в моём мире гаснут светлячки. я так много в тот вечер, когда ты уехал. так и не застал тебя дома, простоял на улице в пальто на голое тело... читать дальше

внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: pratoria]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy /

[telegram: semilunaris]
Ilse

[telegram: thegrayson]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ошибки прошлого


ошибки прошлого

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://i.imgur.com/uQqc9L2.png


как на счёт разборок с бывшим мужем, который вдруг решил, что безумно хочет вернуть свою несостоявшуюся супругу... или просто денег хочет?
квартира семьи, 26 апреля 2019 года

Отредактировано David Guerra (2019-05-19 19:08:06)

+2

2

До поездки в Мексику оставалась неделя. Ева не очень хотела ехать, но выбора у нее не было. Я же, в отличии от вредной девчонки, считала дни. Сакраменто с его внезапными вторжениями утратило у меня доверия. Да, Тихуана по преступности даст фору много каким городам, но там была наша территория - территория картеля. Там у нас была вилла с десятками охраны и чувство защищенности хочешь - не хочешь, а впитывалось в тебя со всей этой атмосферой.
Мы по-прежнему жили на квартире. Давид занимался продажей дома и поиском нового. Но пока что меня не устраивали предлагаемые варианты: то от школы далеко, то задний двор маленький, то комнат недостаточно. Хоть бери и строй свой! Но для этого нужны годы. Впрочем, при должном финансировании, может получится управиться до сентября? Именно осенью я планирую вернуться в Америку уже с двумя малышами.
Сегодня выдалась дождливая суббота, так что Аарон был дома. А я листала каталог на интернет-сайте, предоставленный молодой риелторшей. Надеюсь у нее с Давидом ничего нет? Уж слишком часто его мобильный разрывается от ее звонков под предлогом просмотра нового объекта. И пока супруг уехал просматривать очередной участок (я отказалась потому что утомилась от череды нелепых домов) тишину квартиры нарушил звонок.
Вместе с этим Гуэрра на телефон поступило сообщение от охранников, что у нас гость в виде отца Рона. Эти двое не особо жаловали друг друга, но виделись несколько раз, когда Кортес приходил навещать сына. За последний год, впрочем, его визиты сошли на нет из-за пагубного пристрастия к наркотикам.
Что же изменилось сегодня? Потому что увидеть Декстера на пороге квартиры я никак не ожидала. К тому же, внешне он выглядел... лучше, чем обычно. Да, до статуса желанного и шикарного мужчины ему далеко, скорее неряха-отец, но он хотя бы был не под кайфом.
- Декстер? - удивилась вместо приветствия. Мельком глянула на охранника, дежурившего на лестничной клетке и тут же предложила бывшему зайти. - Ты чего?
- Вау, пузо? Это то, о чем я думаю?
- Нет, я аквариум проглотила - спокойно ответила на глупый вопрос испанца - А ты что подумал? - шутку Декс понял, усмехнулся и продолжил:
- Так непривычно видеть тебя такой... - он почесал затылок, пребывая явно в растерянности. - Подумать только! А ведь я лишен был возможности лицезреть тебя беременной Аароном. О чем жалею... - Кортес все болтал и пока было сложно уловить цель его визита. Я не торопила, давая возможность раз в год проявить себя человеком, а не ничтожеством. И все же незапланированный визит бывшего волновал.
- Ты пришел... - здесь Декстеру надо было ответить зачем, но он молчал. Пауза - К Аарону? Почему не позвонил заранее?
- Да, к нему. И к тебе. Хотел сказать, что я завязал.
- Правда? - признаться, я приятно удивлена, о чем свидетельствовал мой бодрый голос - Декстер, это здорово. Что заставило тебя? Ты лечишься в клинике?
- Ну да, я состою в обществе анонимных... сама знаешь. В общем, просто решил, проснувшись однажды в своей блевотине, что это уже слишком.
Не знаю верить ли мужчине или нет, но очень хотелось. И я должна поддержать его в этом. Потому что распространенная ошибка, когда в попытке вылезти из болота бывшие наркоманы наталкиваются на укрепленную стену и снова падают на дно.
- Я рада. Думаю, что Аарон тоже будет счастлив. Он скучал по тебе. - я отворачиваюсь от мужчины, чтобы заварить ранее, предложенный между делом, зеленый чай.
- А ты?
- Что? - не понимаю о чем он.
- Ты скучала?
- Ой, Декс, не начинай. - мне даже лень объяснять испанцу что нас давно уже нет и не будет. Да и вряд ли Кортес это серьезно. Скорее на уровне тоски по нему, как по другу? Хотя, признаться, другом хорошим он никогда не был, как и гражданским мужем.
- Не, ну а что? - усмехнулся мужчина, приближаясь ко мне - Может это вообще мой ребенок? - эта шутка балансировала на грани дать леща по морде. И мое выражение лица об этом прекрасно говорило. Но тут Декс потянулся к животу, заставив меня чуть ли не подпрыгнуть, ловя его руки.
- Это уже слишком - хватаю его за запястья, застывшие в паре сантиметров от круглого накладного живота, спрятанного под блузкой. Вот ведь будет шума, если Декс узнает правду насчет Рона и его "осечки" с Евой. Так что лучше будет, если Кортес, как и многие из нашего окружения, останется в неведении.
Испанец же, игнорируя стоп-команды перехватывает мои ладони и плавно подносит к губам.
- Детка, у меня к тебе дело.
Ах, так вот к чему все эти подлизывания и подкаты 14-летней давности: ему что-то надо от меня. Я цокнула языком.
- Так вот зачем... - хотела я сказать "пришел" как увидела стоящего в проеме Давида, что, похоже, застал многое из нашего диалога. Включая неудачную шутейку бывшего парня-наркомана.

Отредактировано Agata Tarantino (2019-05-07 10:32:22)

+2

3

Семейная жизнь - полна забот.
Кроме того, что мы с Агатой занимаемся поиском нового дома, так через неделю нам ещё предстоит уезжать в Мексику на всё лето, чтобы перекантоваться подальше от небезопасного пока Сакраменто, давая возможность недавним страстям немного улечься, ну и чтобы история о наших "двойняшках" выглядела более правдоподобно. А то ещё не хватало разговоров о том, что мы приютили чужого ребенка - подкидыша. Без этого же никак. Как и без разговоров, почему это с младенцем на руках моя жена всё ещё беременна. Чудо медицины - не иначе. И тем не менее, спрятаться от лишнего внимания - кажется идеей как нельзя превосходной.
Но для этого, собственно, нужно постараться управиться с поиском дома за неделю, чтобы за лето его обустроить и вернуться уже в новое семейное гнёздышко с двойным пополнением.
Моя супруга хоть и пытается принимать во всём этом посильное участие, но я отчетливо вижу, как ей тяжело, поэтому последние несколько дней мотаюсь на осмотры домов сам, тем более, что нам всё никак ничего не подходит. То комнат мало, то от школы далеко, то трава на заднем дворе недостаточно зелёная. А молодая риэлторша, то ли учуяв у меня из карманов запах денег, то ли просто подавшись на мою мужскую харизму, старается угодить нам даже больше положенного, и всё равно - это никак не спасает ситуацию.
Вот и сегодня, разочаровавшись в очередном объекте, который по размерам, казалось, напоминал обычную коробку, я недовольный возвращаюсь домой, как неожиданно мне приходит входное сообщение от одного из охранников содержание которого гласит, что к нам домой пожаловал незваный гость. Декстер Кортес - бывший муж Агаты. Удивительно, давно я уже ничего о нём не слышал. Тем более, после того, как мы договорились с Аароном, что я буду помогать его отцу. И ведь правда, помогал ведь, чем мог, бабками снабжал.
Но, кажется, кто-то не ценит хорошего к себе отношения, раз решает явиться на мою территорию.
Так что попробуем разобраться с такой невиданной наглостью. И на том я сильнее вдавливаю педаль газа в пол - времени ждать абсолютно нету.
Когда я появляюсь на пороге квартиры - охранник лишь провожает меня недоверчивым взглядом, возможно, в красках представляя, какое действие сейчас пропустит, или прикидывая, через сколько минут мне может понадобиться помощь. В ответ лишь киваю, мол, всё под контролем, ведь не верю, что Декс, каким бы мудаком он не был, сможет причинить Таранино хоть какую-то боль. И тем не менее, домой я захожу бесшумно, сразу же направляясь на голоса, доносящиеся из гостиной. На глаза пока не показываюсь, чтобы стать свидетелем интересного разговора. - Ты скучала? - сжимаю руки в кулаки, но решаю ещё подождать. - Может это вообще мой ребенок? - следующая фраза вообще заставляет меня выскалить зубы. Кажется, ещё несколько мгновений, и кому-то придётся прощаться с миром живых. - Детка, у меня к тебе дело, - а когда я узнаю, что этому мудиле вообще-то что-то нужно от моей жены - не выдерживаю и выскакиваю в дверной проём в ту же секунду. Чтобы тотчас не наброситься на испанца с кулаками - мне приходиться сделать глубокий вдох, после которого, красноречиво закатив глаза, задумчиво изречь: - Единственное твоё дело - это поцеловать меня в задницу, Кортес, и нахрен свалить из моего дома, - шиплю сквозь зубы, всем своим видом показывая, что ситуация мне вообще не нравится. Ещё бы - какой-то гандон явился в мой дом, к моей жене, так ещё и что-то от неё хочет.
- Чего приперся, наркоман? - на всякий случай напомню, кто здесь кто, и ещё раз покажу гостю, что ему здесь явно не рады, так что пусть прислушается к моему совету свалить... И свалит.

