"С тех пор, как я решилась навестить могилу с моим именем, я по-разному представляла то, что буду испытывать в этот момент. Засыпая в постели одна, пока Хейден ..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Ilse /

[icq: 628-966-730]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: ms_frannie]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton

[telegram: razumovsky_blya]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » концерт и прочие неприятности


концерт и прочие неприятности

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://imgur.com/nCshEfi.gif https://imgur.com/FPgfray.gif

Rebecca Moreau & Paule Montmorency

начало апреля 2019. ночной клуб.

не всегда выход из зоны комфорта полезен.
порой попытки расширить границы обыденности оборачиваются не так, как планировалось.
и что теперь делать?!

+3

2

Как же я люблю эту лёгкую боль в мышцах после продуктивной тренировки. Когда ты понимаешь, что потрудился на славу, но не переусерствовал с нагрузкой. И сейчас я ощущаю это лёгкое покалывание в теле, отчего чувствую какую-то необъяснимую лёгкость. Все-таки верно говорят, что спорт - это жизнь. Не представляю как можно настолько лениться, чтобы не уделять должного внимания своему здоровью и телу. Я считаю, что надо держать себя в форме. И не для окружающих и их мнения, а для себя самой. Ведь, смотря в зеркало, хочется, чтобы отражение тебе нравилось, чтобы понравившаяся одежда сидела хорошо и ты не стыдился своего тела. Нет, я ни в коем случае не осуждаю тех, кто не выглядит как модели с обложки. Мне, на самом деле, не важно как выглядит человек. Какой формы у него нос, какого размера грудь или есть ли жирок. Меня всегда притягивали и притягивают люди, которые любят себя и даже тащятся от себя. Вот таких людей я люблю. А тех, которые ноют о том, что надо бы заняться спортом или научиться рисовать, например,  но ничего для этого не делают, я не понимаю. Просто не понимаю, но не в коем случае не осуждаю, нет. Я вообще никого не осуждаю, по крайней мере стараюсь этого не делать. У каждого свое мировоззрение и свои вкусы, и я это уважаю. Но, к сожалению, некоторые люди в этом мире так не считают. Они получают какой-то необъяснимый кайф от того, что оскорбляют и унижают людей. Хреновы моральные садисты. Мне тоже приходилось сталкиваться с подобным. Сталкиваться с непонимаем, особенно касающимся моей ориентации. 21 век на дворе, а некоторые ведут себя словно за окном средневековье. Однажды одна дамочка вылила на нас стакан с колой, когда мы с девушкой сидели в кафе, взявшись за руки. Это была молодая мама, чьё чадо стояло позади неё напуганное скорее тем, как его мать начала кричать на нас. Малыш ничего и не заметил бы, если бы она не сконцентрировала на нас внимание. Да даже если бы и заметил, ничего пошлого или противозаконного мы не делали. Просто взялись за руки. Ужасное преступление прям.
- Если честно, я без понятия что это за группа, но говорят она довольно неплоха. Плюс, билеты достались бесплатно. Пошли. Надо же выходить из зоны комфорта. - обращаюсь я к Ребекке. Мы сидим в кафе, напротив спортзала, куда мы обе ходим и где познакомились. Это уже вошло в привычку. Не всегда, конечно, мы ходим в зал в одно время, но когда наши графики совпадают, после изнурительной тренировки мы ходим в кафе. Ну или просто встречаемся, вне зависимости от спорта. Люблю такие маленькие дружеские традиции, они придают отношениям какой-то уют.
- А если группа окажется отстоем, то свалим оттуда и посидим где-нибудь. - я все не унимаюсь. Я уже настроилась на этот концерт и собираюсь передать свой настрой Ребекке. Лично я люблю ходить туда, где ещё не была, видеть и слышать то, с чем не знакома. Люблю пробовать новое, люблю посещать новые места. Не знаю откуда это у меня, ведь что мама, что бабушка любители, так сказать, знакомых мест. Магазины и кафе посещались только проверенные, а отвести их в новое для них место было целым испытанием для меня. Может как раз таки поэтому я и стала любителем всего нового? Кто знает...


- Как настроение? - спрашиваю я Ребекку когда мы стоим в очереди в клуб. На мне чёрные джинсы, разноцветные кеды и свободная немного рваная футболка. Волосы собраны в небрежный хвост, а через плечо перекинута небольшая сумка. Никаких каблуков и платьев. А зря, потому что здесь очень симпатичный парень-вышибала на входе. Ох, эта чёрная футболка, обтягивающая накачанные руки. Руки одна из тех частей тела, которые привлекают меня больше всего в парнях. Этакая моя слабость. Неприличные мысли о том, что он мог бы сделать этими руками так и лезут в голову...
- Прости, задумалась. Ты что-то сказала? - обращаюсь я к Ребекке, которая, как мне показалось, что-то мне только что сказала, тем самым вытянув меня из мыслей с пометкой 18+.

