"Как всякий порядочный англичанин, Гарри не только наизусть знал произведения Шекспира, но и находил их как никогда жизненными. Сколько бы веков ни прошло..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
25°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Lola
[icq: 399-264-515]
Mary
[лс]
Kenny
[icq: 576-020-471]
Ilse
[icq: 628-966-730]
Kai
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Amelia
[telegram: potos_flavus]
Anton
[telegram: razumovsky_blya]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Training Day


Training Day

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

Офис охранной фирмы "Жизнь Без Страха" | Июнь 2019

Kim Hee Sun & Guido Montanelli
https://funkyimg.com/i/2U3sD.jpg https://funkyimg.com/i/2TYrJ.jpg

Мужество солдата хорошо только в соединении с лучшими мирными добродетелями, дисциплина хороша только в соединении с высшим чувством свободы. Когда они существуют отдельно — а это так часто бывает благодаря тому, что в мирное время солдат вооружен, — первое вырождается в рабство, вторая — в дикость и разнузданность.


Вильгельм фон Гумбольдт.

Отредактировано Guido Montanelli (2019-05-19 23:57:30)

+1

2

[indent] Тяжело отказаться от многолетних привычек… часы показывали 5:30 утра, город медленно просыпался. На улице можно было встретить редких прохожих, первые машины развозили новую почту неся миру свежие известия, а утреннее радио разрывалось во всю, общаясь с теми, кто уже не спит. Сума сошли? 5:30 утра!  Да кому придет в голову выползти из под теплого одеяла в такую рань?
[indent] Ким Хи Сон легкой трусцой выбежала из парка сворачивая на соседнюю улочку ведущую в China-Town. Угу, China-Town. Где же еще американцы могли снять комнату кореянке? Для белых все азиаты на одно лицо. Впрочем Кими было все равно, в наушниках играла спокойная корейская песня Younha – One Teardrop. Звонки голос певицы так сказочно сочетался с словно по волшебству тухнувшими перед бегущей кореянкой фонариками. Разве это утро не прекрасно? Над городом занимался новый день.
[indent] Вытерев лицо полотенцем, Ким Хи Сон остановилась возле лоточка старушки Чу, и купила большой стакан свежего соевого-молока с черникой. Что может быть лучше с утра чем такая привычная пища с которой ты росла? Сжав трубочку губами, кореянка толкнула дверь своего подъезда.

9:30 компания «Жизнь Без Страха».

[indent] И что за название такое? Словно ничего подходящего больше не нашлось. Впрочем они исправно платили деньги, а это все что надо было Кими. Войдя в здание охранной компании женщина кивнула охраннику, и прошла дальше по коридору. По пути ей пришлось заскочить в раздевалку сменив строгий костюм на тренировочную форму. Вы же не думали, что утренняя пробежка это все? Ох, нет, нет, нет…

вот так вот...

https://b.radikal.ru/b00/1905/6d/97c533119168.jpg

Ким Хи Сон прошла мимо офисов свернув в тренировочный корпус, попыталась проскочить незаметной зал с борцовскими матами, но не тут то было.
- Ей, кто тут у нас? Рысь, куда это ты спешишь? – Окликнул ее высокий бородатый мужчина лет тридцати. Думаете по рыжей бороде не судят? Только не в этом случае. Гобан был настоящим ирландцем со всеми вытекающими из этого. Тоесть высоким, самомнением, и нескрываемым самолюбием придурком. Он относился пренебрежительно абсолютно ко всем кто не мог похвастаться, что его предки ирландских или хотя бы шотландских кровей. Особенно это касалось азиатов, которые для него были же такими же вшивыми застранцами как и мексиканцы.
- Отвали здоровяк. - Буркнула девица и не собираясь останавливаться, но...
- Что? Это ты мне? - Мужчина широко развел руки привлекая внимания всех остальных собравшихся в зале. - Спешишь пострелять из своей пухалки? Разве я тебе не говорил, что настоящий стрелок использует пушку по больше?
Ким мягко закусила губу мысленно чертыхнувшись, а после медленно повернулась к мужчине вдернув подбородок.
- Чего тебе надо Гобан? Тебе разве твоя дражайшая женушка не объяснила, что дело не в размере? Ах да,я забыла... У тебя ведь комплекс, потому ты хватаешь пушки по больше, угу? - Ответ кореянки вызвал громкий смех собравшихся. - Ты конечно можешь потискать пушку по больше, а я пока загляну к твоей Грете, идет?
Громкий Ууууууууууууу пронесся по всему залу. Один из бойцов хлопнул бородача по плечу.
- Ей старик, да она уделала тебя.
Ирландец набычился сделав шаг назад.
- Говоришь то ты ладно, но может быть покажешь мне пару движений этого своего, как это там? Тьфу, такое и не выговоришь. - Рыжий смачно сплюнул.
Ким Хи Сон покачала головой, а после кивнув наклонилась развязывая шнуровку своих кроссовок.
- Что? Жизнь ничему не учит? Ладно, подвинься здоровяк. Может быть пару синяков добавит тебе хорошего настроения? - Улыбнулась кореянка выходя на татами.

+1

3

Вообще-то, вставать так рано - а на часах было всего девять утра, - Монтанелли не очень любил; скорее наоборот, в его жизни частенько бывали и такие времена, когда это было чуть ли не лучшим временем для того, чтобы ложиться спать. Он даже как-то привык к темноте за годы, даже в тех кабинетах, где он работал, в его доме ли, или в ресторане, или на мясокомбинате, или ещё где-то, где он бывал, можно было отметить этот несколько странный, будто бы и не совсем уместный, - но притом и словно выверенный, полумрак. Это почти превратилось в какое-то его собственное свойство - будто всюду, где поселялся он, появлялась и какая-то тень... Не сказать, что этот полумрак был абсолютно неприветливым или пугающим: обживаясь, он учился нести в себе и некое тепло, становился даже уютным - для самого Монтанелли, по крайней мере. И послушно разбивался при помощи настольных или других ламп, или мониторов компьютера, но даже тогда в тех комнатах, которые он считал своими, оставалось немало тёмных углов. И ему это было весьма удобно. В темноте легче что-нибудь спрятать...
Но всё же - не все дела можно делать в темноте.
В этом офисе было очень светло. Большое количество света - это, наверное, можно считать отличительной чертой всех, ну или большинства, офисов, современных так точно. И самые современны из них, самые новые, молодых и прогрессивных компаний - насколько Гвидо было, ещё и стали набивать всякой ерундой, от мягких диванов до музыкальных комнат и плавательных бассейнов, в итоге пространство начинало превращаться скорее в какой-то клуб, или гостиницу, нежели в действительно рабочее место; сказать по правде, впечатление об этом у Монтанелли было несколько двояким... но к офисной работе он имел отношения слишком мало, пожалуй, чтобы пытаться сделать своё мнение на этот счёт весомым. Впрочем, ту часть здания, которую Гвидо видел до сей поры - канцелярская, видимо - выглядела пустоватой: коридоры со стенами в светлых тонах, никакого декора, картин, часов или чего-то прочего, лишь пара кулеров с водой. И оттого тут казалось даже светлее. Наверное, это вполне логично. В организации вроде этой - было бы странно увидеть горы документов и тонны компьютерной техники, большинство работающих здесь занимаются в основном совсем не писаниной. Хотя и без этого ведь тоже не обходится, впрочем...
- ...при всём уважении, я не хочу просто читать всё это. - ответил Гвидо, когда они с провожающим его добрались до нужного кабинета и на стол перед ним легли несколько папок с именами - с делами, со сводными данными о тех, кто служит здесь и может предложить свои услуги на данный момент. - Я хотел бы своими глазами посмотреть на ваших... агентов - или как их правильно называть? - какое-то ведь определение должно быть - для специалиста-телохранителя, тренированного должным образом для своей работы, но в данный момент - не занятого? Монтанелли понимал кое-что в охранной деятельности, - просто потому, что ему самому приходилось заниматься ей, когда он был моложе... это неофициально, конечно. И не так уж много, на самом деле. И потому он не был так уж силён в терминологии этого бизнеса - впрочем, не то, чтобы должен был. Пусть сами вовлечённые ему и расскажут: - Пообщаться с ними лично, по возможности. Как я уже говорил,.. - ещё раз бегло коснувшись взглядом нескольких папок перед собой, Монтанелли чуть переместился на стуле, положив правое предплечье на стол, и подался слегка вперёд, опираясь на него - взглянув теперь на своего собеседника, будто бы поверх всех этих сводок и документов. - ...моя деятельность имеет свою специфику. И я хочу быть уверенным, что мы с будущим работником устроим друг друга.
Гвидо предпочитал смотреть в глаза человеку, с которым собирался работать - в чём бы эта работа ни заключалась, что бы это ни был за человек, он больше доверял обращению личному, нежели узнавать что-то о ком-то из документов, сводок или наград - документы можно и подделать, или даже составить так, чтобы ложь оказалась в них скрыта, и в первую очередь потому бумаги для него не имели серьёзной значимости. Скрыть или подделать взгляд - гораздо трудней...
Пожалуй, ещё труднее - подделать приобретённые навыки, если они на самом деле не были приобретены; особенно в тех случаях, когда они действительно бывают необходимы - в спортзале ли, или настоящей драке, на стрельбище или в реальной перестрелке - написать в резюме можно всё, что угодно, но один настоящий спарринг, один-единственный выстрел по мишени, всё расставит по местам.
Вот где начиналась настоящая жизнь в этой фирме: то помещение, которое Гвидо увидел дальше - напоминало спортзал, но никак не офис. Собственно, оно и являлось самым настоящим борцовским залом, со снарядами, многим из которых он не знал или попросту забыл название, матами, всей прочей атрибутикой - пространство заполнено людьми в спортивной форме: взрослыми, но ещё молодыми преимущественно, - почему-то это первое, что бросилось в глаза: среди местных агентов не было парней и девушек по-настоящему юных, как можно было бы ожидать в солдатской казарме или на призывном пункте. Каждый из присутствующих здесь уже имел какую-то школу за плечами, какую-то историю, приведшую его сюда, - размуеется, все истории были разными, и вряд ли хоть одна из них была бы весёлой, хотя это... вполне нормальный ход вещей, если вдуматься. Поражало другое - по логике, все они собирались здесь для тренировок, по какой-то специальной программе, ежедневно - те из них, кто не был занят работой по охране кого-либо, конечно - вроде как и добровольно; не имея перед собой каких-то высоких и патриотических целей... дисциплина - на самом деле, вот что всегда производило на Гвидо впечатление. Увы, самого себя он не считал дисциплинированным; хоть, быть может, и не был совсем справедлив в этом с собой - но всё-таки... едва ли он заставил бы себя подстроиться под систему настолько чёткую. И даже теперь, глядя на происходящее на татами, поймал себя на мысли о том, что ему интересно, кто победит - на кого надо ставить; а не кто какими боевыми искусствами владеет, как хорошо и где научился. Заняв место чуть поодаль от матов, Монтанелли сложил руки на груди, внимательно наблюдая за происходящим...