+2

4

Есть свойство у моего мужа внезапно появляться. Сколько уже историй в наших хрониках, когда его возвращение спасает или... мешает. В купе с обрывками услышанных фраз и неумением (или, скорее, нежеланием) контролировать свою ревность ситуация обещает накалиться.
С Декстером я бы сама разобралась. Это даже было бы спокойнее, чем сейчас метаться меж двух огней и пытаться затушить разгорающийся скандал.
- Родная, напомни мне зачем ты вышла замуж за этого невоспитанного мексиканца? - Декс воспринял появление Гуэрра стойко и вполне спокойно. Хотя это была лишь иллюзия, чтобы еще больше разозлить Давида. - Я не хотел тебя, Давид, тыкать носом, но напомню, что это ты живешь с моей семьей. И я вправе приходить когда захочу, чтобы увидеть своего сына. Или есть возражения?
- Декстер, ты не мог бы...
- Что? - изумился мужчина - Мне одному здесь кажется, что у Бородача мания все контролировать? - испанец подошел ко мне и утешительно приобнял за плечи - Да, да, я обратил внимание на того амбала за дверью. Это слежка, Давид? Не успел я войти, как ты примчался. Ну прям гребанный Гудини. Боишься оставить ее хотя бы на пару минут с бывшим? Похоже, что понимаешь, где может жареным запахнуть, да? Скажи, а может тут еще и камеры слежения растыканы? - мужчина актерски стал оглядываться по сторонам в поисках выдуманных камер.
- Боги, Декс, перестань. Ты похож на клоуна - и вот сейчас мне было стыдно уже за Кортеса, который откровенно издевался и нарывался. Смотрю на супруга и губами шепчу "забей". Вот только рука бывшего все еще на ммне и стряхнуть ее парой взмахов плечом не получается.
- Может я и клоун. Но это лучше, чем пытаться самоутвердиться за счет бабла и женщины. Комплекс неполноценности. Или у кого-то просто маленький член. - сказал Кортес словно бросив вызов. Мне остается сейчас глаза закатывать и надеяться, что мужчины не станут мерятся достоинствами. Хотя бы при мне. Еще не стоит забывать об Аароне, что находится все это время в своей комнате. Старнно, что пацан не выскочил, едва услышав голос Декстера. Пожалуй, испанец его серьезно задел и достал своим пристрастием к наркотикам.

+1

5

К сожалению, мой дар убеждения оказывается не настолько сильным, как я ожидал.
Точнее он вообще играет против меня, потому что незваный гость вдруг начинает вести себя так, словно это я -... незваный гость.
Честно признаться, сначала я даже охереваю от происходящего. Серьёзно, блять? Серьёзно, чувак? Ты явился ко мне в дом и ведешь себя, как последний мудила? Возможно, дело в том, что ты на самом деле мудила, но мне то что - мне плевать. Блять.
Или нет?
- Она вышла замуж за этого невоспитанного мексиканца, - картинно раскидываю руки в стороны, указывая на себя, - потому что предыдущий невоспитанный испанец вообще был дерьмом собачьим, сечешь? - хмыкаю. По правде сказать, держать себя в руках и руки при себе с каждым мгновением становится всё труднее, потому что дорогуша Декстер вдруг решает, что ещё мало оскорблений в мою сторону сказал. Хотя, его появление в этом доме - уже сродни оскорблению для меня. И я даже не знаю, что из этого всего хуже... - Конечно у меня, блять, есть возражения, потому что ты свою семью потерял много лет назад, когда стал таким грёбаным мудилой. Вот только подозреваю, что ты всегда таким был. А если не заткнешься, так и жизнь рискуешь потерять. Возможно, мне даже не придётся прикладывать к этому руки. Потому что ты уже сам приклал их к наркотикам. Мамма миа... Хренов наркоман. Мой язык так и чешется, чтобы ткнуть эту шавку носом в то, на какие он, блять, деньги живет в последнее время. И почему так неожиданно увеличилось пособие по безработице. Чёртовы договоренности с Аараном. Если бы не они... Кое кто уже бы давно харкался кровью. Вот только такой исход, боюсь, выглядит уже довольно неизбежно, учитывая, что Декстер вовсе не собирается закрывать свой паршивый рот. - А мне одному кажется, что тебе пора сваливать? Амбал за дверью - это мера предосторожности. Не лезь, куда не просят - иначе рискуешь познакомиться с ним лично. Вдох-выдох. Я просто берегу нервы Агаты. Ей и так несладко видеть, как бывший и нынешний управляются в сквернословии. Боюсь, что кровавое месиво будет картиной ещё менее лицеприятной для её нежного девичьего взора. - Я не её боюсь оставить, а тебя, грёбаный ты мудак. А то украдешь ещё чего-нибудь. Видимо, просрал все бабки на порошок и пришёл новые просить? - я не выбираю слов, свысока тыкая Кортеса носом в его "маленький изъян", как грязную шавку. Мне доставляет удовольствие - осознавать своё преимущество. Осталось только вдолбить это в голову испанцу. Как и то, чтобы подальше держался от моей, блять, жены. Моей. А следовательно - продолжать держать свою похабную ладонь на её плече в моём присутствии - галимая идея. Вот правда - объясните это наконец-то кто-то, пожалуйста, этому самовлюбленному засранцу. А то мой разговор будет коротким. Зато, возможно, даже более доходчивым. Попробуем?
И вот я уже сжимаю ладони в кулаки, с последних сил пытаясь сосчитать до десяти, то и дело, дважды прерываясь на трёх и начиная сначала. Как тут неожиданно мне сообщают, что у меня маленький член... И дальше я ничего не помню.
Как детский сад - ей-Богу, но приманка срабатывает, и в следующее мгновение я уже накидываюсь на Кортеса с кулаками, зарядив два удара ему прямо в челюсть, которые он благополучно пропускает из-за неожиданности.
Хотя, кажется, именно такого исхода и стоило ожидать.
- Вали. Нахрен. Из. Моего. Дома.
Или продолжим?

