"Этот мир, суровый и неприветливый, казалось, что каждая веточка, каждый куст, каждая травинка была абсолютно не рада видеть здесь..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
25°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Lola
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[icq: 576-020-471]
Justin
[icq: 628-966-730]
Kai
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Amelia
[telegram: potos_flavus]
Anton
[telegram: razumovsky_blya]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » итальянский дневник ‡продолжение лондонских хроник ‡undefined


итальянский дневник ‡продолжение лондонских хроник ‡undefined

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Ангелика ЛаФлей и Данте Сагредо
май 2019, Италия
https://funkyimg.com/i/2UBrK.gif
Все тайное становится явным рано или поздно: поступки, дела, чувства. Так что ты сделаешь, когда узнаешь правду? Что ты выберешь, Данте? На одной чаше весов – закон, на другой же – та, мысли о которой больше года не дают спать в ночи, заставляя смотреть на звезды.

[NIC]Angelika la Fley[/NIC] [PLA]  [/PLA]
[STA]бонни без клайда[/STA]
[AVA]https://image.ibb.co/m4jZS0/2.jpg[/AVA]
[LZ1]Анегелика ЛаФлей, 30 y.o.
profession: связной в преступной группировке; контрабанда драгоценных камней
[/LZ1]
[SGN]___________[/SGN]

Отредактировано Mike Richardson (2019-06-10 22:30:08)

+1

2

Лика стояла напротив огромного зеркала и расчесывала непослушные волосы, которые так и норовили завиться в локоны. Сегодняшний вечер обещал быть теплым и довольно стрессовым, если учесть работу. Девушка чужаков особо не жаловала, а в команду как раз решили ввести нового человека. Ребята были от него в восторге – итальянец, который знает все о тайных схемах и наркотиках. Откуда у людей такие познания в области криминала, говорить и обсуждать – дурной тон. Уж тем более в голос, уж тем более, если человека хотят посвятить во все дела. Значит изучили подноготную, достали то, что достать было невозможно и откопали столько информации, чтобы у каждого на паренька был компромат. И честно, эта чертова флешка с тайнами не давала Лике того, чего она после Лондона так жаждала – свободы.
Посмотреть на себя в зеркало и поправить платье, отливающее золотом. Все это блестки, те самые, что привлекают внимание. Сегодня меньше всего хочется быть невидимкой. Тем более, если тебя легко запомнить или заметить, то никто и не подумает о тебе, в случае пропажи безделушки по типу дорогих часов. Этот урок девушка усвоила еще во Франции, когда только начинала. И честно, лучше бы она осталась крупье или работала бы в какой-то небольшой конторке, делая проходные рекламные ролики для среднестатистической семьи из четырех человек.
Капли духов падают на кожу, наполняя комнату едва ли уловимым жасминовым ароматом. Каблуки звонко стучат по дорогому паркету отеля – послезавтра ты улетаешь в Париж, а оставаться у тетушек ребят больше не хочется; мир рушится, когда итальянская еда перестает приносить удовольствие – это прямо что-то неслыханное. Сбежать бы, скрыться, спрятаться. У нее даже были мысли разыскать Данте, пойти в Интерпол с повинной. Только перспектива сесть и сесть надолго не радовала совершенно. За решеткой мир еще более рутинный. Да и кто оставляет предательство незамеченным? Ее достанут и там. В этом ЛаФлей не сомневалась, так что просто делала свою работу и делала ее хорошо.
Теперь нужно лишь спустится вниз и улыбнуться Педро, взять протянутую руку.
- Он уже пришел? – Интересуется она с немного натянутой улыбкой – лгать француженка научилась, не уметь – грех, за эти то годы.
- Будет с минуты на минуту, тебе так интересно?
- Ну, я падка на итальянцев, ты же знаешь, - далее к барной стойке и попросить бокал белого вина. Выбор для нее даже неожиданный. Смотришь на коллегу по цеху, расположившегося напротив, и начинаешь:
- В Америке все хорошо. Нам будет нужна новая партия камней к концу июля. Знаю, что достать сложно, но надо постараться. Платят весьма недурно, - Лика делает первый глоток и вспоминает погоню годичной давности и то, как чуть не погибла в перестрелке. Боже, храни ту, что по имени Агата за то, что девушка выбралась целой и невредимой, - в Лондоне все вроде улеглось, я думаю, что могу вернутся туда в Августе, Марку нужно мое присутствие, я в этом уверена.
- Не спеши. Нам не нужно пока тебя подставлять. У тебя есть дела в Парижа, а за камни я договорюсь. Возможно, лучше будет поехать в Америку.
- Ты же знаешь, что я не люблю США.
- А я не люблю Китай, но меня это не останавливает. Просто расслабься и получай удовольствие от вечера. Я подумаю о наших перемещениях завтра. Может будет лучше приставить к тебе новенького. Скажем, для учебы.
- Я похожа на учителя? – Она возмущенно вздергивает подбородок вверх. Почти что ставит ультиматум. Француженки так же норовливы, как итальянки. Просто вторые высказывают недовольство громче и так, чтобы непременно слышала целая улица.
- О, вот они где. Познакомься это – Педро. Он у нас главный по оружию, - Лика оборачивается и понимает, что улыбка спадает с ее лица как только она видит человека перед собой, - Педро, а это… - продолжает говорить итальянец, ведь вокруг всем до вас нет никакого дела…
Двое людей смотрят на друг друга и недоумевают. Нет, ЛаФлей никогда не думала. Что увидит Данте. И уж не могла предугадать, что обстоятельства их встречи будут такими. Она ведь знает, кто он. Одно ее слово и все – его убьют через несколько минут, но Лика не может произнести ни слова. Ни единого…
- А это – наш ангел. Она обвела вокруг пальца весь Интерпол, так что ты с ней поосторожнее. Лика?
- Да?
- Что, вино дало в голову? – Звонкий смех заливает все вокруг, и девушка не понимает, смеется ли Данте. А главное, что он чувствует сейчас, когда понимает, что в Лондоне все было не так, как он себе представил, а совершенно иначе? Что жертва оказалась на самом деле преступницей, зачинщицей всего того, против чего он столько лет боролся.
- Да, настолько, что я хочу забрать этого красавца себе, - реагирует быстро и берет Данте за руку, - я хочу отдохнуть от этих негодяев, - Лике охотно верят, потому что понимают, что хочет поговорить, раскусить и прощупать. Как бы не так. Только вот на этой руке она нащупывает то, что приводит ее в еще большее замешательство – тонкую цепочку. Ту самую, что подарила ему в Лондоне больше года назад. Ту, что не снимала со свое шеи, пока не встретила его.
- Так ты идешь? – ЛаФлей делает все задорно и манит Данте с собой – в центр зала, где танцуют парочки. Кладет голову ему на плече, будто бы флиртует и пытается не обращать внимание на то, как в панике бьется сердце – так и просится наружу из реберной узкой клетки.
Лика хочет что-то сказать и не может произнести ни единого слова, даже взглянуть ему в глаза не в силах. Мысли путаются, заставляя мозг вспоминать английский да итальянский, потому что родной язык совершенно не подходит для такого разговора. Через пару секунд пересохшие губы все же начинают слушаться хозяйку:
- Нам надо поговорить, Сагредо. И не здесь, - улыбается, словно флиртующая девочка. Чтобы красиво выглядело со стороны, - ну ты и вляпался Данте, ça mefait chier! - последнее проговаривает почти что сквозь зубы. Да, могла бы уже сказать всем, что это парень из Интерпола, могла бы уже наблюдать последствия этого решения, но не смогла его приговорить. Он то сможет, Лика не сомневается. Сомневается только в том. Что они смогут придумать, под каким предлогом покинуть здание вместе и поехать к нему. Потому что здесь оставаться совершенно небезопасно.
Давай поможем друг другу, пожалуйста.

