"Этот мир, суровый и неприветливый, казалось, что каждая веточка, каждый куст, каждая травинка была абсолютно не рада видеть здесь..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
25°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Lola
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[icq: 576-020-471]
Justin
[icq: 628-966-730]
Kai
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Amelia
[telegram: potos_flavus]
Anton
[telegram: razumovsky_blya]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И свет умрет в ее глазах


И свет умрет в ее глазах

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s9.uploads.ru/t/nBsfL.gif   http://sd.uploads.ru/t/QThBn.gif
http://sh.uploads.ru/t/LOUfg.gif

Lora Tyrell & Leo Montanelli & Guido Montanelli
Ежегодный фестиваль гонок| 31 мая - 1 июня| Автотрасса
Гонки, Марисоль садится в машину Лео. Только вот, никто не знал, что это станет началом череды трагедий.

Отредактировано Leo Montanelli (2019-03-26 23:10:51)

+3

2

-Куда ты меня ведёшь?
Мы пробираемся через толпу. Я крепко держу его за руку, боясь отпустить и потеряться. С любопытством разглядываю выставленные палатки. Машины. Людей. Их одежду. Понимаю,что совсем не вписываюсь в эту обстановку.
Музыка играет так громко, что начинает раскалываться голова. Это какая-то совсем другая субкультура. Другой мир. Который для меня чужд. В котором я себя чувствую не совсем уютно. Но это был ЕГО мир. Увлечение. Жизнь. Эта часть, когда- нибудь ,тоже должна была стать частью меня.Хотелось всегда быть рядом и поддерживать его во всем, чем бы он не занимался. Потому что так было правильно[float=right]http://s7.uploads.ru/t/lsTHf.gif[/float]И однажды, обмолвившись,что хочу посмотреть на гонки[наверное,просто хотела убедиться,что они не так уж и опасны. И не стоит каждый раз переживать], не думала,будто он и в самом деле меня с собой возьмёт. В этот раз мои отмазки по учёбе не проканали бы. Он знал,что я закрыла сессию на двух факультетах. И сейчас обладала гораздо большим количеством времени. Которое могла полностью посвятить ему.
Можно сказать,что это был первый раз, когда я не сопротивлялась и быстро согласилась на его предложение сопровождения. В отличии от прошлого похода в Люкс.  Тогда ему пришлось очень долго меня уговаривать и заманивать всеми возможными способами. Но надо отметить,что еда там и правда была вкусной.
Мероприятие ещё не началось. Возле старта разминались девицы с флажками. Фигурам которых,я завидовала черной завистью.
Кажется,что по пути, заметила парочку девочек даже младше меня. Вцепившись в руку Лео,с любопытством рассматривала их. Пытающихся флиртовать с парнями возле диджейского пульта. Я всегда была далека от этого. Тусовок, яркого мэйка,высоких каблуков ,коротких юбок и пристрастий к алкоголю и никотину. Выпить себе позволяла только в компании Лео. Бегло отмечаю, что из лёгкого перекуса здесь много мяса. Но хоть было ещё в продаже кофе. Значит можно выжить.
Он идёт слишком быстро. Я плетусь сзади и несколько раз ,носом,сталкиваюсь с его спиной. Когда меня толкали или отпихивали. Я не понимаю,что в этом событии такого особенного. Чтобы быть хоть немного в теме пришлось залезть в гугл и посмотреть одну часть Форсажа. Не уверена,что поняла от туда даже половину. Решила после расспросить кого-нибудь о правилах.
-Только не говори,что ты сегодня сам будешь участвовать!
Дергаю его за рукав. Он вообще последние дни какой-то странный. Что-то задумал и не говорит. А ты ходи и выпытывай. Всю дорогу от него мало чего можно было добиться. На редкость молчаливый и сосредоточенный. В итоге предпочла не лезть.
А в целом, я была ему сегодня очень благодарна,что вытащил сегодня из дома. Уже просто не могла выносить царящий там дурдом.Ловить Харпер за руку каждый раз,когда она пытается ночью сбежать . [Не помню, когда последний раз спала нормально]Проверять ее одежду,сумки на наличие наркотиков. Не знаю на сколько меня ещё хватит и как долго смогу прикрывать ее безумство.
Новая обстановка. И так много любопытного. Что кажется,будто у меня вот-вот отвалится голова,если не перестану вертеться и рассматривать все подряд.Здесь так много людей. Людей,которых он знает. Его друзья. Возможно коллеги. Нервничаю, потому что не уверена, что смогу произвести должное впечатление. Понравиться этим людям. И в целом, вписаться. О чем вообще можно с ними говорить.?Я больше была  одиночкой, чем душой компании.

Отредактировано Lora Tyrell (2019-03-26 15:44:16)

+2

3

Ежегодный фестиваль гонок, когда в одном месте собираются только самые лучшие из лучших, самые прикольные и самые отвязные гонщики. Куча зрителей, болельщиков и прочих гостей, которые заряжаются атмосферой всеобщего волнения. Это мой мир. Мир, обволакивающий меня подобно савану, являющийся моим вторым я. Здесь все мои друзья, мой отец и многие другие, кому нравиться ощущать адреналин в крови, видеть, как машины пересекают финишную прямую. Призвание, радость, веселье, активное общение. И в этот день я решил, что пора бы Лоре познакомиться с моим миром. Как-то раз, она высказала, желание, познакомиться с тем, где я все время живу. Так вот – весенний ежегодный фестиваль гонок самый лучший для этого момент. Познакомиться с тем, что тебе было неведомо.
   Естественно, я забрал Лору, не планируя ей раскрывать карты, пока мы не окажемся на трассе. Пусть удивится, когда приедем на место. И, даже вступив в границу фестиваля, я сохраняю молчание.
- О, тебе понравится, - ранний вечер, много людей, музыка, а я сжимаю в своей руке хрупкую ладонь Тирелл и не выпускаю ее, ведя сквозь толпу. Развожу в сторону случайных прохожих, распихиваю в стороны осторожно, прокладываю нам тропу народную.
    Оказавшись возле машин, хотел было сесть за руль и посадить Лору на место штурмана, но тут появляется Марисоль и говорит, что она поедет в этом заезде, так как Люцифер сделал эту машину, и она хотела бы сама ее опробовать. Вчера, перед тем, как привезти машину сюда, Мустанг тестировали на трассе. Но, этого мало, она хочет раскрыть автомобиль по полной, сама. Что ж, бросив взгляд на свою девушку, я улыбаюсь и пожимаю плечами. Возможно, сам Бог сейчас говорит мне не пугать Тирелл чрезмерно.
- Это Марисоль, - обняв дружески мексиканку и поцеловав ее в щеку, знакомлю Лору с гонщицей и после аккуратно беру за плечи свою девушку и подтягиваю ее к себе.
- Это Лора, - на этом знакомство было закончено, мне остается только быть наблюдателем и уделять внимание своей маленькой нимфе. Миллиган крепко обнимает брюнетку и оставляет на ее щеке поцелуй, обещая меня подстричь налысо. В шутку, и как всегда, без результативно. Лосем был и Лосем останусь, мне мои кудри нравятся.
- Пойдем, сегодня, как оказалось, я в гонках не участвую, - ухмыльнулся, но не зло. Миллиганы стоят друг друга. В их случае муж и жена – одна сатана, обрастает более глубоким смыслом.  Я снова взял в свою ладонь руку девушки и повел ее к трибунам.
- Хочу тебя познакомить с кое-кем, - да, папе я впервые представлю свою девушку. Это нонсенс. Необычное событие, которое сродни падающей в небе звезде или комете. Скорее всего, даже последнее. Внутри присутствует некое волнение, но думаю, оно быстро пройдет.
- Ciao, Papa'*, - радостно произношу я, на мгновение выпуская Лору из своих объятий, чтобы обнять Гвидо и похлопать его по плечу, как и подобает отцу и сыну, поздороваться.
- Познакомься – Лора Тирелл, la mia ragazza**, - последнее кажется самому немного дичью и несуразностью. Моя девушка… Ничего другого придумать не мог?
- Лора, мой отец - Гвидо Монтанелли, - кажется, все, сердцебиение улеглось и перестало набатом звучать в висках. Процедура знакомства завершена, значит, можно немного успокоиться.
- Лора хотела посмотреть гонки, и я подумал, что наш ежегодный фестиваль будет наиболее подходящим местом для этого. И… Марисоль решила сама повести Мустанг. Похоже, Люцифер ее здорово заинтриговал, - я решил поделиться с Гвидо информацией, при этом улыбаясь и обнимая Тирелл за плечи. Она здесь не одна, ей не стоит ничего бояться.
- Скоро начало, si? – раньше я всегда сам участвовал в заезде, и время бежало слишком быстро, сейчас же, оказавшись на трибунах, мне чудилось, что все идет слишком медленно. Вот и оставайся на скамейке запасных. Тут же теряешь привкус адреналина и скорости.
- Желаете что-нибудь выпить? Я могу принести,- взгляд, направленный попеременно, то на Лору, то Гвидо. Мало ли.

*Привет, папа (италь.)
** моя девушка (италь.)

