vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Последний путь не всегда бывает спокойным


Последний путь не всегда бывает спокойным

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Giorgia Torregrossa, Guido Montanelli
Место: Сакраменто
Время: 2011, осень
Время суток: Ночь
Погодные условия: Пасмурно, Луна скрыта тучами; но без осадков
О флештайме: Перевернуть ведро с водой - не лучший способ закончить мыть полы. Но иногда и такое случается...

Отредактировано Guido Montanelli (2012-08-12 14:15:17)

+1

2

Без осечек работать нельзя; в конце концов - без них вообще пропал бы смысл в использовании таких людей, как Гвидо. Было бы здорово, если бы тела просто испарялись в воздухе, как в плохой компьютерной игре, без помощи огня, мясницкого ножа или кислоты, или покойники бы привлекали к себе хоть в половину меньше внимания всех живых в округе. Но ничего не бывает так просто и безнаказанно, и даже спустя месяцы работы без единой запинки, нет-нет, да и случится что-то из ряда вон выходящее. Причём, как правило, проблемным будет дело, на первый взгляд, совершенно рядовое и обычное.
Всего-то и нужно было - забрать труп из квартиры и подбросить его к крематорию; даже убирать помещение особо не потребовалось, работа была сделана чисто, без крови, без шума, без единого выстрела - один из авторитетов уличной группировки из чёрных кварталов был задушен гарротой, в своей тесной квартире, без единого свидетеля, так что даже его дружки, большинство из которых жили где-то неподалёку, понятия не имели о его смерти. Сначала его хотели оставить там же, где убили, для устрашения остальных; но затем мафия решила, что разборки с этими малолетними отморозками будут пустой тратой сил и времени, и тело было решено вывезти из квартиры и уничтожить, пока его не обнаружили. Вот где начиналась работа Гвидо.
Решение приняли достаточно быстро - тело ещё даже не успело остыть как следует.
Монтанелли не любил эту часть города. Каждый раз, когда он появлялся здесь, он начинал себя чувствовать, как музейный экспонат в клетке с обезьянами в зоопарке; каждый встречный чёрный встречал его взглядом, и провожал, пока он не скрывался из поля зрения, а учитывая, что население местных улиц состояло из них чуть-чуть меньше, чем на сто процентов, то складывалось впечатление, будто на тебя уставился весь район - и взгляды далеко не самые доброжелательные. Белых здесь недолюбливают, итальянцев - и подавно. И даже на самых задворках Нью-Йорского Чайнатауне не так сильно впечатление того, что ты оказался облит помоями - причём, помоями совершенно другого рода, нежели облито всё вокруг. Гвидо вовсе не боялся того, на него попытается полезть кто-то из местных, и не переживал за то, что кто-то попытается угнать его машину - все эти черномазые молокососы в своём большинстве просто шпана, толком оружия в руках не державшая, но они были именно большинством - чёрных было полно вокруг. И от этого было неуютно. При желании, они могли просто забить его до смерти, напав всем скопом; и даже те, кто не принадлежит ни к каким бандам, либо поддержали бы их, либо предпочли не вмешиваться.
До омерзения дешёвый дверной замок на обшарпанной двери квартиры поддался с лёгкостью. Тело не успело остыть как следует - отчего искажённое судорогой чёрное лицо мёртвого ещё сильнее внушало отвращение. Возможно, кому-то оно было способно внушить ужас, но Гвидо давно уже перестал хорошо видеть разницу между ужасом и отвращением; а последнего - за тридцать лет подобных зрелищ ему было грех бояться. Даже детский аттракцион с тоннелем ужасов вызывал больше эмоций. Следующие пять минут были всё той же обычной рутиной - шуршание мешка для трупов, собственный выдох, и тяжесть человеческого тела на плече. Вот как раз в тот момент, когда Монтанелли взвалил покойника на себя, решили объявиться его дружки; и первым свидетельством их появления стал настойчивый стук в дверь, которую он так легко вскрыл две минуты назад.
- Йо, браза, ты дома? - в дверной глазок заглядывать было нельзя - тот, кто долбил в дверь с другой стороны, сразу понял бы, что в квартире кто-то есть, и не ушёл бы. Сбросив труп с плеча, Гвидо осторожно уложил его обратно на пол, стараясь не брякнуть - стены в этих ниггерских новостройках как из папье-маше, даже странно, как никто из соседей не услышал исполнителя. Зато вот его машину видела вся округа...
- Его колымага снаружи, он должен быть у себя на хате. - приглушенно вторил другой голос на лестничной площадке минуту спустя. Похоже, что квартира покойника должна была бы стать для Монтанелли вынужденным убежищем на некоторое время - пока эти, снаружи, не будут так далеко, чтобы хозяина этой квартиры можно было бы вынести незаметно. - Да и где ему, на хрен, ещё быть в такое время? Эй, дог! Ти-Кей! - стук повторился, уже сильнее. Вероятно, гости думали, что хозяин квартиры спит. Они были правы, но о том, что он может вообще не проснуться, только начали догадываться. Стук начал неприятно отдаваться в голове, а от нигерского слэнга начинало подташнивать. - С тобой там всё в поряде, Ти-Кей? Ти-Кей???
Где-то в дальнем углу комнаты зазвонил мобильный телефон покойного - видимо, кто-то пытался дозвониться до Ти-Кея. Уходить ребята явно не собирались - в лучшем случае, они просто уселись бы прямо в подъезде ждать, пока их друг вернётся. Они-то могли ждать хоть всю ночь, а вот у Гвидо такого роскошного отрезка времени не было. Но даже это было бы лучшим случаем. Пистолет зачесался в кобуре; не хотелось бы его использовать, но своя жизнь дороже.
- Э, парни, а что это за машина стояла снаружи? Чё-то я её раньше тут не видел. Кореша на таких не ездят.
- наконец произнёс третий голос, не намного более приятный, чем предыдущие два. - Скорее в стиле тех макаронников, с которыми мы виделись на прошлой неделе...
Единовременный горький опыт уже научил Гвидо не включать свет в чужих квартирах, а пользоваться фонариком, если слишком темно. Это правило выручило в этот раз, позволив выиграть некоторое время - иначе они сразу начали ломать бы дверь, поняв, что в квартире кто-то есть. Хотя, по правде сказать, это время можно было бы использовать и с большим умом...
- Вот дерьмо! Ломай!