Отредактировано Paule Montmorency (2019-04-20 17:59:15)

+3

3

[indent] Пожалуй, можно считать прошедшую тренировку успешной: мышцы приятно ноют, растянутые и разогретые, сбросившие напряжение, скопившееся в них за время работы, когда либо сидишь, стараясь не утонуть в завале из отчетов, заключений и прочей документации, либо стоишь, склонившись над очередным трупом, кромсая и взвешивая, чтобы после, опять же, сидеть и писать заключения. Ребекка ведет шеей, наклоняя ее то вправо, то влево, убирает за ухо белокурый локон и медленно помешивает свой латте, чтобы сироп со вкусом ирландских сливок окончательно растворился в кофе. Экран смартфона печально выключен: никаких сообщений от брата, хоть она и просила его держать ее в курсе своих планов, однако, кажется, мальчик растет неумолимо быстро — процесс неизбежный, но оттого не менее волнительный. Особенно после этой истории с подозрительным свиданием, после которого Айзек возвращается домой весь побитый. Она боится, что он может связаться с плохой компанией, — с него станется: слишком наивный — но не знает, как лучше прояснить этот вопрос, чтобы не передавить авторитетом, не стать противной, диктующей свои правила теткой, от которой хочется разве что сбежать как можно дальше, но никак не делиться собственными переживаниями.
[indent] — Это немного не моя тема, — несколько отстранено говорит Бекка, смотря на билеты, показанные Поль, и название группы, не говорящее ей ровным счетом ничего. — Я как-то больше по концертам с классической музыкой и живым оркестром, ты же знаешь, — легонько ухмыляется, наконец, удовлетворившись тем, как размешан кофе, и делая глоток. Жидкость чуть обжигает язык, и девушка морщится, пока подруга никак не может угомониться, продолжая убеждать ее в том, что концерт неизвестных исполнителей в толпе народа в каком-то подозрительном месте — отличное времяпрепровождение. Медленно качает головой, вновь бросая быстрый взгляд на телефон: экран так и не загорается оповещением о новых сообщениях, полученных хоть в каком-то из имеющихся мессенджеров.
[indent] Поднимает взгляд и смотрит в горящие от нетерпения глаза Поль: пожалуй, в ее словах что-то есть — выход из зоны комфорта, новые впечатления, сулящие превратиться в попытки забыть о собственных, разъедающих разум проблемах. Бекка вздыхает и качает головой, немного сожалея о том, что не обладает подобной легкостью на подъем и любовью к разбавлению привычного, кому-то кажущегося скучным, быта, внутренне уже абсолютно точно принимая свое полнейшее поражение.
[indent] — Хорошо, пойдем, но если это все окажется чем-то, что невозможно слушать, в следующий раз мы пойдем на камерный концерт, — угрожающе тычет в сторону Поль маленькой ложечкой, на которой до сих пор остаются следы пенки, что вскоре Моро слизывает языком. Пожалуй, ничего все-таки с ней не случится, если она сходит в ночной клуб. В конце концов, ради чего-то были все эти многолетние тренировки.


[indent] Возле входа в клуб уже много народа, отчего Бекка чувствует постепенно нарастающее напряжение, хоть и старается вести себя непринужденно, чтобы Поль не заметила и начала задавать неловкие вопросы, пусть даже вызванные волнением за ее состояние: в конце концов, она ведь давно уже большая девочка, чтобы принимать решения и расхлебывать наступающие последствия. Поправляет тонкий ремешок небольшой сумочки, больше похожей на клатч, висящей через плечо, смотрит вниз, будто проверяет не успели ли еще оттоптать черные балетки, поправляет распущенные волосы, что мягкими кудрями спускаются на спину и плечи. Оправляет воротник свободного кроя белой блузки, не застегнутой на верхние пуговицы, заправленной за пояс темно-синих джинс; в вырезе блестит простенькое, но элегантное, ожерелье в виде цепочки с интегрированным в нее серебряным созвездием, где в качестве каждой звезды выступает небольшой блестящий по светом фонарей камушек. У нее не так много одежды, которая могла бы действительно подойти для походов по клубам, однако разве суть толерантности в том, чтобы ходить, как душе заблагорассудится? Например, как какая-то девушка впереди них в короткой кожаной юбке, из-под которой выглядывают оголенные ягодицы.
[indent] — Я скажу тебе, когда мы окажемся внутри, — отвечает Моро, впрочем, понимая, что подруга вряд ли ее слушает, поглощенная разглядыванием охранника на входе; Поль не за что осуждать, тем более Бекке, а потому последняя просто ждет, пока внимание вновь обратится на нее. Тем временем очередь продвигается вперед, и они движутся вместе с ней — звуки музыки становятся слышны все более отчетливо. — Ничего такого, не обращай внимания, — говорит с легкой улыбкой, когда Монморанси, наконец, поворачивается обратно к ней.
[indent] Внутри клуба действительно людно, и напряжение лишь усиливается, дополняясь каким-то странным, нехорошим предчувствием, с легкостью списываемым на развивающуюся паранойю: Моро успокаивает себя тем, что ей просто непривычны подобные заведения, чересчур громкие басы, не дающие, кажется, слышать даже собственные мысли, и толкающиеся везде и всюду люди. Она старается не потерять подругу из виду и не вздрагивать каждый раз, когда кто-то случайно ее задевает, протискиваясь мимо.
[indent] — Здесь и должно быть так громко? — наклоняется к самому уху Поль, чтобы та точно услышала ее вопрос. После блаженной мертвенной тишины прозекторской звуковая атмосфера ночного клуба кажется непривычной и давящей.

