"... ты говоришь, что я много курю. Говоришь не с упреком, скорее, с сожалением, а мои пальцы скользят по заваленной окурками до краев пепельнице..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
25°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Lola
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Justin
[icq: 628-966-730]
Kai
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Maybe I could save you from your sins?


Maybe I could save you from your sins?

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[AVA]http://funkyimg.com/i/2QP4W.jpg[/AVA]

Квартира Джаспера. 08.11.2018

Kelen Tyrell & Jasper Tyrell
http://funkyimg.com/i/2QP2z.jpg
http://funkyimg.com/i/2QP2B.jpg

Скелеты в шкафу бывают у любого. А что если они начнут вываливаться оттуда и топтаться по вашим нервам? Найти у мужа тайник с деньгами, обмазанными засохшей кровью. Узнать, что у жены психические отклонения. И все это спустя три месяца после свадьбы.

Отредактировано Jasper Tyrell (2019-02-01 11:00:15)

+1

2

Первые месяцы замужества, как правило, должны проходить почти в розовых очках. В том плане, что свадьба меняет все. Я не имею в виду, что люди меняются - нет. Просто все это торжество обычно заставляет почувствовать себя в сказке, где рядом с тобой прекрасный принц и вы с ним улетаете в закат на розовом единороге туда, где жизнь будет безоблачной и наполненной любовью. Опять таки, у нас все, естественно, не так. Вообще, согласно традициям - Джаспер должен был мне сделать предложение пол года назад и вот только сейчас бы мы поженились. Но какие к черту традиции, когда наследство сгорает с каждым днем, правда?
Так вот. Я уже три месяца, как считаюсь замужней миссис Тирелл и по всем законам жанра чувствовать себя тоже должна в роли миссис Тирелл. Но как-то не вышло. Не знаю, может проблема во мне, а может и в нас обоих. За этот срок, что мы живем вместе и считаемся семьей я смогла узнать о Джаспере только то, что он любит блинчики, не любит зеленый чай и не отличает сиреневый от фиолетового. Все. Ах да, еще, конечно же, мне удалось понять, что ему не в напряг быть джентльменом со мной, у него неплохо получается играть роль мужа и он богат, хотя последнее вообще не открытие. А еще он периодически пьет крепкий алкоголь. В особенности тогда, когда целый день не бывает дома, а возвращается поздно ночью. Вот теперь точно все.
Почему так мало? Да потому, что мы практически не разговариваем. Я каждый будний день провожу на работе, а вечером у меня три раза в неделю пары. В выходные я тоже редко бываю дома, ибо стены давят и все слишком чужое. Хотя я и пытаюсь обживаться, да. Пришлось, правда, кое-что поменять в плане декора в квартире, но зато теперь по ней видно, что кто-то здесь живет. Также, естественно, негласно разделились обязанности. Я, например, каждое утро пытаюсь готовить завтрак на двоих, варю вкусный кофе и поливаю цветы. Обед, кстати, тоже на мне, но его не всегда приходится готовить, ибо дома нас, как я и говорила выше, практически не бывает. Джаспер не настаивал на разделении обязанностей, но я итак чувствовала себя должницей, поэтому позволила самой себе выбирать то, чем я буду заниматься в доме. По хозяйству, так сказать. Вот так, впрочем, и жили.
В гости к нам, как правило, никто не ходил. Ну может иногда Трой заглядывал и моя сестра Рози. Остальные предпочитали приезжать к нам на праздники, меня это устраивало, ведь перед каждым из них приходилось притворяться. Кроме Троя и Розмари, конечно. В целом, мне все более-менее нравилось и я даже привыкла к обществу мужа, к его задумчивому взгляду, который я порой ловила на себе, задумываясь в такие моменты о чем же он думает. Мне нравилась его улыбка и то, как он себя со мной ведет. Мне этого было достаточно. Кроме того, это было всего-лишь на год и три месяца из этого года уже прошли.
Черт! - я отдернула руку от плиты, случайно коснувшись, после приготовления обеда. Сегодня, как раз один из тех дней, когда я в выходной осталась дома и решила приготовить, убраться и подобное, чем еще там занимаются замужние женщины. Пока удалось справиться только с готовкой и это была шарлотка. Не уверена, что Джаспер любит шарлотку, но имеем то, что имеем.
Вообще, квартира мужа мне не казалось такой огромной, пока я не начинала там убираться. Естественно, уборка - это чисто моя прихоть, так то к нам может прийти уборщица и она даже ходит периодически. Но иногда я беру инициативу в этом пане в свои руки и забываюсь, приводя в порядок от одной комнаты к другой. Это помогает отвлечься от грустных мыслей, которые частенько закрадывались в мою голову и весело прыгали по извилинам мозга, заставляя накручивать себя еще сильнее, чем это уже есть. Я имею в виду, ту песню о неправильности замужества и вообще ситуации в целом, которая складывается у меня в жизни последние месяцы. Да что уж там. Последние несколько лет.
Уже ближе к вечеру, когда на улице было темно, я, наконец, дошла до последней комнаты в этой квартире и уже предвкушала, как буквально через пол часа отправлюсь принимать горячую пенную ванную, когда моя рука уперлась в какой-то предмет под кроватью как раз в тот момент, когда я корячась, пыталась протереть пыль под каждым предметом мебели в этой квартире. Что-то твердое и обшито тряпкой. Я опустила голову ниже и взглянула на то, во что уперлась рука. Сумка. Под кроватью. Большая спортивная сумка. Знаете, что я подумала в тот момент? Что когда такое бывает в кино - находятся случайным образом припрятанные сумки... вот такие вот сумки... то это ничем хорошим не заканчивается. Но ведь это же только в кино, правда? Поэтому, недолго думая, вытягиваю сумку на свет. Ничего необычного, но почему-то по спине пробежал холодок. Нет, это плохая идея, я не должна лезть. Не должна смотреть. Это не мое и если Джас убрал ее, значит этому есть причина. - нервно сглотнув, я отодвигаю сумку назад всего на несколько сантиметров, но любопытство берет верх над приличиями, поэтому моя рука тянется к замку и пальцы аккуратно тянут бегунок на себя, открывая содержимое. У меня перехватывает дыхание от увиденного. Куча денег. Нет, не просто куча, а огромная куча денег. В смысле, все же видели в одном из боевиков с какими сумками денег совершаются незаконные сделки? Вот это точно такая же. Ну может цветом чуть отличается, но это не важно. Черт, ничего из этого не важно. Кроме, естественно, сумки с деньгами, спрятанными под кроватью моего мужа.
Я аккуратно беру одну пачку в руки и подношу ближе к глазам в тот момент, когда из сумки что-то вываливается и с грохотом ударяется об пол. Дальше все происходит, словно в замедленной съемке. Я опускаю глаза и вижу пистолет. Мне становится трудно дышать. Я бросаю в сумку пачку купюр и успеваю заметить красные пятна на зеленой бумаге. Резкий вдох, шумный выдох. Я смотрю на содержимое находки и понимаю, что понятия не имею, за кого я вышла замуж.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2R4Dx.jpg[/AVA]

Отредактировано Kelen Tyrell (2019-02-07 12:33:16)

+3

3

[AVA]http://funkyimg.com/i/2QP4W.jpg[/AVA]
Шел третий месяц моей женатой жизни. И, честно говоря, для меня она была внапряг. Серьезно, вот когда представляешь себе, то ты - мужик, самец, красавчик одним словом, когда-то найдешь свою вторую половинку и женишься, то добровольно лишишься свободы ради нее одной. Чтобы любить и быть с Ней до конца жизни. Вот это все, короче, не про меня. Не мой случай, однозначно.
Вообще то, что происходило на свадьбе можно описать только как фарс. Люди, церковь, клятвы, которые ты не собираешься выполнять. Невеста в ослепительном платье, которую ты знаешь с месяц. И да, мы уже успели с ней пройти если не огонь, воду и медные трубы, то небольшой замес уж точно. И пулю из-за нее я словил. И по морде получил. И в глаза струю перцового баллончика. Последнее уже от нее лично. А вообще прослеживается хуевая тенденция. Я вечно получаю пиздюлей за своих баб и от них. Меня это конкретно не устраивало, но мама воспитала меня джентльменом (прости, Господи!). А джентельмен никогда не поднимет руку на барышню, тем более не причинит ей вреда. Она не должна носить тяжелого, думать о деньгах и в чем-то нуждаться. Коли уж ты ее выбрал - имей честь и самоуважение заботиться о ней. И даже если эту барышню тебе подсунули, будто живем мы в шестнадцатом веке - никого не ебут твои душевные переживания. Собрал сопли и включай мужика.
Я Тирелл. Быть Тиреллом в нашей семье означало быть сильным, властным. Принимать тяжелые решения. И коли они оказались не правильными - получать по морде и знать, что терпишь заслуженно. Потому что мозг нужно было включать. Так меня растил отец, такой пример я брал всю жизнь с старшего брата. В итоге я принял просто массу неверных решений в своей жизни, однако именно они строили мою личность, создавали внутреннюю систему оценки окружающего мира и сделали меня тем, кем я сейчас являюсь. Да, у меня было на руках много крови. Да, много нечестно заработанных денег. Однако я успел отдать долг своей стране, отслужить в армии. Побывать в горячей точке. Теперь я гордо мог представиться: Вторая дивизия корпуса морской пехоты США. Сержант восьмого полка в отставке.
Вы сейчас поржете над моим семейным статусом, но и здесь я уем ваше ехидство. Навязанная мне жена гарантировала моей семье нехилый кусок доходного бизнеса. Кстати, кто его возглавит - еще было под вопросом. Я вообще подозреваю, что папаша надеется спихнуть эту "радость" на меня.
К тому же супруга оказаласась барышней покладистой, не дерзила, не качала права и не пыталась звенеть стальными шарами, доказывая кто в семье глава. На мой оценочный взгляд у нее была ладная фигурка. Упругая аппетитная попка, отличной формы грудь.. насколько я заметил под нижним бельем. Роскошные волосы, миловидное лицо и приятный голос. Если бы не обстоятельства нашего сожительства в моей квартире, я бы с удовольствием трахнул ее, познакомься мы, допустим, в клубе. Возможно даже взял бы телефончик, чтобы продлить перепихон на более долгий срок.
Но нет, вопреки вашим ухмылкам, к собственной жене я до сих пор не прикоснулся. Вот такой вот каламбур. Она жила в моей квартире. Я геройски уступил ей хозяйскую спальню и въехал в гостевую комнату. Её побрякушки, пузырьки, баночки, скляночки, крема, лосьоны, маски, фены, расчески и все что я устал перечислять.. Это женское богатство покоилось на всех поверхностях ванной комнаты, забило мой пустующий шкафчик. А так же ровным слоем распределилось по теперь уже ее спальне. Я все боялся, что рано или позно лавина тюбиков прорвет баррикаду и вырвется в гостинную, а затем и ко мне, но вроде пронесло. Зато у меня теперь носки пахли мандарином. Я больше не ел на ужин позавчерашнюю китайскую лапшу. Жена посадила меня на диету и пичкала здоровым питанием. Моя кофе-машина, покупкой которой я очень гордился, каждое утро выдавала уже две порции ароматного кофе. И раз в пару дней я получал от нее список нужных покупок, которые завозил на машине, даже если не оставался ночевать дома.
Был ли я верен жене? Однозначно нет. Но и у меня есть отголоски совести, которые гнали меня при возможности спать на своей постели. Если мне было уж совсем невтерпеж, я снимал себе красотку, но на завтрак не задерживался. К тому же это происходило все реже, я начал находить успокоение в тренировках. И хотя по прежнему считал секс - лучшим лекарством от стресса прожитого дня, беговая дорожка и груша частично разгружали мою нервную систему, а заодно укрепляли тело и дух. Я возвращался домой все чаше, но в моем взгляде уже начинало проблескивать желание. И если раньше Кэлен ходила мимо меня по квартире, оставаясь особо не замеченной. То сейчас я провожал её взглядом, мечтательно прикидывая как круто она бы смотрелась, идя с таким же каменным лицом нагишом. Или напевая себе под нос песню во время готовки завтрака, стоя вот без этого лишнего платья за плитой.
Смотрел, оценивал, предавался фантазиям. В какой-то момент я поймал себя на том, что мысленно перетрахал её уже во всех комнатах своей квартиры. А так же в своей машине и её - да, это был мой свадебный подарок, а так же вооон том магазинчике, куда она попросила её отвезти по дороге из ресторана. Прямо на стеклянной витрине, которая по любому выдержит её вес, потому что я уже таскал её на руках через порог в первую брачную ночь. На семейных сборищах за столом я прикидывал какое белье на моей супруге. Выравнивая участившееся дыхание, оттягивал ставший тесным галстук и шел умываться холодной водой.
Мой сексуальный голод рос. Я зверел и шел опять на пробежку. Возвращался домой усталый, потный, падал замертво на свою пустую кровать и предавался своей порции ночных кошмаров. На утро она проходила мимо меня в халатике, которому даже не требовалось быть сексуальным и коротким, чтобы включить во мне первобытный инстинкт охотника и самца. Я в ускоренном темпе выпивал горячий шоколад и вылетал на так называемую работу.
Сегодня был один из таких дней. Успев час назад разделаться с очередным грязным поручением, я запер в багажнике сумку, которую нужно было к утру закинуть боссу. Поднялся к дверям своей квартиры, вытащил ключи из кармана и опомнился. На рукаве была кровь этого засранца, которую моей жене видеть не следовало. "Счастливая супруга" находилась в неведении и это должно было таковым и остаться. Закатав рукава, я отворил дверь ключами, бросил их на тумбочку в коридоре и с громким:
- Дорогая, я дома! - направился в ванную чтобы принять душ и скинуть в корзину обличающие улики.