Главное при прыжке со второго этажа - согнуть ноги в коленях, чтобы не сломать себе позвоночник, не говоря уже о других костях. Ти-Кей полетел первым, и наверняка пострадал куда сильнее - но ему-то было уже не больно, а вот Монтанелли сумел хорошо почувствовать, какой твёрдой бывает земля; он успел дотащить тело до окна за пару секунд до того, как бандиты ворвались в квартиру - сейчас только собственная скорость и неосвещённый переулок были его союзниками. А наверху уже послышались крики, и ночную тишину разрезал первый выстрел - двое палили из окна наугад. Тело им оставлять было нельзя. Просто потому, что работу надо доделывать до конца в любом случае...
Гвидо изо всех сил бежал к своей машине, волоча несчастного Ти-Кея по асфальту, и в уме прикидывая, сколько понадобится времени его дружкам, чтобы сбежать по лестнице со второго этажа - расклад был явно не в его пользу, но пока пули рикошетили где-то за спиной - ещё был шанс... Он слышал три голоса - если их всего трое, то за ним бежит только один.
Открыв дверь, Монтанелли рывком забросил труп в салон и тут же прыгнул следом, одним движением заводя мотор и срываясь с места, услышав, как пули царапают обшивку и трескается заднее стекло, превращаясь в "паутину" в двух местах, где его прошили пули. Остатки зеркала заднего вида с левой стороны тут же поникли, повиснув на уцелевшем проводе. А затем Гвидо почувствовал, что машина кренится набок и он теряет управление над ней, не успевая войти в поворот... а затем труп в мешке падает на него, будто желая придавить своим весом. Колесо оказалось пробито пулей одного из них, покрышка лопнула, из-за чего машина завалилась набок посреди проезжей части.
- Maledetto!.. - движок заглох, хотя и так было ясно, что теперь далеко не уедешь. Подобравшись, Монтанелли со всей силы двинул по автомобильной дверце, выламывая замок, и полез наверх, вытаскивая Ти-Кея за собой, чтобы бежать, пока стрелявшие не подоспели к месту аварии...
Кажется, последний раз Гвидо так бегал только в школе. Но даже тело Ти-Кея показалось невероятно лёгким в тот момент, когда смерть гналась по пятам за ним самим. Он не знал, куда бежит и сколько пробежал, пока не увидел перед собой выступ дома, за которыми имеют обыкновение находиться мусорные баки. Не самый достойный вариант для мафиози с тридцатилетним стажем - прятаться в мусорном баке, но зато более или менее надёжный... крики преследователей слышались со всех сторон, их явно было теперь больше, чем трое; похоже, что он сумел поднять на уши весь квартал... Пытаясь отдышаться, Монтанелли одной рукой достал мобильный телефон, набирая первый же попавшийся ему номер из тех, кто мог бы ему помочь сейчас, а другой рукой - извлекая свой пистолет. В мусорном баке их было двое, но если их обнаружат - из Ти-Кея плохой выйдет помощник...
- Джи?.. Извини, что разбудил, но мне нужна помощь... срочно.
- оказывается, вот какого это - перевалить за пятый десяток: пробежать километр, таща на спине килограммов семьдесят, становится в два раза не так просто, как бывало раньше. Дыхание просто отказывалось приходить в порядок. - Нас с одним... приятелем прижали в какой-то подворотне в гетто. Моя машина разбита. Забери нас отсюда... будь осторожна - здесь полно этих mooleys, и они меня ищут.

