vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Sweet Taste of Liberty


Sweet Taste of Liberty

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Фэйт и Адам
Место: дом шермана
Погодные условия: не имеет значения
О флештайме: После того, как его обман раскрылся, Адам покинул дом, давая им обоим время для осмысления. Сегодня же он вернулся что бы взять кое - что из вещей.

0

2

Я промолчала, он уехал. Сбежал,  в очередной раз. Но  я не могла слиться на Адама. Ведь это же Шерман, какой бы задницей он не был, я всё равно его люблю.  Тем более сейчас, когда я узнала кое-что очень важное.  Важное для нас обоих.
И сейчас, он просто обязан быть рядом.
В один прекрасный день на порог нашего дома заявился Себастьян, от него вновь разило алкоголем. Я испытывала и буду испытывать к таким людям только отвращение. Он нес бред, о каких-то чувствах. О возможности наконец-то жить вместе. Кто ты парень?  Ч тебя видела-то три раза в жизни. Дважды на мероприятиях которые устраивала компания Шермана, и третий раз в тот день, на пороге нашего дома.
Люди совершают ошибки. Те кого мы считаем друзьями оказываются нашими врагами. Как и сейчас.  Тот кого Адам считал хорошим другом. Предал его, и мало того, оказался абсолютно невменяемым. Ну, Фоссет отказала, почему-бы не припугнуть её, почему бы не наставить на нее пушку  не приказать вжиться в роль идеальной девушки.
Что чувствует человек, на которого наставили пистолет? Страх? Определенно. Выполните ли вы все действия, если вам прикажут? Фоссет выполнила.
Иногда ей  стоило бы сначала думать, а только потом действовать или что-то говорить. Излишняя импульсивность никому еще не помогла почувствовать себя лучше, особенно в ситуациях, когда твой противник, вполне вероятно, превосходит тебя по силе. А мужчина был явно сильнее Фоссет, да и оружие всегда было при нем.  Его руки словно стальная хватка, оставляли на коже  Фэйт синяки.
Впрочем, наверное, все в семействе Фоссет  немного того. Либо абсолютно бесстрашны, либо полные идиоты. Я больше склоняюсь ко второму утверждению.
Не знаю как там остальные члены моей семьи, но я ужасно боюсь боли. Она боялась боли с детства, после того, как  на нее напала соседская собака. Помните тот шрам на спине. Вот  в далеком детстве этот шрам был куда больше и спину была похожа на кровавое месиво
Кстати пришлось задействовать трех пластических  хирургов и все возможности медицины тех лет, чтобы  привести спину Фоссет в приглядный вид.
Поэтому боль, особенно внутреннюю она переносила тяжело до сих пор.
Какого это готовить еду для человека который вам противен, какого это находиться в его объятьях? Какого это ночевать в запертой комнате. Или того хуже в одной постели с невменяемым ублюдком? 
Она не позволяла ему вольностей, но ощущать его мерзкое дыхание на своей коже, это ужасно, после этого хотелось запереться в душе и стирать с себя этот его запах и прикосновения жесткой губкой.
Адам, где  же тебя черти носят? Мне так много нужно тебе сказать… 
В дождливый день Фоссет решилась уйти, но её поймали, это как тюрьма в пределах квартиры. Почувствовав на щеке сильную пощёчину  Рухнув на пол, она снова взвыла, хватаясь руками за живот, хотя боль скорее распространялась последовательно по всему телу, а не группировалась в одной  части. Горела щека, но сильнее боль отдавалась в животе.  Не слишком-то эпично извиваться на полу перед психопатом. Послышались чьи-то шаги. Адам.
- Ты приведешь себя в порядок, и отыграешь роль милой и заботливой девушки,  спустишься через пару минут, - протянул Себастьян и скрылся в коридоре. Я не смела кричать, чёрт его знает что удумает этот псих, того гляди пристрелит Шермана.
- Какие люди, Адам!, -  нагло улыбаясь протянул Себастьян спускаясь из спальни, что находилась на втором этаже.
- Решил появится, после стольких-то недель? А мы тут и без тебя хорошо живем, - его голос  был  ужасен. Фоссет слышала всё это и уже готова была  спускаться, успешно замаскировав  красную от удара щеку пудрой.
Это действительно был Адам, и я готова была кинуться к нему на шею, но не посмела. Себастьян пригрозил мне пальцем, да так чтобы Шерман не заметил.
-  Какими судьбами Шерман, - мой голос чуть дрогнул. Себастьян притянул меня к себе и чмокнул в уголок губ. Сказать что мне было противно, значит ничего не сказать. А затем наш общий друг поведал Адаму как хорошо нам живется без него. О том, как я счастлива. О том, что мы ужас давно вместе.
- И кстати, ту аварию она подстроила, хотела избавиться от такого лгуна  и изменщика как ты, но ты выжил, попортив все планы, - Себастьян не отпускал меня из объятий которые больше походили на стальную хватку. Освободившись под предлогом заварки чая, я направилась ан кухню, ощущая как  мои ноги становятся ватными.
С гостиной слышались громкие голоса мужчин. Адам. Ну же, давай, ты должен догадаться что Себастьян был бы последним мужчиной с которым бы я стала жить… Где-то под ребрами возникло желание сделать так, чтобы он всё понял так как есть. Боль в области живота и щеки была настолько сильна, что хотелось просто отключиться…
Адам никогда не пил лимонный чай , у него была аллергия на этот напиток, и именно его я и приготовила. Налила в чашки, которые никогда не любила и зашла в гостиную. Зашла это мягко сказано. Всё тело просто изнывало от боли.
- Ну, милая, давай расскажи своему бывшему о том, как подстроила аварию.. ведь это ты сделала?, - Себастьян сверкнул глазами и я кивнула.
- Разумеется, Адам был лишь помехой для нашего счастья, - на этих словах я подала Шерману чашку лимонного чая. Мои руки дрожали, и возможно он мог заметить легкие синяки которые уже проходили.

