"- Детка, посмотри, это наш сын, - шепчу трепетно, поднося к Драко небольшой белоснежный сверток с виднеющейся оттуда головкой. - Хочешь подержать?.." читать дальше


внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?
вктелеграмбаннеры
RPG TOP
сакраменто, погода 6°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Tony
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
единорог Kenny
[skype: eddy_man_utd]
Justin
[icq: 628-966-730]
Aili
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Maybe I could save you from your sins?


Maybe I could save you from your sins?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[AVA]http://funkyimg.com/i/2QP4W.jpg[/AVA]

Квартира Джаспера. 08.11.2018

Kelen Tyrell & Jasper Tyrell
http://funkyimg.com/i/2QP2z.jpg
http://funkyimg.com/i/2QP2B.jpg

Скелеты в шкафу бывают у любого. А что если они начнут вываливаться оттуда и топтаться по вашим нервам? Найти у мужа тайник с деньгами, обмазанными засохшей кровью. Узнать, что у жены психические отклонения. И все это спустя три месяца после свадьбы.

Отредактировано Jasper Tyrell (2019-02-01 11:00:15)

+1

2

Первые месяцы замужества, как правило, должны проходить почти в розовых очках. В том плане, что свадьба меняет все. Я не имею в виду, что люди меняются - нет. Просто все это торжество обычно заставляет почувствовать себя в сказке, где рядом с тобой прекрасный принц и вы с ним улетаете в закат на розовом единороге туда, где жизнь будет безоблачной и наполненной любовью. Опять таки, у нас все, естественно, не так. Вообще, согласно традициям - Джаспер должен был мне сделать предложение пол года назад и вот только сейчас бы мы поженились. Но какие к черту традиции, когда наследство сгорает с каждым днем, правда?
Так вот. Я уже три месяца, как считаюсь замужней миссис Тирелл и по всем законам жанра чувствовать себя тоже должна в роли миссис Тирелл. Но как-то не вышло. Не знаю, может проблема во мне, а может и в нас обоих. За этот срок, что мы живем вместе и считаемся семьей я смогла узнать о Джаспере только то, что он любит блинчики, не любит зеленый чай и не отличает сиреневый от фиолетового. Все. Ах да, еще, конечно же, мне удалось понять, что ему не в напряг быть джентльменом со мной, у него неплохо получается играть роль мужа и он богат, хотя последнее вообще не открытие. А еще он периодически пьет крепкий алкоголь. В особенности тогда, когда целый день не бывает дома, а возвращается поздно ночью. Вот теперь точно все.
Почему так мало? Да потому, что мы практически не разговариваем. Я каждый будний день провожу на работе, а вечером у меня три раза в неделю пары. В выходные я тоже редко бываю дома, ибо стены давят и все слишком чужое. Хотя я и пытаюсь обживаться, да. Пришлось, правда, кое-что поменять в плане декора в квартире, но зато теперь по ней видно, что кто-то здесь живет. Также, естественно, негласно разделились обязанности. Я, например, каждое утро пытаюсь готовить завтрак на двоих, варю вкусный кофе и поливаю цветы. Обед, кстати, тоже на мне, но его не всегда приходится готовить, ибо дома нас, как я и говорила выше, практически не бывает. Джаспер не настаивал на разделении обязанностей, но я итак чувствовала себя должницей, поэтому позволила самой себе выбирать то, чем я буду заниматься в доме. По хозяйству, так сказать. Вот так, впрочем, и жили.