[NIC]Angelika la Fley[/NIC] [PLA]  [/PLA]
[STA]бонни без клайда[/STA]
[AVA]https://image.ibb.co/m4jZS0/2.jpg[/AVA]
[LZ1]Анегелика ЛаФлей, 30 y.o.
profession: связной в преступной группировке; контрабанда драгоценных камней
[/LZ1]
[SGN]___________[/SGN]

+1

3

У агентов практически не бывает отпуска. После того дела в Лондоне, когда международной организацией, борющейся с преступниками, удалось раскрыть довольно необычную и интересную схему транспортировки контрабанды, итальянца отправили «отдохнуть». Очень ненадолго, всего две с половиной недели, которые он мог целиком и полностью посвятить себе и своим собакам. Не так много времени, чтобы забыть обо всех случившихся приключениях. Да это просто было невозможно сделать. Лондон – огромный город, насыщенная жизнь, квартира в Уайтчапеле, старенький автомобиль. Та девушка, которую Данте чуть не сбил на стоянке. А потом оказывается, что именно к ней на работу он и должен был устроиться. Жизнь – крайне интересная штука, преподносящая подарки в самые неожиданные для этого моменты. Сидя на пляжах азиатских стран, Данте думал лишь о том, что рано или поздно он вернется на работу, которая уже порядком стала надоедать. Что вновь приступит к бесконечной череде поимке разных опасных преступников, промышляющих контрабандой, наркотиками, убийствами и всеми возможными и невозможными делами, которые нарушают множество законов.

Время отпуска пролетело незаметно, пришлось довольно быстро возвращаться, начинать новое дело. Началась бесконечная череда подготовок, испытаний, брифингов, а потом самое интересное – внедрение. В этот раз было даже немного легче. Сагредо предстояло отправиться на родину, где его ждала какая-то очередная банда. Речь шла об очередных наркотиках, которые переправляли из Африки на катерах, на которых обычно добираются до старушки-Европы беженцы. Путь запрещенных веществ проходил от Марокко до Сицилии, где его передавали в надежные руки ребят из местной мафии, а они его уже сбывали на материк. Вот как раз одной из такой банд, которые получали в конечном счете товар, была та, в которую влился Сагредо. Это было не сложно, он собаку съел, как бы это ужасно ни звучало, на подобных внедрениях. Они планировали расширить свой бизнес, начать продавать в Германии и Голландии, но для этого им нужен был человек, который поможет с транспортировкой. Встреча с ним была назначена на этот вечер.
Автомобиль подъехал к месту встречи вовремя. Несколько опрятных молодых людей, а за ними – трое охранников. Внутри – шикарное убранство, о котором эти люди пока могли только мечтать. Сейчас они были в небольшом минусе. Получили товар, за который заплатили довольно много, а сбыть ничего не могли, да еще и за услуги этой «миссис икс» нужно будет заплатить немало. Зато потом им обеспечена слава торговцев с большой буквы. Потом они смогут купаться в золоте. Вот только они не учли одного момент, что их уже пасут. Задачей Данте было не только пресечь дальнейшее распространение, но и выйти на поставщиков, дабы не дать товару вообще попадать на территорию Италии.

- Вот она! – Один из парней восхищенно наблюдал за походкой дамы, которая показалась уж больно знакомой. – Настоящая богиня, королева, ух… - Он чуть ли не облизывался. Рассматривал ее с ног до головы, потирал руки. Знал, что благодаря этой музе, сможет навариться, всего лишь нужно сделать так, как она скажет. Данте, в свою очередь, был тоже взволнован. Не знал, что и чувствовать, что делать, ведь перед ним был человек, который так надолго отложился в его сердце.
Да, ошибки быть не может, это та самая Анжелика из рекламного агентства. Судя по всему, она его тоже узнала. Мужчина уже даже не обращал внимания на разговор его «босса», он думал лишь о ней. Внутри смешались эмоции от гнева до страстного желания овладеть этой девицей.  Он предполагал, что она не такая простая, но чтобы настолько – нет. Однако, теперь вскрылись новые карты. Он может несколькими звонками сделать так, чтобы она оказалась если не на том свете, то в месте, где этого света (солнечного) она точно больше никогда не увидит. Ведь то, чем она занимается – бесчеловечно. Интересно, задумывалась ли эта девица когда-нибудь о последствиях своих действий. Но нет, он не способен на такое.