+2

4

Фестиваль присутствовал в жизни уже столько лет к ряду, что становился неотъемлемой частью этой самой жизни. Почти что сродни универсальному мерилу; константе, стрежню, несущей колонне храма души - одной из таковых колонн, по крайней мере, и даже несмотря на то, что Гвидо не был гонщиком сам и никогда не участвовал в заездах. Лица вокруг менялись - порой чаще, чем того хотелось бы, - и если взглянуть на это со стороны, то можно было увидеть, как менялись целые поколения стрит-рейсеров, - но это даже помогало атмосфере оставаться неизменной... как будто бы оставался неизменным и возраст причастных к действу. Это нормально: адреналин и должен лучше усваиваться в молодости. А находясь ближе к сыну и его друзьям на этом мероприятии, или даже в тех случаях, когда посещал более "закрытые" заезды, Монтанелли-старший и себя ощущал как-то моложе, лишённым груза прожитых лет.
Конечно, организация и подготовка на самом деле требовали немало сил - Лео уже знает: после того, как всё закончится, как стихнет последнее эхо от раската форсированного мотора, как будет свёрнута последняя палатка, не выпитое и не съеденное - поделенное обслуживающим персоналом между собой, и погаснет последний огонь, - отец будет отсыпаться примерно сутки. Но в данное время, в предварительные примерно часов сорок восемь, Гвидо погружён в происходящее полностью.
Наушник позволяет оставаться в курсе всего; а микрофон, идущий от него - ввязаться в любой разговор, в любой момент, но сейчас громкость радиопереговоров убавлена почти до минимума, так, чтоб ухо могло их улавливать, но слух не оказывался занят ими постоянно, не отвлекался всё время. Произойдёт что-то важное - Монтанелли услышит и так.
- Ciao, figlio. - и самое важное, как правило, приходит не из радиоэфиров. Заключая сына в крепкие объятия, Гвидо не может не подумать о том, что - каждый раз, как он делает это, Лео кажется как будто всё выше; и всё крепче, всё сильнее - его взрослый сын идёт навстречу тому периоду, который многие называют "расцветом сил". Тогда как собственный - уже давно остался позади, хотя это не волнует на самом деле. Ну или - почти не волнует. Если хватит сил увидеть, как его младшие дети, и внуки, станут такими же высокими и сильными, как их старший брат и дядя, - то всё в порядке.
- О, Лора... Лора Тирелл... - повторил Монтанелли-старший, несколько обескураженный - не совсем ожидавший, что Лео представит ему кому-то нового в своей жизни, именно сейчас, когда они, фактически, находились в толпе людей, но раскрывая приветственные объятия навстречу подруге сына. Коснувшись её щёчки в приветственном поцелуе, и повторяя её фамилию ещё раз - но обращаясь на этот раз уже к нему: - Тирелл... Questo è un cognome molto famoso. Sono gli stessi di Тиреллы?* - "те самые Тиреллы" - вроде бы, испанцы; и значит, девушка Лео - не должна понимать итальянского? Во всяком случае, Гвидо привык к тому, что большинство людей вокруг не понимает того языка, на который он может в любой момент перейти, разговаривая со своими детьми; даже его жена - впрочем... насчёт Шейенны - уже сомнительно. Даже он сам уже способен выстроить пару простых предложений на наречии Кашайя, а итальянский - всё же, гораздо проще. - Benvenuto, приятно познакомиться. - обращается он к девушке, чуть отстраняясь - чтобы взглянуть ей в глаза, да и увидеть её лицо как следует. Лора Тирелл была молода и хороша собой, у сына был хороший вкус на женщин.
Как и каждого Монтанелли, разумеется.
- Разумеется. - Гвидо улыбнулся. Пожалуй, лучше не скажешь - фестиваль был определённо самым подходящим местом, и способом, для Лео показать своей девушке, во что он вовлечён. Более чисто и празднично, чем в автомастерской, и на самом деле безопаснее, чем на "настоящих" уличных гонках, где правила регламентируются именно что самими улицами и которые могут разбавиться участием полиции в любой момент... - Хочешь увидеть гонку с трибун - или Лео уже обещал лучшие места, ближе всего к происходящему? - там, где видно механиков, координаторов, и всех прочих людей, делающих работу - лично Монтанелли любил видеть полную картину; если и отсаживаясь на трибуну, как в прошлом году, то потому, что в этой технической части шоу всё равно понимал не так много, хотя и видел её уже не раз - вот впервые на это посмотреть может быть интересно. Особенно для молодёжи. - Вы ведь команда, вы эту машину вместе делали. Если вы с Крисом не против - то я тем более. - усмехнулся Гвидо затем. - Я её уже тоже видел... полна энергии, как всегда. - шустрая Эскобар находится как будто бы везде, и тут же подчиняет себе всё пространство, где бы ни находилась, что бы ни происходило - всегда было так. Несколько минут мексиканка скрылась за одним из поворотов, через минуту-другую - появится из-за какого-нибудь ещё. Тем более, что и действительно, начало уже совсем скоро. Это можно ощутить даже по настроению в радиоэфире; Гвидо на пару секунд прижимает наушник ладонью к уху, вслушиваясь в разговоры.
- Спроси на баре, в холодильнике стоит большой кувшин с аранчатой: это для всех. Так что бери его и неси сразу к Мустангу, и стаканчики тоже захвати. - согласно кивнул Монтанелли. Разумеется, перед заездом никто не пил; те, кто хотел бы - имел все возможности сделать это и после, бар для этого предоставлял более, чем достаточно, возможностей. Но создавал неплохое предложение и безалкогольных напитков - тот факт, что многие из них произносились с итальянским акцентом, легко объяснялся тем, как звучала и фамилия организаторов. - А я пока провожу Лору туда. Пробовала когда-нибудь аранчату?.. - взяв девушку под руку, Монтанелли направился в сторону команды "Ливинг Стил" - заглавное место которой сейчас и занимал великолепный масл-кар, над которым ребята так работали последние пару месяцев.

Внешний вид + гарнитура

*Довольно известная фамилия. Те самые Тиреллы?

Отредактировано Guido Montanelli (2019-03-30 03:14:43)

+2

5

Чувствую себя килькой в банке сардин. Слишком много всего. В голове не укладывается. От того пребываю в некотором замешательстве. Мы на минуту останавливаемся возле одного из автомобилей. Понимаю,что я здесь -всего лишь сторонний наблюдатель. Приходится слепо следовать за ним. Тогда как он знает здесь каждый уголок. И его взбудораженное состояние вполне понятно. Мы делаем остановку возле одного из автомобилей,к нам подбегает девушка. Точнее к Лео. Сначала я щурюсь, пристально рассматривая ее. Немного напрягаюсь.Он знакомит меня с подругой. Представляя нас друг другу. Я улыбаюсь, протягивая той руку.
-Приятно познакомиться, Марисоль.
Девушка заключает меня в объятия.Смеюсь, слегка опешив от внезапных обнимашек. Но целую ее в щеку,в ответ.  Она не вызывает у меня чувства ревности. Наоборот, кажется мне забавной. И удивляет,как в одном человеке может быть столько неуёмной энергии? По крайней мере,я узнала тайное прозвище своего парня. О котором он мне раньше не рассказывал. Лео успокаивает меня,отвечая,что не будет сегодня участвовть в гонках.
Хочу тебя познакомить с кое-кем,
- С кем? Что ты ещё задумал?
Продолжаю идти за ним. По пути смеюсь над его прозвищем Лося. Прошу его как-нибудь о нем рассказать, обещая его дома так не называть. Это ведь  так мило.У нас с Харпер прозвищ не было совсем. Заодно говорю ему, что его кудряшки мне очень нравятся. И  прослежу за тем, чтобы на них никто не покушался.
Лора, мой отец - Гвидо Монтанелли
Лео представляет меня своему отцу. Я... Я не знаю как реагировать,пребывая в шоке. Кажется, что к такому событию надо готовить заранее.Во избежание всяких казузов.
[indent]Девушка... Стою в растерянности, готовая при любой возможности дать заднюю. Пытаюсь спрятаться за  спиной парня. Но тщетно. Делаю робкий шаг вперёд. Мое тело находится в напряжении, тогда как на лице появляется доброжелательная, приветливая улыбка.
-Приятно познакомиться,сеньор Монтанелли.-целую в щеку отца Лео ,в ответ. И тут же быстрый шаг назад к парню. Как только его ладони оказываются на моих плечах,крепко сжимаю их. Только не отпускай.
Так вот как проходит знакомство с родителями...У меня в голове сейчас полный хаос. Они периодически переходят на другой язык,в разговоре между собой. Который я не понимаю. Лео при мне раньше никогда не говорил на итальянском. Чувствую себя неловко, переводя взгляд с одного Монтанелли на другого. Но по интонации, можно было догадаться,что отец Лео мог знать мою семью. Интересно что именно. О своей семье и родственниках предпочитала не рассказывать особо. Лео знал моего старшего кузена - Троя. С которым соседствовал. Знал мою родную сестру. Этого казалось достаточно.
- Лора хотела посмотреть гонки
О да. Я всего лишь хотела посмотреть... Перевожу взгляд на Лео, поднимая голову чуть вверх. Я понимаю какой для него это серьезный шаг. Сам по себе. И я очень удивлена тому,что он решился познакомить меня с отцом. [Божечки-кошечки. В голове не укладывается]. Я пытаюсь от волнения дышать глубоко. И кажется,что даже через громкую музыку слышу гулкий стук своего сердца.
- Желаете что-нибудь выпить?
- Нет. Спасибо.
Ещё крепче вцепляюсь в руку Лео. Что ты задумал? Только посмей меня оставить одну!
-Я могу помочь. - Предлагаю помощь там, где по сути Лео может справиться и один. Но я не хочу его отпускать. Не хочется,чтобы он оставлял меня одну.Но Лео уходит за напитками. Скрывшись из зоны моей видимости.
-Куда он?
Мы так не договаривались. Верчу головой, глазами высматривая в толпе своего парня.
Он оставляет меня наедине с отцом. Мне страшно. Вернёмся снова к первому пункту: я не знаю что говорить в таких ситуациях,чтобы произвести должное впечатление. Мне инструкций не оставляли. И в целом, я раньше с родителями парней не знакомилась. Хоть бы предупредил...
-Аранчата? Это что-то алкогольное? -понимаю,что наверное сморозила глупость. -Простите,я плохо разбираюсь в этом.  Это всё так... Ново для меня.
Хочешь увидеть гонку с трибун - или Лео уже обещал лучшие места, ближе всего к происходящему?
-Он даже не говорил,что когда-нибудь возьмёт меня с собой.  Так что не знаю. Я обычно не бываю в таких местах...
Сильно людных. У каждого человека своя энергетика. Свое поле. Практикуя буддистское учение, я непроизвольно хватаю то,что меня окружает. И не все люди обладают позитивными эмоциями. Даже если я и бываю в месте массового скопления людей,то после приходится сутки отсиживаться дома,что восстановить собственные силы.