Внешний вид

+1

4

[indent] Ким Хи Сон пару раз потянулась касаясь пальчиками татами, она выгибала свое стройное худощавое тельце словно большая ленивая кошка. Женщина отлично понимала, что не может себе позволить слишком близко подпускать такого крупного противника, ведь он ее просто раздавит в своих медвежьих объятиях.
Плавным движением Кими завела правую ногу назад, а левой словно начертила перед собой линию которая и должна была стать последней чертой. Ирландец взревев бросился к девице делая размашистый удар рукой такой силы, словно они и не были коллегами.  Словно здоровяк просто решил выбить дух из наглой стервы, и поставить ее на место.
Кореянка попятилась назад, шаг, два, три! Неожиданно она высоко отпрыгнула продолжая обратное движение, и в развороте саданула пяткой прямо в солнечное сплетение Гобана. А разве у Ким был другой выбор? Мужчина шумно выдохнул замерев на месте, и вновь ринулся в атаку выбрасывая прямой удар ноги. Рысь развернулась полубоком пропуская ногу противника в опасной близости от себя, и тут же нанесла ответный удар левой ногой по упорной ноге противника. Здоровяк на мгновение потерял равновесие, кореянка крутанулась на правой пятке, и добавила еще один удар по затылку падающего ирландца.
- Ах ты мелкая блоха! - Заорал мужчина поднимаясь на ноги, и крепко сжимая свои огромные кулаки. Он хотел было снова броситься в атаку, но несколько человек преградили ему путь успокаивая, и придерживая.
- Расслабься мужик, ты чего? Это же тренировка. - И пока Гобан спорил с окружившими его парнями, Ким Хи Сон подцепив пальчиками свои кроссовки быстро ретировавшись прочь.
[indent] Похоже сегодня Кими повезло, ведь если бы этот зверюга хоть раз попал бы в нее, на следующее утро она напоминала бы Корейского Енота с большими черными кругами вокруг глаз. Фууу, так себе перспектива. Проскользнув в коридор женщина добралась до звукоизоляционной двери, и вышла на стрельбище занимаю одну из кабинок. Ирландец мог говорить, все что пожелает, но хвататься на кольт кореянка не собиралась учитывая его сильную отдачу, а вот Beretta 92 именно то, что нужно. Это оружие используется армиями, полицией и спецподразделениями многих стран, так же оно пользуется большой популярностью на гражданском рынке оружия, к тому же удобно ложиться в руку, да и патронов в нем по больше.
Надев наушники, женщина вскинула руки и произвела серию выстрелов без остановки. Отложив пистолет в сторонку, Рысь нажала на кнопочку приближая мишень. Большинство выстрелов порвало центр, но несколько все же отклонились вправо. Недовольно сморщив носик, женщина сорвала мишень оставляя ее на стойке.
- Тссс, проклятый Гобан все утро испортил. - Проворчала девица входя в маленькое столовое помещение, и наливая себе стаканчик сока. Опершись попой о стойку, кореянка обняла себя одной рукой, и потягивая кисленький напиток посмотрела в окно.

Отредактировано Kim Hee Sun (2019-05-18 01:47:12)

+1

5

Женщина азиатской внешности, казалось, ростом была ниже всех из группы - и, если исходить из чистой математики, по этой причине должна была скорее затеряться на фоне других, однако нет, наоборот, именно эта непохожесть, отличие от всех остальных и привлекало внимание к ней, заставляло глаз зацепиться - а уже исходя из этого первого впечатления, анализировать её действия получалось как-то само по себе. И Гвидо не считал себя хорошо разбирающимся в боевых искусствах,  стараясь в общем-то в целом не относиться к драке, как искусству, - но при этом понимал кое-что в анатомии и медицине, и какие-то недостатки в знании боевых приёмов привык компенсировать этим - что делало из него скорее убийцу, чем бойца, с одной стороны, но - и подобные схватки он имел возможность наблюдать всё-таки не просто как нечто-то зрелищное, захватывающее и красивое, словно какой-нибудь зевака в шапито. И у азиатки, быть может, не было ни роста, ни той массы, что имел её противник, - в том-то и штука, в общем-то: то, чего меньше, бывает легче использовать с наибольшей отдачей. Человеческого тела это тоже касается. И азиаты в целом очень хорошо понимают это, на опыте самого Монтанелли. В отличии и от белых, и от чёрных - у них, наверное, на каком-то генетическом уровне присутствует эта память о том, что, ножные мышцы вообще-то крупнее и сильнее, чем мышцы рук. Ноги сильнее рук. Если просто этого мало - можно вспомнить о том, как работают что инерция, что гравитация... В мире не зря ценятся именно восточные стили борьбы - если забыть о спорте, забыть об искусстве, и вспомнить об эффективности, и о случаях, когда эти навыки необходимы не для соревнований или зрелищности, а для выживания, и победы над противником, - того, то есть, для чего и было изобретено, - всё сразу становится понятно.
- Она тоже работает - или это ваш тренер? - переспрашивает Гвидо, наклонившись к плечу своего проводника после того, как рыжий с, даже отсюда различимым, грохотом падает на маты. Всё-таки, если говорить о телохранителях - большинство в первую очередь при этом слове нарисуют в голове картинку высоких, устрашающих одними своими габаритами, мужчин, и в тёмных костюмах, как правило, - и Монтанелли, даже стараясь не мыслить стереотипно, исключением в этом плане считаться не мог. По причине даже и того самого утверждения, что телохранитель должен закрыть своим телом того, кого охраняет, если другого выхода уже не остаётся; это ошибка - полагать, что это всё, на что тот способен, но правдивости это умозаключение всё-таки не лишено. И если уж дело доходит до живых щитов - понятно, какой из них будет иметь преимущество... при всём при этом, специалистов этой области тоже ведь кто-то тренирует - и логично, что стрельбе будет обучать инструктор по стрельбе, ближнему бою - инструктор по борьбе; а навыкам медицинской помощи, например, - квалифицированный медик, ну и так далее. Должно быть, такие тренеры-специалисты тоже состоят у компании на зарплате. - Принесите мне её дело, пожалуйста. - просит Гвидо. А затем - чуть морщится, когда слышит отголосок оскорбления со стороны татами, и тут же переводит взгляд обратно туда. Кажется, там назревала потасовка. И, хотя конфликт и не успел проявиться, зрелище всё равно являло собой некоторое разочарование - от того, как дисциплина может оказаться порушенной в мгновение ока, и тренированный отряд превращается вдруг в какое-то подобие стада, где одним приходится сдерживать других... как взрослые и серьёзные мужчины в спортивном центре в мгновение ока превращаются в мальчиков на игровой площадке. Ненадолго, конечно - порядок быстро был восстановлен, и в центр татами выходят следующие двое. Но всё же. Всегда неприятно, как нечто такое происходит. Это тоже способно научить кое-чему, впрочем - Монтанелли теперь знает, чьё личное дело он точно не хочет видеть.
- Я хочу понаблюдать за ней ещё немного. Можно?
У азиатов попросту другой склад ума - когда-то давно это поражало Гвидо, потом он привык к этой мысли, а сейчас ему этот факт просто нравился; несмотря на всю ту разницу во взглядах, которая, может быть, существовала между ним и представителями азиатского мира... неправильным и невежественным, конечно, было бы абсолютно всех уровнять - нет, он был способен уловить разницу между корейцами, китайцами и японцами, (не настолько, впрочем, быть может, чтобы определить национальную принадлежность этой женщины вот так, сходу) - но притом и сходств всё-таки больше, чем просто внешние.
Защитив уши наушниками, и дополнительно чуть прижимая их ладонями, дабы эхо погасить ещё немного сильнее, Гвидо внимательно наблюдал за тем, как Ким ведёт стрельбу, - со стороны, стараясь не мешать, чтобы не действовать на нервы, но подмечая и оценивая каждый её выстрел. Не мог не отметить и выбор оружия - не будучи экспертом и в этой области, Беретту Монтанелли с первого взгляда узнает безошибочно; этот пистолет был ему знаком, пользоваться приходилось, так что его достоинства он успел познать и оценить - оставалось только улыбнуться тому факту, что это замечательное оружие изобрели на его исторической Родине. Сам Гвидо, правда, предпочитал австрийский Глок - но, как говорится, каждому своё.
- Не убирайте, я хочу взглянуть. - когда Ким покидает помещение, Монтанелли перехватывает служащего, прежде, чем он унесёт мишень со стойки, - вытягивая её перед собой, вглядываясь в отверстия, созданные пулями. Просто разлинованный кусок бумаги - но вот тот самый случай: он может сказать о человеке даже больше, чем несколько абзацев чёрным по белому. - Спасибо. - возвращая отстреленную мишень, Гвидо покидает стрельбище, направляясь вслед за азиаткой; попутно принимая от секретарши и дело, озаглавленное Kim Hee Sun - и открывая его, начиная читать прямо на ходу, но снова захлопывает папку перед тем, как войти в столовую.
- Я присоединюсь? - спрашивает он, но занимает место за обеденным столиком и не дожидаясь ответа - несколько секунд ещё смотрит на неё, впрочем, так, словно бы ожидает этот ответ получить; внимательно, выжидающе. За те пятнадцать-двадцать метров, которые он прошёл от стрельбища, он узнал о Ким чуть больше - не только о её происхождении, но и армейском опыте, и участии в военных конфликтах, - о которых он, в сущности, знал совсем мало, вообще почти ничего. Узнал её возраст. На самом деле, думал, что она моложе - хотя это свойство азиатов тоже небезызвестно.
- Ким Хи Сан... - Гвидо произносит её имя так раздельно и старательно, что может показаться забавным, что он всё-таки делает ту ошибку, на которое наводит английское написание имени Ким: из его уст оно звучит именно, как "Sun" - "солнце". - Я знаю, что во многих странах Азии фамилию принято писать перед именем, а не наоборот, как в Европе. Какое обращение Вы предпочитаете - "мисс Ким" или "мисс Сан"?