- Иду, леди. – Лишь ответил он, проследовав за ней в центр. Несколько минут они молчали. Никто не знал, как начать, и чем начать. Так много нужно было сказать друг другу. – Очень о многом, - соглашается с ней агент. Они якобы танцуют, делают это так, будто бы встретились в первый раз. На ее лице широкая улыбка, на его – восхищение от происходящего, но внутри каждого из них совершенно другой спектр, который они попросту не могут раскрыть чужим людям.
Идут в ее номер. Лифт отвозит группу людей на последний этаж. Мужчина держится чуть поодаль. Пока его «босс» решил отпраздновать встречу с помощницей Лики в баре, Данте решил провести беседу с самой (контрабандисткой?). За ним закрывается дверь. Хрупкая, маленькая женщина, которая смогла его обдурить. Да, он раскрыл всю лондонскую схему, но забыл один немаловажный винтик, на котором много держалось  - Лику. Вот теперь она перед ним, тут больше нет ни других агентов, ни ее соратников, лишь два человека, которые видят друг друга впервые за долгое время. За нее Данте говорить не мог, но для него это расставание было тяжким. Она стояла к нему спиной, около большого зеркала.
- Значит, ты на другой стороне. – Лишь сказал он, оказавшись сзади. Положил руки на ее хрупкие плечи. Она легко вздрогнула. А что если все это тоже обман, какие-нибудь другие службы? На нем не было микрофона, но это вовсе не значит, что подобного миниатюрного устройства не было на ней. С левого плеча слетает первая бретелька, оголяя шелковую кожу. Его дыхание тяжелое, руки спускаются по ее телу, будто бы ощупывая каждый сантиметр, на спине ничего нет. Он касается ее живота и движется чуть выше, прижимая девушку к себе. Пусть она не такая, как он. Пусть она сделала много чего плохого в своей жизни, но ведь это не конец, он сможет заставить ее одуматься, поменять сторону, исправить ошибки прошлого. Он искренне верил, что сможет вернуть ее на дорогу истины, пусть даже для этого ему самому придется многим пожертвовать…

[NIC]Dante Sagredo[/NIC][STA]there is always sunny in buffalo[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/2Vdfq.jpg[/AVA]
[LZ1]ДАНТЕ САГРЕДО, 35 y.o.
profession: агент Интерпола под прикрытием;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2019-07-09 19:21:37)

+1

4

Лика надеялась, что они как-то окажутся на его территории, где не будет ушей и лишних глаз. Но кажется другие мальчики нашли себе подружек на этот вечер и явно хотели, чтобы парочка осталась тут. Девушка это знала, чувствовала. Данте заходит за ней в лифт, они держатся на расстоянии и честно Ла Флей не совсем понимает, что между ними происходит и что они к друг другу чувствуют: гнев ли, симпатию? Одно знала точно: воздух между ними довольно напряженный и ей хотелось объяснить ему ситуацию, попросить помощи и наконец выбраться из этого порочного круга. Который сама, по сути, и помогала создавать. Какая ирония, прямо божественная комедия.
Вставить карточку-ключ в паз и захлопнуть за ними двери. Лика проходит чуть дальше в комнату, останавливается у огромного зеркала. Хочет развернутся, но его руки ложатся на ее плечи. Совсем не так, как в дождливом Лондоне, где он накрывал ее теплым пледом. Француженка вздрагивает. Мурашки начинают бежать по телу в тот момент, когда с ее плеча спадает бретелька платья и лифа. Она чувствует его дыхание – тяжелое. Видит в зеркало его лицо и ощущает на своем теле его руки. Понимает для чего он это делает, но только обыскивают не так. Хочется возмутится, сказать, что Данте слишком многое себе позволяет, но Лика не может. Потому что хочет, чтобы он позволил себе больше. А может это просто уловка? Ловушка, в которую когда-то попал он?
Девушка разворачивается к нему лицом. Слишком быстро. Ее тонкие пальцы скользят по ткани платья и находят сбоку молнию. Лика расстёгивает ее за секунду, а затем освобождает себя от второй бретели платья. То соскальзывает на пол, почти обнажая хозяйку. На ней сегодня черное белье и чулки на поясе. Корни дают о себе знать, такова французская натура, что уж поделать. Девушка ловит себя на мысли, что смотрит на Данте так же, как в первый день их знакомства – с вызовом. Матерится про себя и снимает с мужчины пиджак. Не один он хочет убедится в конфиденциальности разговора. Разговора ли? Затем принимается расстегивать пуговицы на рубашке – одну за другой. Старается сделать это максимально быстро. Интересно, теперь он обратит внимание на то, что у нее довольно ловкие пальцы и фокусы с картами были далеко не фокусами, а частью ее работы?
Значит мы можем говорить откровенно, да? – Задает вопрос на том же итальянском, смотрит в глаза. Лика не знает, что чувствует. Влечение? Наверное, Лондон дает о себе знать. Они расстались и многое осталось недосказанным, в том числе и чувства. Она скучала. Думала о том, что забавно будет, если он когда-то узнает, кто она. Что она – не жертва, а хозяйка почти всей игры, раздающая указы. Нужно только сказать ему. Что к наркотикам она не имеет никакого отношения, что пыталась уйти. Хотя, это будет звучать, как оправдание. А оправдываться она не привыкла.
- Или ты хочешь поискать подсушку где-то еще? – Спрашивает и разворачивается к зеркалу. Где-то там на трюмо есть халат, но… до него не дотянутся, потому что тяжелые руки итальянца останавливают ее. Лика ощущает тепло его тела и прикрывает глаза. Черт, ведь ситуация вообще неподходящая, неправильна. Он – агент Интерпола, она – преступница. По-хорошему, Данте должен был уже сообщить об этом своим ребятам. Он вообще может посадить ее за решетку и посадить надолго – грешков у нее хватает. ЛаФлей может сказать ребятам, что парень ей не нравится или раскрыть его личность. И тогда его застрелят в ближайшей подворотне. Но надо быть последней стервой, чтобы так поступить с человеком, о котором думала по вечерам, по которому скучала.
Лика чувствует, как ее дыхание сбивается, как колотится сердце, как нагревается кожа под его руками, словно воск. Смотрит в зеркало, пытается уловить его эмоции, прочесть.
- Я не имею отношения к наркотикам, Данте. Ты ищешь не там, - пытается говорить там, будто бы его руки ее не обнимают, будто бы сейчас не вся в его власти. Но тело подводит. Выдает с поличным, как сегодняшняя встреча. Ей хочется поговорить, раскрыть пару карт, но смотря правде в глаза и положа руку на сердце, хочется совсем другого. Того, что запретно, что между ними, казалось бы, вообще невозможно. Хочется, чтобы он не останавливался, чтобы его руки изучили все ее тело, чтобы в омут и с головой.