+3

4

- Знаю, и ты не устаёшь мне об этом напоминать. - отвечаю я подруге. - Ты у нас девушка серьёзная, не то что я, музыкальная шлюха. - говорю я, и воздух вокруг нас окутывается смехом. И тут я ни капли не лукавлю. Я всегда считала, что меня можно отнести к меломанам, которые слушают все и сразу. Нет, конечно, у меня есть пара любимых групп, но среди прочего в моём плейлисте на телефоне можно найти песни из бродвейского мюзикла Хамильтон и фильма Величайший шоумен, пару песен Шона Мендеса и некоторые песни из заставок сериалов и музыкальных эпизодов (например, песня из заставки "Обмани меня" и из музыкального эпизода сериала "Волшебники"), да у меня даже пару песен из мультфильма Моана имеются. Рок, реп, попса.... Стиль для меня не имеет значение, мне любая песня может зайти. И мне это чертовски нравится. Ведь с таким разнообразием исполнителей и стилей в плеере я всегда могу найти что-нибудь подходящее под то или иное настроение. Что-то энергичное для пробежки или занятий спортом. Что-то расслабляющее для релаксации в ванной или медитации. Что-то грустное, когда настроение пить чай, сидя у окна, и наблюдать за каплями дождя, стекающими по стеклу. У меня имеется музыкальное сопровождение к любой ситуации и от этого я испытываю некое удовлетворение.
- Ну же, я же не зову тебя с парашютом прыгнуть. Я прошу просто составить компанию подруге на концерте. Ничего сверхъестественного. И я в любом случае намерена пойти на это мероприятие именно с тобой, так что тебе не отвертеться.
Ребекка тычет в мою сторону ложечкой и я шуточно вскидываю руки.
- Не обязательно угрожать мне этим опасным предметом. Мы можем и просто так туда сходить в следующий раз.


- Прости, отвлеклась немного. - говорю я Ребекке, показывая взглядом на вышибалу, который ещё минуту назад ласкал меня в моем воображении. - Он довольно хорош собой, не считаешь?
После всей этой ситуации в начале прошлого года, я стала проще к этому относиться. Я имею в виду к сексу. Я никогда монашкой особо не была, но сейчас я стала более раскрепощенной что ли. Я не стыжусь даже самых своих пошлых фантазий. Если мне кто-то понравится, то я могу сказать ему об этом прямо в лоб. Да и, если я увижу кого-нибудь горячего, я могу и в постель его затащить. Хотя в последние месяцы у меня есть более менее постоянный партнёр. Скажем так, подруга с привилегиями, с которой мы классно проводим время. Хотя в последнее время мы все реже встречаемся для забав в постели. Не знаю как так вышло. Просто от фазы "занимаемся сексом, и почти не говорим" мы дошли до фазы "спим вместе, если кому-то из нас это просто необходимо". В остальное же время мы можем встретиться за бокальчиком, поболтать. Да и, будем честны, мастурбацию то тоже никто не отменял, хотя от неё я и не получаю такого кайфа, как от секса с партнёром. Но это не значит что я и оргазмов не достигаю. Просто когда делаешь это соло не хватает близости, вот и все.
Мы медленно, но верно продвигаемся к входу в клуб. Не знаю зачем такой серьёзный контроль в таком не самом популярном клубе, если судить по количеству людей в очереди перед нами и после. Но вышибала браво делает свое дело, тщательно отсеивая тех, кто, по его мнению, не подходит по тем или иным критериям, известным только ему самому
- Можешь меня обыскать, если хочешь. - говорю я парню, когда он проверяет наши с Ребеккой билеты. Он проходится по мне взглядом и улыбается.
- Я бы мог, но, боюсь, моя девушка этого не одобрит. - говорит этот симпатяга, пропуская нас внутрь.
Ну вот, парень занят. В последнее время мне не особо везёт на свободных.
Проходим внутрь и оказываемся в водовороте тел, а ритм биения сердца подстраивается под басы музыки, льющейся из колонок.
- Да, это же ночной клуб. - говорю я, приблизившись к подруге. - Стоп, ты и правда ни разу не была в клубе?
Думаю, по моим округлившимся глазам без проблем можно понять что я удивлена. Конечно, не все любят клубы и всякие злачные места. Но мне всегда казалось, что в подростковом возрасте все хотя бы раз здесь бывали. Из любопытства, или потому что там будет симпатичный парень, который тебе нравится. Мы, например, однажды, когда нам лет по 16 было, тайком пробрались в клуб вместе с Крис, потому что она хотела подкатить к парню, который учился на первом курсе. До сих пор помню, как мы караули чёрный вход в переулке. Ждали, пока кто-нибудь выйдет, так как дверь открывалась изнутри. С тем парнем у неё тогда ничего не сложилось, хотя он и угостил её парой коктейлей. Но приключение было то ещё, скажу я вам.
- Давай подойдём ближе. - практически кричу я Ребекке, но не уверена, что она меня слышит. Потому беру её за руку и легонько тяну к сцене, намекая на то, что было бы неплохо стать поближе.