Отредактировано Jasper Tyrell (2019-02-01 19:34:43)

+4

4

- Дорогая, я дома! - я вздрагиваю от звука голоса, раздававшегося где-то у входной двери. Странно, но звук самой двери я не слышала, только мысли. Ужасно громкие мысли в моей голове, которые через раз увеличивали громкость, как сломанное радио, которому осталось недолго радовать слушателей своим вещанием. Я оглядываюсь на дверной проем в комнату, соображая, правда туговато... но все-таки. Что дверь в комнату не закрыта и шаги приближаются. Джаспер дома и он идет сюда. И он увидит. Увидит, что я нашла и залезла туда, куда не следовало. Увидела пистолет и деньги. Что он тогда сделает?
На самом деле, прямо сейчас мне было все равно, что он мне скажет, как попытается объяснить и прочее. В моей голове что-то замкнуло и осталась лишь одна ясная мысль, среди прочего клубка бессвязных и таких далеких, слабых, коей я чувствовала себя сама, сидя здесь на полу перед жутким секретом моего мужа, мыслей. Я сидела перед содержимым, тупо уставившись на пятно крови, такое темное, засохшее, но в то же время ярко-красное и липкое, тягучее... Чувствуя, как по спине пробежал холодок, мне казалось, что это пятно, эта капля некогда теплой и жидкой крови, которая когда-то циркулировала в чьем-то живом теле, а я почти уверена, что теперь этот человек мертв, теперь будет возникать перед моими глазами всякий раз, как я буду опускать веки. Как образ отчима с пустыми безучастными глазами, который душит мою мать, стоя вон там, у той стены.
Хоть и туго, со скрипом и визгом, но я пытаюсь думать, понять, что нужно сделать прямо сейчас, чтобы не было хуже... Но он здесь и хуже будет. Ты же знаешь. Мне нечем дышать. Сосредотачиваюсь на своих легких и пытаюсь сообразить, как сделать вдох... теперь выдох. Хорошо.
Тяну дрожащую руку к черному, такому блестящему холодному пистолету, который несет страх, смерть и ужас, примерно, все то, что я сейчас ощущала, чтобы как можно скорее убрать его на место, закрыть сумку и забыть. Отвернуться и уйти. Не выяснять. Просто вытерпеть и через уже девять месяцев навсегда попрощаться с этим домом, Джаспером и всем, что с этим связано. Пальцы касаются металла и я отдергиваю руку, словно от удара током. И дело не в том, что я раньше не видела оружия... Все помнят "ограбление" офиса в июне? Видела. Но тогда-то меня чуть не пристрелили, да и разница есть. От тех грабителей сразу веяло ужасом, болью и возможной смертью. А это Джаспер, мой муж. И я живу с ним под одной крышей, мы вместе завтракаем, обедаем и ужинаем. Делим ванную и унитаз и это... Это было совсем другое. Я проглатываю ком в горле, пытаясь не шуметь, не привлекать внимание, не давать повода зайти в комнату быстрее, чем он мог бы, с учетом того, что я слышу громкий звук хлопнувшей двери ванной комнаты. Почти дошел до спальни, почти увидел, почти...
Тихонько выдохнув, тянусь еще раз к металлическому смертоносному предмету, лежащему около моих колен. Тяжелый и скользкий, холодный. Как я и представляла себе. Подношу его к глазам, чтобы разглядеть. В ушах гулом отдается стук сердца и мне резко захотелось спать. На задворках сознания осознаю, что вторые сутки без таблеток, но это неважно сейчас. Детально вижу все выемки и отверстия, курок, который нажимали, дуло, из которого вылетала пуля и попадала кому-то прямо в тело и сразу насмерть. Кому-то, у кого есть семья, сестры, братья, дети. Дети...
- Ну что ты смотришь? С мамой все хорошо, иди отсюда! - слова отчима врываются в мою голову криком, звонким шумом. Мне хочется кричать и плакать одновременно. Пистолет выпадает из моих рук и громко ударяется об пол. Второй раз. Но я не слышу этот стук. Мое сознание в данный момент пытается остаться здесь, в комнате Джаспера с сумкой полной денег и смертоносного оружия, а не улизнуть туда, в далекое прошлое, в тот самый вечер. Я закрываю глаза и стараюсь ровно дышать, вроде получается, голос становится тише. Открываю глаза - я здесь, не там, хорошо. Быстрым движением хватаю пистолет и бросаю в сумку, зажимаю пальцами бегунок от замка на сумке и с силой тяну, чтобы больше не видеть, скорее скрыть и уйти. Тяну, но что-то заедает, молния не поддается и приходится медлить, приходится наклоняться и смотреть, что там. Та самая купюра с темной засохшей кровью попала в замок и не дает закрыть сумку. Как будто издевается, тянет свои липкие лапы, пытается утащить туда, пытается свести с ума. Я всхлипываю от беспомощности и сжав зубы, тяну сильнее, еще сильнее... Отрывается замок и остается в моих дрожащих пальцах. Тупо пялюсь на него и не могу понять, что делать дальше.
Звук двери в ванной заставляет меня вздрогнуть. Снова. Я распахиваю резко глаза, меня кидает в жар - Джаспер вышел и идет сюда. Бросаю отвалившийся замок в сумку и подскочив на ноги, пытаюсь запихнуть находку назад под кровать, но что-то идет не так. Я слышу снова этот приглушенный стук об паркет. Пистолет выпал, черт бы его побрал. Мне становится плохо, перед глазами черные пятна и снова голос отчима "Детка, тебе все это показалось". Мотаю головой и сосредотачиваюсь на входе в комнату, когда силуэт моего мужа появляется там. Я забываю как дышать. Я напугана, сбита с толку. Я в ужасе. Около моих ног пистолет и я ничего не придумываю сказать, кроме как:
- Что ты сделал? - я с трудом разбираю собственный охрипший голос, который дрожит и кажется слишком тихим, чтобы разобрать вопрос, но может это только из-за слишком громкого голоса отчима в моей голове?

[AVA]http://funkyimg.com/i/2R4Dx.jpg[/AVA]

Отредактировано Kelen Tyrell (2019-02-07 12:30:49)