+1

6

[indent] Ким Хи Сон с наслаждением принимала тепло солнечных лучей пробивающийся через почти ростовое окно. Прикрыв глаза женщина чуть подалась вперед подставляя свое симпатичное личико ласковым прикосновениям солнца. Кореянка нежно улыбнулась явив свету свои высокие скулы.
В США, где очень многое зависело от стереотипов, на Рысь и правда было не много заказов. Все хотели видеть рядом с собой человека по внушительней, а благодаря пропаганде американского кинематографа, желательно чтобы он был еще и бывший морской пехотинец. Но все же не зря говорят, на каждый товар свой покупатель. Те же работодатели, что попадались на долю Кими всегда исправно платили. Взять к примеру последнюю? Американская порно актриса из Сан Франциско. На самом деле ей ничего не угрожала, но когда актриса появлялась на вечеринках своих коллег с телохранительницей на спиной, начинался настоящий ажиотаж. Да уж, некоторые люди умеют делать шоу.
- Мммм? - Протянула кореянка открывая глаза. Перед Ким стоял совершенно незнакомый ей мужчина лет пятидесяти. Уж европейцев то время обычно не щадит, но этот был все еще статный. С хорошей осанкой, и уверенными движениями. Судя по папке в руках, и суетившемуся рядом офисному работнику не сложно было понять, что этот человек наниматель. - Ну что вы, это свободная страна. - Добродушно улыбнулась женщина.
Обычно она не занимается подобными делами, но раз уж у нее пусть и ради приличие спросили позволения присоединиться, то...
- Чай? Кофе? Апельсиновый сок? - Темная бровка едва заметно дрогнула.
[indent] Этот мужчина был не первым белым человеком который произносил ее имя не правильно, по крайней мере это не звучало как оскорбление. Чего нельзя сказать о многих солдатах ООН которые намеренно коверкали имена своих азиатских коллег. Складывалось впечатление, что в Европе инструктора некогда не говорили своим подопечным, что не стоит злить человека с автоматом в руках, даже если он с тобой в одном строю.
- мисс Ким меня вполне устроит. - Со спокойной улыбкой ответила бывшая военнослужащая. Ей совершенно не хотелось, чтобы ее называли "Солнышком", но куда хуже было то, что это так же звучало как уважительное японское обращение. Далеко не все это знают. Но Япония не один раз пыталась захватить Корею, очень многие корейцы были лишены жизнь по приказу японского императора. И потому, как бы не казалось со стороны, что в наши дни отношения Кореи и Японии наладились. Это не так.  - Чем обязана вашему вниманию, господин? - Женщина не имела ни малейшего понятия с кем разговаривает, потому последние слово произнесла вопросительно.

+1

7

Звучит банально, если учитывать, что всё, что человеку не совсем непривычно, визуально или на каких-то ещё уровнях восприятия, что принято называть даже "экзотикой", и должно его удивлять и поражать - но всё же: есть в азиатах что-то особенное, а в женщинах азиатских - и тем более. На самом деле, объяснить, что именно - сложнее, чем кажется. Хотя и нужно ли пытаться объяснять?.. Пожалуй, так справедливо сказать и про любых людей, любую культуру, неважно, где она развивалась и как - у всех есть свои особенности, свои отличия, и с другой стороны, у всех есть и какие-то - не то чтобы общие, похожие на всех других, а просто совершенно обыкновенные, всем свойственные моменты. И попытки выделить какую культуру из ряда остальных... хорошим это заканчивается исключительно редко. Что не означает, конечно, что каждый человек имеет право на свой определённый вкус - как к чему-то родному для себя, так и к чему-то чуждому; и если исключить это наличие - пожалуй, с миром случится нечто даже ещё более худшее... Гвидо не мог сказать, что хорошо разбирается в азиатских культурах; не мог сказать, что даже пытается или пытался изучать так, как это следовало бы делать; но - нельзя исключить и того, что он чувствует определённый интерес, определённый "вкус", - не сколько даже к культуре, быть может, сколько к людям оттуда в целом. И если говорить о том, что он почувствовал, услышав этот протяжный заинтересованный звук, который издала Ким, напомнивший, быть может, мурлыкание кошки (хотя и довольно отдалённо) - а затем расслышал и её голос, вносящий утверждением уже членораздельное, можно уложиться будет в короткое словосочетание. Ему понравилось.
И ещё - забавно было, как звучит эта, насколько широко используемая, фраза, о свободной стране, если к ней добавить акцент - всё ещё заметный, хотя и кажущийся сглаженным немного. Или вернее сказать - помягчевшим?..
Нет, на самом деле, Монтанелли не имеет в виду ничего чрезмерно уж пошлого, - это ведь только хорошо, что та, кому он собирается дать эту работу, ему нравится. Она и должна бы. Иначе они не сработаются попросту - а заниматься этим ведь и смысла не было, если не рассчитывать на эффективность. Гвидо не подходил к этому бездумно, - как, может, другие могли бы; стараясь проявить некоторую обстоятельность, увидев в местных кандидатах не просто некие безликие объекты, которые отвечают за безопасность, а в первую очередь - взглянув на них, как на личности; потому как понимал, что они на него будут смотреть именно так - что им придётся привыкать к нему, к его распорядку, к его привычкам; его физиономии, в конце концов. И должно быть, это проще будет сделать, если он сделает шаг на встречу - а не поступит, как покупатель в супермаркете: зацепив с полки какой-нибудь пакет молока, с движением, превратившимся уже в рефлекторное.
- А мне тоже можно? - полушутя-полусерьёзно обращается Гвидо в ответ, с тенью улыбки, но без улыбки как таковой - чуть откинувшись назад, на спинку стула, и слегка отведя раскрытую ладонь - в жесте, намекающим на окружающую их обстановку: он ведь не один из них, не один из тех, для кого предназначается эта кухня, не один из сотрудников этой компании даже. Затем - едва заметно прищурился, на мгновение ловя в фокус зрения стакан, который был у женщины в ладони. Там ведь явно не чай, и не кофе, - да и какого качества может быть кофе и чай на кухне, которую вполне справедливо можно было бы сравнить с аналогичной в мужском общежитии?.. Вряд ли те напитки, что принято пить горячими, здесь по-настоящему достойного качества. Но вот фрукты не соврут. Тем больше поводов поговорить с Ким на равных: - Я бы выпил сока. - согласно кивает затем, и - убедившись, что ему вполне удобно, что ничего не мешает, (что помещение в целом на него производит благоприятное впечатление) - снова возвращается взглядом к её делу, открывая папку, переворачивая первую страничку. Семья военных, академию закончила с отличием, дослужилась до капитанского звания... уже эти данные весьма достойные, даже если не углубляться в дальнейшее. Особенно, если не забывать о том, что армейское прошлое связано как раз не с американской армией... Слышал Монтанелли пару историй о том, как в Азии готовят солдат - американская дисциплина на их основе показалась подростковой спортивной секцией... или нет, это было про Китай?.. впрочем, отчего-то казалось, что корейцы от них не так уж далеко ушли. Как северные, так и южные...
- Мисс Ким. - утвердительно повторил Монтанелли. Самая распространённая фамилия в Корее, насколько он слышал - то есть, "распространённая" даже не то слово, сколько там процентов населения её носят, восемьдесят, или даже больше? Это означает, что в Корее скорее стыдно быть не-Кимом... и это, кажется, пожалуй, диким. Особенно тем, кто привык осознавать себя частью многонационального, и самого пёстрого в мире в этом смысле, государства. Хотя если без полемики - его вполне устраивает. Ким. Звучит коротко и вместе с тем звонко, и вполне себе ёмко.
- Монтанелли. Мистер Монтанелли. - представляется Гвидо в ответ на её интонацию, снова отрывая взгляд от папки перед собой, взглянув в глаза Ким - и намеренно задержал взгляд на этот раз, молчаливо, словно прослушал или забыл первую часть вопроса; впрочем, ответ на который и так было угадать довольно легко. И потому затем он слегка переводит тему: - Мне понравилось, как вы уложили того ирландца пятнадцать минут назад... - Монтанелли указывает большим пальцем за свою спину, хотя имеет в виду скорее нечто такое, что уже осталось за спиной - позади. Несущественное. По скольку раз за день здесь на эти маты кого-то укладывают? В общем-то, они для этого и существуют. - У вас с ним какие-то личные сложности? Всё выглядело так, словно вы готовы были подраться вполне по-настоящему. - ну, уж точно один из них. Не то, чтобы Монтанелли самого, конечно, касалось - что именно они там не поделили с этим рыжим; думал он сейчас немного о другом - волновала сейчас, так сказать, "неконфликтность" Ким - насколько случай между ним и её коллегой уникален, и насколько велика её вина в этом, и насколько следовательно велика вероятность повторения схожего, но уже под его крышей.

