В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » .всё пройдет.


.всё пройдет.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s1.uploads.ru/i/24oet.jpg

Участники:Venera Monrose & Monica Stokes
Место: Summer Street, 15 a
Погодные условия: предательски солнечно
О флештайме: Есть что-то большее, чем вежливость и дружба. Есть что-то важнее улыбок и коротких вспышек счастья. Есть боль. Боль, через которую можно пройти только за руку с любовью. И это, наверное, самое важное...

+1

2

Я была у врача, она сказала, что у меня сначала было маловодие -  это уменьшение количества околоплодной жидкости, причиной тому послужило нарушение функции плаценты. Из-за этого малыш недостаточно снабжался кислородом, вот и задержка роста плода тут как тут. Странно, я ведь питалась правильно, совсем редко волновалась, хотя я по жизни очень эмоциональный человек, все принимаю близко к сердцу, любая непонятка с Джо, соответственно, тоже не проходила мимо.  Доктор сказала, что нужно пройти курс лечения, все хорошо будет и все такое, но это ведь уже не хорошо, это осложнение и это фигово.
Дома никого не было, где Джордж? Хм... I dont know. Я не стала закрывать дверь, у нас никогда не было краж, просто может быть усну, а Джо разбудит своим звонком в дверь. Короче говоря, я взяла сотовый и зашла в ванную комнату. Умылась, протерла свои синяки под глазами и решила позвонить самому родному человеку ( по идее.) Она была на съемках нового фильма в Чикаго. Я оперлась на раковину и позвонила ее менеджеру, она только так разговаривала, нет бы для родных купить семейную симку.
-Здравствуйте, это Венера Монросе, соедините с мамой, пожалуйста.-трубку взял ее менеджер. Это была толстая тетка в очках, она постоянно была увешана тоннами золотых украшений, я видела ее пару раз, впечатление не ахти произвела, да и голос грубый.
-Привет, Венера, она сейчас не может разговаривать, съемки важной кульминационной  сцены на десять тысяч долларов, ей не до тебя. Представь, всего-то какая-то сцена на пять минут, а столько денег! Кхм...Правда она постельная...Зато купит тебе подарочки.- охереть, постельная сцена...Как я люблю своего отца, он всю жизнь ей отдал, а она не только в кино налево ходила, я-то знаю... Ладно, речь сейчас не об этом.
-Это срочно!- я нервная очень, мне не нужны разглагольствованиия по поводу денег, подарки не нужны, я уже давно обеспечиваю саму себя.
-Венера, ты такая эгоистичная, повиси на трубке, кадр закончится, я скажу ей.-трандец, я покорно слушала какую-то дурацкую мелодию в телефоне и теребила мочалку. Через пять минут она подошла.
-Монро, девочка моя, привет, что стряслось?-она говорила быстро, тараторила, спешила...
-Мам, у меня осложнения, задержка роста плода... Мам, я могу его потерять либо он может родиться с отклонениями, либо преждевременная беременность...
-Ой...Детка, так жалко. Родишь второго, он точно будет здоровый! Так, мой фильм выйдет в двадцатых числах. Релиз...Пришлю бесплатный билет на премьеру.-второй??? Я не дослушала ее и перебила.
-Пока,мам.-стало так больно, вы не представляете, я сполза по стенке вниз и так, свернулась калачиком в ванной, закрыла глаза, а из них полились слезы. Семья - самое дорогое и ценное, почему матери на меня плевать, с сестрой вечные выяснения отношений. Почему?!? Да... А говорят, богатые не плачут, еще как плачут! Заливаются в слезах, захлебываются, не могут остановиться. Обида, горечь внутри от того, что никого нет. Вроде бы есть все, но... Страшно видеть человека в таком состоянии, да еще и молодую женщину в положении. В Ванной было маленькое окошко, из него предательски прорывались лучи солнца они как зайчики скакали то на мой живот, то на мою руку, в которой по-прежнему был телефон. Я сжимала его крепко, думала, может Адель одумается? Перезвонит и скажет, как была не права. А пока...Пока хочется удавиться, утопиться, удушиться, сделать хоть что-нибудь, чтобы не было так больно.
Я уже не разговорила, что всегда хотела, чтобы все было по определенному шаблону. Если семья, то крепкая, если свадьба, то волшебная. Если мама, то МАМА, черт ее возьми... Но с этим у меня беда, каждый раз, когда мама бубнит что-то на своей волне, я вспоминаю Монику, понимаю, что она бы никогда так не сделала. С ней очень приятно общаться, сразу становится так тепло на душе. Другое дело, что мне неудобно  и неловко, у нее есть свои дети, я чужак, я отнимаю внимание у такиех прелестных детей, ведь мне далеко не пятнадцать, им забота нужна больше, хотя бы потому что они родные ее дети. Как мы познакомились с Моникой я уже не помню, но этот человек самое теплое, что у меня есть. По крайней мере, от матери такого не исходит.
Я лежа на полу в ванной тупо закрыла глаза, слезы еще лились, но я героически пыталась их остановить.