+1

6

Мужчины стали открыто препираться, перекидываясь бранными словами и оскорблениями. И я бы посмеялась над всей этой ситуацией - ну ведь как дети малые, - если бы не обратила внимание на то, что Давид вполне серьезно злиться и сдерживает свой порыв разорвать испанца на маленькие латинские кусочки.
- Декстер, хватит. Ты же нарвешься... - вообще я надеюсь, что Гуэрра не клюнет на провокацию про член, но... мои надежды разбиваются в хлам с таким же звуком, с каким кулак супруга врезается в лицо Кортеса.
- Давид! - теперь впору тормозить Давида. Вот только сделать это не просто. Остановить его, ввязавшегося в драку, это сродни остановить быка, несущегося на тебя и дышащего паром. Я пару лет пыталась найти способ, который бы во время мог остудить, отрезвить мексиканца, вырвать его из гущи событий. Все тлен. Если Гуэрра преступает черту самоконтроля, то идет до конца. Это стало ясно с Артуром, которого мексиканец отправил в реанимацию и даже с тем антикваром, что оказывал мне знаки внимания, а после очнулся в больнице.
Допустить подобного исхода с Декстером я не хотела. Он отец моего ребенка, да и вообще не чужой человек. Даже если отбросить все эти детские привязанности и забытую влюбленность в Кортеса, а руководить трезвым умом, то нам же самим и придется после драки возиться с испанцем и помогать ему поправиться. А там, за всем ворохом сопровождающих обезболивающих не ровен час, что Декс опять подсядет.
- Да что здесь... ВОУ! - Аарон выполз из своей комнаты и застал клубок из дерущихся мужчин, которые, вцепившись друг друга в глотки, перевалились через диван прямо к ногам пацана.
- Почему этот гандон бьет моего отца? Что за...!!! - парень хотел вмешаться, но не знал как подступить к мужчинам.
- Рон, не лезь. - одергиваю сына за руку, когда эти двое дальше полетели на торшер, сбивая его на пол, разбивая плафон и лампочку.
- Так и будешь стоять и смотреть? Надо что-то делать! - испанец тоже на взводе и кричит на меня. И я злюсь на всех разом. Вот только бы сейчас не заплакать! Нет, не стану. Я не какая-нибудь там гормональная сучка.
Решив взять себя в руки, а так же вернуть мужчин обратно в свои рамки, спешу на кухню. Хватаю графин с водой и возвращаюсь назад, сходу выливая содержимое на Давида и Декстера. Холодная вода с кубиками льда без остатка расплескивается на мужчин, прилетая острыми кусочками льда побольнее и неприятнее, чем кулак недруга.
- Ну что? Пришли в себя? Или мне еще до морозилки сгонять и закидать вас нахрен замороженным мясом?
Декстер отступает на пару шагов от мексиканца, смахивая капли с лица и проверяя разбитую губу.
- Че, Давид? Маленький член тебе... - он не успевает договорить, так как его зовет Рон.
- ПАПА?! - злобно и громко крикнул пацан, заставив всех обратить внимание на него. Аарон нагнулся к полу, где среди осколков битой лампочки валялся пакетик с белым порошком. - Папа, блять... - в голосе мальчишки слышалось столько разочарования и горести. Да, пусть Рон еще не успел поверить в то, что его отец бросил наркотики, но все-таки он не хотел видеть и знать того, что Декстер таскает при себе кокс. А вот звук падение моих надежд можно было буквально услышать.
- Ты же сказал, что завязал! Декстер!
- Аарон, отдай это мне. - испанец тянется за пакетиком, но парень убирает руку за спину. - Да, я завязал. Это так, на память. Ну что-то типа последней сигареты. Понимаешь, киса?
- Нет, не понимаю! Черт, а я тебе поверила! - беременность и правда делает из меня глупую и доверчивую девчонку, которая готова верить в сказки. Мне было горько и я не скрывала этого.
- Так вот на что ты спускаешь деньги, которые тебе Борадач дает? - Аарон снова гневается, не замечая как выпаливает правду-матку.
- Какие деньги? - в один голос с Декстером задаемся мы вопросом.
- Ты даешь ему деньги на дурь?! - поворачиваюсь к Гуэрра с неподдельным желанием дать супругу пощечину.

Отредактировано Agata Tarantino (2019-05-26 21:45:56)

+1

7

Наша разборка превращается в самый настоящий фарс.
Двое мальчишек, которые не поделили игрушку. Мне, конечно, не хочется называть Агату игрушкой, но сложившаяся ситуация настолько веет оскоминой, что мне почти что зубы сводит от одного только осознания, что на мою женщину претендует ещё какой-то мужик. Мою женщину! Это не обговаривается. А вот понятие "мужик" относительно того второго - ещё довольно-таки спорное.
Вот только вряд ли нам удастся хоть как-то решить вопрос насущный, валяясь на полу.
Как и не удастся понять, что происходит, неожиданно появившемуся в комнате Аарону.
Мой мозг в ту же секунду прошибает мыслью, что всё наше перемирие с мелким летит к чертям, и я почти что буквально слышу, как вдребезги разбивается его мало-мальски хорошее ко мне отношения. А вот отчаянный голос мальчишки я слышу на самом деле. И на самом деле хочу остановиться, но нависшая надо мной туша Кортеса делает миссию невыполнимой. Как я не пытаюсь скинуть его с себя, но вошедший в азарт испанец с завидной точностью целится мне прямо в лицо - и мне не остается ничего другого, кроме как пытаться нанести удар в ответ.
И кто знает, сколько бы мы с Декстером ещё мерились достоинствами, но неожиданно рефери в нашем поединке становится графин с холодной водой, и несколько кубиков льда, звонко ударившихся мне прямо в лоб.
- Ну что? Пришли в себя? - а потом голос Агаты, глухим эхом ударяющийся о стенки моего мозга. Ещё несколько секунд - и температура в комнате действительно падает, как и накал страстей. А вот последнее брошенное - Че, Давид? Маленький член тебе... - к сожалению, так и остается без ответа, потому что в полемику снова вступает Аарон, и по его голосу абсолютно отчетливо можно понять, что он недоволен. На удивление - даже не мной.
- Ты же сказал, что завязал! Декстер! - это я слышу прежде, чем успеваю повернуть голову, но уже понимаю, к чему всё идёт. И понимаю, что я буквально причастен к происходящему.
Кто знает, не было ли моим коварным планом дать Декстеру настолько много денег, чтобы ему хватило сдохнуть от передозировки...
Нет, конечно. Но жаль, что эта мысль не проскользнула в моей голове раньше.
А то с мнимым благородием при содействии Тарантино-младшего мне жилось не так уж и хорошо. Скажу вам, что содержать бывшего своей супруги - занятие не из приятных.
А вот ответить на вопрос о том, давал ли я этому мудиле деньги на дурь - просто мечта всей моей жизни.
Вздыхаю. Закатываю глаза. Не понимаю, почему неожиданно виноватым в сложившейся ситуации становлюсь я.
У меня ведь в самом начале были лишь благие намерения. Но, видимо, правда, что благими намерениями вымощена дорога в ад
- Да, Агата, конечно, я давал ему деньги на дурь, чтобы он сдох скорее,- фыркаю, поднимаясь на ноги. Вот и пригодился мой коварный план. Ну потому что что за глупые вопросы, блять. Как говорится: какой вопрос - такой ответ, поэтому получите, распишитесь.
Но потом меня слегка отпускает от осознания факта, что Тате нельзя волноваться, а этот денек уже и без того принёс ей немало неприятностей. Так что мой голос слегка смягчается. - Ну, я помогал ему... Потому что Аарон меня попросил, а не потому что мне действительно хотелось помочь этому идиоту, - если уж копать себя яму - то красиво и с почестями. И так чтобы салют ещё на заднем фоне. И возмущенный голос того самого Аарона. Интересно только, кем он теперь возмущен больше... - А ещё я предвидел такую ситуацию, что, будучи никчемным и неспособным заработать самостоятельно, за неимением бабок твой бывший приползет к тебе. А так как я не мог этого допустить - мы нашли с твоим сыном компромиссный выход. И все получали своё. Декстер - бабки, Рон - удовольствие от помощи отцу, я - перемирие с ним, а ты - спокойствие в доме. Вот только этот придурок - киваю на испанца, потирающего разбитую губу, - всё равно умудрился всё испортить. Откашливаюсь и поворачиваю голову к тому самому "придурку", - так что вали нахрен из моего дома. Больше ты не получишь ни копейки. Ни от меня, ни тем более от моей жены, понял?
И нет, я не чувствую себя виноватым. Я готов выдержать обиду супруги, готов даже извиниться ни за что.
Но в этой ситуации, я считаю, что поступил максимально правильно.
Не смотря на всё, что случилось сегодня.