+1

8

[indent] На самом деле очень многие люди поступали именно как покупатели в супер-маркете, телохранители для них были просто товаром. Словно новая вещь в яркой упаковке. Как часто богатые мире сего говорят? "Давайте мы не пойдем на сомнительную встречу, ведь у моего телохранителя Эрика трое детей?" Так ведь не бывает, правда? Они говорят "Опасно? Скажите мне, зачем тогда нам нужна охрана? За что я плачу им деньги?". Это как с игрушками. Оторвали мишке лапу? Какая досада, выбросьте, мы купим нового мишку. Но ведь Ким Хи Сон сама на это подписалась, верно? Ее вполне устраивало то, что о ней знают ровно столько сколько надо работодателю, что наниматели зачастую даже не помнят ее имени. Что она просто тень отбрасываемая нанимателем. Впрочем бывали и исключения. Какие? И вновь все та же известная порно-актриса, она все время пыталась затащить Кими в постель. Кгм...можете это считать издержками профессии.
Рысь улыбнулась с нескрываемой хитринкой, ведь наверняка работник офиса привыкший считать каждый цент сейчас занервничал.
- Кажется эта столовая называется, "безлимитной"? Ведь "гладиаторы" должны получать все, что пожелают прежде чем им придется нести "радость" людям? - В глаза Ким вспыхнули веселые искорки. Девочка выросла, а умение создавать проблемы никуда не делось.
Кстати об акценте, да. Он конечно же был, и вполне заметен. Большинство азиатов имеют хорошо слышный акцент, правда корейцам чуть проще ведь в их языке есть буква "Р", чего нельзя сказать о бедных китайцах которым приходиться ломать свою речь. И все же обобщая всех азиатов, многие американцем и англичане называет азиатский английский не English, а Chi-nglish.
Отставив свой стаканчик, женщина играя пальчиками провела ими по нескольким посудинам со свежевыжатым соком, и выбрав апельсиновый с легкой ноткой сладости, наполнила стакан.
- Прошу. - Кореянка протянула посудину по-привычке держа ее обеими руками, похоже азиатскую культуру вывести не так уж и просто, даже если ты находишься далеко от дома очень долгое время. Впрочем Чайна-таун является живым доказательствам того, что азиаты никогда не забывают свои корни. Взять к примеру Нью-Йорк. Зайди на Брайтон, и что? Обычный американский район в котором живут русские и евреи.  Тоже самое с итальянцами, ирландцами, и многими другими. Но Чайна-таун... Достаточно пересечь высокие ворота в Китайском стиле, и все. Ты попадаешь в маленький Китай по среди США, это настоящая магия.
[indent]- Спасибо мистер Монтанелли, мне просто повезло. - По-скромничала кореянка снова брея в руки свой стаканчик. - Он просто потерял контроль, а это ведет к поражению. - На самом деле все было не только в этом, ирландец ждал стандартных движений таэквондо . Но за столько лет в войсках ООН женщина изучила не мало приёмов друг стилей, чтобы сделать свои действия более эффективными. Может быт именно это стало залогом ее победы?
- Нет, ни каких сложностей. Наверное я ему просто нравлюсь, вы же знаете, что мальчики так стеснительны... Не зная как угостить кофе, дергают за косички. - Попыталась отшутиться Рысь. На самом деле ирландский ублюдок был просто расистом. Но ведь это не значит, что Ким должна портить его репутацию, пусть Гобан и козел.

Отредактировано Kim Hee Sun (2019-05-20 02:00:47)

+1

9

Организация Объединённых Наций - вспоминая её, немногие подумают о ней, как о школе, где можно научиться чему-то, новобранцам ведь там уже не место, но, всё-таки, и того определённого опыта от соприкосновения с ООН нельзя отрицать. Уникального, скажем так, опыта. Работа на международном уровне приносит совсем другое ощущение, - а в военной деятельности, должно быть, ощущение это ещё более насыщенное. Ведь если ты сражаешься за свою собственную страну, бок о бок с такими же, как ты сам - это одно; а вот если выполняешь какие-то миротворческие задачи, учась существовать одной группой с теми, кто на тебя совсем не похож, и, отметая все разницы - начиная с внешности, заканчивая вероисповеданием, - приходится забыть и о собственных интересах, симпатиях или антипатиях, тоже. На время выполнения приказа, во всяком случае. Это как учиться работать в команде полностью заново, по совершенно другим правилам. Вот что Гвидо мог бы прочесть между строк тех коротких сводок, что предоставляло личное дело Ким.
Он хрипловато хмыкнул аналогии Ким с римскими легионерами из Колизея, ничего больше не ответив, хотя в его молчании было больше согласия, нежели неодобрения - и телохранительница могла бы найти некое отражение искорок своего веселья в его глазах. Гвидо не думал о ней и её коллегах, как о гладиаторах, проводя скорее аналогию с солдатами по привычке, здесь ведь арены, и воюют они не на потеху кому-либо, - смешного в их работе вообще довольно немного, не только из-за риска, - но, впрочем, метафору понял. Как уловил и её желание сделать ему приятно.
- Спасибо. - чуть кивнув, Монтанелли принял стаканчик из её рук - таким же образом, как она подала его, двумя ладонями, и коснувшись её запястий пальцами - словно бы случайно, но на самом деле не совсем: в действительности, желая ощутить кожу Ким на ощупь. Руки могут сказать о людях не меньше, чем глаза - даже и больше, порой. И какое-нибудь гадание по ладони в этом смысле совсем даже и не причём, иногда достаточно старой доброй внимательности. Как зрительной, так иногда и тактильной. Ладони Хи Сон были узкими, изящными по азиатски, - но крепкими казались не по-женски. И пальцы казались чуть длинней, чем могли бы быть у азиатки: вот и ответ тому, почему она предпочитает держать "Беретту". Гвидо затем взял стакан одной ладонью, отпив немного.
- Тому, кто теряет контроль, и остаётся рассчитывать только на удачу. - интересно, да, как слова о контроле звучат из уст кого-то с узким разрезом глаз: не покидает ощущение какого-то кино с кунг-фу, - хотя на самом деле, этого ощущения Монтанелли как-то смущался перед самим собой, и, не видя возможности вытравить, старался хотя бы не ставить его во главу угла своих впечатлений. - Так что мне бы хотелось верить, что это было больше, чем просто везение.
Гвидо отчасти поэтому здесь. Вообще, наверное, каждый, кто проходит не через служебный вход этого здания - здесь по этой причине: они не хотят терять контроль, - а утеря безопасности лучшая предпосылка для утери контроля, и страх за жизнь - одна из самых явных и крупных причин, по которым человек вообще способен потерять контроль над собой. Следствие Ким уже назвала и сама - это ведёт к поражению. Чаще всего, через поступки, которые не совершает тот, кто обладает контролем.
- Что ж, ладно. - в шутке Ким была своя доля правды, но, в целом, было понятно, что эту тему она развивать не хочет - да и правильно делает, пожалуй. Личному в работе не место, личное Гвидо не касалось, - а чернить своих коллег в глазах будущего нанимателя это совершенно безнравственно, лучше уж списать всё на невезение. Рано говорить такими громкими словами, как "честь", но Ким Си Хон имела некое чувство такта - и в её сфере занятности, разумеется, существовал некий этикет, но важно то, что она его придерживалась. Сочтя, что теперь он знает о ней более-менее достаточно - Гвидо начинает постепенно переходить от комплиментов и любопытств к вопросам более насущным: - Из Вашего личного дела... - Монтанелли тыкает указательным пальцем в сторону папки перед собой, на столе. - ...я уже знаю, что детей у Вас нет. - он говорит об этом совершенно спокойно, просто как об очередном аспекте их работы, очередном "свойстве" самой Ким, какими были её навыки ближнего боя, или предпочтение в огнестрельном оружии, или что-то ещё - не желая ни задавать вопросов о том, почему так, ни вдаваться в рассуждения о том, изменится ли это когда-нибудь, уж тем более высмеивать её, намекая на её возраст, или развивать эту скользкую тему как-нибудь ещё, кроме как в направлении сугубо профессиональном: - Но - как Вы относитесь к детям, мисс Ким? В целом. Есть ли у вас опыт общения, работы с ними? - у Монтанелли в доме трое младших детей: Дольфо 11 лет, Виттории в сентябре будет пять, Джованни уже два годика. И в начале этого года его старшая дочь, Сабрина, родила близнецов, Энди и Микаэлу - мужчина, сидевший перед Ким со стаканом сока, был уже дедушкой, но являлся таким образом одновременно и отцом малышей. И относиться со стороны к этой ситуации можно, конечно, по-разному, но так уж сложилось - но что по-настоящему важно, что это означает и двойную, если не тройную, ответственность. И при той деятельности, которой он занимается, о безопасности не думать вовсе невозможно... если уж какие-то мысли и не дают ему спать по ночам - так об этом; а вовсе не о том, сколько человек он убил.

+1

10

[indent] Ким Хи Сон все так же стояла у столика опираясь на него, и потягивая свой сок. Она совсем ничего не знала о Гвидо Монтанелли, может быть он был известен в Сакраменто? Но женщины приехала в США не так давно, и все свое свободное время проводила в тишине да одиночестве. Еще десять лет назад женщины телохранительницы могли бы вызвать смешок, но мир меняется, женщины умеющие сражаться и защищать других становились популярными, такая себе экзотика в мире мужчин. Очень сложно уничтожить то, что взращивалось годами, а именно закоренелые устои. Потому работы у Ким обычно было не много.
Но о чем это я? Ах да, господин Гвидо Монтанелли. Кто он такой? Откуда пришел? Чем занимается? Какая разница, если наниматель платит деньги? Но если уж человеку нужна высокопрофессиональная охрана, значит в его жизни что-то пошло не так. Стал ли мистер Монтанелли невинной жертвой, или сам нажил себе врагов неправомерными действиями? Как знать... Находясь на службе в ООН женщина постоянно участвовала в войнах где войска союзников ввязывались в чужие конфликты с целью получения выгоды, смещения непокорного правительства, и прочего, прочего, прочего... Конечно же в мире это все освещалось как миротворческие миссии. И пока рядовые американцы счастливо размахивали флажками, целые трейлеры перегруженные нефтью и прочими ресурсами обобранных стран, пересекали океан набивая карманы агрессивного правительства.
[indent] Ну вот, снова мысли Ким ушли не туда. Но слова мужчины привели Рысь в чувства. Речь зашла о детях, коих и правда у кореянки не имелось. Правда саму женщину это ни капли не беспокоило. Странно - скажут многие, но это правда. Пусть дети и тянулись к красивой женщине, но сама Кими никогда не была любящей тетушкой, хоть и улыбалась как могла при виде мелких которых то и дело ей пихали в руки старые знакомые.
- Да. Информация полностью верна, у меня нет детей. Так же верно то, что у меня никогда не было мужа. Но ведь и в парламент я не баллотируюсь, а значит я не должна иметь большую и счастливую семью на радость избирателям. - Спокойно ответила азиатка отставляя опустевший стаканчик в сторону. - Разве это не плюс? Мне нечего терять, и если придется принять пулю, то я не буду страдать от мысли, что где-то меня ждет заплаканная семья. Я просто буду делать свою работу.
- Ммм. - Обняв свою талию одной рукой, Ким Хи Сон погладила длинным пальчиком свой подбородок. - Нет, у меня нет опыта работы с детьми. Если не считать конфеты которые мы раздавали в Африке. Мои нанимательницы обычно бизнес леди, элитные проститутки высокого уровня, актрисы, порно-актрисы, жены конгрессменов, и бывших политиков. Детей не было. - Честно призналась азиатка. Она не видела смысла врать, и набивать себе цену только ради того, чтобы урвать хороший гонорар. Ведь правда рано или поздно всплывет на поверхность. На самом деле Ким хотелось добавить "это проблема сэр?" но кореянка предпочла держать все в себе.

