"Джек хотел умереть ... Джек чувствовал горечь во рту ... но и живым больше не был ... Они думали, я не знаю. Думали, что я слишком плох, чтоб анализировать. Что Джек тупой..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
25°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Lola
[icq: 399-264-515]
Mary
[лс]
Kenny
[icq: 576-020-471]
Ilse
[icq: 628-966-730]
Kai
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Amelia
[telegram: potos_flavus]
Anton
[telegram: razumovsky_blya]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » все закончится хорошо, я уже решил.


все закончится хорошо, я уже решил.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

[SGN][/SGN][AVA]https://funkyimg.com/i/2Tvpi.gif[/AVA][NIC]Alan Ripley[/NIC]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 24 y.o.
profession: монтажёр-фрилансер
[/LZ1]

Alan & Rei
20 jun'19, onsen, Syōfūrō Matsuya, Nasusiobara, Japan
warning: nc-17 (or not)

https://i.imgur.com/DLB0lzS.gif

если мир стоит сотни рваных сердечных жил, мы способны отдать и большего не просить, лишь бы нас провела к концу золотая нить. это шанс: минотавр свиреп и не знает сам, что доступно его пустым ко всему глазам, для него мы поток, пробившийся в лабиринт и накрывший собой застывший от крови крит.

+2

2

ねつ
[т е п л о],

когда ночью кто-то тихонько обнимает тебя, уткнувшись в твою шею, согревая ее своим сонным дыханием, а ты не спишь, потому что внутри все дрожит и приятно покалывает от осознания, что ты просто не одна, что есть еще одно сердце в пустой комнате, которое бьется не в унисон, но достаточно ярко, чтобы ты услышала, чтобы ты почувствовала его своими лопатками /прижимаясь крепче, наконец прикрывая глаза/. непривычное смешивается с чем-то желанным, когда утром он целует тебя сонную в лоб /ты не спрашивая видишь как трудно ему не опуститься с поцелуем чуть ниже, сдерживая свое обещание и давая тебе немного времени подумать/, говоря ласковое «с добрым утром», наполненное перехватывающим дыхание счастьем, затапливающим его, переполняющим тебя /хотя ты не давала однозначного ответа о том, что между вами сейчас, но была бесконечно счастлива просто тому, что он рядом с тобой/. в тебе все меньше сомнения, которое плавно меняется, трансформируясь в форму возбужденного беспокойства - потому что начинаешь волноваться о каких-то вещах, которые раньше лишь были причиной, из-за которой молчаливое «нет» - вопрос с наркотиками не оставляет, маячит где-то за стенами, не в этом городе и не в этой стране, но рано или поздно вы вернетесь обратно, вновь окунувшись в вихрь калифорнийской жары, этой жизни, что осталась сейчас в стороне, которая непременно возьмет себе то, что по праву, как казалось, принадлежало ей. и та самая жизнь, привычная ему, но чуждая тебе, могла просто отнять у тебя то, что ты не обрела еще окончательно, но к чему с каждым прожитым часом и с каждым настойчивым прикосновением к тебе с его стороны - ты медленно двигалась. и эта возможность жгла твое сердце огнем, оставляя

ねっしょう
[о ж о г и]

в качестве тлеющего напоминая, пропахшего запахом горелой плоти. сейчас эти мысли еще далекие, не ощутимые, как наваждение, возникают в голове внезапно, бесследно пропадая, стоит лишь его руке в тихом жесте потрепать твои волосы нежно, чуть трепетно, а тебе - улыбнуться в ответ. решаешь не возвращаться к тревожным вопросам на все время вашего нахождения на горячих источниках, решаешь оставить все это где-то как можно дальше, дав возможность себе просто не думать вообще, расслабив свою настороженность и обеспокоенность, просто позволив себе отдохнуть, насладившись возможностью [кто знает] лучше узнать его. поэтому первый день на источниках вы проводите в тихом общении, в не нуждающемся в каких-либо звуках молчании, когда переплетением пальцев говорили о более важных и глубоких вещах, чем те, о которых отзвуком эха беседовали, увлекаемые звуками, порождаемыми трепетом и вибрацией голосовых связок. а ночью снова укутаться в теплые руки, уткнувшись в солнечное сплетение, в котором где-то внутри и правда горело пламенем яркое солнце, дарящее тебе удивительное в своей непривычности успокоение. и пусть тебе снится мельтешащий кошмар, застающий врасплох темнотой и бьющим под дых одиночеством - ведь у тебя теперь есть эти объятия, сжимающие крепко и утешительно, и шелестящее «тшш» где-то над самым ухом.
гостиницу накрыл тихий вечер плотным кольцом серых сумерек, плавно перетекающих в тьму, в которой лишь далёкий свет низких звёзд /в Японии она и правда казались тебе намного ближе, а небо - более низким, только руку протяни и достанешь/, мерное свечение светлячков и размеренное пение цикад, отдающееся эхом в груди. прикрыть глаза, наслаждаясь, ловя восхитительный на вкус ветер, закутываясь в эту тишину, в этот осязаемый покой - не хватает только обволакивающего тепла горячей воды, поэтому уходишь поспешно в ванную, сбрасывая с себя ворох одежды, оборачиваешься белым полотенцем, предназначенным для подобных купаний, и выходишь под открытое небо к источнику, от которого вверх к звездному куполу поднимается вьющийся пар. ты даже не сразу замечаешь в нем Алана, тихо сидящего в воде. немного смущаешься, поднося руку к губам, но решаешь все же остаться - огибаешь его, чуть склоняясь в попытке заглянуть в его лицо и обозначить как-то свое присутствие /не хочешь слишком резко выдергивать его из вороха мыслей или того молока, в которое он был погружен/. волосы мягкой розовой волной устремляются вниз, стекая по твоим плечам.
- извини, не помешаю, если присоединюсь? - спрашиваешь больше ради того, чтобы голос, как и твой видимый образ, прозвучал, оповещая его о присутствии рядом кого-то еще. опускаешься в теплую воду чуть поодаль, подмечая, как волосы растекаются в ней акварельными разводами. - не заметила, что ты здесь, не стала бы мешать и пошла бы чуть позже, - улыбаешься уголками губ, поправляя линию полотенца, натягивая ее чуть выше. - красиво, да? - смотришь на летающих вокруг светлячков и понимаешь, что забываешь дышать, замерла в какой-то томной неге от распространяющегося по телу тепла, от ощущения лижущей кожу горячей воды. - мы раньше семьей выбирались вот так на источники, правда, получалось редко, но от этого такие поездки были действительно долгожданными, не приедались. тебе нравится тут? - проводишь рукой по глади воды, под все еще раздающийся аккомпанемент цикад и вторящий ему шорох ветра.
[AVA]https://funkyimg.com/i/2TNnX.gif[/AVA] [SGN][/SGN] [NIC]Rei Sokolova[/NIC] [LZ1]РЭЙ СОКОЛОВА, 20 y.o.
profession: мангака, ведет свой блог
[/LZ1]

Отредактировано Elen Smith (2019-05-15 18:36:01)

+2

3

время   —

как будто замерло, остановилось в какой-то невесомо-медленной точке, притом не как обычно - зависание сопряжено было не с полной потерей и ассинхронизацией времени внутреннего и внешнего, а просто стало как-то.. слишком спокойно? прошло буквально два дня, грубо говоря - одна ночь, а тебя закутало нежной серебристой шалью твоя маленькая бесконечность, в которой не было начала и не было конца, было лишь одно непрерывающееся ласковое

прикосновение   —

ты, по природе своей тактильной, не видел ничего плохого в том, чтобы к ней постоянно прикасаться - заключать в спонтанные объятия, переплетать вместе пальцы, ложиться на её колени или плечо, щекоткой проходиться по рёбрам и ступням, гладить за волосы, целовать с нежностью в лоб при пробуждении. только вот труда, всё-таки, стоило сдерживать себя в этих невесомых, но прочных рамках лёгкой нежности, не переходя за грань страсти, которая кипела бурлящим огнём у тебя внутри каждый раз, когда ты натыкался на плавные изгибы её тела, каждый раз, когда ты натыкался взглядом на её губы - ведь для тебя это было нормально, но ей ты решил дать немного времени к тебе привыкнуть. это был как вызов, брошенный самому себе - насколько тебя хватит? на сколько ты действительно готов отдать своё сердце ей, пусть и придётся ждать и держать себя в клетке?

[как ты вообще добровольно разрешил запереть себя в клетку, Рипли?]

смотрел на неё из-под прикрытых век, когда она засыпала в твоих объятиях - шептать ей на ухо ласково, когда её тело содрогается мелкой дрожью от прикоснувшейся тени плохих снов, прижимать к себе крепче, показывая, что ты здесь, рядом. видеть её успокоение и лёгкую улыбку на губах - сердце захватывало нежной и мягкой агонией умиления, в которой ты лишь глупо и судорожно улыбаться - хоть тебя не хуёвило, но проходилось по тебе чем-то знатно. внезапно выяснить, что тебе неожиданно некуда было девать всю эту нежность и желание заботиться, которая гнила у тебя где-то под коркой, ранее хлещущей кровоточащей раной из боли - поэтому, конечно, аромат не самый лучший, способы выражения какие-то неуклюжие, а главное, тебе самому начало со страхом казаться, что это чересчур.

[но ты ведь всегда принимал себя таким, какой ты есть и не отрицал ни единой части себя.]

после дня, в котором вы гуляли по лесу рядом с деревней, где находился ваш отель [отвалил за делюкс номер какие-то безумные деньги по её меркам - это тебя забавляло], когда вы много молчали и мало говорили, но она то и дело отвечала на твой взгляд своим пронзительным, что сейчас, когда ты расслабился в онсене, этот взгляд всплыл перед твоими глазами. с усмешкой вспоминаешь, как она ворчала на тебя, когда ты постоянно влезал в кадр в её историях - одна из форм в попытке заполнить собою её жизнь? - подходить не_кстати, обнимать её сзади, скользя в крепком уверенном жесте принадлежности, улыбаться и шутить что-то глупейшее; зато ты почувствовал себя

счастливым   —

счастье это разливалось по венам ярчайшим золотистом оттенком, с твоей кровью смешивалась кровь феникса, будто ты в своём сгорании заживо нашёл какую-то точку сборки, которую смог передвинуть настолько, чтобы переродиться. и тебя переполняло это чувство кайфа, с которым не нужно было задумываться о том, как вывести своё состояние на уровень, терпимый для твоего существование, ведь всё вокруг и так было достаточно заебато.
вот и сейчас - ты сидел в заебатом источнике, горячие воды которого расслабляли твоё голое тело [пошёл один - значит, можно было оставить полотенце где-то рядом], над тобой было заебатая россыпь звёздного неба [не как на родине - и этим прекраснее], вокруг тебя был заебатый природный эмбиент [пение цикад, тихий шелест листы на ветру, мерное бурление реки рядом, приглушённый шум жизни где-то рядом].
а рядом с тобой пришла, соскользнув в воду, заебатая Рэй, при одном взгляде на которую тебя вновь переполняла это удушающее чувство любви - ты не мог вздохнуть ещё некоторое время, замерев от внутреннего восхищения и прилива положительных эмоций.

- да, мне очень нравится здесь, - улыбаешься, смотря ей в глаза, - рядом с тобой. ты мой природный эйфоретик, и кажется я на тебя плотно подсел, - прибавляешь, открывая перед ней вновь нараспашку своё сердце - вот же оно, лежит в открытой грудной клетке, бьётся мелодией, и не бойся, что оно всё в крови и на самом деле размотано по кускам, оставаясь ошмётками, ведь если прикоснуться и поверить в него - может, оно заживёт?
- слушай, я хотел у тебя спросить, - взгляд касается любопытства, она тебя слушает, - а я у тебя действительно.. первый и единственный? - тихо смеёшься, видя её смущения - примерно этого ты и добивался, чтобы вновь захлебнуться в волнах терпкой нежности к ней [ты так и остался манипулятором или это - нормально?], от которой твоё сердце, всё же, перегружалось.