Отредактировано Lora Tyrell (2019-03-30 20:42:20)

+2

6

Она все никак не успокоится и хочется знать, зачем, куда и почему я решил отвести ее, и каким образом буду показывать, и рассказывать о своем мире. Честно признаться, и сам я не в курсе – предпочитаю импровизацию, прекрасно понимая, что планы в любом случае сорвутся. Так зачем тогда себя накручивать и переживать за программу, которая дала трещины? Пусть идет, как идет, а там придумаем!
   Поэтому, на вопрос Лоры, я многозначительно улыбаюсь и подмигиваю ей, продолжая отмалчиваться подобно партизанам. Мы протискиваемся сквозь толпу и в конечном итоге приходим в ВИП - пространство, в котором я с радостью обнял отца. Я всегда рад его видеть, вне зависимости от обстоятельств и времени суток. И по-другому, никогда не будет, так как есть вещи, которые не меняются никогда.
- Sì, quelli più, - отвечаю на вопрос Гвидо и широко улыбаюсь, чуть позже добавляя еще пару слов. Так или иначе, я и сам в шоке, что познакомил его со своей девушкой. Все же, что-нибудь, да меняется в этом мире, - non me l'aspettavo.
   Последнее сказано с легкой усмешкой. Кто еще мог ожидать, что всё повернется таким образом? Наверняка, и Лора в шоке, но, я, же импровизирую. Надеюсь, что за эту маленькую шалость потом меня четвертуют. Тирелл милая и забавная, но кто знает, какая львица в ней проснется, стоит ей выйти из зоны собственного комфорта.
- Ты же знаешь, с Марисоль спорить бесполезно, - я улыбаюсь. Мексиканка если захотела что-то – ее не остановить. Она способна пойти по головам и добиться своего, не смотря ни на что. В данном случае, это была бы игра глаз и общение с Люцифером, который, похоже, пропадал где-то за кулисами. Миллиганы. Одним словом можно объяснить их единение и их смысл.
- Отлично! – отвечаю отцу на предложение сбегать за аранчатой и после перевожу взор на свою девушку, которую целую в висок.
- Не бойся, мой отец не кусается, я скоро вернусь, - улыбаюсь, потому что на лице брюнетки и так все написано. Она перепугана и не знает, что делать. Но, я был бы рад, если бы она не пыталась быть правильной и просто оставалась самой собой. Все же, я полюбил Лору такой, какая она есть, а не за то, кем  она может быть. Возможно, она еще поймет, что бояться нечего?
   Отбросив от себя лишние сомнения, я побежал к бару, где и завладел кувшином с аранчатой и стаканчиками. Скачками побежал обратно к машинам и там же встретился с Люцифером, который обнимал Марисоль за плечи. Тоже удивился выбору мексиканки, но настаивать не стал. Да и Гвидо с Лорой уже успели подойти к месту сборов. Я сразу раздал всем по стаканчику и разлил прохладительный напиток.
- Ну что? Выпьем за начало гонок? – можно было бы и за победу, но, делить шкуру не убитого медведя, не правильно как-то. Да и прозвучит каким-то нарциссизмом. Никто не может знать, кто сегодня вырвется вперед, а кто останется позади и не поспеет за победителем. В прошлом году Люцифер занял третье место, Джейсон первое. Что же будет в этом году – никто не сможет сказать точно.
- Тебя уже познакомили с остальными? – оказавшись рядом с Тирелл, шепчу ей кратко на ухо. Мало ли, успел пропустить что.

*Да, те самые, - ..., - сам не ожидал (италь.)

+1

7

Вопрос Лоры, краткий, неуверенный - да и довольно бессмысленный, на самом деле (они ведь сам только что сказал, куда Лео должен направиться), - пропитан смущением; и это явление для Гвидо настолько... забыто, что кажется сейчас даже чем-то почти непривычным. В том мире, где он живёт, не остаётся места для неуверенности, и зачастую - очень мало его бывает для скромности, потому в поведении той, кого сын назвал своей девушкой, это очень заметно сейчас. Смущение, впрочем - продукт достаточно эфемерный, и испаряется довольно быстро. При помощи привычки, а первый шаг к привычке к людям - это знакомство. И есть ещё одна непреложная истина при этом: как бы далеко не зашли их с Лео отношения на самом деле - Лоре придётся привыкнуть к тому, что жизнь её парня связана именно с этими людьми и именно с этой деятельностью, и знать все эти имена для неё будет - как минимум, правильно. Неловкость пройдёт... быть новым другом - это всегда непросто. Даже не так уж просто и для него тоже, со своей стороны - быть её новым другом; Лео и его не готовил к этому. Хотя, не то, чтобы Монтанелли-старшему такая подготовка сильно требовалась...
- Нет, - на газировку похоже. Только поинтереснее немного. - и по-полезнее, по-натуральнее, если можно так выразиться, - ну, и что для самого Гвидо, не то, чтобы являвшегося таким уж фанатом здорового образа жизни, было ещё важнее: было и более итальянским тоже, близким к их с Лео корням. И это тоже из разряда тех вещей, с которыми Лоре придётся столкнуться в будущем, если, конечно, на будущее вообще имеется какой-то расчёт - пусть уж начнётся тогда с чего-то... подслащённого. - Да? А почему нет?.. - переспрашивает Монтанелли по пути, с лёгким удивлением. Вообще - её брат, кузен, ну или кем бы ни приходился ей, Трой, - он ведь работает практически на одном поле с Лео и его друзьями, и его место, по сути - тут же, среди остальных участников фестиваля, - и потому кажется странным, что Лора вообще оказывается непричастна, не посещает подобные мероприятия. Казалось бы, они должны были быть чуть ли не в её крови... а может, они и правда там - просто она об этом ещё не догадывается?
Что ж, в этом случае - ей будет легче освоиться.
- Это Джейсон, муж сестры Лео... ты же знаешь нашу Сабрину?.. - подумать только, уже больше года прошло, как Эклс сделал его дочери предложение - и было это именно здесь, на этом же фестивале, прошлой весной. А его внукам уже скоро исполнится полгода. Рина сейчас с ними, потому и не присутствует; детишки всё ещё слишком малы для подобных мероприятий, но всё же - как быстро летит время... такими темпами, он не успеет оглянуться, как Энди и Микаэла тоже сядут за руль. - Вон там Крис и Марисоль Миллиганы... о, кажется, вы с Марис уже тоже знаете друг друга?.. - подмечает Монтанелли жест, обращённый от Марисоль в сторону Лоры, - и тоже машет ей рукой в ответ. - Это вот Маркус, её брат... - Гвидо прерывает круговорот знакомств, чтобы вручить Лору обратно её парню - себе же берёт стаканчик, подставляя под горлышко бутылки. Многие за рулём, и ещё больше человек - вовлечены в работу того, что управляется этим рулём, так что большинство не пьёт до старта, кое-кто - и до финиша тоже, и за успех гонок поднимать тут принято безалкогольные тосты. Горячительное тоже будет к месту, конечно - когда начнётся музыка и танцы... ну и когда Монтанелли будет подсчитывать прибыль от предприятия в целом - но это, впрочем, будет ещё слишком не скоро, чтобы даже думать об этом было бы прилично. - Салют!.. - улыбается Гвидо, подхватывая тост вместе с остальными, и пригубляет из своего стаканчика. Освежающая аранчата всегда оказывается к месту - потому он и начал заранее оставлять про запас кувшин или пару, чтобы была охлаждена достаточно, к тому моменту, как понадобится.
- Lei è molto modesta. E sembra giovane. - склоняется Гвидо к уху Лео - но переходит всё-таки снова на итальянский, чтобы Лора не услышала. Неприлично спрашивать у женщин об их возрасте; но мужских разговоров это не то, чтобы сильно касается. - Quanti anni ha?.. - выглядит точно моложе Сабрины; при том, что Монтанелли-старшему - на самом деле становится всё сложнее определять возраст окружающих женщин, что бы тому ни было виной, современные ли нравы, собственная ли приближающаяся старость, или и то, и другое, в совокупности. - Stai attento. - он отделяет указательный палец от бортика стакана в предостерегающем жесте. Но затем его голос звучит почти как благословение: - Questa è una famiglia molto potente. Importante. Capisce?* - в том смысле, если Лео захочет совершить что-то "забавное"... родственники Лоры - из тех, кто шутку вряд ли оценят.   Да и сам Гвидо совсем не одобрит подобное поведение, если оно сведётся к такой банальной вещи, как желание физической близости - если Лео демонстрирует серьёзные намерения, то должен и отношение иметь серьёзное. Женщину можно впечатлить; но всегда нужно помнить и о том, что остаётся за пределами это впечатления - и не забывать о том, как на самом деле важно это может быть. Тогда как впечатление - штука вообще довольно мимолётная. Монтанелли хлопает Лео по плечу, допивает содержимое своего стаканчика и сминает его в ладони, чтобы отправить в ближайшую урну.

*Она очень скромная. И выглядит молодо. ... Сколько ей лет?.. ...Будь внимателен. ... Это довольно влиятельная семья. Важная. Понял?