Отредактировано Kim Hee Sun (2019-05-21 02:08:12)

+1

11

Вот что Гвидо впечатляло - и чего он и ожидал сейчас, можно сказать, подспудно: этого, какого-то истинно азиатского, самоотречения, готовности отказаться практически от всего ради того, чтобы иметь возможность выполнять свою задачу более точно, более качественно. Вот что он всегда уважал в азиатах. В японцах, если быть предельно точным, в этом ассоциативном ряду он склонен был скорее вспомнить их - но в этом смысле, вряд ли корейцы отличны в своих взглядах настолько уж сильно. Они могут отказаться от любви, от семьи, от роскоши, даже от жизни в целом, если судьба не оставляет ничего, кроме таковой необходимости. Потрясающая самодисциплина. Европейцы, а уж американцы и тем более, так не могут - способ белых людей воспринимать подобные вещи, как нечто временное, как нечто, необходимое для достижения какой-то конкретной цели, - но не как что-то, что поддерживать всегда, что будет продолжаться вечно. И слушая то, как легко рассуждает Ким о том самом роковом исходе своей профессии, Монтанелли просто покивал головой с молчаливом согласием: её ответ даже не обязан был быть настолько развёрнутым, он подразумевался и сам по себе. И он мог бы сейчас взглянуть на этот плюс с другой стороны - с точки зрения её нанимателя, - его, то есть, самого, - или работодателя, в качестве этой фирмы: однозначно, всегда меньше проблем, если гибнет одинокий сотрудник. Не нужно выплачивать компенсаций, не нужно озабочиваться лишними тратами на похоронные церемонии. Бумажной волокиты - и той меньше.
- У-гу. - произвёл Гвидо хриплый гортанный звук, возвестивший о том, что информацию он принял к сведению - хотя и едва ли можно было распознать в действительности, огорчил его данный факт или обрадовал. Впрочем, в таких случаях догадаться несложно, что спрашивают не просто так... можно было бы надеяться, что опыт охраны детей у Ким всё-таки был: это было бы ему кстати. Но, всё же, искал он не няньку. Ещё на полминуты Монтанелли погрузился в чтение её личного дела, запивая информацию щедрым глотком апельсинового сока. В Африке-то, скорее всего, раздавала чаще всего как раз не конфеты...
- Понимаете ли, мисс Ким... - снова приподняв голову, Гвидо глядит на неё поверх стёкол своих очков. - Примерно полгода назад на мой дом напали вооружённые люди. - и это не первый случай подобного, но первый, о котором Ким Си Хон, в общем-то, следовало знать - и одного прецедента вполне достаточно для понимания общей ситуации. Он - не какая-нибудь там голливудская кинозвезда, которой хочется выпендриться перед зрителями, в его жизни часто стреляли и умирали вполне по-настоящему. - А несколько недель назад в моего старшего сына стреляли. - Лео отделался лёгким ранением, Гвидо - чуть менее лёгким испугом, но могло быть куда хуже; и пока они заканчивают с разрешением всей это ситуации - риск повторения чего-то подобного всё равно остаётся. И подстраховаться не помешает. - То есть, возможность принять пулю - в нашем случае, вполне реальна. - может быть, об этом не стоит говорить настолько открыто - но и Ким должна понимать, с чем ей придётся работать, осознавать риски - такими, какими они являются. Да и трепаться о том, что Монтанелли ей рассказывает, она вряд ли пойдёт... должна ведь существовать какая-то определённая этика, вроде врачебной: те, кто так много времени проводят в чужих домах, те, кто являются частью чужой жизни в своё рабочее время, те, кто становятся чьими-то тенями - не могут не знать и каких-то чужих секретов.
- Но я ищу не просто кого-то, кто стоял бы у моей двери, или за моей спиной. Не просто... мебель. - если бы нужен был шкаф - мог бы взять себе Горана; впрочем, найти ненамного менее крепких ребят, которые и обошлись бы дешевле его, или Ким, или кого-то из их коллег, у Монтанелли не было сложностей. - И не просто кого-то, кто готов был бы принять пулю. Я рассчитываю найти человека не только со смелостью, но и с умением пользоваться головой. - для наибольшей выразительности, Гвидо стукнул пару раз кончиком указательного пальца по своему лбу; не отводя взгляда от Ким, при этом. Женщина, занимающаяся подобной деятельностью... она априори должна работать и умом тоже - по-другому ей на этой работе попросту не задержаться. Мужчина - ещё может закрепиться благодаря своей физической форме, но женщине придётся подстраиваться; не только в плане того, как реагировать на насмешки - учиться быть гибкой придётся в плане куда более широком. И совсем не обязательно, что женщина на такой работе думает лучше любого мужчины, занимающегося тем же: но, как минимум, она просто умеет думать. Отпив ещё немного, Гвидо продолжил:
- Откровенно говоря, я рассчитывал найти именно женщину. Потому что так - работник не стал бы заглядываться на мою жену... вы поняли. - Монтанелли положил ладонь на стол, будто бы оберегая эту тему от дальнейшего развития - Ким может сама додумать то, что захочет додумать; Гвидо действительно намекает на возможность измены - но это просто потому, что привык не исключать её возможности, в принципе, а не из-за того, что осмелился бы подозревать в неверности миссис Монтанелли. Но сам тот факт, что рядом с ней будет проводить много времени какой-то другой мужчина, когда его рядом не будет; и та возможность для него, увидеть то, что он не должен увидеть, и всё в таком духе, - его не могло не коробить. С женщиной проще. - И потому, что женщине с детьми найти общий язык проще. - даже если этого и раньше не было. Природа сама восполнит недостаток опыта; способна эта делать, во всяком случае. - С нами живут трое младших: одиннадцать, пять лет и два года. - и Гвидо боится за их безопасность - больше, чем за свою собственную, и больше, чем за безопасность Лео, - старший сможет за себя постоять, да и оба они - большую часть времени, окружены теми, кто будет их защищать так или иначе. Про их родных то же самое сложнее сказать с уверенностью.

+1

12

[indent] Азиатка завела руки назад упираясь ими в крышку стола, она внимательно слушала господина Монтанелли, словно солдат получай инструкцию перед заданием. Наверное это издержки старой профессии? Говорят же, военный офицер даже после увольнения остается военным.
Возможно полученную информацию стоило записать, и анализировать. Но Ким Хи Сон никогда не пользовалась блокнотом и ручкой, ее записная книжка находилась у Рыси в голове.
1: Примерно пол года назад напали на одного из членом семьи Монтенелли. Стреляли? Хммм... Ким не любила стереотипы. Но эта фамилии, костюм, поведение господина Гвидо, попытка убить членов его семьи коих оказалось великое множество. Его спокойное но уверенное поведение. Прямо фильм крестных отец не дать не взять.
2: Высокая вероятность получить пулю. Да, в такой ситуации есть большая вероятность, что попытки повторяться. Но станет ли целю тот же член семьи? Ведь когда детей так много, всегда можно сменить цель заставляя охрану растягиваться до тех пор, пока не появиться брешь для очередного выстрела. Если объединить это с первым пунктом, значит Ким ввязывается в новую войну?
При фразе господина Монтенелли "Не просто мебель" телохранительница и бровью не повела, но взяла на заметку. Если у этого мужчины есть своя охрана, а она наверняка есть. Значит они просто мебель, и теперь мужчине просто надо сменить интерьер поставив в дом "бронированные стекла". Впрочем, это Рысю не касалось. Мотивы, и размышления клиентов их личное дело.
[indent] Следующая фраза мужчины заставила азиатку мягко засосать нижнюю губу.
- Пулю? Мне бы не хотелось принимать пулю, предпочитаю просто укрепить защиту. Мне надо просмотреть всю территорию. Двор, дом, даже сарай если он имеется. Добавить дополнительные камеры, датчики вызова, и некоторые другие вещи. У меня нет семьи, но есть надежда увидеть выездной матч Бостон Селтикс как только они посетят на выезде ваш Сакраменто Кингс. - Может быть время для шутки не самое удачное. Но возможно она поможет мужчине слегка расслабиться.
- Разве вы не из Италии? - Улыбнулась женщина. Причем тут Италия? При том, что Римская империя была итальянской. И именно там было одно из самых незабываемых гнезд разврата, именно в Риме однополая любовь была в порядке вещей. - Вас беспокоит мужчина охранник, но вы доверяете женщину женщине? - Впрочем ведь именно так поступают арабские шейхи когда селят по несколько красавиц в один гарем.
С другой стороны, Ким никогда и не видела госпожу Монтанелли. Может ей уже шестьдесят? Может быть после рождения такого количества детей бедняжка совсем высохла? Но приятно понимать, что муж все равно ее любит, или по крайней мере если не любит то заботиться в знак благодарности за детей, и отданные годы. Впрочем если есть такие мысли в голове мужчины, значит были прецеденты?
- Одиннадцать, пять, и два года? Ммм, да вы благословлены небесами. - Оказывается последнего ребенка госпожа Монтенелли родила не так давно, значит она обладает по истине крепким здоровьем.
- Что ж, только вам решать подхожу ли я вашему дому. Но если вы выберете меня, вам придется внести некоторые изменения в защитную систему дома. Если конечно же я замечу, что чего-то нахватает. - Молвила женщина как только итальянец закончил.

