Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ты права - я дикий мужчина: яйца, табак, перегар и щетина (с.)


Ты права - я дикий мужчина: яйца, табак, перегар и щетина (с.)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Henry Bennett, CJ Tornton.
Место: квартира Сидней.
Время: полтора года назад, конец апреля.
Время суток: вечер.
Погодные условия: а черт его знает, что там за окном творится. Прохладно, но пиджачка на плечи вполне хватит.
О флештайме: друзья-товарищи, чистый испровиз - сами в шоке, удивляемся, паникуем и стучим лбом по клавиатуре.

http://s1.uploads.ru/i/J86Tn.gif
графика - спс Пончику

Отредактировано CJ Tornton (2012-08-12 22:12:41)

+5

2

Внешний вид. Нумер 1

http://s1.uploads.ru/i/Ac02L.png

Сегодня был на удивление восхитительный день. Выходной – о, сколько в этом слове радости и счастья, при этом слове в горшках расцветают даже кактусы, излечиваются больные, насыщаются голодные, и все вокруг улыбаются, улыбаются, улыбаются…Сидней тоже просыпалась с улыбкой на лице, поела, попила, приняла душ и занялась самым тяжелым и ответственным занятием во всей Галактике – ничегонеделаньем. В этом она была мастером международного класса, получила множество кубков, что правда, большая их часть приняла вид чашек и организовала круг почета вокруг столика с ноутбуком.
Сидней предвкушала. То замечательное время суток, когда солнце лениво закатывается за горизонт, и узорные улочки Сакраменто постепенно темнеют, витрины магазинов и неоновые вывески начинают мерцать причудливым светом. Когда стемнеет, прохлада апрельских вечеров вдохнет в калифорнийскую молодежь новую жизнь, и город взорвется флюидами развлечения, роскоши, запах алкоголя будет еще долго витать в воздухе, а девушки и парни почувствуют вкус той свободы, которая дается им лишь ночью.
Вечером будет шумная девичья компания, аромат женских духов, ткань, облегающая давно сформировавшиеся фигуры. Вечером будет мягкий кожаный диван цвета слоновой кости, прозрачный столик, рельефные потолки и небольшие бра, от которых исходит тусклое и одновременное нежное сияние. Вечером будут бокалы из тончайшего стекла, вкус ананасов на губах и капелька сока, стекающая на подбородок, чтобы быть заботливо смахнутой пальцем. Вечером будет музыка, разрывающая воздух и сознание, интимный полумрак, женский смех, тонкая струя сигаретного дыма, через секунду растворившаяся в чьем-то дыхании...
Мобильный тревожно завибрировал, и Сидней нажала кнопку, поднося аппарат к уху и, задумчиво пережевывая кусок ветчины, перекинулась парой фраз с кем-то на другом конце провода. Выпихнуть из квартиры нужно ровно через час, а ведь нужно сделать еще столько всего, чтобы превратить это приземленное существо в халате – в неземное воздушное создание, спустившееся с Геликона, чтобы вдохновлять путников на шедевры. В нашем же случае – мужчин на комплименты, ухаживания, обещания, которые забудутся утром, и всяческие знаки внимания.
Зная Сидней, изначально оно может так и будет. Сказочно, волшебно, охренительно-офигенно. До той поры, пока Мистер Случай не решит, что хватит на сегодня культурного пижонства и высокосветского пафоса, пора бы уже опуститься двумя этажами ниже, чтобы сделать что-то, что обеспечит турне по всем котлам восьмого круга Ада, там, где поворот вправо и вплоть до восьмого рва.
Как уже стало понятно, настроение Сидж было отличным. Челлендж ассэптэд! – воскликнула судьба, притворившись негромким стуком в дверь, хотя – глупое создание, кем бы ты ни было – там рядышком располагался дверной звонок. Внутреннее «я» напряглось, мозг просканировал все данные (время, громкость стука, сила удара, расположение) и клятвенно заверил, что вторжение происходит по инициативе соседки из квартиры напротив – миссис Хардвик – несносной старой девы, со множеством котов разных пород и расцветок. Сколько лет Си Джей жила здесь – столько же они с миссис Хардвик воевали за почетный титул королевы этажа. Коты всё намеревались влезть в квартиру девушки и сожрать хамелеона по кличке Пульт (только этот предмет мог сравниться с божьей тварью в искусстве маскировки). В свою очередь Торнтон мстила старым, но действенным способом – колонки и музыка, а иногда бывало, что лицо, прижатое к стене, стонало и кричало так, что древние римляне с их оргиями казались малышами, чешущими причинное место просто потому что чешется. Разумеется, в эти моменты Сидней находилась в квартире одна, но зато сколько веселья, отличная разработка голосовых связок, и тонкие стены.
- Что ты приготовила на этот раз, старая карга? – вопрошала Торнтон, приближаясь к двери. Только интуиция! Только хардкор! Распахнув дверь, она увидела знакомую до боли в пятках физиономию старого – и речь идет не о давности знакомства, детка! – приятеля. Нет, нет, нет, только не сегодня! Ну, как так? Секундный ступор, дверь с размаху захлопывается обратно, и через несколько мгновений обреченно приоткрывается – нет, не исчез - достаточно для того, чтобы Сидней, запахнувшая халат покрепче, просунула лицо и шепотом заговорщика произнесла:
- Генри, я безумно рада тебя видеть, но у меня там основной состав баскетбольной команды Сакраменто и мы собираемся предаваться безумному жесткому сексу всю ночь напролет. Прости, - подкрепляя слова соответствующей мимикой и жестами одной руки. Даже не позвонил, не предупредил. Покорми, напои, обогрей…А потом: - Ты что это - не рада мне?