[SGN][/SGN][AVA]https://funkyimg.com/i/2Tvpi.gif[/AVA][NIC]Alan Ripley[/NIC]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 24 y.o.
profession: монтажёр-фрилансер
[/LZ1]

+2

4

поймать его наполненный чувствами взгляд, прочесть часть из них, но насчёт остальных оставаться в наивном неведении, потому что ты только учишься, не испытывая никогда прежде чего-то подобного к кому-либо ещё, а потому - частично [отрицаешь], частично [не понимаешь] всего спектра, отливающего радугой, что в твоей душе отражался на внутренних стенках. задохнуться в микро приступе нежности, разливающемся розовым цветом по твоим щекам на его признание в том, что ты - как отличный от прочего сорт наркоты, дарящий странное ощущение счастья /хотя его признание было гораздо глубже того, которое ты могла допустить и которое укладывалось в твоей голове смутным представлением/. в сердце что-то вторит его словам, отдаваясь сладостным чувством по телу, но ты никак не можешь ухватить это нечто за ниточку, потянуть, размотать этот странный клубок собственных эмоций, дать им точное определение и щелканьем спиц своей трепетности - оформить во что-то конкретное, придав ему форму, может быть, даже озвучив. но пока на языке лишь незнакомое тебе сладковато_пряное послевкусие неопознанного, что ещё только предстояло узнать и понять для себя.
быть может, если бы твое детство не проходило в Японии, если бы ты росла в каком-то другом месте, где чувствам дается больше свободы, воли, больше сознательности - то все бы сейчас сложилось иначе: хорошо или плохо, - тебя сдерживают не только рамки, выстроенные собственными руками, сотканные мыслями и надеждами твоих родных, но и той обстановкой, в которой ты росла и которую впитывала вместе с утренним воздухом, просыпаясь. более скрытная, не желающая оставаться в дураках, не идущая на поводу у чувств - с его появлением внутри словно что-то ломается, исторгая на поверхность тебя все то, что так отчаянно было сокрыто.
с плохо скрываемым любопытством всматриваешься в его лицо, но как только слышишь вопрос - хочется провалиться сквозь землю, утонуть в этих горячих водах со струящимся к небу паром, поэтому ты резко опадаешь, сползаешь чуть ниже, отводя взгляд от его глаз - потому что не можешь смотреть. потому что внутри тебя изливается через край все то смущение, что в тебе было - один вопрос и все истекает из тебя разом, единым порывом, без возможности предотвратить или сдержать себя под контролем. хочется сбежать, встать и уйти, закрыться в ванной и не вылезать до момента, когда не нужно будет уезжать - потому что вопрос выбивает у тебя из под ног почву, лишает кислорода, заставляет задыхаться каждую клетку, которые отчаянно хватают несуществующими ртами воздух в тщетных попытках. краснеешь и кажется, что вода испаряется от твоего волнения и затопляющего смущения. почему ты такая скромная? почему ты не могла быть более открытой в подобных вопросах? а может быть просто все дело в нем - может быть, с ним просто нельзя было иначе, и каждая провокация с его стороны непременно достигала заданной цели, выводя тебя на нужные эмоции? облизываешь мгновенно пересохшие губы - ведь лгать ему ты не привыкла, пусть за короткое время, но старалась говорить с ним откровенно и честно, либо молчать, оставляя его один на один со всевозможными предположениями и догадками. в конце концов, как показал немногочисленный опыт - он понимал тебя лучше тебя же самой, читал тебя слишком легко, подмечал все детали и даже позволял тебе лучше понять себя, пусть даже ты и не особо охотно принимала его помощь. и сейчас бы - промолчать, но боишься, что в подобном вопросе молчание могло обмануть его, рассказать слишком многое, исковерканно_искареженное, не такое, как было на самом деле [обманчивое]. и ты впервые боишься его собственных мыслей, поэтому решаешь сказать, неотрывно уставившись в воду и нервно теребя край полотенца под толщей приятной теплоты.
- если ты не помнишь, то я тебе дала это понять еще тогда, - напускная хмурость - ты то помнила все слишком прекрасно, каждый раз просыпаясь в ночи от легкого покалывания, будоражащего и окрыляющего одновременно. - но если тебе так хочется это еще раз услышать - то да, - голос срывается на хриплый шепот, но ты продолжаешь говорить, не останавливаясь /мыслями снова в том моменте, когда руки его слишком близкие, а губы - такие мягкие, теплые/. - ты у меня был первым. и на тот момент единственным, - сжимаешься вся, уползая еще глубже под границу воды - хочется скрыться под ней с головой, залечь на дно, зарывшись в ил, если бы он здесь был, и притвориться карпом с золотой чешуей, приносящим удачу, а не боль. ведь вполне вероятно сейчас ты могла стать для него ее небольшим источником /или ты опять недооцениваешь всю глубину его чувств к тебе?/. даже не глядя чувствуешь тяжесть его встревоженного взгляда, немного растерянного /или так тебе кажется?/ - заставляешь себя все же посмотреть на него, застывая в немой нерешительности. хочешь как-то все объяснить, да только боишься, как бы не выглядело все это слишком надумано или нелепо. - когда я приехала в Токио мы встретились с моим давним знакомым.. до переезда я с ним встречалась. ну и.. черт, просто я не знала как еще выкинуть тебя из своей головы, чтобы не было так.. больно внутри, - прижимаешь руку к груди, через защитную стенку из ребер сжимая дрогнувшее сердце, - хотела как-то заглушить эти мысли, которые из раза в раз возвращались обратно к тебе и сводили меня с ума. думала поможет, но.. попытка глупая и провальная оказалась - так и не получилось мне вытравить мысли о тебе из своей головы, - ты говоришь настолько искренне и от сердца, что даже не вслушиваешься в свой немного дрожащий голос, не слышишь, что говоришь и какой смысл вкладываешь /иначе бы точно сгорела, осыпаясь на дно тлеющими и раскрасневшимися от жара углями/. - это к вопросу о том, почему я не люблю совершать ошибки - коробит от этой ситуации. я ужасный человек, - кажется, что еще слово и ты правда погрузишься под воду, заставляя легкие гореть в наказание болью от вдыхаемой вместо воздуха жидкости.
[AVA]https://funkyimg.com/i/2TNnX.gif[/AVA] [SGN][/SGN] [NIC]Rei Sokolova[/NIC] [LZ1]РЭЙ СОКОЛОВА, 20 y.o.
profession: мангака, ведет свой блог
[/LZ1]

+2

5

ярость вс[к/п]олохами  —

красными, горькими, резкими расплывалась по изнанке взгляда, заставляя тебя сжать кулаки в жесте реакции, но она была направлена не на конкретно пытающуюся скрыться в толще вод Рэй, а на саму ситуацию, в которой ты был отчасти повинен - тем, что тогда надавил, с тем, что отпустил её одну и заставил сказать тебе всё таки то самое "прощай". закрываешь глаза, задерживаешь дыхание, с головой уходя под воду - там тепло, темно и получается успокоиться до нового вдоха.

выныриваешь наружу, впуская в себя живительный кислород - и оживаешь сам, протягивая к ней руки и касаясь торчащей из под воды макушки в ласковом жесте, улыбаясь - не осуждающе, а ласково, - ну, будем считать, ты поэкспериментировала, разнообразила свою жизнь и хватит на этом, да? - пододвигаешься к ней поближе, чтобы было удобнее, нащупываешь под водой её руку, сплетая пальцы со своими, - по справедливости - ты же тоже у меня не первая, да и тогда ты считала, что мы попрощались ведь. так что я не буду никак осуждать тебя, Рэй, это не ошибка, это опыт, - слегка кривишься, будто - типичный горький лимон без готовности, - но это конечно задевает меня, но.. всё нормально, солнце.

ведь сейчас ты был рядом.

- только, пожалуйста, чтобы он к нам не приближался, ладно? потому что я его уже заочно ненавижу и не смогу скрыть это, - усмехаешься, ведь в тебе играло бордовыми красками чувство, что ты не в состоянии сейчас осознавать, что Рэй может касаться кто-то другой - ведь она принадлежала тебе. и глупо отмахиваться от этих мыслей как от каких-то неправильных - ведь они были плотным сгустком, который являлся весомой частью себя. тихо рычишь - но уже больше про себя, ведь в красках представленные чужие руки заставили тебя содрогнуться, пройти по тебе камнем отброшенным, вызывающим крупную рябь - такую, что не скрыть. передёрнуло, заскрежетало старое ржавое сердце в стоне, пропитанным болью, но всё это прячешь внутри, чтобы она не переживала слишком сильно - видишь, как ей самой от этого тяжело.

видимо, эта забота и есть любовь?

выдыхаешь, главное - чтобы не посмотрела сейчас в глаза, которые почему-то перестали ей врать, а горечь на дне взгляда легко читалась. поэтому ты прикрываешь их, наклоняясь к ней и целуя - наотмашь, наугад куда-то в щёку, слишком смазано проходя, но замиря.
замирая, чтобы вновь вдохнуть, а вместе со вдохом - найти её губы, накрывая их в лёгком поцелуе, набирающем силы и ту страсть, что кипела внутри тебя напополам с нежностью, смешиваясь в яркий комок из представлений и образов, которые ты всё пытался выразить своими глупыми словами, слишком на них полагаясь.

но выбор твой обычный - действия, которые говорили больше, прикосновения, которые рассказывали намного подробнее. рука смещается на её талию, обнимая её, но скользя по мягкой ткани вниз, доходя до бёдр и слишком раннего окончания полотенца [изнутри появляется желание, ведь она же твоя - и ты действительно ей был верен всё это время, хоть она могла и не верить в это до конца]. пальцы позволяют сразу себе слишком многое, заползая по внутренней стороне бедра - выдохнуть в приоткрытые губы, языком коснуться её в решительном жесте, приглашающем на танец.
её смущение [до сих пор] было слишком ощущаемым, что порождало волнами в тебе огненные завихрения и мини-циклоны - работая на перебой, сердце вопило об этом на разные лады.

кажется, ты не испытывал такого раньше?

не встречаясь с сопротивлением ткани из-за её отсутствия, пальцами всё-таки достичь сгустка нервных окончаний, который заставил её судорожно выдохнуть и воспылать ещё сильнее [может, она не солнце целиком, а твой рассвет, застилающий нежными красками твоё небо? или закат, предназначенный подарить тебе эйфорию и любовь перед окончанием твоих времён?]. мурлычешь - тебе это нравится, поэтому твои глаза больше не избегают взгляда, ведь на их дне плещется хитрые пузыри-искринки [пожар неминуем],

слегка провести и надавить.

