"Как всякий порядочный англичанин, Гарри не только наизусть знал произведения Шекспира, но и находил их как никогда жизненными. Сколько бы веков ни прошло..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
25°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Lola
[icq: 399-264-515]
Mary
[лс]
Kenny
[icq: 576-020-471]
Ilse
[icq: 628-966-730]
Kai
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Amelia
[telegram: potos_flavus]
Anton
[telegram: razumovsky_blya]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » greetings from poland


greetings from poland

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[AVA]http://sd.uploads.ru/Gcq3n.png[/AVA]
[LZ1]АВЕЛЬ КАПЛАН, 15 y.o.
profession: мамкин сынок бабушкин внучок
twin: Noel
[/LZ1]
[SGN][/SGN]

Poland [Bolesław] - U.S.A [Sacramento] | 15.07.2013/05.03.2019 | 24/7

Abel & Apple
http://s9.uploads.ru/aDZk2.gif

everybody loves apples

Отредактировано Abel Kaplan (2019-05-12 22:49:57)

+4

2

[indent] О чем вы думаете в десять лет? О новой игрушке, о том, что ненавидите школу или наоборот, что ни день в ней, то для вас праздник, там друзья, там постоянно что-то новенькое, а за каждую хорошую оценку родители покупают вредные сладости, ну большинство родителей, которых принято считать хорошими. Похоже? Думаю, что в общих чертах - да. Мне десять и я думаю в какую тьму таракань занесет нас с мамой завтра, что я буду есть утром, будет ли у меня ужин и в ту же школу я пойду, в которой была вчера или ее снова придется сменить. Нет, конечно все это очень увлекательно, я не жалуюсь. Не представляю, как бы сидела дома неделями и отмечала день рождения за большим столом со всеми одноклассниками в дурацких колпачках, задувая свечи на огромном торте с надписью "С Днём рождения, Эппл". Я вообще не помню, когда последний раз ела торт. Не потому что у меня плохая мама, а просто в качестве поощрения я не воспринимаю сладости. Вредный десятилетний ребенок, скажите вы. А вот я так не думаю. И мама тоже. Она у меня, кстати, медицинский журналист и всегда берется за самые сложные интервью. По крайней мере, мне так кажется. Бывает, что не спит до утра и когда я просыпаюсь в школу, встречаю ее на кухне. Готовит мне хлопья и клюет носом. Хорошо, что я еду на школьном автобусе, а то она бы точно уснула за рулем. А вечером она сообщает мне, что завтра мы едем в очередную глушь. Мне десять и я уже привыкла. Зеваю и отправляюсь спать пораньше. Надо ещё собрать рюкзак, взять все, что мне может понадобиться, а это значит тысячу мелочей. Но зато будет чем заняться, пока мама работает. Мне запрещено вертеться рядом, с моей способностью болтать без умолку, мама говорит - это единственное решение.
[indent] На этот раз она нашла какого-то очень важного человека, который когда-то был известным врачом, таким же как мама одержимым своим делом. Спас немало жизней, кучу стран объездил. Я слушала о нем, открыв рот, а мама умеет рассказать в красках. Вообщем едем мы к нему в какую-то деревню, где этот чудо-доктор живёт последние лет двадцать. Ведёт тихий образ жизни и все о нем забыли. Кроме моей мамы, конечно. Которая откопала информацию, возмутилась, что такой талантливый от бога человек забыт и брошен и ей дали добро на интервью и статью.
[indent] Я конечно не выспалась, всю дорогу мама меня тормошила, потому что я усиленно пыталась доспать. Но стоило нам добраться до места, как я, выбравшись из машины, просто задохнулась от свежего воздуха, от запахов, которые мне были совершенно не знакомы и от всего вокруг. Небо показалось неестественно низким, таким будто до облаков можно рукой дотянуться и деревья вокруг, столько деревьев и птицы щебечут. Мама конечно тянула меня быстрее к дому доктора. Машина которая нас привезла до ночи ждать не будет. А мне бы по сторонам посмотреть, здесь же столько всего интересного. Много где мы были, но в каждом месте было что-то особенное, свое, что отличало его от других, запоминалось. Не зря я взяла с собой тетрадь и карандаши.
