Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Деньги вперед


Деньги вперед

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://savepic.su/2648398.png

Участники: Richard Barnett&Agata Tarantino
Место: улицы Сакраменто
Время: август
Время суток: вечер, ближе к ночи
Погодные условия: холодный ветер, местами дождливо
О флештайме: У тебя убегает ребенок, и ты не находишь ничего лучше, чем обраться за помощью к Ричарду Барнетту. Зря. Этот человек не привык делать что-либо за бесплатно. Любая его услуга стоит денег. Сколько готова заплатить ты?

Отредактировано Richard Barnett (2012-10-09 12:33:11)

+3

2

Она звонит ему под ночь, когда уже не хватает стойкости, когда ноги истоптаны в кровь, когда голос осип от крика, а от споров с полицией болит голова. Она звонит ему, потому что сбилась с пути. Потому что уже 10 вечера, а ее сын, маленький семилетний мальчик один в этом мире где-то ходит, может потерялся и плачет. Сердце сжимается и крошится на осколки от этих мыслей. И Агата готова душу заложить лишь бы Аарон снова был рядом.
Она знает, что Барнетт способен на то, чтоб человека достать из-под земли. Он достал когда-то Билла, а значит и сможет в этот раз помочь отыскать сына. Или отыскать Джона, у которого может быть сын. Ведь если учесть, что андербосс когда-то угрожал ей Аароном, а после ссоры ушел в ночь, на утро ему не дозвониться и не найти ребенка, то... То мафия лишиться одного из коллег. И на этот раз никакой пощады. Список кому надо заправить гранату за шиворот пополняется...
Встреча назначена, он придет. Тарантино уже за пол часа была на месте, все стоит в тени дома, в какой-то узкой подворотне и переминается с ноги на ногу. В руках свернутый пакет, в котором лишь малая часть суммы за работу. За работу, которую она не оплатила еще в прошлый раз, а просто пропала. И знает, что Ричард спустит с нее шкуру, когда узнает, что ей нужна опять его помощь. Именно помощь, а не услуга, ведь за услуги платят, но никак не бегут.
Он появился неожиданно. Хотя сейчас бдительность Агаты была практически на нуле, она жутко переживала, нервничала, не могла стоять на месте, и вот, за спиной он.
- Ричард, здравствуй. Прекрасно выглядишь! - льстиво расплылась она в улыбке, отводя руку с пакетом денег за спину.
- У меня есть к тебе дело. Я заплачу. Вот аванс - протягивает белый плотный пакет, в котором жалкая сумма в 30 тысяч долларов. Но это все, что удалось собрать за короткий срок до встречи. - Мой сын пропал. - опять двадцать пять.

одета:

http://cs301402.userapi.com/v301402292/3703/tU98FXuCdZI.jpg

+1

3

Агата – чертовка. Она позвонила мне в очередной раз, назвала адрес и время нашей встречи. Через час! По ее мнению, за этот гребанный час я должен распрощаться со всеми делами и примчаться к ней. Куда-то, зачем-то, почему-то. И как всегда, она не объяснила причины этой срочности. Хочет вернуть долг? Нет, я никогда не поверю в ее честность. Эта женщина привыкла не отдавать ничего взамен, а с привычками редко расстаются.
Я затушил сигарету, еще раз доказывая справедливость своей последней мысли. Привычки, традиции – они врастают в нас изнутри, формируют наш духовный скелет.
Сегодня я запланировал спокойный вечер, хотел закончить рассказ. Дописать любовное похождение своего героя. И тут возникла Агата.
Эта женщина почти меня не знает, но при этом цепляется за слабости моего характера покрепче других. Она терзает мое любопытство, бросается в меня интригами. Осознанно или нет, заставляя меня, как всегда представлять очередную встречу своим триумфом. Страстная Агата в моей постели. Агата, вызвавшая меня с другого конца города лишь для того, что чтобы расплатиться за все мои услуги. Расплатиться собой.
Я уже давно мог взять ее силой, но зачем? Ради чего? Я хочу чтобы Агата пришла ко мне сама.
Есть женщины, которые способы удерживать желание, вызывать его вновь и вновь. И лучше всех это делает мисс Тарантино. Она меня изводит.
Именно поэтому в назначенном месте я появился ровно через час. Агата уже была на месте. Не в себе, бледная и потерянная.
Я вышел из-за угла, бесшумно подошел и дал обнаружить себя лишь в тот момент, когда оказался возле нее. Положил ладони на ее плечи.
-  Ричард, здравствуй. Прекрасно выглядишь!
-  Агата, ты получила наследство от доброй прабабушки, обокрала инкассаторскую машину или стала содержанкой богатого папика? С чего вдруг ты решила … я не договорил. Пузатый пакет образовался возле меня. НЕВОЗМОЖНО! Агата отдает мне долг!? Отдает?
-  Кажется, угадал, - я убрал руки с ее плеч и взял пакет. Внутри, как ни странно оказались новенькие купюры.
-  Блестяще! Не думаю, что в этом пакете весь долг, но я уже тронут, - самодовольная улыбка образовалась на моем лице, я уже  хотел развернуться, сесть в брошенную мной в нескольких метрах машину и, наконец, вернуться домой к своей писанине.
-  У меня есть к тебе дело. Я заплачу. Вот аванс
-  Ты шутишь? Агата! Девочка моя, на кой черт надо все портить! – я взялся за голову свободной рукой и подошел к своей машине. Кинул пакет в багажник и с надеждой добавил
-  Давай сделаем вид, что я этого не слышал, а ты ничего не говорила. Я уеду к себе, а ты научишься решать проблемы сама. Ну или хотя бы выплатишь предыдущий долг до конца. Как ты можешь говорить о каком-то авансе! Давай, разберемся в смысле этого слова. Аванс – это когда платят вперед, а не когда кормят ожиданиями и возвращают долг маленькими кусочками раз в тысячу лет!
Я немного покопался в багажнике, разорвал врученный мне пакет, прикинул примерную сумму.
-  Спасибо хоть, что не добавила белой бумаги между купюр. Объем выглядел бы внушительнее…
-  Мой сын пропал
-  Пропал? Сын? Снова? Билл же сдох! Так что тема твоего сына тоже закрыта. Ты хочешь сделать из меня няньку?, - я подошел к Агате вплотную
-  Таким как ты нельзя было рожать детей. Ты не создана для материнства. Такие как ты должны быть вольными. На хрена ты убиваешь себя? Проблемы с детьми должны быть у простых людей. В тебе есть нечто большее. Уйди же от обыденности! Уйди! И не втягивая меня в свои семейные проблемы!