Отредактировано David Guerra (2019-05-28 19:02:54)

+1

8

- Да, Агата, конечно, я давал ему деньги на дурь, чтобы он сдох скорее - отвечает сарказмом Давид. Это же сарказм? А мне остается только положить ладонь на глаза и покачать головой. Декстер же более резок в своих чувствах и тут же выставляет средний палец, начиная размахивать им как флагом перед лицом мексиканца.
- Отсоси! - бросает Кортес, готовый снова вернуться к драке. На этот раз в желании расплатиться за подачки.
Гуэрра пытается разъяснить причины сотворенной ошибки - Аарон его попросил! Не меня, а его. И ни у кого, договариваясь, не возникло в мыслях сказать мне. Потому что я бы не допустила такое. Нет, не то, чтобы я не хотела помочь Декстеру, но уж точно не так!
- Да я твоими бумажками жопу подтирал - огрызается испанец - Помогал он мне. Аарон, ну а ты? - обращается мужчина к сыну.
- Черт, Давид! Почему ты не сказал мне? И с каких пор давать денег наркоману называется помощью? - мой голос быстро набирал обороты с просто раздраженного до агрессивного. - Ааарррх - взрычала я не найдя подходящих слов, описывающих всю мою злость. А злилась я на всех: на сына, что подошел к Давиду, а не ко мне, на супруга, что вместо решении проблемы просто выписал чек, и на Кортеса, который спускал бабло, продолжая уничтожать свою жизнь. Всех троих я была готова спустить с лестницы, даже любимого сына.
- Ты считаешь, что деньгами можно решить любую проблему?! Может это и срабатывает в твоем, кхм, бизнесе, но не здесь, не в семье! - сколько раз Давид заглаживал свою вину дорогими подарками? Не счесть. Теперь он решил пойти дальше и просто купить расположение Аарона. Вместо того, чтобы поговорить с мальчиком он давит ему на живое.
- Я вообще не знаю стоит ли говорить, но еще Давид давал мне денег за "молчание". Пять сотен штук в месяц и я должен был приходить домой во время, делать уроки, не маячить перед вами и т.п. - признался Рон, но его признание выглядело не искренним или раскаювающимся, а как желание еще больше подставить и уничтожить Гуэрра. Находясь за моей спиной подросток улыбнулся. Я этого не видела, да и наплевать, сейчас меня интересовали новые подробности отношений Давида с Аароном.
- Пол штуки? - округлил глаза Декс - Молодец, сынок, дай пять - мужчина поднял ладонь, но я тактично опустила руку Кортеса.
- Так ты подкупил моего сына? - другого обозначения поступка у меня и не было.
- Оу, в твоих устах, мам, это звучит действительно дерьмово - покачал головой парень, но при этом не выражая ни капли сожаления. Аарон явно ликовал горькой правде, вырвавшейся наружу столь внезапно и удачно. Я прекрасно чувствовала игру сына, его злорадство. И не понимала за что. За что он и Давид поступают так со мной. Неужели было сложно просто поговорить? Проявить чуть больше желания к попытке узнать друг друга. Но беда в том, что Гуэрра не интересовал Рон, он не чувствовал его семьей. Для него Аарон был моим ребенком от другого мужчины. А я хотела, чтобы он стал Давиду родным, близким, отцом, которого у мальчика толком никогда не было.
- Хватит паясничать, Рон - пусть не думает, что достанется одному Давиду. В сделке принимали участие двое, значит, и обида моя будет обращена на двоих - уж поверьте, ее мне хватит.

Отредактировано Agata Tarantino (2019-05-29 11:28:33)

+1

9

Хотел как лучше - а получилось как всегда.
Иначе об этой глупой ситуации и не скажешь.
Конечно, моя договоренность с Аароном была не дальновидной, но, давайте будем честными до конца - мне по большому счету плевать, поспособствовали бы мои деньги смерти Декстера или нет. Да он в любом случае сдох бы: либо от передозировки, либо от ломки - выбирать не приходится, но вслух я эту мысль не озвучиваю. Кажется, я уже и так довольно высказался - теперь стоит попытаться свести ситуацию в немного более мирное русло, конечно, если этот испанский мудак не перестанет мне тыкать в лицо своим средним пальцем.
В ответ на что я лишь тяжело вздыхаю. Потому что ко всему прочему, неожиданно в этой комнате козлом отпущения делают именно меня. Теперь мне вменяют ещё и подкуп Рона, который, кажется, только рад сдать меня с потрохами. - Что-то ты не сильно сопротивлялся материальной помощи, если вообще упустить тот факт, что требовал с меня в два раза больше. Так, наверное, звучит ещё дермовее, да? - фыркаю, сверля мальчишку недовольным взглядом, и с горечи запускаю ладонь в спутавшиеся волосы. Можно мне просто испариться из этого дома или хотя бы провалиться сквозь землю? Ну, пожалуйста!
Но нет...
Я всё так же продолжаю стоять посреди квартиры с разбитой губой и выслушивать в свою сторону кучу всяких неприятных вещей. Да, я был не прав, но пусть поднимет руку тот в этой комнате, кто считает, что поступил правильно.
Ладно, с этим фарсом и в самом деле пора заканчивать.
Поэтому первым делом я подхожу к Кортесу.
- Декстер, что в фразе "вали нахрен из моего дома" тебе было непонятно в прошлый раз? Мне повторить или помочь найти тебе выход? - рявкаю, толкая мужчину в плечо по направлению к двери. За ней, его тут же ловят под руки два охранника, без слов понимая, что незваному гостью здесь больше не место. После этого я возвращаюсь обратно на поле боя, где обиженная Агата и растерянный Аарон всё ещё ждут хоть какого-то решения конфликта.
Второе, собственно, мой "подкуп", который всё ещё невысказанным недовольством витает в наэлектризовавшемся воздухе.
Молчание затягивается. Все просто переглядываются, и я, не выдерживая давления, решаю налить себе немного виски. И лишь после первого глотка ко мне снова возвращается дар речи. - Знаешь, Агата, я бы не назвал это подкупом... - удрученно качаю головой, отодвигая бокал немного в сторону, так чтобы руками свободно упереться в столешницу барной стойки. - На тот момент это было оптимальное решение. Аарону нужны были деньги, мне - спокойствие в доме. Мы каждый дали друг другу то, что хотел второй, - конечно, неприятно слушать то, что я всё решаю деньгами, хоть в этом и есть немалая доля правды. Но в этой ситуации я на самом деле руководствовался только искренними побуждениями. Жаль только, что Тарантино оказывается это понимать. А доказывать свою правоту более настойчиво мне просто не позволяет совесть.
- Ты, наверное, пойди приляг пока. Поговорим позже - тебе нельзя волноваться. Может, провести тебя в спальню? - и нет, я не пытаюсь заговорить своей супруге зубы, я от чистого сердца переживаю за неё и нашего ребенка. Чёрт, да я даже за Аарона переживаю, что ему приходится быть свидетелем всего этого, хоть, конечно, он меня сегодня здорово подставил.
Но я ведь не маленький мальчишка, чтобы обижаться, правда?
Так что вот я и поступаю, как настоящий взрослый мужчина.
Ведь именно так поступают настоящие взрослые мужчины, да?..