+2

5

[indent] ...Торопясь скинуть с себя одежду и зарыть рубашку в ворох грязного белья, я даже не подумал оглянуться в поискал Кэлен по дороге. В квартире горел свет, её ключи лежали в вазочке для ключей. Все вроде говорило о том, что моя так называемая жена находится дома. Дверь щелкнула замком и я принялся раздеваться. Пуговицы плохо поддавались пальцам, пока я задумчиво смотрел на многочисленные тюбики и бутылочки вдоль зеркала и на полках, прикидывая что из этого моя соседка купила мне и не облезу ли я от содержимого вон того флакона с ядовито-зеленым окрасом. Рубашка полетела в корзину, я расстегивал пояс и штаны. Интересно, она такая кислотная, потому что там вроде как запах лайма или это как в кабинете химии, когда яркий окрас кричит об опасном содержимом? - в след за рубашкой отправляются штаны и трусы. Я несмело почесал затылок и взял в руки флакон. Хоть бы не крем для эпиляции, а то знаю я эту хрень, чуть не воспользовался в прошлый раз..[float=right]http://funkyimg.com/i/2RfjD.gif[/float]
Но бутылка гласила, что она шампунь с каким-то кератином и витамином Е. А еще обещала гладкость шелка. Так что убрав эту диковинку подальше, я зарылся в поисках своего геля для душа. Пару минут спустя знакомый запах уже распространялся по ванной, в то время, как я яростно намыливал все доступные места и, матерясь, старался не смотреть на новую мочалку из хрен знает каких водорослей. Кожа после него действительно стала лучше, даже я начал замечать, что эта фиговина работает. Моя дама знала толк в уходе за собой, а заодно и за таким дикарем-мужиком как я. Но эту диковинку укуренные дизайнеры сделали в виде желтой утки и меня не покидало ощущение, что сейчас я намыливаю яйца детской игрушкой.
Ополоснув эту кислотную фантазию производителя, я повесил её на крючок и принялся мыть голову шампунем. Глаза закрыты, по лицу потекла густая ароматная пена, а на смену мысли о детских игрушках пришел образ любимой порно-актрисы из небезызвестных любому мужику фильмов. Образ нашел отклик не сказать чтобы в сердце, так что следующие минут восемь я потратил с пользой и удовольствием. Выдохнув от последней судороги и поняв, что сейчас сломаю к чертовой бабушке держатель для душа, за который неосознанно ухватился, я расслабил руку, сделал воду погорячее и застыл под струей воды, наслаждаясь безмятежным покоем. Вода уносила следы оргазма, а заодно усталость и тяжесть прошедшего дня, вымывала из головы плохие [float=left]http://funkyimg.com/i/2Rfhy.gif[/float]мысли и дарила умиротворение. Я слизнул пару капель с губ, опомнился, выплюнул воду и вылез из душа, натирая раскрасневшуюся кожу мягким махровым полотенцем. И все бы ничего, но тут я понял, что мой халат в стирке, так что пришлось доставать свои штаны из грязного белья, натягивать как есть. И постараться поскорее добраться до своей комнаты за свежей одеждой, пока моя жена, я в этом уверен, уже наверняка что-то мне там греет на кухне.. Хотя бы тот же чайник.
Вновь щелкнул замок в двери, я вышел из ванной и услышал глухой стук.
Уронила что-то? - вскользь отметил я про себя и заглянул на кузню уточнить, все ли в порядке и не нужна ли моя помощь? Но мисис Тирелл там не наблюдалось. На кухне вообще выл выключен верхний свет и тот же чайник не горел ободряющим огоньком включенного режима. - Кэл? - С интересом окликнул я её, надеясь что она сейчас отзовется. Но нет, девушка сохраняла молчание. Хрен знает чем она там занималась, но вторгаться в её личное пространство не входило в мои планы. Так что, пожал плечами, я развернулся и пошел за сменной одеждой в свою комнату. В которой горел свет, в отличие от кухни.
Она стояла, наклонившись над моей кроватью. Улыбка, с которой я вошел, чтобы поприветствовать соседку по квартире и заодно спросить, не хочет ли она куда-нибудь сходить на ужин, тут же сползла с моего лица, как только я рассмотрел ЧТО лежит у её ног. Живописное зрелище. Сумка, застегнутая на половину, из которой торчат деньги. Пистолет на полу и девушка, у которой, кажется сейчас начнется истерика.
- Что ты сделал? - от её голоса по спине прошелся неприятный холодок.  Но я молчал и думал. Что ей сказать, что делать? Забрать сумку и сделать вид, что ничего не было? Наорать и выгнать из комнаты? Сказать правду? Сказать полуправду, придумав версию о работе в каком-нибудь ЦРУ? Сделать вид, что это не мое? Черт, надо же было так вляпаться.. Хотя это рано или позно должно было случиться.
Джаспер выдохнул и на секунду прикрыл глаза, потирая их пальцами. Разумеется у моих денег было прикрытие. И я старался светиться на биржах, делая ставки. У моей семьи к тому же был бизнес и не один. Так что деньги всегда можно было "отмыть". Но что делать с пистолетом и сумкой денег, как её "отмыть"? Решившись, я наконец тихо начал разговор.
- Я.. Кэл, я не уверен, что ты хочешь знать ответ. Он тебе не понравится. Я не хочу врать, поэтому просто не заставляй меня. - Я сделал несколько аккуратных шагов, наклонился, поднял пистолет и убедившись, что он поставлен на предохранитель, сунул его за пояс штанов сзади. Металл обдах прохладой, но меня это сейчас мало волновало. Я протянул руку и разжал её пальцы, судорожно вцепившиеся в сумку. - Отдай это мне, ладно? И лучше сделаем вид, что этого не было. Просто.. пойдем ужинать, хорошо? - Ой, и на что я вообще надеялся? Кажется я и сам не понял, какую ошибку только что совершил, выдав последнюю фразу.

+2

6

Помните то ограбление летом? Помните, когда Джаспер пришел и наставил на меня пистолет? Так вот, тогда я не придала этому ТАКОЕ значение. Как говорится, у кого вообще в штатах нет пистолета? Ну у меня если только, а так частенько народ приобретает себе оружие, но неизвестно в каких целях, потому что за убийство по-прежнему сажают за решетку, а судная ночь бывает только в кино. Так вот, когда Джаспер, при первом нашем знакомстве достал пистолет, то я и предположить не могла, что ему приходилось когда-то его использовать действительно по назначению. Ну кроме того вечера, разумеется. Да, он умел стрелять, но этому тоже можно научиться, даже ни разу не выстрелив ни в одного человека. Но сейчас, здесь, я провожала взглядом руку мужа, сжимавшую пистолет и не могла поверить в то, что вижу. Не могла поверить в догадки, которые вихрем крутились в моей голове.
- Так не надо врать… Скажи правду, - тихо, словно если сказать громче, то все это сломает меня прямо здесь, в спальне мужа. На самом деле, может я перенесла бы это как-то проще, легче и не знаю, без истерик? Хотя… Ну последнее – это не точно, но без первых двух пунктов обойтись можно было, если бы не лечебница, оставившая отпечаток в моей голове. Тяжелый отпечаток. Настолько тяжелый, что без должной терапии можно снова загреметь в палату с мягкими стенами. И надолго. Поэтому я не говорила Джасперу, вообще никому не рассказывала о своих проблемах и знал об этом, пожалуй, только Декстер. Даже Розмари не в курсе побочных явлений, только о моем пребывании там, но не об отпечатке. Но я даже и не подозревала, что это проявится, правда. Думала, что вовремя таблетки и посещение психиатра – и все прекрасно. Но, видимо, не все так просто.
Когда муж забрал у меня из рук сумку – уже тогда мне было ясно, что все плохо. И дело было не только в оружии, деньгах, лжи и страшном секрете. Даже не в том, что я начала бояться Джаспера, предполагая, что его руки в крови невинных людей. А в том, что мой мозг перестал работать нормально и я это ощущала. Меня клинило и при каждом моргании картинка менялась. Я видела перед собой мужа, а в следующую секунду отчима. И по собственному опыту мне было известно, что если вижу отчима, значит он приходит меня убивать и где-то только на задворках сознания я иногда соображала, что все не по-настоящему. Но редко и способствовало осознанию настоящего, как правило, успокоительное. Сильное успокоительное. Которое можно было найти в моей спальне, в тайнике, либо через скорую. Но Джасперу, к сожалению, было ничего из этого неизвестно.
- Отдай это мне, ладно? И лучше сделаем вид, что этого не было. Просто.. пойдем ужинать, хорошо? – ужинать? Я делаю несколько шагов назад и упираюсь спиной во что-то твердое. Стена? Шкаф? Не знаю. Мотаю головой, пытаясь уцепиться за реальность, в которой нахожусь. Сделаем вид, что этого не было??? Меня начинает трясти.
- Чего не было? Джаспер, чего не было? – мой голос срывается и я дышу, сосредоточившись на лице мужа. – Кто ты такой, Джаспер? Ты убивал людей? Эти деньги… - я опускаю взгляд и цепляюсь за одну из пачек с деньгами. Могу поспорить, это та самая, с пятном крови. – Эти деньги… На них кровь, Джаспер, ты видел на них кровь? – моргаю и в следующую секунду вижу отчима перед собой. Он улыбается, держит в руках эту сумку, стоит в одежде моего мужа и я знаю, что за его спиной пистолет, который он поднял с пола. Но это не Джаспер, это Джек. – Я… Тебя не должно быть здесь… черт. – я слышу его голос и хрипы матери, я слышу, как ее тело падает на пол там, в гостиной. – Что ты сделал, Джек? Ты убил ее? Убил? – чувствую горячие дорожки слез на своих щеках, зарываю глаза, открываю. Джаспер, я вижу мужа, у которого на лице отражается целая буря эмоций. – Кэл, детка, не переживай, тебе там понравится. – Я вижу, как это произносит муж голосом отчима. Хватаюсь за голову, пытаясь успокоиться.
- Не надо, я не хочу туда, папа, пожалуйста, мне там не нравится… - я редко, когда называла отчима по имени, так уж с детства приучили звать его папой, да я и сама была не против. До поры до времени. Но сейчас вырвалось или может быть я думала, что так он не разозлится на меня и не отдаст тем врачам, которые издевались надо мной? Не знаю. Но он настаивает, угрожает, кричит. Он не понимает, что я не хочу возвращаться в больницу. Единственное, что он понимает, что я могу рассказать. Рассказать, что видела всё и все узнают. Он приближается, я там, не здесь. И Джек снова хочет меня убить, как мою мать. Как тогда и как всегда после, когда он приходит. Но я не позволю, я буду бороться.
- Ты не тронешь меня… Не тронешь. Не в этот раз. – я выхватываю взглядом настольную лампу справа, хватаю ее и швыряю в отчима, изображение меркнет и сквозь дымку вижу Джаспера. О господи! Но тут же передо мной снова Джек и он зол, а изображение мужа исчезает в ужасе и панике, плескающихся в моей голове. Пока удалось его отвлечь, я бегу прочь из спальни на кухню, чтобы взять что-то, чем можно защититься. А потом и вовсе сесть в машину и убежать совсем из дома, чтобы он не нашел, не поймал, не тронул. В полицию, туда, где помогут, где спасут меня и накажут его.

+2

7

Она стеснялась даже
разговаривать со мной.
Но потом привыкла, и
начала выносить мне мозг.
(с) Чарльз Буковски. "Женщины".

Правду? Она хочет слышать правду и я не знаю как точнее описать то, чем занимаюсь. Действительно, а кто я? Коллектор с превышенными полномочиями? Бандит? Головорез? Киллер? Очень много из тех названий, что придуманы таким людям как я, пришлись бы кстати. И не описать одним словом все, чем мне приходится заниматься. Одно я могу сказать точно - хорошие парни не встречаются на моем пути. Все, с кем мне приходится "работать", будь то убийство или, чаще всего мордобой, все повязаны в общем дерьме не меньше меня и моего окружения. Более того, я искренне считаю, что если придется оказаться по ту сторону пистолета, то я это заслужил. Да, я буду бороться за свою шкуру, но карма - дама с капризным характером. И я не знал что ответить Кэл на её просьбу сказать правду. Я подбирал слова, катал из на языке, словно пробуя как они будут звучать, но не произносил их. Скажешь что-то не ак однажды - и слово уже не вернуть. Но, кажется, этого и не потребовалось. Кэлен и без того оказалась до смерти перепугана. Её лицо смертельно побелело, пальцы, разжавшие сумку, дрожали. Девушка сделала пару шагов назад, уперевшись стеной в шкаф, в котором лежала разобранная мной вчера елка. Купить её пришлось по заказу той же Кэлен, которой не нравилась моя облезлая пародия на сосну и она захотела купить новую трехметровую к рождеству. Поэтому я тащил её пешком под промозглым ветром целый час, завернутый куртку и шарф по самые уши, затем тащил на третий этаж по лестнице. Эта хрень в итоге не вставала в квартире, царапая верхушкой новые натяжные потолки и я разобрал её на части, утрамбовав в шкаф до лучших времен.
А еще, к слову, в этот самый шкаф мне изначально и нужно было. Потому что штаны вообще-то натирали без нижнего белья все то, что натирать не должны были.. а еще там была толстовка, которую мне все еще хотелось надеть, потому что я немного подмерзал. Или хотя бы футболка на крайний случай. Но моя встреча с содержимым шкафа судя по всему откладывалась. – Я… Тебя не должно быть здесь… черт. - WHAT? - Джаспер непонимающе уставился на супругу. Схрена ли меня не должно быть в собственном доме? Она вообще мне или сумке.. или еще кому-то? - Я даже оглянулся за спину на всякий случай, проверяя не стоит ли кто в дверном проеме. Но там было пусто, а это в свою очередь звоном колокольчика наводило на первые нехорошие мысли.
– Что ты сделал, Джек? Ты убил ее? Убил? - Я вообще перестал что-либо понимать. А еще я не сразу понял смысл сказанного, автоматически применяя слова к действующей ситуации. - Её.. Кэл, я не трогаю женщин, это моё правило. Эй, поверь, тот кто должен был эти деньги жив и здоров.. почти. Ну подлечит пару ссадин... двойной перелом руки и вставит несколько зубов. ну походит с гипсом две недели а еще около десятка швов, но это фигня, у меня и покруче зашивали.. слабак.. вспомнить хоть раздробленную кисть руки молотком, которую мне два месяца восстанавливали.. - Джаспер выдохнул и постарался сосредоточиться, превратить бессвязное объяснение в нечто связное. - Так, давай сядем на кухне и я нормально тебе все объясню, ладно? И.. Джек? Кэл, кто такой Джек? - Я только что понял, что меня назвали не тем именем. И стало очень интересно, оговорка это или .. а что собственно "или"?  И это "или", уж простите за тавтологию, продолжилось, когда моя умница-разумница соседка-жена начала терять связь с реальностью. - Не надо, я не хочу туда, папа, пожалуйста, мне там не нравится… - Ладно, ладно - я не очень понимал что сейчас происходит, но на всякий случай успокаивающе выставил руки вперед.  - Не хочешь на кухню, давай пойдем в гостинную или твою комнату. Как пожелаешь, лишь бы тебе было комфортно. Кэл, ты в порядке? - Но она была явно не в порядке. То, как менялось её лицо, поведение, даже взгляд меня пугало. Кэл смотрела на меня и её мимика изображала то откровенный ужас, то испуг, словно она в чем-то провинилась. Она была явно в истерике, но такую истерику у женщины я видел впервые.
- Ты не тронешь меня… Не тронешь. Не в этот раз. - Кэлен Тирелл дергается в сторону, хватая МОЮ лампу и швыряет её мне в голову. Спасибо от всей души и целой головы моим рефлексам, что вовремя уводят меня с траектории движения и керамический перезвон раздается где-то позади. - Чт.. Кэл, что ты творишь? Прекращай! - Я отпрыгиваю от девушки назад и, охреневая, пытаюсь понять, какого черта здесь вообще происходит. Почему все мои бабы пытаются меня убить?
Девушка тем временем, пискнув, вылетает из комнаты с низкого старта и несется в сторону кухни. - Кэлен! - Ой, блять, лишь бы еще чего не натворила.. Я оглядываюсь на осколки лампы и стартую за ней. - Стой! - Я догоняю её на кухне и хватаю за руку, разворачивая лицом к себе. - Кэлен, очнись! Что происходит? Эй, это я, Джаспер! - Я пытаюсь найти у неё в глазах хоть каплю разума, но понимаю, что моя жена в такой истерике, что не видит ничего вокруг.