+1

4

-  Блестяще! Не думаю, что в этом пакете весь долг, но я уже тронут - но продолжение Ричарда только ждало. Деньги - как возможность привлечь его внимание, заинтересовать и зацепить. Хотя по виду этот мужчина выглядел как более чем обеспеченный. Но мы же знаем, что деньги никогда не лишние, так люди пытаются показать свою власть, подчеркнуть свое достоинство, исполнить свои желания, заполучить продажные души и тела. Агата тоже любила деньги, но была ими обделена. Еще с самого рождения приходилось жить в режиме ограничивающего возможности, поэтому она ступила на путь криминала. Но и там не нашлось ни достойной суммы, ни счастья.
- Аванс – это когда платят вперед, а не когда кормят ожиданиями и возвращают долг маленькими кусочками раз в тысячу лет!
- Женщины говорили тебе, что ты зануда? - девушка вздохнула, понурила голову и покачала ею. Актерски. - Что ты все заладил "деньги-деньги"? Не в них счастье - тоном, каким втолковывают и осуждают священники, проговорила Тарантино и махнула рукой. Барнетт вскрыл пакет. Как расчетливо.
-  Пропал? Сын? Снова? Билл же сдох! Так что тема твоего сына тоже закрыта. Ты хочешь сделать из меня няньку? - он встал ближе и испанке ничего не оставалось как сверлить мужчину глазами, параллельно поглядывая за бегущими туда-сюда людьми по улице.
- Увы и ах, но до Билла мои цепкие ручонки еще не дошли. Он жив. Но сейчас мы будем искать не его - начала она брать в оборот - Скорее всего это один криминальный авторитет. Джон Уэйт. - при этом девушка нахмурилась, готовая сплюнуть его имя - Говорила мне маме, что служебный роман до добра не доводит - она актерски закатила глаза и несчастно поджала губы, пока Рич не вернулся к душещипательной реплике.
- В тебе есть нечто большее. Уйди же от обыденности! Уйди! И не втягивая меня в свои семейные проблемы!
- Я ж даже не знаю принять это как комплимент или вдарить тебе между ног, чтоб тебя эта обыденность простых людей никогда не коснулась. - брюнетка напустила на себя задумчивости, подчеркивая всем видом, что идет мозговой процесс, а дальше снова к своему: - Ричард, ну что тебе стоит? Хотя не отвечай, знаю что стоит. Но все таки чем тебе еще занять этот скучный вечер? Составь мне компанию и быть может мы даже отметим чудесное возвращение моего сынули за поеданием куры-гриль - Агата интригующе улыбнулась одним уголком губ, чтобы ее взгляд и речь не выглядели навязчиво. - Так что? - и за положительным ответом идет к машине, заползая на переднее сиденье. Теперь только силой он от нее избавится. Да, Тарантино была еще той пиявкой. И при этом не сказать, что лечебной.