+2

3

Да быть не может! Маринованные яйца?! - светлое румяное лицо Эльзы возмущенно насупилось под негромкий смех Моники - Боже, как она, оказывается, соскучилась по своей ненаглядной продавщице свежих овощей и фруктов. Эльза была женщина крупная и во всех смыслах опрятная, такой, наверное, хотели описать Тётушку Аскал из "Королевства кривых зеркал". Вот и сейчас хохочущая толстушка в белоснежном фартучке изящно поднимала кисть винограда, попутно отмечая свою постоянную покупательницу вопросительным взглядом.
- Серьёзно! И достают их из большой зелёной банки, и кладут в пакет, хрустко-сверкающий, как из-под чипсов, - улыбаясь, Моника часто кивает, подтверждая выбор продемонстрированного винограда - до чего он был хорош! Тугие до скрипа ягодки, собранные в тесную вязь, что обрамлена кудряшками усов и одним острым листом. Хоть картину пиши!  И ведь у Эльзы весь товар был таким, за что Моника искренне была влюблена в эту женщину.
Они ещё минут пятнадцать обсуждали странности шотландцев, погоду и распродажу на 5ой Авеню, пока, наконец, в руках Стоукс не оказалось два огромных бумажных пакета, полных самыми лучшими продуктами с прилавка Эльзы. А запах какой, Боже! Сладостно-дурманящий и знойно-летний от фруктов, бодрящий с оттенками специй от овощей и ещё целые мириады оттеночных послевкусий, переплетающихся между собой в изысканный букет.
- Осталось томаты и зелёные яблоки, - наконец, заключила Моника, в ответ на что заметила извиняющийся взгляд Эльзы. Нет, ну как можно питать хоть сколько-нибудь негативные эмоции к такому человеку? Она сама словно из кондитерского магазина, сахарная и кокетливая что французская булочка, от которой запах, как в самых лучших снах о детстве. Что ж, придётся пробежаться по рынку Сакраменто прежде, чем отправиться к ещё одному любимому человечку.

- Ничего, если немного помятые? - алый томат в тёмно-смуглых пальцах индийской женщины, вытерающей вторую руку о своё цветастое платье, выглядел как вырванное только что сердце. И, судя по лицу Моники, принадлежало оно именно ей.
- Ничего, если немного фальшивые? - коротко указав на доллары в своей руке, отвечает Стоукс с той же интонацией, что и продавщица. За этот бестолковый час было пройдено множество прилавков и продавцов, закоулочков и открытых лотков - было всё, кроме того, что нужно. У тех, кому хоть немного симпатизировала избирательная Моника, а это в данных условиях означало более-менее приглядный товар и мытые руки, не было того, что ей было необходимо. Остальные же мучили женщину раскаленными щипцами своей неопрятности так, что хотелось плакать. Для себя бы миссис Стоукс давно бы уже всё выбрала, но для Венеры... Нет, ей нужно только лучшее и свежее, особенно сейчас!
   Какое же счастливое это время, когда в тебе бьётся два сердечка, а самый близкий и родной человек находится так близко, что не описать - в тебе. И эта мысль врывается в каждый день, каким бы пасмурным он ни был, фонтанами солнечного света и улыбок. Побочные эффекты вроде тошноты и постоянных капризов отступают на второй план, когда вы есть друг у друга. И каждый раз, думая о Ви, Моника невольно вспоминала себя-беременную, и оттого была счастлива втройне - ведь теперь её девочка переживает всю эту сочную радугу самых счастливых минуток.
  Наконец, дополнив продуктовые сумки нужными ингредиентами (добытыми что сокровища из копий царя Соломона), Моника двинулась в сторону Summer Street. Палящее солнце, играющее в зайчиков на лобовом стекле и распахнутая настежь дорожная полоса впереди -  дорога к Венере после стольких лет разлуки.