Отредактировано Jasper Tyrell (2019-02-13 14:24:20)

+2

8

- Кэлен, очнись! Что происходит? Эй, это я, Джаспер! – он резко дергает меня за руку и разворачивает к себе. Я смутно соображаю, что это вполне может быть Джаспер и скорее всего действительно он, но голос и лицо… Передо мной не мой муж, меня догнал отчим и это ничем хорошим не закончится. – Не смей называть себя Джаспером! Ты не он! – я вырываю свою руку, хватаю со стола нож и резким движением успеваю задеть лезвием Джека.  У меня не получается разглядеть, куда я попала ножом, но я точно знаю, что порезать мне его удалось. Я уверена, что сумела его напугать и заставить остановиться. Теперь он не тронет меня и я смогу убежать, спастись и рассказать все. Нож из рук не выпускаю, ибо не совсем уверена в своих догадках насчет того, что одного пореза от меня отчиму достаточно, чтобы прекратить.
Я отступаю на несколько шагов назад и смотрю на нож в руках. Кровь. У меня болит голова, причем не просто болит, а буквально раскалывается, мне через раз есть чем дышать и у меня ощущение, что сейчас отключусь, но нельзя, иначе не выбраться. Кровь. Я закрываю глаза. Кровь. Не понимаю. Поднимаю взгляд на Джека - он стоит, держась за руку чуть ниже локтя. Кровь. Сердце громким гулом отдается у меня в ушах. – Я не понимаю… Обычно нет крови… - почти шепотом говорю я больше себе, чем отчиму. И действительно, если вспоминать все подобные приступы, а их раньше было немало, у Джека никогда не появлялась кровь, даже если получалось его чем-то ранить в процессе побега по квартире. Но здесь все иначе. В этот раз все по-другому.
Я снова поднимаю глаза на Джека, пытаюсь сосредоточиться на его лице и вижу Джаспера. Нож выпадает из рук и звонким стуком ударяется об пол. – Джаспер… - шепотом, чтобы не спугнуть картинку, чтобы разум держался в реальности как можно дольше. Я тупо наблюдаю, как с его руки капает на пол кровь, собираясь в одну небольшую лужицу. Темно-красную и теплую. Я снова зажимаю голову руками и оседаю на пол. Это не по-настоящему. Нужно собраться, нужно понять. – Прости меня, я… - слезы снова обжигают мои щеки, но я держусь, сосредоточившись на собственных руках, всеми силами стараясь не отпускать реальность. Осознание приходит медленно и от него еще хуже – я сумасшедшая и мне нужно назад, чтобы больше никому не навредить. – Ты должен… - вызвать скорую и сдать меня в больницу немедленно. Но я не произношу этого вслух, потому что всей душой ненавижу то место и ни за что на свете не вернусь туда. Это эгоистично, но я не могу, правда не могу. Просто… Я была почти уверена, что если меня вернуть туда снова, то больше просто не выдержу. Это слишком много для меня одной, слишком тяжело и если три с половиной года меня сломали, хоть я и пытаюсь восстановиться, то еще даже всего месяц – меня убьет. Поэтому, вместо того, что я должна сказать, с моих губ срывается:
– Вторая полка сверху… У стенки в шкафу… - тяжело, слова царапают горло, а мысли опять ускользают в прошлое, а может еще куда-то, но явно норовят покинуть реальность. – В моей комнате, шприц… - о, только бы не подумал, что наркоманка. Вот серьезно, еще не хватало, чтобы он вместо психушки сдал меня в наркологичку. Но объяснить сейчас я просто не могу. Нужно либо лекарство, либо врачи с лекарством, хотя это практически одно и то же, но суть в том, что больше ничего не поможет. В этом я уверена.

+1

9

" Ни для кого не секрет, что счастливый брак основан
на балансе интересов и высокой стрессоустойчивости.
"
(с) Стивен Кинг

.     .     .     .     .
[indent] Хрупкое девичье запястье в моей ладони. Дрожь её руки и прерывистое дыхание загнанной лошади. Кэлен боялась меня, я видел это в языке её тела. И я понял бы, что проблема во мне, если бы не встретился с ней глазами. Мой, удивленный, напуганный, непонимающий, то так ищущий ответов. И её - пустой, словно номер придорожного отеля. Из которого съехали недавно. В котором нужно было сделать уборку и закрыть - вдруг вернётся постоялец или кто-то другой захочет снять номер...
[indent] Абсолютное отсутствие. Ничто.
[indent] И тут я действительно испугался.

Она вырывает руку, кричит что я "не он", а у меня по позвоночнику пробегает холодок, потому что такое поведение я уже видел. В двух случаях. Первый был в армии, когда рядовой поддался панике и ушел в нее с головой. Второй случай был связан с наркотиками. Но приход и панику, если честно, различить не всегда удается. В обоих случаях человек ведет себя не адекватно. У него расширены зрачки, повышено сердцебиение, потоотделение, артериальное давление. И я очень живо вспомнил то, как расстался с Сандерс в ночь Хэлуина. Только бы не снова наркотики..
[indent] - Давай успок.. - угу, так меня и послушали. Рыжеволосая паникерша хватает что-то со стола. Тихий "дзиннь" скользящего метала по держателю ножей я не распознаю как опасный звук. Мало ли, поварешка там или лопатка. Отшлепает и дело пострадает только моё Эго. Но девушка молниеносно задевает меня чем-то по левой руке, чуть ниже сгиба логтя. И зашипев, словно от ожога, я сам уже отступаю от нее, зажимая место, что отдается наконец болью. А затем убираю ладонь, проверяя на месте ли обе конечности, глядя как на пол с руки и ладони, что зажимала рану, капает темно-алая как рубин кровь.
[indent] Нихрена себе. Мои глаза, наверное, напоминали лемура, потому что я не очень понимал как пропустил такой удар. Наверное я настолько привык быть расслабленным в обществе Кэлен за эти пару месяцев, что не ждал от нее подобной подлости. Мысли быстро сменялись, проходя стадии "да она буйно-психованная", через "но раньше то в меня вилкой не засаживали", завершая наконец "что-то с ней не так? тебе еще нужны доказательства? Спасай бабу, пока она вас обоих не грохнула". Я зажимаю ладонью рану... кстати ничего вроде серьезного. Перебинтовать и буду как новенький... И думаю как бы до неё достучаться. Но этого уже не требуется от меня.
– Я не понимаю… Обычно нет крови… - Миссис Тирелл непонимающе смотрит на нож, затем на меня и словно возвращается обратно. Прыжком, резким осознанием и пониманием происходящего. И того, что она натворила. Из её руки выпадает нож, глаза наполняются слезами. Она хватается за голову и оседает на пол. Она плачет и просит прощения. Сбивчиво, всхлипывая от душаших её рыданий. Знаете как ведет тебя собака, когда плачет её хозяин? Наверное меня обуревали похожие чувства. Желание помочь и осознание собственной бесполезности. Я плюю на предосторожности касательно своего здоровья рядом с ней и осторожно подхожу, приседая на корточки. - Кэл.. Кэлен, все хорошо, слышишь?
– Ты должен… - Я, кажется, сейчас готов даже в космос слетать, лишь бы девушка передо мной перестала плакать. - Что? Говори.
– Вторая полка сверху… У стенки в шкафу… - произносит она опустошенным голосом, сглатывая ком в горле. – В моей комнате, шприц… - Получив наконец руководство к действию, я подрываюсь с места и бегу в свою.. точнее уже её комнату. Шкаф, дверца чуть не слетает с петель - в спешке я не церемонюсь с мебелью. Вторая полка, ворох слетающей с неё на пол одежды и я вытаскиваю пальцами металлическую коробочку. В ней лежат шприцы и какие-то ампулы. Один заготовлен для использования и я беру его вместе с спиртовой салфеткой, оставляя коробку на полке. Пара мгновений и я оказываюсь рядом. Я не знаю куда делать ей укол - меня учили оказывать первую помощь в армии, но передо мной не солдат, а хрупкая девушка с такой же хрупкой психикой. Тем не менее, не ей же в руки отдавать иглу? Во первых еще в мне в глаз воткнет от переизбытка чувств и смены настроения. А во вторых её руки трясутся и прицелиться правильно будет сложнее.
- Потерпи секунду... - Я оттягиваю ворот её одежды вниз по плечу, снимаю колпачок с иглы зубами. Салфетка остро пахнет спиртом, пока я очищаю участок кожи, а затем аккуратно делаю укол. Вот и все, все кубики неизвестного мне лекарства поступают в её кровь. Я кладу шприц на стол, рядом с коротым сидит Кэл и сажусь в позе лотоса напротив неё, беря её за руки. - Дыши, ладно? Дыши со мной. - Я помню как учили дышать при панической атаке того парня в армейке. Вдох две секунды и длинный медленный выдох. Подавая пример и призывая ему следовать, я шумно втянул воздух носом и медленно выдохнул ртом. - Вот так, дыши и думай только о дыхании. Смотри на меня. Вдоох.. и медленный выыыдох, не спеши.. - Я держал её за руки и дышал с ней столько, сколько ей это было нужно. Забыв обо всем на свете. О том, что мы сидим на неудобном кухонном полу. О том, что я перепачкал кровью собственные штаны, благо порез уже перестал кровоточить. О том, что мы устроили неимоверный бардак в квартире, а наши крики, возможно слышали соседи. И уже вызвали полицию в этом случае.  Я смотрел в её глаза и дышал. Медленно слушая наше синхронное дыхание и чувствуя, как даже меня отпускает напряжение. А затем я встал, взял её на руки и отнес на её кровать. Мне удалось укрыть её одеялом и включить прикроватную лампу, создавая условия защищенности и успокаивающего полумрака. Кровать скрипнула, когда я сел рядом с ней и задумчиво смотрел на неё.
- Ты расскажешь мне, что это было за лекарство? Кэл, от меня не нужно ничего скрывать.. хотя я и не имею права спрашивать - поправил я себя, живо вспомнив сумку у себя под кроватью и что она нашла буквально час назад в ней.

