"Тихие шаги по лестнице, едва слышный скрип петель на двери, щелчок замка и лёгкий шорох проминающейся от тяжести тела кровати – с каждым из этих звуков дыхание ..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: ms_frannie]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy

[telegram: semilunaris]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » isn't it romantic?


isn't it romantic?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/1waG0Rp.png


когда всё так хорошо - ничего хорошего не жди.
жди, что будет ещё лучше
тихий океан, 14 февраля 2019 года

Отредактировано David Guerra (2019-02-12 23:41:38)

+1

2

Желание отправиться на яхте куда-нибудь подальше от Сакраменто исходило от Давида. И я его с радостью поддержала, так как последние дни были тяжелые. В принципе, с начала года я не успевала продохнуть и расслабиться. Проблемы и хлопоты сыпались на меня ото всюду. И после пятидневной поездки в Косово, из которой я вернулась неделю назад, серьезно начала переживать, что не справлюсь. Пожалуй, впервые в жизни мне хотелось бросить все это дело, закапризничав, что мне сложно и невыносимо. Но я понимала, что дело не в бизнесе, а в той ситуации, которая происходила дома с Роном и... со мной.
Еще в Косово я подметила, что у меня задержка. Допускала, что это на нервной почве. И все же, когда вернулась в Сакраменто, то сделала тест. Две полоски. Настоящие две полоски! Не плод моей лжи или воображения. Я была в смятении, но радовалась. Счастье смешивалось с пониманием, что Давид вряд ли поверит и примет известие о беременности пока не будет стопроцентно уверен в этом. А еще на предстоящее материнство накладывалась ситуация с беременностью Евы и тем, что мы приняли решение быть родителями этому ребенку. Мы с Гуэрра, а не подростки. Выходит, что мне не придется носить накладные животы, чтобы выглядеть беременной? Выходит, что у нас будет... двойня? Да, такие положение дел меня сильно озаботило и всю эту неделю я была сама не своя - тихая, взволнованная, рассеянная. И мексиканец сказал, что нам нужно уехать. Точнее уплыть. Совпала наша поездка с днем Святого Валентина. Я никогда не придавала и не воспринимала этот день как праздник или нечто особенное. Но когда, как не в этот день, сообщить мужу о долгожданном?
Накануне вечером мы собрали все вещи, запаслись провизией, чтобы с утра, часиков в 9, отправиться в порт. На время нашего отсутствия Аарона оставили на сестру Давида. И я не была до конца уверенной, что эта хорошая идея. Но Гуэрра убедил меня, что подростку пора доверять, к тому же за прошедший месяц он вел себя весьма сносно. Даже слишком хорошо, чтобы не заподозрить что моего сына подменили.

Яхта медленно отплывает от пристани, маневрируя по узкому каналу среди других катеров и белоснежных яхт. За штурвалом нанятый на заплыв до Тихуаны и обратно капитан. Поэтому нам с Давидом позволено насладиться видом серого Сакраменто с воды, кутаясь в вязанный плед. Погода сегодня была переменчива, но океан обещал быть тихим, соответствуя своему названию.
Когда город скрылся из виду, а с берегов на нас смотрели густо растущие деревья, мы с Гуэрра спустились в каюту. Он собирался открыть шампанское, а я, в силу своего положения, пить не могла, но и рассказывать новость не спешила. Хочу, чтобы хотя бы раз было все идеально. Не как осенью.
- Сейчас же только полдень. Выпить мы еще успеем. - я ласково убираю его руку в сторону, чтобы он вернул бутылку обратно в ведерко со льдом, и с открытым подтекстом начинаю стаскивать с мужчины одежду. На пол часа мы были заняты друг другом, спеша потом после секса уединиться в тесной душевой.
Я покинула ванную первая, чтобы достать фруктов для перекуса и продолжить валяться в постели. Мерное покачивание лодки способствовало тому, чтобы не вылезать из кровати весь день. Разве не идеальный отдых?
Когда мексиканец вернулся в каюту я решила, что дожидаться вечера не хочу, да и снова увиливать от шампанского будет подозрительным, от чего может внести подозрения в предстоящую радостную весть. А радостную ли? Ведь как только мы приняли решение, что станем родителями для ребенка Рона и Евы, то начали предохраняться. Воспитывать двоих детей разом, вписав кому-то из детей ложную дату рождения в свидетельство, это то еще удовольствие. К такому геморрою мы готовы не были. Только вот эта ситуация сама нас нашла.
- Давид - я подозвала мужчину сесть рядом со мной на кровати. Итак, как начать? Я резко выдыхаю через нос и говорю: - Неделю назад я была у врача. Оказывается, я беременна. - понимаю, что в это вторая раз супругу будет сложнее поверить, поэтому достаю из кармана сумки снимок и протягиваю его Давиду.
- Вот. Была вчера на УЗИ. Это Фасолинка, и ему 8 недель. - на черно-белом снимке действительно было изображение, больше походившее, на фасоль, чем на ребенка. И все же, сомнений в том, что во мне растет жизнь, больше нет. Мы действительно станем родителями. Не подростка от первого брака, не чужого ребенка, а нашего. И я пока сама не осознаю эту мысль. Даже когда смотрела на экран монитора в кабинете врача не видела ничего, кроме помех и черных пятен. Но у меня будет время принять свое счастье в течении девяти месяцев.