 

+3

5

[indent] Слишком много людей. Слишком близко чужие тела. Слишком громко. Слишком жарко. Слишком... Пожалуй, количество этих самых "слишком" Бекка может перечислять долго; щурится, когда по лицу скользит луч цветомузыки, попадая прямо в глаза, на мгновение ослепляя ярко-красным, который тут же сменяется ядовито-зеленым. Что там говорилось про выход из зоны комфорта? Иногда это полезно? Будучи зажатой среди тел незнакомых ей людей, она как никогда чувствует, насколько далеко находится от состояния, которое могла бы назвать комфортным. И безопасным. Во рту пересыхает, и девушка сглатывает ставшую вязкой слюну, стараясь не выглядеть слишком испуганной и не воспользоваться каким-нибудь приемом, которые до ломоты в мышцах изучает на всякий случай.
[indent] — Это не моя тема, я же говорила, — кричит в ответ Бекка, пожимая плечами, когда видит нескрываемое удивление на лице Поль, очевидно, связанное с тем фактом, что в ее голове никак не может уложиться факт того, что кто-то никогда не бывал в ночных клубах. Впрочем, ей не привыкать к подобным реакциям. Еще во время ее учебы сокурсники удивлялись тому, что она отказывается от посещения вечеринок и совместных тусовок, пока просто не прекратили приглашать, осознав, насколько гиблое и бесполезное это занятие. Вдаваться в подробности того, почему ей не нравится сама мысль о том, чтобы оказаться в толпе незнакомцев, она не собиралась ни тогда, ни сейчас, а потому просто старается хоть немного расслабиться, не позволяя себе вздрагивать при каждом невольном соприкосновении с чьим-нибудь телом. Пусть просто останется в глазах подруги дамочкой, помешанной на классической музыке, остальные достижения же музыкальной индустрии считающей ниже своего достоинства человека, едва не решившего строить серьезную музыкальную карьеру пианистки.
[indent] Поль же явно мало того, чтобы находится в эпицентре людей на периферии, и она берет ее за руку и буквально тащит за собой, как на буксире, в сторону сцены, а значит, в сторону еще большего скопления людей, хотя Бекке и до этого казалось, что больше и плотнее быть не может. Оказывается, что может, и ей приходится вцепляться пальцами в руку подруги в ответ, чтобы не потеряться где-то среди этих потных пританцовывающих тел, пока Монморанси, кажется, не видит совершенно никаких препятствий на своем пути, расталкивая всех, изящно лавируя, оказываясь все ближе и ближе к заветной цели в виде сцены. Моро остается лишь послушно следовать за ней, периодически делая глубокие вдохи, чтобы не думать о том, как начинает пульсировать головная боль в ушах от шума, мелькающего света и людей вокруг.
[indent] Наконец, они оказываются у заветной цели, и Ребекка смотрит вопросительно на подругу, мол, это все? Или дальше по плану что-то еще? Поправляет волосы, убирая их с лица, и немного трясет рубашку, создавая микро порывы воздуха, чтобы хоть немного избавиться от ощущения духоты на коже. Кто-то кладет ладонь ей на плечо и сжимает; Моро резко ударяет по чужой руке, грозно щурясь, когда разворачивается и строго смотрит на какого-то самодовольно ухмыляющегося парня. Губы сжимаются в тонкую линию, она отрицательно качает головой, а руки непроизвольно сжимаются в кулаки. Благо, незнакомец оказывается понятливым и тут же теряет интерес к ее персоне, а она в ответ дергает плечами и поворачивается обратно к Поль.
[indent] — Когда все должно начаться? — спрашивает она, стараясь говорить с четкой артикуляцией губ, точно это в случае чего поможет девушке перед ней если не услышать, то прочитать по губам вопрос, хотя скорее бы хотела спросить, когда это все закончится.

