"Тихие шаги по лестнице, едва слышный скрип петель на двери, щелчок замка и лёгкий шорох проминающейся от тяжести тела кровати – с каждым из этих звуков дыхание ..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: ms_frannie]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy

[telegram: semilunaris]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » бери от жизни всё, что можешь, но на всякий случай запомни, где брал


бери от жизни всё, что можешь, но на всякий случай запомни, где брал

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ХРЕН ЕГО ЗНАЕТ | 25.02.2019 | ДЕНЬ

агата и франсин
у фрэнни на руках оказались золотые серьги, она взяла их у валерии просто так, без задней мысли, не думая об их стоимости.
украшение провалялось в её квартире уже две недели, и денёв успела о нём позабыть ровно до тех пор, пока не вспомнила про малкольма, а он не вспомнил про неё; встречи удалось избежать, но он знает, у кого серьги его возлюбленной и не постесняется вытряхнуть из фрэнни душу за безделушку.
ей не у кого просить помощи, разве что у агаты, но захочет ли испанка помогать вредной девице, которая до сих пор не удосужилась рассказать о том, кто она такая?

0

2

12.02.
Сев в такси, я тут же полезла в свой телефон, чтобы найти в списке контактов номер Тарантино — сдавать серьги в первый попавшийся ломбард мне не хотелось, я вытащила из бюстгальтера украшение и внимательно посмотрела на него. Крохотные золотые лапки удерживали по три чистых, сверкающих камня в каждой серьге. Может, бриллианты, — подумалось мне, но наверняка узнать этого я не могла, для меня камни отличались в лучшем случае своим цветом, то есть, отличить малахит от бирюзы я могла, а вот все блестящее нет, но если Валерия вернулась к своему любовнику за украшением, то оно было ей дорого. Тщательно осмотрев изделие, я не нашла никакой именной гравировки и почему-то решила, что это хорошо, затем отправила серьги в сумочку и провела пальцем по дисплею, вызывая абонента, но абонент молчал. Длинные гудки свидетельствовали о том, что Агата или не слышит сигнал, или не хочет его слышать. Вздохнув, я убрала гаджет, решив, что она перезвонит, но Агата не перезвонила ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра.

24.02.
Конечно же, я уже успела позабыть о Малкольме и о его ревнивой шлюшке, эти люди мне были совершенно не интересны, впрочем, как и любые другие. В тот день я как обычно занималась своими делами — искала деньги, а затем тут же просирала их в ближайшем пабе_баре_клубе — надо бы уже придумать себе развлечение поинтереснее, как мне на секунду показалось, что я увидела в толпе отдыхающих Хэннинга. Этот был тот самый бар, в котором мы познакомились, обменялись любезностями и слюнями, и из которого поехали к нему, чтобы потрахаться, а на утро он сильно нервничал, будто боялся, что в квартиру внезапно вернется жена. И от мысли, что придется встретиться с ним вновь по телу пробежали мурашки. Я была уверена в том, что красавчик видел, как я стянула украшение, но почему-то не стал мне мешать, а теперь вот, должно быть, опомнился. Возможно, я накручивала, возможно, это был вовсе не он, а даже если и он, то уже давно позабыл обо мне, но лучше перестраховаться и избавиться от сережек, а еще навсегда вычеркнуть этот бар из списка любимых заведений [да просто он самый дешевый в округе].

25.02.
Лежу на диване в съемной квартире, арендная плата за которую истекает через три дня. Майки уже нет дома, как и его непоседливого ребенка — это меня радует, люблю просыпаться в тишине и с осознанием того, что никуда не надо идти. Голова после вчерашней пьянки немного побаливает, и внутренний голос умоляет о том, чтобы я вылезла из-под одеяла и утихомирила боль таблеткой, но не лень. Проверяю все свои мессенджеры, которых у меня не так уж и много, только те, которые привязаны к номеру телефона, отвечаю на редкие сообщения и решаю вновь набрать номер Тарантино, не особо надеясь на успех. Раз она не перезвонила тогда, то похуй ей на меня и на то, что мне нужно, и это справедливо. Тогда, в день убийства, я вела себя как последняя мразь — девушка хотела мне помочь, а я только и делала, что огрызалась. Мы, конечно, потом выпили пару бутылок вина и разошлись на мирной ноте, но наивным бы было считать, что она захочет продолжить общение с малолеткой без роду и имени.