+1

3

Сколько времени прошло с тех пор, как я переехал из своего дома в гостиницу? Наверное около недели, может быть чуть больше. Я не считал дни. К чему мы пришли? Мы даже не говорили об этом. Я не оправдывался, не пытался убедить ее в чем - то. Просто мы оба поняли, что нам нужно время. дабы все осмыслить. Что бы прийти к какому - то единственно верному решению для нас обоих. Признаться, я думал, что когда правда раскроется, Фэйт поведет себя иначе, ее спокойствие обескуражило меня. И я, признаться, не понимал, хорошо это или плохо. Я прекрасно понимал, что нам следует встретиться и все обсудить, хоть раз поступить как поступают взрослые люди, а не эгоцентричные подростки. За время нашего брака.я  определенно повзрослел. Может быть это влияние Фоссет, а может быть никак с ней не связанно. Я раздумывал над тем, что мне делать с Себастьяном. Первом мыслью, было немедленно вышвырнуть его из компании. У меня так руки и чесались уволить его и засунуть в blacklist. Написать такой отзыв, что его даже в дворники не возьмут. Но меня останавливало одно - у меня не было никаких доказательств. Я конечно прекрасно знал, что Себастьян наверняка не был хорошим работником, вполне возможно что за его душой найдется немало грешков. Но пока я о них не знаю, а значит, мне придется постараться, что бы найти. Он продолжал заваливаться ко мне в кабинет, как ни в чем не бывало, а я тем временем проверял всю работу, которой он касался, стараясь найти хоть что - нибудь. Кроме того, я нанял частного детектива, дабы он проследил за деятельностью парня вне стен компании.Мне нужна была информация, такая, которая смогла бы потопить его раз и навсегда. Я собирался избавиться от него. Легальными, заметьте, способами. Нанимать киллера было вовсе не по мне. Я хотел увидеть, как он тонет в собственноручно заваренное каше. Ситуация с Себастьяном помогла мне немного отвлечься от проблем с Фэйт.
По селектору раздался голос моей секретарши, сообщающей, что меня желает видеть посетитель. Я дал распоряжение пропустить его. Я ждал частного детектива. Дав указания помощнице и приказав никого ко мне не пускать едва ли не под страхом смертной казни(зная, что этот гад Себастьян всеми правдами и неправдами пробьется даже через преданную мне Элен), я для спокойствия запер дверь на ключ и устроился в кресле, желая выслушать подробные рассказ мистера Кершо.
...итак, это в целом все, ну если не считать того, что он так же часто посещает Ваш дом, мистер Шерман. Но об этом Вы конечно знаете.
-Посещает мой дом? Ах, да, конечно. Спасибо за помощь, мистер Кершо. Продолжайте работу, я уверен, у него есть что скрывать. Я хорошо плачу.
-До встречи, мистер Шерман.
-До встречи. Жду от Вас новой информации.
Когда за сыщиком закрылась дверь, я взял в руки папку, которую он мне оставил. Ничего стоящего, но мне не давало покоя то, что этот хрен ошивается в моем доме. Я все - таки должен поговорить с Фэйт. Самое смешное, что мне даже и в голову не пришло то, что у них что - то может быть. Мы не беседовали о друзьях или работе,поэтому я не мог точно знать, как она относится к моим приятелям. Они встречались пару раз, но судя по реакции Фэйт, я бы никогда не подумал, что у них может быть что - то. Да и я всегда считал, что Фэйт гораздо выше измен. В этом она лучше меня. Я мог менять женщин каждый вечер и не считать, что делаю что - то предосудительное. Но Фоссет в этом вопросе, казалось бы, куда более щепетильна, чем я. Да она даже со мной сексом отказывалась заниматься, когда у нас были нелады. Я не говорю, про те случаи, когда мы мирились после бурной ссоры.
Я достал мобильный и набрал номер Фэйт. Со всем этим пора завязывать. Сперва пошли гудки, а затем механический голос сообщил мне, что абонент находиться вне зоны действия сети. Я чертыхнулся и набрал номер еще раз. Все с тем же результатом. Потерпев неудачу с мобильным, мужчина набрал рабочий номер Фэйт и попросил позвать ее  к телефону. На что ему спокойно ответили, что примерно неделю назад им позвонил ее муж и сообщил, что Фэйт нездорова, поэтому какое - то время не выйдет на работу.
-Какой к чертовой матери муж? Я ее муж!! Рявкнул Шерман в трубку, но регистраторша уже закончила с ним разговор, поэтому ответом ему были гудки. -И я никуда не звонил. Сообщил он противным гудкам и с силой шлепнул трубку на рычаг.
-Элен, у меня срочные дела. Перенеси все встречи на завтра. А еще лучше на после завтра. Скажи отцу, что бы делал все сам, если желает заключить сделку сегодня. Если будут срочные дела, под срочностью я подразумеваю "кто-то умирает", переключай на мобильный. Если угрозы жизни нет, пусть ждут до завтра. Бросил Шерман секретарше, выходя из кабинета и напяливая по пути пиджак.
Он собирался поехать домой. нужно было забрать кое-какие вещи и возможно, он застанет там Фэйт. А заодно и узнает, что у нее за муж объявился. кроме него конечно. Он гнал машину как сумасшедший, плевать он хотел на то, что дорога скользкая и дождь хлещет в лобовое стекло так, будто за окном не август, а как минимум октябрь в каком - нибудь холодном штате, вроде Миннесоты. Наконец он подъехал к дому и затормозил. Хлопнув дверцей машины, мужчина слегка замешкался, роясь в карманах в поисках ключей. этих трех минут хватило для того, что бы промокнуть до нитки. Наконец Шерман выудил ключи и вошел в дом.
Какие люди, Адам!, Я просто не верю своим глазам, когда вижу эту ухмыляющуюся морду. Он спускается из нашей с Фэйт спальни. И что этот козел там забыл? Я с трудом подавляю желание стиснуть кулак и как следует вмазать ему в челюсть. Сначала нужно со всем разобраться. Как бы там ни было, Фэйт имеет право вести такую жизнь, какую захочет.