+1

10

Закрываю ненадолго глаза, желая абстрагироваться от этой острой атмосферы. Не помогает. Они слишком громко ругаются, да и меня раздирает вмешаться, особенно узнав подробности договоренностей Давида и Аарона. Понять не могу зачем подростку такие деньги? К тому же оказывается, что запрашивал он изначально тысячу баксов. Неужели тоже на наркотики? Или на какие-нибудь азартные интернет-игры?
И пока я гадаю куда сын мог потратить "карманные" мексиканец выталкивает Декстера за дверь. Тот начинает материться, сопротивляться, пару раз проскальзывает мое имя. Но, оказавшись за дверью, в компании двух парней из охраны, его голос быстро стихает - видимо испанец летит по лестнице, считая ступеньки. По хорошему, надо бы поговорить с Кортесом. Действительно ли он употребляет? И зачем приходил сегодня? Уж вряд ли в нем проснулась внезапно спящая четырнадцать лет любовь ко мне и отцовская ответственность к Рону. Ему что-то надо. Возможно, действительно стоит оказать мужчине поддержку. Подниматься со дна очень тяжело, а в одиночку бывает и невозможно. Пусть Давид и кричит, что счастлив увидеть моего бывшего на кладбище, я такого не разделяю. К удивлению, но никому из своих бывших я не желала зла. Только по воли судьбы получалось так, что их жизнь скатывалась по наклонной вниз сама: кто-то умирал, кто-то попадал за решетку и потом умирал там. Злой рок? Какое-то проклятие разрыва отношений со мной? Нет, я бы не полагалась так на судьбу и мистику. Больше вериться в то, что, находясь в отношениях, я поддерживала и помогала мужчине, была для него путеводной звездой, тылом. Но вот звезда гаснет для очередного капитана и корабль идет на риф...
- Знаешь, Агата, я бы не назвал это подкупом...
- Ох, вот как... - вздыхаю, набираясь терпения. Давай сейчас играть в тактичность и подбирать безопасные для моих нервов слова, чтобы описать странные отношения ребенка и его отчима?
- Черт возьми! - снова взрыв моих эмоций и потеря самоконтроля. - "Аарону нужны были деньги"! Ты себя слышишь? Ему тринадцать! Захера подростку такая сумма? Ты не удосужился это узнать? Может он на них дурь покупал или оружие? - я едва держалась, чтобы не начать все крушить, но вот в громком тоне себя сдерживать уже не пыталась и кричала, размахивая руками.
- Эй, я вообще-то здесь - подает голос Тарантино, за что одариваю его раздраженным хмурым взглядом.
- Дьявол, Рон! Как мне осточертели твои игры. Игры в непокорного, дерзкого подростка, который кладет болт на любое мнение. Считаешь это крутым? Считаешь свое поведение действительно взрослым? Но знаешь что происходит на самом деле? Ты избалованный до чертиков подросток, который не осознает, что у меня уже не хватает терпения сглаживать заваренный тобой пиздец. Так нравиться быть в войне со мной, отцом, Давидом? Или это уже привычка огрызаться? А может ты пересилишь свое эго и попробуешь не вести себя как последнее чмо? Потому что пора уже вдолбить себе в голову, что затевая войну с нами, победителей не будет. Или тебе так хочется меня уничтожить? Только что будет дальше?.. - у меня было так много вопросов для Аарона. Вопросов и тем, над которыми я хочу, чтобы сын задумался. Чтобы сел в тишине и прокрутил их у себя в голове еще раз, а затем нашел ответы. Или не нашел, поняв, что делает что-то не так.
- В какой момент я стала для тебя недругом? - тихо задала главный вопрос, на который давно пытаюсь найти ответ. Когда я потеряла Рона как друга? Когда поднимала его на ноги после аварии? Им тогда правили злость, обида и страх. А дальше, похоже, эти эмоции вошли в привычку.
- Давид - переключаюсь на супруга, хотя я исчерпала все свои силы и злость, ругаясь на Аарона - Когда я просила подружиться с Роном я не имела в виду засылать ему денег. Результат любой ценой? А попробовать действительно сгладить углы, быть чуть мягче? Вы оба сделали дом полем для боя. Но я не хочу принимать участия и наблюдать за вашей столетней войной. Вы или работаете над собой, или уже без меня.
Могу ли я, не найдя покоя в доме, уйти? Оставить их одних? Навсегда вряд ли, но сейчас желание уйти ощущается как нельзя остро. И оно жжет грудь изнутри. Я хочу бежать, а не лежать в спальне, испытывая на себе давление стен.
Разворачиваюсь, идя к выходу.
- Мам, ты куда? - осторожно задает парень вопрос мне в спину.
Я останавливаюсь, но не поворачиваюсь. Закрываю глаза. Куда я? Когда вернусь? Не хочу ничего говорить и не хочу, чтобы меня останавливали со словами, что мне одной нельзя. Каждому, порой, нужна тишина и встречный ветер в лицо. Я отвечаю молчанием, открываю дверь и ухожу. Знаю, что со мной увяжется один из охраны, но этой компании я не против.

- Бляяя - на выдохе произносит Аарон и опускается на стул рядом с Давидом. Минуту он смотрит в стакан с виски, затем разрывает молчание: - Налей и мне - на самом деле пацан не пил такие напитки, слишком крепко и горько. А вот закурить сейчас это кстати.
- Слушай, я не думал, что такая пизда выйдет - он достает из заднего кармана джинс пачку сигарет и сует одну себе в рот. - Ты меня просто всегда пиздец как бесил. Просто потому что ты существуешь. Это же взаимно, да? Ты бы тоже предпочел, чтобы у мамы никого не было, никаких бывших мужей и детей от других мужчин. И вот вы такие счастливые ждете своего пиздюка. Прямо как в сказке. - испанец чиркает зажигалкой, поднося огонь к сигарете. - Будешь? - тактично спросил Рон, пододвигая к Давиду пачку сигарет.

+1

11

Агата не подбирает слов.
А мы просто стоим с Аароном и помалкиваем.
Даём ей выговориться, ведь и в самом деле провинились.
Но то, что случается дальше - становится неожиданностью для нас двоих. Вместо того, чтобы, немного умерив свой пыл, пойти и прилечь, Тарантино картинно взмахивает руками и направляется к выходу. Но прежде, чем мы успеваем возразить хоть что-то, входная дверь звучно хлопает и скрывает от нас хрупкое женское тело.
Я вздыхаю. Аарон вздыхает следом.
Кажется, никто из нас так и не понял, что только что произошло.
[indent]
Парень не выдерживает первым.
- Бляяя - умещает в одно слово всё, что мы сейчас чувствуем. Мысленно я его поддерживаю, наблюдая, как юноша тучно взваливает своё долговязое тело на стул возле меня. Хлопаю его по костлявому плечу, не смотря на то, что происходило несколькими минутами ранее. Просто мы с ним оба оказались на тонущей лодке, и у нас осталась единственная возможность залатать швы. Так что вряд ли хорошим решением будет сейчас дуться друг на друга, решая, кто более виноват. И всё же, социальные роли отца и сына пока никто не отменял, поэтому на просьбу налить испанцу я лишь снисходительно приподнимаю вверх левую бровь, не понимая, откуда в нём столько наглости. - Обойдёшься пока, - отрезаю тоном, не терпящим возражений. Но, кажется, моё социальное отцовство терпит поражение, потому что в следующую минуту мой социальный сын достает пачку сигарет из заднего кармана и показательно прикуривает, тактично предлагая мне присоединиться. - Слушай, давай ты её сейчас выбросишь, а я сделаю вид, что ничего не видел. Тебе не кажется, что тринадцать лет ещё не возраст для курения? - и откуда во мне только вдруг взялось столько терпимости и мудрости? За других обстоятельств я бы просто вытащил сигарету у парня изо рта, затушил, смял и выбросил в мусор, а следом и всю пачку. Но сейчас я пытаюсь договориться. Искренне - как и просила мне супруга. - Знаешь, наверное не взаимно, - отвечаю на вопрос о совместной неприязни, а уголки губ легонько дергаются вверх. - Ты меня не бесишь, скорее до недавнего времени ты меня вообще не волновал. Хотя, признаюсь, последние месяцы нашего перемирия мне даже понравились, поэтому, наверное, нам нужно обговорить новые условия... А там, гляди, и что-то выйдет из этого, - я не вру парню, что всю сознательную жизнь [его и свою] хотел и пытался заменить ему настоящего родителя, потому что он не маленький - поймёт всё. Как и не изображаю вдруг невесть откуда появившуюся приязнь. По большему счету в наших с ним отношениях пока ничего не изменилось после сегодняшней ссоры, но, кто знает, может когда-то в будущем... Может, даже в недалеком... - Если честно, я не знаю, с чего правильно начать. Наверное, это понятно, с того, что ты, как и Декстер, лишаетесь моего дополнительного материального обеспечения. А далее... Может, закажем пиццу? - Рону не стоит думать, что всё останется как прежде. Во всех смыслах. И касаемо денег, и касаемо наших с ним отношений. Я ведь взрослый мужчина и могу как-то себя пересилить, чтобы попытаться наладить отношения с едва управляемым подростком. Хотя, кто знает, нужно ли ему вообще это управление. Едва ли...
- Чёрт, Агата ведь вернется когда-то, да? Может, стоит ей позвонить? - а вот кому точно понадобиться наша забота, так это матери семейства, только вот теперь бы найти её для начала.