+3

6

Темноту разрезают цветные лучи, скользящие по толпе, сменяя цвета. Синий, зелёный, красный, жёлтый. Лица в толпе обретают ту или иную окраску, а помещение потихоньку наполняется людьми. На небольшой сцене перед нами уже стоят инструменты, а какой-то парень проверяет настройку бас-гитары. Интересно, это кто-то из членов группы или из их команды? Или, может, группа на самом деле довольно популярна и у них будет кто-то на разогреве?
Кто знает... Разве что кроме самих участников  и менеджеров этого мероприятия.
- Простите, извините. - говорю я людям, проталкиваясь вперёд. Но эти слова скорее для меня, чем для них, потому что музыка заглушает мой голос. Ребекка крепко держит меня за руку. Оглядываюсь назад. Она выглядит так, будто я бросила её к акулам без снаряжения и клетки для погружения. Может, не стоило так настаивать на выходе из зоны комфорта? Все-таки не зря же она так называется... Возможно, надо было просто посидеть где-нибудь, поболтать. Или, может, сходить на концерт классической музыки, которым она меня так запугивала.
Мы останавливаемся недалеко от сцены, но на достаточной дистанции от колонок, чтобы они не оглушали. Разворачиваюсь к подруге, и вижу как она смотрит на какого-то парня, который уходит от нас прочь. Похоже, он только что получил отказ, а судя по поникшим плечам, он явно рассчитывал на нечто большее чем простое знакомство. Встречали, знаем.
По парням чаще всего сразу видно с какой целью они пытаются познакомиться. Знаете, этот хищный взгляд, как бы случайные прикосновения... Конечно, иногда парни и правда хотят познакомиться потому что ты им понравилась, а не потому что хотят залезть тебе под юбку. Но таких редко встретишь в толпе ночного клуба. Ну или мой локатор какое-то время был настроен на поиск именно парней, жаждущих потрахаться в туалете и, может, поэтому, я теперь сразу таких замечаю.
Кто-то толкает меня в бок, отчего я чувствую лёгкую боль.
- Эй, поаккуратнее. - кричу я кому-то слева от меня. Хоть я и люблю подобные мероприятия, но столпотворения это то, к чему я так и не смогла привыкнуть. Нет, не так. Давка это то, к чему я не смогла привыкнуть. Когда так мало места, что не развернуться и кто-то постоянно норовит задеть тебя, будь это толчок в бок или волосы, ударившие по лицу, когда впереди стоящая длинноволосая девушка резко поворачивает голову в такт музыки. Кто-то считает, что это придаёт концертам особую атмосферу, я предпочла бы не подвергаться неосознанным нападкам со стороны незнакомцев. Но, о чем бы я не мечтала, это часть подобных мероприятий, а потому приходится смириться и не обращать внимания. Ведь, учитывая что подобные выступления я люблю, другого и не остаётся.
Ребекка спрашивает о времени начала, если я правильно её поняла. Смотрю на часы, которые красуются на запястье левой руки.
- Через семь минут должны уже начать. - говорю я подруге и пожимаю плечами. Сейчас наше общение больше похоже на пантомиму, потому что нам практически не слышно друг друга. - Уверена, что не хочешь уйти отсюда? - спрашиваю я у неё, но слова теряются в неожиданно начавшихся криках толпы. Каким бы ни был твой ответ, вряд ли бы нам удалось отсюда выбраться. Мысленно обращаюсь я к Ребекке, и разворачиваюсь к сцене.

+3

7

[indent] Быть может, она просто скучная: все эти симфонические концерты, выступления пианистов в консерваториях, оперы и почти что ставшая ежедневным ритуалом игра на пианино дома, если возвращается не слишком поздно — это больше похоже на хобби, которое считается приемлимым для какой-нибудь старушки, но никак не для женщины, чей возраст сейчас вряд ли даже назовут средним — ближе к нему, да, но никак не старость в любом случае. Вот только правда в том, что скучной Бекка была всегда, еще когда в школе не проявляла никакого интереса к вечеринкам, которые так любили закатывать одноклассники /в тайне от родителей, разумеется/, предпочитая стирать пальцы о клавиши пианино, готовясь к очередному конкурсу, куда ее преподаватель хотел, чтобы она отправилась. И вот сейчас, в толпе потных и не всегда трезвых людей, по аккомпанемент не Моцарта, но каких-то совершенно диких, долбящих по ушам басов свою скучность получается осознавать особенно остро, на контрасте с чувством, что все происходящее вокруг абсолютно точно не ее и вряд ли когда-нибудь получится распробовать прелесть подобного времяпрепровождения.
[indent] Вот только Поль здесь совершенно точно комфортно, это ее стихия, и, быть может, стоит просто немного потерпеть / по крайней мере после можно будет с абсолютной уверенностью говорить, что развлечения такого рода не для нее, и это даже было проверено на собственном опыте, запротоколировано синяками от чужих локтей на боках/. И однозначно не стоит отрываться слишком далеко от девушки, чтобы масса людей — и откуда они только прибывают и прибывают? неужели так нравится толкаться и дышать друг другу в затылки? — не разделила их по разные стороны /что-то подсказывает, интуиция, пожалуй, что если подобное вдруг произойдет, то вряд ли уже получится снова найти друг друга в такой давке/.
[indent] Подруга смотрит на часы и что-то ей говорит, и Моро лишь щурится, словно это поможет хотя бы лучше разглядеть жестикуляцию губ, раз уж попытаться расслышать хоть слово из того, что ей говорят, не представляется возможным; пытается подобраться к Монморанси ближе, цепляя ту за руку, потому что это одна из немногих вещей, окружающих ее в настоящий момент, сто позволяет почувствовать себя в безопасности. Чем ближе к сцене, тем давка больше, тем громче музыка, и не стоит даже надеяться на то, что получится так просто отсюда выбраться, как бы сильно этого ни хотелось. Потому Бекка просто жмется к подруге, непроизвольно жмурясь, когда толпа начинает кричать еще больше, едва ли не впадая в какой-то религиозный экстаз подобно древним людям во время проведения обряда местным шаманом.
  [indent] Ребекка привстает на носочки: сцена совсем близко, и, пожалуй, есть множество людей позади нее, которые бы много отдали, чтобы заполучить ее место, но она не может оценить по достоинству ни музыкантов, которые начинают выходить на сцену, настраивать инструменты, ни уж тем более их музыку, зазвучавшую спустя несколько минут. Колонки как-то близко, слишком близко, и Моро морщится от чересчур мощных вибраций. У нее все никак не получается поймать волну, прочувствовать энергетику забитого людьми клуба, чтобы скакать и кричать вместе с ними. В ее понимании все гении давно мертвы, а то, что происходит вокруг, представляет собой самую натуральную вакханалию.
[indent] Впрочем, среди громких звуков ей поначалу кажется, что вой пожарной сирены — исключительно часть аранжировки.