+1

13

Есть в этом нечто особенное: наблюдать за тем, как работает чья-то голова, анализируя то, что является частью твоей собственной жизни. Отчасти даже приятное, отчасти и не очень, но - особенное; но что уж точно приятно (Гвидо было всегда, по крайней мере) - так это наблюдать за работой профессионалов в своём деле... неважно даже, кто именно бы это был - солдат, телохранитель, или просто садовник у кустов с цветами, или хороший каменщик, или мясник у конвейера. Впрочем, у некоторых видов занятости спектр деятельности куда более разнообразный, чем у других, и более яркий, и наблюдать за ними интереснее уже просто поэтому. Хорошую работу видеть здорово, в любом случае. И тот факт, что хорошей работой становишься как бы и сам... чувство, которое весьма сложно передать словами. Нельзя сказать, чтобы оно было Монтанелли в новинку, на него работало довольно много людей, - но впечатление, как ни странно, не оказывалось затёрто с годами. Не так уж сильно, как могло бы.
И Гвидо знал, что это ощущение будет ещё гораздо сильнее, когда от обсуждения они перейдут к делу - когда кто-то не мысленно, а практически войдёт в его быт с целью поменять в нём что-то; он был готов к этому, переступая порог здания этой компании. Какая-то часть его этому, конечно, противилась, но иногда приходится переступать и через собственный комфорт, - если, конечно, не планируешь умереть счастливым, но в скором времени. У него этого в планах не было.
- Я согласен с этим. За этим я и здесь. - в планах было как раз то, что выразила Ким ёмко и лаконично - укрепить защиту, перед тем, как он смог бы двигаться вперёд. Ему определённо нравился её... не настрой даже, скорее отношение к делу в целом; и с самого начала он рассчитывал на то, что сможет получить хороший совет от профессионала - даже если он не останется рядом с ними надолго, советы эти будут иметь силу и в будущем. Никогда не стоит недооценивать силу хороших советов. - Разумеется, у Вас будет возможность это сделать. Мы осмотрим дом вместе. - кивнул Монтанелли в ответ. Камеры, датчики... он не очень хорошо понимал в этой электронике, и склонен был мало доверять ей, хотя и вынужденный признать, что своё дело она делает - но всё же, только в том случае, когда за искусственным интеллектом стоит разум настоящий. И только живой разум может по-настоящему что-то сделать для того, чтобы помочь - неуправляемая техника же способна только вредить, в любом своём проявлении. - Хорошая игра будет, думаю. - добавляет Гвидо, как бы между делом, - признавая шутку Ким, но не то, чтобы желая её продолжать. Жить вряд ли стоит только ради того, чтобы увидеть баскетбольный матч, или делать что-нибудь ещё, пусть и приятное, но всего одно, или съесть какой-то определённый сорт какого-нибудь фрукта или блюда, - это можно и обратить в смысл Сократовского "Жить надо не ради того, чтобы есть". Но и исключать этого из жизни тоже не стоит. Все они - живые люди: и криминальный босс, беспокоящийся за жизнь своей семьи, и телохранитель. Монтанелли, впрочем, не стремится расслабиться. Ему это сейчас просто не нужно.
- Нет, вообще-то итальянец я только по происхождению. - надо быть довольно здорово недоученным глупцом, чтобы не догадаться о его национальности при произношении его имени и фамилии, но на самом деле Гвидо - был американцем уже в третьем поколении. Вопрос Ким его удивил не в этом смысле. Скорее можно сказать, что он его просто недопонял: - А что? - или это - проблема? Расизм и нацизм - явления поганые, и характерны вовсе не только белым людям, как некоторые почему-то считают, а другие - пытаются убедить в этом других; но от него и не открестишься, и каждый может питать какую-то неприятность к кому-то, что так или иначе от него отличен... даже без по-настоящему крепких причин для этого. Или по причинам, которые можно считать личными. Впрочем, женщина-телохранитель - вряд ли тот человек, который в принципе способен размышлять настолько узко. И более похоже было на то, что её взволнует другое слово из разряда запретных - "мафия"... весьма обидное для итальянцев даже в том случае, если оказывается к месту. Особенно обидное в этом случае. - Ну, да - а что Вас в этом смущает? - Римская Империя была очень-очень давно, Гвидо же был не римлянином - насколько глубоко знал историю своего рода, конечно - а сицилийцем; в каком-то смысле, арабские шейхи и впрямь были ему ближе, но едва ли он считает это поводом для гордости и уж тем более хвастовства. В любом случае, он не ждал неверности со стороны Шейенны - и беспокойство его имело совершенно другие отправные точки.
- Спасибо, мисс Ким. - улыбнулся Монтанелли в ответ. Вряд ли она сказала бы так, зная не то, что всю историю, но хотя бы даже её часть; Гвидо не собирался её рассказывать, разумеется, - но Ким и сама, скорее всего, узнает, что Шейенна является биологической мамой только для младшего из детей своего мужа, Джованни. И поймёт, пожалуй, что живут они вместе не такое уж долгое время, на самом деле... но на самом-то деле - важно как раз не это, важно совершенно другое: что миссис Монтанелли смогла стать настоящей мамой и для Дольфо, и для Виттории, и даже для старших детей, заботясь о них, как о своих собственных. Вот, что нужно понимать об их семье, и образует их именно это.
И Ким должна будет стать, пусть и временно, быть может, частью именно этого. А не прошлого Монтанелли...
- Как насчёт того, чтобы начать заниматься этими изменениями сегодня же? - задаёт он вопрос. Доехать до его поместья они могут прямо сейчас, и Ким в любом случае нужно увидеть его - как и его обитателей тоже, чтобы понимать не только то, что можно и нужно изменить, но и в целом, с чем и кем работать.

+1

14

[indent] Азиатка была очень спокойна, кажется ее вообще мало что может разволновать. Ким Хи Сон все так же стояла у стола внимательно слушая господина Монтанелли, в то время как офисный работник все время крутился вокруг возможного денежного притока, и прислушивался к каждому слову из страха, что женщина все испортит. Ведь если итальянец не подпишет бумаги, офисный не получит свои проценты. Как тут бедняжке не вспотеть?
- Беспокоит меня? - Бровки Рыси дрогнули, уж Кими точно не была расисткой. Хоть и имела неприязнь к арабским, и индийским мужчинам из за их бесцеремонное поведение с женщинами. - Ну что вы, ни капли.
- Если вы дадите мне чуть-чуть времени, я буду в вашем распоряжение уже через пол часа. Думаю, Алекс сможет занять вас бумажной работой. - Кивнула телохранительница на офисного работника.
Да, лучше было начать уже сегодня. Ведь если недоброжелатели начали действовать, то не факт, что очередная попытка не произойдет сегодня. Нельзя было терять время.
- Я буду ждать вас в холле господин Монтанелли. - Откланявшись, женщина покинула столовую отправляясь в раздевалку. Пожалуй эта черта в женщине проявляющаяся только после службы в армии, кажется именно о ней так сильно мечтают мужчины? Пунктуальность, и быстрые действия. Рыся не заставит ждать себя слишком долго. Но не будем рассказывать от этом мужчинам, а то еще придумают новый закон требующий отправлять всех женщин в армию.
[indent] Азиатка некоторое время стояла возле открытой дверцы своего шкафчика рассматривая свои фотографии расклеенные по всей двери. Южная Африка, кажется это было так давно. Она последняя из тех кто запечатлен на этом фото, всех унесла война. Тонкие пальчики прошлись по фотографиям. Похоже я снова иду на войну...

15 минут спустя

https://c.radikal.ru/c16/1905/7a/97832eb55027.jpg

Ким Хи Сон стояла у ресепшна на первом этаже здания охранной фирмы, поправляя свою прическу. Кем бы не работала женщина, секретаршей, бухгалтером, полицейской или тех работницей, она все равно стремиться выглядеть хорошо.
Развернувшись на каблучках, Рыся посмотрела на широкие ступени ведущие со второго этажа, ее пальчики автоматически проверили маленький пистолет спрятанный под пиджачком. Не так просто получить разрешение на ношение оружия будучи гражданской, да еще и представительницей другой страны, грешно после этого оставлять пистолет дома.

Отредактировано Kim Hee Sun (2019-05-24 01:45:46)

+1

15

"Занять бумажной работой" - прозвучало, как обещание самого скучного получаса из того времени, что он провёл в этом здании. Из всей работы, которой Гвидо приходилось заниматься, больше всего он не любил именно эту, - не видя в том, чтобы ковыряться в документах, ничего ни интересного, ни захватывающего, ни, в ряде случаев, даже по-настоящему полезного; для него, прямо - как для детектива из кино про полицейских, пожалуй - самой обременительной деятельностью была именно бумажная... заниматься, конечно, приходилось и ей - немало. Тем более контрастным выглядело сейчас оживившееся лицо офисного работника, Алекса оформление документов интересовало наверняка больше, чем разговор между двумя людьми с нелёгким прошлым, не совсем ясным будущим, и тяжёлыми взглядами. То, что Монтанелли - да и Ким, наверное, - считали не очень приятной необходимостью, вроде болезненной прививки, для него, напротив, означало начало настоящей работы. Удивительно, насколько мир может измениться, если посмотреть на него с другой точки обзора, верно? Но то, насколько такие различные точки обзора могут находиться близко друг ко другу, удивительно даже и ещё более.
- Мы можем заняться документами там, в зале? Это ничего? - спрашивает Монтанелли, указывая на входную дверь. Работать с контрактом, наблюдая за тем, как люди тренируются - кому-то это может показаться странным, но в спортивном зале Гвидо действительно нравилось больше, чем в строго-формальной обстановке офиса. Шум его не смущал, да и к тому, что вокруг всё всегда в движении, он привык - настолько, что это стало даже каким-то удобным. Порой утомляла, наоборот, тишина.
- Хорошо выглядите, мисс Ким. Мне нравится. - без тени улыбки, которая бы означала комплимент - скорее с выражением, означающим оценку, - не настолько сухую, как у судей на соревнованиях или каких-нибудь художественных критиков, впрочем, поскольку имеющую слишком многой личной вовлечённости - произносит Гвидо, останавливаясь напротив Хи Сон, и поправив очки на своём лице, бегло оглядывая её с головы до ног. Всё-таки армейская выправка чувствуется в людях, это нечто, за что можно зацепиться взглядом, если смотреть сколько-нибудь внимательно - не просто хорошая физическая форма, и не просто вежливая услужливость лакея у стойки или какого-нибудь продавца в бутике, офицерская выправка - нечто другое; словами сложно описать, но увидев - не перепутаешь. Остаётся мысленно дорисовать лацканы и знаки различия - сделавшие бы из костюма военную униформу; впрочем, Монтанелли предпочёл бы этого не делать. При этом, всё же нельзя сказать, что Ким и бросалась бы в глаза - как был бы заметен на её месте кто-нибудь гораздо выше ростом и шире в плечах, можно сказать даже, что на его собственном фоне она слегка терялась. Не то, чтобы Гвидо сильно волновало, как телохранительница выглядела бы, впрочем; строгая форма не всегда к месту, где-то она, напротив, может привлекать внимание даже излишне - главное, чтобы работа выполнялась. Да и к тому же, его мнение значение имеет тоже не абсолютное - важнее, чтобы они поладили с Шей.
- Пойдёмте. - уголок папки с документами, которую Гвидо нёс под мышкой, приподнялся, указав в сторону выхода. Сотрудник офиса подготовил всю документацию, и почти всё, что осталось, чтобы контракт вступил в силу - это пара подписей: Монтанелли и самой Ким. Ни один из них этого делать не торопился, всё-таки бумаги есть бумаги, и нужно было закончить с тем, о чём они говорили ранее, прежде, чем подписывать что-то; и подписать можно и прямо там, у него дома. Между тем, они ещё даже не начали. Самое главное ещё даже не обсуждалось.
Парковка их поприветствовала массивным чёрным "Хаммером" Гвидо, послушно отозвавшийся пиликаньем сигнализации, когда владелец нажал на кнопку брелка и щёлкнувший замками на своих дверях. Модель была гражданской, но существенно переработанной в своё время в автомастерской "Living Steel" - корпус был бронированным, соответственно и подвеска была укреплена, а мотор - форсирован, чтобы выдерживать увеличившийся вес автомобиля; который, и впрямь, теперь можно было бы, пожалуй, отправить на войну без страха, а в президентский кортеж - без стыда. Сейчас эта автомастерская принадлежала сыну Гвидо, но в то время, когда там сделали этот автомобиль, управляли ей другие люди. "Хаммер" был подарком старого друга. И тоже имел большую историю, чем следовало бы Ким рассказывать - Гвидо скорее интересовало, из чистого любопытства, скорее, как эта машина ей понравится, что мог бы о ней сказать человек с военным опытом.
- Хотите за руль? - Монтанелли протягивает ключи от машины в раскрытой ладони. Он уже увидел, как Ким проявляет себя в драке, понаблюдал за тем, как она стреляет, но её навыки управления автомобилем оценить пока не имел возможности. Не ожидая каких-то чудес, конечно, вроде экстремального вождения, и не пытаясь сделать их чем-то основополагающим, - опять же, его сын был владельцем автомастерской, вокруг которой сплачивались ребята, которых принято было называть "уличными гонщиками", так что в том, чтобы найти талантливых водителей, у Гвидо особых проблем не было; но, всё-таки, - даже не задумываясь об этом слишком глубоко: случаи бывают разными.