[indent] - Побудь здесь, не уходи никуда. Просто посиди во дворе, ладно? - она заправляет кудряшки мне за уши. А я упрямо трясу головой, не люблю, когда она так делает.
[indent] - Ладно, а вон в тот соседний двор тоже нельзя?- улыбаюсь, а в этой улыбке "пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста".
Но мама конечно непреклонна. Обещаю, что буду торчать в саду этого доктора. А он совсем дряхлый оказывается. Самый настоящий дедушка. И говорит-то еле-еле, что он там может рассказать. Я даже не могу представить, что он когда-то делал своими трясущимися руками операции. Но мое дело маленькое - сидеть и помалкивать. У меня с собой любимый плеер и новые зелёные наушники в форме клевера и сегодня я буду слушать Джастина Тимберлейка.
[indent] Через полчаса Джастин мне надоел, я изрисовала пять тетрадных листов и разглядела все, что можно в этом дворе. Вывод - здесь скучно. Правда ко мне заходил пёс, видимо от соседей дедушки-доктора. Ласковый такой, тёрся об ладонь, облизывал, жалко в моем рюкзаке, кроме фисташек не нашлось ничего съестного. Но он слопал даже их.
[indent]Ещё через пятнадцать минут я подошла к двери и прислушалась, звучал будто только мамин голос, что скрипел ей в ответ важный человек я не слышала, а приоткрыть дверь не решилась. И раз уж мама там так занята уже почти час, то не факт, что она скоро освободится. Поэтому я рискую, оставляю рюкзак на лавочке, карандаши и тетрадь на столе, а сама быстро убегаю в сторону того сада, который заинтересовал меня больше, но ходить туда мне запретили.
[indent] А какая здесь яблоня, именно ее я приметила, когда мы проходили мимо красивого белого забора, за которым скрывался идеально ухоженный участок земли. Дедушке-врачу такие яблоки и не снились. Я захожу в сад через не закрытую калитку и не долго думая иду к яблоне. На самом деле моё имя совсем не означает, что я люблю этот фрукт. Здесь дело совсем не в этом, здесь любопытство и азарт и интерес смогу ли. Однажды я уже залезала на дерево, не трудно догадаться зачем - спасать котёнка подруги, сама она ужасно боится высоты. А я нет, мне хочется сказать - Я - бесстрашная, как в кино. И с этими словами я лезу на яблоню, хватаюсь за нижнюю ветку, подтягиваюсь. Мне десять и я совсем не пацанка. Я люблю мягкие игрушки, вплетать в кудряшки розовые ленты, люблю дурацкие безделушки и мама часто застаёт меня плачущей над особенно жалостливыми мультфильмами или фильмами. Но это тоже совсем ничего не значит.
[indent] Забираюсь на ветку повыше, тяну руку, прямо передо мной наливное яблочко так и сверкает боками, ещё немножко и я дотянусь, ухвачу его и сорву с ветки. Закусываю губу, держусь двумя пальцами. Маме бы стало дурно, застань она меня за этим занятием. Прищуриваюсь, словно это добавит пластичности моему телу и позволит ему растянуться. Ну давай, Эппл, ещё чуть-чуть.
[indent] Я конечно слышу треск, но все еще думаю, что удержусь, повисну где-нибудь на ветке, а потом ловко спрыгну. Конечно до Маугли мне далеко, ну а вдруг. А самое главное - я все таки схватила это яблоко, вот только оно ускользнуло из рук, когда я падала. Больно и ужасно обидно. Ненавижу плакать, потому что знаю, как это выглядит со стороны и мне это не нравится. Но все равно плачу, сижу на земле в чужом саду с ободранными коленями и реву, а где-то рядом валяется так и не доставшееся мне яблоко. Хоть бы мама не заметила моей пропажи. Сейчас я только немножко посижу, встану и пойду назад, в скучный сад дедушки-доктора. Ещё пять минут, мам.
[AVA]https://funkyimg.com/i/2TKAD.jpg[/AVA]
[SGN] http://funkyimg.com/i/23b5R.png[/SGN]