+3

8

Было одно время, ещё в подростковом возрасте, когда в моей голове было столько вопросов, что и не сосчитать. Вопросов о мире, о людях, о поведении. Что нами движет? Почему мы делает именно это? Почему нам нравится именно то, а не что-то иное? Почему одни люди любят мясо, а другие рыбу? Одни предпочитают быть в кругу людей, другие - одиночество? И так далее. Эти вопросы заставляли меня серфить по интернету, пытаясь найти хоть какие-нибудь ответы. Но, к моему большому сожалению, это оказалось практически невозможным, потому что ссылки, в основном, переводили меня на религиозные сайты, на одних из которых говорилось о воле Божьей, а на других о космической силе. Для меня это было пустой информацией. Познавательной, но пустой. Я никогда не верила в Бога. Ну хоть убейте я так и не смогла поверить в то, что какой-то мужчина на небесах создал все сущее. Теории, связанные с космосом больше привлекали моё внимание, но точных ответов все равно не давали. И эти вопросы до сих пор иногда всплывают в мыслях. Например, почему мне нравятся подобные мероприятия, а Бекке нет? И почему, мы стали подругами, если такие разные? Но, может, правду говорят, что противоположности притягиваются? И, может, поэтому мы так хорошо общаемся? Какова бы ни была причина нашего общения, я рада, что однажды мы разговорились и это вылилось в дружбу.
На сцену выходит четверо парней. Барабаны, гитара, бас-гитара и вокал с клавишными. Довольно стандартный набор поп-группы.
Парни здороваются с публикой и она взрывается новой порцией криков. Эта безумная энергетика проникает в каждую клеточку тела. Она поглощает меня, заставляет чувствовать себя живой. Я как единое целое с толпой... Но, похоже, моя подруга не разделяет этих ощущений. Я чувствую как она  прижимается ко мне и берет за руку. Накрываю её руку своей. Так и хочется сказать ей: "Расслабься, и получай удовольствие". Но не думаю, что это бы ей помогло. Похоже, это и правда совершенно не для неё. Ребята на сцене приветствуют собравшихся и снова из зала гремит волна возгласов. Парень - вокалист улыбается и кивает барабанщику, который начинает отсчёт, а после задаёт ритм. Первая песня кажется смутно знакомой, но не могу понять слышала ли я её раньше или просто мотив похож на другую песню? Знаете, как те песни клоны про которые на ютубе подборки выкладывают, когда, например, берут мотив песни немного изменяют скорость и на первый взгляд песня кажется совершенно неповторимой. Но стоит услышать их в сравнении, как ты понимаешь, что мелодии практически идентичны и чувствуешь себя дураком от того, что сам этого не заметил.  Вот и сейчас я себя так чувствую, пытаясь понять где я это слышала. Хотя, с названиями песен и исполнителями у меня всегда было особое отношение. Я могу знать слова наизусть, подпивать им, но название вспомнить только на финальных нотах. Это как-то инстинктивно выходит. Пою, но не помню что именно.
- А они не так уж и... - не успеваю дописать фразу в заметках телефона, чтобы показать Ребекке, как слышу что-то, что совершенно не вписывается в данную композицию. Из-за всего этого шума вой кажется таким отдалённым, словно сирена гремит в соседнем здании, а не в этом помещении. Но все становится реальным и близким, когда музыканты замолкают, а вслед за ними и толпа. Пожарная сирена разрывается во всю.
- Бекка? - обращаюсь я к подруге, но слова исчезают в начавшемся хаосе.