+1

5

-  Женщины говорили тебе, что ты зануда? Что ты все заладил "деньги-деньги"? Не в них счастье
Я недовольно приподнял бровь
-  Нет, мне говорили только, что я чертовски привлекателен, а главное богат. И вообще, Тарантино, тебе бы говорить про деньги. ‘Не в них счастье’… ты вообще слышишь, что говоришь? Мало того, что фраза банальна, так она еще и не верна. Возьмем хотя бы сегодняшний день. Если бы у кого-то были деньги, он бы вернул долги и сейчас в пакете был бы именно аванс или хотя бы чаевые. А значит, и чей-то сын был бы найден. Ну что думаешь? Счастье зависит от денег?, - я обозначил конец своего монолога ухмылкой и наконец-то закрыл багажник.
-  Увы и ах, но до Билла мои цепкие ручонки еще не дошли. Он жив. Но сейчас мы будем искать не его. Скорее всего это один криминальный авторитет. Джон Уэйт.
-  Все. Стоп. Хватит. Мне не интересна ни история Билла, ни твоего сына, ни некого Уэйта. И твоя так же не интересна. Нет денег – нет никаких дел, - я развернулся и направился к машине
-  Позвони, если найдешь сына. Я за тебя выпью
-  Говорила мне маме, что служебный роман до добра не доводит, - обреченно закончила рассказ про некого мафиози Агата
-  Надо было слушать маму, - я рассмеялся и с издевкой посмотрел на испанку.
-  Слушай, я тут подумал, что беру свои слова назад про то, что мне не интересна твоя судьба. Когда я все это говорил, то не предполагал, что выскользнут такие подробности. То есть ты хочешь сказать, что тебя трахнул некий Уэйт, и это послужило причиной исчезновения твоего ребенка? Или у меня с логикой что-то не так или у тебя. На кой черт ему твой ребенок? Или этому парню ты тоже что-то должна? Хм… вообще-то хорошая идея стащить Аарона. Когда у тебя пропадает сын, ты становишься более уступчивой и хоть какие-то деньги находишь. Хотя… со мной тебе крупно повезло, я не люблю детей
История и, правда, становилась интересной. Я не сплетник и не любитель копаться в грязном белье, но я писатель. Вернее хочу им стать хотя бы в глазах хоть кого-нибудь. Сегодня, вчера и одним вечером несколько недель назад, когда у меня выкроилось свободное время, я садился возле своего макинтоша. Касался клавиатуры пальцами, готовясь записать интересную мысль, из которой в дальнейшем и получилась бы моя книга - бестселлер. Но все тщетно. Кроме историй про махинации и очередных вариантов облапошить какую-нибудь крупную шишку в моей голове ничего не появлялось. Конечно, откровения человека вне закона могли бы заинтересовать большой круг читателей – недаром же уже не первое десятилетие держится мания на Шерлоков Холмсов, программ про иллюзионистов, крупных мошенников века и скупаются бульварные детективы. Но все же оказаться даже ради своей мечты за решеткой, мне хочется. Так что оставлю свои мемуары в завещании Америке. Стану великим писателем посмертно.
Теперь же история Агаты не напоминала самую обычную ссору матери с сыном. В особенности, когда в деле появляется мафиози. Чего только стоит его связь с террористкой.
Пока я оценивал дело и в конце концов отметил его, как привлекательное, Тарантино не замолкала. Более того она набирала обороты и уже запрыгнула на место пассажира-смертника в моей машине.
-  Ладно – ладно, - я оказался в машине и взялся за руль.
-  Раскрашу этот серый вечер бесплатной драмой-программой, только имей в виду, про долг никто не забывал. И да, давай ты мне расскажешь все подробности. Надо хоть мотив для Уэйта уловить… И еще мне надо знать откуда пропал твой сын, во сколько ты обнаружила, что его нет. Какие места он знает в городе, где живет твой любовник-мафиози и так далее…
Я завел мотор
-  Ты давай пока рассказывай, без этой информации все равно делать нечего. А я как раз успею заехать в какую-нибудь кафешку, фаст-фуд или что еще. Перекушу. А то ж, кто ж знает, сколько мы будем искать Аарона. На курицу гриль от Агаты понадеешься…

+2

6

Наконец то Ричард одумался и что-то заставило его дать задний ход и взяться за гиблое дело. Уж не короткое ли платье Тарантино?
- Хм… вообще-то хорошая идея стащить Аарона.
- Да ну? Ты будешь третий в моем списке - девушка хмурится, смотрит исподлобья, затем складывает два пальца в пистолет и "стреляет" в Барнетта. Никто не говорил, что самый страшный человек на земле, это мать, которая защищает своего ребенка. А если эта мать террористка, а если морали и принципы у нее отсутствуют, а лица убитых слились в огромный кровавый комок. Ей хватит смелости подкинуть бомбу, и это будем самый гуманный расклад.
Они сели в машину. Агата пристально следя за Ричем, а тот спокоен аки танк. Еще и кушанья просит.
- Ну уж нет, Барнтетт! Мой ребенок с каким-то маньяком, а ты говоришь о еде?! Пробей все точки выезда из города, свяжись со своими людьми, вызовем спецназ. Полиция уже поднята мной. Мне нужен ребенок! - в глазах испанки горит огонь, она давно завелась и готова сорваться с места, как спортивная машинка на старте. Ей нужно стартовать, иначе сама себя съест. - Верни мне ребенка - ее голос, теперь мягкий как шелест листьев, просит о помощи.
Итак, пора упорядочить ее слова и рассказать о том, с чего все началось.
- А началось все с вчерашней ссоры: я сказала своему "суженому" уходи и он ушел. А на утро просыпаюсь, а ребенка нет. Мы пока живем в отеле "Crowne Plaza". Понимаешь, не может семилетний мальчик взять и уйти. Куда уйти? К тому же консьерж сказал ,что видел как Аарон покидал гостиницу. А еще месяцем раньше Уэйт мне угрожал в очередной ссоре, что заберет ребенка. МОЕГО РЕБЕНКА! - террористка снова вспылила, начиная лупить по приборной доске. Пластмассе то что, а вот рука у Тарантино будет болеть завтра.
Брюнетка сделала вдох, выдох. мысленно успокаивает себя и говорит утешающие слова. Но как можно быть спокойной, когда твоя кровь и плоть, то единственное за что ты готов положить головы миллионы и свою в том числе, пропало?
- Я спокойна. Спокойна. - убеждает она писателя - И я уже искала ребенка у Джона - там делать нечего, еще вчера в его доме прошел ураган под названием "пьяный Уэйт". Он держит его в другом месте - и почему ты с такой уверенностью говоришь, что это он? - задумалась Та-Та. Ведь Джон прекрасно знает насколько ей дорог малыш. Хотя ему он, похоже, тоже был дорог. Но ведь не настолько, чтобы рисковать своей задницей и авторитетом в Семье. В мафии не так просто укрыться, особенно андербоссу - не последнему человеку.
- А может это и не он - задумчиво отвечает Агата и пытается вновь вызвонить Джона. Но тот очень во время сменил номер.

