"Тихие шаги по лестнице, едва слышный скрип петель на двери, щелчок замка и лёгкий шорох проминающейся от тяжести тела кровати – с каждым из этих звуков дыхание ..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 25°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: ms_frannie]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy

[telegram: semilunaris]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Вылижи мне душу


Вылижи мне душу

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

16/02/2019

Chloe Thompson & Violett Lane
https://funkyimg.com/i/2U5yX.gif

Февраль - хороший месяц для слез, боли и секса.

+1

2

Отпусти меня. Я запуталась.
Кофе, вино. Что-то одно
Выбрать давно не получается.

Ему нравятся твои короткие волосы. Ты зачем-то психанула и отстригла их по плечи, хотя тебе самой всегда было удобно с длинными - чтобы их можно было собирать в растрепанный пучок где-то на макушке, закрепляя его кистями или ручками - на манер творческих людей с красивых картинок. Ваши отношения рушатся на корню, хотя их никогда и не было. Он говорит тебе - ты слишком много думаешь. И бьет наотмашь по лицу, обжигая щеку болезненным ударом. Его пальцы сжимаются на твоем горле, а ты гадаешь - останутся ли на теле синяки, отметки? Что-то, что делает тебя принадлежащей [ему]?

- Нет, Сэр, - между вами возникает то самое недопонимание. Ты обещала ему и себе не желать ничего большего, не искать его за пределами этого места. Вас даже не связала телесная близость, он считал ее излишней, а тебя ломало без прикосновений. Каждая встреча заканчивалась слезами - в укромном уголке своей полупустой квартиры. Тебя бросало от ненависти к нему до всепоглощающего желания наброситься и искусать ему шею в порыве страсти. Но ты слишком хорошо знала о последствиях, и держалась - непонятно, за что и из-за чего.

В Сан-Франциско было свободнее. Даже дышалось легче, потому что голова не была забита мыслями о возможности встретить на улице начальника, будущего работодателя или кого-то из знакомых. Тебе не страшно было ходить по улицам в чем-то действительно вызывающем, особенно если ты знала - это ограничится поездкой на такси от отеля до клуба и прогулкой от такси до клуба. Всего несколько шагов, пока он держит тебя за руку или за плечо, а внутри уже горит пожар, который ничем не скрыть. Даже кончик носа покраснел, несмотря на тональное средство. Сегодня он обещал тебе нечто особенное, что же это?

Ты не раз говорила ему, что тебе нравится, когда на тебя смотрят. Нравится, когда кто-то наблюдал за вашими сессиями, а одна мысль о том, что кто-то может подсматривать, вообще заставляла заводиться больше обычного. Поэтому когда он сказал, что хотел бы провести сессию не в укромной комнате или номере отеля, а среди других людей, в общем зале, ты сначала почувствовала, как язык прилип к небу - от ужаса? Страх действительно сковал тебя по рукам и ногам ничуть не хуже наручей, которые он надел на тебя. Липкие пальцы тянулись к горлу, заставляя дышать чаще обычного, но он не обратил на это внимания. Ты как будто ждала, что он протянет тебе руку, спасет из этого всеобъемлющего страха, но он не стал. Напротив - он толкнул тебя прямо в него, прямо в бездну.

Каждый удар он заставлял считать. Выбивая из твоих легких воздух, он иногда останавливался, прислушиваясь; ждал стоп-слова, которое ты отказывалась произносить. Как будто это наказание предназначалось не только для тебя, но и для него. Для всех желающих - кому было интересно наблюдать за тем, как мягко, плавно опускается плеть-многохвостка на твои плечи и спину, оставляя после себя алые, едва заметные полосы. Завтра они сойдут, и только на местах, куда попало кожаное лезвие, останутся небольшие кровоподтеки - как от засоса. Ты снова будешь чувствовать себя разбитой, но в этот раз хотя бы относительно удовлетворенной.

Очередной удар вырывает из твоего рта вскрик - плеть приходится по нежным местам, чего ты не ожидала. Удар обжигает тебя волной дрожи, ты выгибаешься так, что почти слышен хруст позвоночника и ломающихся костей. Сжимаешь зубы, когда он берет тебя за короткие волосы и притягивает к себе. Только сейчас ты замечаешь людей вокруг - сквозь соленую пелену слез в глазах, ты видишь заинтересованные взгляды, обращенные на тебя. И молишься всем существующим Богам, чтобы среди них не было кого-то знакомого.

+1

3

Признавать свои ошибки очень тяжело. Особенно человеку, который привык контролировать свою жизнь с момента пробуждения до самого окончания дня, когда веки от усталости смыкаются. И даже после этого, особенно после изучения техники осознанных снов, не получается отпустить свой мозг, расслабиться ни на секунду, погрузиться в пучину хаоса и беспорядочных сновидений. Как банально, быть настолько уверенной в том, что знаешь свою жизнь, но пропустить тот самый камешек, который выпал из фундамента ваших с Леоном отношений, из-за которого сейчас всё рушится. Кто знает, будь вы не настолько заняты работой, могли бы вы предотвратить это? Может быть, стоило только поговорить, и все проблемы бы стали не такими огромными. Но вы перестали делиться друг с другом мелочами, оставляя для общения только важное, нужное, ценное. А на самом деле все эти кажущиеся ничтожными детали жизни делают людей многогранными личностями.