+3

9

[indent] Быть может, она просто слишком ригидна в своих предпочтениях? Все гении давно мертвы, пусть некоторые современные композиторы зачастую и привлекают внимание, но уж совершенно точно не дикими басами, орущими подобно горнам древних народов, призывающих всех на войну, не страдающими воплями гитарных струн, столько жестоко терзаемых бесчувственными медиаторами в чужих умелых пальцах, не ударами барабанов, своим ритмом точно отсчитывающими оставшиеся секунды до наступления Судного дня. Какафония звуков, их громкость продолжает терзать барабанные перепонки, метаться внутри черепной коробки, отражаясь от одной стенке, усиливаясь, перемешиваясь, превращаясь в адскую мигрень. Ей хочется только от одного этого ощущения зажать уши ладонями и закричать, однако она лишь чуть прикусывает нижнюю губу, думая о том, насколько, наверное, жалкой является.
[indent] Людей по-прежнему слишком много, и слышно сирены, и это не часть аранжировки, как кажется на первый взгляд, и в какой-то момент музыка резко смолкает, и в воздухе повисает протяжный горестный электронный скрип струн, по которым скользнул медиатор, точно гитарист в последний момент сорвался, не смог довести движением до конца, а сирены продолжают разрываться, и толпа паникует, и паника эта подобно особо заразной инфекции распространяется между рядами воздушно-капельным и тактильным путями, и люди начинают роптать, но уже не от эйфорического экстаза, а от страха, который зарождается и в душе Ребекки, расцветает где-то под реберной клеткой ядовитым цветком, чья пыльца отравляет внутренности. На какое-то мгновение все замирают и затихают, вслушиваются в вопли пожарной сигнализации, точно пытаются осознать реальность всего происходящего, а когда осознают — плотину прорывает. Начинается настоящий хаос.
[indent] Люди прут со всех сторон, готовые бежать даже по головам, лишь бы выбраться первыми, лишь бы оказаться на улице, на открытом пространстве, подальше от воплей сирен и начинающего просачиваться в помещение запаха дыма, чуть ранее маскирующегося под запах белесого тумана, выпускаемого штатной дым-машиной. Некстати вспоминается факт о том, что массовая паника и сопутствующая ей давка зачастую становится главной причиной смертности, и от этого почти привычно холодеют пальцы, цепляющиеся за руку подруги еще сильнее, почти отчаянно. В висках бьется мысль о том, что им нужно выбираться, что нужно найти запасной выход и пробираться к нему, пока дым не заполнил комнату и все они, здесь находящиеся, не задохнулись от угарного газа, при высокой концентрации которого в воздухе можно умереть буквально за пару минут, а потерять сознание еще быстрее.
[indent] — Нужно выбираться, — кричит Ребекка, но ее наверняка не слышно, как не было слышно до этого: теперь все слова заглушают вой сирен и крики толпы, вместе с которой они двигаются куда-то вперед. Вокруг все толкаются, и чьи-то острые локти не раз проезжаются по ее бокам и плечам, впрочем, она определенно уверена, что и сама не раз и не два задела кого-то еще, даже не извинившись: на соблюдение норм приличия времени совершенно нет — все слишком обеспокоены необходимостью спасать свои жизни. Заветная дверь все ближе; Моро то и дело бросает взгляд на Поль, чтобы убедиться, что она все еще рядом, несмотря на то, что чувствует прикосновение ее руки. Горло начинает драть кашель: дыма в помещении становится только больше, и она закрывает рот и нос свободной ладошкой, стараясь сохранять спокойствие, коего сильно не хватает бушующей и истерящей толпе.

+3

10

Как вести себя в толпе? Ну, во - первых, следует избегать мест большого скопления людей. Но, учитывая мой образ жизни, такое почти невозможно. Поэтому следует знать пару простых правил, о которых нам рассказывали еще в школе, и которые я намертво запомнила.
1. Нужно плыть по течению. Ни в коем случае нельзя идти против толпы, иначе вы запросто можете упасть, а это чревато печальными последствиями.
2. Надо раздвинуть руки, чуть согнутые в локтях, чтобы грудная клетка не была сдавлена.
3. Надо сразу же избавиться от предметов, которые могут помешать, например, длинный шарф.
4. И, самое главное, надо держаться на ногах. Но, если все же упал, надо как можно быстрее подняться, либо, если нет возможности, свернуться клубком, прикрыв ладонями затылок.
Это самое основное, чему нас тогда научили. И, если честно, не думала, что когда-нибудь эти знания мне действительно понадобятся. Но, так ведь всегда в подростковом возрасте, верно? На каждом уроке думаешь о том, на кой черт мне сдались эти параграфы из учебника истории, или логарифмические уравнения. Но, как чаще всего и бывает, когда-нибудь, те или иные знания тебе обязательно пригодятся. Особенно, если эти знания могут помочь тебе выжить.
Я слышу как кто-то в отдалении кричит о пожаре, и молодые люди рядом со мной начинают причитать о том, что не хотят умирать.
Кажется, как будто всё в этом помещении приходит в движение. Кажется, что я чувствую, будто страх витает в воздухе, окутывает меня, как ранее окутывала мелодия, льющаяся из колонок. Обычная давка это уже плохо, а если еще и огонь рядом, то опасность увеличивается.
Нужно выбираться отсюда. И как можно скорее. Смотрю на Ребекку. Она напугана. Выражение лица выдаёт её. И я уверена что выгляжу сейчас точно так же. Меня не для того пощадили две аварии и наркозависимость, чтобы я погибла в толпе, задохнувшись дымом.
Мы идём вместе с толпой, крепко держась за руки. В этот раз Бекка впереди. Теперь мы поменялись местами. Сгибаю свободную руку в локте, чтобы не подпускать к себе близко людей. Глаза немного слезятся, а в горле как-будто застряло с десяток костей. Задираю футболку и закрываю нос и рот. Желательно, конечно, намочить ткань, насколько я знаю. Но сейчас такой возможности у нас нет, поэтому приходится довольствоваться малым. Ребекка идет прямиком к выходу, до которого остается буквально шагов пять, но я, найдя просвет между людьми резко вытягиваю ее из толпы к стене сбоку.
На ее удивленный взгляд я наклоняюсь к ней вплотную и кричу:
- Слишком много людей. Нас просто задавят. Надо немного переждать.
Знаю, это довольно рискованно, учитывая что помещение заполняется дымом, но, как будто в подтверждение моих слов у выхода начинается огромная давка. Со всех сторон люди пытаются протиснуться в небольшой дверной проем, из-за чего они просто застревают там, не позволяя другим выйти на воздух. Нас бы просто зажало, и не факт что мы смогли бы выбраться целыми и невредимыми. Надо лишь немного переждать, и все будет в порядке. Мы обязательно выберемся отсюда, просто не в данный момент. Мне не остается ничего другого, кроме как надеяться на то, что данное мое решение нас не убьёт. Мы становимся вплотную к стене, чтобы поток людей не задел нас. Такое ощущение, как будто людей становится все больше и больше, иначе я не могу объяснить как то небольшое столпотворение в начале концерта могло превратиться в такую большую толпу.
Надеюсь, я не ошиблась. Чертовски на это надеюсь.