Отредактировано Guido Montanelli (2012-08-14 10:22:33)

+1

3

Поздняя ночь. Дети давно спят в кроватках. Да и не только дети. Спят все, кого не манит этот таинственный мир ночи. Да уж, он так коварен и жесток, что попав в него, выбраться очень сложно. Он только и делает, что заманивает в свою вязкую трясину, а потом ты начинаешь понимать, что лучшего в твоей жизни не было и не будет. И ложишься спать исключительно в семь или восемь часов утра, а встаешь с головной болью. Да, вот так я живу. Не для слабонервных конечно, но это мой мир. Но я обожаю ночь.
В ту ночь я, конечно же, не спала, и спать мне не хотелось совсем, хотя всю свою жизнь я провожу зевая, ну почти всю. Сегодня я весь день копалась в гараже и ремонтировала мою колымагу, старую темно-синюю модель форда. Потертую, но все, же любимую. Вскоре я обнаружила свою «небольшую» проблемку.В конце концов я поняла, что у моей ласточки взорвался двигатель, хотя как это произошло я не знала. Приятели сестры помогли затащить ее в гараж, после того как я дала мой старенький форд сестре всего на один вечер. Но машиной я пользовалась редко, так что эта проблема не наводила на меня страх и панику. В гараже у меня всегда находился скутер, поэтому я и не особо расстроилась.
В общем, ничего не обычного не происходило, с работы сегодня не беспокоили. И я собиралась устроиться перед телевизором с баночкой пива или колы, хотя больше меня устраивала кола. В такие минуты я любила посмотреть «Бургеры Боба», но как назло из-за вчерашнего сильного ветра антенна погнулась и даже отвалилась. Смотреть телевизор мне в принципе и так некогда, поэтому я не стала ничего менять. Так что я планировала просто поваляться на диване и поесть чипсов.
Но все изменил тот звонок. Когда я с трудом выудила мобильник из своего старого комбинезона и взглянула на экран телефона, то сразу поняла, что этот разговор будет недолгим и продуктивным. Звонил Гвидо, а такие люди звонят не для того, чтобы узнать как дела. Значит что-то правда важное. Я не стала раздумывать и быстро взяла трубку.
Голос Монателли казался уставшим и запыхавшимся, говорил он шепотом, видимо дело было, правда, серьезным. Где-то рядом с Гвидо разносились громкие мужские голоса. По характерным признакам сразу становилось понятно, что это никто иные как черные. Обозленные нигеры.
Они мне никогда не нравились, не то чтобы я была расисткой, но видя ужасные выходки «черной» мафии, несуразные прически и ненависть к белым, а особенно итальянцам, вселяли в меня отвращение и злобу. Но сейчас мне было важнее, что там с моим далеким соотечественником.
С ним мы болтали в основном на итальянском, но иногда меня все-таки сбивало на сардинский, хотя понять его Гвидо не мог. Выслушав его быструю и четкую реплику, я взволнованным голосом пробормотала:
Я буду, только скажи точно мне, где ты. Если что, угощу этих обезьянок свинцом.
Услышав примерный адрес, я прямо в моем рабочем комбинезоне, с  дробовиком и еще одним пистолетом, одела шлем и залезла на скутер и покатила спасать Гвидо. Кажется, он просил забрать его и какого – то приятеля. Что это за человек я не знала.