Ты потерялась в том, какое место занимает в твоей жизни муж, что вы цените друг в друге. Даже любовь, страсть и неукротимое желание быть в жизни друг друга куда-то ушли. И только такой странный толчок, как появление в вашей жизни девушки, с которой и не было-то ничего, пробудило чувства, давно угасшие под гнётом работы и обязательств. И ведь тогда обещания, которые вы друг другу давали, казались колоннами, поддерживающими брак. Сейчас же было понятно, что они не из камня были, а песка, рассыпающиеся между пальцами, ускользающие.

Ты не можешь забыть ту девушку, её лицо выжглось на обратной стороне век, когда ты закрываешь глаза перед сном, то видишь только этот светловолосый огонёк, и как безумный путник из старинных английских сказок, бредёшь за ней в какое-то болото. Иначе как бы ты оказалась в клубе одна, да ещё и без особенных мыслей относительно того, что тебе нужно. Это катастрофа, такого раньше ещё не было. Ты не ощущала себя такой потерянной, заблудившейся, ищущей смысла, раньше никогда. От этого внутри в груди зарождался костёр гнева и самобичевания, но пока что водная поверхность того озера спокойствия, какое из себя представляли твои эмоции, была похожа на зеркало.

И в нём вдруг что-то отразилось. Лицо девушки по имени Клои, с волосами короче обычного, еле касающимися плеч. Её глаза были родственными душами с твоим озером эмоций, вот только лились они через край. Ты не ожидала увидеть здесь ту, кто разбередила в тебе позабытое давно уже желание отпустить контроль. И глядя на заплаканное, полное боли и какой-то смеси обиды с отчаянием лицо, ты вдруг осознаёшь, что внутри тебя опять что-то колыхнулось, желание защитить ли, наоборот, ударить побольнее? Ты завидуешь тому мужчине, что сейчас может делать с ней всё, что он пожелает. И ты бы хотела занять его место, от этого костер внутри разгорается ещё сильнее. Почему именно он? Не может же он быть лучше тебя, это просто не укладывается в голове. Все комплексы вдруг вылезают наружу, но ты заливаешь их прохладной водой без газа.

Ты пытаешься себя осадить, ведь ничего не знаешь о том, с какой целью Клои пришла к тебе. Ты не знаешь, чего именно она хотела. И твой пол вполне мог бы стать помехой, отрицательным фактором в выборе, потому что этого изменить невозможно качественно. Да и нравится тебе быть женщиной физически, доказывать только устала всем постоянно, что это не означает слабость или заранее невыгодное по сравнению с мужчинами положение. Ты знаешь, что даже сейчас в этом клубе есть мужчины, которые бы с радостью отдали власть над собой в твои руки.

Вот только тебе их не хочется. Ты хочешь её. Хрупкое вздрагивающее от болезненных ударов сильной руки тело, полные слёз бездонные глаза. Ты хочешь, чтобы она смотрела только на тебя, спрятать её от жадных взглядов, а уж тем более украсть из лап этого животного, оставляющего без разбора слишком отчетливые следы. Он ошибается, когда бьёт, и ты морщишься, понимая что следы могли бы остаться не такие варварски разбросанные по телу, они могли бы лечь в красивую сеточку, не оставаться так надолго. Особенно те, которые теперь не спрятать почти ничем, кроме очень закрытой одежды. Ты любишь не откровенную демонстрацию своей власти, а тайную, только вам двоим заметную. Потому что ты жадная, ревнивая собственница. Но нельзя же просто отнять Клои, потому что так хочется. Нужно подгадать момент, расспросить у знакомых всё о том мужчине, что истязает сейчас девушку на сцене. Ты почти признаёшь себя сталкером, но ничего не можешь поделать. Остаётся только жадно ловить каждую черточку в этой картине, внешне оставаясь спокойной. Пока ты не поймаешь её беглый и загнанный взгляд, который пролетит мимо, а потом вернётся с осознанием и узнаванием. С этого момента ты смотришь только на неё.

+1

4

По струнам пальцами небрежно.
Я буду здесь, помнишь, как и прежде.
И лучше запятой, чем точкой -
Пока мне есть о чём жалеть.

Твоя кожа горит - алым пламенем. По щекам разливается болезненный, нездоровый румянец, а ты понимаешь - это совсем не то, чего ты хотела. Нет в тебе желания выставлять все на показ - тебе хотелось иллюзию этого ощущения попробовать на вкус, а не на самом деле броситься в омут чужих липких взглядов. И хотя ты прекрасно знаешь - ни один из них не посмеет даже коснуться тебя, в них почему-то читается скрытая угроза. Придуманная тобой, она впивается в плечи острыми клыками, скручивает живот и тянет вниз - так, что ты задыхаешься, и шепчешь очень тихо - так, что не слышит никто.