+2

3

внешний вид Гамлета

Она распахнула дверь. И Генри, не произнося никаких слов приветствия, бесцеремонно прошел внутрь.
- Я не мог пойти к Виктории,- сказал он, оправдывая свое неожиданное появление в квартире Си Джей.
- Она будет меня осуждать. Все будут осуждать меня. Мир будет осуждать меня. Понимаешь, пресса будет осуждать меня?- бегло заговорил Генри, приземляясь на диван Си Джей. Он подхватил со стола яблоко, протер его краешком рукава и надкусил.
- А судьи кто?- он обернулся к Сидней. Генри вознес яблоко к потолку, словно это был надкусанный череп Йорика. В приглушенном свете покоев Си Джей Хэнк ощутил себя Гамлетом. Не хватало разве что достаточного грима и лампадок со свечами.
- Нет, ты скажи мне. Судьи кто?- он продолжил самозабвенно гнуть свою линию, подкидывая яблоко.
- Си Джей. Спасательница Малибу в красном купальнике. Я хочу использовать тебя в качестве священника. Ты как раз в белом халате. Костюм подходящий. Антураж еще нужен… Стой где стоишь…- как ужаленный он подскочил с дивана. Взбудораженный прошелся по комнате. Оказался на кухне. Подхватил два стула и притащил в их гостиную.
- Садись сюда. У тебя есть ширма?- Генри быстро осмотрелся по сторонам. Приметил столик с клеткой Пульта.
- Отлично, Пульт, будет играть роль перегородки. Закрой ему уши, чтобы он не смог подслушать. Исповедь – величайшая из церемоний на свете. Ты не должна раскрывать ее тайну даже полиции,- он подтолкнул убежище Пульта в центр комнаты. Поставил два стула рядом с ним – по разные стороны от клетки.
- У тебя хлеб есть? Батончик заржавелый…- Генри пригласил жестом Си Джей на свободное кресло.
- Иди медленно. Ты же священник! Исполняй свое призвание качественно! У твоего халата есть капюшон? Кто только покупает проклятые халаты без капюшонов…- он замолкнул на долю секунду и сложил ладони вместе – для мнимой молитвы.
- Господин священник, я пришел к вам, чтобы облегчить душу и для получиния совета. Благословите меня, святой отец,- Генри склонил покаянную голову ниже.
- Святой отец, я снова женился. Помнится, в прошлых наших беседах, вы говорили мне, что Бог прощает все. Я должен быть осмотрительным. Но эти руки…- он вскинул вверх дрожание пальцы.
- Они играют против меня! Словно я и руки вовсе два разных человека. Мы живем по отдельности. Независимо друг от друга,- Генри взглянул на Пульта и смиренно кивнул.
- Грешный я. Худший из ваших прихожан. Во всем виноваты мои руки. Они пытают меня!- он показал ‘святому отцу’ кольцо на безымянном пальце.
- Окаянные дни пошли нынче. Эти руки вынуждают меня жениться на тех, кого я обесчестил. Но не на всех, правда, слава Всевышнему!- Хэнк оттолкнул клетку в сторону, чтобы рассмотреть лицо Си Джей.
- Я женился, Си Джей. Несколько дней назад. В моей голове просто мелькнула мысль: ‘почему я разведен снова?’. Бриджит оставила меня. Из-за моего губительного пристрастия к наркотиком. Но я все равно пришел в церковь в назначенный день. Чтобы сочетаться узами брака с другой женщиной,- он попытался рассмеяться и снова укусил яблоко. Йорик обзавелся сразу двумя глазами со следами зуб Генри, своего повелителя.
- Скажи, что мне теперь делать. Сходить на игру в бейсбол, пока ты трахаешь половину команды? Как же меня все-таки умиротворяет пустое поле…