+1

7

-  Ну уж нет, Барнтетт! Мой ребенок с каким-то маньяком, а ты говоришь о еде?! Пробей все точки выезда из города, свяжись со своими людьми, вызовем спецназ. Полиция уже поднята мной. Мне нужен ребенок!
Мы остановились на светофоре, и я посмотрел на Агату. Такой нервной я не видел ее давно – со дня возвращения Аарона от Билла. Испанка, возможно, сама того не понимая, активно жестикулировала, говорила громко и беспрерывно. В такой обстановке я не мог нормально работать. А потому, мне оставались лишь два варианта – высадить Тарантино из машины или же выполнить все ее требования по списку. На второе я был не способен, а потому затормозил машину у ближайшего тротуара.
-  Слушай, женщина, прекрати истерию. Я, конечно, понимаю, что тебе нужен сын, но какого хрена ты решила ввязать в это дело полицию? Если тебе от шока снесло память, то напоминаю – ты террористка, я … тоже не самый честный человек. Так что не лучшая идея искать хоть какие-то пересечения с органами правопорядка. А теперь выбирай любое. А – выходи из машины и ищи своего сына вместе с парнями в форме, либо  Б – успокойся и говори только по делу. Твои вопли мешают мне думать.
-  Я спокойна. Спокойна. И я уже искала ребенка у Джона - там делать нечего, еще вчера в его доме прошел ураган под названием "пьяный Уэйт". Он держит его в другом месте. А может это и не он
-  Брррр… как же с тобой сложно. Роль террористки тебе идет намного больше роли матери. Почему ты такая сдержанная всегда кроме ситуаций, так или иначе касающихся Аарона? Скажи, когда у него выпал первый зуб, ты тоже подняла панику?
Я вновь завел машину
-  А теперь отвечаю на твою просьбу о подключении ‘своих ребят’. Ни черта не получится. Никто из них не профилируется на воспитании детей. Единственное, что я еще могу сделать – просмотреть данные с камер слежения. Недавно для одной операции пришлось создать сеть - наблюдение в Сакраменто. Сюда вошли все камеры, включая те, которые расположены в магазинах, на дорогах и  возле государственных учреждений. Разве что частные камеры не подключены к сети. Проверим данные, начиная со вчерашнего дня. Лучше всего просмотреть те, что находятся поблизости к твоему дому. Но если же этот парень вывез Аарона за пределы города, ты ничего кроме самого факта, что твой сын находится где-то вне Сакраменто, не узнаешь. Одно хорошо - тогда станет понятно в каком направлении думать
Я сделал пару звонков. В это время суток в моем офисе никого не было кроме сис-админов. Пришлось объяснять им, какие признаки на видео-записях надо считать подозрительными. Одно хорошо – эти этим парням не надо было рассказывать, как выискать из базы данных нужный материал.
Моя деятельность хоть как-то успокоила Агату. По крайней мере, мне так показалось.
Теперь дело оставалось за малым – ждать. А ждать пришлось не долго. Мальчишку нашли милях в четырех от дома Тарантино.
-  Ну что, террористка, теперь ты мне должна как минимум курицу-гриль, - улыбаясь, сказал я, заканчивая разговор с сис-админами.
-  И паниковать реально не стоило. Если Уэйт и причастен к этому делу, то он Аарона долго не выдержал и выпустил из машины на первом же повороте
Мы подъехали к небольшой детской площадке. На бортиках песочницы сидел парень. Лет семи.
-  Тарантино, которая по уши в долгах, забирай сына и корми меня. Теперь твоя задача хоть как-то скрасить этот вечер

Отредактировано Richard Barnett (2012-08-19 23:08:33)