[NIC]Angelika la Fley[/NIC] [PLA]  [/PLA]
[STA]бонни без клайда[/STA]
[AVA]https://image.ibb.co/m4jZS0/2.jpg[/AVA]
[LZ1]Анегелика ЛаФлей, 30 y.o.
profession: связной в преступной группировке; контрабанда драгоценных камней
[/LZ1]
[SGN]___________[/SGN]

Отредактировано Mike Richardson (2019-07-05 17:53:50)

+1

5

В такие моменты хочется забыть обо всем на свете. Хочется стереть из памяти работу, которая отнимает все человеческое время, всех этих людей, с которыми агенту приходится работать. Среди них есть хорошие люди, это те, кто стоят с ним по одну сторону закона, но так вышло, что как раз таки он вращался совсем в иных кругах. Работая под прикрытием, забываешь, что такое просто жить нормальной жизнью, иметь семью, радовать мелочам. Находясь рядом с этой девушкой, Данте чувствовал себя не только мужчиной, но и человеком. Она будто бы вытягивала его в реальность из мира грез и снов, коим был мир его работы. Почти постоянно под другим именем, никто не знает твоей настоящей истории, лишь выдуманные факты, которые разрабатывалась группой опытным специалистов на протяжении долгого времени. Фальшивые документы, постоянное вранье. В чем-то Лика и Данте были похожи. Они оба ушли от реальности в пользу дела, вот только дела эти были слегка разными.

- С тобой я готов открыться, - на эмоциях высказал итальянец, это можно было назвать национальной особенностью. Жители этой страны часто говорили то, что было у них на душе, не задумываясь о последствиях. Зачем прятаться, зачем снова убегать, обманывать, говорить то, что говорить совсем не хочется. Что последует за признанием? Увольнение? Смерть? Вряд ли. Лика не настолько глупа, чтобы раскрывать его тайну, ведь сделать она это могла несколько раньше, в тот момент, когда они только увидели друг друга после длительного расставания, а значит, она тоже что-то чувствовала к нему. Да и Сагредо не хотел мести. Ей досталось, причем неслабо. В ее глазах читалась искренность. Она вовсе не хотела отвлечь мужчину на свое роскошное и нежное тело, заставив его думать не головой, а кое-чем другим. Так поступали некоторые женщины, но не она. Это страсть, это желание, идущее откуда-то изнутри, которое сиюминутно овладело ими обоими. Они предпочли покорность сопротивлению, полностью отдались своим чувствам, отложив все свои секреты на дальнюю полку самого надежного сейфа. Сейчас не было контрабандистки Ангелики, не было агента интерпола под прикрытием Данте, были лишь два человека, которые желали друг друга, которые хотели слиться воедино в диком танце жгучей страсти.
Его пиджак, как и рубашка уже давно валяются где-то на полу, а он, в свою очередь хочет расстегнуть  ее шикарного платья, которое наверняка стоит несколько тысяч евро – шикарная женщина может себе позволить выглядеть королевой. ЛаФлей опережает его, делая всю работу сама, оно падает, легко и непринужденно соскальзывает на ковролин, обнажая тело хозяйки.  На ней точно нет никаких потаенных и скрытых микрофонов, она не могла работать с кем-то еще, кроме себя самой. Настоящая гордая львица, которой не место в прайде, которая сама выбирает с кем и когда ей быть, сама добывает пропитание, и сама способна сколотить свою собственную группу особей, а все окрестные львы просто обязаны ей подчиниться. Его рука скользнула по кружевным паутинкам ее черного, как и душа Лики, белья. Он хочет, чтобы она стала покорной, вышла из своего бизнеса, но сможет ли он заставить ее это сделать? Попробует, деваться ему было некуда, да и ей, собственно, тоже.

- Если ты не имеешь, тогда зачем пришла на эту встречу? – Ненадолго вернувшись в реальность спросил Данте у девушки в белье, покорно стоявшей перед ним. Он слегка напирал, заставив ее облокотиться на комод у зеркала. Но ей это нравилось, он уловил взгляд хищницы, взгляд той, что достойна настоящего счастья, а он, в свою очередь, попытается сделать все возможное, чтобы у этой женщины оно было. – Тебе не хочется прекратить все это? Не заниматься подобным, выйти из игры раз и навсегда? – Он спросил ее, надеясь получить утвердительный ответ. Но готовился он все равно к худшему. Она может сказать, что ей нравится ее «работа», что она приносит прибыль, которая ей так нужна, но ведь в мире довольно много других прибыльных работ, она шикарно справлялась в том агентстве, куда ей еще больше денег? Он понимал, что скорее всего, она не скажет ему напрямую о своей работе, о делах, но как бы изменился перевес на чашах, будь она на его стороне. Столько имен, столько сделок, которые можно прекратить раз и навсегда. – Ты не связана, но люди, которые пришли нанимать тебя – да. И я не допущу, чтобы ты работала на них, хочешь ты этого или нет! – Он крепко взял ее за плечи, прежде чем девушка успела хоть что-то ответить. Пусть пока немного подумает, а он попытается пустить в бой все свои аргументы. Поцеловал. Так, как это делают люди, которые не видели друг друга несколько лет. Они буквально утопали друг в друге, не хотели отрываться, да и зачем, если уже остались вдвоем посреди океана страсти. Мужчина вновь спустился рукам к ее кистям, а затем, взял ее под ягодицы, чувствуя, что она обхватила его шею, чтобы не упасть. Таким образом он сможет донести ее до постели, не отрываясь от поцелуя. А может быть лучше выбрать душ? Или стол? Если честно. подошел и комод, но хотело иметь все же хоть какие-нибудь удобства, помимо жесткой дубовой лакированной деревяшки и зеркала, которое может разбиться от неаккуратных движений.