-Если ты не забыл, это мой дом.  Это на самом деле мой дом. Я купил его, когда мы с Фэйт поженились. Не то, что бы я хотел сделать подарок ненавистной тогда жене или задумывался о детях, но это было хорошее вложение средств. -Поэтому закономерен вопрос, какого хрена ты тут забыл? Неужели Фэйт действительно опустилась до того, что бы связаться с Себастьяном? Верить в это не хочу.
Какими судьбами Шерман, Я услышал голос жены и перевел взгляд на спускающуюся Фэйт. Она все так же прекрасна, только сегодня перестаралась с косметикой. Я морщусь, потому что не люблю когда женщина накладывает на себя тонну грима, тем более, мне всегда нравилась натуральная красота Фоссет.
-Решил навестить тебя, моя дорогая. Я усаживаюсь на диван в гостиной. - Или мне уже нужно приглашение, что бы приехать в свой собственный дом?
Фэйт удаляется на кухню, а моя бывший друг рассказывает мне о том. как им хорошо живется с моей женой. Еще немного и я не выдержу. Я чувствую, как во мне поднимается слепая ярость. Я не могу поверить, что женщина ради которой я разыгрывал идиотский цирк хрен знает сколько времени теперь спит с этим ничтожеством.
Ты слишком самоуверен, раз говоришь мне об этом в открытую. Откуда ты знаешь, что нас сейчас не прослушивают? Знаешь, а ты сослужил мне хорошую службу. Я одним махом избавлюсь и от тебя и от опостылевшей мне жены. Она пойдет под суд, как организатор покушения, а ты как соучастник. Я откидываюсь на спинку дивана и закуриваю сигарету, нагло глядя на парня. Видно, что он не ожидал такого поворота событий. Он нервничает и елозит на мягкой обивке так, будто под ним гвозди. Я внимательно слежу за его действиями и замечаю, что когда пиджак распахивается, виднеется рукоятка пистолета. Здесь что-то не так. Я напрягаюсь, но не подаю вида, что я что - то заметил.
-А ты стерва. Бросаю я Фэйт, когда она подает мне чай. Я смотрю на ее руки, которые слегка подрагивают, пока она наливает заварку в чашку, а затем сыпет две ложки сахара. Она совсем сдурела? знает же, что я не пью чай с сахаром. и вообще, предпочитаю кофе. Да к тому же в чае болтается добрая половина лимона, на который у меня аллергия. Она что, решила меня довести до отека Квинке? Я перевожу взгляд на руки и замечаю темные пятна, будто от застарелых синяков. Это еще что такое?
-Дорогая, тебе следовало только сказать, что ты желаешь выйти замуж за это ничтожество, я бы с превеликим удовольствием дал бы тебе развод. Впрочем, я здесь не затем, что бы мешать вашему уединению. Мне нужно забрать кое - что из своих вещей. Себастьян, друг, я уверен, ты сможешь обеспечить Фэйт ту жизнь, к которой она привыкла. Поэтому я любезно даю вам неделю на то, что бы Вы собрали свои монатки и выкатились из этого дома.
Я поднимаюсь с дивана и прохожу наверх, в свой кабинет, собираю необходимые бумаги, а затем иду в спальню. Переодеваюсь в сухое, забираю кое - что из вещей и покидаю дом. Бросаю последний взгляд на Фэйт и ухожу. Сажусь в машину и в ярости бью по рулю кулаком. Мне нужно остыть и немного успокоиться. Я делаю глубокий вдох и закуриваю сигарету. Закрываю глаза и прокручиваю в голове то, что произошло в доме. Что - то не так. Нахрена она подала мне чай с сахаром и лимоном, когда я вообще не пью чай, у меня аллергия на лимон, и сахар я тоже не люблю? Да еще и налила его в сервиз, который на дух не переносила. Его подарила нам на свадьбу моя престарелая бабушка и Фэйт не вышвырнула его только из уважения к старой женщине. Что - то тут не так. И пистолет Себастьяна, не говорите мне, что он боялся воров. Затравленный взгляд Фэйт.  Я отъезжаю подальше, дабы создать иллюзию того, что убрался восвояси и повелся на всю эту идиотскую историю. Но на самом деле, я просто отогнал машину подальше, а сам вернулся к дому. Благо ключи у меня были с собой и я знал свой дом куда лучше чем этот ублюдок Себастьян. Я открыл боковую калитку в ограде и пробрался к дому. Дождь полил еще сильнее, тучи настолько затянули небо, что казалось. будто на улице поздний вечер. Я пробрался к задней стороне дома. Благо все окна там были занавешены плотными шторами и жильцы меня видеть не могли. Я скинул пиджак и повесил его на дерево, что бы не мешался, а потом схватился за нижнюю ветку, стараясь забраться. Ох, давно я не лазил по деревьям, но надеюсь, навыки не утрачены.Забираться было тяжело, мокрая одежда мешала нормально двигаться, а струи дождя заливали в лицо так, что сложно было открыть глаза. Благо я сегодня пренебрег дресс-кодом и нацепил любимые джинсы и кеды. Попыхтев примерно минут десять я забрался на верхнюю ветку и аккуратно стал приближаться к окну. Поясняю, когда я был в кабинете, я  заметил, что окно открыто. Теперь я планировал пробраться в дом так, что бы меня не заметили. Я хотел понять, что на самом деле происходит. В моем присутствии оба они вели себя неестественно.  Наконец я преодолел расстояние до окна и стал на карниз, цепляясь что есть сил за оконную раму. Я чувствовал, что нога скользит, поэтому резко перекинул ногу в помещении и через минуту оказался в кабинете.
Несколько минут что бы отдышаться, а затем я подошел к сейфу. набрал код и вытащил из сейфа пистолет. Про его существование никто не знал, даже Фэйт. Но я приобрел его еще давно, до аварии, поскольку мы жили в отдельном доме, а это лишний повод грабителям наведаться без приглашения. Я проверил наличие патронов и зарядил его, поставив на предохранитель. Засунув оружие за ремень и прикрыв его мокрым насквозь пуловером, я подошел к двери и прислушался. Снизу послышались голоса, Себастьян был явно на взводе и что - то кричал, Фэйт не было слышно, по крайней мере пока.