+2

8

Не кусается?! Ему легко говорить. Если бы мой отец был здесь, а не в тюрьме. И его пришлось бы знакомить с Лео,то как бы он себя чувствовал? А может у парней все проще в этом плане? Маме моей он бы понравился. Кая была бы от него в восторге. Стоит ему оставить меня со своим отцом,я машинально замыкаюсь в себе.
Так вот как происходит знакомство с родителями. Никакой подготовки. Чистая импровизация без списка по темам, на которые можно говорить. Я представляла себе такой день немного иначе. Есть только один шанс на то,чтобы произвести впечатление. Второго шанса - не бывает. И кажется,я этот шанс безбожно проигрываю.
-Если так, то непременно хотелось бы попробовать.
Улыбаюсь краями губ.  Мы идём к небольшой толпе, которая рассредоточилась около машины. Чувствую, как меня знобит. Постоянно верчу головой, в поисках Лео. Рядом с ним мне спокойнее. Чувствую себя увереннее. Защищеннее.
-Немного другие приоритеты. Не до подобных развлечений.
Например, учёба, которая была всегда на первом месте. Пожимаю плечами. Трой никогда не брал нас с собой. Да и в целом не говорил, чем занимается. Кажется,моя сестра чувствовала бы себя намного увереннее. И была бы на своём месте. Харпер, в отличие от меня,легко влилась бы в компанию. С лёгкостью болтала бы с его отцом. Не то что я. Из которой слова приходится клещами вытаскивать. Не так я себе представляла этот день.
-Да. Лео рассказывал,что у него есть сестра. Только мы не виделись.
Каждому,кому меня представляет Гвидо, улыбаюсь и киваю. По-моему я среди них самая мелкая. Наблюдая и слушая кто они - сравниваю команду с некой семейной диаспорой. Ну да,где ещё две семьи могут сойтись? Мне кажется,что Криса видела в Люксе.Или нет... В любом случае этот поход был давно, что уже и не припомнить деталей.
- Ну что? Выпьем за начало гонок?
Я не заметила, как он вернулся. Услышав его голос за спиной, тут же облегченно выдохнула. Будто огромный груз спал с моих плеч.Мышцы лица расслабились. Я перестала от волнения сжимать зубы. Приняв стаканчик, первым делом оцениваю запах содержимого на наличие алкоголя, цвет. Поболтав немного жидкость, начинаю пить. Наблюдаю за Лео, который в своей среде выглядит неприлично счастливым. Настолько позитивным, что его настрой, кажется, передается и мне. Правда всего лишь на мгновение!
- Тебя уже познакомили с остальными?
-Твой отец остановился на Маркусе.
Держусь ближе к нему. Они начинают о чем-то говорить на итальянском. Напрягаюсь. Стараясь не смотреть на них, а куда-нибудь в сторону. Смеюсь над чьей-то шуткой.  Чтобы не спалиться,что подслушиваю. Хотя нет,на самом деле подслушиваю. Надеюсь, что Лео расскажет. Наверное они обсуждали что-то, связанное со мной...Иначе к чему такая конспирация? Или что-то связанное с гонками?
Допив, выкидываю стаканчик в урну. Затем тянусь к руке парня. Почти коснувшись, оттергиваю и отхожу чуть в сторону. Вспоминая,что мы не одни. И  может все эти милые жесты ни к месту. Скрещиваю руки на груди, наблюдая за стадионом. Чувствуя себя как никогда одиноко среди толпы. Может быть действительно, все дело в привычке? И нужно больше времени,чтобы свыкнуться в незнакомой среде?
За размышлениями не замечаю, как отхожу от них. Подхожу к барьерам. Оперевшись руками за бортики, наблюдаю подготовку к заезду. Девушек с флагами, распределяющих очередность выхода. Достаю из кармана джинс телефон, чтобы заснять хоть какой-нибудь кусочек момента. Так толком и не поняв куда надо смотреть. И где на самом деле обозначена граница старта.

+2

9

Рано или поздно, но эти вопросы возникли бы вслух и здесь уже, уж лучше рано, чем поздно. Тиреллы всегда были и будут одной из самых влиятельных семей Сакраменто. Я знаком с Троем и имею возможность оценить в полной мере серьезность моих поползновений в сторону его сестры. Он еще не знает, но сдается мне, что и запросы с меня будут больше, нежели сейчас, при разговоре с отцом.
- Questo è uno dei motivi per cui mi piace. Circa ventuno anni. - повертев рукой в воздухе, назвал цифру навскидку, судя по тому, что Лора учится еще, ей нет двадцати одного года, но, она уже заканчивает, значит, скоро будет. Пять - шесть лет, если быть честными, не такая и большая разница, чтобы поднимать панику. Понимаю, будь ей шестнадцать, тогда да. А так. Впрочем, Гвидо тоже можно понять, после произошедшего между Джейсеном и Сабриной, хочешь - не хочешь, начнешь думать в подобном ключе и о старшем сыне. Мало ли, горячая кровь мешает размышлять об ответственности.
- Si', lo capisco. Se fosse cosi', non ti avrei mai presentato, - серьезно добавил я, обозначая свои, вполне адекватные намерения и планы на Лору. По сути, будь мне интересна забава, я бы нашел кого-нибудь, более развязного и менее скромного. И не стал бы вести девушку туда, где ей будет меньше всего комфортно, будь мне есть, что скрывать в плане своего хобби, работы и развлечений. Да и с Гвидо знакомить, в этом случае, было бы крайне глупо и опрометчиво. Я никогда не приводил к нему женщину, с которой не видел совместного будущего. Не нужная информация и трата времени. И вряд ли отец сейчас припомнит кого-то, кто мог претендовать на звание моей девушки, тем более невесты, ибо таковых и не было.
- О, значит, он познакомил тебя со всеми, - улыбаюсь и оставляю на виске Лоры легкий поцелуй, но она ускользает от меня, и я, перекинувшись парой слов с ребятами, пожимаю плечами, извиняясь, чтобы вновь оказаться подле нее. Кладу ладони на ее плечи, слегка пожимаю их.
- Если тебе не комфортно, можем уехать отсюда, - и правда, насиловать себя не стоит, если вдруг фестиваль не пришелся по душе. Все же, у каждого свои предпочтения и зона комфорта, которые нарушать не стоит в угоду кому-то другому. Даже, если это твой парень или друг. Теряется вся магия гонок и новой атмосферы.
- Все равно Марисоль отжала у меня машину, и сегодня я не буду участвовать в заезде, - уже веселее добавил я и вновь поцеловал Лору, на этот раз в щеку, после чего крепко обнял ее со спины, указывая на полосу старта, к которой скоро будут подъезжать все участники.
- Там все стартуют и туда же придут на финиш, - я рассказала немного Тирелл о фестивале, определил местоположение тех или иных объектов, поведал о правилах гонок, - в общем, сделал все возможное, чтобы девушка поняла, куда я привез ее сегодня, выполняя ее пожелание. Надеюсь, у меня получилось это сделать, и теперь она станет ощущать себя свободнее.
- Вернемся к остальным? Наше отсутствие скоро станет неприлично долгим, - усмехаюсь ей на ухо, целую в висок, вдыхаю аромат волос, прикрывая глаза.
- Нимфа моя лесная.

*Это одна из причин, почему она мне нравится. Ей около двадцати одного года.
Да, я понимаю. Будь все просто так, я не стал бы знакомить вас.

+2

10

Немного другие приоритеты... хорошо, когда они - приоритеты, - вообще существуют; особенно в молодости, - хотя в молодости они имеют свойство казаться и оказываться совершенно другими, нежели позже... на то она и молодость, впрочем. И скромность Лоры была особенно похвальна, если вспомнить, из какой именно семьи она происходила, старшие Тиреллы - люди не самые простые, и довольно не бедные, что уже само по себе весьма простой способ и повод для молодого поколения оказаться, что называется, "испорченным". А девушка Лео... она не выглядела так, словно всё в этой жизни доставалось ей легко. При взгляде на неё, Гвидо не подумал бы о Тиреллах - не понял бы, если бы сын сразу ему не рассказал. Сложно сказать, хорошее ли это воспитание - или наоборот, можно назвать это свойство его недостатком?.. В любом случае, это просто было.
- Какие? Работа? - Монтанелли перевёл всё на свою точку зрения - в том мире, в который он верил, если уже и не было принято, то почиталось, чтобы дети помогали родителям с делами. Этот древний принцип наследования, существовавший с тех пор, как ремёсла передавались от отцов к сыновьям, выдерживающий в наше время испытания бунтарством, эмансипацией, техническим прогрессом и чёрт ещё знает чем, но всё ещё живший и вряд ли когда-нибудь окажется изжитым окончательно. Лора была одной из наследниц Тиреллов - с приоритетами всё объяснялось само собой. Через секунду до Гвидо, впрочем, дошла и другая истина. Более современная. - Или учёба? - Лора молода, в её возрасте не учиться практически стыдно - не обязательно тому, что родители умеют, внушительная часть этого в итоге и так, и так будет её; учиться в принципе, чему-то ещё. Университетские знания не будут бесполезными так или иначе... - Как-нибудь познакомишься и с ней тоже. - обещает Монтанелли. - Она сейчас не здесь, - сидит с детьми. Племянником и племянницей Лео. - так, заочно пока, представив Лору и своих внуков - Гвидо переходит мыслями к семейной наследности и с другой стороны: - Канделария - это ведь твоя мама, да?.. Я её знаю немного. Одеваюсь у неё в ателье. Даже вот сегодня, видишь - это от твоей матери пиджак... - усмехнувшись, Гвидо слегка оттягивает полы своего пиджака, простецки так, обращая на него внимание Лоры - может, так ей перестанет так неловко; не такие уж они, мол, тут и чужие друг другу, все уже друг друга знают более или менее. Не стоит замыкать всё на себе и замыкаться в себе.
- Circa? Tu stesso non lo sai per certo?.. - насупился Гвидо. Пять-шесть лет - разница небольшая, он сам старше мать Лео и Сабрины на шесть лет, но ему было уже тридцать два года, когда Лео появился на свет, - а женился на Барбаре он за год до этого. Совсем другой счёт. Особенно, учитывая, чем их брак в итоге закончился. - Prenditi il tuo tempo. Va bene? - он заключает сына в объятия, касаясь губами его небритой щеки. Не имея в виду что-либо навроде того, что Лео поспешил с этим знакомством, или намерения имеет не вполне зрелые, нет, совсем не это. - Goditi la tua giovinezza. - шепчет он ему на ухо. Её молодостью. Своей, - пока она не закончилась, потому что большая её часть всё-таки уже осталась позади. Сабрина уже подарила ему внука и внучку, и это лишний раз скажет о том, что процесс отношений, процесс создания семьи - это не трек, не гонки, не нужно и нельзя здесь быть первым или последним, не нужно спешить. Тем более, это не только твой заезд - и твой со-пилот к этому может оказаться готов ещё менее. Младшей Тирелл становиться матерью так же впору, как её матери - бабушкой. Даже ещё хуже...
- Нет, на самом деле нас гораздо больше. - возражает Гвидо сыну. Но затем добавляет, с лёгкой улыбкой: - Но хватит  пока и этого. - ближайшее окружение Лео; как Лора справится с ним, сдружится по-настоящему или предпочтёт держаться на расстоянии, - время покажет, но, если она хотя бы рассматривает возможность отношений - придётся привыкнуть к их присутствию в его жизни, в любом случае. Проводив глазами сына и его подружку, в лучах вечернего солнца превращающихся в неясные, но по-своему яркие силуэты, Монтанелли вернул своё внимание остальным - тоже не собираясь оставаться тут надолго, чтобы не мешать подготовке к гонке, но ненадолго задержался, чтобы отдать им дань своего почтения, пожелать удачи. На время гонки он переместится куда-нибудь в более нейтральную зону; ему нужно умудряться быть в курсе практически всего - а команда сына всего лишь одна из присутствующих здесь команд. Даже если это - команда его сына...
- Ну что, Марис, сегодня "Мустанг" ведёшь ты?.. - девушка уже устроилась за рулём, и Гвидо приходится наклониться в салон, чтобы обнять её, чмокнуть в щёчку, перед началом заезда. Миссис Милиган выглядела на месте, которое обычно занимал Лео, такой деловой и гордой. - Покажи им класс, милая. - улыбнувшись, Монтанелли делает пару шагов назад, уступая место для Криса - всё-таки правильней, если последним, кто обнимет её перед самой главной гонкой в году, будет её супруг, а не один из друзей - пусть даже и старых друзей... на самом деле, самое великое, что Гвидо сделал для стрит-рейсеров - произвёл своего старшего сына на белый свет; а всё, что он сделал, кроме этого - вторично. Даже не хочется претендовать на что-то большее.