Ну и где это пузатое чудо? - толкнув дверь в дом Монро, женщина осторожно вдохнула приятных запах, знакомый до каждой нотки - вдохнула осторожно, словно боясь окунуться в полную гамму, не распознав мелодии и детали. Вдохнула как продигустировала. Да, родная, твоя девочка уже совсем рядом...
   Вот только тишина... Бродячая в болезненном шатании по комнатам, натянутая как распятая, выжатая до последнего звука тишина насторожила Монику. Неужели, её нет дома? Конечно, нужно было позвонить заранее, но как же тогда делать сюрприз? Обойдя по линиям паркетной разметки коридоры первого этажа и, не выпуская пакеты из охапки, выбраться на второй. Где-то приглушенно послышалось движение, и Стоукс тут же отправилась на звук - в ванную. Она даже выдохнуть не успела.
- Вени, милая, - по полу поскакали апельсины оранжевыми горошинами и поминально раскинулась зелень из брошенных пакетов, а Моника уже ринулась к лежащей на полу девушке. Паника, сколотившая наскоро шалаш в сознании женщины, отступила перед раскаленным холодом рассудка - сейчас необходимо было действовать. А пугаться... пугаться - это потом.
- Тихо - тихо, - она обняла свою девочку, приподнимая её голову на локте, тут же оглядывая каждый сантиметр тела будущей мамочки в страхе упустить хоть что-то, - Где болит, где?
Убаюкивающий, тихий голос Моника сама слышала его где-то вне, вдалеке - так страшно было наблюдать Венеру в таком состоянии. И каждая слезинка её выжигала борозды по живому сердцу женщины, и каждый всхлип отдавался в ушах нестерпимым колокольным набатом. Срочно помочь, срочно! Но от чего, от чего спасти её?

Отредактировано Monica Stokes (2012-08-17 21:22:50)