+1

4

Фоссет ненавидит этот город за то, что в нем происходит. У нее непереносимость этого города  боли, страха и предательства. Тут совершенно нет места правде и справедливости, вместо этого на пьедестале почета  ложь и деньги, чаще всего по сути своей, грязные, как и сам этот город.
Кому можно верить, если обычный гражданин оказывается вооруженным  маньяком, а школьный учитель серийным убийцей?
А ведь с виду все такие добрые, чистые, счастливые, и чрезвычайно дружелюбные. Но всё это лишь притворная-маскарадная  маска, за которой  находятся гнилые, жестокие люди  источающие низменные черты всего человечества.
Шатенка никак не могла взять в толк, что её здесь держит? Что ей так нравится? Неужели этого нет в других городках? Вообще-то Фоссет мало думала о Сакраменто,  но в последнее время живущие здесь личности стали её крайне  разочаровывать.
Что уж кривить душой, Фэйт была жительницей этого города, и входила в число этих самых лиц. От этого становилось ещё более тошно. 
Помнится в девятнадцать, она собрала свои вещи и покинула страну, шатенка пыталась сбежать скорее от себя и своих мыслей, нежели от города. Тогда ей было действительно плохо.
Она задыхалась в четырех стенах, а просторные улочки ничуть не меняли ситуацию.
Её друзья  просили её вернуться, одуматься, что даст ей этот поспешный отъезд? Но Фэйт Фоссет всегда было крайне  трудно переубедить. Упертая наглая девчонка, которая всегда идет напролом  и не ищет легких путей.
Так что же удерживало здесь Фоссет? Ответ крайне прост – Адам. Адам Шерман, тот что причинил огромную порцию боли. Но это н смогло заставить Фэйт разлюбить его. Чувства не могла заглушить ссоры, передряги в которые они попадали, сотни слушаний по разводам, ничего.
Сейчас когда Шермн сидел напротив, кинув в её сторону испепеляющий взгляд и нелестное словцо, Фэйт хотела было ему кое-что шепнуть, но не могла. Она вообще была связана по рукам и ногам,  не выходила из дома, была лишена телефона, и сейчас,  находясь между Себастьяном и Адамом ощущала всю шаткость положения. Фоссет конечно могла бы  сейчас попросить Адама о помощи, но тогда бы точно схлопотала пулю. Или того хуже, она досталась бы Адаму. И где ты находишь таких друзей? Её начинало трясти от одной только мысли о том, что Себастьян так жестоко подставил друга.
Приходилось лгать Адаму говорить колкости, и смотреть восхищенными глазами на Себастьяна. Как трудно скрыть ненависть и презрение.  Сейчас ей хотелось одного - быть с Адамом , держать его за руку и просыпаться с ним в одной постели, когда сердце настукивает в унисон тихую мелодию.
Сахар, чай, лимон, но Адам сорвался с места, оттолкнув девушку. Собрал свои вещи и унесся прочь, девушка подбежала к окну, провожая взглядом удаляющуюся машину. Рука Себастьяна легла на её плечо, и он со своей силы   притянул Фоссет к себе.
-  И сколько ты будешь меня тут держать?,- девушка смотрела в его глаза и тяжело дышала, в один прекрасный день сюда придут мои друзья, родственники, соседи в конце-концов, и что ты скажешь?
Я говорю это, словно кидая вызов обществу. Мужчина  вздыхает и отталкивает меня в сторону большого античного кресла.
- Мы переедем отсюда, я выбью из этого суки сына деньги, - мужчина злобно хмыкнул, и я почувствовала как комок в горле становится всё больше. И кажется скоро я начну задыхаться. Меня охватывает паника.
- А что если сбегу?, - с моих уст сносится глупый вопрос. Мужчина протягивает что-то вроде того, что не советует совершать глупые поступки которые потом могут плохо сказаться на здоровье.
Я коротко киваю, подходя к зеркалу. Шума машины не слышно. Дождь барабанит по крыше.  Шерман должно быть уже далеко. Сердце ускоряет свой ритм,  как только я думаю о нем. Себастьян усаживается на диван,  а я  прошествую в ванную на втором этаже. Поднимаясь по лестнице, отсчитывая каждую ступеньку на своем пути.
Её гулкие шаги разносились по пролетам до тех пор, пока она не оказалась у заветной двери. Плотный макияж не дает коже дышать.  Я аккуратно смываю его, ощущая боль в области щеки, она слегка припухла и уже виднеется синяк. Скрывать его нет смысла. Дома лишь двое.
Мерзко. 
Я не могу смотреть на себя в зеркало. Я не могу представить что будет дальше. Сняв с шеи три кулона Фоссет замечает что  они несколько раз ударились друг о друга, разнося тихий звон металла по ванной. Несколько секунд, девушка смотрела на цепочку  и перебирала её пальцами, словно собираясь с духом, прежде чем вновь оказаться в злополучной гостиной.
Она распахнула дверь, собравшись с силами, набравшись храбрости, но та тут же улетучилась, когда Фэйт приметила в дверном проеме кабинета Адама. Кажется он не сразу приметил Фоссет.
Значит он всё же понял хоть часть намека на то, что здесь что-то не так.  Она замечает, что его взгляд застыл на её личике. Мгновенно прикрываешь опухшую щеку, на которой виднеется синяк, и чуть заметно качаешь головой, когда снизу разносятся злобные выкрики Себастьяна.  Сейчас  Адаму нельзя  психовать и действовать под воздействием эмоций. Злость не лучший  помощник.
Я беззвучно прошу его быть осторожным. Ведь Адам не терпел когда ко мне прикасались другие мужчины, и тем паче причиняли мне телесные повреждения. Сейчас он должен здраво мыслить ,и я уже проклинаю себя, за то что встретилась ему на пути.
Себастьян в очередной раз выкрикивает мое имя, и казалось бы уже хочет подняться, но я отзываюсь. Мой голос предательски дрожит.  Я сбегаю вниз, нацепляю на личико улыбку, насколько это возможно с припухшей и болящей щекой. Он вспыхивает.  Я слишком долго не отвечала, и если так будет дальше, он будет всюду следовать за мной, или попросту запрет в одной комнате. И это похоже на серьезный факт , а не на глупую угрозу.
- Отпусти меня пожалуйста, я сама могу пройти за тобой, мне больно, пожалуйста.., - взмолилась я ощущая на своей руке его цепкую хватку, он отталкивает меня на диван и волна боли вновь накрывает меня. Ещё не хватало потерять самое дорогое что у меня осталось.
С моих уст сносится протяжный стон, а на лице появляется гримаса боли. Это невыносимо!  Её охватило отчаяние и боль. Возможно даже Фоссет  почувствовала себя уставшей.  Ведь согласно теории, если плыть против течения, однажды  всё равно устаешь. И сейчас так хочется, чтобы всё это закончилось.
- Прекрати! Перестань ко мне так относится, я не твоя собственность, - мужчина делает пару шагов навстречу, - и что ты сделаешь? Опять ударишь меня, или пристрелишь?, - боль в области живота заставляет меня поморщится. Я чувствую как мужчина поднимает меня за кофту , ставя на ноги, и казалось бы начинает вновь заносить руку, но его что-то останавливает.. или кто-то..