+2

8

Барнетт был человеком, с которым Агате не стоило спорить, ибо до тех пор пока тебе от человека что-то нужно, следует вести себя девочкой-кошечкой и тихо сидеть, глазеть в окно, изредка мурча о том, насколько он талантлив и чтобы стало с тобой без его помощи. Люди падки на комплименты и геройства. Но Тарантино не умела этого. Хотя, скажем, что просто не желала.
- Роль террористки тебе идет намного больше роли матери.
- Ой, кто это у нас расщедрился на комплименты! - не скрывая сарказма, Агата всплестнула руками и с шумом опустила ладони на свои колени.
- Когда у него выпал первый зуб, меня не было рядом. Теперь понятно, почему я такая мать? - недовольно сказала Тарантино, действительно начиная держать обиду на Ричарда и отворачиваясь к окну. Может действительно стоило продолжать поиски одной? Ведь чувствовать себя обязанной кому-то совершенно не нравилось террористке.
Девушка замолчала, так как уже начала давить головная боль от того потока слов, который вываливал на нее Барнетт.
- Рич, я знаю, что ты мне помогаешь. Помогаешь не от того, что ты такой хороший человек, а от того, что тебя ждет трофей. Так значит я могу заказать тишину в машине? Ежели и плачу за это - девушка вымучено улыбнулась.
Позже Барнетт начал звонки, а она старалась прислушаться к голосам на другом конце: что, где, как. И вот она, долгожданная новость: ее сына нашли.
-  Ну что, террористка, теперь ты мне должна как минимум курицу-гриль
- Ты сейчас не шутишь? Тогда гони давай, а потом заказывай банкет! - махнула Агата руками во всю ширь своей испанской души и оставшуюся дорогу сидела как на иголках, то и дело подгоняя Барнетта, подстрекая его ехать на красный свет и игнорировать знаки ограничения скоростей.
- Тарантино, которая по уши в долгах, забирай сына и корми меня. Теперь твоя задача хоть как-то скрасить этот вечер
- И почему при любом удобном случае ты припоминаешь мне о деньгах? Скоро это станет моей второй фамилией - не продолжая диалог, брюнетка выбегает из машины, не трудясь захлопнуть дверь и бежит через детскую площадку к мальчику, который сидел на песочнице и поедал чипсы. Он не выглядел напуган, хоть вокруг в столь позднее время не было людей: игровая зона пуста, вокруг темень, только фонари рассеивают часть мрака.
- Аарон! - кричит испанка на подходе. Ребенок ее замечает и тогда девушка приземляется на колени перед ним, скорее прижимая родное дите к себе.
- Где ты был? Что с тобой произошло? Аарон, тебя кто-то обидел? - связно сказанные вопросы выпалила Агата, отстраняясь и осматривая сына. Цел, жив, только взгляд какой-то грустный.
- Мам, да все хорошо - отмахивается он - Я ушел искать Джона
- Зачем? Зачем тебе он? Что он с тобой сделал? - не унималась Тарантино, пытаясь выловить связь. Уэйт же точно должен быть замешан в похищении-побеге пацана.
- Господи, мам - некий фейспалм от мелкого, который пытался успокоить мать, но у него не получалось - Я ушел искать Джона - повторил он - Потому что вчера ты много плакала. Я не хочу, чтобы ты плакала. Я не хочу, чтобы вы ссорились - и Аарон виновато понурил голову.
- О, милый мой... - потерянно произнесла террористка. Как реагировать на такой поворот событий? - Идем - и с этим испанка взяла мальчугана на руки, топая обратно к машине.
Усаживая Аарона на заднее сиденье, тот изначально посчитал, что за рулем Джон и взрослые помирились, но нет, улыбка быстро спала с лица юного испанца и тот откинулся на кресло.
- Надеюсь, юноша, ты не откажешься с нами поужинать? - девушка глянула в зеркало заднего вида на Аарона, который уже был не так рад возвращаться. Видно было, что его план по воссоединению не удался. Мальчик промолчал.
- Честно говоря, я люблю больше домашнюю пищу, но не приглашать же тебя к себе. Поэтому поехали в Бистро за шаурмой - пошутила испанка, возлагая дальнейший маршрут на Ричарда.

+1

9

Воссоединение матери и сына. История, которая обещала быть насыщенной ссорами, орами, оргиями, кровью и слезами резко превратилась в типичную сцену под заголовком ‘отцы и дети’. Теперь я не без недовольства поглядывал на мальчишку, расположившегося на заднем сидении моей машины. Честно говоря, мне было бы куда интереснее, если бы Аарона украл Джон, или увлекла банда плохих парней с пилюлями и травкой. Это был бы неплохой поворот сюжета. А тут…
Сейчас меня ожидал ужин с печеньем в виде самолетиков, бутылка кока-колы или… что еще едят современные подростки?
-  Честно говоря, я люблю больше домашнюю пищу, но не приглашать же тебя к себе. Поэтому поехали в Бистро за шаурмой , - в тему моим мыслям сказала Агата.
Я добавил газу.
-  Буду считать это фирменным приглашением от Тарантино, - с улыбкой бросил я.
Мы едем домой к испанке. Хочет она того или нет. Мне претит мысль устраивать полусемейный ужин с Аароном где бы то ни было. А на территории дома Агаты есть хотя бы вероятность, что в наказание за побег мальчишке объявят преждевременный отбой, что избавит меня от его общества.
Мы неслись по улицам Сакраменто, наконец-то никого не выглядывая и не ломая голову, в поисках хоть каких-нибудь зацепок.
-  Ну и почему твой сын сбежал? – внезапно полюбопытствовал я. Как - никак, все песни и пляски, приветствия и сопли оказались за пределами моей машины. Так что основную развязку сюжета я пропустил.
Мы остановились на светофоре, и я посмотрел на Агату. Испанка сидела вполоборота, стараясь не упускать из вида Аарона, как будто боялась, что он может вновь пропасть…
--
Мы оказались у ее на кухне. Я положил на стол продукты и уселся в кресло.
-   По окончании дела мне обещали дать право командовать парадом. Обратись в Агату-поварешку, - со смехом заявил я.
Аарона рядом не было, он, кажется, пошел мыть руки или к себе в комнату, а потому я расслабился. Довольная возвращением сына, Агата выглядела обворожительно, она больше не крушила все вокруг, не орала и не причитала. Я тоже успокоился, а потому умерил свою расчетливость и цинизм, прекратив разговоры о деньгах.
-  Скажи, чем ты занимаешься сейчас? Все еще воюешь с правительством? Выполняешь миссию за миссией, взрываешь, убиваешь, крадешь?
Я встал, подошел к шкафу и достал оттуда два бокала.
-  Не боишься, что твоя деятельность обернется против Аарона? - не знаю, зачем я об этом завел разговор. Это была неудачная тема, которая вряд ли всплыла из-за моего пустого интереса или из-за глубоких переживаний за семью Тарантино. Но вопрос возник.
Между тем я откупорил бутылку вина и наполнил им бокалы.
Протягивая один Агате, я произнес тост.
-  За то, чтобы вокруг Аарона перестали виться проблемы…
они могут и задушить… сейчас Агата красива и привлекательна. А она забывает об этом, посвящая всю себя сыну. Детство Аарона, конечно, когда-нибудь закончится и он не будет нуждаться в опеке матери, но молодость и обаяние Тарантино в этот момент тоже останутся в прошлом. С седыми волосами, повисшим животом и морщинистой кожей… ужасно.
Роль матери губительна, особенно в случае Агаты.