Проходит три гудка, и я уже решаю нажать кнопку отбоя, как слышу её голос. В последний раз мы видели друг друга осенью, сейчас конец зимы, и я едва смогла узнать её только по звукам, раздающимся из динамика телефона.
— Агата? — спрашиваю на всякий случай, хотя это глупый вопрос, кто другой может говорить со мной по её личному телефону. — Это… Ивона. То есть, не совсем Ивона, ну ты поняла, — я не знала, общается ли она с Лиманом, и тем более не знала, говорили ли они обо мне, сильно сомневаюсь, что Артур стал бы забивать голову испанки такой ерундой. — Мне нужно тебя увидеть, чем быстрее, тем лучше, это не займет много времени, минут двадцать, — понятия не имею, сколько это займет. Если она захочет меня прибить, то хватит и двух минут. — Куда я могу приехать? — просить её заехать за мной было бы уже слишком нагло, а ссориться с моим потенциальным каналом сбыта всякой хуйни больше не входило в мои планы. Я поняла, что у Агаты есть много полезных связей и светлая голова на плечах, не лишенная мозгов, к тому же, она не такая жестокая, какими обычно оказываются люди из её круга. Или мне так казалось. Не важно. Важно то, что я её не боялась, да и выбора у меня особо не было. Кейва я боялась куда больше…

+1

3

Едва успев вернуться из пятидневного отдыха на яхте до Мексики, как Ринальди созывает собрание. Моя яхта, не остывшая от долгого заплыва снова выходит в плаванье. Но кто ж знал, что после встречи членов мафии мне придется зализывать "Клементину", собирая гильзы с палубы и кают... А еще нанимать чистильщика, который сотрет обильные следы крови со стен и пола. Яхта встала на прикол, нуждаясь в капитальном ремонте. И единственное, что во всем этом меня утешало, так то, что осталась жива. Потому как схлопотать пулю в ограниченном пространстве, на яхте, взятой абордаж, было весьма велико.
Давид, даже находясь в Мексике, естественно, узнал о происшествии. И очень рассердился, что узнал он это не от меня, а от капитана. Я же хотела, чтобы он не срывался ко мне, а дорешал вопросы. Все ведь закончилось и нет смысла рассыпаться на части из-за сожаления, что не оказался рядом. В общем, мы в который раз повздорили - умудрились сделать это даже по телефону шифрованным разговором. Поэтому звонок от Франсин я встретила весьма раздраженно. Не буду врать, что не думала об этой девчонке особенно после того случая с аварией. Да и недалекая встреча с Артуром и упоминание лжеплемянницы напомнило о ней. Вскользь о жизни Фрэн, даже сама того не желая, но я была посвящена.
- Что на этот раз? - хотела пошутить о том а не убила ли она еще кого, но такие шутейки по телефону не самая лучшая идея. Как знать на чьем хвосте теперь сидят федералы. И здесь моя беременность как нельзя кстати - после того как посадили Фрэнка и агенты сейчас роют днями-ночами на всех, с кем тот общался или когда-либо здоровался, надо уходить в тень. А раз из Семьи уходят только вперед ногами, то мой "академический отпуск" считай подарок. Эта беременность и правда была чудом. После стольких лет попыток забеременеть... сначала гнилые попытки с первым мужем, затем круговорот недобеременностей с Давидом, что я даже сама запуталась и не верила в то, что во мне растет жизнь. Но узи не врет, 9 недель.
- Алкомаркет "Агаве". - ответила коротко, закончив звонок.
Да, у меня были все доводы послать Франсин разбираться с ее делами самой, но вдруг девушка звонит из-за того случая осенью? Может кто-то вышел на нее? Или копы стали оказывать внимание? Потому как говорила она весьма загадочно, что не давало мне расслабиться.
- Сандра, ко мне должна девочка прийти. Мелкая, с наглым выражением лица и огромного гонора. Зовут Франсин, но может и Ивонной себя назвать. Проводи ее ко мне. - прошу консультанта встретить Фрэн и указать путь до моего скромного офиса с кулером и двухместным диванчиком.
Когда, описанная мной особа вошла в алкомаркет, ее, без лишней навязчивости и дружелюбия, какое принято оказывать потенциальному покупателю, провели до комнаты через служебную дверь и недлинный коридор. Я тем временем распечатывала отчет и допивала остывший чай.
- Ну привет - не стану скрывать, но эту девушку в своей жизни я не особо хотела видеть. - Надеюсь я не пожалею о двадцати минутах своего времени - киваю на кресло возле моего и даю понять, что минуты пошли.

+1

4

В голосе Агаты я не услышала дружелюбных нот и восторга от той встречи, которая ей вскоре предстоит, но это меня не удивило, удивилась бы я, если бы она заворковала от радости о том, что счастлива слышать и видеть меня. Все шло своим чередом — я оставалась такой же наглой, а испанка такой же неприступной, хотя, когда мы попивали винцо в квартире Лимана в лучшие времена, оставшиеся в далеком прошлом, мне казалось, что я уже почти пробила броню.
Не сказав, что именно мне нужно, я запомнила и нагуглила адрес алкомаркета /алкомаркеты мне очень нравились, чтоб вы знали, и в этом я еще ни разу не была/, отправляясь в путь. На метро ехать совсем не долго, но, признаюсь, меня постигло некоторое разочарование из-за того, что Тарантино не предложила приехать сама. Неужели для того, чтобы она подобрела и обратила на меня свое внимание, мне надо снова кого-нибудь убить? Я не подумала о том, что у женщины и своих взрослых проблем выше крыши, о том, что она может вообще уже меня не помнит и принять за… Поставщика продукции в свой магазин? Приеду и разберусь.