+1

5

Я слышу шаги - кто - то поднимается на второй этаж. Поступь легкая, значит это не Себастьян, но на всякий случай я решаю переждать, на моей стороне фактор неожиданности и если я сейчас лажанусь это может стоить мне жизни. И не только мне. Я понимаю, что Себастьян скорее всего держит Фэйт в заложницах в своем собственном доме, в нашем с ней доме. Это объясняет неожиданную любовь девушки этому уроду, ее странное поведение, ее внезапное отсутствие на работе, тот факт, что ее мобильный не отвечает. Я бы никогда не подумал, что Фэйт интересует Себастьяна. Но я просто был слеп. Сейчас мне вспоминается, как часто он заговаривал о моей жене, как смотрел на нее, в редкие встречи. Но она его не замечала, да и знала то о нем только потому, что он был одним из моих друзей, как я считал еще пару недель назад, глупец. Я не придавал этому значения, но похоже мой приятель был попросту одержим.Одержим моей женой, одержим моей жизнью. Майкл часто говорил, что от него добра ждать не стоит, отец говорил, что Себ мне завидует, что он гнилой насквозь, но я как всегда не придавал значения словам отца. Но старик оказался прав. Как не прискорбно это осознавать, Шерман - старший иногда выдавал хорошие идеи. Только я настолько привык, его игнорировать, что не слушал даже тогда, когда стоило бы. Но сейчас не время и не место сожалеть о сделанном или не сделанном. Я должен придумать, как вытащить из всего этого Фэйт и собственную шкуру с минимальными потерями. Да и сложно было представить, что этот баловень мог мне завидовать. Чему? На мой взгляд его жизнь была беззаботна, у него не было семьи, которая то и дело давила бы на него, у него не было ответственности за семейный бизнес, у него не было жены, которую ему навязали, не было чувств в которых он не мог разобраться, не было бракоразводного процесса, который затянулся настолько, что уже и непонятно, нужен ли им этот развод или не нужен. Это не он несколько месяцев назад попал в аварию и не он потерял память. Может быть он продумал все еще тогда? Может быть он думал, что раз Шерман сам на себя не похож, у них с Фэйт все кончено? Надеялся занять его место? Только все сложилось не в его пользу, Адам и Фэйт наоборот сблизились, вместо того, что бы разбежаться.
Ясен пень, Фоссет интересует его как женщина, да и странно было бы если бы этот псих не воспользовался своими возможностями. Она одна с ним. совершенно беззащитна, а у него оружие, против пушки очень сложно что - то противопоставить. Не желаю об этом думать, я в ярости помотал головой, скрипнув от злости зубами. Перед моим мысленным взором уже возникла не прошенная картинка. Даже думать не хочу об этом. Если бы я умел молится, я бы помолился о том, что бы то о чем я подумал осталось только в моем воображении. Я просто сойду с ума, если узнаю, что этот ублюдок хоть пальцем тронул Фэйт против ее воли. Она язва, колючка, иногда она выводит меня из себя настолько, что хочется ее стукнуть, но она девчонка и бить ее нельзя. Она может быть совершенно невыносимой, особенно со мной, но я знаю, она хрупкая и ранимая. За всей этой железной оболочкой скрывается маленькая девочка, которую слишком рано привели в паршивый взрослый мир. Мне иногда кажется, что Фэйт действительно ошиблась миром, или временем. Она бывала какой - то нездешней. Непохожей на других. Ее мало заботили те вещи, коими обычно интересуются девушки в ее возрасте. Она была другая. Инопланетянка. И меня просто трясло от мысли, что с ней могло что - то случится. Но мне следовало сохранять ясную голову, иначе ситуация только усугубиться.
Я открыл дверь кабинета и замер в проеме, прислушиваясь к звукам в доме, судя по всему в ванной была Фэйт, потому что Себастьян принялся кричать. Мне хотелось зайти к Фоссет и сказать, что все будет хорошо. Но пока я не мог этого сделать. Если я сделаю хоть одно неверное движение, совершу хоть одну ошибку, может статься, что никогда хорошо не будет. Я слышу, как открывается дверь ванной и поворачиваю голову, встречаясь взглядом с Фэйт. Замечаю покрасневшие, припухшие глаза. Взгляд мой изучающе скользит по ее лицу и я замечаю припухшую щеку. Мои пальцы вновь сжимаются в кулак и я едва сдерживаюсь, что бы не заорать. Я чувствую, что ярость заполняет меня, быстро, стремительно. И это не слепая злость, это холодная ярость. Я отчетливо понимаю, что сегодня кто - то умрет. Себастьян псих, поэтому с него станется причинить увечья или убить, поэтому я должен убить его первым. Пока Фэйт не пострадала. Я хотел было сказать Фоссет что бы заперлась в какой - нибудь комнате на втором этаже и вызвала