В гости к нам, как правило, никто не ходил. Ну может иногда Трой заглядывал и моя сестра Рози. Остальные предпочитали приезжать к нам на праздники, меня это устраивало, ведь перед каждым из них приходилось притворяться. Кроме Троя и Розмари, конечно. В целом, мне все более-менее нравилось и я даже привыкла к обществу мужа, к его задумчивому взгляду, который я порой ловила на себе, задумываясь в такие моменты о чем же он думает. Мне нравилась его улыбка и то, как он себя со мной ведет. Мне этого было достаточно. Кроме того, это было всего-лишь на год и три месяца из этого года уже прошли.
Черт! - я отдернула руку от плиты, случайно коснувшись, после приготовления обеда. Сегодня, как раз один из тех дней, когда я в выходной осталась дома и решила приготовить, убраться и подобное, чем еще там занимаются замужние женщины. Пока удалось справиться только с готовкой и это была шарлотка. Не уверена, что Джаспер любит шарлотку, но имеем то, что имеем.
Вообще, квартира мужа мне не казалось такой огромной, пока я не начинала там убираться. Естественно, уборка - это чисто моя прихоть, так то к нам может прийти уборщица и она даже ходит периодически. Но иногда я беру инициативу в этом пане в свои руки и забываюсь, приводя в порядок от одной комнаты к другой. Это помогает отвлечься от грустных мыслей, которые частенько закрадывались в мою голову и весело прыгали по извилинам мозга, заставляя накручивать себя еще сильнее, чем это уже есть. Я имею в виду, ту песню о неправильности замужества и вообще ситуации в целом, которая складывается у меня в жизни последние месяцы. Да что уж там. Последние несколько лет.
Уже ближе к вечеру, когда на улице было темно, я, наконец, дошла до последней комнаты в этой квартире и уже предвкушала, как буквально через пол часа отправлюсь принимать горячую пенную ванную, когда моя рука уперлась в какой-то предмет под кроватью как раз в тот момент, когда я корячась, пыталась протереть пыль под каждым предметом мебели в этой квартире. Что-то твердое и обшито тряпкой. Я опустила голову ниже и взглянула на то, во что уперлась рука. Сумка. Под кроватью. Большая спортивная сумка. Знаете, что я подумала в тот момент? Что когда такое бывает в кино - находятся случайным образом припрятанные сумки... вот такие вот сумки... то это ничем хорошим не заканчивается. Но ведь это же только в кино, правда? Поэтому, недолго думая, вытягиваю сумку на свет. Ничего необычного, но почему-то по спине пробежал холодок. Нет, это плохая идея, я не должна лезть. Не должна смотреть. Это не мое и если Джас убрал ее, значит этому есть причина. - нервно сглотнув, я отодвигаю сумку назад всего на несколько сантиметров, но любопытство берет верх над приличиями, поэтому моя рука тянется к замку и пальцы аккуратно тянут бегунок на себя, открывая содержимое. У меня перехватывает дыхание от увиденного. Куча денег. Нет, не просто куча, а огромная куча денег. В смысле, все же видели в одном из боевиков с какими сумками денег совершаются незаконные сделки? Вот это точно такая же. Ну может цветом чуть отличается, но это не важно. Черт, ничего из этого не важно. Кроме, естественно, сумки с деньгами, спрятанными под кроватью моего мужа.
Я аккуратно беру одну пачку в руки и подношу ближе к глазам в тот момент, когда из сумки что-то вываливается и с грохотом ударяется об пол. Дальше все происходит, словно в замедленной съемке. Я опускаю глаза и вижу пистолет. Мне становится трудно дышать. Я бросаю в сумку пачку купюр и успеваю заметить красные пятна на зеленой бумаге. Резкий вдох, шумный выдох. Я смотрю на содержимое находки и понимаю, что понятия не имею, за кого я вышла замуж.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2R4Dx.jpg[/AVA]

