"Тихие шаги по лестнице, едва слышный скрип петель на двери, щелчок замка и лёгкий шорох проминающейся от тяжести тела кровати – с каждым из этих звуков дыхание ..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: ms_frannie]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy

[telegram: semilunaris]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Protecting Family values


Protecting Family values

Сообщений 21 страница 22 из 22

21

Два оставленных далеко позади (да, оказывается, два!) вражеских катера. Яхта с несколькими трупами на борту. И сам Майк, швыряющий в воду уже не нужный автомат, и входящий в каюту, где все остальные, оказывается, отстреливались от второй (или первой?) порции нападающих. Новому боссу Семьи это показалось бы страшным сном – если бы таких снов он за столько лет на улицах не навидался наяву вдоволь. Первый, на кого Майкл наткнулся, был Дэнни – тому также повезло выжить. В отличии от некоторых других, о которых капо запада, его, собственно, и спросил. – Двое. Один из твоих ребят, Расти. И Пит, как вижу… Питера Риццоне дон обнаружил у разбившегося окна, всего усыпанного осколками стекла и с пробоиной в виске, Fго рука судорожно сжимала смятую пачку «Мальборо» - видимо, когда началась заварушка, тот решил по-пижонски покурить у окна. Пит всегда любил красивую позу – да и жил всегда красиво. Белые костюмы, золотые медальоны, силиконовые развратницы в его порностудии – а теперь всему этому пришел конец. Впрочем, может лучше так, чем на нарах? Возможно,  он даже не успел понять, что умирает. – Лив, ты ранена? –  – стараясь справиться с сумятицей болезненно-хаотичных мыслей, Майкл шагнул к дивану, на котором растянулась молодая женщина. Ее одежда была окровавлена – и, увы, это была не кровь бандитов. – Сильно тебя зацепило? Потерпи, скоро до берега доберемся… В этот момент раздался выстрел – и Майк вздрогнул. Но это попросту Барбьери приканчивал одного из корчившихся в агонии налетчиков. Его поступок заставил Ринальди забыть о разных там нежностях и сентиментальностях – и выскочить наружу. Глядя на стоящего с дымящейся волыной шкипера севера,  Ринальдн аж покраснел от злости. –  Ты охуел? Его еще допросить можно было. В ответ на это Квентин разразился возбужденным монологом – его лицо было белым как брюхо дельфина. Сыграл труса, видать – это ему не его безопасный север. –  Майк, да он уже отходил, хер бы чего сказал! А ведь эти гондоны нас завалить хотели! Меня! Не скрывая пренебрежения, Майкл сплюнул – и наклонился над трупом, У того на запястье была странная татуировка -  паук, держащий в своих члениках отодранные человеческие головы. Ринальди кивнул на нее подоспевшему Алу – и тот, все поняв, осмотрел (и обшарил) другого мертвеца. Затем отрапортовал. – У этого такая же. И права еще, в СД выданное, на имя Хоакина Лопеза. Все это напоминало какую-то уличную банду из Сан-Диего – но с чего бы она решили напасть на столь серьезную организацию как Семья Торелли? И с чьей подачи? С трудом отлепив пропотевшую рубашку от совершенно мокрой груди, Ринальди позвал Дэнни и Ренато, как людей, cведущих в местных делах.Продемонстрировал им обнаруженные вещественные доказательства и спросил. – Знаете что-то об этих пидорасах? Не с вашими ли делами связано? Майк окинул обоих гангстеров пронизывающим взглядом – но тут голос  подал Джоуи Риччи. – – Босс,  мы со всеми этими жмурами на борту – прямо находка для копов… Эти слова заставили Майка отвлечься – и он кивнул Алу и еще нескольким их парням.   – Обыщите этих гондонов, потом трупы за борт…  Оставалась дилемма – что делать с телами погибших солдат Торелли? Отправить вслед за дохлыми латиносами – акт крайнего неуважения. Да и их если прибьет к берегу вместе – у легавых вопросов дохера будет. Потому Майкл подошел к Тарантино.   – Агата, нам надо пришвартоваться в каком-нибудь уединенном месте. А потом вызвать чистильщика. «Людям чести» не к месту быть кормом для рыб… Когда указания были розданы, то дон вновь собрал всех (не занятых трупоуборкой) в каюте. Сделал большой глоток вискаря, прежде чем заговорить.   – Кто-то набрался такой наглости, что посмел напасть на нас, убить двоих из наших ребят, ранить Ливию. Легкой смерти им за это не будет. Задача номер один для всех капитанов сейчас- заняться поисками этих мразей. Но самое главное – выяснить, кто проболтался о нашем собрании. Поступил ли он так по глупости или из-за предательства – но лучше бы он не родился на этот свет, я говорю точно…   Свою речь Майкл начал спокойно, но где-то на ее середине в его височные доли впились острые льдинки бешенства. Поднять руку на членов Семьи было непростительным грехом, они были неприкасаемыми даже для друг друга. Что там говорить о пуле, если простой удар кулаком, нанесенный представителю элиты криминального мира, карался смертью. Только босс мог дать разрешение прикончить одного из «своих парней» - а тут пытались завалить самого босса. – Если кто-то из вас что-то знает об всем этом или имеет предположения – лучше высказаться сейчас. Майкл на какое-то время замолк, потом снова хлебнул из стакана. Сейчас он мог, на самом деле, думать только о покушении – и о том, как бы поскорее съебать с яхты, не попав в лапы копам. Но он теперь был доном – и должен был демонстрировать силу духа и невозмутимость. Потому, пока они не прибыли на «безопасную пристань» и все равно ничего не могли изменить, можно было покончить с текущими делами. Потому Ринальди продолжил.   – Я хотел сделать еще одно объявление – пока эти хуесосы нас не прервали. Гвидо. С этого момента он не считается одним из нас, он «на полке».Это решение мы обсуждали еще с Фрэнком, но огласить его приходится мне. Все вы знаете, что он сделал свой выбор -  отдалиться и не есть с нами за одним столом. Его легальный бизнес мы трогать не будем – но все уличные интересы, относящиеся к нашему делу…. Будто то гэмблинг, профсоюзная хрень или что-то еще…. теперь отходит к северной команде. Квентин, ты решишь, кто их примет. В ответ на это Барбьери молча кивнул – это было право «крестного отца». Отправить члена организации «на полку» - фактически означало мафиозную пенсию. Тот, кто был подвергнут этой процедуры, лишался защиты Семьи и привилегий «человека чести», что фактически означало конец карьеры в Коза Ностра    – А теперь – Рен, Дэнни. Пойдемте наконец в ту гребаную каюту и вы мне расскажете, что у вас приключилось…   