полицию с моего мобильного. Но снизу послышались гневные вопли этого полудурка и девушка поспешила вниз. Я едва сдержался, что бы не чертыхнуться. Но мне ничего не осталось, как вернуться в кабинет. Я набрал номер старого друга, который работал в местном отделении полиции. Быстро и четко я описал ситуацию. Доказательств не было. Было мое слово, против слова Себастьяна. Мне требовалось что - то, что никаким образом нельзя опровергнуть, что - то против чего не пойдет ни один  адвокат. Решение пришло молниеносно. Я поговорил в капитаном, он уверил, что высылает к нам наряд полиции, я убрал мобильный телефон в карман, а затем вышел из кабинета. Я приближаюсь к гостиной, надеясь, что меня не засекут раньше времени, но кажется Себастьян не очень осторожен, он слишком занят угрожая моей жене. Ублюдок.
Я крадучись приближаюсь к нему со спины, одновременно доставая пистолет. Боже, молю тебя, только бы Фэйт меня не выдала. Я вижу в глазах жены страх, но Себастьян этого не замечает. Или страх стал постоянным ее спутником за последнюю неделю или же  он просто недоумок. Но в любом случае, мне везет. Благо, он слишком занят угрозами, поэтому он не успевает вытащить пистолет. Он резко оборачивается и замирает, потому что ствол упирается ему в лицо.
-А теперь не делай лишних движений. Я стараюсь говорить спокойно, как говорят с психами. Я не хочу стрелять, не хочу проливать кровь, я не убийца. Но если Себастьян сделает не правильный выбор, мне придется нажать на курок. -Фейт, будь добра, забери у нашего друга пистолет и отойди с ним подальше. Девушка не двигается с места, видимо или он все таки причинил ей вред, или она просто в состоянии шока.
-Черт возьми, Шерман, неужели ты не видишь, что она не будет тебе помогать. Ты круглый идиот.
-Тогда просвети меня. Расскажи мне о том, как ты все так ловко обставил. Иногда лесть оружие куда опаснее, чем пистолет.
-Я тебя всегда терпеть не мог. придурок. Тебе всегда доставалось все лучшее, а ты даже не ценил этого. Место генерального директора в крупной корпорации, деньги, машины, девочки. Все к твоим ногам, а ты Шерман, только нос воротил и стонал, как тебя все достало. Думаешь легко смотреть как ты небрежно критикуешь лучшие отели, когда сам живешь лишь на твои жалкие подачки. И Фэйт. Она никогда не была тебе нужна. Для тебя она была лишь навязанной женой. В то время как я хотел ее. Но она смотрела мимо меня, на тебя, с обожанием, которое мог не заметить только слепец. А ты и есть слепец, кретин.
В этот момент Фэйт наконец очнулась от своего летаргического сна и бросилась к Себестьяну, пытаясь вытащить у него пистолет, но тот с реакцией достойной настоящего психа, перехватил ее и отшвырнул как игрушку на диван, где она скорчилась и затихла.
-Фейт, ты цела? Я навел дуло пистолета ему в лоб и взвел курок. -Еще хоть одно движение и я тебе мозги высажу, клянусь. Мне никогда раньше не приходилось стрелять, только в тире, куда я иногда захаживал. Но в такой ситуации я оказывался в первые и я не был уверен, что буду меток. Поэтому было бы очень хорошо, если бы Фэйт находилась подальше от линии огня.
-Слушай, Шерман, я знаю, что ты не пожелаешь замарать руки кровью. Ты не нажмешь на курок. А вот я  могу. Я с превеликим удовольствием всажу тебе пулю в лоб, а потом мы вместе с Фэйт инсценируем твое самоубийство. Я подготовил почву, пока ты был занят своими делами, я хорошо постарался, открывая себе доступ к делам компании.  после твоего трагического самоубийства. я вдруг неожиданно возьмусь за голову и сделаю все, что бы твой старик посадил меня на твое место. 
-Ты смешон. Он никогда этого не сделает. Более того, если не станет меня. ты со свистом вылетишь со своей должности. Хотя ты и так оттуда вылетишь. Но лучше бы, что бы я все - таки остался жив.
-Нет, я все продумал. Ты помеха. Ты отправишься кормить червей, а я получу кучу денег, твою должность и твою жену. Адаму так и хотелось присвистнуть. Себастьян явно двинулся.
-Ты считаешь меня идиотом, но ведь это я подстроил ту аварию. Я так надеялся, что ты наконец - то сдохнешь и перестанешь мне мешать. Но ты живучая тварь, Шерман.
Оп-па. Себастьян сам копал себе могилу, но он этого не осознавал. Адам заметил, как его рука метнулась к пистолету и направив пистолет в пол выстрелил по ногам Себастьяна. Пуля ушла в паркет.
-Я же тебя предупредил, не дергайся. Черт возьми, ему нужно увести отсюда Фоссет, потому что она может стать мишенью этого ненормального Ромео. Себастьян отскочил в торону громко матерясь и в этот момент Фэйт пришла в движение и Адам не знал, хорошо это или плохо.