Отредактировано Kelen Tyrell (2019-02-07 12:33:16)

+3

3

[AVA]http://funkyimg.com/i/2QP4W.jpg[/AVA]
Шел третий месяц моей женатой жизни. И, честно говоря, для меня она была внапряг. Серьезно, вот когда представляешь себе, то ты - мужик, самец, красавчик одним словом, когда-то найдешь свою вторую половинку и женишься, то добровольно лишишься свободы ради нее одной. Чтобы любить и быть с Ней до конца жизни. Вот это все, короче, не про меня. Не мой случай, однозначно.
Вообще то, что происходило на свадьбе можно описать только как фарс. Люди, церковь, клятвы, которые ты не собираешься выполнять. Невеста в ослепительном платье, которую ты знаешь с месяц. И да, мы уже успели с ней пройти если не огонь, воду и медные трубы, то небольшой замес уж точно. И пулю из-за нее я словил. И по морде получил. И в глаза струю перцового баллончика. Последнее уже от нее лично. А вообще прослеживается хуевая тенденция. Я вечно получаю пиздюлей за своих баб и от них. Меня это конкретно не устраивало, но мама воспитала меня джентльменом (прости, Господи!). А джентельмен никогда не поднимет руку на барышню, тем более не причинит ей вреда. Она не должна носить тяжелого, думать о деньгах и в чем-то нуждаться. Коли уж ты ее выбрал - имей честь и самоуважение заботиться о ней. И даже если эту барышню тебе подсунули, будто живем мы в шестнадцатом веке - никого не ебут твои душевные переживания. Собрал сопли и включай мужика.
Я Тирелл. Быть Тиреллом в нашей семье означало быть сильным, властным. Принимать тяжелые решения. И коли они оказались не правильными - получать по морде и знать, что терпишь заслуженно. Потому что мозг нужно было включать. Так меня растил отец, такой пример я брал всю жизнь с старшего брата. В итоге я принял просто массу неверных решений в своей жизни, однако именно они строили мою личность, создавали внутреннюю систему оценки окружающего мира и сделали меня тем, кем я сейчас являюсь. Да, у меня было на руках много крови. Да, много нечестно заработанных денег. Однако я успел отдать долг своей стране, отслужить в армии. Побывать в горячей точке. Теперь я гордо мог представиться: Вторая дивизия корпуса морской пехоты США. Сержант восьмого полка в отставке.
Вы сейчас поржете над моим семейным статусом, но и здесь я уем ваше ехидство. Навязанная мне жена гарантировала моей семье нехилый кусок доходного бизнеса. Кстати, кто его возглавит - еще было под вопросом. Я вообще подозреваю, что папаша надеется спихнуть эту "радость" на меня.
К тому же супруга оказаласась барышней покладистой, не дерзила, не качала права и не пыталась звенеть стальными шарами, доказывая кто в семье глава. На мой оценочный взгляд у нее была ладная фигурка. Упругая аппетитная попка, отличной формы грудь.. насколько я заметил под нижним бельем. Роскошные волосы, миловидное лицо и приятный голос. Если бы не обстоятельства нашего сожительства в моей квартире, я бы с удовольствием трахнул ее, познакомься мы, допустим, в клубе. Возможно даже взял бы телефончик, чтобы продлить перепихон на более долгий срок.
Но нет, вопреки вашим ухмылкам, к собственной жене я до сих пор не прикоснулся. Вот такой вот каламбур. Она жила в моей квартире. Я геройски уступил ей хозяйскую спальню и въехал в гостевую комнату. Её побрякушки, пузырьки, баночки, скляночки, крема, лосьоны, маски, фены, расчески и все что я устал перечислять.. Это женское богатство покоилось на всех поверхностях ванной комнаты, забило мой пустующий шкафчик. А так же ровным слоем распределилось по теперь уже ее спальне. Я все боялся, что рано или позно лавина тюбиков прорвет баррикаду и вырвется в гостинную, а затем и ко мне, но вроде пронесло. Зато у меня теперь носки пахли мандарином. Я больше не ел на ужин позавчерашнюю китайскую лапшу. Жена посадила меня на диету и пичкала здоровым питанием. Моя кофе-машина, покупкой которой я очень гордился, каждое утро выдавала уже две порции ароматного кофе. И раз в пару дней я получал от нее список нужных покупок, которые завозил на машине, даже если не оставался ночевать дома.
Был ли я верен жене? Однозначно нет. Но и у меня есть отголоски совести, которые гнали меня при возможности спать на своей постели. Если мне было уж совсем невтерпеж, я снимал себе красотку, но на завтрак не задерживался. К тому же это происходило все реже, я начал находить успокоение в тренировках. И хотя по прежнему считал секс - лучшим лекарством от стресса прожитого дня, беговая дорожка и груша частично разгружали мою нервную систему, а заодно укрепляли тело и дух. Я возвращался домой все чаше, но в моем взгляде уже начинало проблескивать желание. И если раньше Кэлен ходила мимо меня по квартире, оставаясь особо не замеченной. То сейчас я провожал её взглядом, мечтательно прикидывая как круто она бы смотрелась, идя с таким же каменным лицом нагишом. Или напевая себе под нос песню во время готовки завтрака, стоя вот без этого лишнего платья за плитой.
Смотрел, оценивал, предавался фантазиям. В какой-то момент я поймал себя на том, что мысленно перетрахал её уже во всех комнатах своей квартиры. А так же в своей машине и её - да, это был мой свадебный подарок, а так же вооон том магазинчике, куда она попросила её отвезти по дороге из ресторана. Прямо на стеклянной витрине, которая по любому выдержит её вес, потому что я уже таскал её на руках через порог в первую брачную ночь. На семейных сборищах за столом я прикидывал какое белье на моей супруге. Выравнивая участившееся дыхание, оттягивал ставший тесным галстук и шел умываться холодной водой.
Мой сексуальный голод рос. Я зверел и шел опять на пробежку. Возвращался домой усталый, потный, падал замертво на свою пустую кровать и предавался своей порции ночных кошмаров. На утро она проходила мимо меня в халатике, которому даже не требовалось быть сексуальным и коротким, чтобы включить во мне первобытный инстинкт охотника и самца. Я в ускоренном темпе выпивал горячий шоколад и вылетал на так называемую работу.
Сегодня был один из таких дней. Успев час назад разделаться с очередным грязным поручением, я запер в багажнике сумку, которую нужно было к утру закинуть боссу. Поднялся к дверям своей квартиры, вытащил ключи из кармана и опомнился. На рукаве была кровь этого засранца, которую моей жене видеть не следовало. "Счастливая супруга" находилась в неведении и это должно было таковым и остаться. Закатав рукава, я отворил дверь ключами, бросил их на тумбочку в коридоре и с громким:
- Дорогая, я дома! - направился в ванную чтобы принять душ и скинуть в корзину обличающие улики.

Отредактировано Jasper Tyrell (2019-02-01 19:34:43)