[SGN][/SGN][AVA]https://funkyimg.com/i/2Tvpi.gif[/AVA][NIC]Alan Ripley[/NIC]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 24 y.o.
profession: монтажёр-фрилансер
[/LZ1]

+2

6

слышишь тихий всплеск, переводя взгляд на беспокойно колышущуюся гладь воды, отражающую искаженно его лицо, погруженное под ее толщей - сердце болезненно колит от осознания собственной глупости, ведь это так непохоже на тебя, так беспечно и абсолютно не рационально - заглушать свои чувства с помощью языка тел /правда то общение душ было больше похоже на монолог, когда чужое тело говорилоговорилоговорило без передышки, а твое многозначительно молчало, уйдя куда-то в самую глубь, в недра мироздания, постоянно оценивая и сравнивая без остановки с ним, чьи прикосновения были требовательнее, но мягче, искрились в своем нежном трепете, чьи губы были сладкими и горячими, заставляющими забыть на мгновение о том, что легким нужно дышать, под чьим взглядом можно было - медленно п л а в и т ь с я, растворяясь в стонах, которые невозможно было заглушить в себе, остановить, не дать им взметнуться под потолок стайкой птиц/. осознавать, что твои слова могут причинить кому-то неприятные чувства - одно, совершенно другое - видеть это своими глазами, плотно сжимая губы, потому что эта боль передается и тебе тоже, словно вода была способна прекрасно передавать не только электрические разряды, но была и отличным проводником человеческих эмоций.
- с твоим в ней появлением она разнообразилась как-то уж чересчур, не находишь? - сложно смотреть в его глаза, но ты благодарна ему за ту теплоту, которую не скрыть, просачивается через слоги, сочится вязким медом - правда для себя ты все равно так и останешься человеком, совершившим ошибку. - спасибо, что не собираешься осуждать. мне вполне хватит и себя самой - потому что это отвратительно, использовать тело как инструмент для того, чтобы что-то вытеснить из груди, - но его «солнце» - греет, заставляет тебя немного отпустить ситуацию, растворить ее в тихой воде вокруг, заставив этот образ в голове расплыться в разные стороны мелкой ряской /а провести рукой по волнующейся глади - она и вовсе исчезнет/.
улыбаешься, чуть склонив голову набок, роняя на плечи несобранные волосы, расплывающиеся в воде лилово_розоватыми всполохами акварели. но тебе отчетливо становится жаль - что ты не можешь не врать именно ему, тебе жаль, что слова с твоих губ могут сорваться лишь покрытыми слоем правды, лишенными лживых оттенков; тебе жаль, что на любой вопрос, прикосновение, действие - ты отвечаешь слишком искренне, тело кричит, тогда как ты лишь безуспешно пытаешься его заглушить, перекрыв ему глотку, сдавливая на его шее неуверенно руки - сил все равно не хватит, чтобы противиться своему естеству, тем абсолютно более сильным реакциям, желаниям и эмоциям, которые брали верх, стоит ему оказаться в опасной близости. ни шанса, чтобы что-то скрыть, утаить, приврать - лишь бы не тревожить его понапрасну. ведь могла же не говорить, робко кивнув, залившись алыми красками, разливающимися по щекам и веснушчатым плечам, ведь могла же просто /это же не ложь, правда?/ промолчать и оставить правду зарытой глубоко в недрах воспоминаний, под огромным раскидистым дубом с облупившейся табличкой «не вспоминать никогда». но почему-то невысказанность по отношению к нему - жжет изнутри рыжим пламенем, слишком жарким, слишком болезненно лижущим твое тело, чтобы можно было позволить себе умолчать.
смазанный поцелуй - сердце пропускает удар, замедляясь почти что до полной остановки, чтобы снова ускориться, разгоняя кровь по уставшим жилам. тело твое слишком гулко отдается на углубляющийся по спирали поцелуй, наполняемый помимо нежности чем-то большим, что бьется внутри, трепещет, хочет вырваться из тебя наконец на свободу, ломая барьеры, рамки, границы, запреты - все, что ты так старательно возводила долгие годы, пока не встретилась с ним. и ты просила дать тебе время, просила его не торопиться, да только стоит его руке соскользнуть с талии на бедро, пройдя без преград решительно выше - и сопротивляться н е в о з м о ж н о. можно лишь, тяжело дыша, податься вперед, отвечая желанию своего тела, можно лишь зажмуриться от того спектра эмоций, которые вихрем уносят все твои отговорки и зарождающиеся на языке просьбы остановиться, робко положить руку ему на плечо, скользя влажными каплями против всех законов физики - выше, по шее, теряясь пальцами в волосах. при отсутствии алкоголя твоя откровенность отдается в тебе чувством неловкости, уничтожаемым и пожираемым подавляемым тобой прежде желанием снова почувствовать себя его /которое ты старательно отрицала, от которого со страхом бежала, которое пыталась потопить в чувствах иных, да только все без толку/. кажется, на щеках скоро начнется пожар, зардеют ярким пламенем, от которого вскоре погибнешь, но не можешь перестать испытывать затопляющее тебя с головой смущение /может быть с ним ты вообще будешь вечно смущенной?/. с губ срывается мелкой дрожью глубокий выдох в его губы, в котором так много не сказанных ему слов, так много не проявленных с пленки красочных чувств, которые устали быть погребенными под твоими вечными страхами. прижаться к нему, не замечая, как кожа касается кожи при отсутствии полотенца, как твое бедро касается его, не прикрытого тканью. не замечать ничего, лишь тонуть в его темных зрачках, нерешительно в них заглядывая, но прижимаясь все крепче, обвивая его руками. - почему только твои прикосновения обжигают огнем? - облизываешь губы, касаясь, из-за отсутствия пространств между вами, и его губ, шепча в них тяжелыми выдохами, - почему только твой взгляд лишает меня возможности мыслить? почему твое дыхание пробирается мне под кожу, Алан? - коснуться его губ в сдерживаемом порыве /кажется, ты наркоман, получивший наконец-то дозу своего наркотика/. - почему? - взглядом цепляешь за него как за источник ответа, который внутри тебя разрастается алыми цветами, щекочущими тебя изнутри нежными лепестками, но которому не можешь дать объяснение, который никогда прежде не зарождался в тебе.

ドライビングクレイジー
[с в о д и т  с  у м а]

[AVA]https://funkyimg.com/i/2TNnX.gif[/AVA] [SGN][/SGN] [NIC]Rei Sokolova[/NIC] [LZ1]РЭЙ СОКОЛОВА, 20 y.o.
profession: мангака, ведет свой блог
[/LZ1]

Отредактировано Elen Smith (2019-05-31 14:00:19)

+2

7

в её поцелуе [ещё более податливом, чем за день до этого] ты находишь отражение своего собственного пламени - в этом неуверенном прикосновении к твоей шее [зажмуриться ещё сильнее, почувствовав, как её пальцы нежно вплетаются в твои волосы], в том, как она поддалась навстречу твоим прикосновениям [но ты не торопишься, замерев в лёгком нажатии], в том, как она выдохнула в твои губы, слушая её привычный голос, в этот раз - особо ласкающий и задевающий тебя изнутри [пусть рана может кровоточить, не важно, когда она такая рядом с тобой].
сердце твоё забилось в восторге, потому что тебе это - исключительно льстило, даже с тем фактом, с которым уже придётся смириться [проклинаешь свой вопрос - ведь ответ на него тогда был отчасти правдой, получается]. но не отдавать - никому больше. вычерчивая у себя в подкорке - не оставлять её, не позволять ей как-то скучать в твоём присутствии, не внимать отрицаниям, направленным на тебя. не слушать глупые слова, которые она в беспомощности роняет со звоном [осколки стекла вонзаются в тебя слишком резкой болью], но слушать её сердце - теперь с особым вниманием, слышишь его? бьётся так, что можно почувствовать сквозь полотенце, но лучше, конечно, прислониться ладонью к нему почти_напрямую.

но у тебя нет ответов на её вопрос, потому что предполагать ты, если честно, немного боишься.
- только ты можешь дать на это ответ, Рэй, - шепчешь имя одними губами, в тесном соприкосновении не находя себе места от поднимающейся волны, которая скоро захлестнёт тебя, пока ты стоишь на грани между осознанными действиями - давненько тебя так не уносило на трезвую голову, хоть и было знание, что нельзя слишком спешить. но ты - не можешь противиться, делаешь пометку снизу более мелким шрифтом, что твои движения будут действительно медленны, пока она сама не решит сделать шаг навстречу.
не в противоречие - улыбаешься ей, слегка отстраняясь, чтобы перебраться, оказавшись напротив неё.
- Рэй, - на полувыдохе, почему-то в тебе проснулись какие-то странные капли здравомыслия, на этот раз задавшиеся вопросом - а можно ли?.. только вслух всё равно не спросил, движения твои начались, обойдя все выставленные файрволы и блокировки, касаясь аккуратного заправленного угла полотенца, проводя по линии, отделяющей от тебя её кожу, пахнущую [ты помнишь прекрасно] лёгким хвойным ароматом [ели или сосны? сохраняясь где-то между, не так резко, как у сосны, но ощутимо ярче ели] и сладостью.

из-за холодеющего воздуха от воды поднимался пар - ночью прохладно, ночью нужно её греть, и ты расправляешь мокрую ткань [молочно-белого цвета с пастельно-розовой линией окантовки, на ощупь махровую и мягкую], позволяя ему соскользнуть вниз, освобождая её от его оков навстречу слишком тёплой воде и слишком горячим прикосновениям твоей руки. по ключицам - ниже, прикоснуться к груди, слегка сжимая [стук сердца чувствуется слишком ярко, твоё - вторит мелодией на тот же лад] - нависнуть над ней, не давая ни шанса сбежать и не оставляя никакой возможности выбора, - целуй.
перехватывало дыхание от того, что она тебя не отталкивала - и в этот раз не были виноваты ни алкоголь, раскрепощающий желания тела, ни наркотики, делающие это ещё сильнее. целуешь - порывисто, случайно прикусывая её язык - не слишком сильно, чтобы стало больно, но ощутимо, чтобы почувствовать дрожь под прикосновениями пальцев. 
от этого - стать ещё смелее [если ты вообще не был таким], скользить одной рукой вдоль плавной линии её живота - спускаясь в слишком замедленном режиме всё ниже; решил её подразнить? - возможно.

- Рэй, - шептать ей на ухо, продолжая движение крадущееся, - я тебя люблю, - заглядываешь в её глаза, а на дне твоего взгляда - плещется то, что практически никто не видел [не помнишь, часто ли у тебя была эта наполненность в детстве, когда ещё даже жизнь была слишком хорошей и сладкой? не помнишь, осознавал ли ты?] - янтарный блеск настоящей эйфории и любви, вызванной не воздействием химии на твой организм, а чем-то большим.
прикоснуться кончика её носа своим, приблизившись вплотную, на губах - возможно, слишком широкая улыбка, тебя ебашило как от таблеток, содержащих по 300 mg чистейшего MDMA с долгим рехабом. захлёбываешься в этом эмоциональном состоянии [в нескольких шагах от смеха], чувствуешь её прикосновения к твоей коже, обнимающие тебя своей нежностью и хрупкостью - блаженно щуришься, возвращаешься к её губам с поцелуем, и требовательным прикосновением пальцев [медленные волнообразные движения], заставляющих - петьшептатьстонатьвыдыхать судорожно, сосредотачиваясь на этом порыве полностью.

[SGN][/SGN][AVA]https://funkyimg.com/i/2Tvpi.gif[/AVA][NIC]Alan Ripley[/NIC]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 24 y.o.
profession: монтажёр-фрилансер
[/LZ1]

+2

8

ハート
[с е р д ц е]

заходится нежной и пылкой мелодией страстного пламени, вспыхивая как теплый распаленный до предела уголек, который не гаснет, а наполняется красным цветом, впитываемым от него к тебе, распространяющим по твоему телу покалывающее каждую клетку тепло /стараешься запомнить его, почувствовать на губах его вкус, различить каждый под_тон и полу_оттенок/. чувствовать в этом тепле все то, о чем вторит громким шепотом твое сердце, уставшее от вечной боязни быть кем-то услышанным, но вдруг осознавшее, что ему можно довериться /ведь можно же, правда?/, что он понимает эту мелодию лучше, чем его обладательница, читает между строками текста все то, что в самую суть заложено, безошибочно угадывая все скрытые желания, о которых сама ты боишься подумать. боишься дать волю себе, скинуть оковы, которые, впрочем, растворяются под действием теплой воды, под его руками, заставляющими в своих прикосновениях тебя слишком открыто дрожать, судорожно хватая ртом воздух, стоит только движению стать более напористым, решительным, повелевающим. и тело подчиняется так легко и естественно, словно изначально было настроено под его виртуозно порхающие по влажной коже пальцы - сводящие тебя с ума, заставляющие прикрыть в тягучей и терпкой томности глаза на мгновение [потерявшись, растаяв, рассыпавшись].
пытаешься судорожно отыскать ответ где-то на самом дне души, в ворохе приятных деталей и составляющих, которые ты бережно хранила в чертогах своей памяти и до которых запрещала себе в полной мере дотрагиваться - теперь же ящик пандоры открыт, воспоминания о прошлых касаниях смывают тебя прочь и подальше девятибальным тайфуном, перекликаясь и перекрываясь с теми, которыми он обжигал тебя здесь и сейчас. и тело отзывается в тебе памятью, всем тем, что успело запомнить и оставить на оборотной стороне твоей коже грифельными зарисовками, в сердцевине исходного кода твоей нервной системы, как будто все это время жаждало только лишь одного - почувствовать эти сладкие ожоги вновь, вздрагивая от каждого прикосновения по касательной. - я обязательно найду его, Алан, - отсутствие сопротивления на аккуратное прикосновение к полотенцу, отсутствие сопротивления по отношению ко всей ситуации - потому что хоть раз тебе хочется сделать что-то, идущее от самого сердца, от каждой вспархивающей в твоем животе птицы, от каждой смелой и до этого непозволительной мысли /хватит делать только то, что от тебя ожидают с ноткой требовательности/. выдыхать в область его плеча в ответ на скользящий вниз от его руки трепет - все те признания, которые внутри уже давно прожгли тебя насквозь, оголив твою душу, но которые еще не успели оформиться в звуки, все те извинения, в которых ты бы могла рассыпаться непозволительно долгую бесконечность - за свое нежелание принимать себя и его; все те клятвы, которые все еще обжигают твое нутро и ударяющееся о ребра в эйфорической истерике сердце, которое слышит отчетливо эхо его собственного.
теряешь себя и ощущение времени в его поцелуе, прижимаясь к нему порывисто, близко,