Отредактировано Apple Flores (2019-05-08 00:59:26)

+3

3

[AVA]http://sd.uploads.ru/Gcq3n.png[/AVA]
[LZ1]АВЕЛЬ КАПЛАН, 15 y.o.
profession: мамкин сынок бабушкин внучок
twin: Noel
[/LZ1]
[SGN][/SGN]

[indent] Это было уже второе лето, которое я проводил у бабушки без брата и я могу сказать точно, что с его отсутствием [не]многое изменилось. Раньше бабуля всегда разделяла нас по обязанностям, я, почему-то, всегда оставался с ней и помогал на кухне, или в огороде, а еще в саду, с курами или кроликами, когда как. А вот Ноэль всегда был рядом с дедом. Он брал его с собой на рыбалку, в гараж или в поле, а сейчас, когда его не было, я все равно был больше рядом с ба. Возможно, то была привычка, но на самом деле, мне в какой-то степени нравилось все это, кроме кухни, правда. Иногда дедушка все же брал меня с собой, вот только без особого желания, потому что я безбожно тупил, когда дело касалось чего-то, что выходило за рамки привычных мне занятий. Быть на месте Ноэля каждый раз оказывалось сложно и я был уверен, что ему было бы так же, будь он на моем. Сегодня, кстати, был один из таких дней, когда дедушка решил взять меня с собой. Точнее, решил он так еще вчера, когда увидел меня торчащим очередной раз за ноутом. Давай, говорит, собирайся на рыбалку, хлюпик, нечего в своем компьютере сидеть, че ты как этот. В общем, на следующий день утро началось довольно рано. Деда сказал, поднимая меня в четыре утра, что именно ранний клев самый лучший, а я был настолько сонный, что мне было все равно. Собирались мы долго, часа два, если не больше, потому что ба, казалось, слишком переживала за меня - в прошлый раз, когда я вернулся с рыбалки с дедом, я заболел и слег с простудой на неделю. Он тогда долго ворчал, говорил что я "бабкин, все ошивается на кухне под юбкой, эх, испортили пацана! Вот Ноэль нормальным вырос, а этот...", и машет на меня разочарованно рукой, а бабуля все меня выгораживала. Мне не было обидно в такие моменты, но тем не менее это все равно задевало меня каждый раз, заставляя ощущать себя никчемным и бесполезным без брата. У меня как будто отняли что-то еще более существенное, чем просто "важное" и "значимое".
[indent] Мы выходим где-то в семь или в восемь часов. Солнце уже начинало потихоньку греть, но на улице все еще было прохладно. Бабуля завернула нам в дорого слишком много еды, а я знаю, что все равно не буду есть. Сует мне корзинку в руки, когда я собираюсь выходить на улицу, а потом дергает с вешалки свою белую кофту, накидывая мне ее на плечи "на, надень, внучок, она хорошая, теплая, а там холодно еще". Я хочу сказать ей, что мне нормально, что солнце скоро будет палить жарко, но тут уже кричит дед, что стоит за калиткой, чтобы я поторапливался, а то он уедет без меня. Так что я все-таки наспех натягиваю предложенную кофту и свою кепку, сажусь на велик и еду вслед за дедом в сторону речки. Всегда вспоминаю, как мы играли там с ребятами и как Ноэль прыгал с тарзанки, которую мы вместе связали. Я не прыгал, потому что боялся, хотя вот плавать я очень любил. Я, кстати, написал ему вчера снова, а он даже ответил мне впервые за несколько месяцев. Короткое сообщение, на мое огромное, где он зацепился лишь за вопрос "как дела", ответив коротким "у меня все хорошо, не волнуйся". А я все равно волновался, хотя его ответ меня все равно