+4

4

- Дорогая, я дома! - я вздрагиваю от звука голоса, раздававшегося где-то у входной двери. Странно, но звук самой двери я не слышала, только мысли. Ужасно громкие мысли в моей голове, которые через раз увеличивали громкость, как сломанное радио, которому осталось недолго радовать слушателей своим вещанием. Я оглядываюсь на дверной проем в комнату, соображая, правда туговато... но все-таки. Что дверь в комнату не закрыта и шаги приближаются. Джаспер дома и он идет сюда. И он увидит. Увидит, что я нашла и залезла туда, куда не следовало. Увидела пистолет и деньги. Что он тогда сделает?
На самом деле, прямо сейчас мне было все равно, что он мне скажет, как попытается объяснить и прочее. В моей голове что-то замкнуло и осталась лишь одна ясная мысль, среди прочего клубка бессвязных и таких далеких, слабых, коей я чувствовала себя сама, сидя здесь на полу перед жутким секретом моего мужа, мыслей. Я сидела перед содержимым, тупо уставившись на пятно крови, такое темное, засохшее, но в то же время ярко-красное и липкое, тягучее... Чувствуя, как по спине пробежал холодок, мне казалось, что это пятно, эта капля некогда теплой и жидкой крови, которая когда-то циркулировала в чьем-то живом теле, а я почти уверена, что теперь этот человек мертв, теперь будет возникать перед моими глазами всякий раз, как я буду опускать веки. Как образ отчима с пустыми безучастными глазами, который душит мою мать, стоя вон там, у той стены.
Хоть и туго, со скрипом и визгом, но я пытаюсь думать, понять, что нужно сделать прямо сейчас, чтобы не было хуже... Но он здесь и хуже будет. Ты же знаешь. Мне нечем дышать. Сосредотачиваюсь на своих легких и пытаюсь сообразить, как сделать вдох... теперь выдох. Хорошо.
Тяну дрожащую руку к черному, такому блестящему холодному пистолету, который несет страх, смерть и ужас, примерно, все то, что я сейчас ощущала, чтобы как можно скорее убрать его на место, закрыть сумку и забыть. Отвернуться и уйти. Не выяснять. Просто вытерпеть и через уже девять месяцев навсегда попрощаться с этим домом, Джаспером и всем, что с этим связано. Пальцы касаются металла и я отдергиваю руку, словно от удара током. И дело не в том, что я раньше не видела оружия... Все помнят "ограбление" офиса в июне? Видела. Но тогда-то меня чуть не пристрелили, да и разница есть. От тех грабителей сразу веяло ужасом, болью и возможной смертью. А это Джаспер, мой муж. И я живу с ним под одной крышей, мы вместе завтракаем, обедаем и ужинаем. Делим ванную и унитаз и это... Это было совсем другое. Я проглатываю ком в горле, пытаясь не шуметь, не привлекать внимание, не давать повода зайти в комнату быстрее, чем он мог бы, с учетом того, что я слышу громкий звук хлопнувшей двери ванной комнаты. Почти дошел до спальни, почти увидел, почти...
Тихонько выдохнув, тянусь еще раз к металлическому смертоносному предмету, лежащему около моих колен. Тяжелый и скользкий, холодный. Как я и представляла себе. Подношу его к глазам, чтобы разглядеть. В ушах гулом отдается стук сердца и мне резко захотелось спать. На задворках сознания осознаю, что вторые сутки без таблеток, но это неважно сейчас. Детально вижу все выемки и отверстия, курок, который нажимали, дуло, из которого вылетала пуля и попадала кому-то прямо в тело и сразу насмерть. Кому-то, у кого есть семья, сестры, братья, дети. Дети...
- Ну что ты смотришь? С мамой все хорошо, иди отсюда! - слова отчима врываются в мою голову криком, звонким шумом. Мне хочется кричать и плакать одновременно. Пистолет выпадает из моих рук и громко ударяется об пол. Второй раз. Но я не слышу этот стук. Мое сознание в данный момент пытается остаться здесь, в комнате Джаспера с сумкой полной денег и смертоносного оружия, а не улизнуть туда, в далекое прошлое, в тот самый вечер. Я закрываю глаза и стараюсь ровно дышать, вроде получается, голос становится тише. Открываю глаза - я здесь, не там, хорошо. Быстрым движением хватаю пистолет и бросаю в сумку, зажимаю пальцами бегунок от замка на сумке и с силой тяну, чтобы больше не видеть, скорее скрыть и уйти. Тяну, но что-то заедает, молния не поддается и приходится медлить, приходится наклоняться и смотреть, что там. Та самая купюра с темной засохшей кровью попала в замок и не дает закрыть сумку. Как будто издевается, тянет свои липкие лапы, пытается утащить туда, пытается свести с ума. Я всхлипываю от беспомощности и сжав зубы, тяну сильнее, еще сильнее... Отрывается замок и остается в моих дрожащих пальцах. Тупо пялюсь на него и не могу понять, что делать дальше.
Звук двери в ванной заставляет меня вздрогнуть. Снова. Я распахиваю резко глаза, меня кидает в жар - Джаспер вышел и идет сюда. Бросаю отвалившийся замок в сумку и подскочив на ноги, пытаюсь запихнуть находку назад под кровать, но что-то идет не так. Я слышу снова этот приглушенный стук об паркет. Пистолет выпал, черт бы его побрал. Мне становится плохо, перед глазами черные пятна и снова голос отчима "Детка, тебе все это показалось". Мотаю головой и сосредотачиваюсь на входе в комнату, когда силуэт моего мужа появляется там. Я забываю как дышать. Я напугана, сбита с толку. Я в ужасе. Около моих ног пистолет и я ничего не придумываю сказать, кроме как:
- Что ты сделал? - я с трудом разбираю собственный охрипший голос, который дрожит и кажется слишком тихим, чтобы разобрать вопрос, но может это только из-за слишком громкого голоса отчима в моей голове?