Отредактировано Agata Tarantino (2019-02-13 13:27:14)

+1

3

Идея подарка на 14 февраля свалилась на меня весьма неожиданно. Не сказать бы, что я долго что-то планировал и думал, просто в одно утро проснулся и решил, что нам с Татой нужно отвлечься от будничной рутины и навалившихся хлопот. А лучшее средство от наскучившей хандры, как известно - смена пейзажа, поэтому маленькое путешествие на яхте моя жена встретила с особой радостью. Вся последующая неделя прошла в приятном предвкушении поездки в Тихуану, а лично для меня - ещё и в выборе особенно красивых бриллиантовых серьг для моей жены. Агата заслуживает только лучших украшений, и скупить в этом деле я уже совершенно точно не собирался.
Так что утром в день всех влюбленных в полной боевой готовности, где-то между девятью и десятью утра, наш большой красивый белый корабль со звучным названием "Клементина" отшвартовывается от берега и под руководством капитана Иглесиаса выходит в открытый океан.
Мы с Татой первое время находились на палубе, закутавшись в пледы, и любуясь красотами скрывающегося из вида города. На самом деле мы держались недалеко от берега, но даже с такого расстояния Сакоаменто и все оставленные там проблемы казались мне такими незначительными, что впервые за последнее время я даже позволил себе спокойно выдохнуть.
Когда нам становится немного прохладно, мы с брюнеткой спускаемся в каюту. Я хочу представить ей свой подарок, но перед этим выпить немного шампанского в честь праздника. Вот только Тата, на удивление, тактично отказывается, отвлекая моё внимание от такого своего немного странного поведения весьма недвусмысленными ласками.
Где-то спустя час наслаждения друг другом я решаю предпринять ещё одну попытку порадовать жену своим вниманием в материальной форме, но как только я выхожу из душа, меня просят присесть на кровать. Вид у Таты слегка взволнованный, что заставляет волноваться и меня, и тем не менее я исполняю женскую просьбу. - Давид, - начало мне уже не нравится, хоть это и пока только моё имя. Вкидываю брови вверх в ожидании, перебывать супругу не спешу, просто терпеливо продолжаю ждать, что же будет далее. - Неделю назад я была у врача. Оказывается, я беременна - голос Агаты слегка дрожит, но она пытается спрятать волнение за легкой улыбкой. Я, на самом деле, даже сначала не понимаю, не послышалось ли мне сказанное, поэтому совершенно по-идиотски решаю переспросить. - Что? Беременна? - откашливаюсь. Прошло не так уж и много времени, когда я слышал такую же фразу в прошлый раз. И ничем хорошим это в итоге не закончилось. Так что и сейчас я не спешу верить, хоть и осознаю, что таким своим поведением заставляю жену волноваться только сильнее. Но она, видимо, готовилась, потому как в следующее мгновение подсовывает мне небольшую чёрно-белую фотографию. - Вот. Была вчера на УЗИ. Это Фасолинка, и ему 8 недель, - ничего не понимаю, правда, но снимок в руки беру. Смотрю на него несколько мгновений, затем подозрительно перевожу взгляд на Тарантино, а затем снова на непонятные пятна на бумаге. Подношу к глазам, выставляю на свет - словом, веду себе настолько глупо, насколько это возможно в подобной ситуации. - Фасолинка, говоришь? - на самом деле я мало понимаю, что значит "фасолинка". Это Агата уже даже успела придумать ласковое прозвище для нашего ребенка, но, по-моему, пора уже завязывать с этим своим "непониманием", а то так недалеко и супругу до инфаркта довести. - Нет, прости, на самом деле я безумно рад, - и вот наконец-то спустя минут десять меня настигает адекватная реакция - я подрываюсь на ноги и, громко смеясь, подхватываю Тату на руки. - Я очень рад! Очень рад! - кружу её по небольшой каюте и что-то весело присвистываю себе под нос. - А это мальчик или девочка? Или ещё непонятно? - опускаю супругу на ноги и смешно запускаю себе пятерню в волосы. - Выходит у нас будет "двойня", - и даже ситуация с Роном меня не пугает, потому что окрыленный я от чего-то уверен, что мы со всем справимся. - У меня кстати тоже для тебя есть небольшой подарок. Он, естественно, не сравнится с твоим, но я старался, - на этом достаю из своей дорожной сумки квадратную плоскую коробочку из темно-синего бархата и одним ловким движением открываю крышку. - Это тебе, дорогая. С праздником, - протягиваю подарок супруге и оставляю на её щеке неуклюжий поцелуй.