[NIC]Dante Sagredo[/NIC][STA]there is always sunny in buffalo[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/2Vdfq.jpg[/AVA]
[LZ1]ДАНТЕ САГРЕДО, 35 y.o.
profession: агент Интерпола под прикрытием;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2019-07-11 11:53:03)

+1

6

Смотрела на него с вызовом, иначе просто не могла. Хотела понять его планы, намеренья, действия. Что он сделает, зная кто она? Побежит тут же докладывать своим? Нет, он не сделает этого, Лика была уверенна в нем: совесть, честь – такими качествами обладают настоящие мужчины. Еще в одной вещи она была уверенна: ей черт подери хотелось, чтобы он снял с нее это белье, а дальше будь что будет. И плевать, на все обстоятельства, которые крутились вокруг. Пусть остаются за тяжелой дубовой дверью, где им самое место.
- Потому что ребята любят, когда на подобных встречах присутствую я, - мужчины падки на красоту, тут уж не поспоришь. Нет ничего плохого в том, чтобы пользоваться тем, чем тебя одарила природа. Это особый инструмент влияния. С которым надо не переборщить. Но в данной ситуации никакого инструмента или игры не было. Все карты раскрыты, остались лишь козырные карты. Вопрос, кому в этой партии повезло больше остается открытым вплоть до самого утра. Лика надеется, что партия будет все же за ней, потому что понимает, что его работа - это его принцип. И что в случае чего, он ее все же посадит. И не посмотрит на чувства, пусть ему и будет адски больно. Хотя, с ее кругами ада это, наверное, не сравнить. Но у каждого свое страшно, у каждого внутри свое больно и стержень, который трещит при большой нагрузке.
- А ты? – Отвечает вопросом на вопрос, хотя ей хочется уйти. Чистая правда в том, что у этих ребят есть столько информации о ее грехах, сделках и доказательств, что можно схлопотать несколько пожизненных за мошенничество. Впрочем, столько же информации имелось и у нее, так что все это можно было тихо и безопасно слить Сагредо, -

На следующий вопрос не успевает ответить. Чувствует тепло его губ, а затем и его тело рядом. Лика буквально вжимается в этот самый комод. Она целует его по-французски, не хочет отрываться от его губ, даже когда не хватает воздуха. Затем запускает руку в жесткие волосы, обнимая мужчину за шею. Тонкие пальцы скользят по его коже, а ноги обнимают его тело, будто бы они уже довольно долго вместе и она так привыкла.
Лика оказывается на кровати и принимается расстегивать пряжку его ремня, чувствуя то самое ноющее напряжение в теле. Девушка кусает Данте за нижнюю губу и оттягивает ее на себя. Надеется, что не до крови, потому что могла переборщить, она себя знает. Чувствует, как тело начинает выгибаться навстречу его ласкам. Почему-то именно с итальянцами француженка становилась настолько податливой.
- Я связана с большим, - говорит она, пытаясь отдышаться. Ловит его реакцию, - я занимаюсь продажей предметов искусства и драгоценными камнями, - она заставляет Данте перевернуться, толкая его в плече и оказывается на мужчине. Смотрит в глаза. Что она делает? Ведь если что-то пойдет не так, то тогда ее могут убить, ее семью могут убить, учитывая маленькую племянницу, которая обожала свою тетю и крестную по совместительству. Ей есть, что терять, это правда. Правда в том, что она не хочет сдавать и закладывать своих. Но своих ли? Ведь еще год назад они не пришли за ней. Год назад были готовы подставить лишь бы выбраться сухими из воды. Тогда зачем их жалеть и думать.
- Я предлагаю тебе сделку. Я дам тебе информацию, - Не всю, что знает. Сдавать мафиози – дело — вот вообще ей ненужное. Нужно мыслить разумно и здраво. Даже когда сгораешь от нетерпения, - Я знаю о всех каналах поставки наркотиков в Италию и мне известно о некоторых каналах в других странах. Я готова сдать тебе около 20 процентов черного рынка продажи драгоценностей во всей западной Европе. Поставщиков, продавцов. Всех, кого знаю. Но не клиентов, - потому что клиенты зачастую – люди важные. С ними лучше не шутить, - Отдаю тебе весь компромат на ребят, что пришли со мной.
Да, предложение очень и очень заманчивое. На самом деле ей давно хотелось уйти из этого бизнеса и быть в безопасности. Только для этого придется вести двойную игру и выглядеть жертвой в глазах не Интерпола, что сделать намного сложнее. Получится ли?
- В обмен я хочу две вещи: гарантию моей свободы и безопасность моей семьи.
И да, сейчас Сагредо ничего не мог доказать. У него ведь, по сути, ничего на нее не было. Слова людей не доказательства. Доказательствами являются речдоки, записи с камер наблюдения. Что угодно, кроме простых слов. Лика понимала это прекрасно, как и то, что сделка для него может выглядеть неожиданно выгодной.
- И да, у ребят есть много чего на меня. Так что я не хочу сесть в тюрьму после того, как эта информация попадет к тебе в руки. А она просочится будь уверен.
Все тайное рано или поздно становится явным.
Явно то, что она хочет, чтобы он согласился. Хочет его самого, проводя тонкими пальцами по кубикам пресса. Правда в том, что меньше всего на свете ей хочется его подставлять, сдавать его своим ребятам. Ей нужно, чтобы он согласился. Поцеловал, сжал руки на ее талии, поцеловал в шею, оставил багровую отметину на тонкой тоже и все это сейчас. Она готова на уступки, готова дать ему больше, только бы не подставлять и не сдавать его после сегодняшней ночи. Лика не сможет приговорить его к смерти. Даже если может это сделать, даже если это будет необходимо. Она не способна на убийство и поэтому ей пора выходить из игры. Она становится слишком опасной. Хотя, где гарантия, что карточная партия, которая разворачивается сейчас в этой самой комнате не является балансировкой на грани глубоко темного омута?