Алкомаркет оказался обычным, довольно большим и светлым, но ничего такого, что бы его превозносило над конкурентами я не заметила, и всё же мне здесь нравилось. Неподалеку от входа стояла миловидная девушка в белой блузке с бейджиком на груди. Судя по нему, звали консультанта Сандрой, вот к ней то я и направилась.
— Мне нужна Агата Тарантино, — девушка кивнула и без лишних вопросов пригласила пройти за ней. Не спрашивая ни моего имени, ни цели визита. Не знаю, как там предупредила хозяйка магазина о моем визите, что внешний вид вопросов не вызывал. А изменилась я не сильно: морда лица оставалась такой же наглой и довольной, одежда не стала более элегантной и женственной /то есть, я почти всегда носила платья, но это были короткие летние сарафаны, а не приталенные наряды для настоящих леди/. Волосы с октября пережили покраску в розовый цвет, что еще больше выделяло меня из толпы, прибавляло ебанутости образу, но не прибавляло ума.

— Привет! — Я радостно плюхнулась на двухместный диванчик для посетителей, положила ногу на ногу и осмотрелась. Места было мало, но вполне миленько. Правда, сидеть тут каждый день — тоска смертная, как мне кажется. На столе перед Агатой лежали какие-то бумаги формата А4 и остывала кружка с чаем. Мне вдруг чертовски сильно захотелось пить.
— Не попросишь свою секретаршу сварить мне кофе? — Прощупываю почву, не ровен час, Тарантино меня нахрен пошлет с моими запросами, но я же прошу не так много — всего лишь чашечку кофе. Пока только это.
— Когда это времяпровождение со мной было скучным? — Подмигиваю ей, но не снискав ни капли хорошего отношения, не увидев радостного блеска в глазах женщины, огорченно вздыхаю и тянусь к своей сумочке, — я тут еще кое-кого уби… Шучу, шучу! — Поднимаю руки вверх и улыбаюсь. После моих тупых шуток все просьбы будут казаться невинными. — На самом деле у меня к тебе серьезное дело, и мне нужна твоя помощь. Пожалуйста.

Агата, наконец, выглядит более-менее заинтересованной. Я достаю из сумки пару серег Валерии и, встав с дивана, кладу их на стол перед испанкой. Фамильная реликвия, довольно дорогое и ценное украшение, о чем мне, разумеется, не известно.
— На днях, точнее, недели две назад я переспала с парнем у него в квартире, — подробности можно было бы и опустить, но раз уж я начала свой рассказ, то пусть слушает, — а утром пошла домой, ну и мне понравились эти серьги, я их прихватила. Он видел, что я их взяла, мне так показалось, но ничего не сказал и доказательств у него нет. Всё дело в том, что недавно он объявился и искал меня, явно не для того, чтобы повторить секс-марафон. Короче, сможешь оценить их стоимость и кому-нибудь продать? Я не знаю, что это за серьги и сколько они стоят, но в ломбард нести боюсь. С моими и без того фальшивыми документами лучше лишний раз не светиться, — пожимаю плечами, Агата и так давно уже поняла, что я не Ивона, так смысл разыгрывать из себя сейчас бедную овечку. — И да, сейчас меня зовут Луизой, — поправляю розовые волосы почти беззаботно и снова устраиваю свои вторые девяносто на диванчике. Вдруг кофе мне всё-таки перепадет?