Отредактировано David Guerra (2019-02-23 18:41:16)

+1

4

На мое известие о беременности Давид откашливается, переспрашивая. Я замираю в ожидании, позволяя ему принять новость, осознать и удостовериться, что я не вру. Сейчас мне нет во лжи никакого смысла. Мне не угрожает опасность от рук супруга, наш брак не трещит по швам, чтобы пытаться связать его с помощью ребенка. Гуэрра даже похоже, что успел смириться с тем, что у нас пока что не будет своих детей. Но вот придется теперь привыкать к другой мысли и, надеюсь, она приятна для нас обоих.
- Ах! - вырывается из груди, когда мексиканец, в порыве чувств, осознав приближающееся отцовство, подхватывает меня на руки и закручивает в вихре. Смех вырывается самим собой такой искренний и легкий, что я не сразу узнаю в этой счастливой девушке себя. Девушке, которая сейчас не думает о плохом, которую не беспокоят проблемы с бизнесом, заморочки криминального характера, которая не ждет подвоха от судьбы. Я всецело принимала и впитывала эту атмосферу, отдавалась ей, как часом ранее отдавалась своему мужу.
- Дурной, конечно, не понятно - с доброй усмешкой отвечаю мужчине на вопрос о поле ребенка - У него даже ручек еще нет. Говорю же, это фасолинка. Гляди как похож - снова смеюсь, кивая на снимок.
- Выходит у нас будет "двойня" - эта фраза заставляет меня прийти немного в чувства, поэтому пока мексиканец отходит в сторону за подарком, я пытаюсь примерить на себе роль матери двоих детей. Черт, я и на одного решалась очень долго и болезненно, до сих пор продолжая посещать психолога, который убеждает меня, что беременность и рождение детей это не конец света. А тут этих детей будет двое... Двое орущих младенцев, из-за которых никто не будет спать по ночам, которые будут болеть друг за другом и плакать в унисон. Две маленькие жизни, за которые мы в большом ответе.
Мне страшно, что я не смогу стать той матерью, которая им нужна, как не стала ею для Аарона. Я боюсь, что жажда адреналина и денег не даст мне сидеть дома и воспитывать детей. Я опасаюсь стать беглянкой и, сорвавшись с места, оправдывая свое непостоянство, уехать в другую страну или зависнуть ночами на оружейном складе.
Может я действительно не готова к всему этому? И посещение психолога, конечно, помогает принять себя и выстроить верную модель поведения и ход мыслей, но вряд ли его напутствий хватит надолго. Или мне придется ходить к мозгоправу, пока дети перестанут зависеть от меня?
Подарок Давида принимаю с какой-то отчужденностью, хоть и пытаюсь это скрыть улыбкой - Черт, они шикарны! - спешу примерить бриллианты, вставляя серьги в мочки ушей.
- Давид, насчет двойни... - поднимаю глаза на мужчину - Знаю, что мы обещали Еве помочь. И уже поздно давать заднюю, так как время упущено. Но... ты уверен, что мы справимся? Ты будешь вставать к ним по ночам? А менять им подгузы? Гулять? Я не справлюсь с двумя. Два - это очень много! А что делать будем со сроком? Ребенок Евы родиться летом, а наш в октябре. И разница в три месяца не очень тянет на двойняшек. Вдруг кто-то догадается? Я просто не представляю как быть! - узнав о своей беременности неделей раньше я, конечно, не один час думала над этим непростым положением: как сделать так, чтобы все думали, что у нас двое детей. Прятать одного малыша, пока не родиться второй? Прятаться самим? Подкупать врачей?
Я очень надеялась, что Давид урегулирует эти вопросы. Но, как бы там ни было, предельно ясно, что в случае выбора, перевес будет в пользу нашего ребенка.

Отредактировано Agata Tarantino (2019-02-16 10:30:24)