Отредактировано Jasper Tyrell (2019-02-28 02:56:48)

+1

10

Я сжимаю зубы, когда чувствую, как игла входит в мое плечо. Мне не больно, точнее, я не ощущаю физической боли. Не в данный момент. Меня душат эмоции и я еле сдерживаюсь, чтобы не закричать. Вот поэтому кажется, что еще немного, еще чуть-чуть усилий и мои зубы рассыпятся на мелкие крошки от силы, с которой я сжимаю челюсти. Мне страшно, плохо и больно, но знаете чем отличается сегодняшний приступ от остальных? Кровь, да. Конечно, раньше ее не было. Но не только. Самое важное – я не одна. Сегодня здесь, сидя на холодном неудобном полу в кухне, заливаясь слезами и пытаясь остаться в этой реальности, я впервые не одна. И да, может мне неизвестны какие-то факты о Джаспере Тирелле, может мы вообще абсолютно разные и при других обстоятельствах никогда бы встретились и, естественно, не поженились, но сейчас он здесь, он полностью со мной и я это чувствую. Муж бережно берет мои руки в свои теплые ладони и я могу это ощущать. Могу оставаться здесь столько, сколько теперь будет нужно. Смогу оценивать и жить только в этой реальности сейчас и всегда.
Вот такой эффект производит лекарство, когда начинает действовать. Но сегодня все равно все иначе. Я поднимаю глаза и встречаюсь с обеспокоенным, полным непонимания и заботы взглядом мужа. Он переживает, ему не все равно. И самое важное – Джаспер не вызвал скорую, он не захотел избавится от меня, как от ненужной вещи, которая доставляет только проблемы. Он здесь, держит меня за руки, просит дышать с ним и я дышу, слушая, как гул моего сердца постепенно стихает и я расслабляюсь. Краски медленно возвращаются и дымка, окутавшая, буквально пять минут назад лицо мужа, исчезает. Я дышу. Дышу так, как он говорит, со всей силы желая остаться здесь. И это работает. Медленно, со скрипом, но работает. Я успокаиваюсь и усталость наваливается тяжелым грузом на мое тело, хочется лечь прямо здесь – на кухонном холодном полу, свернуться калачиком и уснуть. Но я дышу. Смотрю в карие глаза мужа, кажется, что его темные радужки – это единственное, что осталось во всем мире – самое важное в данный момент. На секунду мне даже чудится, что жизнь вокруг замерла и остались только мы с Джаспером. Те, кто в эти минуты делят один воздух на двоих. Я медленно киваю, таким образом сообщая, что все получается и мне лучше. Муж понимает без слов и подхватывает мое ослабшее тело на руки, унося в комнату. Моя голова аккуратно ложится ему на теплую грудь, пока мы преодолеваем расстояние до спальни. Я готова разреветься снова, но уже не от страха и отчаяния, а от благодарности, но вместо этого закрываю глаза и слушаю стук сердца мужа у меня над ухом. Через пару секунд моя спина касается мягких простыней, а голова тонет в подушке и мне хорошо, спокойно. Успокоительное однозначно работает, но без поддержки Джаспера это было бы не так, все было бы иначе.
- Ты расскажешь мне, что это было за лекарство? Кэл, от меня не нужно ничего скрывать.. хотя я и не имею права спрашивать. – конечно он спросит, по-другому и быть не могло. Я обреченно киваю, собираясь с мыслями и думаю, как рассказать Джасперу все то, что случилось в моей жизни до моего переезда в Сакраменто. Пытаюсь представить, что он подумает обо мне и искренне надеюсь, что из-за правды он не предложит мне развестись. Сейчас мой мозг работает в прежнем режиме, мысли перетекают плавным потоком и я могу зацепиться за каждую из них. В том числе и за вопросы, которые остались у меня к мужу после обнаружения находки и кажется, будто это произошло уже много лет назад. И если честно, то я не совсем была уверена, что хотела бы знать ответ прямо сейчас. Наверное. Но в то же время – здесь, в этой комнате, сегодня - самый подходящий момент для откровений. Если бы еще так сильно не хотелось спать.
- Имеешь. Ты имеешь право меня спрашивать… - я аккуратно приподнимаюсь и сажусь напротив мужа, почти готовая к разговорам. От успокоительного мой язык слегка заплетается и речь может казаться чуть заторможенной, но зато соображаю теперь на все сто. И еще я жутко устала. Но… - Это… - на языке вертелось название содержимого волшебного шприца, но что оно ему даст? – успокоительное. Как ты уже понял, думаю. – еле заметная улыбка и короткий глубокий вдох. Я уверена, что повторного приступа сегодня уже не случится, но это тяжелый разговор, в любом случае. – Как твоя рука? – кидаю взгляд на порез, виной которому стала я и делаю себе заметку, что нужно обработать и перевязать. Благо, кровь остановилась. – Прости меня, пожалуйста. Я не понимала, что делаю. – думаю, здесь он тоже догадался, но я должна была сказать это вслух. – То, что я расскажу… Пообещай, что не отправишь меня в больницу? Я пойму, если ты захочешь отказаться от брака, но только не сообщай никуда, хорошо? – с жаром выпалила я, наблюдая за реакцией мужа. Это тоже нужно было услышать от него, хоть сама и понимала, что он не сделает этого. Надеялась. – До моего переезда в этот город… В общем, несколько лет назад мой отчим – Джек – убил мою маму. На моих глазах. Он задушил ее. Самое ужасное, виной этому наркотики, он подсел и натворил такое… Я не успела на него заявить, он упрятал меня в психиатрическую клинику. – нервный смешок и пауза, возможно, если бы не успокоительное, меня бы выдал голос, но слова лились спокойным потоком, образовывая длинные предложения. Если честно, до этого момента я и не представляла, насколько сильно нуждаюсь в том, чтобы рассказать об этому кому-то еще. Кому-то, кто поверит мне. – В общем, в лечебнице я провела три с половиной года. И знаешь, они меня лечили. Уколы, таблетки, капельницы, терапии… Я была здорова, абсолютно уравновешена и это они сделали меня такой. Знаешь, что бывает, если лечить здорового под предлогом «для профилактики»? Да, ты обязательно начнешь болеть. И теперь… - Я обреченно пожала плечами, сцепив руки в замок. – Теперь я такая. Это происходит со мной… Раньше чаще, сейчас не так. Я не хотела тебе рассказывать, думала, что пока пью таблетки, все будет нормально. Но, видимо, пришло время менять лекарство. – грустная улыбка. Не думаю, что стоит говорить что-то еще, в красках рассказывать каждый свой приступ и что делали со мной в психушке, не думаю, что Джасперу это хотелось бы знать. Поэтому, вместо того, чтобы продолжить свой рассказ, я аккуратно взяла за руку мужа и посмотрела в его глаза. – Спасибо тебе. Спасибо, что не растерялся, что помог, что был просто рядом. Ты даже не представляешь, насколько это важно и нужно для меня. Ты… - я чувствую, как глаза опять начали жечь подступившие слезы, которые не в моих силах остановить. Сейчас это благодарность и пусть Джаспер теперь считает меня плаксой, но это выше моих сил. – Ты очень хороший человек, Джаспер Тирелл. И я рада, что стала именно твоей женой, хоть и при таких обстоятельствах. – еще один смешок, но это чистая правда. Потому что, даже если брак фиктивный, это не говорит о том, что тебе будет наплевать с каким человеком ты планируешь жить целый год. И пусть даже у моего мужа есть какой-то секрет и скорее всего правда мне не понравится, но я ее приму настолько спокойно, насколько это возможно.

Отредактировано Kelen Tyrell (2019-03-01 07:10:37)

+1

11

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _
♪ M83 - We Own The Sky
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

[indent] Как моя рука? - я удивленно приподнял бровь и вспомнил, о ней только сейчас, если честно. А еще больше удивился, что сейчас этот пустяк, с его точки зрения, волнует её сейчас больше всего.
- Терпимо - улыбнулся я и почесал кожу рядом с порезом. И последовавший за этим вопрос заставил меня нахмуриться. - Кэл, о чем ты? Какой отказ? Ты серьезно думаешь, что я брошу тебя после такого? Расскажи мне все, а я подумаю что мне делать с нашими проблемами - Я намеренно выделил слово "нашими", давая понять своей, хоть и фиктивной, но жене, что от и до собираюсь выполнять свои обязательства не только роли мужа, но и мужчины. А это значит, что проблемы моей спутницы - мои проблемы. И как только женщина будет в состоянии обойтись без моей помощи - я буду официально ей не нужен.
И она начала рассказ. О больнице, в которой её заточил отчим. О смерти матери. О том, каково ей было в лечебнице. Я чувствовал как все мое естество требует найти мерзавца и придушить голыми руками, предварительно наставив ползать на коленях перед невинной девушкой и вымаливать прощение. Захлебываясь собственными слезами и харкая кровью. И только то, что эта сволочь уже кормит червей - спасало его от неминуемых последствий гнева Тирелла.
[indent] Джаспер сжал простыню в кулаке, стараясь сохранять на лице выражение сочувствия, а не желания убивать. Контроль мимики не всегда давался ему хорошо, так что он не был уверен, что у него это выходит. Однако девушка не забилась в угол комнаты от его взгляда, и это обнадеживало.
А потом она начала благодарить. И Джасу было искренне стыдно слышать эти слова. Он понимал, узнав новые факты биографии Кэлен, что спровоцировало этот приступ. И знал, что виновником этого целиком и полностью был он. Так что нужно было быть последним эгоистом, чтобы выслушивать эти извинения и принимать их. Принимать слова о том, что я хороший человек, подтверждать их правоту согласием.
- Хватит. Не нужно благодарить меня за то, в чем я же и виноват. - Я вздохнул и встал с кровати. Мне стыдно было смотреть ей в глаза. На полу все еще валялись вещи, которые я выкинул из шкафа в поисках лекарства и, дабы занять руки, я начал поднимать их, складывая обратно.
- Тебе нужно поспать, я буду в гостинной, если что-нибудь понадобится, ладно? - Совершив своего рода позорное бегство, я прикрыл за собой дверь и оперся на нее с другой стороны. Быстрый вдох и тяжелый выдох, в груди сердце колотилось от смешанных чувств. Ярость, боль, гнев, ненависть и сострадание. Наверное такие ингредиенты составляли этот коктейль. Возможно была нотка симпатии и облегчения, даже страха, но мужчина не признался бы себе в этом.
Оттолкнувшись от двери, первым делом я дошел до бара. Джек с черно-белой этикеткой сейчас очень кстати пришелся. Смазывая горло обжигающей жидкостью, он расслаблял и приводил мысли в порядок. Стакан наполовину полон. чуть позвякивают кубики льда. Я иду в свою спальню, присаживаюсь на корточки, ставлю стакан на пол и медленно, думая о своем , собираю осколки настольной лампы. Мои руки касаются сумки, которая до сих пор застегнута не до конца, я тяну "собачку" молнии и открываю её. Пистолет. Деньги. Засохшая кровь. Все так обыденно, что даже жутко.