+1

5

Случившийся погром на яхте, два трупа, пулевое ранение подруги, очень сильно меня выбило из равновесия. Нет, все бы ничего, я не боялась ни мертвяков, ни вида крови, но мое положение сейчас делало из меня дикую перестраховщицу. Я не могу себе позволить участвовать в перестрелках или скандалах, что привлекают ко мне внимание не только криминальных структур, но и полиции или ФБР. Ко всему прочему добавлялось то, что Давида не было рядом. Он снова в Мексике. А ведь мне была так нужна его поддержка и забота. Никогда прежде я не испытывала такую сильную нужду в присутствии рядом любимого человека - того, кто пообещает, что все будет хорошо, кто не даст случиться плохому, кто убережет от напастий. Но этого не был. Был только полный бар спиртного, которое мне нельзя употреблять. В общем, ничего не радовало, а бушующие гормоны заставляли рыдать второй день подряд. Поэтому выход на работу в алкомаркет и тоскливое составление отчета вместо бухгалтера - как способ отвлечься и успокоиться.
Но куда там. Фрэн своим звонком все испортила. И я подозревала, что ее появление в моей жизни спустя столь долгое время не сулит ничего положительного. Может стоило отказать ей? Сделать вид, что она обозналась, ошиблась номером телефона. И почему я так не сделала? Вместо этого позвала ее в "Агаве" с явным настроем помочь. Ну, не посылать же, раз согласилась на встречу? Может в дальнейшем с этой девчонки можно что-то поиметь. Хот вряд ли она сойдет на грязную работу, как, например Лола в свое время, которая, не брезгуя, была готова на любую авантюры. Нет, Франсин не такая, она прежде озвучит свои условия, даже если сама пришла к тебе.
Вот и сейчас, завалившись на диван просит кофе. Я пропускаю эту фразу мимо ушей, не желая ей объяснять, что кофе для деловых партнеров или важных посетителей, а не для мелких воровок чужих имен. Как оказалось со следующей фразы, украла эта розоволосая не только имя, но и побрякушки. Я с удивлением слушаю ее рассказ про перепихон с мужиком. Надо же! Другая бы на ее месте сказала, что серьги нашла или они случайно угодили в ее сумку. На крайняк - что мужик сам их подарил по пьяни, а сейчас требует дорогой подарок назад. Стоит ли дать Фрэн плюсик в карму за честность в воровстве? Хм. Сомнительная ситуация. Как и эта девушка вцелом. Порой мне кажется, что такого человека не существует: той, кто творит дичь и при этом выживает. Той, о ком даже я ничего не знаю. Имя? А Фрэнсин настоящее? Возраст? Ей то ли 17, то ли 24. От куда она и куда? Наверно и сама не знает.
На столе возле моих скрещеных рук небрежно лежат серьги. Я перевожу взгляд с гостьи на украшение, затем беру в руки, чтобы рассмотреть. Ищу пробу, подставляю под свет. Но на самом деле моим непрофессиональным, скорее любительским, глазом трудно понять и прикинуть стоимость серег.
- Луиза? Серьезно? А нормальных имен не осталось? - усмехаюсь я. Ладно, признаю, девушка меня отвлекла от самобичевания и даже развеселила - один взгляд на цвет ее волос уже вызывает во мне "хи-хи".
- Загнать сережки могу. И оценить могу. Но это будет стоить, понимаешь? Мои услуги посредника, плюс оценщик. Процентов 35 от стоимости, полагаю, тебя устроит. - я не торгуюсь. У Луизы все равно нет иного варианта. И я еще подумаю о понятии ценника, когда узнаю реальную их стоимость.
- А что за мужик? Мне стоит переживать о том, что за мной придут по твоим следам? - случайный мужик не станет искать бирюльки по всему городу. Тут или у парня связи, или украшение ценное. Может взять с Фрэн еще наценку за риски?
- Что еще нового, помимо имени и цвета волос? Работаешь где-нибудь? - я желаю развязать диалог, раз уж согласилась поработать с девушкой. В конце концов, мы по-прежнему связаны тем случаем на трассе...

+1

6

Опять она начинает… На комментарий относительно своего имени я лишь закатываю глаза и недовольно скрещиваю руки на груди. Я с ним, между прочим, три года в Нью-Йорке жила, затем пару лет в Испании, и до Агаты Тарантино никто не заявлял, что оно дурацкое. Дурацкое, это когда тебя зовут Европа, а Луиза — обычное. Всем своим видом я показала напускную обиду, но женщине было пофигу, как я реагирую на её колкие замечания. Ой все.
— Знаешь что, я не сама его себе выбирала. — Ерзаю на диване, ожидая её ответа на счет серег. Если честно, я была готова сама приплатить за то, чтобы кому-нибудь спихнуть безделушку и никогда больше не видеть агрессивного блондинчика в своем районе, но Агате об этом знать не обязательно.
— Ты так спрашиваешь, словно у меня есть выбор, устроит меня или нет. Устроит, конечно, — пожимаю плечами, — если они и правда стоят столько, на сколько пыжится этот дебил, то мне хватит этих денег на какое-то время.