+1

10

-  Ну и почему твой сын сбежал? - машина неслась по улицам, Агата утопала в своих мыслях и пустым наблюдением за размазанной полосой огней. Почти во всех домах сейчас был зажжен свет. Домашняя идиллия так и вырисовывалась в каждом окне: семейный ужин, двое влюбленных, счастливые дети. И для Агаты этот свет был как маяк одиночества: вот посмотри как люди живут и чему они радуются, а ты всегда включаешь тусклую лампочку, прячась в темноте. Она не включает свет, потому что свет внутри нее сияет очень ярко даже в самую темную и страшную ночь.
- Это долгая Санта-Барбара - махнула рукой Агата, не желая вдаваться в подробности. Таким людям как Барнетт не стоит знать чем живут террористки. Хотя, он и так многое узнал за пару часов.
Она подъехали к мрачной пятиэтажке, поднялись по ступенькам на последний. И Тарантино открыла дверь. Аарон был каким-то смурным, грустным и, наверно, просто сонным и медленно побрел мыть руки. Испанка проводила его взглядом, слышно вздохнула и включила одинокий торшер в зоне гостиной.
-   По окончании дела мне обещали дать право командовать парадом. Обратись в Агату-поварешку
- Я тебе соврала - спокойным что ни есть тоном заявила Та-Та и устало стянула с ног обувь, оставаясь босоножкой. На душе стало намного спокойнее. И страшно подумать насколько долгим был этот день. Она молча посмотрела на Ричарда, на то как он вальяжно сидит в кресле, словно у себя дома. И это не вызывало у нее нареканий или недовольств. Девушка еле заметно улыбнулась.
-  Скажи, чем ты занимаешься сейчас? Все еще воюешь с правительством? Выполняешь миссию за миссией, взрываешь, убиваешь, крадешь? Не боишься, что твоя деятельность обернется против Аарона?
Ответ комом встал. Конечно, она боялась. И конечно были попытки сбежать, но их пресекали. Пресекал мужчина, который обещал заботу и безопасность. Но ни безопасности, ни мужчины уже не было.
- А думаешь мне, нам, удастся спрятаться? Иногда я мечтаю о спокойной жизни. Но мечтаю лишь потому что не знаю какого это: просыпаться, идти на работу, потом домой, готовить ужин, стирать, умываться и спать. Выглядит скучно не так ли? Но для таких как мы это вроде экзотики - она усмехнулась и забрала бокал наполненный вином.
-  За то, чтобы вокруг Аарона перестали виться проблемы…
- Спасибо - тихо сказала она и поднесла бокал к губам. До дна. Про себя сказала она и начала пить пока из ванной не вышел ребенок, потирая глаза и чувствуя себя неуютно из-за того, что в доме посторонний мужчина.
- Мам, я спать - вяло протянул он, враждебно смотря на Ричарда, а потом на мать, которая не отрываясь пила и, хлопая глазами, смотрела так же на Аарона.
- Тебе пожелать добрых снов? - испанка поставила почти пустой бокал на стол и подошла к мальчику, целуя его в лоб.
- Но я же уже взрослый, мам - возмутился испанец и покандыбал в сторону спальни. Не хочет при посторонних показывать что ему нужны мои поцелуи - заключила девушка и, простояв несколько секунд в проеме, двинулась вслед за ребенком.
- Ты пока мне налей, я щазззз - распорядилась она, кивая Барнетту и прикрывая дверь спальни. Вернулась быстро, через две минуты и приняла вновь полный бокал, усаживаясь на диван.
И все таки в тишине террористка ощущала себя обнаженной, будто ее мысли могут подслушать. Она и сама боялась оставаться в тишине с внутренним голосом.
- Не против музыки? - испанка опять поднялась на ноги, чтоб поставить в граммофон виниловую пластинку Aerosmith. - А я ведь так и не имею представления о тебе. Кто ты, Барнетт? - ее глаза смотрят на него, прожигая, ожидая ответа. Выглядит не серьезной, хоть и ожидает исчерпывающего ответа. ну так, утолить любопытство и напиться в компании знакомого человека.