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-11 14:06:47)

+2

4

Ну, что можно было сказать о Генри? «Тактичность – не, не слышал». Осуждать, пф…да кому ты нужен, кроме меня, в этом полном бессмысленной жестокости мире? Может, следовало включить режим «сочувствие», но ведь Беннету требовалось не это, о нет, к тому же – кнопка сломалась, а мастера все нет и нет. Ему требовался кто-то в белоснежном халате, кто совершенно нормально реагирует на заболевание словесного поноса и бесцеремонность поведения. Си Джей в свою очередь привыкла к его подобным выходкам, временами Генри был очень к месту, и с ним было весело и интересно. А потом оп – и похмелье!
- Ты вообще в курсе, что, помимо написания книг, природа наградила тебя талантом писать смс-сообщения, нет? – крикнула ему Торнтон, пока мужчина совершил налет на помещение кухни и водрузил их на пол гостиной. Затем перетащил на стол клетку с беднягой Пультом, и понеслась…
- У хамелеонов нет ушей, и я им очень завидую, - она взглянула на часы, - через 55 минут священник отправится в Ватикан получать духовный паек, - буркнула девушка и направилась к стулу. Вы не понимаете – Генри неведомы укоры совести, а также умение прислушиваться к словам другим, а чтобы задуматься о важных делах человеков, от которых он их отвлекает, так об этом и речи быть не могло.
- Предупреждаю, ребята из команды побывали в школе профессора Ксавьера, и теперь обладают навыками невидимости. Знакомься, это Джон, Джим, Уолли и Том, - она обвела рукой пустой угол комнаты, - а Майк сейчас в душе, он очень чистоплотный.
Усевшись на стул она – нет, не приготовилась слушать – открыла косметичку, достала зеркальце и принялась за благое дело маляра-штукатура. А Генри тем временем говорил, и говорил, и говорил…вот бы их с мамой познакомить и устроить соревнование по болтливости – на кого поставить квартиру и Пульта…Сидней так бы сразу сказать и не смогла даже. К счастью, слушала она его, периодически меняя степень внимательности. Поэтому басни выглядели в сознании девушки примерно так:
- Бла-бла-бла! Словно я и руки бла-бла-бла. Мы живем по отдельности. Бла-бла-бла от друга! – Торнтон усмехнувшись, подняла брови и бросила на друга взгляд, полный насмешки и уточненного скептицизма.
- Я знаю, с каким органом ты живешь отдельно, и это не руки, э-э-э, - она даже попыталась отрицательно покачать пальцем, но больше было похоже на тряску коробочки с пудрой перед лицом.
- Я женился, Си Джей, - стоп! Это же не просто так! Это надо отметить! Я запишу это в свой список тостов на сегодняшний вечер. Торнтон отложила косметичку с пудрой, привстала, потянулась через весь стол и со словами:
- Поздравляю, грешник! Иди, несчастное создание, и получи свою порцию обнимашек от своей холостой подруги, - и не было смысла сопротивляться, если Сидж хочет – она получит, сделает, скажет, а в нашем случае еще и потреплет Генри по щеке. Минуты нежности священны.
И вот вершина театрального мастерства в виде исповеди была окончена, а от нее он ждал ответов, ну или чего он там еще ждал от женщин в халате поверх нижнего бельишка, а Сидней всегда есть что сказать товарищу, она же бармен.
- Как «что делать»? Смею напомнить, что у тебя есть новая жена, которая поклялась любить тебя до гроба, а по субботам так вообще дважды в день. И прошу тебя не выражаться так брутально, у Уолли тоже есть чувства, - совершенно натурально и серьезно получилась интонация упрека, не правда ли? Ну, почешите Сидней самолюбие, что вам стоит?
Безо всяких предупреждений телефон снова завибрировал, на экране появилось изображение счастливого улыбающегося лица Лидии Торнтон – ты же на Бали! Откуда у тебя время звонить дочери, женщина? – девушка сделала знак Генри, чтоб помалкивал, а сама с шумом выдохнула, словно собиралась опрокинуть стопочку, и подняла трубку.
- Да, мам?...отлично…собираюсь в ночной клуб…, - а вот как бы так накрасить ресницы тушью при помощи одной руки и не отобрать у Джокера его коронную фишку? – напьюсь и буду цеплять телок…да какие шутки, все серьезно…мужчина есть…, - посмотрела на Генри и сделала знак пальцами, мол, всё окэй, не бойся, а забоишься – уберешь за собой, - да вот сидит передо мной…будем делать тебе внука, ты кого хочешь – мальчика, девочку?...нет, у тебя чудесная дочь, и она позвонит тебе завтра…ага, целую. У меня в холодильнике вкусные куриные ножки, - это уже Сидней улыбнулась писателю и подвигала бровями, - пожаришь?