- Бэнг! Бэнг! - спортивного вида Sig Sauer P320 X5 2017 года выпуска выплевывает два выстрела из семнадцати, имеющихся у него в распоряжении. Сдвоенный удар заставляет содрогнуться представительного вида мужчину в черном классическом пальто. Очки в дорогой оправе слетают с носа на асфальт, когда боль скручивает его на землю. А пронзительный крик тут же заглушает ладонь в перчатке, зажимающая рот перепуганной жертвы. Эти же перчатки оглушают "пальто" и затаскивают в непримечательный потертый фургон грузовых перевозок.

Я аккуратно освобождаю застежку и убираю сумку обратно под кровать. Осколки лампы медленно сметаю на совок и со звоном скармливаю кухонной урне. Завтра приедет домработница, пусть пропылесосит заодно, чтобы не воткнуть случайно пропущенный кусок себе в ногу. Я мою руки и лезу в шкафчик за медикаментами. Пастырь с клейкими краями на основе марли, обеззараживающее средство и пластырь, чтобы стянуть края пореза для более аккуратного и быстрого заживления. Я ставлю все это богатство на стол и задумчиво делаю пару глотков из стакана.

- Я не понимаю о каких деньгах идет речь - стонет мужчина, привязанный к стулу. Вокруг него стены портового склада и абсолютное отсутствие людей. Удар по лицу для освежения памяти. - Хватит, пожалуйста! - И кровь. Она вечно пачкает его перчатки. Кровь с его лица, с его ноги, когда он тащил его из фургона в это место. Веревка на его левом запястье натягивается, когда ты ломаешь один палец, начиная с мизинца, затем второй... И он сдается.

Кинув на стол кухонное полотенце, я положил на него руку и откупорил бутылочку дезинфицирующего средства. Щедро полил им рану, ожидая когда корочка размягчится, пуская кровь и я очищу таким образом саму рану. Мясо защипало, отдавая в локоть и кончики пальчев. Я поморщился, но продолжил неудобное издевательство над собой. Полотенце пропитывалось раствором а затем наконец начало краснеть, когда свернувшаяся кровь сдалась и дала доступ к открытой ране.
Моего плеча коснулись холодные пальцы. Я вздрогнул и обернулся, увидев рядом Кэлен. Она обошла меня вокруг и мягко забрала из рук бутылочку, продолжая начатое мной. Секунду борясь с желанием отправить её спать, я отдал ей роль медсестры и сделал большой глоток виски, опустошая стакан до конца.
А еще, я получал удовольствие мазохиста от болезненных ощущений, что причиняли её руки в процессе. Я наблюдал за этим лечением как оператор, снимающий льва после удачной охоты на зебру.
- Ты сказала, что я хороший человек. - Наконец решился я начать то, что было у меня в голове. - Только ты не представляешь насколько ты ошибаешься. - Ухмылка, что искажает губы, полна яда и самокритики. Я прищуриваюсь и смотрю на рыжую, вертя в свободной руке пустой стакан. - Ты боишься, что я разведусь с тобой из-за твоей психики. А что ты сделаешь, если я скажу, что умею убивать людей?

+2

12

[indent] Если честно, я ожидала нечто подобное после моего рассказа. Когда Джаспер встал и вышел из комнаты под предлогом, что мне нужно поспать (может так оно и было, но разве в тот момент это было настолько важно? Серьезно?). Когда спина мужа скрылась за тихонько хлопнувшей дверью спальни, я обреченно упала на подушку и закрыла глаза. Да, несомненно Джаспер пообещал, что не бросит меня, но… Почему тогда он просто встал и ушел? То есть… Я не понимаю.
Знаете, обычно, когда делишься с кем-то секретом, который носил в себе приличное количество времени, то становится легче. Мне легче сейчас не стало. Скорее наоборот. Мне неизвестно, что у него в голове, неизвестно, что он чувствует и думает. Я переворачиваюсь на бок лицом к двери и смотрю, мысленно надеясь, что вот сейчас откроется дверь и войдет муж. Но этого не происходит, я слышу только тяжелые шаги где-то дальше в квартире и до меня не сразу, но доходят его слова о том, что это он виноват в моем приступе. Он винит себя и осознание этого заставляет меня резко сесть в кровати. Да, может быть та злополучная сумка, деньги, оружие и кровь вызвали у меня ворох вопросов, панику и каплю страха, но приступ случился не поэтому. То есть, я хочу сказать, что он все равно бы проявился и без найденных вещей. Возможно ночью или завтра, но этого было не избежать. Он ведь должен это понимать, разве нет?
[indent] Я аккуратно встаю, ощущая босыми ногами прохладный пол и тихонько подхожу к двери. Мне стоит пойти прямо сейчас к Джасперу и объяснить ему, что он не виноват, но почему-то ноги не особо солидарны в моем решении и если бы не ручка двери, то прохладу пола в комнате я ощущала бы уже всем телом. Крепко схватившись за спасительный предмет, я восстанавливаю дыхание, мысленно ругаясь на «волшебный» укол, благодаря которому во все конечности тела будто налили свинец. Но зато я спокойна, да. Вот в таком положении, прислонившись спиной к двери и молясь, только бы Джаспер не ушел спать прямо сейчас, я слушаю тихие шаги по квартире, приглушенный стук дверок на кухне и постепенно мое дыхание восстанавливается. Теперь почти готова идти вести серьезные разговоры и обрабатывать рану. Почти.
[indent] На самом деле, сегодняшний вечер, несмотря на некоторые неприятные моменты, был нужен. По крайней мере, для меня точно. За несколько месяцев нашей совместной семейной жизни мы ни разу толком не разговаривали, особенно на какие-то серьезные темы, касающиеся непосредственно каждого из нас, как людей со своими вкусами, интересами и, конечно же, прошлым. Мы говорили о погоде, о происходящем в мире, об общих знакомых соседях или родственниках, о домашних делах или о продуктах… Все. Но никогда о чем-то действительно важном. Конечно, я прекрасно понимала, что подобная информация лишний раз пустит корешок доверия, сближения и прочего, что не нужно ни для кого из нас. Не в этом браке. Но черт возьми, вы даже представить себе не можете, как тяжело жить с мужем под одной крышей и быть абсолютно незнакомыми людьми. Поэтому да, если я привяжусь к нему хоть на чуть-чуть после сегодняшнего вечера – черт с ним. Пусть будет так. От всего себя не убережешь.
[indent] Медленно потянув за ручку, я открываю дверь и выхожу в коридор, пытаясь не потерять равновесие. Джаспер на кухне, я слышу его шаги и что-то еще, какой-то грохот. Аккуратно преодолев расстояние, оказываюсь в дверном проеме и еще с минуту наблюдаю за ним. Мне не видно его лица, но по напряженной спине и бутылькам, стоявшим перед ним на столе, я понимаю, что муж пытается обработать порез, который нанесла я. Укол вины побуждает оторваться от наблюдения и забрать инициативу по врачеванию в свои руки. У меня дежавю. Перед глазами возникает картина нашего первого знакомства. Тогда я тоже «лечила» Джаспера после того, что натворила опять-таки я сама, лично вот этими вот руками. Как-то мое нахождение рядом плохо сказывается для Тирелла…
[indent] Помотав головой, я стараюсь выкинуть эту мысль из головы и быть просто полезной. Хотя бы сейчас. Хотя бы раз.
- Позволь мне? – мягко забираю у мужа все необходимое из его рук и начинаю обрабатывать. Мои движения заторможены и скорее всего это является следствием того, что ему больнее, чем могло быть. Чем если бы я могла делать все быстрее. Но я стараюсь, правда стараюсь. И он терпит, что самое важное, Джаспер доверяет мне и терпит. Не прогоняет меня, не кричит, не отмахивается, а просто сидит, сжав стакан в руке и терпит боль, которую я причиняю ему в очередной раз. Но теперь это уже во благо. Я морщусь, когда приходится касаться непосредственно рану и закусываю губу, когда пытаюсь как можно аккуратнее замотать порез. Эти методичные действия увлекли меня настолько, что когда Джаспер Тирелл начинает говорить, я даже не останавливаюсь и не отрываюсь от своего занятия. 
[indent] - Ты боишься, что я разведусь с тобой из-за твоей психики. А что ты сделаешь, если я скажу, что умею убивать людей? – моя рука замирает и я тупо смотрю на нее, по-прежнему, не поднимая глаз. Серьезный разговор. Точно. Ты ведь для этого сюда и шла, разве нет? Я медленно выдыхаю воздух из легких и сглатываю подступивший к горлу ком. Что я должна ему сказать на это? Он умеет убивать людей, из чего следует – «Я убиваю/ал людей». Ну… По крайней мере те догадки, что посетили меня, когда я увидела ту злополучную сумку, подтвердились. Вот только что мне теперь делать с этой информацией? Бежать и прятаться? Или жить и надеяться, что он не тронет меня? Кто он? Серийный убийца или главарь какой-то банды? Кого он убивает? Без разбора, кто приглянулся или кого заказали? Женщин и детей? Мужчин, которые являются чьими-то отцами и братьями? Ни в чем не повинных людей? Или он разбирается перед тем, как пустить пулю в чей-то лоб? Господи, как же я устала за сегодня.
[indent] Закончив обработку (Да, я таки закончила с перевязкой раны. Молча. Мне казалось, что я даже не дышала в этот момент.), я отстраняюсь от Джаспера, по-прежнему, не глядя ему в глаза и нахожу стул. Нужно сесть, про свинец в ногах помните? И только после того, как моя пятая точка чувствует под собой опору в виде кухонного стула, я позволяю себе встретиться взглядом с мужем. Он ждет. Он нервничает, это видно. А я просто тупо пялюсь ему в лицо и осознаю, какими тяжелыми иногда могут быть слова. Они буквально застревают в горле из-за чего мне сначала приходится прокашляться. Что сказать? Спросить? Все то, что крутится в голове? Ответит ли? Хватит ли у меня сил слушать ответы на каждый из вопросов?
- Я… Расскажи мне, - тихо, словно в комнате был кто-то еще и мог услышать. – Почему? Кого? За что? Расскажи мне все, Джаспер. – мне страшно от того, что я задала все эти вопросы. Мне страшно услышать на них ответы. – Ты же… Ты же ведь не серийный убийца, правда? – нервный смешок и я слышу стук биения собственного сердца в ушах.