безумно порадовал. Впрочем, даже если бы он отправил просто "ок", даже если бы он делал так на все мои огромные сообщения, я бы радовался не меньше. Знать, что он меня не игнорирует, куда лучше, чем думать, что ему стало на меня все равно. Я думал об этом всю дорогу до реки, и, кажется, потом тоже. Из-за этого [но не только] тупил, заставляя дедушку очередной раз сокрушаться на тему моей никчемности. Я пытался, правда, делать все так, как он говорил, но выходило все равно ужасно. "Ты чего это кофту с рюшами нацепил?", "да што ты криворукий какой, как червя насаживаешь?", "ты хоть смотри, че делаешь", "и откуда только руки растут", "под пирожки заточил и дрочишь тут беднягу, он сдох уже, бери нового", "закидывай давай, ой ничего не умеешь, бестолковый"... Стоит ли говорить, что улов сегодня был хуже, чем когда деда ходил на рыбалку один? На самом деле, он больше времени потратил на то, чтобы очередной раз объяснить мне, что к чему, а еще я периодически закидывал удочку в кусты, цеплялся крючком за ветки деревьев или, еще хуже, рвал леску, когда пытался вытянуть его из западни. Деда хмурился, ворчал, но все равно продолжал мне помогать. Я чувствовал себя неловко, хотя мне всегда казалось по рассказам брата, что рыбалка это действительно крутое занятие. Он так красочно описывал свои похождения, хвастался уловом, показывая мне рыбу в садке, да так захватывающе и интересно, что я а такие моменты сам невольно завидовал ему, что дедушка берет его с собой, а меня даже ни разу не звал. Когда Ноэль видел, что я серьезно расстраивался по этому поводу, то тут же убеждал меня, что мне бы точно не понравилось. "Да это скучно, Ави! Сидишь и пялишься на поплавок, делов-то". И сейчас, стоя вот так с удочкой под причитания деда, я понимал, что он был прав. А еще эти приставучие комары и оводы, что старались укусить даже через одежду, как это все может кому-то нравится? Мне хотелось побыстрее закончить и поехать домой, тем более, что я обещал ба сегодня помочь в саду и огороде.
[indent] Я тормозил, и клев не шел так, как ожидал дедушка. Мы поймали три мелких подлещика к тому времени, как солнце было уже в зените - пора было идти домой, так как марево было уже не настолько терпимым. Возвращаться обратно было труднее. Когда мы собрались в дорогу, солнце жарило уже во всю и мне безумно хотелось в тень, а еще лучше, искупаться в речке, но деда слишком торопил, расстроенный и загруженный своими мыслями. Мы не разговаривали по пути домой, а когда вернулись, он и вовсе ушел один в коровник, да так незаметно, что я понял это только из разговора с бабушкой. Она спрашивает, почему я ничего не кушал, когда раскрывает собранную утром корзинку, а я пожимаю плечами и уже налегаю на ее горячие пирожки с картошкой. Говорит мне не есть в сухомятку, а потом просит сходить в сад за яблоками для пирога, и уток еще покормить. Киваю, улыбаясь и стягивая с тарелки еще один на дорожку, пока она отвернулась. Беру в сарае ведро поглубже, и лестницу, чтобы достать повыше самые спелые и наливные. Вообще, на самом деле, садом почти все время занимался я, как и теплицами. Мне нравилось, а ба всем соседям хвасталась, какой я у нее молодец, и что сад у нее самый красивый и ухоженный в округе. А яблоки-то какие! И с ней никто не спорил, ну или она мне просто об этом не рассказывала.