+3

4

Мне так не хотелось, чтобы именно сейчас кто-то застукал меня в последней фазе депресии и паники, казалось, еще чуть-чуть и это закончится трагедией двух. Я не расположена к суициду и очень стойкий человек, но сейчас меня задела собственная мать своим безразличием. А когда кажется, что ты никому не нужна и жить не хочется.
Что это? Чьи-то аккуратные шаги и чуть слышный шелест хрустящих пакетов.... Джордж? О, нет, только не он! Я не планировала в данный момент никого видеть, особенно его, но он вроде каблучков не носит, женщина??? Может мама приехала на скоростном пропеллере, осознала свои ошибки, а сейчас она привезет мне мой любимый шоколад и апельсины... Мечтай, Венера, мечтай! Я, конечно, могла быстро встать с моего дохлого положения, сделать вид, что всё прекрасно и обмануть того, кто войдет сюда, но я не стала. Не стала, потому что не не хотела, просто сил не было. Так получилось, я считаю, по счастливой случайности, незнакомкой, которая вошла в дом, была Моника. Да, та самая Моника, которую и Моникой называть как-то не хочется, мама... А свою настоящую маму мне хочется назвать, наоборот, Адель и все, даже можно Миссис Монросе - так холодно, как  и ее отношение ко мне.
Ну и где это пузатое чудо? - я узнала ее по волшебному, ангельскому голосу - такому родному что ли. Застать меня в таком положении, ооо, это фейспалм. Я представила, какую картину она увидит со стороны, и усмехнулась про себя, да что уж там, я бы захохотала на весь дом, но со стороны, конечно, весело, а вот на самом деле - печально.
А дальше... дальше произошло то, что я предугадала, Мони испугалась, а ее милый подарок - апельсины, которых я так и не дождалась от матери, полетели по полу, а некоторые даже до первого этажа дотянули!
- Вени, милая,- ну что тут сказать? Я лишь подняла на нее свои красные глаза, они так замучились плакать, что даже каппилярчики полопались. Я все еще сидела на полу в ванной, я думала сейчас улыбнусь, встану, просто скажу, что неуклюже упала, но это оказалось намного сложнее, чем я предполагала. Я вдруг заревела, прикрывая лицо двумя руками и отварачиваясь, словно маленький, капризный ребенок.
- Тихо - тихо,
-Моня пришла...- я улыбнулась сквозь слезы, хотела все быстренько перевести на позитив, но черт, это сложно!!!
- Где болит, где?
-Тут... - всхлипывая показала я на левую грудь.
-Сердце болит, я не нужна своей семье! Поймите! Не нужна!
Все как-то сложно...Я ведь еще никому не сказала, что на днях пришла сводная сестра в мой дом, только вот я о ней никогда не подозревала. Она рассказала, что мой отец - Кристиан Монросе, мне вовсе не родной, оказываеется моя мамочка - Адель пошла на сторону, вот... Ни она, ни Кристиан никогда не говорили мне об этом. Вот я и думаю, может Адель обманула и своего мужа? А Кристиан до сих пор думает, что я его родная дочь... Что твориться вообще в этом зоопарке.
Я прижалась покрепче к Монике.
-Моей матери на меня глубоко до звезды...
-Так странно, ты пришла именно в самую ужасную для меня секунду, ты чувствуешь мою боль?- я удивленно посмотрела н нее и обняла еще крепче, затем заревела, это продолжалось минут пять, потом решила собраться, взять себя в руки. Моника встала, протянула мне, тупой овце, ручку, я с радостью воспользовалась этой любезностью.
-Я собеееееру апельсины, спасибо! Ты чудо!!!-протянула я.
Я резво начала поднимать один апельсин за другим, плавно спускаясь на первый этаж.
-Мони, а пошли на кухню!- я зазывающе махнула рукой и поставила чайник.
Ох,как повезло, что она оказалась рядом.
-Не подумай, я не хотела покончить с собой...Не было сил дойти до кровати, я решила полежать на холодном и мрачном кафеле,- я пожала плечами.
-Адель не захотела меня слушать, когда я пыталась довести до ее крохотных мозгов, что у меня осложнение. Я думала, она тут же пришлет за мной вертолет, отправит в Германию, в клинику и все такое, но нет, она пришлет мне билет на ее новый фильм, круто, да?
-осуждающе покачала головой и налила нам зеленый чай.

+1

5

   Ты найдешь под подушкой волшебный предмет
И, уже отплывая на лодке ко сну,
Ты услышишь, как фея шепнет тебе вслед:
"Я тебя никогда не оставлю одну!"
Значение слов и значение символов
Постепенно приходит из мудрых глубин.
Я знаю здесь всех: и младенцев, и старцев,
И не знаю того, кто здесь не один.
Белая Гвардия - Королева

А знаешь, девочка, жизнь - это чёрствая корка: только попробуй выжать полынный глоток, удержись за вздох как за облако уютного света в чужом окне, как за иллюзию тепла в банке продрогших фонарей. И каждый цепляется за движение, высушивая мысли от солёной влаги, выбеливая слёзы в накрахмаленной хрусткости сильных. Они тоже учились ходить прямо и гордо, учились ступать по стеклянной крошке, не меняя лица и не изменяя улыбке на губах; они тоже учились жить. В магистральных спиралях, раскаленных бездушными росчерками света, в ветряных мельницах новостей, в жерловах большого города. И где-то внутри ещё тлеет маленькое испуганное существо, болезненно подрагивая от посторонних взглядов внутрь - это ведь тоже иллюзия. Никого никогда не заинтересует, что за болезненный комочек детства затаился за твоей изнанкой - у каждого по своему такому же, что и страшно думать, не то, что посмотреть...Вот и шатаемся пустозвонными тенями, в сутолоке распихивая друг друга ветром, борясь за свой участок тьмы, а если повезет, то и света. Вот и таем гуляющими ветками на потолке, вот и задыхаемся пламенем свечи, всё чаще покорно, нежели буйно. Их мало осталось: мгновений бесхитростного счастья, как в тех далеких снах, где комочки снега на варежках, где скрипучие полозья за санями и запах ели, где мелочь могла стать главным событием - так, что лакаешь эмоции, захлёбываясь от перевозбуждения. И были воздушные шары в лазурном небе, теперь мы вместо них: оглушенно пустые, но яркие снаружи, как будто ветер - единственное, что способно изменить наш путь в никуда.