+1

12

[NIC]Aaron Tarantino[/NIC][STA]говорят мы бяки-буки[/STA][PLA] [/PLA][AVA]http://sg.uploads.ru/Eh3C0.gif[/AVA][LZ1]ААРОН ТАРАНТИНО, 13y.o.
profession: школьник
[/LZ1][SGN]http://s5.uploads.ru/2wjEf.gif[/SGN]

- Слушай, давай ты её сейчас выбросишь, а я сделаю вид, что ничего не видел. Тебе не кажется, что тринадцать лет ещё не возраст для курения?
- Мне через месяц четырнадцать - поправляю я Давида, но с сигаретами, окей, согласен, что перегнул. Приходиться убрать зажигалку обратно в карман, а следом и пачку сигарет, запихнув в нее ту, которую не успел подкурить.
- А сам-то когда начал курить? Сейчас пиздюки из садика выходят, так тут же сигарету в зубы вставляют. Это не прикольно, конечно, но я веду к тому, что не отличаюсь в этом плане от своих сверстников. И мне было бы легче, чтобы вы с мамой приняли тот факт, что я курю. И мне не придется вас обманывать и вы будете знать, что я не убегаю за три километра, чтобы покурить. Понимаешь? Доверие типа. - с моей погубной привычкой следовало бороться ранее и другими методами. Хотя, если мне не изменят память, то мать ни разу не заводила со мной серьезный разговор о вереде курения. То есть она делала мне замечания раза три, что от меня пахнет никотином, а потом, похоже, что забила. Или у нее не было времени на это. Или, по сравнению с другими сюрпризами, что я приносил, курение ей казалось такой мелочью... А теперь в общем то бессмысленно отбирать у меня сигареты и читать морали. Ведь я тогда буду делать это тайком. Так не лучше ли начать примирение с того, что, окей, я не буду говном, но и мне дадут свободу выбора как я хочу гробить свое здоровье?
- О, я тебя не волновал? Как это здорово узнать от чувака, который уже больше двух лет... тр... заваливает мою мать в кровать - на языке крутилось "трахает", но я во время посчитал это слово неуместным и описал более деликатно то, чем двое взрослых занимаются. - В это все и упирается. Прошлому маминому мужу я был интересен. И он был крутым. Мы ходили на баскетбол, играли в футбол и приставку. Он даже научил меня стрелять - это ты наверно понял после того, как я всадил тебе ту пулю в плечо, да? - усмехаюсь, хотя в тот момент мне было не до смеха. При всем том, что я, до недавнего времени, действительно желал Давиду смерти и выстрелил от смеси страха и злости, в тот момент, когда вылетела пуля и кровь брызнула на барную стойку, за которой мы сейчас и сидим, я был дико испуган. Жалею ли я о происшествии? Да нет, он же жив остался. Похоже, что именно с того момента наши и без того гадкие отношения стали действительно ужасными. Хотя, если подумать здраво, стоит отдать Гуэрра должное - он просто забил на меня (если перевод в академию Сан-Франциско считается "забить") вместо того, чтобы превратить мою жизнь в ад.
- Начни эээ... с желании всегда держать все и всех под контролем. Мне кажется мама правильно сказала, что тебе надо быть мягче, то есть расслабиться. Когда ты в последний раз играл в "Жажда скорости"? А зомби убивал? Ты или слишком стар или приземлен. - я, конечно, понимаю, что взрослых интересуют более реальные дела, типа заработать все деньги мира или захватить власть в соседней стране, но черт(!), надо уметь включать ребенка. Мне кажется дети для этого и даны. И именно поэтому мне и Еве ребенок не нужен: нам нечего включать, а становиться взрослыми в таком возрасте невыносимо больно.
- Может, стоит ей позвонить?
- Думаешь она решила бежать через границу? - посмеялся я и отмахнулся рукой. Куда может подеваться беременная женщина,  держащая на своих плечах всю ответственность за двоих мужчин? Остынет и вернется. И когда это произойдет нам надо будет извиниться. Ну и прибраться.
Дожидаться возвращения мамы мы решили в компании друг друга, пиццы, и новой игрушке по убиванию зомби. Знаете, что ни говори, а неплохо снимает напряжение, повисшее ранее в воздухе. Так мы и сидели около часа, пока мобильный мексиканца не подал сигнал. На том конце провода был Диего, один из охранников, который сопровождал маму в "побеге".
- Гуэрра, я сейчас стою у госпиталя Святого Патрика. Агате стало плохо: что-то с ребенком, животом. Внутрь меня не пускают, но ее оформляют уже в отделение гинекологии. Она просила передать, чтобы ты собрал ей вещи необходимые. Не знаю что там надо... одежду, зубную щетку... никогда не лежал в больницах... Ну и приезжай как сможешь.
- Что такое? - спросил встревоженно я, наблюдая как меняется выражение лица Давида.

Отредактировано Agata Tarantino (2019-06-18 13:31:46)

+1

13

Естественно, что никуда сбегать я не собиралась. Хотела, но не могла. Да и желание мое, вызванное конфликтной ситуацией в доме, явно на утро испариться. Просто нужно немного побыть одной, без криков, потасовок и ссор. Это очень действует на мою нынче ранимую психику.
Я вышла из подъезда, заметив сидящего Декстера возле баскетбольной площадки, что располагалась в пятидесяти метрах от дома. Он курил и был озлоблен. Впрочем, и я тоже. Этому засранцу, который портит себе жизнь и жизнь другим мне было что сказать. С этим позывом я и подошла к Кортесу, завязывая разговор. Просила взять себя в руки, призывала к ответственности и стыдила тем, что сын перестал его уважать, а старые родители могут не увидеть своего сына в адекватном состоянии. Сказанное мной явно задела Декстера и он встал в защиту, отвечая нападением. Снова речь зашла об Аароне, о том, что я плохая мать, которая не раз подвергала его жизнь опасности, которая убила его детство и собирается теперь взять за нового ребенка (при этом испанец кивнул на мой живот).
Мы поругались. Громко и сочно. Проклинув Кортеса, сажусь в автомобиль и прошу Диего выехать на трассу I 80, которая идет до Сан-Франциско. Сам город меня не интересовал, просто эта трасса была подходящая для того, чтобы пореветь на заднем сиденье пока машина держит ровно 110 километров в час на идеально ровной дороге.
Сказанное Декстером не стало для меня откровением. Я давно призналась сама себе и взяла за это ответственность, что лишила Рона детства. Того спокойного и беззаботного детства, в котором не надо бояться, что ребенком начнут шантажировать или его мать не вернется домой. И все же сейчас мне было очень больно услышать такое вновь. Это гормоны, умом понимаю, но сердце раскалывается на части от учащенных ударов. Потихоньку начинаю успокаиваться, благо водитель не стал меня еще и грустной музыкой давить, а включил что-то зажигательное и свое национальное. Скажите, разве можно реветь под латинскую музыку? Вот и я долго не смогла, смахивая слезы всего каких-то двадцать минут. А потом что-то кольнуло в животе. Сначала не тревожно, такое бывает, если неудобно сижу. Я поерзала на сиденье, но острая боль только нарастала и тянулась.
- Поворачивай назад. Езжай в больницу - говорю мексиканцу, стараясь расположиться удобнее на сиденье, вытянуть ноги.
- Что случилось? - спросил мужчина, но указания принял и уже искал разрыв на дороге для разворота.
- Не знаю, но мне не хорошо. Болит - вслед за болью накатывает страх. А если не доедем? А вдруг мне не помогут? Что если поздно? Что-то идет не так и я это прекрасно знаю. Держу слезы, приоткрывая окошко, чтобы стало дышать полегче. Не надо себя накручивать. Надо успокоиться, хотя на атмосфере недавних ссоры и криков это сложно. В голове кружатся колкие и обидные слова и с каждой минутой, пока я терплю как живот режет изнутри, они теряют всякий вес. Какая разница в том кто что сказал или сделал, когда на кону здоровье моего ребенка?
В госпиталь мы доезжаем минут за восемнадцать. Меня уводят на осмотр и последующее оформление, а Диего остается топтаться перед входом.
Меряют давление, осматривают на кресле, затем ведут на кардиотокографию. В течении короткого времени делают необходимые обследования, чтобы убедиться, что ребенку не угрожает опасность. Довольно быстро определяют в палату в гинекологическом отделении, где полежать и расслабиться (а еще поплакать!) не успеваю, так как приходит медсестра, которая выдает рубашку и сообщает, что надо поставить капельницу. На левое запястье ставят катетер и следом вводят капельницу, что повисает надо мной как угрюмое облако.
Персонал уходит и я начинаю плакать. Тихо и жалко, ощущая себя разбитой и раздавленной. И вроде все позади, я в надежных руках, беде не дадут случиться, а мне безумно грустно. Грустно от того, что я оказалась в шаге от того, чтобы потерять ребенка. Если бы это случилось смогла бы я пережить потерю? Знаю, что история не терпит сослагательного наклонения, но от этого слезы менее горячими не становятся.