[indent] Дети любили собирать ягоды малины с разросшихся пышных кустов у нашего забора, но их никто никогда за это не ругал, а вот деда, бывало, гонял особо настойчивых и наглых, что находили смелость заходить в наш сад ради яблок, груш или абрикосов с вишнями. На самом деле, это было всего однажды и то кто-то из особо хулиганистых, но дедушка так часто рассказывал об этом, что, казалось, будто бы каждый ребенок был потенциальным воришкой. Я вообще не понимал, почему он так сильно злился из-за этого, ведь от двух-трех яблок, сорванных с ветки, никто не обеднеет, верно? Но когда сегодня я увидел чужую фигуру в саду, то все же несколько растерялся, правда это продлилось недолго, до тех пор, пока я не заметил, что этот кто-то просто сидит на траве. Я замираю ненадолго, не решаясь идти дальше, но как только я слышу тихий плачь, мои шаги становятся более уверенными. Оставляю ведерко и лестницу около бочки с водой, а сам подхожу все ближе,  окончательно складывая в голове картинку произошедшего. Незваным гостем оказалась девчонка лет десяти, я точно знаю, что видел ее тут впервые, потому что всматриваясь в ее заплаканное личико, не мог узнать в ней никого. Да и одета она была не как местные - выглядела иначе. Деревня была совсем небольшая, в самой настоящей глуши, а я, пусть и бывал тут всего три-два месяца в году, знал если не всех, то точно многих. Даже тех, кто так же, как и я, приезжали из города на лето к родственникам. Она ревет так горько, растирая по красным щекам слезы, что у меня самого наворачивались слезы и сердце сжималось только от одного этого вида. А вдруг случилось что-то серьезное? А вдруг она себе что-то сломала? А вдруг... Я не медля опускаюсь перед ней на колени, мягко касаюсь ладонью ее плеча, привлекая к себе чужое внимание, - ты в порядке? сильно ударилась? - говорю спокойно и с открытой улыбкой, хотя я на самом деле жутко обеспокоен, а она поднимает на меня взгляд и, кажется, совсем меня не понимает. Повторяю вопросы, но только по-английски, хотя потом я и сам понимаю, бегло осматривая тело на предмет ссадин и ушибов, что девочка больше просто испугалась, а кроме содранных коленок и сломанной ветки не было ничего страшного. Но мне все равно было страшно за нее. Замечаю рядом лежащее румяное яблоко, что, вероятно, и стало причиной этой маленькой трагедии, беру его в руки, вытирая пыль о срез футболки. Обнимаю девчонку осторожно, говорю что-то про то, что все будет хорошо, подбадриваю, успокаивая, а потом вкладываю в ее ладошку спелый фрукт, - знаешь, когда мои бабушка с дедушкой купили этот дом, прошлый владелец зачем-то обмотал эту яблоню колючей проволокой. Видишь, эти ужасные следы на коре? Деда говорил, что дерево нужно срубить, потому что оно все равно погибнет, но я и мой брат освободили его и выходили, а теперь оно в благодарность дает самые вкусные яблоки, которые я пробовал, - рассказываю это, чтобы отвлечь от разодранных коленок, и я по-настоящему искренен, потому что мне всегда казалось, что я просто не могу иначе. А с тем, как уехал Ноэль, после того, как я остался совсем один, желание дарить свою заботу было как никогда высоким. Глажу по волосам, как свою младшую сестренку, а потом говорю, улыбаясь и выпуская из успокоительных объятий, - хочешь, насобираю тебе целую корзину яблок, ты только не плачь, слышишь?