+1

6

Надо признаться, что не окажись здесь и сейчас Адама, я бы, скорее всего, сильно ударилась головой об что-нибудь твердое, потеряла бы сознание, и также наверняка очнулась бы связанная по рукам и ногам  и на этот раз,  я говорю вам это в прямом смысле этого выражения. Очнулась бы я в гостевой комнате, где он запирал меня на ночь, разумеется, когда не  решался улечься со мной в кровать, в нашей с Шерманом комнате.  Когда всё это закончится,  я собственноручно спалю эту постель.
Мне отвратно касаться тех простыней, на которых он спал. Она выбросит все толовые приборы и  посуду, до которых дотрагивались его грязные руки. Иначе Фоссет попросту сойдет с ума. И это не просто фраза, которую так любят употреблять в сериалах.
Нет. Если она не обезопасит себя и Адама от  всего что связано с Себастьяном, то вполне возможно, что она заработает себе какое-либо психическое расстройство.
И это в лучшем случае. В худшем – он попросту пристрелит меня сейчас на этом самом месте.  А потом пристрелит и Адама.
Арчер, именно так прописывалась его фамилия, я вспомнила. Себастьян Арчер. Пока мистер Арчер был увлечен криками, обращенными в мою сторону, я краем глаза приметила Шермана, который приближался к ним с пистолетом. Сложно не смотреть на своего спасителя, ведь иначе она его выдаст. Иначе Себастьян среагирует молниеносно, я не знаю где он научился обращаться с оружием, но пару-тройку уроков он брал совершенно точно.
Он обернулся, дуло пистолета Шермана было приставлено прямо ко лбу психопата. Я не охарактеризовала Арчера по-иному. Он был психопатом, одержимым идеей вжиться в жизнь Адама. Стать им, словно влезть в его шкуру. Присвоить себе всё, что было ему дорого. Адам что-то сказал, но я не могла пошевелиться, Арчеч буквально пару секунд назад державший меня за кофту, словно тряпичную куклу ввёл меня в состояние прострации. Я боялась пошевелиться, а всё мое тело колотила мелкая дрожь. Я не могла ничего сказать, да что уж там, спокойно вздохнуть и то было проблематично. 
И лишь спустя еще несколько мгновений меня расклинило,  я онемела на месте от удивления и одновременно ужаса, охватившего меня. Адам просил меня забрать у Себастьяна пистолет, а я лишь застыла, разинув рот от всей нелепости ситуации, и не могла проронить ни слова.  Ну и как это называется? Шок или полный идиотизм?
Но, наверное, даже если бы я и смогла пошевелиться, это мало помогло бы делу, мои руки дрожали. И я не успела, стоило мне сделать всего пару шагов по направлению к Арчеру, как он молниеносно среагировав отбросил меня в сторону дивана. Сложилось впечатление, что я была для него пушинкой, с такой легкостью он расправился со мной. Сильный удар, я скорчилась от боли, что-то простонав. Я услышала  взволнованный голос Адама, но ответить ничего не смогла, так как провалилась в забытье. В пучину боли и темноты. Не самый подходящий момент, но мой организм считал иначе.   
Я отключилась. Перед моими глазами заплясали яркие круги, и чуть позже я увидела большой светлый дом.  Я увидела Адама, увидела себя, и маленькую девочку которая перебирала своими ножками по  газону. Шерман следовал за ней, ведь девчушка буквально пару дней назад начала ходить, и получалось это пока с переменным успехом.
Поговаривают  когда люди теряют сознание,  они видят какие-то видения, вызванные толи приступом боли, толи серьезными душевными переживаниями. Чем были вызваны эти видения ещё предстояло узнать.  Это словно сны, здесь всё не реально, ты наблюдаешь за собой со стороны, как в кинотеатре. Но Фоссет всем сердцем хотела бы, чтобы всё было именно так. Чтобы они были счастливы, чтобы они спокойно выбрались из этой чертовой передряги. Чтобы этого Арчера засадили на всю жизнь, за покушение на убийство, за захват заложника, за причинение телесных повреждений. Фоссет хотела, чтобы он ответил за всё.
Потом картинка словно меняется. Резко. Будто переключили канал на телевизоре. И вот я уже бегу причем так быстро, на что  только способно мое тело.
Кажется на дворе февраль или  март, и по логике вещей ,снег уже давным-давно  растаял, но мне почему-то кажется, будто при каждом моем  шаге под  ногами что-то хрустит.