Отредактировано Agata Tarantino (2019-06-18 13:35:52)

+1

14

Возможно, не такой я уж и плохой воспитатель, потому что, хоть и скрепя зубами, но Аарон всё же прячет пачку с сигаретами обратно в карман. Конечно, после следует речь о том, что он вправе сам делать выбор, как гробить своё здоровье - и в этом есть огромное зерно истины. Я лишь понимающе киваю в ответ. - Ты прав, наверное. Тебе уже через месяц четырнадцать лет, так что, думаю, ты уже готов брать на себя ответственность за свои собственные решения, - шумно выдыхаю, понимая, что препираться всё равно не имеет смысла. А ещё чувствую некое облегчение. Хоть один вопрос снят с повестки дня.
Что там дальше по списку? Наши с ним отношения?
- Ну прости, что я не мог заставить себя полюбить чувака, который пустил мне пулю в плечо. Но раз ты больше этого не делаешь, и, надеюсь, пока не планируешь, то мы можем попробовать что-то из... - на самом деле замечание о том, что прошлый мужчина Агаты был лучше меня в плане развлечений её первенца слегка выбивает меня из колеи. В смысле кто-то был лучше меня? Конечно, я далеко не идеальный отец-заменитель. Будем откровенными - я откровенно плох в этом деле. Но разве проблема была не в Аароне? Разве это не он самостоятельно отталкивал любые попытки доброжелательности в свою сторону? Чёрт! Только сейчас я понимаю, как это было глупо и самонадеянно с моей стороны - во всём винить ребенка. Кажется, я и сам был в этом замешан...
Но, возможно, у меня наконец-то появился шанс что-то исправить?
- Ну не знаю, что ты хочешь... Что-нибудь можем попробовать, чем там обычно занимаются отцы и дети, - я даже выдавливаю из себя улыбку. Вполне искреннюю.
Но рано радуюсь. Пункты в нашем списке из важных вопросов ещё не закончились.
Дальше - моё желание всё контролировать.
- Слушай, Рон, давай не борзей, и, пожалуй, из нас двоих полномочие нравоучений оставим пока за мной, - недовольно поджимаю губы и вскидываю вверх левую бровь. Парень быстро принимает примирительное положение и предлагает сыграть в какую-то игрушку на приставке.
На удивление я не отказываюсь. Как и он от пиццы.
И, должен признать, последующий вечер, если не учитывать отсутствие Агаты, проходит даже вполне приятно.
Пусть я и не выигрываю ни единой партии.
Но это до момента, пока в моё кармане не раздается звонок, а на экране предательски высвечивается имя Диего, которое вряд ли сулит мне что-то хорошее. В прочем, предчувствие меня не обманывает - Агата оказывается в больнице. Мужчина толком ничего не знает, что-то бормочет о сумке с вещами, но я его уже едва слушаю. У меня перед глазами просто чёрным полотном расстилается волнение и жуткие картины того, что может произойти. Поэтому несколько длинных мгновений я так и сижу в прострации, пока по ту сторону телефона мой помощник что-то ещё бормочет по поводу произошедшего.
В чувство меня возвращает Аарон.
- Собирайся, мама в больнице. И принеси мне дорожную сумку из спальни, а я пока быстро сложу вещи, - голос дрожит, руки дрожат - я даже боюсь представить, что могу не успеть. Хотя к чему не успеть? И чем я там помогу? Едва ли с меня толку больше, чем с квалифицированных врачей. Но не волноваться я не могу. Как и Рон - вижу это по его побледневшему лицу.
Из квартиры мы выбегаем впопыхах, так же запрыгиваем в машину, и спустя минут десять уже паркуемся под зданием местного госпиталя.
Ноги едва меня тащат, но я со всей силы бегу в гинекологическое отделение, на входе в которое меня встречает медсестра, явно не настроена меня пропускать. - Да у меня жена там! Беременная! - рычу я, и отодвигаю хрупкую женщину в сторону. Она, видимо, понимает, что противиться нет смысла и лишь успевает мне вдогонку крикнуть номер палаты, в которую мы с парнем влетает уже спустя несколько секунд.
Когда вижу Агату на белых простынях, побледневшую и с подключенной капельницей - мне чуть самому не становится плохо, но я собираю себя в руки и подхожу ближе к кровати.
- Мы приехали, как только смогли... - тихо шепчу, переплетая наши с ней пальцы. Аарон, бросая сумку на стул, подходит к матери с другой стороны. - Как ты? Как малыш? Ты нас здорово напугала... - выдыхаю едва слышно, всеми силами стараясь не думать о том, что могу услышать что-то не весьма приятное... И это мягко сказано - неприятное...
Но всё ведь хорошо, да?

+1

15

- Как это в больнице? Зачем? - известие потрясло испанца. И он несколько секунд стоял посреди комнаты и соображал. Его дважды два складывались в не самую веселую картину, заставляя переживать. Давид еще раз его призвал поторопиться и тогда Рон оттаял, начиная следовать указаниям. Параллельно подросток пытался узнать у Гуэрра подробности, что конкретно случилось, но мексиканец и сам не мог дать четкий ответ. Гонимые неприятной новостью мужчины на скорую руку собрали сумку (не факт, правда, что в ней находятся все необходимые вещи) и полетели в госпиталь.

Появление Давида я ждала. Кто еще привезет мне вещи? Ведь, судя по неоптимистическому голосу медсестры, отделаться одной капельницей и поехать домой не сулит. Так что для комфортного пребывания мне необходимо пол дома.
Он врывается в палату резко, но не внезапно, так как тяжелый шаг по коридору можно было услышать далеко заранее. Позади Аарон с выражением лица, которое я редко видела у него - взволнованное и небезразличное. Но несмотря на мое говняное самочувствие и желание облажиться обнимашками сына я видеть не хотела сейчас. Вернее хотела, но... мне тут же вспомнились слова Декстера о том, что я всегда подводила Рона и вселяю ему страх того, что не вернусь. А сейчас, находясь под капельницей с красными глазами и опухшими от слез губами и носом, прямо так и кричит, что я попала в беду. Но я рада, что они оба здесь. Это о многом говорит, например о том, что, оставив их одних, они не убили друг друга.
- Мое нахождение в больнице ничего не меняет - я все еще злюсь на вас. - уточняю этот момент, чтобы Гуэрра не строил иллюзий почему я такая хмурная. Хотя, признаюсь, что забыть недавнюю ссору и обиды мне сейчас было бы очень легко, слишком легко, словно она была в далеком прошлом или в другой жизни. И в подтверждении своих ощущений, идущих вразрез сказанному, ответно сжимаю пальцы Давида - я не злилась.
- Мне пока ничего толкового не сказали, по КТГ все в норме. Меня оставляют на сохранении на неделю или две... - я вздыхаю. Две недели в больнице это долго. Несмотря на то, что дела по оружейному бизнесу плавно легли на плечи Бутча, моего внимания все еще требовал алкамаркет. В связи с будущей поездкой с Евой в Сан-Франциско мне надо было подготовить все в "Агаве", дать указания Франсин и водрузить на нее больше обязанностей. И срок в две недели из месяца, что имелся до отъезда, было приличным провалом.
- А как это случилось? Почему? - задал Аарон весомый вопрос. Стоит ли мне говорить о разговоре с Декстером из-за которого я была огорчена сильнее, чем от потасовки мужчин в квартире? Боюсь, что Давид тогда не оставит Кортеса в живых. Подстроить несчастный случай это вполне ему по силу и желанию.
Я поджимаю губы - Не знаю, может перенервничала. Только не стоит с этого дня меня заключать в вакуум из улыбок и чрезмерной опеки, хорошо? Просто так от нервов угроз выкидыша не бывает - всему должна быть причина, и кроется она в здоровье матери, а стресс лишь усиливающий фактор. - Надо отдать должное Диего, быстро довез. Он сказал какие вещи привезти? - охраннику список вещей я не передавала, но быстро накидала варианты: полотенца, зубная щетка, удобная одежда... Только похоже, что мужчина, находясь на волнении, не услышал моих слова.
- Мы кидали все, что видели. - звучит подозрительно. Наверняка в сумке с вещами десяток трусов-стринг и не единого полотенца.
- Хм. Я напишу подробный список. - делаю вывод. - Аарон, не сходишь за содовой или за выпечкой..?
- Я понял, вас надо оставить наедине - догадался Рон, усмехаясь. После, обняв меня, покинул палату.
- Давид, сейчас не самое подходящее время для разговора, но нам нужно это обсудить... Ева и их ребенок... Мы не можем его оставить. Я не могу. Не хочу. Он родной мне, от этого и больнее. Да и как будет реагировать Аарон, живя в одном доме со своим сыном, но понимая, что его надо воспринимать как брата? Думаю, это решение может сломать нас всех. - меня давно мучил вопрос касательно ребенка Евы и дальнейшее здоровое пребывание всех членов семьи под одной крышей. В итоге выдала всю информацию своему психологу. Именно он и убедил меня пересмотреть решение воспитывать внука как собственного сына. Но что скажет Давид на все это? И тем более Уайт... похоже, меня ждет очередное испытание...