Отредактировано Abel Kaplan (2019-06-06 19:30:49)

+4

4

[indent] На самом деле, я смелая девочка и не плакса. Попробуй быть плаксой с такой мамой, попробуй разреветься, когда тебе каждый день рассказывают о несчастных детях, которые живут в нищете или обо всяких болезнях, названия которых я даже выговорить не могу. Порой становится даже стыдно, что я живу в тепле и уюте, что у меня всегда есть еда в холодильнике, мама (такую понимающую ещё поискать надо), даже телевизор в моей комнате, безумно вкусный тост с нутеллой в рот не лезет, когда где-то голодают. Хотя, когда я рассказываю об этом одноклассникам, захлебываясь, теряя слова с негодованием, возмущаясь такой несправедливости, они смотрят на меня, как на ненормальную и жуют свои сэндвичи с ветчиной и арахисовым маслом. Видимо я такая одна десятилетняя девочка готовая помогать всем на свете и ради них отказаться от еды и половины шкафа вещей, отдав их в детские приюты. И раз уж я такая одна, то я должна быть сильной и нюни не распускать. Тру пострадавшую коленку, всхлипываю и пытаюсь уговорить себя подняться. Надо идти к маме, надо вытереть слезы, налепить на коленку подорожник и сказать что споткнулась обо что-то в скучном дворе дедушки-доктора. Но пока у меня эта работа над собой идёт плохо, я все ещё себя жалею и обижаюсь на яблоню. Но ведь если посмотреть с другой стороной - поделом мне, это чужой двор, чужая яблоня, я получается воришка и правильно, что яблочко мне в руки не далось. От этого ещё обиднее, потому что ничего плохого я не хотела, уж тем более брать чужое. Просто угоститься. Я бы может и в дом потом зашла, извинилась, сказала бы, что только одно сорвала, не удержалась, слишком уж привлекательно оно светило своим наливным боком. За всеми этими мыслями, которые вечно стремительно носятся в моей голове, одна сменяя другую, я даже не заметила, как ко мне кто-то подошёл. Это мальчик, старше меня, что-то спрашивает, но я не понимаю языка. Сразу становится не по себе, пытаюсь пятиться назад, не вставая и в итоге прижимаюсь спиной к стволу яблони. Да, конечно мама предупреждала меня о незнакомцах, о том, что не нужно с ними говорить и множество всяких мамских указаний, куда же без них. Но я напряглась больше от неожиданности и от того, что я совершенно не понимаю его слов (очевидно на польском). Смотрю на него заплаканными глазами и он переходит на английский, спрашивает не сильно ли я ударилась. Шмыгаю носом, слезы сразу куда-то пропадают, теперь я смотрю с интересом, даже разглядываю. Вечно смущаю этим людей или раздражаю.
[indent] - Все в порядке, - как-то очень самонадеянно это звучит, потому что в следующий момент я вытягиваю ногу и тут же хватаюсь за колено, потому кожа натягивается, начинает ужасно щипать. Все таки я знатно её ободрала.
[indent] - Не сильно, жить буду, - храбрюсь, но мне очень страшно, что ушибленная коленка не даст встать и нормально идти, что придётся хромать, прыгать на одной ноге, мама начнёт говорить, что я как обычно во что-то вляпалась и что меня нельзя оставить одну и что в следующий раз она отвезёт меня к тёте и поедет брать интервью одна и я не увижу ни одного нового и интересного места больше. Все это крутится в голове, заставляя снова выступить слезы. Но мальчик вдруг обнимает меня, кладёт в ладонь то самое яблоко, рассказывает про дом, про своего деда, брата и колючую проволоку вокруг яблони. А потом предлагает набрать для меня целую корзину. Улыбаюсь, на секунду уткнувшись носом в его плечо. Все это совсем не правильно с точки зрения моей мамы, да и вообще любого родителя. Я совсем не знаю этого мальчика и вообще я в чужой стране, на чужом участке, сжимаю в руке чужое яблоко. Вот будь тут колючая проволока, я бы наверняка не полезла. Но это не точно.
[indent] - Значит ты тут живешь? - почти совсем успокоившись, снова стараюсь вытянуть ногу - получается, радуюсь и на радостях откусываю кусочек яблока, вгрызаясь в него зубами. - Ой, спасибо тебе, забыла сказать, - тут же краснею. Как я могла не поблагодарить сразу, меня тут успокаивают и обнимают, и яблоко вот дали и вообще. Ужасно стыдно.
[indent] Жую яблоко и молчу, для меня это ужасно трудно, потому что на языке  уже полно вопросов. В итоге хватает меня ненадолго.
[indent] - Я сейчас тебе кое-что смешное скажу. Представляешь, меня зовут Эппл, вот прямо как это вот яблоко или как одно из тех, - задираю голову, смотрю наверх, понимаю что оттуда только что летела и быстренько перевожу взгляд на мальчика.
[indent] - А тебя как зовут? А твоего брата? Он тоже здесь? И не беспокойся, мне совсем не нужна корзина яблок. Она будет тяжелая, а мы вдвоём с мамой. Мама у меня медицинский журналист, приехала брать интервью у какого-то супер доктора. Точнее супер он был когда-то, а сейчас все его забыли, живёт он тут один одинёшенек. Вооон в том домике, твой сосед получается. Знаешь его? - сколько ты уже вопросов задала Эппл? Десяток уже набрался? Неисправима.
[indent] - А ты значит поляк, да? Ты ведь сначала со мной на польском говорил. Я ничего не поняла и испугалась немного. Но тебя ведь не стоит бояться или лучше убегать, то есть прыгать на одной ноге, - с моей неусидчивостью, пятнадцать минут сидения на земле - просто пытка, поэтому, хватаясь за дерево, все же встаю, на правую ногу, левую, ушибленную подгибаю, потом встаю и на неё. Ну уже хорошо.
[indent] - Хотя я все равно убежать не смогу, ты точно быстрее, у тебя ноги длиннее, - улыбаюсь и снова с хрустом откусываю яблоко.
[AVA]https://funkyimg.com/i/2TKAD.jpg[/AVA]
[SGN] http://funkyimg.com/i/23b5R.png[/SGN]