+1

5

- Я продал душу дьяволу и растерял некоторые свои таланты,- он скользко улыбнулся, разглядывая Пульта. Генри просунул в решетку палец и тот час же отдернул.
- Когда-то у меня дома жил петух. Я был совсем маленьким и предложил маме его приютить,-   с оттенком нежности сказал Хэнк, усаживаясь в кресло.
- Нет ушей – могу просверлить,- услужливо добавил он.
- Предупреждаю, ребята из команды побывали в школе профессора Ксавьера, и теперь обладают навыками невидимости. Знакомься, это Джон, Джим, Уолли и Том,- Хэнк закатил глаза.
- Заведи себе любовника уже наконец. Отсутствие секса плохо сказывается на женский организм. Если ты куришь мухоморы или прочую дурь, визуализируя тут бейсбольную команду, направь свой творческий порыв в правильное русло. Например, начни книги писать или картины творить,- он опустил яблоко на стол и оттолкнул его в сторону Си Джей. Генри вальяжно расселся в кресле, продолжив свой рассказ с новым усердием. Сидней достала косметичку. Он то и дело размахивал руками, показывая степень  ‘отчаяния’, толкнувшего его прийти к ней.
- Я знаю, с каким органом ты живешь отдельно, и это не руки, э-э-э, - Хэнк ухмыльнулся.
- Не принципиально. В этом рассказе это не суть. Важно то, что я чувствую себя  героем ‘Бойцовского клуба’. Блюду двойную жизнь. И эти два человека, поселившиеся внутри меня, ведут себя кардинально по-разному. Разве честно платить за ошибки, которые совершил не ты? В моем теле поселился кто-то другой. Мне потребуется еще не один визит к психиатру, чтобы подтвердить свою догадку,- он пуще раскрепостился и оживился. Его глаза вспыхнули. 
- Она переехала ко мне в дюплекс в первый же день нашего трепетного знакомства. Ты понимаешь, что происходит?- Хэнк вскинул бровь.
- Что мне делать? Ты знаешь это наверняка и сможешь дать ценный совет. Я поступил не как все нормальные люди… А как… ТЫ!- он яростно всплеснул руками.
- Как «что делать»? Смею напомнить, что у тебя есть новая жена, которая поклялась любить тебя до гроба, а по субботам так вообще дважды в день. И прошу тебя не выражаться так брутально, у Уолли тоже есть чувства,- Генри вспыхнул и покрутил рукой у виска.
- К дьяволу Уолли. У меня праздник. Пойдем веселиться. Мне нужно собрать материал для книги,- он мгновенно изменился в лице  и стал серьезным.
- Брось свои выкрутасы,- Генри поднялся с кресла и поправил костюм.
Раздавшийся исподтишка телефонный звонок  испортил планы Хэнка. Он скривил гримасу, обернувшись в Си Джей.
– напьюсь и буду цеплять телок…да какие шутки, все серьезно…мужчина есть…- Хэнк усмехнулся.
- да вот сидит передо мной…будем делать тебе внука, ты кого хочешь – мальчика, девочку?...нет, у тебя чудесная дочь, и она позвонит тебе завтра…ага, целую. У меня в холодильнике вкусные куриные ножки?
- Твоя астрологическая карма будет испорчена. Дом Венеры погублен. Это священная обязанность женщины готовить – не моя,- шепотом сказал он.
- Каких к черту детей?! Совсем спятила- Генри швырнул в Си Джей подушку.
- Что будет, если я накормлю Пульта плюшкой? Как действует на рептилий дурь?- он мечтательно вскинул голову и прошел в кухню. Дверь холодильника с треском распахнулась.
Телефон Хэнка зазвонил вслед за мобильным Си Джей.
- Привет, я тоже соскучился. Да, зашел в гости к другу. Он барыга. Что ты говоришь? Нет, он не женщина. Он хиппи. Love. Peace. Все в таком духе,- Генри извлек из кармана пиджака фляжку и глотнул виски.
- Хорошо. Сегодня  я буду поздно. Звони, когда тебе будет удобно. Я всегда на связи,- Генри отключил звонок и сунул телефон в карман. Взяв в куриную ножку в руки, он вернулся в комнату.
- Давай мне трубку,- машинально Хэнк выхватил из рук Си Джей телефон.
- Добрый вечер! Как жаль, что мы с вами еще не знакомы. Где вы сейчас? Коль мы уже почти родственники рад сознаться, что я люблю, когда моя теща далеко от дома. Ваша дочь заставляет меня жарить курьи ноги, когда я хочу ее приготовить…- он направил на Си Джей куриную ножку как фехтовальную саблю.
- Голым. В одном фартуке. Мне кажется, вы ей дали дурное воспитание… Век рабства закончен.