+1

5

Я подозревал, что у Агаты могут возникнуть сомнения по поводу беременности. Вспоминая, как тяжело она восприняла "первую", я уже морально готовился ко второй, хоть и не ожидал её так рано. Я понимал, что Тате с её образом жизни придётся многое поменять, чтобы стать матерью, и в какой-то мере мне даже было её немного жаль. Мне было жаль, что я не в силах перенять на себя хоть долю волнения жены, и всё, что я мог себе позволить, это укутать её в кокон своих успокаивающих слов.
- Детка, ну-ну, всё будет хорошо, - сгребаю супругу в охапку и осторожно запускаю свою огромную ладонь в её спутавшиеся влажные волосы. - Я буду рядом. Буду тебе помогать. Не зря же я переехал, правда? - я на самом деле готов к такой ответственности, и осознаю, что проблем в нашей жизни прибавиться в два, а то и три раза больше. Но раз уж я согласился принять ребенка Евы на воспитание, то неужели я смогу бросить без помощи своего? Не смогу! И Агате придётся это принять, как и наше грядущее отцовство. - Я знаю, что будет нелегко. Но мы справимся, я тебе обещаю, - мне, правда, хочется верить, что мои слова хоть на йоту облегчат страдания мечущейся испанской души, а мои объятия окажутся для неё спасением. Потому что видеть Тату такой - невыносимо, и в этот момент, мне кажется, что я готов даже голову дать на отсечения, лишь бы жене стало легче. Но вряд ли станет легче от безголового супруга...
- А по поводу разницы в возрасте... Так мы всегда можем уехать на время в Мексику. Спрячемся ото всех, будем кормить детей фруктами, купаться в океане и строить песочные замки, а рабочие дела будем решать по интернету. Я уверен, что нам удастся разобраться со всеми проблемами. Ты же мне веришь? - и я заботливо поддеваю подбородок брюнетки, заставляя посмотреть мне в глаза. Я вижу, как она взволнована. Всё ещё взволнована, поэтому добродушно улыбаюсь и касаюсь её губ легким поцелуем. - Поднимемся на палубу? Скоро закат. Я хотел бы полюбоваться им с тобой... - я хотел бы всю жизнь любоваться закатами только с Агатой. Ну потом ещё с двумя нашими детьми. И Аароном, конечно, если наш с ним уговор будет действительным до того времени, потому что добровольно мы его вряд ли затащим для семейного времяпрепровождения. И тем не менее я надеюсь, что смог хоть на долю успокоить свою жену. Ведь впереди нам предстоит такой приятный уикэнд, и мне так не хотелось бы, чтобы Тата испортила себе настроение какими-то глупыми, почти что беспочвенными угрызениями.
- Хьюго, как ветер? Попутный? Держим курс? - пока подаю жене руку, чтобы помочь выйти из каюты, обращаюсь к капитану. - Сколько нам ещё времени? - пожилой мужчина поправляет фуражку, которую всегда берёт с собой в плаванье, сверяется со своими наручными часами и сообщает, что плыть осталось ещё около двух часов. - Отлично, как раз успеем поужинать, - достаю корзину с заготовленными продуктами и выкладываю её на небольшой столик на палубе. - Так, милая, что тебе теперь можно? Мясо? Сыр? Фрукты? Можно ведь? - сосредоточенно копаюсь в провианте, понимая, что мне ещё столько предстоит выучить о беременных женщинах. Но кто сказал, что я не готов? Готов! Всегда готов! Тем более ради Агаты.