近い
[б л и ж е],

еще немного, чтобы не было между вами и грамма воздуха, что бы ни атома, ни микро частиц, только его теплая кожа, только его жаркий язык, сплетающийся с твоим. легкая, едва жгучая боль поднимает внутри горячие волны, накрывающие тебя, заставляя шумно выдохнуть и содрогнуться, изнемогая от слишком замедленного спуска, но ловя в этом удивительное чувство покалывающего ожидания.
- Алан, - одними губами, на полу_выдохе, полу_вздохе, растворившемся в этом вихре разливающейся по источникам страсти, который туманом ложился на гладкую поверхность зеркальной воды. сжать руки, зайтись мелкой дрожью внутри, замирая снаружи, поглощая услышанное, впитывая его признание, пропуская через мембрану сердечной мышцы, оставляя слова там осадком, который будет вторить тебе в ночи приятным осознанием. и слова замирают где-то в голосовых связках, их слишком много, всех чувств - не разобрать, потому что все разом истошно вопят ему и тебе - о себе и о каждом, выражаясь в твоем взгляде блуждающими бликами /слишком влажными, слишком горящими/. и надеешься, что если у тебя не хватает сил распутать этот переплетенный клубок, то их хватит с лихвой у него, а если и нет - то ты выскажешь вслух все позже, когда вновь обретешь способность говорить.
прикрыть глаза, коснувшись носами, замереть в этом удивительном и чистом жесте, в тишине которого так много несвойственного тебе откровения. лишь руки - движутся вниз с куда большей уверенностью и решительностью забрать его себе всего, целиком, сделав своим: со спины перетекая на плечи, проводя по ним ниже, проходя по периметру сердца /считая удары и составляя свою азбуку морзе/, соскальзывая на бок. встретиться в поцелуе где-то на середине движения - впервые в осознанности, не позволяя ему целовать тебя снова и снова, а тянуться к нему самой, сорвавшись на

うめき声
[с т о н] 

в приоткрытые губы тихой трелью, стоит ему изменить траекторию, надавить или ослабить, меняя концентрацию прикосновений - и дрожатьдрожатьдрожать от волн возбуждения, которые накатывают одна за одной, заставляя тебя чуть приподняться, сесть на него сверху, не разрывая поцелуя, а делая его глубже и чувствуя его неприкрытую жажду, которая удивительно вторит твоей. - ты меняешь меня, Алан, но почему-то мне вовсе не страшно, - отстраниться от его мягких и слишком притягательных губ, делая над собою усилие, заглянуть в его глаза, закусив губу и нависая, волосами_щупальцами нежно обволакивая его, расползаясь по коже вторым слоем вен. коснуться его лица влажными и теплыми руками как чего-то очень хрупкого, сакрального, слишком желанного - чтобы снова сорваться вниз в поцелуй, в котором вся ты [целиком], отдаешь ему себя без остатка.
[AVA]https://funkyimg.com/i/2TNnX.gif[/AVA] [SGN][/SGN] [NIC]Rei Sokolova[/NIC] [LZ1]РЭЙ СОКОЛОВА, 20 y.o.
profession: мангака, ведет свой блог
[/LZ1]

+2

9

был ли тебе сейчас важен её ответ?
ты даже не подумал о том, что он, вероятно, должен следовать за твоим - ведь твой был абсолютно чистосердечный, сдающий тебя под её строгий надзор, сковывающий - возможно, но от всего этого не менее притягательный. и знать, что сейчас не стоит ей ничего говорить - лишь поддаваться её ответным прикосновениям, позволяя слушать стук своего сердца; распахнуто настежь. и ты ведь действительно стоял и протягивал ей, ещё бьющееся, окровавленное, сжимающееся иногда в возможном страхе, который таился настолько на дне, что ты никогда о нём не знал.
страхе всё-таки потерять.

но в её жестах удивительной грацией сквозила уверенность, которой ты раньше не видел - даже тогда она была более смущённой и неловкой, заставляя тебя улыбаться смешливо, постоянно говоритьговоритьговорить, объясняя, подсказывая, комментируя; сейчас ты бы мог молчать - что-то она всё-таки знала сама.
прижимать её к себе - крепко, позволяя пройти диффузии, в которой бы вы - поскорее, - слились в одно целое, перепутав атомы друг друга местами, чтобы остаться так жить. не спешишь - через силу даётся принятое до этого решение быть терпеливым и медленным, приходится сосредоточится, но в этом тоже было особое наслаждение.
ведь ты придавал своим жестам осознанность.
второй рукой осознанно принять движение по телу вверх, вновь беря в ладонь аккуратно выточенную грудь; замереть в этом чувстве сравнения с точённой скульптурой из белого мрамора, в вашем совместном порнофильме всё разговаривало абстрактными образами прекрасного - сменяясь поочередно ассоциативным рядом, опускаясь с каждым её ответным жестом до более упрощённых /усложнённых для восприятия/ геометрических линий и форм.

её поцелуй отдаёт вересковым мёдом, почему-то берёзовым соков [действительно ли он такой на вкус? вспоминаешь - искали, но не нашли в какой-то из очередных совместных походов в магазин за продуктами иллюзия семьи?] и ещё больше - сладкой цветущей вишни,
лепестки которой опадали на тебя вместе с водопадом её волос, хоть сезон цветения уже прошёл - ты смог разбудить его, видимо, вновь.
через дрожь её возбуждения возвращаться к своему окольными путями, опустив её руку ещё нужно - направляя, как следует, задавая медленный вектор движения, который заставлял уже тебя выдыхать в её губы [с/за]держанным воздухом, прерываясь на новые срываемые поцелуи. скользить по её подбородку, спускаясь на шею, кусать - оставляя следы, которые не пройдут на следующее утро бесследно. усмешка - в историях ей придётся это прятать, как и всё, что происходит сейчас, от глаз посторонних, только вот внимательные всегда заметят и сопоставят твои постоянные попадания в кадр: иногда случайно, иногда нарочно.

заявить тем самым права на свою территорию, которую будет охранять настоящим диким котом - не позволять ей принадлежать кому-то ещё.
[мысли неосознанно возвращаются к её словам - всё-таки слишком тебя это задело, оставив рваный след от зубов, только вот ты готов был терпеть всю боль, правда?]
завести руки за её спину, обхватывая и придерживая, заглядывая в глаза лукаво, - придётся подождать, солнце, - прошелестеть шёпотом, вспомнив о том, что не должен допускать новой ошибки, ведь тебя она тоже меняла [заставляла задуматься на мгновение о прочитанной перебежкой поперёк абзаца опасности - и этого тебе хватило, ведь хуже ты ей сделать не хотел]. рядом - в кучу сложены твои вещи, приходится потянуться до них, неловко копошиться, но вытащить из кармана шорт презерватив [купленный в каком-то из местных магазинов: тебя насмешила упаковка, изображающего милого медведя и мёд, но оказалось, что каждая индивидуальная была также мило-контрастирующая с предназначением, обозначающая какие-то эмоции нарисованного маскота - тот, что оказался в кармане, смущение], лежавший теперь там "на всякий случай" - без особой надежды, но с допуском вероятности.
[математический подход оказался точным.]

обернувшись к ней, вновь увлечь её в страстный поцелуй, в этот раз свободной ладонью скользя по её спине, пробегаясь по плавной округлости жестом, возможно, чересчур спешащим, в пару шагов добираясь до сгустка нервов, вопящих об удовольствии на разные тона. углубить прикосновения и чувства, всё-таки принуждая и спрашивая одновременно, - ты хочешь сейчас большего?.. - на стыке губ прошептать, вот он - выбор.
который на самом деле уже был сделан - разве ты сможешь остановиться, ответь её отрицанием, разве не будешь пытаться её переубедить, когда это делаешь заранее, слегка, почти незаметно, убыстряя движение пальцами.

[SGN][/SGN][AVA]https://funkyimg.com/i/2Tvpi.gif[/AVA][NIC]Alan Ripley[/NIC]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 24 y.o.
profession: монтажёр-фрилансер
[/LZ1]

Отредактировано Adrian Nott (2019-06-01 02:24:58)

+2

10

твое терпение оказывается слишком хрупким, эфемерным, стоит лишь неосторожно выдохнуть и его уже словно и не было - исступленно целуешь его губы, оставляя на его коже невидимые глазу отметины и следы, которые будут возникать в его снах ощутимыми образами этой плещущейся в клубах пара ночи. тебе хочется попросить его не тянуть, но при этом наслаждаешься, напитываешься этими ощущениями, которые всасываются в твою бурлящую от возбуждения кровь, желая, чтобы время остановилось, чтобы все мироздание осталось недвижимым в этой точке движения его рук, что дарят тебе весь его жар, энергию всего его сердца. чуть свести лопатки, подаваясь навстречу его руке, пропустить через себя дрожью мурашки, собирающиеся у поясницы и растворяющиеся в теплой, обжигающей воде, которая, правда, по сравнению с жаром его дыхания казалась освежающе прохладной.
от укусов перехватывает дыхание немыми стонами, которых не слышно, но которые можно почувствовать через прикосновение губ вокруг места, где растечется вашими чувствами гематома, спектром принадлежности, ногтями впиваешься в нежную распаренную кожу, уводя голову немного назад, полностью открываясь, подставляя ему себя, позволяя делать все, что лежало на границах дозволенного, только вот ощущение, что твоя заведенность стирала границы на нет, лишала тебя ориентиров, путала, сбивала с толку, заставляя тебя слепо повиноваться заложенным где-то на подкорке инстинктам, приправленным человеческими эмоциями. и нет сил задумываться о завтрашнем дне, который не маячит рассветом в твоем сознании, нет сил оценивать последствия - есть только неподконтрольное тебе желание, идущее из самых глубин, не являющееся только лишь животным, бесчувственным, а наполненное до краев яркими всполохами всего, что испытывала к нему. льнешь, руками исследуешь, уводишь их ниже, сжимая одну из них на его трепетности, совершая движения плавные, такие же напористо_дразнящие, раззадоривающие, распаляющие, заливаясь слишком неприкрытым смущением, от которого щеки пылают, хотя и не переставали, лишь вспыхивают чуть более ярко, скрывая под алыми разводами твои редкие веснушки. и влажное тяжелое дыхание, проходящее по периметру твоей кожи - заводит сильнее, тянешься, целуя рвано, дрожа всем телом от перенасыщения ожиданием, которым он все еще мучил тебя безжалостно, доводя до точки невозврата.
а затем отстраняется, чувствуешь прохладу от отсутствия слишком тесного контакта к которому успела слишком быстро привыкнуть - и ежишься, словно никогда прежде тебе не приходилось чувствовать воздух вокруг всего тела разом, словно он всегда кожей согревал твою, и тебя, всю, до самых глубин. и ты могла бы совершить новую ошибку [если бы не он] - входит в привычку, но пока не пугает, пока еще мысли об этом слишком далекие, даже не чувствуешь их шевеления в этом вязком медовом воздухе. губы трогает улыбка от вида забавной японской упаковки, которую ты не раз видела в магазинах, но обходила тогда еще стороной - ловишь смущение, но оно разбавляется подступающим к диафрагме смехом.
поцелуй кружит голову, кружит мысли в беспорядочном вихре сплетения языков, томно стонешь приглушенным наслаждением, растекающимся по тебе сладким сиропом. прогибаешься, подаешься громким откликом его ласкам, чувствуешь трепет, расходящийся от одной единственной точки внутри - по всему телу. задыхаешься, ловя на губах его спасительные выдохи, которые не содержат кислорода, но все равно - впитываешь каждый. облизываешь губы, сдерживая новые стоны, которых скопилось внутри так много, заглядываешь в его глаза своими, наполненными слишком обжигающим возбуждением, осязаемым, порождаемым вновь и вновь его движениями. щеки пылают, сердце - трепещет, вся ты - есть огонь, который пожрет сам себя, стоит только ему ускорить темп, оказаться чуть глубже - кажется, что просто не выдержишь, самовоспламенившись.
- я хочу тебя, Алан, - выдохнуть через силу, коснувшись шепотом его мочки уха, слегка прикусывая, - хочу тебя всего, - опуститься на шею влажной дорожкой, легкими укусами, оттягивающими кожу, потому что контроль отключен, - хочу, чтобы ты сделал меня своей, - вернуться скользящим по губам поцелуем, рукой надавливая, обхватывая пальцами его крепче, чувствуя на губах полу_стон, ловя в его глазах отблеск твоего собственного желания. - только полностью, окончательно, без моего права передумать, - говоришь с осознанностью, разум туманят лишь его пальцы, манипулирующие тобой, заставляющие говорить то, что лежит на сердце - открыто и прямо. - пожалуйста.. - отводишь взгляд, спускаясь в поцелуях ниже, топя новый стон на поверхности вод, смыкающихся вокруг ваших тел, касаешься его груди языком, аккуратно прикусывая сосок, но чувствуешь себя слишком неловко, смущенно - выдыхаешь, все еще не отпуская руку, задавая темп иной, несдержанный, амплитудный ломанной кардиограммой, потому что твое терпение оказывается слишком хрупким.
[AVA]https://funkyimg.com/i/2TNnX.gif[/AVA] [SGN][/SGN] [NIC]Rei Sokolova[/NIC] [LZ1]РЭЙ СОКОЛОВА, 20 y.o.
profession: мангака, ведет свой блог
[/LZ1]