+1

16

[indent] За короткое время ожидания в холле кореянка успела пару раз пнуть кофе машину которая бесстыдно сожрала ее деньги, но совершенно не желала наливать стаканчик американо. "Проклятые экономисты, разве США не сверх держава? Почему почти каждый второй офис довольно приличных компаний закупают такие старые аппараты?" Но больше всего бесит то, что после того как ты боролась с этой кофе машиной пять минут, следующий человек всего лишь бросил монетку и получил свой стаканчик без каких любо проблем.
Стоя у стойки и потягивая кофе женщина сквозь полуопущенные ресницы рассматривала афроамериканку которая присоединилась к компании "Жизнь Без Страха" на прошлой неделе. Говорят эта Эбеновая Пантера была раньше снайпером во Франции. "Надо будет пригласить ее на свидание как только закончу с работой." Но это все будет потом, а сейчас. Выбросив пустой стаканчик в мусорку, женщина посмотрела на спускающегося итальянца. Похоже с бумажной волокитой было почти покончено. Но Кими не спешила ставить свою подпись, сначала ей хотелось увидеть тех с кем придется работать, а уж потом решать.
[indent] Кивнув господину Монтанелли, Ким Хи Сон проследовала за мужчиной на стоянку где их ждал черный "Хаммер". Бровки азиатка нахмурились когда у машины ни оказалось ни водителя, ни охраны. В ситуаций в которой оказался итальянец ему не стоило быть таким беспечным, ведь следующей целью мог оказаться он сам. Но раз уж мужчине было плевать на свою личную безопасность, но и Рыся не стала совать в это дело свой симпатичный носик.
- Ммм? Что? - Удивленно протянула женщина уставившись на ключи. Конечно же Кими умела водить машину, но если честно не любила их. Они вызывали в ней какое-то неприятное ощущение. - Спасибо, но вы забыли, что я совершенно не знаю где вы живете.
Женщина сделала приглашающий жест рукой.
- Прошу господин Монтанелли. - Сама же азиатка дождалась пока наниматель займет водительское место, и лишь после сама села на пассажирское сидение не забывая пристегнуть ремень. - Так в какой части города вы живете? - Переспросила кореянка, ей хотелось знать как далеко она окажется от чайна тауна. Пусть подписи еще не стоят, но Кими уже сейчас планировала маршруты передвижения.

Отредактировано Kim Hee Sun (2019-05-25 01:32:45)

+1

17

Справедливо будет сказать, что путь, которым идут Монтанелли уже одному Богу известно только которое поколение, полон своих недостатков, риск для жизни в числе которых - лишь вершина целого айсберга. Но всё же, имеет он и свои плюсы, - тоже в количестве не единственном. Об этом вряд ли многие подумают в первую очередь, видя перед собой пожилого человека в дорогом костюме, начищенных до блеска туфлях, и миной важности на лице, - но Гвидо любил свою жизнь ещё и за то, что она не была скучной; скажем так, это обратная сторона того постоянного риска быть убитым или арестованным в любой момент, подобное существование нельзя назвать монотонным. То и дело приходится бывать в различных местах, порой совершенно неожиданных, постоянно заводить знакомства с людьми, порой - весьма интересными, и пусть, быть может, это не всегда и не целиком зависело от него самого, пусть иногда это и утомляло, особенно теперь, когда он становился человеком уже немолодым и силы, пусть пока и медленно, но уже начинали улетучиваться - это было приятнее, чем когда утомляет монотонная скука. Возможно, кто-то не согласился бы, но - чего уж, все люди разные. Ким, вероятно, поймёт эту часть склада характера - и скорее всего, именно по этой причине Гвидо легче было сходиться с солдатами, чем с офисными клерками, хотя сам он никогда не носил военной униформы и уж тем более не участвовал в войнах. В "настоящих" войнах, в смысле, в масштабе политическом, - определённого полевого опыта имелось и у него в достатке...
- Я ведь покажу дорогу. - отозвался Монтанелли, продолжая держать ладонь в том же положении. Рассказать, как добраться до дома, ему не было бы в тягость. Было бы даже приятнее сделать это параллельно разговору, который произошёл бы в машине, нежели вводить данные в автонавигатор - это нехитрое устройство есть почти в каждой машине в наше время, но отношение Гвидо к нему можно будет описать, как смесь из пренебрежения и подозрения: с одной стороны, ему не определённо нравилось, что люди предпочитают не запоминать маршруты разумом, а доверять их бездушному компьютеру, - с другой, претила мысль о том, что если это маленькое устройство попадёт в руки к кому-то лишнему, он сможет получить всю информацию о том, куда и когда Монтанелли передвигался бы. Он не был уверен в том, можно ли было взломать это устройство удалённо, но даже если нет - завладеть им можно и иным способом. - Нет? Ну, ладно. - удивлённо приподняв брови, Гвидо открыл дверцу автомобиля и забрался внутрь; чуть-чуть, на мгновение лишь, замешкавшись - заметив, что Ким не двигается с места (подспудно ожидая, что она пойдёт обойдёт автомобиль сейчас), но затем понял, что она просто ждёт, пока устроится он, чтоб в тот переходный момент, когда каждый занимает своё кресло, ничего не оставалось без контроля - чтобы не оставалось каких-то слабых точек, слабых мест, которые бы создали гипотетическую угрозу для безопасности. Документы ещё не были подписаны, но Ким уже начала отрабатывать гонорар. Может быть, просто по привычке; но всё же. Ну - нельзя сказать, что он наплевал на собственную безопасность, если рядом уже находится тренированный специалист...
- На окраинах. Можно сказать, почти за городом. - Гвидо продолжил в этом же духе - отложив папку на заднее сидение, убедился, что Ким заняла своё место, лишь потом повернул ключ, заводя мотор автомобиля. На самом деле, ему до сих пор удивительно, как столь большая и мощная машина может работать так тихо и двигаться так мягко - ощущения того, что находишься в салоне, почти не было бы, если бы не руль и педали... Ким имеет возможность отметить, что в салоне практически нет никаких украшений: ни на приборной панели, ни сзади, ни на салонном зеркале заднего вида. Некоторые вешают в автомобиль что-нибудь, чётки, или игрушки, или декоративные дайсы быть может, иногда ставят на приборную панель собачку, качавшую бы головой в такт движению машины - в "Хаммере" Монтанелли не было ничего подобного. Не любил подобную мишуру - лишние движения в салоне раздражали бы его, отвлекали. Как можно сконцентрироваться на дороге, если прямо перед глазами постоянно что-то болтается туда-сюда?..
Двухэтажный дом Гвидо не производил впечатление по-настоящему гигантского здания - хотя и не был маленьким, разумеется, но казался как-то меньше на фоне окружающей его территории. Казалось, в распоряжении семьи Монтанелли есть целый парк; с деревьями, кустами роз и ещё какими-то цветами, помидорами и другими овощами на грядках чуть в стороне - с некоторых пор с ними соседствовала и маленькая виноградная лоза. Чуть поодаль был виден ещё один домик - предназначенный, судя по всему, как гостевой; по сравнению с основной частью поместья, он казался несколько более новым, и впрямь, построенный лишь недавно. Уже после того нападения, о котором Монтанелли говорил ранее. Как, в общем-то, и некоторая часть сада - восстанавливать пришлось многое. Где-то вдалеке послышался собачий лай, когда они проехали через ворота - но принадлежал он явно не тому, кто их встретил: когда Гвидо вышел из машины, с крыльца поднялся огромный немецкий дог чёрного окраса, и побежал навстречу хозяину - однако, тут же замер, навострив уши, когда увидел рядом с ним чужого человека:
- Чао, Боппо. - захлопнув дверцу автомобиля, Монтанелли коснулся макушки собаки ладонью, проводя по короткой шёрстке. Боппо был уже немолод по меркам дога, можно было увидеть, что на его морде начинали появляться седые щетинки, что немногим умаляло, впрочем, остроты его клыков. - Вот это - Боппо, один из моих самых верных ребят... - улыбнулся Гвидо. А затем вытянул руку, так, чтобы пёс её видел, указывая открытой ладонью на девушку: - Мисс Ким. - словно бы в действительности представлял её псу, будто он мог бы запомнить и назвать её имя. Но нет, в собачьем мире существуют немного другие тонкости. - Дайте мне Вашу ладонь, пожалуйста. Пусть Боппо запомнит Ваш запах. - этой же ладонью Монтанелли сделал пригласительный жест, чтобы Ким Хи Сон подошла ближе. Всё общение с людьми, появлявшимися в доме впервые, у Боппо шло через посредничество хозяина; при этом, к командам сам пёс был приучен на итальянском языке: - Amico. Мисс Ким. - повторил Гвидо для него ещё раз.