[NIC]Angelika la Fley[/NIC] [PLA]  [/PLA]
[STA]бонни без клайда[/STA]
[AVA]https://image.ibb.co/m4jZS0/2.jpg[/AVA]
[LZ1]Анегелика ЛаФлей, 30 y.o.
profession: связной в преступной группировке; контрабанда драгоценных камней
[/LZ1]
[SGN]___________[/SGN]

+1

7

Признаться честно, наверное, ни у одного мужчины в жизни не было чего-то даже близко похожего на то, что сейчас происходило между Данте и Ликой. С одной стороны, их связывали сугубо рабочие отношения, но не такие, к которым все привыкли в обычном мире, где не существует зла. Реальность была суровой, непоколебимой и жестокой. Не важно, нравилась она такой кому-то или нет, нельзя было спрятаться, убежать, попытаться что-то изменить – если ты не готов бороться до последнего вздоха, все усилия будут напрасными. Итальянец был из тех, кто бороться как раз таки готов. Он будет биться до последнего вздоха, до последней капли крови, сделает все возможное, чтобы добиться своего, пусть даже сейчас его импровизированной ареной был вовсе не ринг, не виллы наркобаронов, а номер в дорогом отеле, а перед ним была такая красотка.
Ей могла позавидовать любая девушка. Идеальные формы соблазняли и манили, и все было естественно в этой красоте – минимум макияжа, Лика брала другим. Она могла завоевать любого своим характером, своими заигрываниями, возможно, даже агент интерпола попался в эту самую женскую ловушку. Вот только не могла учесть она одного, что тоже попадет в этот омут любви, в зыбучие пески неистовой страсти, которые затянут их обоих.  Покорилась, но не была сломлена. Готова была предаться страсти, но отдаться в руки закона -  в этом, наверное, была вся Ангелика. Именно такая, какой ее встретил Данте почти два года тому назад. Именно такой она ему запомнилась своевольной, сильной и независимой. За это время мало что изменилось, характер остался тем же, но можно было даже сказать, что внешне эта девица даже похорошела.
- Это моя работа, ты же должна понимать, - он слегка ухмыльнулся. Каждый из них был на работе, вот только Данте думал, что Лика будет связана с транспортом всех этих наркотиков, но она скорее была маскотом, привлекающим преступников. Никто не мог устоять перед ее красотой. Интересно, соблазняла ли она кого-нибудь в этой постели или в сотнях таких же, расположенных в лучших отелях всего мира. Бррр, не хотелось об этом даже думать. Достаточно уже того, что она занимается контрабандой и связана с нехорошими людьми. А сейчас, с этого момента и до, скорее всего, до окончания времен она будет принадлежать лишь одному человеку, который готов взять на свои сильные мужские плечи весь груз ответственности за этого человека, обеспечить ее безопасность, быть рядом в самые сложные минуты. Звучит так, будто бы у себя в уме он уже давал клятву, которую обычно произносят на свадьбах.

Она мастерски освободила его от брюк, а мужчина почти сразу же оказался сверху, ведомый желанием. Но необычность заключалась в том, что это не просто обычный бытовой секс. Даже не страсть каких-то любовников. Тут два человека, которых слишком многое связывает, пусть они даже не дают себе в этом отчета. Он коснулся ее тела, повел от диафрагмы ниже, к ее роскошным бедрам. Выгнутое тело не сопротивлялось, лишь кое-где пробежали мурашки, с потрохами выдавшие наслаждение. Но его главенство было недолгим, напорству Лики было невозможно противостоять, и вот она снова оказывается сверху. Нет, это не просто секс, это сделка, на которой решается дальнейшая судьба двух людей. И пускай даже обычные переговоры проводятся за какими-нибудь большими столами, тут все было иначе. Чем кровать не место для заключения партнерства и различного рода сделок? Для этого даже есть отличное словосочетание: горизонтальные переговоры.
- Все мы не безгрешны, - ответил он, утопая в ее волосах. После поцелуя, очередного и горячего, она ненадолго задержалась прямо над ним, давая возможность насладиться ароматом ее парфюма, красотой ее идеальных черт лица. – Но условия твоей сделки звучат весьма неплохо, я даже, может быть, готов согласиться на твои условия, но и от себя кое-что добавлю. – Нельзя было просто так взять и сразу принять все условия этой дамочки. Хоть Сагредо и испытывал к ней чувства, в первую очередь, она все еще была преступницей, в голове которой было довольно много ценных данных. И чем дороже он их купит, тем будет лучше для нее, но хуже для него. – Я понимаю, что просто так всех сдать и выйти ты не сможешь, но я буду рядом, так что защитить тебя вполне смогу. Что до личной безопасности и твоей семьи, тут мы сможем решить. Программа защита свидетелей, новые имена, новая страна, новая жизнь. Никто никогда их не найдет, как и не найдет нас, если все пройдет успешно.