+2

11

Я отошла от них не так далеко. И в состоянии была расслышать разговоры, периодически поворачиваясь и отвечая. Киваю головой Гвидо: согласна, что для первого раза ,знакомств более чем достаточно. Мне бы запомнить тех, кого представили. Точно знаю, что Криса запомню. Лео много раз рассказывал,что тот владеет Люксом. Где мы уже были.
Или учёба?
-Учеба. По факту учусь на двух факультетах одновременно.
Но по итогу выпущусь только с одним дипломом. Свой диплом сестра мне вряд ли отдаст, даже учитывая тот факт, что я учусь за неё.
Гвидо задаёт вопрос о Кае. Я сначала немного впадаю в ступор. Удивляясь  тому, что они знакомы. Свожу брови к переносице. Перевожу взгляд на Лео.Интересно, был ли он в курсе? Что Кая успела рассказать о положении нашей семьи? Есть факты, которые мы с сестрой тщательно стараемся скрывать.[хоть в одном вопросе мы с Харпер остаёмся солидарны] И не от того, что стесняемся собственных родителей. Нет. Напротив обоих очень любим. И обоим за все благодарны.Просто оправдываться тяжело. Видеть постоянно осуждающие взгляды. Быть предметом обсуждения и осуждения , находится без поддержки ,не имея шанса дать сдачи каждому.
-Да. Кая - моя мама. -Улыбаюсь, когда Гвидо демонстрирует пиджак, сделанный мамой.  Внимательно изучаю , оцениваю ее работу. -Это приятно. Я в свои выходные дни помогаю ей в ателье. Хочу с ней продолжать работать после окончания обучения. Мы всегда будем Вам рады. Особенно, если Вы как-нибудь придете к нам на ужин.
Главное чтобы Харпер не было дома в это время и она все не испортила своими истериками.
Они снова переходят на итальянский. Я отворачиваюсь, понимая,что эти разговоры не для меня. Наблюдаю за подготовкой старта. Мне задают вопросы, а я даже не знаю о чем могу сама поинтересоваться. С какого поворота подойти. Это просто неожиданно. И чистая подстава со стороны Лео.
Если тебе не комфортно, можем уехать отсюда,
-Я думала, что  за проявления няшности и нежности тебе будет неловко перед друзьями? Вдруг я порчу твой суровый,львиный образ? -  накрываю его ладони своими. Ощущая тепло от его объятий. При этом чувствую, будто вот-вот взорвусь от перенаполнивших эмоций. Но вместо того, чтобы высказать ,крепче сжимаю его ладони.
-Хоть что-то позитивное. - Ерничаю. Не знаю, почему так нервничаю. Ощущения, будто меня сегодня быть здесь не должно. Но я обязалась его во всем поддерживать. Всегда. И при любых обстоятельствах. Быть рядом настолько, насколько это возможно.
-Все в порядке. Мне просто нужно время.- время привыкнуть. Освоиться. К этой жуткой музыке моя мигрень же привыкла всего за полчаса... Или сколько прошло времени? К остальному тоже значит привыкну. Не обещая,что буду тусить каждые выходные с его друзьями за бутылочкой пива или вина...  Или проводить парами время.
Но я молча улыбаюсь ему. Наблюдая и поворачивая голову каждый раз туда, куда он указывает в рассказе. Правила становятся более-менее понятны. На предложение Лео вернуться к остальным, согласно киваю. Беру его за руку, оглядываясь по сторонам.
-Знаешь, я думала, что увижу толпу  твоих разукрашенных, фанатеющих девиц. -Смеюсь. Но тут же осекаюсь. А то сейчас начнется песня о главном. О верности и доверии. -Все-все. Я пошутила. Знаю, с чувством юмора у меня беда.
Мы подошли, когда Марисоль уже была в машине. Смотря на нее, образ в моей голове никак не совпадал с тем, что вижу сейчас. Как девушки выбирают быть пилотами? Точнее гонщиками? Если Лео пустил ее за руль своей машины, значит она действительно была лучшей.
-Удачи.- проговариваю и отпускаю руку Лео. Чтобы он мог к ней подойти.

Отредактировано Lora Tyrell (2019-04-12 19:26:54)

+2

12

Серьезность намерений в любом случае имеет место быть, так как поступать легкомысленно я и не имел права. Тиреллы действительно важная семья, но с Лорой я не по этой причине, как и не из-за того, что знакомство с ней могло бы выгодно сказаться на нашем итальянском клане. Я с ней потому, что хочу того и знакомство с Гвидо лишь подтверждает очередной факт моего особого отношения к ней. А семья… дети – это все будет, но точно не сейчас, и не в ближайшие несколько лет, так как отец прав – молодость бывает лишь один раз. Да и я не готов еще стать отцом или мужем – рано еще об этом думать и опасливо. Слишком много дел накопилось, с которыми надо бы разобраться.
- Sai, chiedere all'eta 'di una donna e' pericoloso*, - усмехаюсь в ответ, сводя в шутку свое незнание истинного возраста Лоры. Остается надеяться, что ей не шестнадцать или около этого – попасть в тюрьму из-за совращения малолетних, как и попасть в категорию богатых папиков мне не хочется. Пусть этим занимаются люди более беспечные и безответственные. Вести игры с возрастом чревато последствиями, а я, как можно было уже понять, не отличаюсь доверием по отношению к другим. Интуиция подсказывала мне, что все хорошо, и я ее слушал, не обращая внимания на прочие взгляды и сомнения. С другой стороны, я всегда могу найти информацию, или спросить у Троя. С ним нам еще предстоит пообщаться, да.
- Non ho fretta di sposarmi o di avere figli. Ma, e non ho intenzione di lasciarla. Vorrei che tu e lei sapeste che le cose sono serie e basta,** - уже более серьезно. Не смотря на то, что семьей обзаводиться я не бегу, окружающие меня люди должны понимать – данный факт не говорит о легкомысленности моих отношений, и все будет, но не сразу. Я не стану ломать Тирелл ради юридического факта, не буду давить на нас фактом гражданского сожительства, потому что рано еще привязывать себя к дому, к человеку, к детям. Слишком молоды, не нагулялись, и потом… смысл вешать на себя ярлыки, когда все может измениться в мгновение ока? Молодые такие горячие, особенно, когда в них кипит итальянская кровь. Я не стану спешить, ни в коем разе, но, и не забуду оставить зацепку с планами на многообещающее продолжение. Могу же, верно?
   Зная, как юные девушки мечтают о белоснежном платье и красивой свадьбе, я не стремлюсь ломать стереотипы. Еще не время, но оно наступит, пусть Лора это понимает и не бросает после неприятные намеки, мол, а где же свадьба и всё для этого необходимое. Я искреннее надеюсь, что меня в этом плане Фортуна убережет и оставит мою психику целой и невредимой.
- Я про присутствующих, - улыбаюсь отцу, поправляя свою прошлую ошибку. Ну, конечно же, нас больше. Но, и пугать брюнетку раньше времени количеством знакомых никак не хотелось. Нас много и все мы одна семья – от этого может голова пойти кругом, для Тирелл и без того слишком много потрясений сегодня.
- Если бы всё обстояло действительно так, я бы приехал один, - спокойно отвечаю на слова своей девушки, прекрасно понимая, что она просто перенервничала со своим визитом в столь шумное и кишащее людьми место. А так резко взял ее с собой, без подготовки, что не удивительно получать от нее колкие замечания. Я сам виноват, и сам напросился.
- Ну, - на девиц я задумался, выгибая бровь в непонимающем жесте, отпуская из своих объятий Лору, которая тут же извинилась за свою не очень приятную шутку. Мне-то нормально, а ей какого, не знаю.
   В шутку отодвинув Криса, протягиваю ладонь Марисоль и оставляю на ее щеке поцелуй.
- Сделай всех, bellezza!*** – подмигнув гонщице, обнимаю ее и после отступаю, позволяя Люциферу пожелать удачи своей супруге, и после беру Лору за руку, чтобы пройти с ней на трибуны, откуда видны гонки и ничто не сможет укрыться от нашего пытливого взора.
- Идем, мы должны успеть,- мы уходим за Гвидо, еще не зная, чем закончатся эти гонки. А ведь, все начиналось так хорошо…