Отредактировано Paule Montmorency (2019-08-24 18:40:45)

+1

11

[indent] Страх — это практически полноправный ее сожитель, не дающий спать по ночам, если вдруг как-то так получается, что в комнате нет источника света /ведь если нет света, то есть тьма, а тьма, как известно, способна таить в себе множество неизвестных опасностей и монстров, которые утащат в укромный, естественно, темный уголок, чтобы дальше творить с тобой все те грязные, постыдные, ужасные вещи, на какие только может быть способна нечеловеческая фантазия/, и сколько бы Бекка не пыталась избавиться от страха, сколько бы ни пыталась найти свой баланс между чувством безопасности и умеренной тревожностью /черт, да хотя бы умеренной, потому что после долгих лет неудач начинаешь по-настоящему снижать планку требований/, в какой-то момент все летит в тартарары, и даже прославленный Тор не смог бы ее спасти, осветив своими молниями тьму вокруг.
[indent] Ей действительно приходится сдерживать себя, заставлять дышать медленно и размеренно: ее не так страшит углекислый газ, тихий и смертельный, стремительно распространяющий вместе с дымом по всему помещению клуба, как вероятность забиться в угол, подобно маленькому ребенку, откуда ее после будут выковыривать пожарные и спасатели, а один из ее коллег — вскрывать, взвешивать легкие, кромсать их на куски для токсикологических анализов и констатировать смерть от асфиксии. Моро отлично знает, что делает с человеком угарный газ, как он блокирует транспортную функцию крови, связывая белок гемоглобина, в результате чего образуется новое соединение карбоксигемоглобин, приводящий к возникновению гемической гипоксии.
[indent] Как ни странно /хотя в ее случае все вполне себе закономерно/ мысли об отравлении углекислым газом, последствиях его воздействия на организм, которые она видела вживую, непосредственно при вскрытиях жертв пожаров, успокаивают, пусть Бекка и продолжает хвататься за руку Поль, несмотря на то, что костяшки пальцев бледнеют. Ей хочется уже выйти, дышать становится труднее, и Моро, следуя примеру многих, задирает блузку, отчего нижние пуговицы расстегиваются, оголяя впалый животик и синий ремень на джинсах, прижимая ее к носу и рту, понимая, что на самом-то деле толку от этого действия мало — спасибо, что успокоения хоть немного приносит.
[indent] Ребекка уже собирается протискиваться к выходу, как ее останавливает Монморанси, на что в ответ получает полный удивления взгляд: женщина действительно не понимает, зачем стоять тут, если так повышается риск угореть, потому что вряд ли концентрация яда в воздухе спадает с каждой секундой пожара — это иррационально. Впрочем, остается рядом с подругой, решив довериться ее чутью, пусть все еще не понимая всего смысла этого действия. Они прижимаются к стене, паника вокруг все усиливается, люди толкают друга, пытаясь выйти первыми, отчего застревают, увеличивая сложность прохода через пожарный выход: что бы ни говорили о необходимости в экстренных ситуациях покидать место опасности спокойно и организованно, в реальности всегда получается иначе.
[indent] Горло начинает душить кашель, и Бекка давит в себе этот порыв, который на самом деле служит еще одним тревожным звоночком: газа в помещении все больше. Женщина испуганно озирается, пока, наконец, ей не кажется, что в другом конце зала горит значок эвакуационного выхода. Она дергает за руку подругу, привлекая к себе внимание, и кивает в ту сторону, а после решительно тащит за собой: основная масса людей остается позади, тогда как у другого выхода давка не настолько большая — видимо, он слишком неприметен или просто, следуя инстинктам, люди рвутся выйти там, где зашли. У нее нет желания и времени рассуждать на эти темы, особенно когда спасение так близко, и сердце трепещет в ожидании того, как выйдет на свежий воздух, прекратив перебиваться недостаточным кислородным снабжением.
[indent] Они немного толкаются в проходе, но уже через пару минут и небольшой коридор вываливаются из здания, неистово кашляя, глотая такой желанный воздух губами, как рыбы, выброшенные на берег. Моро продолжает сжимать руку Поль, указывая на нее, когда к ним подбегает один из спасателей, готовый в любой момент поддержать, если вдруг кто-то из них решит упасть.
[indent] — Со мной все в порядке. Я врач, — сквозь кашель говорит Бекка, — осмотрите сначала ее, — снова указывает на Монморанси, выплевывая откашлившуюся мокроту вперемешку с сажей.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » концерт и прочие неприятности