-Тщщщ, - шепчет Моника Венере, поглаживая плечико ладонью, как в детстве. Пусть выплачется, пусть выплеснет эту скопившуюся горечь, подступающую к нёбу. Пусть выдохнет. Ещё несколько минут, и ей станет легче запрятать осадочные слёзы где-то внутри, а пока... Плачь, девочка, плачь.
- Чувствую, милая - улыбаясь тепло и мягко, обнять и прижать к себе. Слёзы будущей матери трагичны и жестоки: словно плачут они оба, и в каждой слезе горечь ребёнка, и в каждом вдохе их грустное дыхание. И хорошо бы, если по пустяку - разбросанные носки, выжатый не в ту сторону апельсиновый сок, замерзшая клубника в декабре. Но сейчас была совсем другая история. Такие слёзы выжигают борозды в камне, из трещин которого появились: они выдержаны временем как хорошее вино, они терпки и остры, и они скорее выточили свой путь, нежели вспыхнули фонтанным пламенем.

А знаешь, девочка, жизнь - это чёрствая корка. Так давай её разделим напополам, как дольки апельсина, сочно разведя пальцами в стороны. Давай выдержим рамки, сгибая оковы в мосты Сан-Франциско, давай подставлять лица дождю из серости и улыбаться ветру, путающемуся в волосах. Давай и боль на двоих, как микстуру, заедая конфеткой, давай выскоблим на монотонной стене слово "радуга", придумаем счастье и поверим в него. как в свет. как в религию. Давай по линии жизни на ладони прочертим свои координаты и найдём созвездия спокойствия и радости. Давай высушим пять океанов проблем, бьющиеся прибоем о подоконник, давай на двоих свет и на двоих тьму. и эту чёрствую корку под названием "жизнь".

- Лежбище на холодном кафеле в твоём положении равносильно самоубийству, - спокойно, но строго отмечает Моника, уже собирая фрукты и овощи, разлетевшиеся во все стороны. Они идёт на кухню и что-то вещают между действий и пауз. Стоукс разбирает пакеты, мрачно оглядывая каждый вытащенный оттуда продукт, Венера ставит чайник. И кажется, что умиротворение заползает на обеденный стол, скручивается клубком и мерно засыпает, посапывая уютно и мягко. Кажется, что всё миновало. И в это отчаянно хочется верить.
- Шоковая терапия снова в моде, - уже улыбаясь, констатирует Моника. Ей нужно мгновенье, чтобы унять Венеру, до сих пор плачущую в сознании. И это мгновение проходит в хмуром переживании всего, что случилось - настало время пугаться. оно толкнуло женщину в спину внезапно как отдача автомата, и оно беспощадно в своём желании разрастись запоздалой болью.
- Но, может, она просто не поняла, что ты хотела ей сказать. И всей важности, - ножик ловко заблестел в пальцах шеф-повара, кухня наполнилась живостью и сочными звуками, по-новому запахло свежестью, по-новому задышалось. Раз-раз-раз, кусочки фруктов выросли горкой в белом блюде и легли на стол перед Венерой.
- Жуй - теперь я возьмусь за тебя, - шутливая угроза Моники, по-хозяйски открывающей холодильник, - И этим ты собралась кормить человека, которого пять лет не видела?! Да уж, Вени, совсем от рук отбилась.
И она что-то деловито набирает на разделочную доску, моет, шумя водой, сушит бумажным полотенцем и режет - она в своей стихии, мастерски превращая разобщенный натюрморт в произведение искусства. А пока пальцы творят волшебство, Моника не может отвлечься от разговора с Венерой. Как же много она пропустила за умиротворенные годы в Шотландии.
- А пока вот - почисти, - аккуратно врученный маленький ножик и скрипучее глянцевое яблоко заняли свои места в ладошках Монро, - И рассказывай, что за осложнение. Новые проделки врачей У-Вас-Никогда-Не-Будет-Ребенка?
   Мгновенная улыбка с грустью о тех мучительных годах, в которые они были выпущенные с Чендлером как в открытое море, не умея плавать. Та паника, подаренная доблестным здравоохранением, иногда будит Монику по ночам - не хватало ещё, чтобы с той же мглой встретилась Венера. Эту чёрствую корку отдавать этой девочке совершенно было ни к чему.