— А хуй знает, — расслабившись и развалившись на диване, я болтаю ножкой, силясь вспомнить хоть что-нибудь про того парня, — я даже имени его не спросила. Сама представилась как Эмбер, а его мокрощелку звали, кажется, Валерией. Она с утра заявилась к нему и давай требовать эти серьги, а я их спиздила и смылась. Он точно хотел досадить этой шлюхе, потому не остановил меня. На теперь они, наверное, помирились, и он играет в героя, ищет украшение для своей принцессы, — почему-то вся эта история меня дико забавляет, и забавляла бы еще больше, если бы я была уверена в том, что Малкольм не причинит мне вреда. Нет серег — нет проблем. — Не думаю, что он вращается в тех же кругах, что и ты. Выглядит… Нормальным. Ну, то есть, не бандитом.
Вот такой я считала Агату, но смотрела на неё с восхищением, потому что бандиты всегда казались мне крутыми. У неё ведь даже пушка была, а ещё она ничему не удивлялась и в этот раз не орала на меня.
— О, да все по-прежнему, — оглядываюсь по сторонам, и, заметив, что тетка из зала заглянула в кабинет, прошу у неё кофе. — Тебя кто манерам учил? Я вот делала тебе чай, когда ты к Артуру с утра завалилась, — подогнув одну ногу про себя, я сделала вид, что сохраняю интригу, мол, в моей жизни происходит череда охуенно интересных событий. На самом деле я только трахалась и пила. — Да, работаю медсестрой в клинике в Систерс Хайден, это городок неподалеку. Клиника делает аборты, надо визиточку? — И уже тянусь к своей сумке, чтобы извлечь бумажку с контактами больницы. Я ведь не знаю, что Агата беременна, иначе бы больше следила за языком. — Да не смотри ты на меня так, нет у меня конечно медицинского образования. Я уже устала закатывать глаза. Никого я там пока не покалечила. А ты как? Артур тебе сразу доложил, что я не его племянница, или долго переваривал эту информацию? Знаешь, Ивона никогда не рвалась в блядский Сакраменто, она мне еще благодарна была за эту афёру. А сейчас мне негде жить… В общем-то больше ничего нового, — сказала я об этом только потому, что была уверена в том, что Тарантино, во-первых, не будет меня жалеть, во-вторых, не позовет жить к себе — на кой ей такая мелкая фигня нужна, к тому же от меня всем одни проблемы. Про то, что в январе я ко всему прочему грабанула антикварную лавочку, решаю тактично умолчать. Не обо всем сразу, детка, не обо всем сразу.

+1

7

Забавно, что имя девахи, у которой стырила сережки Фрэн запомнила, а вот как зовут того, с кем спала нет. Ладно, не мне, впрочем, осуждать чье-то аморальное поведение.
Сама история довольно сумбурная и хочется верить, что действительно та парочка не имеет никакого отношения к криминалу.
— Не думаю, что он вращается в тех же кругах, что и ты. Выглядит… Нормальным. Ну, то есть, не бандитом. - ах, если бы Франсин знала сколько людей в наше время выглядят "нормальными" и при этом занимаются ужасными вещами, так что довод сомнительный. Впрочем, я уже согласилась забрать серьги. Возможно, попутно узнаю все-таки кто этот таинственный преследователь-охотник за бирюльками.
Разговор прерывается, когда в кабинет заглядывает Сандра и девушка, пользуясь этим, просит у нее кофе, а заодно и мне замечание делает.
- Под "завалилась" ты имеешь в виду тот случай, когда я застала тебя пьяную? - не стану добавлять, что уж кому говорить про манеры, но точно не Франсин с ее гонором и наглой речью. Помню, первое впечатление (да и второе) она оставила крайне негативное. И только сейчас я понимаю, что ее манера общения и поведение это способ выжить, это отпечаток многих ошибок и шишек. Хотя, это не повод ей все прощать и идти на поводу. таких личностей, наоборот, лучше держать как можно крепче.
- Ты и медсестрой? - удивляюсь, но после фразы про аборт придирчиво и сурово смотрю на девушку. - В жопу засунь свои визитки - довольно агрессивно прерываю ее попытку подсунуть мне карточку частной клиники. Но чуть погодя, осознаю, что Фрэн о моем положении знать не знать и не должна, а следовательно, ляпнула не от желания мне досадить, а просто потому что имеет длинный язык.
- То есть я хотела сказать, спасибо, но откажусь. - естественно, сообщать Лауре о своем положении я не собиралась. Эта тема пока личная и узкая.
- С Артуром мы не общаемся. Думаю не стоит говорить почему? - ага, просто у кого-то муж слишком ревнивый и имеет в своем арсенале не только заточенный нож, но и вещи посерьезнее. - Но я видела с ним один раз. Он был... как всегда. О тебе лишь сказал, что ты правду преподнесла ему на Рождество. Немного сволотно это, не находишь? Может заскочишь к нему как-нибудь? - о том на какой ноте расстались эти двое я понятия не имела, но помню, что Артур всегда довольно тепло относился к лже-Ивонне. Мне кажется он способ простить ложь, раз простил мне нелюбовь.
- А что, Систер Хайден не выделяет никакого льготного жилья своим работникам? Ну там при монастыре? - своеобразно подъебала я Франсин так и представляя ее, такую взбалмошную и шумную, живущей в келье по соседству с чистыми и скромными монашками.
- Ладно, ты допила кофе? - тот самый, который Сандра успела принести пока мы перекидывались фразами. Я убираю серьги в бархатный пакетик, а затем в карман сумки, намекая, что наша встреча подошла к концу и прошла успешна (по крайней мере для Франсин).