*Ты же знаешь, спрашивать возраст у женщины опасно.
** Я не буду спешить ни с браком, ни с детьми. Но, и оставлять ее не собираюсь. Я хотел бы, чтобы она и ты знали, что все серьезно и этого достаточно.
*** Красотка

+2

13

Серьёзно размышлять о чём-то, уж тем более строить какие-то планы, сейчас, через пять минут после того, как Лео познакомил с ним свою подругу, - разумеется, слишком рано; но Гвидо всё равно не может отказать себе в том, чтобы не думать в отношении Лоры оценивающе. И дело не только в том, что это его обязанность, как отца (хотя и это роль играет совсем не последнюю) - Монтанелли ко всему вокруг привык относиться оценивающе, ко всему и всем, особенно если речь идёт о новых лицах. Или вообще чём-то... новом. Лео действительно не приводил своих подружек раньше к нему знакомиться; о некоторых Гвидо, конечно, знал - постольку, поскольку, - но не мог бы (да и не хотел, честно говоря) сказать, сколько их было именно, это тот багаж, с которым его сын должен будет разбираться самостоятельно. Дело не в этом. Дело в том, что Монтанелли нравилось то, что он слышал от Лоры. Даже если не вдаваться во все подробности или не цепляться к деталям. Гвидо, конечно, не мог из этих данных догадаться, что должно означает это по факту - и потому понял его слишком буквально: девушка получает два образования параллельно; и на самом деле - ему не так уж важно, сколько дипломов будет в итоге, Монтанелли не из тех, станет серьёзно относиться к подобного рода бумажкам, в любом случае - куда важнее, что знаний у Тирелл будет дипломов на полтора минимум. А её собственная фамилия - важнее этих корочек вместе взятых. Если следовать её словам, в её намерениях нет планов отходить от семейных дел, что тоже весьма здорово: насколько Гвидо видит, бунтарский дух в двадцать первом веке принимает какой-то новый модный оборот... что дети пытаются походить на собственных родителей как можно менее. А если в целом - Лора кажется трудолюбивой, скромной и вежливой. Качества, которых не хватало во все времена. Цифру в её паспорте... ну - её-то вполне возможно выяснить и не спрашивая напрямую. Может, Монтанелли это и сделает - потом; оправдывая это только тем, что это результат не одного только банального любопытства, - но и соображений безопасности. Тоже банальных довольно-таки, по своей сути.
Не факт, что для Лео она окажется в итоге "той самой единственной". Но - если уж вообще начать говорить о вариантах: Лора была бы очень хорошим. А остаться или не остаться единственным - это уже зависит от её усилий.
- С удовольствием. - кивает Монтанелли в обещании принять приглашение - как только оно обретёт дату и время, конечно. И добавляет с улыбкой: - А жену я могу привести? - Шейенна - не мама Лео, и вообще-то немного слишком молода, чтобы быть его матерью, но не в этом дело. Супруге Монтанелли-старшего тоже будет полезно пообщаться с кем-то... да и её мнение - для всех остальных Монтанелли тоже не пустой звук. Было бы неплохо, конечно, если бы Лео познакомил Лору и со своей родной матерью; Гвидо предполагал, что решил сначала довести её до своего отца, - и почему-то не был уверен, собирается ли вообще доводить до мамы... что не правильно, конечно. Итальянец, который не уважает свою мать, уже не итальянец.

OST


Автомобили выстраиваются на старте так важно и величаво, словно на параде - это тоже всегда часть шоу, такая же важная, как всё остальное, и зрелищная столь же, хотя, по мнению Гвидо - даже куда более настоящая, чем демонстрация своих тюнингованных машин зрителям, в попытках заострить их внимание на каких-то особенностях конструкции или просто удивить яркой раскраской, здесь все технические изыски начинают подходить к тому, чтобы выполнять свои функции - и шоу перестаёт быть одним только шоу; пока постепенно не исчезнет окончательно, уступив месту состязательному духу. Мустанг Монтанелли занимает своё место на стартовой полосе, инстинктивно Гвидо приковывает свой взгляд к нему на несколько секунд, но затем - оглядывает и всю полосу машин. В гарнитуре чёткий, уверенный, почти монотонный, голос главного судьи - будто отсекает все остальные звуки, не давая другим прорваться в радиоэфир, на деле же - сейчас все замерли в таком же ожидании, того, что голос даст команду, начнёт повторять обратный отсчёт. Нетерпеливыми нотами извне - до зрителей доносятся многочисленные гудения моторов, пока ещё вхолостую; затем и сами зрители подключаются, начиная издавать схожий гул, а где-то чуть в стороне - желающие делают самые последние ставки.
И среди этого гула, Монтанелли вдруг улавливает что-то, знакомое, что привлекает его внимание - даже заставляя приподнять гарнитуру на несколько секунд, дабы убедиться, что ему не почудилось: на одном из участке трибун действительно прорывается более-менее стройный, слаженный, хор голосов. О смене водителя уже стало известно - и теперь кто-то скандирует: "Марис! Марис!.." Усмехнувшись, Гвидо одевает наушник обратно.
Оглушительный гудок перекрывает на три секунды все остальные звуки; отважная отмашница, танцевавшая минуту назад прямо перед капотами автомобилей, делает последний взмах флагом, - затем на время скрывается в облаке из бензиновых испарений; вскоре после - вновь появляется в поле зрения, но интересует уже мало кого, а потому спешит покинуть трассу. Теперь, на фоне эха моторного гула, на стадионе воцаряется почти звенящая, напряжённая тишина, когда каждый всматривается в происходящее на трассе, пытаясь определить предварительные результаты главного заезда на сегодня.
И Мустанг выходит вперёд довольно уверенно, обгоняя одного из соперников со стороны внутренней границы, чисто завершая свой манёвр, - и прибавляет газу, чтобы вырваться вперёд, когда прямой участок даёт для этого возможность, с лёгкостью обходя корпус другой машины, и приближается к следующему повороту - кажется, вот-вот уже должен выйти на вираж...
Всё происходит слишком быстро.
Автомобиль не вписывается в поворот, вылетая передними колёсами на обочину, поднимая столб пыли, - и уходит в резкий занос, слетая с трассы окончательно, сразу же кренясь на правый борт - падая, и переворачиваясь на крышу, затем ещё раз, и ещё раз, несколько переворотов буквально за пару секунд, - будто только подталкиваемое тем гулом ужаса, что прокатился по трибунам, - пока, наконец, не встречает бетонное ограждение, прекратив своё движение... Гвидо сам не заметил, как оказался на ногах; несколько секунд, в которые всё произошло, показались сейчас бесконечностью - вечностью, из собственной беспомощности, и тревожных мыслей, одна другой страшнее, и которых так много, что не слышишь на самом деле ни одну, - и радиоэфир представляет собой почти подобную же мешанину. Пока вдруг не слышится оглушительный хлопок - и искорёженная, вскрытая, как консервная банка, передняя часть автомобиля не оказывается объята пламенем...
"Почему Марис не выбирается наружу?.."
- Не останавливать гонку. Не останавливать гонку. - слышится в радиоэфире. Здесь не Формула-1 - здесь не будет выброшенных чёрных флагов, только если не произойдёт что-то, что начнёт мешать на самой трассе - Мустанг оказывается слишком далеко за его пределами, чтобы быть помехой... и остаётся на удивление... целым - не лишившимся почти ничего из своего содержимого, кроме каких-то мелочей, осколков, не смотря даже на явно слышимый взрыв. Но эта мысль - слишком рациональна, чтобы не быть заглушённой остальными мыслями. Самой громкой становится вот эта же:
"Почему Марис не выбирается наружу?!"
К месту происшествия уже спешат - с огнетушителем, с медицинским чемоданчиком, со спасательным набором, и Гвидо далёко позади тех, кто на этом треке находится за гонорар, но тоже торопится спуститься по трибунам, чтобы оказаться там же. Ответ на дурацкий вопрос самому себе довольно прост, но это и есть - самая ужасная его часть: с Эскобар что-то случилось...

Отредактировано Guido Montanelli (2019-04-16 01:28:42)