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-11 21:16:42)

+1

6

- Заведи себе любовника уже наконец, - Си Джей округлила глаза так, насколько они позволяли это сделать, и возмущенно воскликнула, - я берегу себя для принца! И не буду слушать советы от бабника, который еще и жен меняет чаще, чем я воду в аквариуме! – и совсем неважно, что как такового аквариума в квартире Торнтон отродясь не было. Даже в воздухе не пахло.
- Пойдем веселиться, - девушка заржала, аки породистая кобылица отстеганная жокеем, и сделала вид, что закашлялась. Получилось специально неправдоподобно, зато подло, гадко и цинично. Ладно, шучу, циник из Сидней настолько неудачный, что мать Тереза в сравнении с ней – злобный диктатор.
- Идти с тобой веселиться? Да меня же с дедушкой не впустят. А я уже вижу на твоей груди седые волоски, ха-ха-ха! - она, прищурившись, ткнула пальцем в сторону указанной груди.
Генри отошел на кухню, и телефонный разговор с матерью перешел в более спокойное русло. Момент счастья и радости омрачила подушка, которую Беннет метко отправил в сторону подруги и попал, между прочим, по макушке! Вы же слыхали, что у идиотов – головы куда чувствительнее? А если бы ее сейчас схватил нервный тик? Припадок эпилепсии? Да, стирка вручную проходила бы в разы быстрее, но лучше обойтись без излишнего драматизма.
Но он вернулся. О, этот неловкий момент, когда мужчина забирает у тебя телефон и начинает рассказывать твоей матери о своих эротических фантазиях. Сидней поднесла ладонь к лицу и прикрыла глаза, вздохнув, а затем подняла глаза к небесам – и их возвышенному контакту не помешает какой-то жалкий потолок! – и мысленно произнесла «За что? Где я так нагрешила?».
Путем нехитрых манипуляций девушка вернула себе мобильный и одной недлинной фразой попрощалась с матерью. Генри все еще стоял в стойке с куриной ножкой на вооружении, когда Сидж подошла ближе, несильно стукнула его кулаком в грудь и отобрала продукт. Тем бы всё и закончилось, но позади писателя всё еще находилось кресло и пусть девушка не была тяжеловесом, однако хватило сил толкнуть мужчину так, чтобы тот плюхнулся задницей аккурат в намеченное место. А барменша шустро залезла с коленом сверху, поднесла к лицу куриную ножку и с усердием быстренько так начала елозить ею по лицу многострадального любимчика Фортуны.
- Я тебя сейчас приготовлю, - приговаривала она во время процесса, - я из тебя такуууую вкусняшку сделаю…
Генри был не первым, кого Сидней в своей жизни так нагло и от души измазала едой. Но если сейчас это было в шутку, то в тот, другой момент – то была целенаправленная месть, тщательно спланированная, со всеми заготовленными необходимыми реквизитами. Ох и крику тогда было, мать моя женщина, ох и шум поднялся. А сколько пи**юлей ей потом выписали – ни в сказке сказать, ни в посте описать.

