашней библиотеки. Разыскать в них свои прежние мысли – вернуться в действительность. Эта привычка книжного мародерства проснулась внутри меня еще когда-то в глубоком детстве. Если я видел красивое слово ‘интервенция’, ‘памфлет’, ‘тоталитаризм’, то тот час же обводил его ручкой или простым карандашом. Разыскивал в словарях его значение, способы употребления в речи, возможности словосплетений и сочетаний. Этот ритуал стал для меня столь  же необходимым как  принятие ванны или чистка зубов нитью.
Мне нужно вернуться.
Я очертил помещение кухни любовным взглядом. Нора внесла в мою обитель изрядные новшества. Даже паркет казался совсем не знакомым. Картины на стенах. Мне потребуется немало времени, чтобы привыкнуть. Я был либералом в политике и литературе с замашками отъявленного консерватора собственной жизни.
- Где лежит моя кружка? Где Генри?- нетерпеливо спросил я, оглядывая по сторонам.
- Ты говорила, что у тебя есть ящик… В нем лежат мои вещи. Я  хочу вернуть их на прежнее место. Мне это необходимо,- во мне проснулись признаки ментальной астмы. Я задыхался в своей квартире - в чужом пространстве. Все эти вещи были моими порталами в прошлое. Благодаря им, я помнил детали. Избавляясь от них, Нора стирала мою память.
- Ты лишила мою берлогу дикости. Даже стены выглядят не так угрожающе, не неотесанно,- я скривил злую гримасу. Признаться, некоторые части интерьеры мне даже понравились, но я не мог в этом сознаться Норе.
- Как твоя работа?- меня клонило ко сну. Я обнял пальцами кружку и безмятежно зевнул.

Отредактировано Henry Bennett (2012-10-06 17:13:47)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » there's more than meets the eye