+2

14

-Мне кажется, или я только что пригласила твою семью на ужин? -шепчу Лео,крепко держа его за руку, когда мы идём следом за Гвидо. Глупо похихикиваю. Потому что такого я от себя сама не ожидала. Он не реагирует на мою фразу. Мне остаётся только весь оставшийся путь идти молча. Встречаясь взглядом лишь с его спиной.
  [indent] Официальный ужин. С отцом Лео и его... Мачехой? Лео в основном рассказывал про отца, сестру. Но не упоминал ни мачеху, ни маму, ни других членов семьи. Я бы запомнила. Кажется, с другой стороны, ужин - не такая уж и плохая идея. Маме тоже полезно будет с кем-нибудь познакомиться. Новым... Завести друзей. Возможно, если ей будет с кем поговорить, кроме семьи, меня это успокоит.
Ещё столько всего предстоит сделать... И хотя даты не были обговорены, и вопрос брошен с продолжением будущего. Будущего общения, знакомства, сближения... Я не хило нервничала. Это был другой уровень. Иной опыт. Это не было так легко и просто, как при знакомстве с семьёй Бонсуа. Здесь ты понимаешь,что знакомишься с семьёй человека, которого выбираешь себе в спутники на всю оставшуюся жизнь. Тебе не только с ним предстоит провести жизнь бок о бок, но и с его родными.
[indent] Мы проходим на трибуны. Я всю дорогу наблюдала за Лео. Казалось,что моя неудавшаяся шутка действительно не удалась. Неужели обиделся? Вопрос доверия всегда вставал между нами достаточно остро.
Было стыдно. Он со мной не разговаривал. Или просто переживает перед предстоящим заездом? Мне всегда тяжело было понимать его эмоциональное состояние в той или иной ситуации. И на какой-то момент, я  отпустила его руку. Когда мы заняли свои места.
Я наблюдаю за тем, как автомобили готовятся к старту. Голос судьи тусклеет на фоне рева толпы. "За здесь кого болеть?"
По направлению взгляда Лео, нахожу машину Марисоль. Вижу девушку с флагами. Завороженно смотрю на ее движения, танец. Оцениваю фигуру. Может у меня тоже когда-нибудь так получится? Интересно, есть у них какой-то отбор или все желающие могут оказаться на ее месте? Сделать сюрприз Лео. Надо будет потом девушку найти и расспросить.
Взмах и...старт.Все сразу стихает. Я лишь слышу рев моторов. Звук,в виде скрипа,колес. Скрежетающий, давящий на барабанные перепонки. Сжав руки в кулаки, напряженно , неотрывно, смотрю за тем, как машины делают первый круг. Как ловко и плавно совершают маневры, преодолевая препятствия. Могу только представить, что творится внутри кабины "пилота". Каково напряжение. Высчитывая скорость. Типичная зануда Лора, со своей любовью к математическим задачкам.
В какой момент что-то пошло не так? Не знаю. Только когда Лео соскочил с места, устремила свой взор на перевернувшуюся машину. Мой нос улавливает запах гари. Машина начинает гореть. Но никто не видел, чтобы из нее вылезал человек.
Я в ужасе смотрю на Лео. Машинально хватаю его за руку. Взглядом прошу не творить глупостей. Мне едва удается его сдерживать,чтобы он не побежал осточертя голову,на место пожара. Куда прибыла бригада спасателей, скорая. Куда побежали все, подскакивая с мест. Казалось,что машины, так и не завершив круг, остановились. Все наблюдали. Ожидая ответов на многочисленные вопросы.
-Лео, пожалуйста... -оцепление места аварии. Работа медиков. Я вижу, как спасатели вырезают часть автомобиля,чтобы достать Марисоль. Каковы шансы? Мы пока не знаем...
Он срывается на место трагедии, не обращая на меня внимание. Он там нужен. Он там должен быть. Это его подруга. Я все понимаю. И молюсь. Молюсь всем Старым Богам,чтобы все обошлось. Оставаясь на месте, уже в одиночестве. И не потому что я- бесчувственная скотина. Наступаю второй раз на одни и те же грабли. Просто мое присутствие ни к чему. Я буду только мешать. Я бы могла снова убежать. Зарывшись в себе и в четырех стенах. Как однажды, сбежала с похорон лучшей подруги. Избегая ее брата, понимая,что ему тоже нужна поддержка... Не только мне одной было больно и плохо. В этот раз, я пересилю себя... Я буду рядом с ним. Если он захочет. Так что мне остаётся только сидеть на опустевшей трибуне. И ждать.

+2

15

Эта атмосфера гнетет. Ощущение, что тучи внезапно заслонили солнце, и светлые лучи не могут пробиться сквозь плотные скопления облаков. Я улыбаюсь, а на душе скребут кошки и не позволяют расслабиться в атмосфере дружественной беседы и преддверии гонок. Никогда раньше я не оставался на трибунах и всегда вел автомобиль, там, на трассе. Необычные ощущения, странные и еще предложение Лоры поужинать семьями. Нет, я на нее не злился и вполне мог бы пережить встречу с ее родителями, тем не менее, все это весьма неожиданно.
- Ничего страшного, в любом случае, уж лучше раньше, чем поздно, - переиначив фразу, пожимаю плечами и загадочно улыбаюсь. Мне кажется, что Шейенне Лора понравится, и они сразу же найдут общий язык. По поводу родной матери я не уверен. Есть подозрение, что она сразу же станет вставлять палки в колеса и придумает тысячу причин, почему со мной опасно находиться рядом. Отчего-то, именно такое ощущение и преследует меня, ибо сильна обида на отца и высоко желание уберечь всякого от критичной ошибки, связанной именно с Гвидо и преступным миром. Я не хочу, чтобы Тирелл знала больше о теневой стороне Сакраменто, в которой я принимаю активное участие. Возможно, я расскажу ей сам и со временем, но точно не сразу. И, если говорить о знакомстве с родной матерью, тот я знаю точно – это случиться только тогда, когда я поведаю Лоре о своей деятельности и решу ей сделать предложение. Если, решу. Насколько это реально – покажет жизнь и события, что ее наводняют.
   Начало гонок. Рев двигателей, визг шин на поворотах. Я вижу наш мустанг и провожаю его взглядом, оценивая обстановку на трассе, подмечаю детали, думаю о том, как можно было бы улучшить автомобиль после заезда, и не нахожу никаких недочетов – Крис постарался на славу. Но, потом. Потом случается то, что останавливает время и заставляет сердце замереть. Мустанг, за рулем которого сидела Марисоль, срывается стремительно с намеченного пути, переворачивается, и застывает, чтобы в следующее мгновение быть объятым пламенем. Я поднимаюсь на ноги, делаю шаг, но уверенное касание ладони Лоры до моей руки останавливает, я обеспокоенно смотрю на отца, вижу внизу, как Люцифер спешит к автомобилю супруги, как бригада медицинской помощи подтягивается, и не верю своим глазам.
«Она не выходит…. Она не покидает салон…Марисоль, ты должна!» Сердце бешено колотиться в висках. Дыхание становится прерывистым, руки сжимаются в кулаки. Я должен идти, я должен помочь, не смотря на то, что там полно людей, способных это сделать.
- Прости… я должен уйти… жди меня здесь, я вернусь, - я серьезен и хмур, и не удивительно, моя лучшая подруга не подает признаки жизни, но надежда есть. Она всегда умирает последней и оставляет после себя горы трупов, но я всё еще верю, что она жива и поразит нас своей живучестью. На месте происшествия я пребываю, чуть ли не в третьих рядах и порываюсь вперед, на что получаю жесткий отказ. Медики призывают освободить проход, реанимация проноситься мимо, а потом. Потом привет черный мешок и печальные лица тех, кто видел всё своими глазами. «Её больше нет». Ком в горле, пустота и тело сразу становится тяжелым. «Её больше нет». Люцифер становится похож на призрака, изменения в нем видны не вооруженным глазом. Гробовая тишина. Первое желание ринуться следом, но, я вспоминаю о Лоре. Я обещал вернуться.
- Я отвезу Лору домой и приеду в больницу следом, - обращаюсь к отцу. Все не хочу верить, что Марисоль перестала дышать, надеюсь, что реанимация вернет ее. И… нет, не хочу думать о морге. Мексиканка не могла просто взять и так погибнуть. Не сегодня, не сейчас, никогда, пускай, и логично это, мне плевать. Она не должна погибнуть.     
   И я иду, скорее на автомате, чтобы увидев Тирелл, слабо ей улыбнуться.
- Я отвезу тебя домой.

+2

16

Трек, трибуны, яркие плакаты с эмблемами команд и турнира самого, раскраска автомобилей, пестрота костюмов... небо, принимавшее на себя черту густого чёрного дыма. Все краски вдруг как будто одновременно померкли. Кроме ощущения жара от проезжающих мимо спортивных машин, гул которых долетает до ушей - и тоже как будто издалека; он как никогда неприятен, он несёт в себе всё то, что можно назвать отрицательной стороной гонок - всю ту молниеносную опасность для жизни скорости, и всю ту тревогу, постоянную, которую она вызывает и поддерживает, всю обратную сторону риска: всё это сконцентрировано сейчас в этом шуме, и этом тёмном, перечеркивающим небеса, дыме, поднимающегося от яркого пламени. Радуга наоборот. Это очень похоже на... голос бывшей жены. Мамы Лео и Сабрины. На ту черноту тревоги, которая скрывалась в её глазах, когда она смотрела сначала - на него; а потом - на его сына... Барбара не была неправа во всём. На самом деле, мать Лео очень во многом была права.
Только кто ожидал, что их сын может не только потянуться за отцом, но избрать для того путь высоких скоростей?.. Не было для этого предпосылок.
В моменты опасности, смертельной или ещё какой, - у тебя всегда есть одна надежда: на себя самого. Только ты можешь предпринять что-нибудь, что спасёт тебя. Когда пришли за тобой, когда стреляют в тебя - надеешься на свой пистолет, только стреляя в ответ ты способен защитить себя и своих родных... но сейчас никакой пистолет не поможет. Там, где заливается асфальт приправляется соусом, основа для которого - смесь из крови и бензина, оружие бесполезно. И Монтанелли страшно осознавать: здесь и сейчас он не может помочь совершенно ничем... уже нет.
Вокруг всё ещё так много красок. Машины парамедиков и спасателей с проблесковыми маячками на крыше, их яркая одежда, зелёная трава на фоне аварии, ярко-оранжевые, сочные, языки пламени, борящиеся с пожарной пеной... но единственным настоящим цветом здесь кажется чернота мешка, в котором скрывается Марисоль. Такая знакомая, строгая, сухая темнота, поглощающая всё вокруг - безжизненная во всех смыслах... Которую Гвидо не боится, но оттого даже тяжелее - страхом хоть отчасти можно приглушить боль. Страх может дать разуму пощёчину; а Гвидо понимает, что его боль - не так сильна, по сравнению с тем, что должны ощущать сейчас близкие друзья Марисоль. И её брат. И её муж. И что почувствуют её родные, очень скоро, когда узнают о последних новостях... Гвидо хватает способности даже рационально мыслить. "А что, если бы за рулём сидел мой сын?.." - Лео. Лео должен был сидеть за рулём. Всё изменилось буквально в последние моменты. Даже сейчас, даже здесь, Марисоль Эскобар спасла их, как делала всегда. Спасла, в последний раз...
- Лору?.. - за всем этим, Монтанелли почти забыл о знакомстве с невестой сына; тотчас вспомнив, правда, когда Лео упомянул о ней. Чувство пропасти только усилилось. День оказался самым неудачным - из всех возможных. А какой шок для бедной Тирелл... - Конечно. Уверен, все ребята будут уже там... я приеду чуть позже.
Гвидо надо закончить здесь. Остаться - хотя бы до церемонии награждения; на вечеринку он теперь не останется, конечно - передаст руководство ей кому-нибудь другому; да и вряд ли останется кто-то из их друзей, за машиной "скорой помощи" уже выстраивается колонна... она напоминала бы похоронный кортеж, не будь автомобили стритрейсеров такими пёстрыми. Забавно так думать об этом сейчас. Забавно. И совершенно не смешно.
Марисоль бы не хотела, чтобы праздник остановился только из-за неё, да? Определённо, не хотела бы. Она бы хотела того, чтобы фестиваль, который она так любила, продолжал бы своё существование.
Как странно говорить о ней так. "Бы". Как странно, что её нет рядом. Или чуть дальше... что до неё уже нельзя доехать, преодолев пару улиц.
И кто теперь позаботится о её собаке?..
- Машина, Лео. Ты видел? Это определённо не случайность. - Гвидо наклоняется к уху сына, его голос становится жёстким; но Лео может сейчас безошибочно уловить нарочитость, специальность этой жёсткости - просто отцу трудно говорить. На самом деле, его душат слёзы - и аранчата, которую он выпил за успех заезда, тоже просится наружу. Но не наверх, не рвотным позывом, а будто пытаясь пробить желудок изнутри, выгрызть живот. - Осмотрите машину потом. - и голос звучит, как чужой - и Лео, кажется, будто тоже не слушает; но Монтанелли уверен, что слышит, и услышит, поняв, что он имеет в виду. Чуть позже. Чуть-чуть позже. Когда неизбежное перестанет быть оглушительным, но нужно будет искать, что с ним делать... ни за что смерть на их трассе не станет полицейским делом - не смерть Марисоль; это только их, Монтанелли, расследование.
- Мне очень жаль, что мы познакомились при таких обстоятельствах, Лора. - говорит он девушке, когда они доходят до неё - и протягивает ладонь, касаясь её щеки, а другой - касаясь осторожным поцелуем. Ужин в силе, но теперь он откладывается; на срок, который можно назвать неопределённым, хотя будущее можно назвать обозримым. - Поезжайте. - приобнимая и сына за лохматую голову, Гвидо касается и его виска родительским поцелуем.
Мы закроем "Маленькую Сицилию" на три дня для всех, кроме скорбящих друзей и близких. В нашей семье смерть.