+3

6

Я чувстовала себя виноватой перед Моникой. Я ей всегда восхищалась... Но никогда не восхищалась матерью, хотя та песттрила на глянцевых обложках жруналов, щеголяла каждый день в  новом платье, богатство, роскошь, признание - я должна была ей гордиться, но она сама не давала мне этого сделать... Я часто сравниваю ее с Моникой, но я не виновата, это случается не произвольно. Я бы многое отдала, чтобы быть дочерью Стоукс, родной, чтобы я могла называть ее таким простым словом, но очень теплым и душевным - мама, мамочка, мамуля...
Я чувствовала пустоту, а пустотой делиться не с кем не хотелось. Я чувствовала боль, но и боль другим отдавать не собиралась. Я не люблю скидывать все проблемы и негатив на других людей, особенно на тех, кто не просто выслушивают чужие проблемы, но и со всем пониманием относятся к тому человеку. Они процеживают чужые проблемы через себя - я бесконечно восхищаюсь таким людям и преклоняю перед ними колени.
Спасибо Моне, я что угодно могла бы с собой сделать, хотя я глубоко не глупая девочка, просто под такими эмоциями и бы... Я бы всё сделала, чтобы обрести долгожданное спокойствие. Кстати, лучше решать проблемы, я просто пустить всее на самотек - гиблое дело.
- Лежбище на холодном кафеле в твоём положении равносильно самоубийству,
-Да...Я знаю об этом, поэтому - то и лежала на холодном кафеле, - как в земле... Я слегка улыбнулась, но улыбка показалась грустной и кривой.
Моника так заботливо начала кружиться, как пчелка... Я глубоко и громко вздохнула, подвинулась на стуле поудобнее и собрала под себя ножки.  До чего же она хороша!!! Как мне нравится смотрет на нее со стороны, наблюдая я впитываю тепло ее чистого сердца, ну как же она прекрасна...
- Но, может, она просто не поняла, что ты хотела ей сказать. И всей важности,
-Ну она что совсем тупая кукла, если я по-человечески сказала, что у меня угроза выкидыша!!!! Она сказала мне, хм, цитирую : " Ничего страшного, второй ребенок будет нормальным" - я спарадировала ее важный, придирчивый голос и фыркнула, как гончая собака.
Я не успела продолжать ругаться на мать, Мони подала на стол много разных вкусностей, я сразу заткнулась, принялась всю эту красоту уплетать. мммм... Аппетитно!!!
- Ты превосходная женщина!!!! А меня и правда прости...Давно не виделись, застала меня в таком месте и в таком положении... Я растерялась, но потом... Потом поняла, что ты, наверное, только что спасла меня!
Как только я немного похрумкала, я начала помогать Моне резать. А дальше последовал самый страшный вопрос, еще одно больное до ужаса место.
-Хуже, врачи хорошие, они должны быть волшебными за те суммы, которые я им регулярно выплачиваю.... Все началось с маловодия, а потом началась какая-то штука... Забыла, короче ... Итог один - малышу не хватает кислорода, еще у меня какой-то "твердый живот", угроза выкидыша и ага...Пролежу я блин на сохранении...
-Вот, - я встала со стула и подбежала к маме. Я взяла ее руку и положила себе на живот, чувствуешь?- живот как будто окаменел в некоторых местах, сама я уже давно его не щупаю, от такого мурашки по коже и страшно становиться.
Я уселась обратно, так же подобрала под себя ногии опять начала трескать.
-Ты ведь придешь на мою свадьбу? Моя мать скорее всего не сможет приехать... - я хотела взять нож и воткнуть его со всей силы в стол....

0

7

Игрок удален, в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » .всё пройдет.