+1

6

Порой, чтобы понять и увериться, что все будет хорошо, чтобы усмирить страх перед надвигающимися бедами, достаточно теплых слов любимого человека. И я никогда не думала, что этим человеком, способным меня успокоить, будет Давид. Мужчина, которого первое время я опасалась и держалась в стороне, боясь поддаться его харизме и власти. Но в тот момент меня останавливал брак с Пульсоне. Потом же после развода и с началом наших отношений я все равно не ждала от него сентиментальностей и той теплоты, способной убедить меня, что это мой человек. Наши отношения были (и есть) страстные, без лишних откровений. Но не так давно что-то поменяло. Как в нем, так и во мне. Мы открывались друг другу. И больше не было смысла надевать личину суровости и холодности. Потому что быть любимым и любящим оказалось куда приятнее.
Я смеюсь, когда Давид расписывает как видит нашу жизнь с малышами - кормить их фруктами, закапывать в песок. Смеюсь звонко, заливисто, но тепло.
- Конечно, я тебе верю - обнимаю мексиканца, удивляясь как легко мне далась эта фраза. И тут же, следом, червячок тихо поскреб изнутри: "А ты уверена, что он говорит тебе правду? Ты же знаешь какой он прекрасный актер. Сыграть роль примерного семьянина - раз плюнуть. Все криминальные люди примеряют такую роль".
Но развязать внутренний конфликт не получилось - Давид увлекает за собой на палубу.
Океан был унылым и темным. От волн, ударяющихся о борт, изредка на лицо оседали мелкие, как бриз, брызги. Воздух был прохладным, но теплый плед, накинутый поверх одежды, спасал.
- Мне все можно - киваю, подключаясь помогать. - Жаль, что с алкоголем придется завязать. Это меня расслабляло. Ты же знаешь насколько, порой, пиздецки бывает в нашем деле. Вон, взять русского, который месяц назад сдох от полу в голову! Вроде ведь и не виноват, что умер, но все равно говна подбросил. Кстати, спасибо, что помог в этой ситуации. - тогда Гуэрра, воспользовавшись своими связями в Сан-Франциско убедил русских дать мне шанс объясниться. А ведь как знать чем бы все кончилось, не заступись Давид за меня?
- Я тогда уже беременна, получается была... - хотя беременностью в 9 дней сложно назвать полноценным положением, даже зародыш еще не сформировался. Но на таких сроках выкидыши более чем вероятны и порой женщина сама не понимает что произошло.
Мысли снова заводят меня не в ту степь. Поэтому я, встряхнув головой, подставляя лицо навстречу порывам ветра, чтобы он лихо разметал мои волосы, усаживаюсь под навес за столик.
Долго на открытом воздухе мы не просидели из-за сильного ветра и поднимающегося волнения, поэтому переместились в каюту с диванами и столом, где продолжили ужин. Через пару часов яхта зашла на дозаправку в Сан-Диего и тут же продолжила путь до Тихуанны.
В Мексике мы были уже следующим днем, швартуясь на пристань на пляжу нашей виллы. Когда было принято решение приехать в дом, то Давид вызвонил горничную, чтобы привести пустовавший пол года дом в порядок, и охрану, без которой в Мексике никуда.
Нас встречали двое мужчин из охраны и один из людей мексиканского картеля. Подплывая и заметив Хорхе, я уже заподозрила неладное. И была права, так как Давид не успел ступить на берег, как его внимания попросили в картеле. В итоге, супруг уехал, оставив меня распаковывать вещи и встречать пустоту виллы одной.
Я не злилась и не обижалась, понимая. Сама живу так, когда в одну минуту надо быть срочно на складе или в порту. И все же, тоска не отпускала до самой ночи, когда в 20 минут первого вернулся супруг. Я в это время уже как час ворочалась в постели и старалась уснуть.
- Все хорошо? - спросила я. Не стану расспрашивать о срочности дела или вообще о подробностях, так как дела картеля меня не интересуют до тех пор, пока это не угрожает моей безопасности (как было с переделом власти, когда Давид с Луисом устраняли Эдуардо Кортеза). - Устал? Давай в душ. Налить выпить? - я встаю с постели, чтобы спуститься в столовую за стаканом, льдом и виски. Себе же налила стакан кефира, хотя хотелось сожрать пол утки. Но мысль о лишних килограммах не позволила даже посмотреть на приготовленное блюдо.
- Я твоим родителям звонила, сказала что мы приехали. Они хотят увидится. Это как раз хороший повод сказать им про ребенка. - я веду диалог с приоткрытой двери ванной комнаты, наблюдая через запотевшее стекло душевой кабины очертания своего мужчины. Вожделение забило ключом, но я глотаю его вместе с кефиром, настраиваясь на сон. Давиду нужен сейчас отдых больше, чем мне.