- Оранжевый, - новый черный. Ты понимаешь, что находишься на грани, за которой нет возврата. Что тебе страшно, некомфортно и слишком много в этом ощущении других "не-", которые тянут тебя в черную дыру, где так тяжело дышать. И в момент, когда это становится почти невыносимо, ты выхватываешь из зала лицо человека, которого меньше всего ожидала здесь встретить. К своему стыду, ты очень смутно помнишь, что там вообще случилось - вино, быстрая машина, теплая ванна, в которой ты, кажется, позорно заснула. А что было дальше-то? Утром ты сбежала, чувствуя себя так, будто между вами что-то было, но спрашивала ли ты ее вслух об этом?

Ты смотришь на неё и её взгляд дает как будто какую-то поддержку, какое-то успокоение, что само по себе удивительно - на сессии со своим доминантом ты не должна ощущать ничего подобного ни от кого, кроме него. И в этом есть какое-то страшное предательство, какой-то внутренний конфликт и надлом. И ты чувствуешь себя ужасно - будто делаешь что-то неприличное, и теперь все об этом узнают - ты же у них как на ладони лежишь распятой бабочкой с прибитыми крылышками и животом, пронзенным иголкой. Собственная ничтожность накрывает тебя с головой пуховым одеялом, заставляя биться и трепетать внутри этого кокона, пока на спину продолжают сыпаться обжигающие удары, счет которым ты давно потеряла. Это уже не наслаждение, это - квинтэссенция боли и унижения, на которые ты не подписывалась. Ты сжимаешь зубы и молчишь, чувствуя, что по спине что-то течет - он рассек ее тебе до крови? Ты же просила чуть полегче, он не услышал? Страх забивает тебе уши, заглушает удары, притупляет ощущения, и вокруг уже не так светло, лица людей расплываются в странные, искаженные отражения кривых зеркал. И твое собственное дыхание такое странное, такое обжигающее, рвущее потрескавшиеся губы и бьющее прямо по горящим изнутри легким. Ты как будто забываешь, как это - дышать. И вспоминаешь только тогда, когда кажется, будто грудную клетку вот-вот разорвет.

- Красный, - шепчешь ты снова, едва-едва балансируя на какой-то тонкой грани ножа. Еще один шаг - и сорвешься в пропасть, полетишь как Алиса в кроличью нору, ободрав себе по пути руки в кровь, а упадешь на гору битого стекла или шприцов - как в каком-то фильме ужасов. Перед глазами танцуют алые пятна, мир довольно ощутимо плывет, но он не останавливается.

И страх заполняет тебя всю, изливаясь вскриком и слезами, которые текут по щекам. Они впиваются острыми солеными иголками в пересохшие губы, заставляя тебя растворяться в этой ужасной боли, которая не приносит больше ничего, кроме самой себя.
Раньше это помогало тебе зализать душевные раны - не нужно было резать себе запястья или морить себя голодом. Ты приходила сюда, приходила к Нему, и он дарил тебе то самое, заслуженное. Тебе казалось, что всю свою жизнь ты теперь будешь ходить сюда, чтобы искупить все накопленные грехи - ведь после сессий становилось также легко, как и после исповеди - ничто больше не угнетало тебя, не заставляло чувствовать себя виноватой. Наоборот - ты словно становилась чище, легче, невиннее. Хотя в глубине души прекрасно знала - все уже прогнило, и нельзя искупить грехи, если ты только из них и состоишь. Где-то далеко внутри самой тебя что-то говорит тебе
- Ты заслужила это, не так ли?
И ты соглашаешься с этим лживым внутренним голосом, хотя от боли хочется выть. Ты думаешь - может быть, если он рассечет мне спину, он позволит хотя бы коснуться его в этот раз? И поэтому снова проваливаешься в боль, увязая в ней как в зыбком болоте. И осознанное где-то кричит, бьется в конвульсиях, просит - останови это, вырвись, прекрати. В глубине души ты знаешь - даже рассеки он спину до кости, сломай тебе руки и изрежь живот так, что живого места не останется, ничего между вами не изменить. Ты не найдешь в этом человеке ни доли сочувствия, ни грамма сострадания.

Ты даже не знаешь, что он видит сейчас перед собой - лишь часть тела какого-то абстрактного существа или все же.. тебя? Такую, какая ты есть - несовершенную, изломанную, угловатую. Со всем твоим багажом мыслей, знаний и переживаний. Со всеми грехами, шрамами, болящими и саднящими ранами, которые на душе уже ничем не залечить, не заклеить. Ты обещаешь себе - попробовать еще один раз, но не больше. Попытаться заставить его увидеть в тебе нечто большее, чем просто девочку с улицы, которой он помогает спастись от собственных демонов. И в момент, когда боль снова вонзается в твое сознание, ты говоришь - четче, громче - так, чтобы он точно услышал
- Красный, - и мир гаснет, потому что ты чувствуешь, как падаешь в теплые, мягкие объятия того самого никогде, растворяешься в этих ощущениях и закрываешь глаза. Теперь можно дышать, сейчас можно не_думать.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Вылижи мне душу