[AVA]http://funkyimg.com/i/2R4Dx.jpg[/AVA]

Отредактировано Kelen Tyrell (2019-02-07 12:30:49)

+2

5

[indent] ...Торопясь скинуть с себя одежду и зарыть рубашку в ворох грязного белья, я даже не подумал оглянуться в поискал Кэлен по дороге. В квартире горел свет, её ключи лежали в вазочке для ключей. Все вроде говорило о том, что моя так называемая жена находится дома. Дверь щелкнула замком и я принялся раздеваться. Пуговицы плохо поддавались пальцам, пока я задумчиво смотрел на многочисленные тюбики и бутылочки вдоль зеркала и на полках, прикидывая что из этого моя соседка купила мне и не облезу ли я от содержимого вон того флакона с ядовито-зеленым окрасом. Рубашка полетела в корзину, я расстегивал пояс и штаны. Интересно, она такая кислотная, потому что там вроде как запах лайма или это как в кабинете химии, когда яркий окрас кричит об опасном содержимом? - в след за рубашкой отправляются штаны и трусы. Я несмело почесал затылок и взял в руки флакон. Хоть бы не крем для эпиляции, а то знаю я эту хрень, чуть не воспользовался в прошлый раз..[float=right]http://funkyimg.com/i/2RfjD.gif[/float]
Но бутылка гласила, что она шампунь с каким-то кератином и витамином Е. А еще обещала гладкость шелка. Так что убрав эту диковинку подальше, я зарылся в поисках своего геля для душа. Пару минут спустя знакомый запах уже распространялся по ванной, в то время, как я яростно намыливал все доступные места и, матерясь, старался не смотреть на новую мочалку из хрен знает каких водорослей. Кожа после него действительно стала лучше, даже я начал замечать, что эта фиговина работает. Моя дама знала толк в уходе за собой, а заодно и за таким дикарем-мужиком как я. Но эту диковинку укуренные дизайнеры сделали в виде желтой утки и меня не покидало ощущение, что сейчас я намыливаю яйца детской игрушкой.
Ополоснув эту кислотную фантазию производителя, я повесил её на крючок и принялся мыть голову шампунем. Глаза закрыты, по лицу потекла густая ароматная пена, а на смену мысли о детских игрушках пришел образ любимой порно-актрисы из небезызвестных любому мужику фильмов. Образ нашел отклик не сказать чтобы в сердце, так что следующие минут восемь я потратил с пользой и удовольствием. Выдохнув от последней судороги и поняв, что сейчас сломаю к чертовой бабушке держатель для душа, за который неосознанно ухватился, я расслабил руку, сделал воду погорячее и застыл под струей воды, наслаждаясь безмятежным покоем. Вода уносила следы оргазма, а заодно усталость и тяжесть прошедшего дня, вымывала из головы плохие [float=left]http://funkyimg.com/i/2Rfhy.gif[/float]мысли и дарила умиротворение. Я слизнул пару капель с губ, опомнился, выплюнул воду и вылез из душа, натирая раскрасневшуюся кожу мягким махровым полотенцем. И все бы ничего, но тут я понял, что мой халат в стирке, так что пришлось доставать свои штаны из грязного белья, натягивать как есть. И постараться поскорее добраться до своей комнаты за свежей одеждой, пока моя жена, я в этом уверен, уже наверняка что-то мне там греет на кухне.. Хотя бы тот же чайник.
Вновь щелкнул замок в двери, я вышел из ванной и услышал глухой стук.
Уронила что-то? - вскользь отметил я про себя и заглянул на кузню уточнить, все ли в порядке и не нужна ли моя помощь? Но мисис Тирелл там не наблюдалось. На кухне вообще выл выключен верхний свет и тот же чайник не горел ободряющим огоньком включенного режима. - Кэл? - С интересом окликнул я её, надеясь что она сейчас отзовется. Но нет, девушка сохраняла молчание. Хрен знает чем она там занималась, но вторгаться в её личное пространство не входило в мои планы. Так что, пожал плечами, я развернулся и пошел за сменной одеждой в свою комнату. В которой горел свет, в отличие от кухни.
Она стояла, наклонившись над моей кроватью. Улыбка, с которой я вошел, чтобы поприветствовать соседку по квартире и заодно спросить, не хочет ли она куда-нибудь сходить на ужин, тут же сползла с моего лица, как только я рассмотрел ЧТО лежит у её ног. Живописное зрелище. Сумка, застегнутая на половину, из которой торчат деньги. Пистолет на полу и девушка, у которой, кажется сейчас начнется истерика.
- Что ты сделал? - от её голоса по спине прошелся неприятный холодок.  Но я молчал и думал. Что ей сказать, что делать? Забрать сумку и сделать вид, что ничего не было? Наорать и выгнать из комнаты? Сказать правду? Сказать полуправду, придумав версию о работе в каком-нибудь ЦРУ? Сделать вид, что это не мое? Черт, надо же было так вляпаться.. Хотя это рано или позно должно было случиться.
Джаспер выдохнул и на секунду прикрыл глаза, потирая их пальцами. Разумеется у моих денег было прикрытие. И я старался светиться на биржах, делая ставки. У моей семьи к тому же был бизнес и не один. Так что деньги всегда можно было "отмыть". Но что делать с пистолетом и сумкой денег, как её "отмыть"? Решившись, я наконец тихо начал разговор.
- Я.. Кэл, я не уверен, что ты хочешь знать ответ. Он тебе не понравится. Я не хочу врать, поэтому просто не заставляй меня. - Я сделал несколько аккуратных шагов, наклонился, поднял пистолет и убедившись, что он поставлен на предохранитель, сунул его за пояс штанов сзади. Металл обдах прохладой, но меня это сейчас мало волновало. Я протянул руку и разжал её пальцы, судорожно вцепившиеся в сумку. - Отдай это мне, ладно? И лучше сделаем вид, что этого не было. Просто.. пойдем ужинать, хорошо? - Ой, и на что я вообще надеялся? Кажется я и сам не понял, какую ошибку только что совершил, выдав последнюю фразу.