+2

7

- Я берегу себя для принца! И не буду слушать советы от бабника, который еще и жен меняет чаще, чем я воду в аквариуме! – Хэнк усмехнулся.
- Крошка, ты очнешься старой девой раньше, чем стухнет вода в твоем аквариуме. Ученые доказали неблаготворное влияние отсутствия секса для женского организма. Винтики твои заржавеют, цыпа,- преисполненный сочувствием, Генри похлопал по попе Си Джей.
- Идти с тобой веселиться? Да меня же с дедушкой не впустят. А я уже вижу на твоей груди седые волоски, ха-ха-ха! - он снял рубашку.
- Седые яйца – знак качества. Не хочешь никуда идти, party comes to you. Устроим блокбастер,- он пошарил в карманах  и выудил маленький пакетик с белым порошком. 
- Пипетка есть? Или ты хочешь понюхать? На этот случай у меня одна запаска есть,- Генри провел по коленке Си Джей куриной ножкой.
- Я измазал тебя своим соусом. Теперь ты такая остренькая. С перчинкой,- он облизал губы. Си Джей выхватила из его рук куриную ногу и стала тыкать ее Генри в лицо.
- Меня настораживает твоя излишняя гиперреактивность. Давай расслабимся лучше,- Хэнк подхватил футболку Си Джей с кресла и вытерся от ‘куриного соуса’.
- Я тебя сейчас приготовлю. Я из тебя такуууую вкусняшку сделаю…
- Ты мне сейчас яйца раздавишь. Слезай покуда я тебя не скинул. Ретивая психопатка,- он, поморщившись, притянул ее к себе за талию и легонько поцеловал в губы.
- Си Джей, почему ты не понимаешь всего трагизма сложившейся ситуации? Я женился. Мне нужен бульбулятор, а не яйца всмятку,- Генри силой столкнул свою безумную подругу на ковер.
- Я машину помял недавно. Зачем мне такая нужна?- он преподнес к носу порошок и уютнее разместился в кресле.
- У гашиша есть свой целебный эффект. И у этой дури есть. Ты же и так не дружишь с мозгами. Тебе не никак не повредит,- Хэнк несколько раз затянулся. ‘Белоносый’ и взбудораженный, он протянул порошок Си Джей.
- Все помешаны на бабле. Никакой любви нет!- закричал он, подпрыгивая в кресле, чтобы ‘упаковать’  ноги в позу лотуса.
- Одна шалава меняет другую шалаву. Словно смотришь на крематорий изнури,- Генри закрыл ладонями нос и расчувствовался.
- Я решил. Нам нужно участвовать в гонках. Непременно! Пойдем прямо сегодня? У меня подруга одна гонщица есть. Крис. Нам тоже нужно участвовать в гонках. У меня новая тачка. Белая бестья. Пойдем ее заведем. И деньги пока есть. Пойдем промотаем чуть-чуть. У меня в машине как раз майка одна крутая есть. PORN KING. Круто было бы в ней победить. 

Отредактировано Henry Bennett (2012-08-19 01:58:55)