+3

22

- Держись - поддерживаю Ливию, испуганную, но еще до конца не впавшую в отчаянье. Женщина теряла силы сопротивляться, врезавшись в стену и сползая вниз. Но рано опускать оружие, выстрелы еще доносятся из главного зала. От туда же вбегает к нам Росси, подхватывая Андреоли и унося в другую каюту. Зал был разгромлен: битые стекла, посуда, повсюду грязь и следы крови, размазанной по полу (похоже, что кто-то вступил в лужу крови Питца и щедро наляпал следами). Перевернутый огромный стол походил не на место для трапезы, а на щит или крепостную стену. Чтож, надеюсь такая мера помогла. Во всяком случае мы отстрелялись, сдержали внезапный огонь. И все же меня трясло. Я, словно выкинутая рыбешка на брег, стояла посреди помещения, скребя осколками под туфлями, и осматривала потери. Разбитое имущество меня мало интересовало, больше заботило осознание того, что на нас так легко напали, словно мы не сильные мира сего (ну, хотя бы в Сакраменто), а какая-то стая ворон, которую пора спугнуть ибо надоели своим карканьем.
Перестрелка, начавшаяся столь стремительно и внезапно, так же резко стихла. Но до тишины и спокойствия на яхте было далеко.
Голос Дэниеля одергивает меня. Аптечка. Да, точно. Киваю и спещу в туалетную комнату, чтобы схватить небольшую коробку с лекарствами. В аптечке в основном разнообразные таблетки от укачивания, тошноты, отравления и простуды. Но лежала и новая пачка бинта, купленная год назад.
- Сними кофту. Я забинтую рану. Надо остановить кровь. - говорю Ливии, скорее вернувшись к ней. И пока она, сквозь боль и стоны, снимала рукав, я вытерла руки медицинскими влажными салфетками.
- И еще обработаю ранение. Остальное сделает врач. У меня есть один хороший "лататель" на примете. Зашивает красиво, даже шрамов не оставляет. Дать контактик? Или смотри, я тоже умею шить - хочешь крестиком, хочешь гладью...  - Ливия же осознавала, что с пулевым ранением в обычную больницу ей нельзя? Не та ситуация. Да и еще на фоне срока Фрэнка, сегодняшних трупов, которые рано или поздно всплывут, - все это может связаться в один узел и заинтересовать органы порядка.
Я щедро разливаю хлорогексидин на рану, смывая кровь, и алые струйки потекли вниз по руке и груди.
- Черт, кровоостанавливающего нет. Поэтому затяну потуже. Эй, Ал, помоги - у меня не хватит сил, чтобы затянуть бинт как следует. Поэтому помощь Альберто приходиться в этом деле кстати. А я между делом, перебирая палетки с таблетками, нахожу обезболивающее и даю итальянке пару таблеток.
- И лучше спиртным не глушись, кровь только сильнее идти будет - алкоголь и открытая рана - вещи несовместимые. И хоть жизни Ливии ничего не угрожает, но потеря большого количества крови может сулить слабостью, головокружением или потерей сознания, а дальше и переливанием.
Тем временем, с палубы, лениво переваливаясь, словно тюлени, полетели в воду тела латиносов. После, новоиспеченный дон подошел ко мне, прося организовать безопасный берег. Киваю, хотя никаких "тихих гавань" я не знаю. Не приходилось мне еще мокрушничать на яхте и заметать потом трупы. Но Иглессиас наверняка в курсе, поэтому я ухожу наверх на капитанский мостик. Капитанская рубка выступала контрастом - чистая, белоснежная, даже игрушка Бобик, качающая головой в такт волн, не упала с приборной доски. Единственное, что выдавало о нападении, так это разбитое маленькое круглое окошко и врывающийся ветер, что гулял по всем палубам и каютам.
Дрожь все не утихала и прежде чем спуститься к "собранию" я закуталась в пальто.
А внизу, уже при менее радужной обстановке, среди осколков и тел, Ринальди оглашал другое свое решение - тоже, впрочем, не веселое. Гвидо был отстранен от дел, как отстранился за эти пару лет от Семьи и меня вцелом. Стараясь сделать равнодушный вид я переключаюсь на подругу, присаживаясь рядом с ней и интересуясь как она себя чувствует.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Protecting Family values