+1

7

Путь к Тихуане оказывается более, чем спокойным.
Мы с Агатой ужинаем на палубе, потом прячемся от ветра в каюте, где, раскинувшись на белоснежных простынях, засыпаем в объятиях друг друга.
Так, незаметно на нашу яхту и прокрадывается утро, голосом капитана сообщая, что мы прибыли.
Помогаю супруге спуститься по трапу, подавая руку - ей теперь нужно в два раза больше моего внимания, но, увы, прямо на берегу меня ждёт Хорхе, жаждущий и себе толику моего присутствия. Точнее, не лично себе - картелю, так что я тем более не могу отказать, как бы не хотел. Приходится чмокнуть Тату в щеку и, пообещав вернуться домой как можно быстрее, отправиться по делам. Проблемы, как оказалось в последствии, возникли с поставкой оружия на Кубу. Один из наших солдатов дезертировал, прихватив с собой немалую сумму денег и несколько огнестрельных единиц, вероятно, не понимая, что деньги эти ему пригодятся теперь разве что на собственный похорон. И тем не менее на поиски предателя уходит почти целый день, так что домой я возвращаюсь лишь в начале первого часа ночи. Агата ещё не спит, воротиться на кровати, видимо, переживая за меня. Глупец - ей ведь нельзя волноваться, так что я спешно раздеваюсь и уже собираюсь нырнуть под простынь, чтобы притянуть супругу к себе, но не тут то было. Маленькой женщине хочется всевластия, а ещё выпить кефира. От предложенного мне алкоголя я неожиданно отказываюсь. То ли потому что слишком устал, то ли для того, чтобы поддержать Тарантино. - Я здесь, малыш, - шепчу немного устало и утыкаюсь носом испанке в плечо. - Всё нормально. Ничего такого, что я бы не смог решить, и о чём тебе стоит волноваться. Правда, - на этом оставляю ряд коротких поцелуев вдоль выступающих ключиц супруги, чтобы всецело выразить свою любовь и признание женщине рядом. Она улыбается, улыбаюсь в ответ и таки тяну непослушную за собой в кровать. - Как у тебя дела? Чем занималась? Агата удобно размещается у меня на руке, так что я могу позволить себе выводить пальцами узоры на её предплечье. Смольные волосы раскидываются по подушке, окутывая меня каким-то пряным ароматом. Должен признать - расслабляет гораздо лучше любого алкоголя. В отличии, конечно, от визита родителей, о котором мне сообщает жена. - Да? Ну хорошо, - я пытаюсь скрыть удивление и легкое недовольство. Мне везёт, что в комнате темно, и Агата не видит, как я поджимаю губы. Не сказать бы, что у меня плохие отношения с родителями, но, если честно, я предпочел бы этой встречи избежать, в отличии, как видимо, от моей проворной женушки, сообщившей мне, что праздничный ужин назначен на завтра. Тяжело вздыхаю. Мало того, что теперь предстоит вытерпеть обычный расспрос матери, так ещё и новость о беременности вызовет волну повышенного интереса к нашей жизни. Но мы ведь решили быть взрослыми и рассудительными, да? Вот пора бы уже, наверное. Начнём, пожалуй, с малого. - Ладно, я тогда с утра съезжу за продуктами, - на том и засыпаем.
А утром я, и правда, направляюсь в ближайший супермаркет со списком покупок. Стараюсь не затягивать, быстро выбираю всё, что нужно, покупаю ещё два букета цветов: для мамы по настоянию Таты, и лично для неё - уже по собственной инициативе. Возвращаюсь домой с двумя огромными пакетами, а потом даже пытаюсь помочь жене на кухне. В итоге получаю половником по заднице и просьбу не мешаться под ногами. Смеюсь. Говорю, что пойду поставлю цветы в воду. Затем ещё несколько раз захожу на кухню, чтобы шлепнуть брюнетку по заднице или игриво укусить за шею. Во время одного из таких проявлений нежности нас и застают родители. - Мама?! Вы же должны были прийти через сорок минут, - возмущенно восклицаю я, но тут же получаю от Агаты незаметный удар локтем в бок. - Справились быстрее. Ты не рад нас видеть? - тут же расплываюсь в елейной улыбке и достаю словно из ниоткуда букет цветов. Мать тут же смягчается и принимается целовать мою жену. Мы же с отцом обмениваемся крепким рукопожатием и коротким кивком. - Ну, у нас, наверное, уже почти всё готово, да? - спрашиваю задумчиво, потому как сам несколько минут назад закончил сервировать стол. Главное теперь только не получить за то, что разложил вилки не в той последовательности. А ещё, конечно, подобрать удачный момент, чтобы сказать о ребенке.
И кто знает, что из этого тяжелее...