+2

6

Помните то ограбление летом? Помните, когда Джаспер пришел и наставил на меня пистолет? Так вот, тогда я не придала этому ТАКОЕ значение. Как говорится, у кого вообще в штатах нет пистолета? Ну у меня если только, а так частенько народ приобретает себе оружие, но неизвестно в каких целях, потому что за убийство по-прежнему сажают за решетку, а судная ночь бывает только в кино. Так вот, когда Джаспер, при первом нашем знакомстве достал пистолет, то я и предположить не могла, что ему приходилось когда-то его использовать действительно по назначению. Ну кроме того вечера, разумеется. Да, он умел стрелять, но этому тоже можно научиться, даже ни разу не выстрелив ни в одного человека. Но сейчас, здесь, я провожала взглядом руку мужа, сжимавшую пистолет и не могла поверить в то, что вижу. Не могла поверить в догадки, которые вихрем крутились в моей голове.
- Так не надо врать… Скажи правду, - тихо, словно если сказать громче, то все это сломает меня прямо здесь, в спальне мужа. На самом деле, может я перенесла бы это как-то проще, легче и не знаю, без истерик? Хотя… Ну последнее – это не точно, но без первых двух пунктов обойтись можно было, если бы не лечебница, оставившая отпечаток в моей голове. Тяжелый отпечаток. Настолько тяжелый, что без должной терапии можно снова загреметь в палату с мягкими стенами. И надолго. Поэтому я не говорила Джасперу, вообще никому не рассказывала о своих проблемах и знал об этом, пожалуй, только Декстер. Даже Розмари не в курсе побочных явлений, только о моем пребывании там, но не об отпечатке. Но я даже и не подозревала, что это проявится, правда. Думала, что вовремя таблетки и посещение психиатра – и все прекрасно. Но, видимо, не все так просто.
Когда муж забрал у меня из рук сумку – уже тогда мне было ясно, что все плохо. И дело было не только в оружии, деньгах, лжи и страшном секрете. Даже не в том, что я начала бояться Джаспера, предполагая, что его руки в крови невинных людей. А в том, что мой мозг перестал работать нормально и я это ощущала. Меня клинило и при каждом моргании картинка менялась. Я видела перед собой мужа, а в следующую секунду отчима. И по собственному опыту мне было известно, что если вижу отчима, значит он приходит меня убивать и где-то только на задворках сознания я иногда соображала, что все не по-настоящему. Но редко и способствовало осознанию настоящего, как правило, успокоительное. Сильное успокоительное. Которое можно было найти в моей спальне, в тайнике, либо через скорую. Но Джасперу, к сожалению, было ничего из этого неизвестно.
- Отдай это мне, ладно? И лучше сделаем вид, что этого не было. Просто.. пойдем ужинать, хорошо? – ужинать? Я делаю несколько шагов назад и упираюсь спиной во что-то твердое. Стена? Шкаф? Не знаю. Мотаю головой, пытаясь уцепиться за реальность, в которой нахожусь. Сделаем вид, что этого не было??? Меня начинает трясти.
- Чего не было? Джаспер, чего не было? – мой голос срывается и я дышу, сосредоточившись на лице мужа. – Кто ты такой, Джаспер? Ты убивал людей? Эти деньги… - я опускаю взгляд и цепляюсь за одну из пачек с деньгами. Могу поспорить, это та самая, с пятном крови. – Эти деньги… На них кровь, Джаспер, ты видел на них кровь? – моргаю и в следующую секунду вижу отчима перед собой. Он улыбается, держит в руках эту сумку, стоит в одежде моего мужа и я знаю, что за его спиной пистолет, который он поднял с пола. Но это не Джаспер, это Джек. – Я… Тебя не должно быть здесь… черт. – я слышу его голос и хрипы матери, я слышу, как ее тело падает на пол там, в гостиной. – Что ты сделал, Джек? Ты убил ее? Убил? – чувствую горячие дорожки слез на своих щеках, зарываю глаза, открываю. Джаспер, я вижу мужа, у которого на лице отражается целая буря эмоций. – Кэл, детка, не переживай, тебе там понравится. – Я вижу, как это произносит муж голосом отчима. Хватаюсь за голову, пытаясь успокоиться.
- Не надо, я не хочу туда, папа, пожалуйста, мне там не нравится… - я редко, когда называла отчима по имени, так уж с детства приучили звать его папой, да я и сама была не против. До поры до времени. Но сейчас вырвалось или может быть я думала, что так он не разозлится на меня и не отдаст тем врачам, которые издевались надо мной? Не знаю. Но он настаивает, угрожает, кричит. Он не понимает, что я не хочу возвращаться в больницу. Единственное, что он понимает, что я могу рассказать. Рассказать, что видела всё и все узнают. Он приближается, я там, не здесь. И Джек снова хочет меня убить, как мою мать. Как тогда и как всегда после, когда он приходит. Но я не позволю, я буду бороться.
- Ты не тронешь меня… Не тронешь. Не в этот раз. – я выхватываю взглядом настольную лампу справа, хватаю ее и швыряю в отчима, изображение меркнет и сквозь дымку вижу Джаспера. О господи! Но тут же передо мной снова Джек и он зол, а изображение мужа исчезает в ужасе и панике, плескающихся в моей голове. Пока удалось его отвлечь, я бегу прочь из спальни на кухню, чтобы взять что-то, чем можно защититься. А потом и вовсе сесть в машину и убежать совсем из дома, чтобы он не нашел, не поймал, не тронул. В полицию, туда, где помогут, где спасут меня и накажут его.