+3

5

[AVA]http://sd.uploads.ru/Gcq3n.png[/AVA]
[LZ1]АВЕЛЬ КАПЛАН, 15 y.o.
profession: мамкин сынок бабушкин внучок
twin: Noel
[/LZ1]
[SGN][/SGN]

[indent] Стоит мне только заговорить с ней, как слезы тут же проходят, уступая место для неприкрытого интереса. Она такая милая, смотрит на меня во все глаза, а я даже немного смущаюсь от того, как открыто она это делает. Улыбаюсь мягкой улыбкой и щурю глаза от яркого полуденного солнца. Она говорит, что все хорошо, но я опускаю взгляд на ее ободранную коленку, и у меня как будто у самого на этом месте защипало. Надо бы сходить за спиртом к ба, и ваткой с пластырем, чтобы промыть рану, вот только я не успеваю ничего сказать, как девочка уже задает мне вопрос, на который я спешу ей ответить. Выпускаю ее из объятий, а сам принимаюсь за сбор яблок по просьбе бабушки - сначала с земли, сказала она, и только потом уже лезь наверх, понял? - нет, просто приезжаю к бабушке с дедушкой на лето, - она с хрустом кушает яблоко, и на лице почти не осталось и следа от прежних слез и переживаний, а я только и радуюсь за нее, ведь меня тоже отпускает, - да не за что, я испугался не меньше, чем ты - медленно складываю яблоки в корзинку, стирая с них пыль пальцами, чтобы бабуле было проще их мыть. На самом деле, я не растерялся только потому, что слишком привык к таким ситуациям с братом. Он часто нарывался на такие какие-нибудь передряги, которые заканчивались ссадинами или стертой в кровь кожей, а я всегда был тем, кто помогал ему это преодолеть - носил с собой всякие бинтики и ватки с антисептиком всегда при себе, правда, не в этот раз.
[indent] Она говорит про свое имя, а я сначала принимаю эту информацию за безобидную шутку, но потом, когда заглядываю в ее глаза, понимаю, что говорила она довольно искренне, а потому не сдерживаю такую же искреннюю улыбку в ответ, - забавное совпадение, и правда. а меня зовут Авель, - правда, на вопросах о брате я медленно мрачнею, да и эмоции сдержать как-то становится слишком сложно и я вовсе теряю тот прежний настрой, когда думаю, что же все-таки сказать. Внутри, под сердцем, что-то больно колет, я раскрываю рот, чтобы что-то сказать, но она продолжает говорить, а я и рад, что мне не приходится лишний раз об этом говорить вслух. Она рассказывает про свою маму, и про то, что она сейчас в гостях у нашего соседа, старого доктора каких-то там наук. Я часто заходил к нему, приносил хлеб или еще что-то, что передавала бабушка, а он всегда давал мне за это конфеты, но так было раньше, сейчас же он просто кивал в ответ, продолжая высматривать что-то невиданное в своем окне с видом на заросший со временем сад, - да, знаю. Дедуля с ним знаком, а бабушка когда-то дружила с его покойной ныне женой, и сейчас они по старой дружбе помогают ему по дому и с хозяйством, потому что родные совсем про него забыли. Про него много всего говорят, люди всегда сплетничают, но на самом деле, пан Лисовский хороший человек, ба рассказывала, что он в свое время спас много жизней и даже мою тетю от страшной болезни и наша семья ему очень благодарна. Твоя мама занимается важным делом, это