+1

8

Когда Давид дома, рядом, то спать легче и приятнее. Сон, который не желала приходить в течении часа в одиноком доме, сейчас с его присутствием и в объятиях, с силой захватил меня. Я переворачиваюсь к мужу, целую его в колючий подбородок и закрываю глаза.
- Черт, как же я тебя люблю - шепчу в темноту. И признание, которое никогда до этого дня не было сказано, спешит раствориться в ночи, на моих губах и поцелуем на его лице.
Таких спокойных дней действительно не хватало. Пусть Давиду и пришлось сегодня поездить, о чем-то порешать, но я все равно ощущала себя здесь, в Тихуане, иначе. Более защищенно? Даже несмотря на то, что нахожусь в розыске. Или более на своем месте? Что ни говори, а Штаты не сильно радушны к иммигрантам. Иной менталитет. Мексика же говорила на моем языке. Здесь были улицы отдаленно напоминающие улочки Барселоны, по которой я, как оказывается, скучаю. В Мексике тоска по родине чувствовалась не так сильно, она отступала.
Ночью, несмотря на мое гармоничное душевное состояние, привиделся отнюдь не красочный сон про море и пляжи. А кошмар. Я видела сон, в котором Давид уходит от меня. День ото дня. Сначала к одной, затем к другой... Я прогоняла его, кричала, ревела, хлопала дверью, но он возвращался, чтобы уйти вновь.
Что уж говорить, что всю ночь я проворочилась, взбивая мокрую от пота простынь. Наступлению утра я была несказанно рада, хоть и желала проваляться весь день в кровати от недосыпа. Но опасение снова увидеть подобный сон подняли меня с постели. Да и надо было готовиться к приезду родителей Давида, Лауре и Карлосу Гуэрра.
Супруг был отправлен в ближайший магазин за продуктами, ну а я, найдя в интернете пару интересный рецептов салата и горячего, решила начать готовить. Пусть мексиканец знал и понимал, что кухню я не люблю и не умею, но для его родителей хотелось выглядеть и произвести иное впечатление. Для них мне хотелось быть чуть лучше, чем я есть, чтобы они не жалели, что их сын женился на мне. К супругам Гуэрра я испытывала теплые чувства и всегда, когда мы с Давидом гостили в Тихуане, не разделенные срочными делами и поездками, то встречались с ними. Возможно, во мне говорил скорбь по своим родителям, хотя мне всегда казалось, что я смирилась с утратой. Да и к родителям Декстера не испытывала подобного. Так в чем секрет?
- Ай, щекотно же! - я наклоняю голову и смеюсь, когда Давид пытается меня кусануть за шею. Все наши заигрывания прерываются появлением Карлоса и Лауры.
- Мы рады вас видеть - отвечаю на вопрос вперед Давида и обнимаю пожилую женщину. Лаура была женщина веселая, приятная в общении, но лишь до той поры, пока на ее территории, в ее быте не появляется конкурентка. Тогда начинается "картошка не так сварена, пыль не в той последовательности вытерта". Но я никогда не вторгалась во владения миссис Гуэрра, поэтому общия язык мы найти смогли.
- Да, можно за стол. Надеюсь вы проголодались?
- А Рон с вами не поехал? На кого оставили его? - спрашивает Карлос, тяжело оседая на стуле. Мужчина он был располагающим, отзывчивым и разносторонне развитым в силу своей бедной жизни, но, порой, очень занудным. Если он хотел что-то знать, он узнает об этом досконально, от того, любой вопрос на его ответ считался неполным и вызывал у мужчины новый поток вопросов. Поэтому морально я была готова услышать от Карлоса тонны вопросов в духе "вы уверены, что ждете ребенка?", "а какой конкретно срок? это врач сказал?", "то есть ты точно беременна?".
И все же, за неимением в свои 60+ внуков, они буду рады услышать наконец эту новость.
- Агата, ты сама готовила? В салат стоит рукколу бросать в последний момент, после заправки. Иначе она намокает и похожа, не к столу будет сказано, на соплю. - женщина критиковала мой салат с энтузиазмом, поднимая на вилку завявший листик рукколы.
- Мой салат - сопля - подметила я тихо себе под нос так, чтобы только Давид услышал. - Вот поэтому я и не люблю готовить - впрочем, подобными высказываниями о стряпне меня не обидеть, за званием шеф-повара не гонюсь.
- Давид, достань что покрепче. Вино оставим женщинам. - говорит бодрым голосом Карлом, кидая взгляд на стол - Агата, ты почему не пьешь? Давай с нами тогда на стотч переходи. Сын, доставай три рюмки.
- Я не пью крепкое.
- Почему? И вино ты тоже не пьешь? - у Карлоса началась атака вопросами.
- Я плохо спала и не хочу.
- От чего плохо спала? Вот я и говорю, выпьешь, лучше спать будешь. Скажи ей. Перед сном надо хоп. - он изображает как резким движением нужно пить крепкий напиток - И в сон сразу.
- Черт - пыхчу, понимая, что эти пытки меня сведут с ума, да и выкручиваться более смысла нет, раз уж тема моей безалкогольной диеты стала интересна. - Я беременна.

Отредактировано Agata Tarantino (2019-03-11 20:18:10)

+1

9

Я так и знал.
Знал, что всё будет именно так.
Не смотря на довольно сносные отношения между моими супругой и матерью, последняя всё равно никогда не упускала возможности показать своё превосходство и жизненный опыт. А единственное, что спасало ситуацию, так это ангельское терпения моей благоверной.
Вот кому бы сказать - не поверят, но Тата и в самом деле только мило улыбается в ответ на замечание о салате-сопле. Благодарно сжимаю под столом её колено, мол спасибо, что не накаляешь обстановку ещё больше. Ведь в остальном, с капризами мамы мы уже все боле-менее научились уживаться. Отец вон вообще постиг искусство мастерски абстрагироваться от конфликтов с помощью алкоголя, и пытался сейчас всех нас приобщить к этому высокому делу. Особенно настойчиво он хотел споить Агату, ещё не подозревая о её интересном положении. Я то и дело поглядывал на жену, понимая, что момент истины вот-вот упадёт на нас чугунной сковородкой, ведь что-то врать и выглядеть при этом, как пара провинившихся подростков - ну в самом деле?..
- Я беременна, - а это уже, к слову, в самом деле выглядит довольно по-взрослому. Мы ведь взрослые, да? Родителям ведь не придётся за нас разгребать ситуацию с непонятным ребенком, как нам пришлось за Роном. Так что всё... нормально? Должно быть. И тем не менее... - Что? - первой в себя приходит мама. Чинно откладывает в сторону приборы и измеряет нас, сидящих напротив, строгим взглядом, от которого, не смотря на то, что я скоро уже разменяю пятый десяток - мне всё равно становится не по себе. - И чем вы думали? - поджимает губы, явно не совсем довольная такой новостью. Бросаю взгляд на побледневшую Агату - видимо, она тоже ожидала совсем другой реакции. - Мама, ты серьёзно? - вздергиваю вверх левую бровь и показательно беру супругу за ладонь, чтобы поддержать, а ещё, чтобы показать, что решения принимаем здесь только мы. - Лаура, ну ты чего, в самом-то деле? - кажется, даже отец испугался не на шутку такой реакции мамы. Но, к несчастью, после его слов в комнате и вовсе на несколько длинных минут зависает гнетущее молчание, прерывающееся только нашим размеренным дыханием.
- Да я шучу, вы бы себя видели! - всплескивает руками мама и заливается звонким смехом, после чего тут же подскакивает со стула и подбегает к Агате. - Я так рада за вас! Какой строк? - тараторит без умолку, уже счастливо порхая вокруг моей беременной жены. - Этот проходимец тебя не обижает? - это уже обо мне, - Ты мне говори, если что - я с ним разберусь, - грозит мне кулаком, но в ответ я только виновато пожимаю плечами и неловко улыбаюсь. Быстро же спелись мои птички. - Ану-ка принеси Агате соку с кухни. Чего стал, как вкопанный? - качаю головой, но повинуюсь. С этой женщиной бесполезно спорить, как и с той, что помладше, измеряющей меня сейчас взглядом с ехидной ухмылочкой. Но в ответ я только растягиваю губы в елейной улыбке. Ведь в самом-то деле Тате теперь нужно будет больше моей помощи, поэтому начну привыкать вот прямо сейчас.
Да я вообще уже почти привык.
Но, кажется, выпить с отцом всё же не помешает...