+2

7

Она стеснялась даже
разговаривать со мной.
Но потом привыкла, и
начала выносить мне мозг.
(с) Чарльз Буковски. "Женщины".

Правду? Она хочет слышать правду и я не знаю как точнее описать то, чем занимаюсь. Действительно, а кто я? Коллектор с превышенными полномочиями? Бандит? Головорез? Киллер? Очень много из тех названий, что придуманы таким людям как я, пришлись бы кстати. И не описать одним словом все, чем мне приходится заниматься. Одно я могу сказать точно - хорошие парни не встречаются на моем пути. Все, с кем мне приходится "работать", будь то убийство или, чаще всего мордобой, все повязаны в общем дерьме не меньше меня и моего окружения. Более того, я искренне считаю, что если придется оказаться по ту сторону пистолета, то я это заслужил. Да, я буду бороться за свою шкуру, но карма - дама с капризным характером. И я не знал что ответить Кэл на её просьбу сказать правду. Я подбирал слова, катал из на языке, словно пробуя как они будут звучать, но не произносил их. Скажешь что-то не ак однажды - и слово уже не вернуть. Но, кажется, этого и не потребовалось. Кэлен и без того оказалась до смерти перепугана. Её лицо смертельно побелело, пальцы, разжавшие сумку, дрожали. Девушка сделала пару шагов назад, уперевшись стеной в шкаф, в котором лежала разобранная мной вчера елка. Купить её пришлось по заказу той же Кэлен, которой не нравилась моя облезлая пародия на сосну и она захотела купить новую трехметровую к рождеству. Поэтому я тащил её пешком под промозглым ветром целый час, завернутый куртку и шарф по самые уши, затем тащил на третий этаж по лестнице. Эта хрень в итоге не вставала в квартире, царапая верхушкой новые натяжные потолки и я разобрал её на части, утрамбовав в шкаф до лучших времен.
А еще, к слову, в этот самый шкаф мне изначально и нужно было. Потому что штаны вообще-то натирали без нижнего белья все то, что натирать не должны были.. а еще там была толстовка, которую мне все еще хотелось надеть, потому что я немного подмерзал. Или хотя бы футболка на крайний случай. Но моя встреча с содержимым шкафа судя по всему откладывалась. – Я… Тебя не должно быть здесь… черт. - WHAT? - Джаспер непонимающе уставился на супругу. Схрена ли меня не должно быть в собственном доме? Она вообще мне или сумке.. или еще кому-то? - Я даже оглянулся за спину на всякий случай, проверяя не стоит ли кто в дверном проеме. Но там было пусто, а это в свою очередь звоном колокольчика наводило на первые нехорошие мысли.
– Что ты сделал, Джек? Ты убил ее? Убил? - Я вообще перестал что-либо понимать. А еще я не сразу понял смысл сказанного, автоматически применяя слова к действующей ситуации. - Её.. Кэл, я не трогаю женщин, это моё правило. Эй, поверь, тот кто должен был эти деньги жив и здоров.. почти. Ну подлечит пару ссадин... двойной перелом руки и вставит несколько зубов. ну походит с гипсом две недели а еще около десятка швов, но это фигня, у меня и покруче зашивали.. слабак.. вспомнить хоть раздробленную кисть руки молотком, которую мне два месяца восстанавливали.. - Джаспер выдохнул и постарался сосредоточиться, превратить бессвязное объяснение в нечто связное. - Так, давай сядем на кухне и я нормально тебе все объясню, ладно? И.. Джек? Кэл, кто такой Джек? - Я только что понял, что меня назвали не тем именем. И стало очень интересно, оговорка это или .. а что собственно "или"?  И это "или", уж простите за тавтологию, продолжилось, когда моя умница-разумница соседка-жена начала терять связь с реальностью. - Не надо, я не хочу туда, папа, пожалуйста, мне там не нравится… - Ладно, ладно - я не очень понимал что сейчас происходит, но на всякий случай успокаивающе выставил руки вперед.  - Не хочешь на кухню, давай пойдем в гостинную или твою комнату. Как пожелаешь, лишь бы тебе было комфортно. Кэл, ты в порядке? - Но она была явно не в порядке. То, как менялось её лицо, поведение, даже взгляд меня пугало. Кэл смотрела на меня и её мимика изображала то откровенный ужас, то испуг, словно она в чем-то провинилась. Она была явно в истерике, но такую истерику у женщины я видел впервые.
- Ты не тронешь меня… Не тронешь. Не в этот раз. - Кэлен Тирелл дергается в сторону, хватая МОЮ лампу и швыряет её мне в голову. Спасибо от всей души и целой головы моим рефлексам, что вовремя уводят меня с траектории движения и керамический перезвон раздается где-то позади. - Чт.. Кэл, что ты творишь? Прекращай! - Я отпрыгиваю от девушки назад и, охреневая, пытаюсь понять, какого черта здесь вообще происходит. Почему все мои бабы пытаются меня убить?
Девушка тем временем, пискнув, вылетает из комнаты с низкого старта и несется в сторону кухни. - Кэлен! - Ой, блять, лишь бы еще чего не натворила.. Я оглядываюсь на осколки лампы и стартую за ней. - Стой! - Я догоняю её на кухне и хватаю за руку, разворачивая лицом к себе. - Кэлен, очнись! Что происходит? Эй, это я, Джаспер! - Я пытаюсь найти у неё в глазах хоть каплю разума, но понимаю, что моя жена в такой истерике, что не видит ничего вокруг.