Нельзя просто так взять и перестать быть преступником. Все нужно делать постепенно, причем так, чтобы было меньше всего подозрений. В голове у мужчины даже созрел один довольно амбициозный план, хотя, казалось бы, голова в эти моменты должны быть занята вовсе другим. По крайней мере, этим занялись его руки. Девушка выпрямилась, сидя на мужчине. Он довольно быстро нащупал крепления ее чулок, отстегнул, а затем спустился чуть ниже от того самого кружевного пояска к нижней части ее белья. Коснулся пальцами верхнего края, но затем подцепил тот самый краешек и всего на немного стянул его вниз. Неудобно освобождать Лику от всего лишнего, если она сидит на нем. Пришлось ее скинуть. Данте ухмыльнулся. Теперь она вновь лежала на постели, а он довольно быстро избавил ее от нижнего белья. Совершенство. Все в ней было прекрасно. Коснулся губами низа ее живота, в то время как рукой стягивал тот самый поясок. Не должно быть ничего лишнего, хотя чулки можно и оставить.
- Ты не сядешь в тюрьму, а про проценты поговорим потом, двадцать это маловато, - сказал он отвлекаясь от ее идеального тела. – Ты умрешь! – Может быть, было очень странно услышать эту фразу, тем более из его уст, но Данте сразу поспешил объяснить, что он ляпнул сгоряча. – Не волнуйся, не для всех, только для той стороны преступного мира. Как насчет профессиональной инсценировки смерти? Мы проворачивали такое один раз, с очень ценным информатором. Придется попотеть, чтобы все выглядело крайне правдоподобно, но результат будет умопомрачительным. Не придется долго «выходить из игры». Главное, сделать все наиболее близко к реальности, найти причину из-за которой все это может произойти, сделать качественную постановку, ну ты поняла… Как тебе такая идея?

[NIC]Dante Sagredo[/NIC][STA]there is always sunny in buffalo[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/2Vdfq.jpg[/AVA]
[LZ1]ДАНТЕ САГРЕДО, 35 y.o.
profession: агент Интерпола под прикрытием;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2019-07-11 11:53:36)

+1

8

Целовала его до нехватки воздуха. Лике нравилось ощущать на своем теле его руки, чувствовать горячее дыхание на шее. Ей хотелось, чтобы он был рядом здесь и сейчас, чтобы они договорились обо всем. Что она хочет и как она хочет. Хотя, разве с ним этот фокус протянет? Данте просто не знал, что ей приходилось творить по молодости ради того, чтобы получить желаемое. Она частенько пользовалась своими природными данными. Мужчины падки на красоту. И нет, все эти связи приносили ей именно нужные связи и часто даже какое-то удовольствие, но потом, когда мозги немного становятся на место, понимаешь, что такой способ – крайний. Наверное, Сагредо согласился бы, итак, выслушал, решил бы что делать. Но сейчас хотелось именно таких горизонтальных переговоров со всеми вытекающими последствиями.
Итальянец довольно быстро берет верх, укрощая ее волевую натуру. Глупо было думать, что он так быстро позволит ей быть сверху. Как бы не так. Как и то, что он согласится на ее условия. Лика чувствует, как его руки направляются к застежкам белья. У него получается расстегнуть все с первого раза, и она даже улыбается. Раз ему нравятся условия сделки, то можно упустить формальности и наконец перейти к тому, чего хотелось обоим. Новое имя, новое место жительства, новая фамилия. Готова ли она к этому? С ним да.
Странно осознавать, что за год ее чувства к нему никуда не делись, не улетучились. Просто многое осталось недосказанным, вот и выливается в наружу в порыве страсти.
- Иди сюда, - тянет его за шею и снова целует в губы. Да, приходится оторвать его от своих бедер, но очень скоро так оказывается его рука.
- Потом? Нет, уж, Сагредо, мы поговорим сейчас, - ее ноги обнимают мужское тело, прижимая Данте ближе. Француженка чувствует его возбуждение, а затем вздрагивает от его фразы про смерть. Мужчина стремится все обьснить, но проблема в том. Что она не знает, нравится ли ей этот вариант. Но все по порядку.
- Так сколько процентов ты хочешь? Мм? – Отпускает его бедра, чтобы наконец дать ему возможность освободится от белья. Тонки пальцы изучают его накачанное тело, медовые глаза смотрят в его. Данте входит в нее резко, одним движением, выдавливая из нее стон. Лика прогибается в спине, пальцы сжимают его кожу от удовольствия. Немного больно, но это ерунда. Надо просто дать себе привыкнуть. Совсем немного времени. Можно снова поцеловать его в губы, в шею – без разбора. Какая к черту разница?
Нет, если подумать, умереть – рискованно. Она никогда не сдаст всех, с кем имела дело. Даже ради личного блага и спокойствия. Многие люди сделали для нее слишком многое, чтобы так просто их подставлять. И потом ее увидят на улице. Обязательно кто-то заметит и нельзя будет сказать: «Эй, я завязала», ибо для всех она будет мертвой. Риски слишком велики. Знакомых нет разве что в Китае, но уезжать туда совершенно не хочется.
- Мне надо подумать насчет смерти, - снова толкает его в бок, заставляя перевернуться. Оказывается сверху, чувствует у себя на груди его руки. Наклоняется и целует в губы снова – протяжно, пьяно, влюбленно.
- Если кто-то из клиентов меня встретит? Вот будет сюрприз, вырвалась из могилы? – Лика заправляет локон за ухо, - нет, слишком рискованно, Сагредо. Я не хочу жить в бегах.
Хотя, она, итак, живет. Скрывается, не доверяет никому, кроме себя самой. Может быть пора начать? Можно ведь доверять этому мужчине, с которым сейчас так хорошо. Можно прожить с ним счастливую жизнь, забрать свою племянницу, его собак и уединится где-то на райском острове и пропади оно все пропадом. Или же она так не сможет? Его работа была слишком опасной, ее, собственно, тоже. Но разве он сможет уйти? Ведь по сути, если бы Данте все это не нравилось, то он бы не подставлялся, не был бы в опасности, потому что в каждую секунду его могли пристрелить. Домик у моря – это очень романтично. Но едва ли воплотимо в реальность. Разве у них так прост о получится? Так бывает в сказках, в них тут никто уж давно не верил.
Но разве можно думать об этом сейчас? В тот самый миг, когда он целует ее в шею, заставляет ее тело натянутся? Тогда, когда в комнате становится душно и невыносимо жарко? Сколько продлится этот маленький рай на земле? Час, два? А может быть они будут любить друг друга всю ночь, чтобы потом разойтись, как в море корабли? И не будет сомкнутых рук, не будет пересохших губ? Нет, она не хотела загадывать. Она хотела быть здесь и сейчас. С ним. Рядом. Во что бы то не стало найти выход, доверится. Возможно, в первый раз. Потому что если по-настоящему принадлежать мужчине, то только одному. Как бы романтично и утопично это не звучало.