Отредактировано Elen Smith (2019-06-01 03:21:29)

+2

11

свободной рукой не придерживать её за талию, а скользить по её телу под водой, выводя из узоров свою посмертность [в своей системе определил, что она всё же закат - ведь ты не хотел, чтобы твоя жизнь продолжалась без неё слишком громко. зачеркнуть в неуверенности], задевая в своём путешествии не только её соски, розовеющих слишком ярко на молочной коже, но и те точки, которые ты запомнил ещё из той ночи [в откровенном разговоре ваших тел]:
проводя нежным движениям по ключицам;
более твёрдым пересчитывая её позвонки;
перетекая на шею в более властном жесте.

и слышать её шёпот в это время - такой непривычно-молящий, не отрицающий ничего в привычной манере, не умалчивающий, не утверждающий неуверенно и смущённо. это и было её признанием тебе - ведь ты знал, что такие слова она больше никому не говорила и навряд ли уже скажет; улыбаешься, когда твою мочку уха прикусывает нежное прикосновение её зубов [хотелось, чтобы и у тебя остались следы], поймать дрожь от прикосновений к шее, внезапно ставшей слишком чувствительной - позволить ей поймать губами свой короткий стон, в котором скопилось всё то внутреннее напряжение.
ловишь её взгляд, отводимый смущённо - но успеваешь заметить, что в его тихом [показательно] омуте плещутся костры, в которых даже ты мог сгореть. но ты не отказываешься от брошенного вызова в дикой манере прыгать через них, смакуя ласкающие плоть поцелуи огня, которые останутся россыпью на тебе рыже-красной.

прикрываешь глаза, откидываясь и наслаждаясь моментом, когда она прошептала подкрепляющее её намерение слово мольбы. чёртчертчерт. внутри что-то взрывается новым всплеском - и если ты считал, что находился до этого на эйфорической волне, то сейчас получил мощнейший разъёб, показывающий, что это ещё не предел. её жесты, наполненные смущением и неуверенностью, подпитывались всё теми же внутренними кострами, в которых ты уже запутался и сгорел. пока ещё не дотла - чуть дрожащими руками [блять, Рипли, что за хуйня, соберись] нарушая целостность индивидуального убежища.
передвигаешь её руку выше - себе на шею с опорой на плечи, жестом показывая слегка приподняться - улыбаешься, не целуя её, но поддерживая зрительный контакт, зачаровывая.

более ловким движением всё же натянув [молодец, собрался], бёдра её подвинуть к себе навстречу, медленно углубляясь - не торопишься, давая прочувствовать вам каждую секунду этого нетерпеливого акта, чтобы заставить её прийти в такое же плавное движение вверх, направляя руками.
улыбаешься - тебе нравилось смотреть ей в лицо, хищно облизываясь [ничего пугающего], переводить взгляд ниже, проникая по касательной под толщу вод, выдыхая - не верилось до конца, что это сейчас действительно происходило с тобой, выбиваясь за рамки твоего типичного ощущения - было в это всё что-то новое, как будто бы в первый раз.
обманчиво замедлиться, почти замереть на минуту, чтобы затем - задать более резкий и рванный ритм. выдыхать в её губы тяжёлым дыханием, но всё ещё не касаться их, хоть и смотреть пристально - не поддаваться, потому что в этом было особое для тебя испытание, оставив эту часть недосягаемой.

чтобы потом, через несколько минут, проведённых не_в_тишине [вокруг вас неравномерный плеск воды, трели цикад, шум листы на ветру и - её стоны, заставляющие твоё сердце пропускать несколько ударов подряд], всё-таки прикоснуться её губ, почувствовав всю их сладость враз - кусать их, сплетать языки в что-то единое, позволяя ей захлебнуться в стонах - отвечать своим, более низким и плотным. не молчать - разговаривать прикосновениями, которые раскрывали в ней жар ещё больший - задавая ритм уже чересчур быстрый, не позволяя ей сдерживаться.
и тебе хотелось большебольшебольше, стать с ней действительно одним целым, сгорев до серого пепла.
- Рэй, - шепчешь в её открытые губы, поддерживая самую минимальную дистанцию, - я люблю тебя, - ещё раз, ведь об этом - вопило всё твоё существо.

[SGN][/SGN][AVA]https://funkyimg.com/i/2Tvpi.gif[/AVA][NIC]Alan Ripley[/NIC]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 24 y.o.
profession: монтажёр-фрилансер
[/LZ1]

Отредактировано Adrian Nott (2019-06-01 04:03:22)

+2

12

тонуть
тонуть
тонуть

безвозвратно, потерянно, но с полным осознанием совершаемых действий, ловя его тяжелое дыхание, [с/в]плетающееся в подкорку твоей д н к, чтобы там навсегда остаться согревающим тебя пламенем, распаляющим вновь и вновь, стоит взгляду пройти по тебе невесомыми прикосновениями - ласкающими, нежными, но пожирающими твою плоть, что вся стонет заведенной песней, поднимающейся к звездам на темном небе, вместе с тем паром, который все еще вьется, словно ваши тела нагревали воду вокруг, заставляя ее испаряться от ваших чувств, изливаемых через край - да только все равно внутри их слишком много, затопляют, лишают кислорода, сдавливая легкие приятной и томной болью, от которой хочется прикрыть глаза и

ловитьловитьловитьловитьловить
ртом отсутствие воздуха, дыша легкими одними на двоих, деля нечто большее чем мгновение, чем небольшую карманную вечность, в которой вы есть одно целое. шумно выдохнуть, чувствуя его в себе, как распространяется по телу эйфория от принадлежности именно ему, не кому бы то ни было еще - это все не то, не с тем, не вспоминать никогда, - потому что сейчас внутри маленький взрыв разноцветными бликами разных спектров и оттенков, глубины концентрации, потому что только с ним такое возможно, только его руки безошибочно проводят по самым чувствительным точкам, только единство с ним делает тебя правда живой, настоящей, завершенной и будто бы наконец-то законченной. и сердце вторит его медленному, но постепенно убыстряющемуся темпу /поет, отдаваясь по ребрам приятной и согревающей тебя болью - потому что все не может до тебя докричаться, - что любит, бесконечно, сильно, крепко, давно, не прося ничего взамен, только бы ты поняла и приняла эту данность, что оно

л ю б и т

со всей полнотой, глубиной искрящегося столпа искр, высекаемых признанием сердца на твоих костях, чтобы отпечаталось, запомнилось, довелось до твоего сведения, чтобы вложилось и осталось в подкорке напоминанием, постоянно остающимся на губах [облизни]/. и глазами, смотрящими со слишком кричащей в них нежностью, обнимаешь его всего, пока бедра плавно покачиваются под толщей воды, направляемые его крепко сжимающими твою кожу руками, запечатываешь его в себе, навсегда оставляя под сердцем, чтобы больше не исчезал, чтобы впредь отрицание не возникало горечью на твоем языке, чтобы он всегда был твоим, потому что единственное, в чем ты сейчас была уверена, чего сильно хотела, о чем соглашалась со своей дрожащей от страсти душой - хочешь быть всегда его. никогда больше не прогонять. не совершать впредь более глупых ошибок - как оказалось, бежать от них было страшнее, а последствия оставляли слишком глубокие раны внутри, поэтому

ближеближеближе
е щ е

стонать на перебой разными интонациями, степенью приглушенности ил возвышенности, не задумываясь даже о том, чтобы сдерживаться - дарить ему каждый оттенок, полу_тон, каждую искру, разжигающую его внутреннее пламя, пока в точке соединения ваших тел - полыхает пожар, уносящий тебя в подобие эйфорического ада, где от наслаждения хочется кричать, съежиться, потому что его - в избытке, потому что, кажется, можешь не справиться. но ты впитываешь, вбираешь в себя, хочешь получить всего его, каждое движение мышц, каждый судорожный выдох_вдох, каждый низкий и кроткий стон на пределе, изменение взгляда, пожрать эти блики, источающие все его счастье, расползающееся от него к тебе, переливаемое, наполняющее тебя до краев - получить все, разом, ускоряя темп, простанывая в губы [нависая], раз за разом надрывно, стоит ему оказаться чуть глубже, стоит темпу едва заметно измениться, делая вас ненасытными. невыносимо чувствовать его губы на расстоянии нескольких микрон, но не чувствовать их на себе: на губах, на шее, по ключицам дорожкой и фиолетовыми всполохами отметин - облизнуть губы в томной мольбе - снова пожалуйста.
внимает, читает, дарит тебе наслаждение вкусом его губ на твоих, жарким пламенем языка, облизывающим тебя, заигрывающе напористым, сплетающимся с твоим в узлы, которые на красных нитях ваших судьбах так ими и останутся /провести по ним пальцами и спотыкаться на каждом с улыбкой/. зайтись в быстром ритме, в этом обескураживающем темпе, отчего обвить его шею руками, крепко вжимая себя в него, целовать отчаянно, слишком порывисто, словно в первый и последний раз - даже зная, что будут еще, что их будет много, но сейчас - слишком сладко, чтобы в пол силы. все разом, в единой своей совокупности - вышибает влагу на твоих глазах, плещущуюся о мол твоих ресниц, но не изливаемую наружу - просто неподдельное счастье нашло наконец выход наружу, плещется блеском [любитлюбилюбит - удар за ударом от сердца по телу]. так вот каково это

恋に落ちる。
[п а д а т ь  в  л ю б о в ь]

- люблю, - тихим шуршащим шепотом в самые губы, с волнами нежности в глазах, изливаемых через его - в его душу, - слышишь, люблю, - утыкаясь в плечо, обжигая его шею своим рваным, захлебывающимся в стонах дыхании, впиваясь под кожу своими прикосновениями крепкими, не позволяющими больше исчезнуть, оставляя на его нежной коже на шее свою метку, со вложенными в нее чувствами, бьющими крыльями где-то внутри. и прогибатьсяприжиматьсядвигаться в такт сумасшедшего ритма, плотно обхватывая, создавая более осязаемое трение, которое вышибает воздух из легких.
[AVA]https://funkyimg.com/i/2TNnX.gif[/AVA] [SGN][/SGN] [NIC]Rei Sokolova[/NIC] [LZ1]РЭЙ СОКОЛОВА, 20 y.o.
profession: мангака, ведет свой блог
[/LZ1]

Отредактировано Elen Smith (2019-06-01 13:38:47)

+2

13

п р о ч у в с т в о в а т ь

текущий мгновение, наполняющее тебя до краёв золотисто-искрящейся радостью [как тот острый ром из Ирландии, называющийся слезами феникса - в тебе их плескалось, переливаясь за край, слишком большое количество], каким-то особым чувством внутреннего успокоения, будто твоей макушки коснулась мягкая рука прошлого, заботливо тебя оставляющая наедине с переполняющим тебя ворохом чувств [с виду запутанным, но на самом деле - в стройном геометрическом порядке сложносочинённой фигуры].
и ты остаёшься с ней, проводя пальцами нежно по щеке, зажмуриваясь - замерев на самом деле неподвижно, резко входя в диссонанс с её убыстряющимся темпом - жестами позволив замереть и ей, хоть всё тело кричало о том, что вам хотелось - быть быстрее, доходя до пика слишком быстро. чувствовать всё напряжение принятого решения, сконцентрированного в одной лишь линии внутри неё - нервы готовы заискриться, спровоцировав взрыв, от её невольных еле заметных снаружи движений [разве возможно быть ещё глубже?].