+1

11

Агата выглядела сломленной.
-  Я тебе соврала, - безразлично отреагировала она на мою попытку руководить ей. Я недовольно посмотрел на нее и опустошил бокал. Спорить не было смысла. Террористка слишком вымоталась за этот день. Страх и злоба успели смениться на бурную радость, а радость в свою очередь успела окончательно опустошить эмоциональный запас испанки – он опустошился так же, как и мой бокал вина.
-  А думаешь мне, нам, удастся спрятаться? Иногда я мечтаю о спокойной жизни. Но мечтаю лишь потому, что не знаю какого это: просыпаться, идти на работу, потом домой, готовить ужин, стирать, умываться и спать. Выглядит скучно, не так ли? Но для таких как мы это вроде экзотики
-  Для таких, как мы, это нечто дикое, возможно, да… соблазнительное и манящее, но, поверь… такие, как мы, никогда не смогут так жить. Спокойная и равномерная совместима с нами только в мечтах. Там мы любим читать по воскресеньям местную прессу, гулять по парку, ходить по магазинам, там Тарантино прекрасно вписывается в атмосферу уюта, там она стоит у плиты. На ней надет фартук, и этот фартук ей идет. Там она может уставать только от излишка свободного времени, дозваниваться мужу, когда он задерживается на работу, встречаться с подругами в кафе… изредка. И сидеть, обсуждая одежду, моду и главное детей. Как воспитать Аарона, как понять, изменяет ли муж, куда съездить в его следующий отпуск – ведь хочется одновременно отдохнуть, но в тот же момент экскурсии полезны для развития взрослеющего мальчика. Так? Агата – эту чушь! Это мечта, это то, что никогда не сбудется. Не сбудется не только потому, что люди из прошлого будут преследовать тебя, нет… твои враги здесь играют второстепенную роль. Спокойную жизнь не выдержишь сама ты. Ты не выдержишь и месяца повседневности. Ты не сможешь тратить свое время за плитой, читать женские романы, радоваться новой тряпке в гардеробе, оценкам сына в школе и прочей ерунде. Тебе этого мало, и ты это знаешь…, - я говорил это так, как будто когда-то уже пробовал уйти от своей привычной жизни, завязать с мошенничеством, как будто я прошел через все это. Как будто я уже однажды сорвался и вновь вернулся к обманам и надувательствам, которые составляют мою сегодняшнюю жизнь.
Я пополнил свой бокал и вновь посмотрел на Агату
-  Ты никогда не сможешь спрятаться. Потому… потому, что прятаться в первую очередь тебе придется от себя…
На кухню вошел Аарон. Я натянуто улыбнулся ему. Между нами уже возникла взаимная неприязнь. Но что самое интересное, я чувствовал, что мое отношение к нему намного более детское, чем его ко мне. Меня удручал Аарон потому, что я не любил детей, мне казалось отвратительной сама идея общения с ребенком. Дети… они же знают слишком мало, у них слишком много глупых вопросов, они кричат, плачут и действуют на нервы. Какая в них польза? Он же чувствовал не абстрактно к людям, мужичинам… неприязнь касалась конкретно меня 
Мне не хотелось наблюдать за сценой ‘мама укладывает сына спать’, а потому я вновь вернулся к алкоголю. Агата что-то сказала мне и скрылась за дверями. Я лениво уселся на диване, держа в руках два бокала – мой и Агаты. Я чувствовал себя на удивление расслаблено.  Что-то в доме Тарантино все же напоминало об уюте. Этой женщине каким-то неведомым образом все-таки удавалось оставаться обычной женщиной. Я не знаю как, но когда Агата вошла в свой дом, она как будто сбросила с себя маску террористки (или напротив, что выглядит в моих глазах намного правдоподобнее, надела маску матери). В ее обращении с сыном было столько непонятной мне нежности. Почему даже Агата, Агата, которая убивает людей, которая легко смотрит на смерть, почему он не забывает про то, что она мать.
Мои размышления прервала Тарантино, она почти бесшумно проникла в комнату
-  Не против музыки?
-  Если только у тебя есть что-нибудь, кроме репертуара для детского утренника Аарона, - неубедительно ухмыльнулся я, протягивая террористке бокал.
Послышался скрип и комната наполнилась музыкой от Aerosmith, я замолчал, всем видом одобряя выбор Агаты.
-  А я ведь так и не имею представления о тебе. Кто ты, Барнетт?
-  Писатель, - протянул я. Я не привык к тому, что мне задают вопросы, не привык, что кто-то пытается узнать обо мне больше, чем я рассказываю сам.
-  У меня есть несколько достаточно популярных книг. Мне даже как-то предложили экранизировать один роман, правда, я не успел вовремя написать сценарий и контракт был разорван, - я тяжело вздохнул. Упущенная некогда мной возможность до сих пор не давала мне покоя. Я люблю писать, но мое второе лицо мошенника, никогда не даст мне реализоваться полностью в писательской деятельности. Я так же, как и Агата, не могу жить спокойно. Я не могу подолгу писать. Я не могу посещать все встречи с писателями. У меня слишком много идей, слишком много желания прокручивать и дальше свои махинации. Это дает мне больше жизни и удовольствия, чем что - либо другое.
- А твое второе лицо – мать? Ты когда-нибудь пробовала что-нибудь кроме… ну ты понимаешь, - я почему-то не захотел уточнять. Я сделал глубокий глоток вина и откинулся на спинку дивана.
Я немного пьянел. Это было легкое ели-ели ощутимое ощущение легкости. Напиться я бы не смог, тем более вином. Но легкость была. Я не заметил, как подвинулся к Агате вплотную, моя рука обвила ее талию…
-  Террора, - зачем-то протянул я. В этот момент мое лицо было повернуто к Агате и дыхание билось о ее шею.