+1

10

Беременность от родителей Давида мы, естественно, не собирались скрывать. Более того, этот обед и был случаем сказать, что скоро нашу семь. ждет пополнение. Но я рассчитывала эту новость приподнести за десертом, бросив какую-нибудь шутку или намек. Но Карлос своими предложениями выпить буквально вынудил меня сознаться и вышло это как-то нелепо, раздраженно, словно у детей. Теперь же реакция за родителями. В силу их возраста и отсутствия внуков я полагала, что малышей они хотят давно. Только Лаура едва не переубедила меня.
Всмысле "чем мы думали"? Я открыла рот, собираясь вылить порцию негодования о том, что мы ребенка хотим и можем. Судя по реакции Давида, он тоже чуть было не перешел на более высокие тона и резкие ноты.
- Да я шучу, вы бы себя видели! - а Лаура оказывается тот еще трольь! Я искренне рассмеялась, представляя какие были у нас лица - смесь негодования, непонимания, недоумения?
- Срок - 8 неделя. Мы хотели сказать позже, после планового УЗИ, но вряд ли в ближайшее время смогли бы приехать в Тихуану, а сообщать такие новости по телефону тоже не то.
Супруг был отправлен на кухню, а я поймала себя на мысли, что впервые новость о моей беременности несет в себе нечто положительное и долгожданное. И пусть я испытываю страх, переживания о том сможем ли мы обезопасить ребенка, оградить его от нашего мира (не так, как получилось с Аароном), этот страх, тем не менее, приятен. Хотя я еще не до конца разобралась в себе и со своими барьерами, продолжая ходить к психологу. Но я верю Давиду, что он сможет позаботиться обо мне, о малыше (о малышах), о нас.
- Какие планы на завтра у вас? - спрашивает будущая бабушка - Поехали в магазин? Ой, как хочу закупиться детскими вещами! Вы коляску уже смотрели? Кстати, недалеко от нас открылся приличный детский магазин. Карлос, как его? - но Карлос промолчал, лишь пожав плечами. Естественно, что к детским бутикам он не присматривался.
- Коляска? Рановато для этого. Да и вещи... - я растерялась. С одной стороны не хотела отказывать Лауре, она, несмотря на свой пробивной характер, положительная женщина. С другой, детские шмотки нам сейчас точно не к месту.
- Спрошу у Давида. Кажется, у него были планы - самый лучший способ это свалить все на мужчину. В конце концов, пусть сам отказывает своим родителям.
Я ухожу вслед за Гуэрра на кухню, заставая его за вытиранием лужи сока на столе.
- Не уж то руки так тряслись? - смеюсь, обнимая мексиканца со спины - Твоя мама хочет утащить меня завтра на детский шопинг. Откажешь ей ласково? Рано нам еще. Я не суеверная, просто не хочу торопить события. - да и посмотрим на это с практичной точки зрения: зачем покупать одежду, чтоб она лежала еще месяцев девять, а то и больше?
Давид был отправлен тормозить свою воодушевленную маму. А я пришла чуть позже, когда достала из холодильника покупной десерт, который мы решили отведать в беседке на улице под аккомпанемент шума моря.
И греясь в объятиях мужа, слушая рассказ Карлоса про рыбалку, я ощущала себя нереально уютно и по-семейному. Не хватало только Аарона, который, пользуясь тем, что мы далеко, выложил в сеть фотку с друзьями на мосту. Вот кому я точно оторву уши! Ну, а пока, отложив смартфон на плетеный столик, целую мексиканца в губы и, положив голову ему на плечо, закрываю глаза, пытаясь остановить время. Мне мало этих минут, от того они настолько дороги сердцу.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » isn't it romantic?