Боппо

+1

18

[indent] Ким Хи Сон не сомневалась, что господин Монтанелли покажет дорогу. Но лучше было один раз посмотреть, женщина обладала прекрасной зрительной памятью, ей лучше один раз внимательно посмотреть ни на что не отвлекаясь, чем услышать. Это касалось не только маршрута по городу, но так же лиц людей. Даже увидев в сводке новостей или же в полицейском участке фото преступника, Рыся запомнит его, это фото всплывет в памяти позже, когда женщина увидит разыскиваемого на улице.
- За городом? - Переспросила азиатка, угу. Удобно для жизни, но становиться опасным когда ты превращаешься в мишень.
Телохранительница внимательно посмотрела на ворота и забор окружающий территорию. Так же осмотрела весь этот парк, путь это была только часть его. Но она была достаточно огромна, чтобы дать понять женщине. Работы очень много, ведь обеспечивать защиту не значит только бродить за спиной, и смотреть по сторонам. Придется купить не мало аппаратуры, конечно же за деньги нанимателя, но ведь господин Монтанелли мог себе это позволить? Такую большую территорию сложно контролировать со всех сторон. Но ведь сейчас не 80-х. Теперь есть много способов просто  отслеживать большую половину территории, а так же передвижение нужных людей.
[indent] Большие собаки не пугали кореянку, ей приходилось работать с овчарками раньше. Дог конечно не овчарка, но Кими не сомневалась, что она легко найдет общий язык с животным, это куда проще чем сойтись с многими людьми.  Улыбнувшись, женщина присела смотря на большого пса.
- Боппо значит? - Добродушно улыбнулась женщину. - Друг, охранник, и... - Азиатка посмотрела на здание. - Дворецкий?
Женщина протянула свою руку позволяя псу ткнуться в нее. Рысю совершенно не смущали слюнявые собаки, руки всегда можно вытереть. А хороший нюхачь рядом, никогда не помешает. Интересно, сколько же тут всего живности на территории? Все они доги? Или остальные более сторожевого плана? Это все Ким выяснит потом, а сейчас...
Азиатка осторожно погладила пса, чтобы не провоцировать его, и вместе с тем показать свои добрые намерения.
- Пожалуй псам на ошейники временно придется одеть датчики движения. Впрочем не только собакам, даже вся ваша семья должна будет носить браслетики. Это поможет отслеживать ваши передвижения по территории, достаточно будет посмотреть на монитор, чтобы проверить все ли в доме, а если же нет. То иметь возможность быстро оказаться рядом при этом не мешая. Вы согласны? - Вопросительно выгнула бровки Рыся.

Отредактировано Kim Hee Sun (2019-05-27 01:29:22)

+1

19

Могло бы даже показаться забавным со стороны - массивный Боппо практически превосходил размерами мисс Ким; хотя Гвидо, конечно, не думал об этом, как о чём-то смешном или нелепом, вообще стараясь сейчас поменьше лишних мыслей пускать к себе в голову. Когда речь заходит о безопасности, для юмора вообще не остаётся места - пожалуй, что это как раз Ким, служившая во многих местах планеты, а затем занимавшаяся охраной уже много лет, могла бы ему многое рассказать на эту тему, и в общем-то, он и надеялся сейчас на то, что она сможет сказать что-нибудь, что было бы ему полезным. А потому - готовился её слушать. Наблюдать за её общением с псом было, впрочем, занятием было не очень намного менее продуктивным, это тоже доносило до Монтанелли определённую информацию про Ким Хи Сон. По крупицам, и не настолько прямо, как смогло бы написанное чёрным по белом или сказанное вслух; но всё же. То, что она не боялась собак - настоящим откровением не стало, от кого-то, кто занимается подобной деятельностью, как-то не принято ожидать настолько глупых и таких простых страхов, но в её верном, выверенно-правельном, поведении рядом с Боппо было чуть больше этого - чувствовался какой-то определённый опыт, что-то говорило о том, что кореянка когда-то уже работала с собаками - или, может, соприкасалась как-нибудь ещё; Гвидо было трудно определить настолько точно. Возможно, у неё просто был питомец раньше. Впрочем, если вспоминать её опыт - едва ли у неё была возможность заводить себе домашних питомцев...
- Что-то вроде того. - тихо усмехается Гвидо в ответ. Боппо хорошо выдрессирован, и просто умён, и тоже обладает хорошей памятью  для собаки - и для людей вокруг итальянские слова, обращённые к нему, имеют один смысл, тогда как для него он несколько другой. "Amico" - то, что другой бы перевёл как "друг", для пса Монтанелли означает то, что человек, про которого так говорит хозяин - не чужой в доме, и что относиться к нему нельзя, как к чужому, и потому его надо запомнить. Так его тренировали. Всё одновременно и сложно, и просто.
- Браслетики?.. - добродушное выражение, с которым Гвидо смотрел на общение Боппо и Ким, исчезло; он недовольно поморщился, услышав следующие её слова. Они начали переходить к главному - говорить о практической безопасности, и здесь, конечно, не место было для капризов, Монтанелли размышлял об этом со всей серьёзностью, но при слове "браслет" просто не мог не вспоминать и время своего домашнего ареста - когда тоже был вынужден носить браслет на ноге, который бы отслеживал его местоположение, и в память которого был заложен маршрут, при отклонении от которого срабатывал бы сигнал... собственный дом стал для него тюрьмой на целый месяц: определённо, не те впечатления, которые бы Гвидо хотел пережить снова. Уж не говоря о том, чтобы подарить их жене и детям... - На собак мы ошейники оденем, тут без вопросов... - здесь жили ещё три собаки, но им, в отличие от Боппо, внутрь дома заходить было нельзя - доберманы Маркиз, Герцог и Барон позиционировались, как сторожевые собаки. В будущем, на самом деле, поскольку они были ещё щенками - им было всего по три месяца; и происходила троица от одного помёта - отцом их являлся любимец Лео по кличке Гамбит. Жили молодые охранники с титулярными кличками в глубине территории, там для них был сделан вольер, и по ночам их выпускали гулять по территории поместья. Но их Ким ещё увидит потом. - ...но браслеты... нет ли для них какой-нибудь, скажем так, альтернативы? - Гвидо не доверял электронике в целом; он доверял человеческим навыкам, - но в этом случае понимал ту пользу, которую могут и должны приносить подобные устройства, понимал, для чего они нужны; однако, понимая при этом и принцип их работы - дело в маячке, отслеживающим передвижение. А устанавливать местоположение в настоящее время научились даже мобильные телефоны... и в этом-то ещё одна из проблем - Монтанелли не хотел бы, чтобы кто-то мог знать его местонахождении, кроме тех, которые он бы сам хотел, чтобы знали. Что браслетам, что каки-то ещё приборам, требуется определённая тонкая настройка, само собой; но это в целом делает конструкцию довольно хрупкой. - Постоянно носить постоянно что-то на запястье или на щиколотке, это, как бы... смущает. Понимаете, о чём я? - Дольфо ведь в школу ходит, а Виттория в детский садик - что подумают другие дети, увидев электронные браслеты на их руках? Или и учителя тоже? Про их отца и старшего брата и так говорят много чего нехорошего. Кто-то может пустить слух, что у Монтанелли опять проблемы с законом - слух этот им определённо не нужен, будь хоть правдив, хоть лжив. А у журналистов раздувать из мухи слона получается так хорошо, что они быстро сами становятся чуть ли не большей проблемой, чем проблема сама по себе... - Пойдёмте в дом? - указывает Монтанелли ладонью на входную дверь. Отголосок щенячьего тявкания снова слышится из глубины двора, и Боппо навостряет ушки, оглядываясь в сторону звука, но не подаёт ответного "голоса". Малыши-доберманы и так знают, что он тут есть... и, наверное, уже чувствуют и то, что в доме появился кто-то новый, непривычный им ранее. - Или хотите ознакомиться с территорией ещё немного?

+2

20

[indent] Дог ткнулся в руку Ким Хи Сон своим носом несущим приятную прохладу. Да, конечно в нашем мире полно людей которые не любят собак по разным причинам: грязные животные? они воняют? разносчики заразы? шерсть по всему дому? аллергия? банальный страх быть покусанными? Но Кими никогда не относилась к этим людям, даже не оборот. Телохранительница скорее могла недолюбливать людей чем животных. Кореянка может пройти мимо бездомного даже не взглянув на него, конечно в жизни человека случается всякое. Но когда ты большой, сильный лось и просишь подаяния? Ну уж нет, у тебя две руки и две ноги, иди работай! Зато никогда не пройдем мимо голодной собаки, обязательно поделиться тем, что имеет с собой.
- Ммм? - Тихонько протянула азиатка поднимаясь, и смотря на господина Монтанелли. - Вас смущают браслеты? Вы наверное не очень хорошо разберетесь в украшениях? Браслеты могут быть красивыми, вашей дочери они бы понравились. Но если вы против...
- Хммм. Как на счет часов? Они могут быть как для взрослых, так и для детей. - Предложила женщина. - Вариантов много, вы поймите. Если поставить во дворе датчики и камеры в самых слабо защищенных, или же скажем удаленных местах.  Тревога будет звучать чаще чем это требуется, ваша охрана будет измотана. Или же слишком растянется по периметру выискивая поток сигнала. - Начала объяснять Рыся. - Имея датчики мы сможем определись, идет ли сигнал от заплутавшего пса, или же в том секторе никого нет и быть не должно.

[indent] Согласно кивнув, женщина последовала за мужчиной в дом. Но войдя в помещение притихла, Ким совсем не хотелось, чтобы все что она говорит слышали работники дома. Может быть они проверенные, может быть верные, может быть работают тут годами. Но от жадности ни кто не застрахован, или же угрозы расправы семьи в обмен на сведения о том, что происходит в доме, почему нет?
Да, кореянка была недоверчива. Это так, но после того как на одном из заданий новичок отряда пустил очередь в спину впереди идущих бойцов, убив при этом троих. Ким не доверяет никому, даже своим любовницам. Да, вы не ослушались, их несколько. Но это к делу не относиться.
- Пожалуй лучше сначала изучить дом, и познакомиться с вашими домашними. Время для двора будет достаточно, - азиатка всегда считала, что когда перед тобой опустили ворота, сначала изучили "крепость", а уж потом шатайся по окрестностям.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Training Day