+1

8

Когда Агата предлагает затолкать мне свои визитки в задницу, я осекаюсь.
— Ну зачем так грубо то… — Но и она, поняв, что перегнула палку, произносит свою фразу уже по-другому. На самом деле, это такие пустяки, на которые я давно уже научилась не обращать внимания — часто не следила за языком и несла полную чушь, так что это хорошо, что Тарантино меня осекает.
Почему она не общается с Артуром, я не понимаю. Я никогда не была посвящена в подробности отношения этих двоих, но, наверное, не всё там было гладко, раз женщина не спешила развивать тему, но я киваю головой, мол, поняла я всё, поняла. — Не думаю, что он хочет меня видеть, но может и заскачу. — Артур Лиман мне нравился и даже слишком, и чтобы это слишком не переросло во что-то большее и неконтролируемое, я предпочла не показываться ему не глаза и не мозолить свои лишний раз его присутствием. Такой мужчина не для меня, так что я старалась о нём попросту не думать. Он простил меня за вранье, а я пообещала никогда больше так не поступать, и, разумеется, слово держать не собиралась. Знаете, сколько я давала пустых обещаний? То-то же.
Агата отпускает шуточку про монастырь, и я громко смеюсь, с благодарностью принимая у администратора стакан с капучино. — Ты че, думаешь, я монашка что ли? Смешно, — ерзаю на диване и пью обжигающий, но чертовски вкусный напиток. — Спасибо, — просто потому, что я умею быть воспитанной девочкой.
Тарантино убирает серьги, и наша встреча медленно подходит к концу. Отведенные на мой прием двадцать минут истекают — это я вижу по настенным часам, и всё же что-то не дает мне уйти, я пью неторопливо и собираю всю свою смелость для того, чтобы попросить Агату кое о чём более серьезном, чем сбыт левых сережек, о том, о чём ни с кем раньше я не осмеливалась заговорить, даже с Джексоном Кейвом.

Мне хотелось вернуться домой в Лондон, мне хотелось, чтобы меня снова называли моим настоящим именем. Мне давным-давно осточертели эти поддельные документы и чужие имена, надоело врать и прятаться, я хотела снова стать собой, очень хотела.
— Почти, — ответила я, закусывая нижнюю губу — всегда так делаю, когда волнуюсь — и повертела в руках бумажный стаканчик.
— На самом деле у меня есть ещё одна просьба, — вздохнув, я вдруг стала такой серьезной и грустной, какой Агата меня прежде не видела. — Ты уже поняла, что документов у меня нет настоящих. И понимаю, что тебе плевать, кто я и откуда, знаешь, мне и самой иногда становится наплевать на себя. А порой мне кажется, что я ещё не совсем конченная, что могу жить нормально, только вот… — только вот реветь не надо, хорошо? — Короче, мать бросила меня десять лет назад, спихнула на своего любовника. Он не сдал меня в опеку, а научил выживать. Я из Лондона, и меня на самом деле зовут Фрэн, точнее Франсин. Если какие-то документы у меня и были, то они остались в Англии у матери. Как ты думаешь, что надо сделать, чтобы их восстановить? Прости, что гружу тебя этим, но у меня реально никого нет. Был один мужик, тот самый любовник матери, но мы поссорились, так что, надеюсь, никогда его больше не увижу, и подруга есть в Испании, — это я про свою бывшую, Карму, но с ней мы тоже разругались в пух и прах, поэтому про неё я бы вспомнила в последнюю очередь. — Но она тоже ничего не знает о том, кто я. Ни к чему людям забивать голову лишней информацией. Я бы, может, поступила бы в универ, сняла бы жилье, если бы были документы и вообще хоть какое-то будущее. А кофе я допила, да.