поднять её голову за подбородок к себе, на один уровень, заглянуть в пряную зелень глаз - в этом естественном цвете находить для себя глубину ту, в которую тебе было по-настоящему приятно нырнуть с головой [никогда не всплыть]. чувствуешь себя - без преувеличения собственного мнения, - самым счастливым человеком на всём этом континенте.
улыбаться, тихо засмеявшись, увидев на кончиках её ресниц влагу не от брызг воды, которые вы вызывали до этого слишком быстрыми движениями. прикоснуться её губ поцелуем ещё более нежным и чувственным, томиться под крышкой из ожидающей страсти, перекрывая её найденным балансом. - спасибо, - шепчешь, ведь тебе столько лет не хватало этого.
углубляясь в ненужные воспоминания - это был первый раз, когда ты так счастлив был лишь после одного этого слова.

поправить её волосы, заправив выбившиеся лиловые пряди за ухо - спадали красивым гладким водопадом, сливаясь с окружающей ночью. находишь в её лице, подсвеченным рассеянным тёплым светом фонарей, причину существовать дальше и больше - вопреки себе, обожествляешь. хочется прикоснуться поцелуем к каждому пяди её раскалённого тела, хочется наперебой ей шептать только одно - чтобы как-то высвободить это удушающее чувства любви, ведь, кажется, у тебя не хватит сил его выдержать - разорвёт взрывом, оставив после тебя пепелище.
но - остаёшься жив.
покрывая всё в пределах досягаемости обещанными прикосновениями губ, проходясь по её ключицам и шее - трепетно, не пропуская движения, вдыхать её запах, вплетая в свою основу, не двигаться - чтобы продолжить момент подольше.

слегка успокоив биение сердца [каким-то чудом], приподнять её, поднимаясь самому, разорвать тесный контакт ваших тел, сплетённых в единый узел, чтобы посадить её на гладкий бережный край у источника, по сравнению с водой - слегка прохладный камень, холодящий и придающий остроту. ноги её, ещё опущенные в воду, обхватывают тебя, прижимая к себе - возобновить прерванное соединение, в этот раз в движениях не соблюдая единый плавный замедленный темп - не выдерживаешь, всё же открывая двери перед охватывающим тебя огнём.
сгореть.
шепчешь на выдохах её имя, покрывая плечи укусами более сильными, чем себе позволял до этого - от этого звериного движения они покроются синими незабудками. на спине почувствовать разрывающие тебя ногти, оставляемые красные узоры заставляли тебя выгибать спину, срывать с её губ новые поцелуи.
простонать, когда чувствуешь волны внутри неё - забыть, как дышать на выдохе, отвечая своей волной - замедлиться, чтобы остановиться. прижимаешь её к себе крепко, мурлыча неразборчиво себе под нос какие-то звуки - сам не отдаёшь в этом себе отчёт, становясь одной улыбкой чеширского кота. тихо смеёшься, - не заберёшь же свои слова назад? - не смотреть в глаза, ведь внутри что-то опасливо сжалось [зачем портишь момент?].

[SGN][/SGN][AVA]https://funkyimg.com/i/2Tvpi.gif[/AVA][NIC]Alan Ripley[/NIC]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 24 y.o.
profession: монтажёр-фрилансер
[/LZ1]

+2

14

остановиться, замерев даже на мгновение, кажется просто немыслимым, невозможным, доводящим до отчаяния в своей трудности быть исполненным, но ты замираешь, чувствуя пульсацию по всему телу, расходящуюся неровной рябью - грудь тяжело вздымается и опадает, пока ловишь на щеке его прикосновение, к котором прильнуть в порыве перекрывающей все что только возможно нежности, которой хватит на долгую-долгую жизнь, большей в своей длительности, чем отведено тебе в этой /какая по счету?/ - на множество последующих душ в бесконечном цикле перерождений.
смущенно заняться новым огнем, распаляемым пламенем его тихого смеха - улыбаешься ему в ответ, перехватывая его эйфорию, пробуя ее на вкус в частичках воздуха, что с трудом проникали в пористую структуру твоих легких /которым так трудно справляться с перекатывающимися по телу волнами жара, прожигающими кислород, лишая тебя его и оставляя лишь угарный газ - от которого бесконечно смеяться, пока не остановится сердце/. ты никогда не видела в нем столько счастья, льющегося из него непрекращающимися потоками, делая его лицо еще более притягательным, его губы - слаще, а руки нежнее, делая его целиком самым желанным и дорогим твоему наконец-то свободному сердцу, которому дали зеленый свет бить во всю мощь, сбрасывая оковы сковывающие, тяжелые цепи рациональности, которой было избыточно много, непозволительно, фатально - несовместимо с радостью или этим покалыванием вдоль позвоночника белым заревом. чувствуешь себя легче, непривычно, но свободнее, словно до этого была зажата в слишком узкую клетку, которая не давала даже пошевелиться, глубоко вдохнув, расправляя легкие - только сидеть недвижимо и говорить, когда позволят. и теперь стенки ее рассыпались в прах, развеялись над водой плотным облаком пара, как и вся ты распадаешься на миллионы микрочастиц под его растапливающим тебя прикосновением к волосам, к которому хочется льнут в моменте бесконечного трепета. его шепот вышивает на твоем сердце мягкостью шерсти теплое слово, которое будет греть без конца даже в морозную стужу, если такая когда-нибудь настигнет тебя /можно отправиться за этим на родину родителей, чтобы проверить/. склониться к нему, коснувшись кончиком носа его, прикрыть глаза, выдыхая тяжелым выдохом все скрытые мысли, которые разом излились в тебя, стоило ему только коснуться тебя в неприкрытой откровенности, проведя от бедра непростительно выше, за горизонт дозволенного - только вот позволено ему было гораздо больше, чем кому бы ты ни было еще [исправлено: «и никому больше»].
поцелуи бабочками щекочут лоснящуюся желанием кожу, заставляя тебя отклониться чуть назад, подставляя себя под рассыпаемые его губами мурашки, ловить покалывание в самом низу, задуматься нелепым - ощущает ли он это покалывание тоже, искрящееся, проходящее вверх, и возвращаясь обратно, чтобы начать пульсировать снова: сильнее / глуше / тише /  заходясь криком. почувствовать холод, пустоту - слишком сквозящую, отдающуюся дрожью отрицания; не хочется разрывать тесного контакта, забыла, что вообще существуешь отдельно взятым человеком, слишком быстро свыкшаяся с тем, что он внутри, словно там ему и положено быть и нигде больше. тянешь к нему руки, задыхаясь с ним, но без него - болезненно. электрическим разрядом от ягодиц, вверх по электролинии позвоночника, по спирали завихрениями контрастирующего электротока, который так забавно смешивается с ощущением тепла на щиколотках, которое все еще лижет твою кожу, грея, но недостаточно. и успокоиться только когда он снова в тебе, утешительно прижимает к себе; запустить снова сердце - только когда твои ноги сцепляются у него на пояснице, не позволяя больше отстраняться от тебя, обвивая его руками, целуя, прикусывая губу [в наказание ли?].
пусть развеют твой прах над обрывами, над прожорливыми безднами, потому что ты тлеешь, сгорая дотла, от покрывающих тело укусов, от крепких рук на спине, от впивающихся в его спину собственных ногтей, от стонов, смешавшихся в единую песню, в которой уже не разобрать, кто где вступает, кому принадлежит та или иная партия - смешиваетесь телами, душами, языками - от всего этого дико кроет, грозя отнять у тебя сознание темнеющими в глазах пятнами, взрывом оргазмической агонии, порождающей в тебе наплыв волн одну за одной. слиться с ним в этом общем для вас двоих чувстве, дыша тяжело, замирая от сковывающей разом пряной усталости, ломящей мышцы. и в голове приятная пустота, мыслей - нет, ведь все та же усталость гнала их, подобно раскаленным углям, прочь, подальше, угрожая спалить их до самого основания. все еще прижимаешь его к себе, улавливая отголоски пульсации, все еще крепко цепляешься за спину, улыбаясь немного смущенно, но согревающе.
- можно я лишь заберу свои слова о том, что я не могу тебе ничего дать и ничем ответить? - отрицательно мотаешь головой, мягко целуя его губы, оттягивая одну из них нежно. - я не солгала тебе, Алан, - смотришь с легким прищуром в его глаза слишком серьезно, все еще тяжело дыша. и не можешь его винить в недоверии - ведь сама же его породила своими словами, разнящимися слишком явно со всеми твоими действиями. - можешь доверять мне? потому что я хочу доверять тебе безоговорочно, - коснуться кончиком пальца его губы, где все еще остался вкус твоих губ, провести немного смазано, запоминая ее мягкость. заглядываешь в его глаза, все еще слишком счастливые, отчего внутри зарождается трелью смех, щекочущий приятно диафрагму; ловишь это блестящее в них золото, ища в нем ответ - ведь ты же можешь доверять ему? - могу же, да? - вместо ответа - накрыть его губы вновь, безрезультатно стараясь насытиться.
[AVA]https://funkyimg.com/i/2TNnX.gif[/AVA] [SGN][/SGN] [NIC]Rei Sokolova[/NIC] [LZ1]РЭЙ СОКОЛОВА, 20 y.o.
profession: мангака, ведет свой блог
[/LZ1]

Отредактировано Elen Smith (2019-06-01 21:44:39)

+2

15

улыбкой коснуться её взгляда, услышав то, что тебя окрыляло - давало даже не надежду, а уверенность в том. что твоя закатная действительно станет последней в этом цикле бесконечных перерождений, ведь в тебе переминались в нетерпении громкие слова, которые ты всё же умалчивал - это было бы чересчур. рукой скользишь по её волосам, прижимаясь к ней крепко: просьба в этом моменте залить вас янтарём, замереть для грядущих поколений скульптурой, выражающий искренность.
- да, - шепчешь, ведь тебе действительно ей хотелось доверять - ты даже не мог иначе, ведь она приняла твоё сердце в дар [съела или сохранила - неважно; главное, что теперь оно её], позволив вашим жизням смешаться. целуешь в ответ, с сожалением выдыхая, когда приходится отстраниться - кажется, что её плечи кусает ночной холод, а тебе всё равно нужно отойти.

с тем же сожалением отстраняешься от неё, выбираясь на сушу - взять полотенце, которое лежало сухое рядом с твоими вещами, вытереться, повязать на бёдрах, не сводя с неё взгляда [исчезнет как морок, стоит тебе закрыть глаза?], - сейчас вернусь, - потянуться, зевнуть [немного клонило в сон, но это пройдёт], - тебе принести что-нибудь? - опустившись на колени, коснуться её щеки кончиками пальцев, сорвать ещё один поцелуй [слишком сладко, чтобы остановиться и не спустится к ней вновь]. теперь уже прохлада ночи цепляется за твоё разгорячённое тело, заставляя тебя поёжиться, почувствовав холод дерева под ногами [здесь всегда такие холодные ночи или вам просто не повезло?].