+1

13

[indent] Я вечно огребаю от своих баб. Это истина. Непреложный ебаный закон. Кармическое издевательское правило. Можно сказать наказание, данное мне за грехи мои. И вы с ухмылкой читаете это, не понимая одного - я не могу дать сдачи. Воспитание не позволяет. Мама воспитала из меня какого-никакого джентльмена, а папа вложил все остальное. Вот такой вот киллер с моральными принципами, угу. Только это часто реально мешает мне поставить завравшуюся самку на место. К чему я это? Да к тому, если от руки женщины полетела бы в моего папашу лампа, а затем съездили ножом по руке - земля ей пухом и свежая могилка к утру в лесу. Я свидетелем такого не был, но очень сильно подозревал откуда у нас с братом такая вспыльчивость. Но то, что после всего пройденного за этот вечер я терпеливо даю этой самой самке человека перебинтовывать мою руку - было важнейшим показателем моей выдержки, напоминаний внутреннему себе, что я только что вкатил ей дозу успокоительного. А еще что папа сам меня грохнет, если я грохну её. Вот такие светлые мысли посещали мою голову во время того, как мне откровенно делали больно и неумело перевязывали руку. Кстати, с перетягиванием бинта, Кэл перестаралась. Я незаметно подергал узел на перевязке и постарался ослабить его, пока моя конечность не начала неметь. Но сказать ничего не сказал - доброе дело же делала, старалась. Пол флакона на меня вылила обеззараживающего.
[indent] А еще я нервничал. Образ плохиша возможно и освещал мою персону ореолом таинственности. Но сейчас я приоткрывал часть своей тайны женщине, которая была мне по сути чужой. Жена по документам и даже не настоящий друг по жизни. Я плохо её знал... И сейчас делал ставку скорее на перспективу нашей..мм..дружбы? Знакомства? Соучастия в афере под названием "брак"? Чувство нереализованной потребности в друге кольнуло меня и толкнуло на это признание, даже на миг не дав задуматься о последствиях. И когда слова вылетели из рта - я мгновенно пожалел о секунду слабости. Кэлен не ответила. Она молча перевязывала меня и, кажется, даже не дышала. Это было видеть с одной стороны забавно - ее знатно пошатывало.
[indent] С другой стороны - я живо вспомнил каждую ссору на почве моей профессии с бывшей. Летящие в меня предметы, разбитый алкоголь, которым я глушил чувство вины и отвращения к части своих поступков. Звенящий по полу и стенам хрусталь вообще можно было в счет вносить. О том что я огребаю от своих баб читаем выше. Мда, темпераментные женщины мне попадаются. Нервные какие-то. И сейчас я ждал примерно вот такой вспышки паники, превращающейся в скандал с посудобитием. Это в лучшем случае. Худшим было то, что Кэлен меня тупо сдаст копам. Стоит ей включить в кармане халата сейчас диктофон и я буду есть балланду, глядя на небо в клеточку, до конца своей жизни.
[indent] Но девушка не спешила ни с скандалом, ни с карманом.
- Я… Расскажи мне - первое, на что она наконец решилась. Я вопросительно прищурился, мимикой выдавая вопрос внутреннего [float=left]https://funkyimg.com/i/2SXb8.gif[/float]голоса: Ты мазохистка, что ли? Оно тебе реально надо? – Ты же… Ты же ведь не серийный убийца, правда? - Я не выдержал и усмехнулся. Если это все, что ее волнует - мы точно подружимся. И одернул сам себя. То, что она хочет от меня услышать и то,что я могу рассказать - разные вещи. Скорее Кэлен будет рада истории, в которой я - герой.. агент разведки США, агент ФБР или агент хоть чего-нибудь, лишь бы на стороне хороших". Моя правда и история были иными и я не был бы мужиком, если бы как полная свинья взваливал груз таких знаний на женщину. Значит историю нужно укорачивать и фильтровать до размеров вырезки газеты. Рука невольно тянется за бутылкой и я долго смотрю на стакан, решая что сказать и с чего вообще начать. Младенчества? Предыстории семьи? Или просто конкретно о сумке?
- Нет, не серийный убийца - выделяя слово "не", твердо заверил я жену. И замолчал на несколько долгих минут, вглядываясь в её лицо и решая с чего начать. А затем начал свой рассказ.

Семья Тиреллов никогда не имела никакого отношения к моему жизненному выбору. Так это видел я. Возможно где-то алые нити судьбы и пересекались, ведя меня шаг за шагом вместе с отцовскими наставлениями и какими-то обстоятельствами десятилетней давности, но я их не прослеживал. В конце концов я вовсе не детектив, так что многое очевидное для меня вне поля зрения. Началось все после армии.. Хотя нет, наверное еще с шестнадцати лет и моего первого боя в нелегальном бойцовском клубе. Адреналин. Сильное молодое тело. Наливающиеся сталью мышцы. Сжатые кулаки как твое единственное оружие. Звериные инстинкты и натренированные рефлексы. Я был прекрасен в своем амплуа и чувствовал жизнь как никогда прежде. Что бы ни говорилось мною в свою защиту - мне нравилось ощущение доминирования на ринге. И безгранично бесили проигрыши. А еще деньги.. деньги вскружили мне голову. Они не лились рекой, но их тонкий стабильный ручеек открывал мне те дороги, которые были наглухо закрыты для моих сверстников. И то, что я в итоге вляпался в историю, которая в этом рассказе не будет услышана, было логичным исходом для малолетнего самонадеянного лопуха.
Тем не менее, нить судьбы привела меня в армию США. Молодой боец с хорошей подготовкой.. Меня буквально распирало от гордости за себя и родину. Быть солдатом армии Соединенных Штатов - нет более элитного статуса для моего возраста. Все тренировки и отработки я старался показать себя и в итоге меня заметили. Так я оказался в Афганистане. И первые месяцы лета были спокойными, мы были размещены на небольшой американской заставе в провинции Нуристан на границе с Пакистаном. В октябре талибы напали... Это было поистине страшно. Война оказалась не такой романтичной, как ее описывали в книгах. И не такой крутой, как ее показывают в боевиках. Но в момент боя ты не успеваешь по настоящему испугаться. Либо ты пытаешься спастись бегством и поддаешься панике, либо собираешься за долю секунды и вспоминаешь все, чему тебя учила подготовка и сама жизнь.
Тогда погибли восемь человек, один из которых умер у меня на руках.
Нас перебросили два раза, прежде чем в феврале на юге Афганистана в провинции Гильменд началась военная операция «Моштарак». Несмотря на то, что мой полк имел один из самых высоких показателей потерь во время его развертывания в том году, операция прошла успешно. Домой я вернулся уже в звании сержант..
А потом пришло отрезвление.
Оказалось, что кроме войны я не умею ничего. Хотя нет не так.. мне было чем заняться и куда идти, но именно война давалась мне отлично и заставляла кипеть кровь. Но возвращаться в горячие точки - значило оставить младшую сестру на растерзание отцу. У брата была своя семья, а малышка подрастала. Хотя, наверное, так я оправдываю себя, что не выбрал путь героя. Потому что первым же моим шагом было возвращение к старым привычкам и знакомым. Подобное тянется к подобному.
И я вернулся. Заказ на возврат долга. Заказ припугнуть. Затем жесткие воздействия и наконец убийство. Странно, но рука не дрогнула. Я словно отключаюсь в эти моменты, будто именно это дает мне забыть об ужасах войны.
Посттравматический синдром - не редкость среди бывших солдатов. У каждого он проявляется по своему и лечится индивидуально. Но излечить его окончательно удается не каждому. Так что мои демоны все еще со мной.

Я отодвинул пальцами стакан, закурил сигарету и улыбнулся, глядя на ночной город в окне. Сейчас мне было страшнее всего взглянуть в лицо женщины, которая решает как будет развиваться наше сосуществование на протяжении, минимум, года.
- Как считаешь, мне удалось затмить твоего отчима? - неудачная попытка пошутить под конец смазалась дрогнувшим голосом. А что если и правда удалось и в ее жизни появился новый монстр?

Отредактировано Jasper Tyrell (2019-04-08 15:37:09)