+1

9

Я уже собралась было, закинув сумку на плечо, покинуть кабинет вместе с Франсин, чтобы сесть в машину и уехать домой, но это "почти" останавливает все порывы. Так и подначивает сказать "ну что еще?", но я показываю это своим выжидающим, намученным от общения, видом.
Девушка начинает говорить и я подмечаю как она меняется. Словно сбросив с себя плащ из недоверия, вранья, колкости и эгоистичности. Но в тоже время, зная какая Фрэн хорошая актриса, я ставлю под сомнения ее слова. Может очередная уловка, чтобы развести меня на деньги? Ей ведь это надо? Скажет, что нужны деньги на дорогу до Лондона, а сама просто хочет сменить город и страну в очередной раз.
Я не могу всецело ей поверить, это слишком большая роскошь. Наверное, Франсин сама виновата в таком отношении к себе - много кем пользовалась, подставляла и обманывала. Но и бросить ее со словами "давай, вали" как-то не поворачивается язык. Я сентиментальная? Или это гормоны? А может оставляю долю того, что рассказ девчонки правдив. Тогда это пиздец, товарищи. А я то свою жизнь (до поры до времени) считала дерьмищем.
- Надо же, а я думала, что Франсин это тоже очередное фальшивое имя. А фамилия как?
С одной стороны мне льстит, что девушка пришла и доверилась именно мне, а не кому-то еще. С другой, я понимаю, что, наверное ,у нее и нет никого с такими деньгами и связями как у меня и ее визит - просто вынужденная мера, а не желание пообщаться или, в дальнейшем, расплатиться со мной за оказанные услуги. Конечно, мне ничего не стоит сейчас сказать, даже вполне любезно, что у меня нет подобного влияния и времени. Ведь если каждый будет приходить и рассказывать слезливую историю (а уж испорченных и покалеченных жизней, поверьте, много), то я только и буду заниматься как чужими проблемами... Меня что-то останавливает от отказа в помощи и я, вздохнув, продолжаю:
- Обратись в консульство Англии. Скажи, что потеряла документы. Тебе дадут бумажку, с которой сможешь выехать в Лондон и там уже заняться документами. Не думаю, если, конечно, ты сказала правду, что при таких отношения с матерью тебе следует являться к ней. Есть конечно и другой способ, в обход бюрократии сделать тебе документы на настоящее имя. Но это тоже деньги. Немалые. Дай угадаю, тебе они и нужны? Денежки? - я не хотела казаться агрессивной или говорить с издевкой, но Фрэн, при всей своей жизни, не вызывала желания ее жалеть. Она отличный боец. Ее можно ненавидеть, презирать, она может бесить, но жалеть - никогда.
- Ты уж прости, при всей той лжи, что окружает тебя, сложно поверить в правдивость слов. Но если говоришь правду, могу помочь работкой. Нелегальной. - Фрэн с ее поддельными документами большее и не светит. А мне же всегда нужен человек, который будет и умеет молчать.

+1

10

Пожалуй, я сама виновата в том, что люди мне больше не верят, да и не ждала я от Агаты никакого доверия, думала, она даже слушать меня не станет, но девушка слушала. Я старалась звучать серьезно и убедительно, но не потому что мне было больно обо всем этом говорить, нет /свою суку-мать я уже почти не помнила, и меньше всего желала копаться в мотивах её поступков/, а потому, что мне на самом деле нужны были документы, те самый, которые могли бы быть, не спихни она, моя мамаша, своего ребенка на чужого человека. А ведь если так подумать, то я с рождения была чертовски везучей: на УЗИ матери сказали, что я не выживу, а я родилась до неприличия здоровой и почти не болела всякой там простудой, Джексон мог меня убить, выставить на улицу, сдать в какой-нибудь притон — с его то связями и жестоким характером — но и он обошелся со мной гуманно: не причинил вреда и вложил немало инвестиций для того, чтобы я стала такой, какой стала. Так что ухмылочку с лица я стерла лишь для того, чтобы Агата поняла — я не вру, а не потому что мне нужна была хоть чья-то жалость. Да, я редкая сука и отменная тварь, но жизнь меня еще накажет, всему свое время.