мусорное ведро находишь у этого входа на веранду, дальше по целям твоего миниатюрного квеста - выдвижные дверцы шкафа с традиционной японской росписью на дверях [зачем-то сейчас подмечаешь её], в которых ты находишь два белых махровых халата и большое кремовое полотенце. закинуть себе плечо, напевая что-то под нос [привычка, сохранившаяся с института], забрести на миниатюрную кухню, на которой Рэй ещё не успела сделать обещанное - пока гуляли, ели в местных кафе при отеле, - в холодильнике найти россыпь фруктов в солнечных тонах.
нарезаешь ананас и манго дольками, из морозильного отсека достаёшь сливочного мороженого c клубничным джемом [самое вкусное по её замечанию, поэтому ты не мог не взять его, как только увидел] и - не торопясь возвращаешься к ней с тарелкой.

протягиваешь - помнишь, что в ту ночь прежде чем уснуть в объятиях друг другу, был совершён налёт на холодильник, чему помог раскуренный косячок [иначе ты бы не смог уснуть]. не ныряешь к ней в воду, погружая туда лишь ноги, тебе не хотелось даже выпить пива, хоть обстановка располагала и было бы уместно, просто - всё не то и не сравниться с этим кайфом.
улыбаешься - закуриваешь сигарету, выпуская сизо-серый дым в воздух - даже это казалось тебе лишним, но тебе слишком прельщал сам мерный процесс [трубка бы сейчас подошла лучше]. смотришь на россыпь звёзд, пытаясь узнать хоть что-то, кроме очевидного, - Рэй, - тихим голосом, - а ты знаешь созвездия?
вспоминаешь с этим вопросом про жизнь, оставленную где-то там, казалось бы, слишком далеко и поэтому несущественно, если не проговаривать, то воспоминания о профессоре Освальде с его тягой к небесами и пиздецу, не соприкасались с теми запретными воспоминаниями, которые обычно всегда караулили где-то рядом, готовясь обрушиться снежной лавиной.

- я вот знаю только большую медведицу и как по ней найти полярную звезду с малой, - ищешь, но вы всё-таки слишком далеко от дома, поэтому глаза натыкаются на неё не там, где ты ожидал её увидеть, - тут другое небо, - опускаешь взгляд вниз, заглядывая ей в глаза, улыбаешься, потому что в твоей голове мысли цеплялись друг на друга, хоть ты не был даже накурен для такого эффекта, - что будем делать, когда вернёмся?
вопрос - о будущем, который ты ещё не поднимал до этого, цепляясь за текущий момент и пару ближайших после; но даже такое слетает с твоих губ спонтанно. просто тебе подумалось - как изменится та твоя жизнь, оставленная на той стороне синей толщи вод, просто тебе хотелось, чтобы что-то наконец изменилось.

[SGN][/SGN][AVA]https://funkyimg.com/i/2Tvpi.gif[/AVA][NIC]Alan Ripley[/NIC]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 24 y.o.
profession: монтажёр-фрилансер
[/LZ1]

+1

16

лишиться его так быстро, словно бы рядом никогда и не было [ложь, внутри все еще трепетная не замолкающая дрожь, которая напоминает в тебе отголосками взрыва маленьких фейерверков, искры которых не сгорают в твоей атмосфере, а долетают, обжигая твое сердце и твою душу] - становится холодно, несмотря на обнимающую тебя теплую воду. опускаешься ниже, в попытке хоть немного согреться, погружаясь под толщу воды вместе с веснушчатыми плечами, разворачиваясь по направлению к его силуэту, который не хочется отпускать от себя так скоро. с легкой улыбкой, немного уставшей, ответить на его поцелуй, чуть подавшись вперед - а в голове мелькает озорная мысль, что будь тут глубже и можно было бы сцепить на его шее руки и мягко утянуть обратно, к себе, опустившись на самое дно, где можно сплестись в его целое и так и замереть в исключительной близости, растворяясь в потоках времени.
- там остались ананасы, вроде бы, - щеки снова алеют, потому что внутри - то ли при его отсутствии, то ли просто по неизвестным еще законам, - разрастается голод ноющим чувством под ребрами, где-то в области тлеющего солнечного сплетения. наверное, это какая-то твоя особенность, но есть хотелось нестерпимо, до легкой и кружащей голову тошноты. и слушать, прикрыв глаза, напеваемую им мелодию, подмечая в нем деталь за деталью с каждым новым днем, которые сплетались с твоими, заставляя забыть о том, как все было прежде. будто бы вместе с тем, как его становилось больше в твоей жизни, медленно и незаметно для тебя стирались грани прошлого, размывались, становились дымкой забвения - потому что вспоминать то время тебе особо не хочется, там было пусто. пусто, одиноко, словно в тревожном и беспокойном сне, в котором ты куда-то медленно продвигаешься сквозь плотный сумрак, зовешь тихонько кого-то, но вокруг лишь пустота и твой поглощаемый туманом голос.
отклоняешь голову назад, позволяя волосам утонуть в теплоте, проводишь мокрыми руками по ним, убирая их от лица и фиксируя их, чтобы какое-то время не возвращались эти лиловые всполохи по периферии твоего взгляда. замереть так, вслушиваясь в неустанное пение цикад, почувствовав полное единение с моментом - ты правда дома, вот сейчас, когда вокруг не жаркое калифорнийское солнце, не спешащие куда-то люди, а лишь размеренное течение жизни, удивительное в каждой отдельно взятой секунде.
- спасибо, - жмуришься солнечной улыбкой, принимая тарелку, поспешно съедая первый кусочек ананаса, который почему-то захотелось обмакнуть в сливочное мороженное - кислая сладость пробуждает твои спящие уже рецепторы маленьким взрывом вкуса на языке. хочешь попробовать так же сделать и с манго, но осекаешься, поднимая взгляд на него /вспоминаешь, что твоей задачей номер один было вернуть ему нормальное питание, больше похожее на человеческое/. - тебе манго или кусочек ананаса? можно и без мороженого, если не хочешь сильно сладкое, но поверь, вкус будет уже не таким, - смущенно потупляешь взгляд в тарелку - потому что все это выглядит слишком романтично, идеально донельзя, словно вы все еще не сошли с видеопленки какого-то фильма.
- м? - не удерживаешься, все-таки кладя в рот вслед за ананасом нежную мякоть манго, сок которого готов был вот-вот стечь по твоему подбородку, если бы ты была чуть менее аккуратной. переводишь взгляд на небо, возвращаясь затем к его немного одухотворенному лицу, замираешь, впитывая в себя через хрусталики глаз все то, что раньше никак не могла поймать в его образе. - честно сказать, я не сильна в астрономии.. знаю, как выглядят и где располагаются большая и малая медведицы, что между ними цепочкой проходит часть созвездия дракона, который я никак не могла увидеть целиком - там столько составляющих его звезд, что начинаешь теряться в других, что светят чуть ярче или кажутся совсем микроскопическими точками, - твой взгляд прикован к низкому небу над вами, выхватывающий такие знакомые мерцающие блики далеких небесных тел, по которым ты правда сильно скучала. - о, а еще если посмотреть чуть правее от созвездия большой медведицы, можно увидеть созвездие Кассиопеи - его так же легко найти на небе, как и большой ковш, - пододвигаешься к нему ближе, располагаясь между его коленей - если откинуть голову назад, то можно увидеть его лицо в перевернутом ракурсе, - вон там, напоминает большую букву "W" - хотя мне это созвездие больше напоминало всегда женскую грудь, - тихо смеешься, заливаясь краской, которую он по счастью не видел.
новый вопрос проходит мурашками по твоим плечам, заставляя тебя вновь чуть осесть, позволяя воде сомкнуться вокруг твоей шеи. ты не задумывалась о будущем: с тех пор как вы решили одну проблему, ты не позволяла мыслям уйти дальше завтрашнего дня /что на тебя совсем не похоже/. сердце сжимается холодными когтями страха, проникающими в его плотную структуру - потому что тебе действительно страшно возвращаться обратно. здесь вы были далеки от той, привычной вам двоим, каждому по отдельности, жизни, тогда как там маячила на горизонте слишком большой тревожностью вероятность вновь погрузиться в те котлы, в которых вы томились до встречи друг с другом. - я не знаю, Алан. я боюсь возвращаться туда, потому что там может все пойти совершенно не так, как нам бы того хотелось, - поджимаешь губы, обнимая себя под водой за плечи, защищаясь от больно ранящих мыслей. - наверное, просто жить, узнавать что-то друг о друге большее, чем до этого. меняться с каждым днем все больше, становясь, каждый, тем человеком, про которого ты говорил в парке, - улыбка невесомостью трогает твое лицо. замолкаешь, считая секунды, проплывающие мимо твоих глаз /да только в желании своем хочешь чтобы они застыли, никуда не бежали - стойте, прошу вас/. прошедшие дни пролетают перед твоими глазами цветным калейдоскопом, вырывая из памяти вопрос, что ты так и не смела задать ему ранее.
- кстати, а что ты имел в виду, когда говорил, что не хочешь быть похожим на своего отца? - тихим шепотом, проходящим по воде зыбкой рябью.
[AVA]https://funkyimg.com/i/2TNnX.gif[/AVA] [SGN][/SGN] [NIC]Rei Sokolova[/NIC] [LZ1]РЭЙ СОКОЛОВА, 20 y.o.
profession: мангака, ведет свой блог
[/LZ1]

0

17

улыбка бродит, скоро из неё получится отличное вино - терпкое и крепкое, бьющее сразу по голове.
улыбка бродит по твоему лицу, как если бы ты смешал лсд с косяком - будто плывёт, неуловимая.
с улыбкой этой ты заглядываешь ей в глаза, которые - вот они, на месте, приковывают к себе цепью неуловимых блесков. знает ли она, что на глубине её взгляда всё ещё пылают костры?
наверное, ты их никогда не сможешь развидеть там - один раз зажёгся чудотворный огонь и не потушить. этим кострам ты отдал своё существо, доверяя себя на сожжение - языки пламени ласкают тебя заботливо, - спасибо, ешь лучше ты, - улыбаешься - есть тебе действительно не очень хотелось, тем более с прогулки вы вернулись относительно для тебя не так давно; солнечные батареи запасали энергию впрок.

коснуться мягкости её волос, наблюдая больше за течением её слов, чем за небом и жестами, ловить в отзвуках мелодичность, ложащуюся на окружающий эмбиент мягкостью; рассмеяться, разрушив идеалистическую картину и взгляд, не творящий, но готовый читать и внимать, - скажешь ещё, - не ожидал от неё такого сравнения, делая пометку за полями /значит, это в ней было всегда, только сдерживалось/. находишь это созвездие взглядом - по тебе слишком островато выглядит для женской мягкости форм, но если попытаться соединяющие линии вообразить более округлыми, то - почему бы и нет?
вновь посмотреть на неё - хотелось взять камеру и запечатлеть её в этом моменте, только вот идти за ней было слишком лень, но стоило ей предложить снять какое-то видео, пока вы ещё здесь - внутри натянутой струной желание передать твоё видение этого момента, ведь словами у тебя не очень получалось это делать, как и жестами/действиями - всё не то и не полная картина.

касаешься её щеки в ласковом жесте, - ну, тш, - недостаточно тихо для шёпота, но близко к нему, - всё всегда идёт совершенно не так, как мы этого хотим - но это не повод бояться. если бы я боялся, я бы не смог выжить, - лукавишь: страх всё же липкой массой сковал твоё сердце, этот страх был про не успеть и из-за этого потерять, этот страх был про пулевые ранения в сердце, оставляющее после него лишь ошмётки - как бы зашить? смолы, остающиеся после курения, достаточно вязкие и липкие, чтобы попытаться худо-бедно всё склеить, другие вещества тоже помогали забыться тебе.
в неумении сталкиваться с этим один на один проигрываешь и сбегаешь на своё родное, уютное дно расширенного сознания.
и если заглядывать глубоко, на уровень дальше кипящей магмы, ты всё ещё был один на один с этим всем, но её вопрос, произнесённый тихим шёпотом, задел в тебе эту струнку.

ведь - готов ли ты оказаться действительно с кем-то плечом к плечу, прикрывая спины?
готов ли ты рассказать ей что-то, что теневым плащом обволакивало твою спину, поглощая весь свет?