[NIC]Angelika la Fley[/NIC] [PLA]  [/PLA]
[STA]бонни без клайда[/STA]
[AVA]https://image.ibb.co/m4jZS0/2.jpg[/AVA]
[LZ1]Анегелика ЛаФлей, 30 y.o.
profession: связной в преступной группировке; контрабанда драгоценных камней
[/LZ1]
[SGN]___________[/SGN]

+1

9

Реакция Ангелики была неординарной. С одной стороны, Данте читал в ее глубоких глазах желание начать новую жизнь, бросить все то, чем она занимается сейчас: все противозаконные сделки, все связи с людьми, которые не знаю ничего кроме афер и продажи запрещенных средств, но с другой стороны… Был страх, и от него просто невозможно было куда-либо деться. Он прекрасно это понимал, ведь эта женщина стала настоящим драгоценным камнем в преступном мире, вот только возможности своих партнеров, которые в скором времени перейдут в разряд «бывших», она явно переоценивала. Мест, где она может чувствовать себя абсолютно спокойно сотни, если ни тысячи, в любой стране мира можно найти убежище и  укрытие, причем живя вполне адекватной жизнью. Под адекватность подразумевалась жизнь человека, у которого, например, не было большого количества денег и связей. Небольшой дом, работа в обычном месте, будь то какой-нибудь магазин, школа, что-то в таком духе. Найти будет очень сложно, практически невозможно, учитывая что для всех человек будет мертв. Если не постить фотографии в инстаграм с геолокацией и тегом «я сменила имя и кинула всех своих подельников», то все будет хорошо. Данте был уверен в Лике, она не настолько глупа, чтобы поступать подобным образом, но она все равно боится.
Они переплелись в едином танце бешенной страсти. Их тела теперь слились воедино. Он ощущал ее неистовое тело, с каждой секундой желая его еще больше. Данте получил свое – получил Ангелику ЛаФлей целиком и полностью. Она была в его руках в прямом и переносном смысле. Его крепкие мужские руки ласкали ее хрупкое тело. Такие переговоры были ему по духу, он был готов проводить их каждый день, даже по несколько раз в день, главное, чтобы второй стороной была она и только она – девушка, обманувшая агента интерпола.

- Я не могу говорить за начальство, - слегка отдышавшись, ответил Сагредо. Он не врал, не в его компетенции было заявлять количество процентов. Есть люди над ним, которые отправили его на эту операцию, которые, обсуждая, придут в выводу, но пятидесяти процентов, как думалось самому итальянцу, будет вполне достаточно. – Половину? Как насчет половины? Я понимаю, что ты не собираешься сдавать покупателей, они и не так важны, до них мы сможем добраться сами, главное – поставщики. Здесь или где-либо еще. Чем больше, тем лучше.
Минуты летели незаметно, они бы могли провести здесь сутки и двое, снова и снова наслаждаясь друг другом. Следовало ценить каждый момент. Она была грациозна, великолепна, в своих плавных движениях то вверх, то вниз. Спутанные волосы стали зеркалом, в котором отражался костер их совместной страсти. Поцелуй, еще один. Кто главный в этой игре? Наверное, Лика считала, что она, ну а Данте, что он ведет девушку за собой. Вопрос был в том, кто из них сдастся первым?

- Ни о каких сюрпризах речи быть не может, уж поверь, я лично позабочусь о том, чтобы лишь самый узкий круг доверенных лиц знал о твоем существовании, а уж о том, где ты… - Данте слегка запнулся, но потом добавил, - где мы будем жить не узнает абсолютно никто.
Мест было предостаточно. Зря она говорит о том, что ее могут достать в любой точке мира. Программы защиты свидетелей на то и существуют, чтобы максимально обезопасить людей от тех, кто их преследует, причем зачастую, все это проходит даже без предварительной подготовки в виде инсценировки смерти. Небольшая вилла где-нибудь в Аргентине. Деревня настоящих гаучо, занимающихся содержанием и увеличением численности домашнего скота, вполне неплохой вариант, остров где-нибудь в Индонезии с единственным морским маршрутом для поставки продуктов питания и других средств существования. Вполне неплохие варианты, но прогресс шагнул далеко вперед. Даже в больших городах можно жить вполне безопасно, сменив личность полностью: Токио, Манила, Кейптаун, Анкоридж, Торсхавн – сотни таких же вариантов, где эти двое просто сольются с местным населением, став незаметными паззлами на общем плато суеты и повседневности. Можно было уйти от преследований, сказать, что живешь в одной стране, но жить совершенно в ином месте, либо положиться на организацию, предоставив им личности людей, которые в тот или иной момент могут понять о подставе и попытаться удостовериться в смерти ЛаФлей. Однако, шанс подобного равен приблизительно нулю, так что бояться было абсолютно нечего.

- Подумай хорошенько, Лика. – Добавил мужчина. Он нежно обнял ее за стройную талию, вновь повалил на кровать, заставив девушку закинуть свои стройные ноги ему на плечо. Одной рукой он придерживал ее щиколотки, а другой взял Лику за ее руку, которую она протянула к мужчине.
Где-то в баре несколько неприятных личностей пытались договориться с другими людьми о поставке сотни килограмм наркотиков из Сицилии сюда, чтобы дальше иметь возможность переправить товар в Европу. Они даже не подозревали, что их планам не суждено сбыться, что их уже давно пасут. Пусть даже человек, который, по идее, должен находиться рядом в момент заключения всей сделки, сейчас был занят куда более важными делами. Да, интерпол, возможно, не сможет предотвратить одну поставку, но взамен получит куда больше. А вот что именно, зависело, в первую очередь от мастерства Сагредо и от степени удовлетворения девушки, с которой он хотел бы прожить всю свою оставшуюся жизнь.

[NIC]Dante Sagredo[/NIC][STA]there is always sunny in buffalo[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/2Vdfq.jpg[/AVA]
[LZ1]ДАНТЕ САГРЕДО, 35 y.o.
profession: агент Интерпола под прикрытием;
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » итальянский дневник ‡продолжение лондонских хроник ‡undefined