Отредактировано Jasper Tyrell (2019-02-13 14:24:20)

+2

8

- Кэлен, очнись! Что происходит? Эй, это я, Джаспер! – он резко дергает меня за руку и разворачивает к себе. Я смутно соображаю, что это вполне может быть Джаспер и скорее всего действительно он, но голос и лицо… Передо мной не мой муж, меня догнал отчим и это ничем хорошим не закончится. – Не смей называть себя Джаспером! Ты не он! – я вырываю свою руку, хватаю со стола нож и резким движением успеваю задеть лезвием Джека.  У меня не получается разглядеть, куда я попала ножом, но я точно знаю, что порезать мне его удалось. Я уверена, что сумела его напугать и заставить остановиться. Теперь он не тронет меня и я смогу убежать, спастись и рассказать все. Нож из рук не выпускаю, ибо не совсем уверена в своих догадках насчет того, что одного пореза от меня отчиму достаточно, чтобы прекратить.
Я отступаю на несколько шагов назад и смотрю на нож в руках. Кровь. У меня болит голова, причем не просто болит, а буквально раскалывается, мне через раз есть чем дышать и у меня ощущение, что сейчас отключусь, но нельзя, иначе не выбраться. Кровь. Я закрываю глаза. Кровь. Не понимаю. Поднимаю взгляд на Джека - он стоит, держась за руку чуть ниже локтя. Кровь. Сердце громким гулом отдается у меня в ушах. – Я не понимаю… Обычно нет крови… - почти шепотом говорю я больше себе, чем отчиму. И действительно, если вспоминать все подобные приступы, а их раньше было немало, у Джека никогда не появлялась кровь, даже если получалось его чем-то ранить в процессе побега по квартире. Но здесь все иначе. В этот раз все по-другому.
Я снова поднимаю глаза на Джека, пытаюсь сосредоточиться на его лице и вижу Джаспера. Нож выпадает из рук и звонким стуком ударяется об пол. – Джаспер… - шепотом, чтобы не спугнуть картинку, чтобы разум держался в реальности как можно дольше. Я тупо наблюдаю, как с его руки капает на пол кровь, собираясь в одну небольшую лужицу. Темно-красную и теплую. Я снова зажимаю голову руками и оседаю на пол. Это не по-настоящему. Нужно собраться, нужно понять. – Прости меня, я… - слезы снова обжигают мои щеки, но я держусь, сосредоточившись на собственных руках, всеми силами стараясь не отпускать реальность. Осознание приходит медленно и от него еще хуже – я сумасшедшая и мне нужно назад, чтобы больше никому не навредить. – Ты должен… - вызвать скорую и сдать меня в больницу немедленно. Но я не произношу этого вслух, потому что всей душой ненавижу то место и ни за что на свете не вернусь туда. Это эгоистично, но я не могу, правда не могу. Просто… Я была почти уверена, что если меня вернуть туда снова, то больше просто не выдержу. Это слишком много для меня одной, слишком тяжело и если три с половиной года меня сломали, хоть я и пытаюсь восстановиться, то еще даже всего месяц – меня убьет. Поэтому, вместо того, что я должна сказать, с моих губ срывается:
– Вторая полка сверху… У стенки в шкафу… - тяжело, слова царапают горло, а мысли опять ускользают в прошлое, а может еще куда-то, но явно норовят покинуть реальность. – В моей комнате, шприц… - о, только бы не подумал, что наркоманка. Вот серьезно, еще не хватало, чтобы он вместо психушки сдал меня в наркологичку. Но объяснить сейчас я просто не могу. Нужно либо лекарство, либо врачи с лекарством, хотя это практически одно и то же, но суть в том, что больше ничего не поможет. В этом я уверена.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Maybe I could save you from your sins?