+1

16

Мы с Роном, конечно, молодцы, но всё равно виноваты, что Агата, не скрываясь, спешит нам показать всем своим внешним видом. Говорит, что злится, и тем не менее - лишь сильнее сжимает мои пальцы, когда я прикасаюсь к ней. Понимаю, что на самом деле она больше не злится и, наверное, невероятно рада нас тут видеть. Конечно, её милость может сменится обратно на гнев, если в сумке не окажется чего-то важного, но я правда старался взять всё - даже два полотенца бросил. На всякий случай.
Хоть я и надеялся, что "всякого случая" не настанет.
Жаль, но, вероятно, я ошибся, потому что Тарантино сообщает мне, что скорее всего её оставят в больнице для сохранения на неделю или две, в ответ на что я лишь тяжко вздыхаю. В первую очередь думаю о том, что всё не так ожидаемо хорошо с ней и ребенком, а во вторую - что этих две недели нам придётся провести с Аароном наедине. Хотя, должен признаться, сейчас эта мысль не вызывает уже во мне такой паники, как могла ещё буквально неделю назад.
Мы стараемся, хорошо? И, возможно, у нас даже может что-то получится.
Даже сейчас Рон любезно соглашается оставить нас с Татой наедине, и спокойно выходит из палаты, напоследок бросив лишь легкую полууыбку.
Я присаживаюсь на стул возле кровати и пододвигаю его немного ближе.
- Что-то случилось? - спрашиваю обеспокоено, даже не представляя, какой разговор может дальше последовать. Вот вообще ни разу не представляя. И едва я мог бы представить, что нам придётся решать судьбу нашего будущего внука. Прямо сейчас, не смотря на то, что всё вроде бы уже давно было решено...
- Что? - переспрашиваю неуверенно, щуря глаза. Первые несколько мгновений мне даже кажется, что это какие-то слуховые галлюцинации, но судя по тому, как изменилась в лице моя супруга - понимаю, что она вполне серьёзно. - Возможно, ты и права... - шумно выдыхаю и на несколько мгновений тяжко опускаю свои веки. - Знаешь, я много об этом думал, пытаясь убедить себя, что ситуация вполне нормальная, и мы справимся. Но, если честно, она вызывала во мне больше противоречий. Я не хотел своим беспокойством волновать тебя, поэтому и не начинал это разговор, убеждая себя, что кто-кто, а я точно должен быть непоколебим в своих решениях... - качаю головой. Каждое слово даётся мне с огромным трудом. И, если быть до конца честным, я чувствую себя безумно виноватым перед этим ещё не родившимся ребенком, который не успел никому ничего сделать плохого, а уже пускается по руках. - У меня есть знакомые, у которых не может быть детей, и они как раз думают об усыновлении... - я пожимаю плечами и отвожу взгляд в сторону. Чёрт, как же паршиво. Вот вроде бы этот разговор в перспективе направлен на решение одной из наших проблем, но что делать, если он сам - одна большая проблема.
- Только нужно будет придумать, откуда у нас появился один лишний ребенок, - грустно улыбаюсь, потому что неудавшаяся шутка лишь сильнее вгоняет ржавый нож сомнения прямиком мне в спину.

+1

17

Знаете что такое "ваш" человек? Конечно, это тот, с кем можно быть собой. С кем не надо скрываться или, возвращаясь с дела надевать новую маску, как происходит в семьях итальянских мафиози. Мы с Давидом нашли друг друга давно, но вместе смогли быть лишь спустя пять лет, после того, как я получила болезненный удар граблями по лбу под названием первый брак. И в очередной раз, когда Гуэрра так мягко сжимает мою руку и готов к диалогу, а не к давлению, меня посещает мысль о том как же удивительно он раскрывается со мной. Тут же грудную клетку заполняет теплом. Вот уже и злиться не могу. Забавно осознавать, что у нас и поругаться толком не выходит. Вернее, ругаемся мы как раз-таки громко и сочно, а вот в разладе находимся не долго - быстро устаем друг без друга. И может в этом есть моя ошибка, что в каких-то моментах спора надо проявить жесткость и показать терпеливую обиду, но я никогда не забываю о том, что может настать тот день, когда Давид не вернется. Сложно жить с двумя сильными чувствами: горячей любовью и холодным страхом потери. Но сейчас я не думаю о последнем, я просто рада, что диалог о ребенке Аарона и Евы не затягивается и мы имеет одну точку зрения на ситуацию.
- Со вторым ребенком мы-то может и справились бы, это меня как раз не пугает. Но я думаю о Роне. Ему такой диссонанс не по зубам с его нестабильной психикой. - я печально улыбаюсь. Шутки-шутками, но Аарон и правда через чур агрессивен и вспыльчив. Хочется верить, что это все гормоны, а не кривая дорожка будущего убийцы.
- Знакомые? - переспрашиваю и почему то приходит мысль о продаже детей. Проклятье! Естественно, мексиканец не о тех знакомых говорит, то аналогия проведена вместе с нахлынувшими воспоминания из прошлого: о том, как у меня отняли ребенка и как пришлось стоптать ноги в кровь, а руки окунуть по плечи в кровь (хотя, похоже, не по плечи, в кровь я нырнула с головой), чтобы найти и вернуть Аарона. Но моя ситуация отличается от Уайт, она-то ребенка не хочет. Почему же столь сложно принять решение?
Я громко выдыхаю носом воздух и опускаю плечи. Капельница продолжает медленно стекать по трубке в вену, принося физическое облегчение. Дурной, неуместный и тяжелый разговор. Зачем я его подняла сейчас?
- Я не знаю, Давид. Нам нужна помощь. Или нам нужен тот, на кого взвалить ответственность за это решение - к сожалению, похоже, что второе более верно. Не проходит ни дня, чтобы я не чувствовала угрызения совести за то, что не помогла подросткам. Мне действительно нужно было надавить на врача, найти кого-то на стороне, поискать информацию об абортах в других штатах. Если бы я действительно взялась помогать Еве, а не вестись на собственный материнский инстинкт, то... сейчас не пришлось бы придумывать фразы, с которыми мне предстоит вести диалог с девчонкой.
Снова начинаю плакать. На этот раз от осознания, что подвела Еву, подвела Рона. Начинаю плакать от того, что мне тяжело решать такие вопросы и вести разговоры. Я не хочу быть ответственной за жизнь нерожденного малыша, я хочу ходить по детским магазинам и покупать бодики, да комбинезончики.
Гуэрра успокаивает меня, сжимает в объятиях, но почему-то сейчас этого мало...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ошибки прошлого