тебе было жутко.

но ты говоришь.

- знаешь, это очень долгая история, - в твоей улыбки больше не было искрящегося веселья, лишь - грусть, затронувшая её по краям, - ты уверена, что готова её послушать? может, пойдём внутрь? - протягиваешь ей руку, помогая подняться, сразу - закутываешь её в полотенце, оказавшееся даже чрезмерно большим, целуешь в лоб, обнимая на минуту - постараться не дать её влажному разгорячённому телу замёрзнуть. капли воды собирались на её плечах, когда ты всё-таки отстраняешься, подхватывая тарелку и протягивая ей халат, ещё недостаточно успевший остыть. всё-таки, холодно было в основном лишь на контрасте с водой.
пока ведёшь её к кровати, в голове прокручиваешь все возможные варианты исповеди - что ей говорить, а о чём следует умолчать? решаешь, что скажешь всё, до чего дотянешься - тебе не хотелось скрывать от неё ничего из своего прошлого, ведь это всё составляло тебя, а значит, ей пришлось бы с этим жить.
решение рисковать.

выключаешь свет, оставляя светить только тёплым островком ночник на прикроватной тумбочке, ложишься напротив неё, заглядывая в полутьме в её глаза - коснуться губ поцелуем, будто оттягивая момент, переплести её руки и ноги со своими, прижимаясь как можно крепче. ладонью соскользнуть с щеки на плечо, слегка его оголяя, - ты слишком сладкая, - тихо засмеяться, наслаждаясь этим моментом, находящимся на грани с опаляющим чувством новой волны.
- знаешь, в детстве я боялся темноты и вообще долго не мог заснуть, поэтому ко мне всегда приходила мама, и мы с ней слушали музыку через кассетный плеер и разговаривали или смотрели фильмы, пока я не засыпал, - начинаешь не с того, чего хотел, - но всё это не включая свет, так что со временем темнота мне стала казаться самым уютным и близким, что может быть, - обнять её крепче, переведя взгляд на потолок - там проецировалась видимая одному тебе плёнка воспоминаний, - она умерла, когда мне было восемь лет, у неё нашли злокачественную опухоль - и она сгорела на глазах, - слегка зажмуриваешься, до сих пор проходится привкусом горечи, - и через несколько месяцев отец привёл домой женщину с ребёнком на пару лет младше меня, объявив, что это мой брат, - усмешка, - то есть даже для меня тогда было понятно, что он просто жил на две семьи, с нами оставаясь только чтобы не подставляться под удар для своего бизнеса - я не вдавался в детали, но на маму было тогда оформлено очень многое. но похуистичной мразью, следующий во всём ради своей выгоды, он был всю жизнь.

[SGN][/SGN][AVA]https://funkyimg.com/i/2Tvpi.gif[/AVA][NIC]Alan Ripley[/NIC]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 24 y.o.
profession: монтажёр-фрилансер
[/LZ1]

+1

18

если бы миг замер - ты была бы ему благодарна. ты бы замедлила течение своей жизни до абсолютной точки, не двигаясь никуда, становясь линией - просто осталась бы на месте, чувствуя его присутствие рядом, видя эти бесконечные родные звезды, отличные от тех, что смотрели на тебя сверху, не совсем по доброму, с неба чужого полушария. ты бы растворялась в пении цикад, превращаясь в тихий плеск воды о каменные борты, стала бы лёгким дуновением ветра в кронах деревьев, пением птиц с первыми лучами солнца, осващающим небо твоим рассветом. и не надо было бы думать о будущем [только не сейчас], и не надо бы было никуда возвращаться [словно назад], и не нужно было бы испытывать сомнения и чувствовать неконтролируемый страх, грызущий тебя за лодыжки и сковывающий руки болезненно. и пусть он говорит, утешающе, вселяя спокойствие прикосновением к щеке, что бояться не стоит, но ты слишком упряма в своём беспокойстве, потому что до момента с ним встречи в твоей жизни не было места для импровизации. только чётко встроенные алгоритмы которым - неукоснительно следовать. оставить не заданным вопрос - чего же он боится, что может внушать ему такой страх, что от постоянного его присутствия в его грудной клетке он мог бы не выжить? задать когда-нибудь позже или не задать никогда, не желая бередить его раны.
правда ты и так уже это сделала, одним не аккуратным вопросом, взявшимся из вороха памяти, который бы там и оставить, позволив ему - когда-нибудь, - рассказать тебе все самому. но ты нежно проникаешь пальцами в точку солнечного сплетения, вскрывая его грудную клетку и обножая душу - слышишь это в той грусти, которая сквозит в его фразе /и корить себя уже поздно, глупая/.
- только если ты не против мне её рассказать, - но внутри ты отчаянно жалеешь, что позволила себе задать такой личный вопрос, и это сожаление жжет тебя изнутри, пока ты протягиваешь ему руку, покидая горячие тёплые объятья воды, пока замираешь в его крепких руках, согревающих твое озябшее на контрасте с прохладой воздуха тело, пока ты не укладываешься в мягкость кровати, в облако белоснежного одеяла, до момента, пока его губы не ложатся убедительной мягкостью на твои, а тела не переплетаются тугим узлом. но даже тогда чувствуешь себя неловко, словно и правда залезла в его душу, оборачиваясь ею без спроса. мурашками его прикосновение к плечу и долетающий до тебя выдох прогоняют это странное чувство внутри, заставляя тебя спрятать лицо в подушку, полыхая красным /разгораешься снова, чувствуя как язычки пламени снова призывно начинают лизать изнутри/. - перестань смущать меня, Алан, - выглянуть, поймав в его глазах отблеск ночника и завороженно обратиться в слух [не дыша].
его сердце играет фоном мелодию тревожную, но наполненную любовью, какую испытывать может лишь ребёнок по отношению к своей матери, и его слова о ней причудливым образом ложатся на эти ноты перестука, сливаясь с ними и взаимопроникая. но сердце его болезненно горечью перепрыгивает, обрываясь, словно кто-то забылся и пропустил пару тактов, а может наоборот - слишком ускорился, и эта неподдельная грусть вливается в тебя непрерывным потоком, заставляя вжаться в него, крепко впиться пальцами в его бок, словно сжимаясь и извиняясь тем самым за то, что вновь возвращаешь его к тем эмоциям. глупая девочка с лиловыми волосами.
даже не глядя можешь почувствовать толику того, что в нем кипело, все то, что сидело где-то в самой глубине души, чтобы случайный взгляд не смел зацепиться - только вот ты залезла в эту глубь по локоть, вороша вороша вороша - жмуришься, плотно сжимая веки друг с другом, но все же заставляешь себя поднять на него взгляд своих пепельно_зеленых глаз /словно над болотом развеяли плотным покровом чей-то серый прах/.
- прости, Алан, - ты не можешь представить каково это, потерять самого близкого тебе человека так рано, не можешь, но предполагаешь, насколько ужасным чувством внутри может отдаться подобное, насколько глубокую рану может оставить, что будет гноить до последнего вздоха, да так и не заживёт полностью. - извини, что из-за моего вопроса пришлось говорить о таком, - в твоих глазах не жалость, от которой становится тошно и от которой бегут, потому что она отравляет и давит на самолюбие, в твоих глазах, скорее, печаль по его боли и тому, что безвозвратно утеряно. - если ты не хочешь, то не продолжай, ладно? не заставляй себя говорить, - найти его руку и сплести ваши пальцы, нежно поглаживая тыльную сторону его кисти - почему-то успокаивало, делаешь это непроизвольно, ведомая какими-то неизвестными тебе импульсами. - только мне кажется, что тебе даже не стоит переживать или думать о том, что ты будешь таким же, как твой отец, - тебе кажется невозможным - поверить в такое и предположить подобное, ведь он совершенно другой, пусть и со своими грехами, но он слеплен из материала совершенно другого качества /и когда ты перестала в нем видеть только плохое?/.
[AVA]https://funkyimg.com/i/2TNnX.gif[/AVA] [SGN][/SGN] [NIC]Rei Sokolova[/NIC] [LZ1]РЭЙ СОКОЛОВА, 20 y.o.
profession: мангака, ведет свой блог
[/LZ1]

Отредактировано Elen Smith (2019-06-03 19:51:24)

+1

19

ты бесконечно рад тому, что в твоей жизни было чувство любви, что ты успел его запомнить в самых затаённых уголках воспоминаний - ведь иначе ты бы не смог любить Рэй, не превращая своё выражение этого беспокойного моря внутри тебя совсем в лютый трэш и кринж. только вместе с тем - тебе нет никакого оправдания, к всему тому дерьму, которое творил собственными руками, ко всем импульсам-вспышкам, которые вели тебя сквозь бурелом - сейчас тебя настигло острое, обжигающее чувство.. вины?
и дело было не только в Лин.

если бы не полный доверия и теплоты жест переплетения пальцев, если бы не успокаивающие поглаживания - то ты бы не справился, отшатнувшись от неё в неожиданном для себя озарении - ведь ты был всё это время той ещё мразью. даже по отношению к раскинувшимся по подушке в хаотичном порядке лиловым волосам - ты вёл себя отвратительно-эгоистично, совсем не считаясь с её твёрдым "нет" - от этого тебя выворачивало наизнанку, но ты бы не смог поступить как-то иначе, даже если повернуть время вспять.
смог бы ты исправить хоть одну из своих ошибок, надиктовываемых собственным "я"?
это всё было не извне - оно являлось тобой.

прикосновение к губам - нежное, но с привкусом горечи. её слова обволакивали твоё сопротивление своими мягкими тонами, они обещали ту поддержку, которой у тебя давно не было, вкусом полыни ты касаешься её губ в мягком жесте - беря тем самым молчаливый перерыв, в котором собраться с мыслями бы, да вот ни о чём невозможно думать, кроме сладости кончика её языка, прикасающегося к твоему.
сейчас бы - забить на всё своё стремление что-то рассказать и выговорить душу, которое тревожило тебя пару кадров тому назад, сейчас бы выкинуть из монтажной склейки всё лишнее, оставив только переплетение тел, переходящее в медленные, наступательные движения.
сейчас бы вновь ощутить её раскалённое тепло, отвечая ритмом и тактом.
но - ты не смеешь повернуть назад.

- милая Рэй, - шепчешь на выдохе в её губы, отстраняясь и заглядывая в её глаза. пару месяцев назад ты бы поверил больше в то, что она сказала бы тебе, что ты его точная копия и в тебе сосредоточено всё зло, что может быть выдано одному человеку. но сейчас всё ощутимо поменялось - и в этих изменениях было столько теплоты, что тебе не вобрать.
- я не являюсь хорошим человеком и никогда не стремился им быть, - твои роли с детства не принцы, а пираты с разбойниками: благородные, но всё же антагонисты, - и я много дерьма сделал в своей жизни, - прикусываешь язык, смотришь внимательно - нужны ли ей эти знания о тебе?
вправе ли ты перекладывать их на её хрупкие плечи?
может - некоторые тайны должны оставаться
{ под семью замками }
?

наверное, в первые в своей жизни ты запутался и не знал, чего хочешь больше - обычно всё было равнозначно и только с лёгкими каплями сомнения, тогда как сейчас внутри твоих глаз бушевал шторм.
твоё ненавистное незнание нависло над тобой.
- и я не знаю, могу ли я тебе всё рассказать, нужно ли тебе это, - выдыхаешь на искреннем порыве, ведь кому решать, как не ей - эта учтивость и позволение сделать выбор, который ты мягко вверяешь в её руки - на, управляй, теперь ты здесь главная, - это делает меня мной, но.. не знаю, Рэй, - отводишь взгляд на потолок, который нем и терпим к твоей боли.
ведь сейчас ты - боишься себе признаться в том, что боишься.
боишься, что она, выслушав тебя до конца, испугается/развернётся/убежит, только в этот раз ты не сможешь её вернуть - не имеешь никакого морального права.

[SGN][/SGN][AVA]https://funkyimg.com/i/2Tvpi.gif[/AVA][NIC]Alan Ripley[/NIC]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 24 y.o.
profession: монтажёр-фрилансер
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » все закончится хорошо, я уже решил.