+2

8

Вот как бы так ненавязчиво вмазать по роже, чтобы тонка и чувствительная натура Генри не обиделась? И не дала сдачи, да…Знаете, вот чего-чего, а этих фривольных прикосновений, шлепков и прочего Сидней-Джейн не терпела, и пусть сама она только что была у писателя на коленях…кто докажет, а, а?
- Уж не знаю, где ты проходил анатомию человека, но яйца расположены не на груди, - буркнула Сид, наклонив пару раз голову в разные стороны, и после этих нехитрых манипуляций появилось музыкально сопровождение – хруст шейных позвонков.
Генри снял рубашку, да. Девушка впилась взглядом в великолепное мускулистое тело, напоминая изголодавшегося зверя, который узрел долгожданную жертву и замер, готовясь нанести удар. Со лба на щеку скатилась капелька пота, в горле пересохло от возбуждения, и пришлось облизать губы и сглотнуть слюну. Один рывок, и пояс на халате издает треск рвущейся ткани, халат летит ко всем чертям и девушка остается в одном нижнем белье, которое удачно подчеркивает округлости груди, а изгибы бедер словно начерчены учеником Пикассо, который тайно вожделеет натурщицу своего мастера…Повелись, да? Обожемой, это же Сид, и сейчас она довольно равнодушно поглядывает на великого альфа-самца – в миру пьяницу и прелюбодея Генри Беннетта – пока тот в очередной раз бахвалится. А потом жалуется. Для Генри это в порядке вещей. И если бы Сид не полюбила его всей своей черствой душой – то давно бы уже вытолкала за дверь, еще после первого визита.
А потом Беннет совершил очень грубую ошибку. Он достал пакетик с порошком и понюхал. В ее квартире. В ее любимом кресле. На ее глазах. Она стала напротив, сохраняя невозмутимое выражение лица, скрестила руки на груди и со скептичным взглядом дожидалась окончания словесного поноса, который был так свойственен ее приятелю. И как только в комнате воцарилась желанная тишина, в один шаг подскочила и с размаху, с силой влепила мужчине такой смачный подзатыльник, что будь вокруг кусты и птицы – всё поднялось бы на воздух.
- Ты принес эту дрянь в мою квартиру! – недовольно, даже разгневанно воскликнула Торнтон. Хрясь по затылку! – ты знаешь, что я терпеть это не могу, - хрясь! – я сейчас возьму ножницы и отрежу тебе яйца! – с этими словами она действительно развернулась и вышла из гостиной, но для того, чтобы вытереть с тела следы, оставленные шаловливой куриной ножкой.
Обижается Сидней всегда внезапно. В такие моменты она еще может сказать:
- Гори в Аду, чудовище, - и уйти в ванную, обиженно сопя носом и сцепив зубы. Взгляд ее в такие моменты излучает высшую степень ненависти и как бы намекает «Вы все говно».
- У меня будет свой Генри Беннет! С блэкджеком и шлюхами! – декламирует она из приоткрытой двери соседней комнаты, а затем становится слышно, как поворачивается кран, и вода льется на кожу, стекая в раковину. Хорошо еще, что не нужно заново душ принимать – только ноги смочить.
А теперь в спальню! К платью, заготовленному с самого утра! Сегодня она порвет зал! Возможно, и колготки тоже, но зал – это святое. Обида ее уже прошла, она ведь из тех людей, которые быстро взрываются и так же быстро затухают.

+1

9

специально для моей сладкой крошки

- Ты сломала мне шею! Шейные позвонки не восстанавливаются… Как и нервы… Платить будешь натурой!- я состроил гримасу безудержного возмущения.
- Оу, ты уже обнажаешься? И правильно. Зачем же медлить! Приступим сразу к секретным элементам постельного рокенрола,- Сидней сняла халат. Щеголять в нижнем белье – ее святое призвание. Я впился глазами в чашечки бюстгальтера.
- Снимай бронежилет, не будь ханжой. Я должен проверить, насколько большой пушап прячется за этими складочками,- я протянул руку, чтобы пощупать округлости своей приспешницы.
- Ты предпочитаешь жестко или нежно?- Сидней была похожа на Сашу Грей из моего любимого порно с ‘поросячьими носиками’. Я завелся не на шутку и лишился рассудка.
СиДжей ударила меня. Хлопок привел меня в чувства. Я вспылил и швырнул в нее подушку.
- Какого дьявола ты махаешь кулаками?- порошок рассыпался на поверхности кресла.
- Ты психопатка! Знаешь, сколько порошок стоит?- я схватил Сидней и попытался завернуть ее руку за лопатки. Под действием порошка я всегда теряю ловкость и природную изворотливость. Действую как кривой снайпер. Когда я успел очухаться, то нашел себя держащимся за спинку кресла и кричащим что-то в духе: ‘я оторву тебе руку, драчунья’.
- У меня будет свой Генри Беннет! С блэкджеком и шлюхами! – донеслось из ванной.
- Шпаклюйся давай скорее. Или я вытащу тебя на улицу голой. Мне не терпится почувствовать скорость на новой тачке,- огрызнулся я и отпустил кресло.
- Бейби, у тебя нет свежей мужской рубашки? Я не могу появиться на людях в этой потрепанной тряпке. Хотя откуда… Громьи размеры твоих мальчиков с пальчиков мне не подходят. Слышишь, малярша, выметайся из ванной скорее!- я сгорал от нетерпения и неотрывно наблюдал за часами. Женщины всегда были плохими приспешницами дьявола. Моряки были правы, швыряя их балластом за борт.
- Только не возюкай себя духами. У меня аллергия на сильные запахи