Отредактировано Richard Barnett (2012-09-28 17:07:31)

+1

12

Писатель? Это он серьезно? Агата посмотрела на Ричарда, поморгала. Да нет, вроде бы не врет. Или просто шутка затянулась? Не то, чтобы испанка сомневалась в способностях Барнета, хотя, признаемся, не без этого, просто ко всему прочему мужчина никак не производил у нее впечатление домашнего, тихого человека, который сидит дома за кипой бумаг или за компьютером и печатает. Может при этом он попивает виски, затем со злости все стирает, и снова за подбор слов.
-  У меня есть несколько достаточно популярных книг. Мне даже как-то предложили экранизировать один роман, правда, я не успел вовремя написать сценарий и контракт был разорван
- Не люблю читать - призналась Тарантино резко. - Аферист-писатель? - примеряла это клише на Барнетта. - Это как балерина-сапер. Странно, что ты еще жив - удивилась девушка и вышло это как-то мрачно. Сделала глоток вина, озадаченная информацией и переваривая ее. Но разве ей было такое уж большое дело до мужчины, что любит деньги и только деньги? Ей просто сейчас хотелось чем-то наполниться. Какими-то мыслями, фантазиями, чем-то легким и не обремененным.
- А твое второе лицо – мать? Ты когда-нибудь пробовала что-нибудь кроме… ну ты понимаешь - понимала...
- Мать? - хмыкнула Агата и посмотрела на стену, за которой располагалась спальня, словно пронизывая эту зрительную преграду рентгеном и наблюдая за спящим сыном. А он точно спал, он устал.
- Я матерью стала пол года назад. Нет, я не мать - покачала головой. Какая мать потеряет своего ребенка? Дважды.
О ребенке более не хотелось говорить и паузу испанка стала заполнять, запивать алкоголем.
- Подлей еще - поставила бокал перед Ричем. Кажется за прошедшие пол часа она слишком часто об этом просит.
Он пододвинулся ближе незаметно. Теплая рука на ее теле и от этого стало холодней.
- Думаешь я такая и родилась - озлобленная на весь мир? - риторический вопрос в поддержании разговора - Нет. Я пробовала быть ребенком, но быстро повзрослела, сам понимаешь - кивок в сторону Аарона. - А вообще ты прав, если я чем-то и занималась, так пряталась от своего клейма убийцы. Я танцевала, выступала под куполом цирка, разносила кофе, разносила каши в больнице. - задумалась. Вспоминала все эти образы, маски, которые не успевали к ней приклеится, с которыми она не успела ужиться и измениться. И тут очнулась, ощущая как щекочет шею. Почесала. Теперь ее глаза смотрели в его.
- Ты слишком близко. Подвинься.

+1

13

-  Не люблю читать. Аферист-писатель? Это как балерина-сапер. Странно, что ты еще жив
-  Вовсе не странно, - отрезал я.
-  Одно другому не мешает. Тем более я не пишу про себя. Мемуары выйдут в печать разве что посмертно. Жаль, что ты не любишь читать – думаю, история тысячи обманутых людей тебя бы зацепила, - я пожал плечами.
Общество Агаты меня радовало – с ней было приятно проводить время, но в тот же момент я понимал бессмысленность этой беседы. С Тарантино нас ничего не объединяло кроме дуратской игры в помощника, который из-за своей природной корысти ждет поощрения за каждую услугу – если не в денежном эквиваленте, то телом. При этом и я и испанка прекрасно понимали, что довольными мы оба не останемся, всегда кто-то будет в долгу, но так же всегда я помогу ей в разруливании очередного краха цивилизации, будь то поиски Аарона или дела в стиле экшен с перестрелками и рядом надувательств. Не спорю, что эта женщина всегда казалась мне привлекательной, но, пожалуй, эта привлекательность во многом была создана недоступностью террористки. И даже, не смотря на то, что всякий раз заключая сделку с Тарантино, я грезил о ее теле, где-то в душе я понимал, что хочу этого меньше всего. Мне нравился созданный мной образ Агаты – роковая женщина, полоумная мать, ненормальная террористка и недосягаемый предмет вожделения. Если убрать хотя бы один из этих пунктов, общая картина рухнет. Нет. Этот образ должен остаться целостным.
Я вновь наполнил ее бокал.
Мы сидели на диване, ближе, чем принято для друзей или знакомых, но в тот же момент не достаточно тесно, чтобы со стороны нас можно было назвать любовниками. Этакая неопределенная стадия. И, поэтому, я был рад, что Агата не позволила мне нарушить наш баланс.
-  Думаешь, я такая и родилась - озлобленная на весь мир? – произнесла она, не отстраняясь, но в тот же момент, ставя невидимый барьер между нами.
-  Нет. Я пробовала быть ребенком, но быстро повзрослела, сам понимаешь. А вообще ты прав, если я чем-то и занималась, так пряталась от своего клейма убийцы. Я танцевала, выступала под куполом цирка, разносила кофе, разносила каши в больнице.
Это было любопытно… особенно представить Тарантино под куполом цирка. Мне кажется, яркий костюм, привычный для такого места, смотрелся на ней как-то странно, инородно,  но в тот же момент не скрадывал ее женственность. Такие женщины, как Агата, не умеют прятаться – как от своего эго, от призвания, так и от своей женской натуры.
Принцесса цирка…
-  Ты слишком близко. Подвинься, - наконец, произнесла она.
Я улыбнулся, привстал и разлил вино по нашим бокалам – с одной бутылкой покончено.
-  За тебя, - упрямо сказал я, и опустошил свой бокал.
-  Что ж, мне пора. За руль и домой, - я выбросил бутылку в мусорку.
-  До встречи, Тарантино, - и я ушел, на прощанье, коснувшись ее губ своими…

Такое прикосновение не считается. Это в рамках дозволенного в нашей игре.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Деньги вперед