+1

14

[indent] Моя мама всегда мне говорила, что нужно понимать людей. Не осуждать не разобравшись, а ставить себя на место человека и думать, как в той или иной ситуации поступила бы я. Это действительно делает тебя лучше. Делает человеком, который поймет, с которым можно поделиться чем угодно, зная, что закончив рассказ/совершив поступок,  не поймаешь на себе осуждающий взгляд. Зная, что от тебя не отвернутся, не выслушав. Не плюнут в лицо и прочее. В общем, до поры до времени я старалась «понимать» людей, старалась делать, как говорила моя мудрая мама. А потом ее не стало и как бы я не пыталась «встать на место» отчима – не удалось. И как-то все больше стало появляться в моей жизни людей, которых мне сложно понять. Которых ты вроде слушаешь, пытаешься объяснить себе самому, что по-другому нельзя и поэтому он такой, но не работает. Как, например, до сих пор не получилось объяснить себе ту ситуацию за баром с Коулом, когда он пытался меня изнасиловать. Вот хоть убей, не понимаю. И сейчас, сидя на неудобном кухонном стуле и слушая рассказ мужа про армию и дальнейшую судьбу, которую он себе выбрал, я снова была в глубоком замешательстве.
[indent] Историю жизни Джаспера я слушала молча и в очередной раз пыталась «понять». Посттравматический синдром та еще гадость, на самом деле. В соседней палате со мной лежал парень с подобной проблемой, у которого не получилось справиться с ужасами войны и демонами в голове. Да, я слышала несколько раз, как у него «падал флаг» и успокоить его удавалось только мощным успокоительным. НО. Он лечился. Он пытался. Он не убивал людей, в конце концов. И он таки добился своего. Семь месяцев в лечебнице и вот он уже практически нормальный человек. Его отпустили, снабдив рецептами на лекарства «на всякий случай» и для поддержания эмоционального равновесия, плюс порекомендовали посещать психолога и, с соблюдением всех советов врачей его ожидало довольно светлое будущее. Конечно, лечиться в психушке такая себе перспектива и не каждый на это решится, но разве не на все можно пойти, чтобы жить нормальной жизнью? По крайней мере, не лишая жизни других. Я не осуждала Джаспера. Старалась этого не делать, правда. Но слушайте, выбрать своей профессией убийство людей? Мне кажется или это уже слишком? В смысле, разве он вправе решать, кто должен жить, а кто умрет? Разве Джаспер Тирелл чем-то лучше тех людей, которым он больше не позволил сделать ни единого вздоха? Чем таким он отличается от других, что позволяет себе жить и вкушать все прелести жизни, тогда как тех, кого ему заказали, он лишает всего?
[indent] - Как считаешь, мне удалось затмить твоего отчима? – я слышала, что он нервничает, видела по его лицу, по его движениям, когда он закуривал сигарету. Затмил ли он моего отчима? Да. Хотелось ли мне сейчас ударить Джаспера? Да. Была ли я на него зла? Да. Но страха не было, что самое интересное. И паники не было. Видимо, это все волшебный укол, не иначе. Потому что по всем законам жанра, я должна его бояться.
[indent] С минуту я не отрываясь смотрела в лицо мужу, который умело прятал взгляд, и молчала. Сейчас мне тоже захотелось или закурить или выпить, хоть я и не курила никогда толком, лишь пробовала пару раз еще в студенческие годы. Но немного поразмыслив, пришла к тому, что пить мне сейчас крайне не рекомендуется, ибо не уверена в том, каким образом алкоголь воздействует на организм под успокоительным. А вот сигаретку выкурить – это можно. Наверное. Дрожащими руками я дотянулась до пачки и не глядя на Джаспера, вытянула оттуда одну сигарету. Нужно ли было спросить разрешение? Возможно. Хотелось ли мне спрашивать? Нет. Первая затяжка вышла не удачной, дым обжег легкие, попал в нос, заставив слезиться глаза и вызвав кашель. Как будто мне пятнадцать, честное слово. Но на третьей уже все пошло хорошо, даже более чем, ибо от никотина ко всему моему цементу в ногах еще прибавилось легкое головокружение.
[indent] - Знаешь, - я наконец нарушила молчание, - Мой отчим плохой человек. Убийца. И как бы я ненавидела его – он убил только мою мать. – сквозь дым я смотрела в то же окно, что и Джаспер, наблюдая за безмятежностью ночного города. – Он не выбирал этот путь. В случае с ним - злую шутку сыграли наркотики, на которые он подсел. Скорее всего, он не понимал, что творит. И мое пребывание в лечебнице – тоже его спонтанное решение, полное отчаяния. – я слегка пожала плечами и затушила сигарету в пепельницу, стоявшую на столе. – Я не оправдываю его, ты не подумай. Просто у меня было достаточно времени, чтобы поразмышлять на этот счет. Да, я его ненавижу, да, он заслужил смерти, да, он является причиной моей «поехавшей крыши» и главным персонажем моих кошмаров. Но он убил только мою мать. Под наркотой. Понимаешь? – я замолчала. Знаете, чему еще меня учила моя мама? Говорить правду людям, какая бы она не была. – В случае с тобой… Если та история, которую ты мне рассказал – это все. Тогда я тебя не понимаю и советую обратиться к психиатру. Могу дать номер. – ну а что? У меня остались знакомые из лечебницы. – Я не сдам тебя копам и никому не расскажу, но у меня есть вопросы и я хочу, чтобы ты ответил на них честно. Пожалуйста. – теперь я смотрела на Джаспера в упор. Знаете, в фильмах, как правило, если кто-то доверяет тебе подобный секрет, то ничего хорошего тебя потом не ждет. Конечно, я должна была сказать ему про копов и да я храбрилась, но чтобы что? Не знаю, возможно, не выглядеть жертвой или показать, что могу принять подобную информацию спокойно. Ну или что я не боюсь его, хотя тут можно поспорить. В любом случае, терять мне уже нечего. – Как это работает? Я имею в виду заказы. Каким образом это происходит? То есть, к тебе можно обратиться с любым делом, главное хорошо заплатить? Если это будет ревнивый муж, который закажет жену? Или наоборот? Ты убьешь ее/его? Или, не знаю… Закажут подложить бомбу в школьный автобус, отвалив за это кучу денег, согласишься? – я, не отрываясь, смотрела ему в глаза и не могла поверить, что озвучиваю все вопросы вслух. Но это не все, что меня волнует. Далеко не все. – Тебя никогда не волновал вопрос, что происходит с близкими тех людей, которых ты лишаешь жизни? То есть, я хочу сказать - ты вообще думал о том, что забирая одну жизнь, ты ломаешь еще несколько? Ты вообще когда-нибудь терял близкого человека? Ты знаешь, что это такое, когда сегодня в твоей жизни есть родные и близкие, а завтра они мертвы? Почему ты позволяешь себе решать, кому можно жить, а кому нет? – черт, меня понесло. Я замолкла, ощущая, как горячие слезы проделывают себе путь по моим щекам к подбородку и исчезают где-то в ткани моей футболки. Не надо было об этом спрашивать. Если он этим живет, то вряд ли подобное его заботит. – Извини. – я вытерла слезы тыльной стороной ладони и взяла еще одну сигарету. Почему мне нельзя пить? – Слушай, это твоя жизнь и я не имею никакого права вмешиваться, я понимаю. Но ты выбрал путь убивать, почему? Ты от этого получаешь удовольствие? То есть, да, ты рассказал историю, но что значит, «не хотел оставлять сестру на растерзание отца»? Он что, насиловал ее или заставлял делать вещи и похуже? Он вообще знает, чем ты занимаешься? А Трой и Лидия? О, Господи! Или они тоже? – у меня кружилась голова, я уже сама запуталась в своих вопросах и их последовательности, но мой словесный поток сложно остановить, когда я нервничаю. – И последнее… я могу установить замок с внутренней стороны двери своей комнаты? – возможно, это нужно было сделать втихушку, когда Джаспера не будет дома, а по-хорошему, лучше бежать куда подальше от такого мужа. Но у меня договор с Декстером, это раз, плюс, мне самой нужен этот брак. И к тому же, я надеялась, что если я буду молчать – мне ничего не грозит. Наверное.

Отредактировано Kelen Tyrell (2019-04-11 11:47:19)

+1

15

.   .   .

Hочью люди говорят то, что никогда не скажут днём.
Bы заметили, что ночью голоса у людей, особенно у
женщин, меняются? Утром, после ночных разговоров,
люди стыдятся смотреть друг другу в глаза. Люди
вообще стыдятся xороших вещей, например,
человечности, любви, своих слёз, тоски,
всего, что не носит серого цвета.
.   .   .
[indent] Черное стекло с вкраплениями света фонарей четко отражало две фигуры: Болезненного вида девушку, с растрепанной копной рыжих вьющихся волос, что вольно рассыпались по плечам. Её худенькое тело словно ломало откатом адреналина, а поджатые под стулом голые ноги отражали, будто фосфоресцируя, свет луны из окна.
[indent] В противоположность её образу - напротив сидел мужчина. Внешне пышущий здоровьем, физически силен и высокого роста. Повязка на руке олицетворяла знаменитую поговорку: Шрамы красят мужчин. К слову, шрамы у него действительно имелись и без белой полосы ткани. На загорелой коже красовались белые рубцы. Несколько круглых или похожей формы от пулевых ранений. Небольшие полосы - отголоски военных действий. Крупная полоса под ребром - напоминание о геройстве в одиночку. Еще розовый шрам на левом плече - свежий след во имя спасения... теперь уже жены. Парочку еще можно найти, если снять штаны, но Джаспер, пожалуй, культурный человек, чтобы в таком виде разгуливать перед сожительницей.
[indent] Отражение шевельнулось и мужчина все четче различал черты своего лица, когда подходил к окну. Кэл еще не ответила на вопрос. Я терпеливо ждал, очень ясно помня, как вот это самое стекло разбил почти год назад. Примерно в такой же ситуации, кстати. Только в тот раз и, пожалуй, в той жизни, у меня не было выбора "отпустить или нет". Оборачиваясь назад, я четко видел, что вел Сандерс к её уходу подсознательно, с той встречи в кафе, с той ночи на пристани.
Кэлен казалась другой. Она была по своему ранима и уязвима, но в ней был некий стержень, что давал надежду хотя бы на..дружбу что ли? Черт её знает. Я не мог себе позволить думать о чем-то большем, особенно после того, что успел ляпнуть. Дружба была бы самым оптимальным вариантом для них обоих. Главное, чтобы сейчас не посеялся страх в её душе, а с остальным они разберутся.
Вообще, думать о каких-то там романтических отношениях между Кэл и Джасом - парню не позволяла элементарная совесть. Его логика была проста как деревенская табуретка, а вот тараканы в голове танцевали бурную помесь чечетки, румбы и танго одновременно. Это я к тому, что примерная схема его рассуждений была таковой:
Девушке нужна помощь, чтобы получить собственное наследство, которое.. если бы не садизм ее отчима, уже давно досталось бы ей.
Девушка обращается за помощью к моему папе, который и так отнимает взамен на эту помочь половину ее законного (в будущем) имущества.
Затем она выходит замуж хрен знает за кого, да еще и вынуждена изображать счастливую пару с ужим мужиком. И, словно этого мало, вынуждена жить с ним бок о бок не меньше года.
Если Джаспер полезет к ней с намерениями сексуального характера - а Кэлен ответит ему взаимностью, то он более чем уверен, что ответит она ему не из взаимного чувства притяжения. Скорее из благодарности.. Если, что еще хуже, не из страха. Страха, что в случае отказа - Джас с ней разведется. И прости-прощай папин бизнес.

Так что молодой человек старался не создавать подобных ситуаций или каким либо образом намекать, что за последние недели миссис Тирелл уже могла бы получить "Оскар" за лучшую роль в его эротических снах. Каменная физиономия начала вырабатываться автоматически, стоило ему увидеть супругу в радиусе десяти метров. Общение он сводил на общие темы погоды и что/куда на ужин. И на ночь расходились по своим комнатам, даже не пожимая друг другу руки.
[indent] Дружим, улыбаемся и машем.
[indent] Но Кэл нарушила молчание. И то, к чему она подводила, не сулило благоприятного исхода.
- К психиатру? Это советует мне девушка, которую держали в психушке, будучи здоровой? - Как-то холодно мой голос прозвучал, я даже сам не заметил. Из губ, скривленных в презрительной ухмылке, медленно вылетает облако сигаретного дыма, разбиваясь о стекло, в которое я смотрю. Но почти в открытую назвать меня психопатом, а затем попытаться задать уточняющие вопросы - то, что сначала уронило её в моих глазах. А затем со скрипом вернуло на место в рейтинге от "дуры" до "умнички".
Только вопросы её были довольно сложными, чтобы ответить на них вот так.. с ходу. Я попытался прокрутить в голове хотя бы примерный ответ, но самокопание - не моё конёк. Оно заставляет меня нервничать, дергаться и вскрывать старые раны. Я не хотел думать и анализировать. Вся моя жизнь была построена на импульсах и интуиции. Как мне объяснить другому человеку то, что я чувствую интуитивно?
- Заказы... бомба в школьном автобусе? Что? Ты серьезно представляешь, что работаю именно так? - Я оперся спиной на стекло, глядя на супругу и нервно курил. - Кэл, мы уже не чужие люди, ты хоть немного меня узнала за это время? Послушай, по обычным обыденным поступкам можно прочитать человека хотя бы частично... Прислушайся к себе, к своей интуиции. Я способен устроить теракт в школьной столовой? - Но девушку уже понесло с вопросами и выводами. А так же слезы и сигарета. Я даже не смел ей запрещать курить, потому что считал, что не в праве. Только смотрел, как она кашляет с непривычки и тушил свою сигарету уже около нее в пепельнице.
- Ну тебя и понесло.. Трой еще в образе маньяка сносен, но Лидия? Как ты это представляешь, кто она в твоей фантазии? Глава преступного синдиката? Завтракает младенцами, отстреливает  стариков перед сном? - Это предположение было настолько нелепым, что я даже рассмеялся. А просьба о замке меня окончательно добила. Адекватного разговора у нас сейчас точно не получится. С моего лица пропала улыбка. Мужчины как дети, обижаются, зачастую, на такие вещи, о которых даже не задумываешься. Мне казалось, что я доказал своей супруге, что не обижу ее. У меня была масса времени и вариантов, раз уж на то пошло, чтобы навредить ей. Да и давайте будем честными, замок не особо то меня удержит, если я того пожелаю. Начинания от умения любого медвежатника по взламыванию замка. И заканчивая прострелом дверных петель. А вот само побуждение от меня защититься было обидно. Учитывая свежий порез от её же руки.
С громким металлическим "Вввжжжжзинннььь", я провел лезвием того самого ножа по столешнице и кинул его в раковину.
- Хоть десять. Если боишься - я могу даже не ночевать здесь для твоего спокойствия. - Джаспер сглотнул ком в горле и направился в свою комнату. Последний вопрос действительно обидел его.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Maybe I could save you from your sins?