Отредактировано Henry Bennett (2012-09-03 00:39:32)

+1

10

Очевидно, хваленый покерфэйс Сидней-Джейн Торнтон не возымел должного эффекта, ибо Генри нисколько не понял намеков на вести себя попроще, и избавить свою горемычную подругу от всех этих пошлых шуточек.
- С какого ипподрома тебя выпустили, Беннет? – скептично поинтересовалась Сид, успешно отдаляясь от лап озабоченного друга, который, видимо, считал, что в прошлой жизни ему была отведена роль жеребца.
- Я предпочитаю молодых и неженатых, мой старый добрый друг, - и подмигнула. Ну, в самом деле, сколько можно бахвалиться и демонстрировать свою мощь и мужскую силу? Ей богу, это же Сид, своя в доску, хватит путать ее с подружками, которые вешаются на стойкую, закаленную шею Генри Беннета.
- Не ори на меня, жалкий человечишка, - донеслось из ванной, - когда-нибудь ты станешь старым и немощным, и я приду и откостыляю тебя палкой.
А ведь Сид запомнит, Сид выполнит обещанное. Наконец-то пришло время встретиться с новым платьем, дожидающимся ее еще с утра. Процесс одевания занят три минуты, еще восемь – приведение волос в идеально прямое состояние. Всё это сопровождалось воплями, криками, орами, взвизгиваниями, что доносились в спальню из соседней комнаты. Всё это время Сид была обеспокоена одним вопросом: - Где эта чертова жена и почему она не забирает своего супруга из ее квартиры?!

Внешний вид нумер два

http://wardrobeadvice.com/wp-content/uploads/2009/06/Rachel-Bilson.jpg

Из спальни барменша выходила с духами в вытянутой руке. Остановилась в проходе, адресовала Генри снисходительный взгляд, стараясь не рассмеяться, а затем нарочито официальным тоном произнесла:
- Беннет, в этой квартире есть только один диктатор, - демонстративно набрызгала на себя чуточку духов, - и он – женщина. И я иду в клуб, к своим девочкам. Ты либо идешь со мной, либо катишься к своей тачке. Решай, пока будем спускаться.
Квартира была заперта на ключ и в эти минуты Сид явственно ощущала всю ненависть взгляда, испускаемого миссис Хардвик сквозь дверной глазок, а повернувшись – послала злейшему врагу воздушный поцелуй, взяла Генри за руку и завела в лифт. На девятом этаже. Лифт, который ни разу не дал сбой, и служил верно и преданно. Лифт, который застрял на четвертом, тусклая лампочка погасла в два счета, и пробыв пару мгновений в темноте, Сид изрекла одно короткое, но очень нецензурное слово. Вытащив телефон, она осветила панель приборов и нажала кнопку вызова мастера. В их доме мастером был Джек, всего на два года младше на Генри, но такой же любитель пошлых шуток и с таким же дивным самомнением.
Вместо голоса Джека, Сид и Генри услышали характерные женские стоны и ахи, которым вторили мужские. Поздний вечер на дворе, выходные, всё понятно, но не когда ты на смене, блин…
- Джек? – в темноте было не видно, но Торнтон улыбалась, о, она предвкушала, эта королева обломов, как испортит знакомому важное для организма дело. Стоны прекратились.
- Оу, черт!...Сид, ты что ли? а где же радость, где радость в голосе, я спрашиваю?
- Лифт застрял, нужна помощь, Джек, - она пыталась, честно пыталась сдерживаться, но смех всё равно вклинивался в разговор, не желая отправляться в небытие.
- Эээ…десять минут, и я всё сделаю, - а я слышу, как застегивается молния на твоих штанах, амиго…Кнопка была вновь нажата, отключая связь с подвалом, где обитали мастеры, а Сид повернулась к Генри. Вернее, туда где, как ей казалось, находился Генри.
- На моей памяти – такое с ним впервые, клянусь твоими книжонками! С лифтом, я имею ввиду.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ты права - я дикий мужчина: яйца, табак, перегар и щетина (с.)