здорово, что она не дает миру забыть от таких прекрасных людях, как он - я уже во всю срываю яблоки с веток, так как все хорошие с земли я уже отобрал. Замечаю на высокой ветке самое красное и красивое, срываю его и, вытирая о футболку до блеска, протягиваю Эппл, - смотри какое красивое и румяное, специально для тебя, - она так много болтает, безумно напоминая мне Ноэля в ее возрасте, такая же открытая и искренняя , прямо как он. Я даже нашел внешние сходства и меня это как будто бы с ней роднило, на самом деле, заставляя быть более разговорчивым, чем обычно, - ага, поляк, а ты откуда? Я сейчас живу с родителями в Америке, а сам родом из Польши. Мы не так давно переехали.... - я наблюдаю за тем, как она медленно встает на ноги [точнее на одну] и у меня сердце внутри замирает от этого. Кажется, она вот-вот упадет, а мне за нее уже больно. Я слышу, как меня из дома окликает ба, она спрашивает, чего я так долго, а я не могу оставить Эппл тут одну, и бабушку тоже ослушиваться не хотелось. Я вижу, что девочка подгибает ногу, стараясь на нее не опираться, а я предлагаю ей свою помощь, - пойдем, - говорю, - нужно обработать твою ранку, бабуля тебя еще и пирожками накормит. С картошкой, - последнее добавляю так, как будто это должно было стать решающим фактором, но я уже подаю ей руку, чтобы она опиралась о меня своей, забираю корзинку и иду в домик.
[indent] У бабушки с дедушкой был маленький, но уютный деревянный дом, похожий на те, что строили еще до войны, но на самом деле дедушка стоил его сам. А еще они держали скот на дворе, сад и огород - я все это рассказываю, когда мы заходим на кухню к ба. Тут у нее уже во всю шла готовка, она говорит только на польском и русском, а английского совсем не знает. Я рассказываю ей, что Эппл упала и ей нужна помощь, а она уже витает возле нее, как заведенная. Вытирает в спешке руки в муке о фартук, оставляя белые следы, достает из аптечки спирт и ватку, а я прошу ее успокоиться. Сейчас давление подскачет и снова будет пить таблетки. Я тихо вздыхаю, а она много говорит, и я ее предупреждаю, что гостья не местная и не говорит на нашем, ба, да ты успокойся. Дай я сам все сделаю, иди готовь. Забираю из ее рук аптечку, хотя она не сразу успокаивается, медленно принимаясь снова за дело, причитая себе под нос, - бабушка у нас за всех переживает, как за своих, - говорю с улыбкой и встаю на одно колено перед ней, словно славный рыцарь со спасительной аптечкой в руках. Стараюсь быть аккуратным, пока промакиваю спиртом содранную кожу на коленке, а после обматываю бинтом и закрепляю красивым бантиком. Я все сделал быстро, потому что раньше делал это слишком часто со своим братом, - ну, вот и все, - облегченно вздыхаю, поднимаясь с пола и складывая бинтики и ватки обратно в аптечку, - Ты голодна? Будешь кушать? Кстати, еще у нас тут есть курицы, утки, коровы, козы и даже лошади. Хочешь посмотреть? Я умею ездить верхом, мне очень нравится, особенно вечером тут очень красиво в поле.

Отредактировано Abel Kaplan (2019-06-06 19:35:05)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » greetings from poland