+2

17

Я знаю как никто- какого это терять лучшего друга. Но  представляю лишь  половину того, что он может чувствовать сейчас. Видя,как на твоих глазах погибает близкий человек... Не могу представить, что чувствует ее муж в эту минуту. Но будь сейчас там Лео - я не пережила, если бы с ним что-то случилось. Если бы он сегодня был за рулём... Это ужасающий факт, который только может додумать мое больное  воображение. Ты не можешь себе представить, какое более точное определение можно подобрать ко всему этому: случайное стечение обстоятельств, судьба, злой рок. Но нчто из этого не подходит.
Я отчетливо улавливаю носом усиленные запахи гари и жженной резины. Прикрывая нос воротом куртки.Стараюсь не смотреть на это зрелище, когда ее вытаскивают из машины. Не потому что я -бесчувственная скотина. А просто потому, что в моей жизни итак слишком много кошмаров. И я знаю, что ещё долгое время меня будет мучить эта картина,где мустанг переворачивается , не справившись с управлением. Вот только в моих кошмарах на ее месте будет он. Как мне теперь его спокойно отпускать? Как спокойно спать ночами, когда он уходит на работу? Я изначально не хотела ехать. Я не хотела ничего подобного знать. Видеть. Курт итак, на сеансах, достаточно выслушивает мой лепет по поводу смерти Аннэт. А с недавних пор ,ещё и беспокойства, связанные с работой Лео. Ему приходится. Ему за это платят.
Как бы я не старалась отгораживаться от этого мира, но я хотела быть рядом с ним. Пусть даже если мне это не по душе. Хотела, чтобы он знал, что я всегда его поддержу. Чтобы ни случилось.
Скрещиваю руки на груди, в ожидании. Наверное, самым правильным было бы пойти следом. Потому что новая Лора поклялась себе, что в подобной ситуации больше не струсит. Не сбежит, закрыв дома двери на всевозможные замки. Но новая Лора не знает что правильно, а что нет. Что уместно. Новая Лора только пытается приспособиться к обществу. Наверное глупо было ждать его сейчас. Изучая в телефоне гуглкарты,подумываю о вызове такси. Или возможности пройтись пешком,вдоль трассы до ближайшей остановки.
Спустя время принимаю все же решение самостоятельно добраться до дома. Встав с места, слышу звуки сирен скорой помощи. Взглядом провожаю одну машину за другой.
- Я отвезу тебя домой.
Он возвращается. Я беру его за руку и крепко сжимаю ее. Киваю. Не зная, что в таких случаях принято говорить. Слова,словно сами собой застряли в горле. Молчание и зримое присутствие куда важнее, чем это баснословное и лживое :" все будет хорошо".  Потому что все знают: хорошо уже не будет.
- Мне очень жаль, что мы познакомились при таких обстоятельствах, Лора
-Мне тоже.До свидания.
Целую его отца в щеку, в ответ, когда он подходит. Прежде,чем мы уходим и садимся в машину. Действительно жаль, что все всегда складывается так. Не правильно.
-Я могу поехать с тобой, если захочешь?
Говорю почти шепотом. Уже сидя в салоне. Наблюдая за ним всю дорогу, с неким беспокойством, положив свою ладонь на его колено.
-Могу остаться в машине до новостей? Привезти что-нибудь поесть. Кофе?
Тишина. Я вижу, как он сосредоточен. И боюсь предположить, какие он испытывает эмоции. Какие мысли его посещают. Очень хочется быть рядом. Подставить плечо в нужную минуту. Сжать руку. Чтобы напомнить лишний раз : ты - не один.
Вздыхаю. Отвернувшись к окну, наблюдая за сменой пейзажа. До дома доехали почти молча.
- Обещай, что не натворишь глупостей? И  пиши мне. Пиши каждые три часа. Чтобы я знала, что с тобой все в порядке. Если что-то нужно будет -я тут же приеду. Или ты можешь всегда приехать ко мне. В любое время.
Целую его, перед выходом из машины. И не захожу в дом, наблюдая, как его автомобиль исчезает за поворотом. Надо было нам сразу ехать домой. Когда была возможность.

+2

18

Произошедшая авария оглушает своей неумолимостью и жестокостью, как и странное спасение в лице Эскобар. Вообще странно, даже не смотря на то, что она сменила фамилию, выйдя замуж, не изменило факта обращения к ней по девичьей фамилии. Как второе имя, оно следовало за ней и сейчас тоже звучит набатом. Странное стечение обстоятельств, по которому не я оказался за рулём мустанга, а Марисоль. К горлу подкатывает ком, в груди становится тесно от бьющегося громко сердца. Смерть пришла со своей косой и забрала кого-то, вместо меня, потому что подруга в самый последний момент решила занять место водителя. А ведь, в этом черном мешке мог быть я. "Марисоль"
Наши с Люцифером взгляды встречаются, и в его взоре я не вижу осуждения или ненависти, лишь решительность, одиночество и боль. Он знает, что это было ее решение и что с ней спорить было бессмысленно. Он знает все и все же. Любой другой мужчина винил бы всех, а Крис... Он всегда был другим, и я не знаю, что меня беспокоит больше - его необычность или та странная решительность, что сквозит в каждом его движении и не только взгляде.
   Мой взор мимолётно касается исковерканного мустанга, следом за словами отца. Я осмотрю его вместе с Крисом. Мы должны понимать, что произошло на самом деле! Потому что, никто из полиции не возьмётся за это дело, несчастный случай, да и только. Но, Эскобар - она была лучшей и могла выйти из любого досадного недоразумения целой и живой, значит, что-то было с машиной! Зная придирчивость Миллигана, он бы никогда не позволил сесть жене или своим друзьям в неподготовленный автомобиль. Все было идеально. И была лишь одна ночь в общем ангаре, когда машина была без присмотра. Одна ночь.
- Да,- единственный ответ на все слова Гвидо. Да. Видел. Да. Осмотрим. Большего сейчас я не в силах произнести. Даже голос немного охрип от навалившихся на меня эмоций. Гонщики умирают, иногда. Но, к этому я не был готов. Никто не был готов. Не сегодня, никогда. А после, после все, как в тумане. Крис отправляется в больницу и морг. А мы ещё задерживаемся. Я, папа и Лора. Не надо было оставлять ее одну, но, я не мог иначе, увы.
И оттого правильным становится молчание, когда мы идём к машине.
- Не стоит,- в морге, не хочу думать о том, что Лоре может стать плохо. Не хочу размышлять о целесообразности ее присутствия в мире холода и тишины. Мои мысли не очень приятны и меньше всего хотелось бы, чтобы Тирелл ощущала их незримое присутствие или услышала их, если они вдруг сорвутся ненароком с губ. Я ради нее делаю многое, но сейчас... Сейчас я не могу гарантировать ей что-то большее, чем могу дать. Лора не заслуживает срыва или грубого слова, на которые я вполне способен в своем текущем состоянии. Мы едем молча. Потому что слова не нужны, и я зол, я расстроен, я в недоумении и в неверии в происходящее. Надо собраться, все продумать и решить, остальное лишнее.
- Я позвоню и напишу, как смогу,- краткий поцелуй, касание кончиков пальцев до ее щеки и взглядом провожаю ее стройную фигуру, когда она покидает салон автомобиля. Да, так правильнее всего - это отчётливо слышится в моих мыслях. А теперь, теперь ко всем пора ехать. Потому что не стало ее - Марисоль. И я должен попрощаться, как и все мы, пускай, в это прощание и не верится. Она всегда будет с нами.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И свет умрет в ее глазах