— Нет, Франсин настоящее, — всё-таки ухмыляюсь сквозь зубы и качаю головой — люди такие предсказуемые. — Фамилия… — и тут я на секунду замолкаю, и может показаться, что я снова выдумываю и вру, на деле же я прислушиваюсь к этому набору звуков, который стучит по вискам, и понимаю, что не называла своей фамилии вслух уже десять лет. — Денёв. Она у меня французская, в душе не ебу, почему так, отец вроде тоже англичанин, но хрен знает, его я вообще никогда не видела, — оказалось, говорить обо всем этом так же легко, как взбивать венчиком яичный белок для пирога. Ты просто говоришь первое слово, а дальше оно само собой всё выходит.
Не знаю, какого ответа я жду от Тарантино, мне хочется верить в чудо, в то, что есть какой-то более простой способ, нежели тащиться в Лондон, искать свою мать и восстанавливать документы через другое государство. Этот путь казался таким долгим и сложным, что я и вовсе не была уверена в том, что хочу на него ступать. К сожалению, Агата подтверждает мои догадки и тоже говорит о том, что надо обратиться в консульство.
— Ага, десять лет назад, — иронично усмехаюсь, теребя каемку своих шорт, — наверное, им будет очень интересно в этом своем консульстве узнать, как я вообще оказалась в другой стране. Где я жила и с кем, как зарабатывала… А это не та информация, которой мне бы хотелось делиться. Пф, да что мне мать сделает? — Закатываю глаза, отворачиваясь к окну. — Всё, что она могла сделать, она уже сделала, не приставит же она дуло к моему лбу, если я заявлюсь и потребую СВОИ документы? — А вот я бы с наслаждением продырявила её меркантильную башку. — Другой вопрос, что она может уже и не живет в том доме, и даже в той стране, кто её знает. — А вот это правда. Кейв говорил, что она свалила в Испанию, но и я хороша дурочка — зачем-то ему поверила. Следующие слова Агаты заставляюсь наградить её колючим взглядом. То есть, она мне всё же не верит? Моему возмущению нет предела, но я стараюсь не подавать вида, четко произнося каждое следующее слово. — Мне нужны в первую очередь мои документы. Поэтому скажи, о какой сумме идет речь, и может быть, я её найду, — или найду того, у кого она есть. Я всегда что-нибудь придумывала, придумаю и на этот раз. — И они будут настоящими? Ксивами я сыта по горло, у меня этих левых паспортов за всю жизнь штук двадцать было. Ну сама подумай, я что, больная, так жить? Или, думаешь, это особая форма извращения?
Тарантино кидает фразу о работе, и я замолкаю, прикидывая. — Вообще-то работа у меня есть, я же медсестра в клинике по абортам, — подмигиваю ей, — но ты скажи, о чём пойдет речь, и я скажу, хочу ли я это делать. Только давай без секса и воровства, у меня это вот где уже всё, — провожу указательным пальцем по горлу, подтверждая свои слова.

+1

11

- В консульстве скажешь, что потеряла вчера/день назад и вообще только приехала в Америку по тур-путевке. Фрэн, мне ли тебя учить врать? - в консульстве никто не сможет, да и не занимаются таким, выяснить сколько лет Франсин прожила в Штатах и кем была (это с учетом того, что известна она всегда была под другим именем). Там просто запишут данные с ее слов, выдадут документ и отправят назад. Поэтому бояться насчет того, что кому-то придется снова говорить правду не стоит. Это, действительно, не та информация, которую следует обнародовать.
- Есть много вещей ужаснее ствола у виска. Тебе ли не знать? - хотя, похоже, что Денев не особо переживает из-за возможной встречи с матерью. - Но ты права. Возможно, она давно копыта отбросила. - пожимаю плечами. С той жизнью, что описывала Франсин, вполне вероятно, что следом за дочерью кукушка-мать и свою жизнь променяла на дозу.
- Да, документы будут настоящими. Просто, считай, не надо стоять в очереди. Но за настоящие бумажки в обход бюракратии и цена соответствующая. Я свяжусь со своим человеком и узнаю стоимость для тебя. Сама понимаешь, в зависимости от сложности ситуации и проблемности человека, ценник варьируется. - Фрэн, правда, при всей своей проблемности и распоясанной жизни, вела себя тихо и юрко. Она как змея - укусит и по кустам, по листьям ушуршит. Вряд ли ей заломят высокую цена. Да и для правительства ее личность не представляет интереса. Другое дело бывшая террористка, член мафии, сбежавшая из мексиканской тюрьмы преступница. Но не будем о грустном...
- Еще если нужно гражданство, то это плюс к стоимости. - данная опция не включена в паспорт - даю это понять.
- А много ли платят медсестрам за уборку уток? - не то, чтобы я сильно нуждалась в занятости Франсин на меня, но одно дело квалифицированный врач с лицензией, другое - медсестра на подстраховке. Да, скорее всего ей платят не только за работу, но и за молчание, но так ли много, чтобы скопить деньги? Впрочем, раз десять лет Денев жила без паспорта, то еще проживет. А может наутро эта идея фикс вообще выветрится из ее головы и она захочет чего-то нового в другом месте.
- Ладно, во всяком случае, я позвоню тебе. Возможно, серьги настолько охуенны, что ни тебе, ни даже мне с 35 процентами, не придется никогда работать - я засмеялась. Конечно же нет, но мы имеем права рассчитывать и держать кулачки за хороший куш.
Я встаю из-за стола, беру сумку за лямки и киваю девушке на дверь.
- Подвести куда-нибудь? - мне не сложно, к тому же сегодняшний разговор с Франсин немного расположил меня к ней. Ее теперь не хочется придушить или дать леща. Впрочем, девушка умеет быстро портить хорошее отношение к себе, так что главное не показывать, что я готова ее поддерживать и помогать. Не стоит забывать, что у всего есть своя цена.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » бери от жизни всё, что можешь, но на всякий случай запомни, где брал