0

4

Странное ощущение - будто чувствуешь на коже собственное дыхание. Хотя в мусорном баке куда лучше чувствовался тухлый запах мусора, что там лежал; к счастью, Гвидо был не настолько брезглив, чтобы он был помехой - в конце концов, на его работе порой чувствуешь запах куда хуже. Хорошо, что этот Ти-Кей провалялся в квартире всего несколько часов, а не пару дней, иначе их бы и по запаху нашли. Чернокожие уже суетились вокруг, совсем рядом, их речь была хорошо слышна в тишине ночи; и их теперь явно было гораздо больше - эти тараканы всегда были быстры в том, что позвать подмогу и рассредоточится по району. Вооружены они были наверняка чем попало, но попадаться им под руку от того было не менее опасно. Сказать по правде, Монтанелли впервые за долгое время находился в такой опасности, как сегодня. И вполне допускал, что именно здесь, в этом мусорном баке в самом центре этого богом забытого района, и завершится его бытие, даже если Джо успеет - просто потому что привык трезво смотреть на вещи.
- Точно не скажу, но где-то на западной окраине чёрного гетто. Ты увидишь - мой автомобиль лежит на дороге, перевёрнутый набок.
- его любимый внедорожник со всем барахлом придётся оставить этим бандюгам... Это плохо - даже они могут умудриться выяснить, кому он принадлежит, и тогда проблем точно будет не избежать. Лучше было бы просто уничтожить машину, но сделать это сейчас, прижатым в мусорном баке, не представлялось возможным; приходилось оставлять это на волю судьбы. Боссов это, конечно, не обрадует, но сегодня работа пошла наперекосяк в любом случае. - Лучше постарайся без стрельбы. - Гвидо сбавил тон ещё сильнее - снаружи послышались шаги, кто-то из них пробежал мимо. Новые трупы принесут ещё одну пачку проблем организации, а на стрельбу, к тому же, сбежится вся округа - всех не перебьёшь. Гросса прервала вызов, и Гвидо убрал телефон в карман и замер, стараясь не шевелиться и направляя пистолет в сторону крышки бака - один из преследователей, как назло, остановился буквально в метре от него. Не хватало только, чтобы они начали заглядывать в каждый мусорный бак в аллее - впрочем, даже такие недалёкие ребята, как чёрные бандиты, рано или поздно догадаются, что так быстро преследуемый не мог сбежать, тем более с трупом на плечах. Дыхание постепенно восстанавливалось, и Монтанелли мог перестать бояться, что снаружи его пыхтение будет услышано.
Гвидо никогда не имел той ненависти к чёрным бандам, которую испытывали некоторые из его коллег - особенно из тех, кто работал на старого Дона - но знал, что лучше им не доверять. Но ситуация складывалась так, что без их участия бизнес удавалось вести не всегда - афроамериканцев становилось всё больше, чёрные банды становились всё более организованными и представляли куда большую угрозу, чем раньше, тогда как "золотые годы" для Козы Ностры уходили всё дальше в прошлое. С черномазыми и раньше возникали тёрки - сейчас же, когда они знали, кто убрал одного из них, вполне возможно, что Сакраменто ожидает очередная криминальная война, которая была не на руку никому. Впрочем, сейчас было рано расхлёбывать эту кашу, для начала - было бы неплохо и самому сбежать. И Ти-Кея утащить с собой, желательно - нечего оставлять им лишние улики. Вот только бы Джо успела, и с ней ничего не случилось бы по дороге...

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Последний путь не всегда бывает спокойным