На улице ветер, бежать трудно, волосы развиваются, путаются, но я изо всех сил  пытаюсь не обращать на эти мелочи внимания. Мне кажется, будто я бегу целую вечность.
Громкие голоса, девушка с трудом открыла глаза, сколько времени она пролежала без сознания? Боль в области живота не унималась, девушка с огромным трудом сделала вдох, а затем выдох. Болит.
Звук выстрела заставил её вздрогнуть и сфокусироваться на парочке. Пуля прошла в паркет, и выпустил её Адам. Шатенка облегченно вздохнуло, и её на мгновение замершее сердце  продолжило свою работу.
Если бы с ним что-то случилось, она бы этого не пережила.
Доводить Шермана до ручки, и причинять ему увечья может только Фэйт. Он сам так говорил не раз. Всё это разумеется в шутку, но всё же.
Девушка пошевелилась, и Арчер выхватил пистолет направив его на Фоссет. Она замерла, глядя на дуло пистолета. Казалось бы вот он, конец. Ромео и Джульетта, новое прочтение. Арчер медлит ,Фоссет смотрит на него не отрывая глаз. Он не может. Он не может спустить курок и убить её. Фоссет для него по всей видимости какое-то табу. Длинная цепочка умозаключения приводит Фоссет к отличной новости. Она для Арчера как хрупкая хрустальная ваза, которую он не смеет повредить, иначе ему самому будет плохо. И тут Адам дает о себе знать, Арчер моментально разворачивается, наводя пистолет на  мужа Фоссет.  Вот на него табу не распространяется.
Я вижу как заливаются кровью его глаза, я вижу его гадкую ухмылку. Ухмылку сумасшедшего человека.
- Ты идиот Шерман, - сносится с его уст, и единственное что я успеваю сделать, это подбежать и закрыть собой Адама, насколько это возможно. Я смотрю в глаза  Себастьяна,  кажется он в замешательстве. Сейчас в его голове творится непонятно что. Если моя теория верна, то он не посмеет выстрелить. Если   же нет, что ж не будем думать об этом. Моё тело дрожит, я чувствую дыхание Шермана позади себя, кажется сейчас и он готов убить меня за такой поступок. Но я уверена, я просто уверена что он не выстрелит
- Выстрелив ты убьешь не только меня Себастьян… , - мой голос спокоен, кажется мои нервы уже капитулировали ,и я смирилась с любой концовкой этой драмы.  Он часто моргает, кажется пытаясь вникнуть в  смысл моих слов, и кажется понимает о чем я, но понял ли Шерман? На его лице появляется гримаса боли и негодования. У него начинает трястись рука. Верный признал того, что  наш ненормальный не может справиться с мыслями роющимися в его голове.   
Он протягивает что-то про то ,что ему уже всё равно, занося пистолет над нами, но в квартиру врывается наряд полиции, которая как оказалось вот уже несколько минут ожидала удобного шанса для того, чтобы взять Арчера. Он вырывается, пытается убежать, я  оборачиваюсь, утыкаясь в грудь Адама лицом, с моих глаз скатываются слезы, мне больно, болит щека, болит живот. Я боюсь предположить самое страшное, но тайно надеюсь, что всё будет хорошо. Слышатся крики откуда-то из кухни,  Себастьян открывает огонь и я невольно вздрагиваю, сильнее вжавшись в Шермана. Сейчас он как защитная стана которая ограждает меня от этого мира. Кажется он прав я не готова жить в столь жестоком мире. Полиция производит ещё пару выстрелов, по всей видимости в воздух ,я слышу звук разбившегося стекла, а затем…всё затихает, кажется, они его взяли, или?
Я тяжело дышу, всхлипываю, и лишь спустя какое-то время нахожу в себе силы посмотреть в глаза Адама.

+1

7

Вот так странно. Еще полгода назад ему казалось, что они с Фэйт готовы на все, что бы избавится друг от друга. Готовы убить друга друга, причинить друг другу наибольший вред. Но сейчас его колотило от мысли, что с ней что - то случится. Он стоял напротив психа с пистолетом, который, в отличие от него, не погнушается им воспользоваться по назначению, но сейчас он не беспокоился о себе. Он конечно не стремился заполучить пулю, но его больше заботил тот факт, что если Арчер убьет его, то помощи ей ждать будет не откуда. Конечно, рано или поздно забеспокоятся ее родители, начнут разыскивать с  работы, да и его смерть не останется незамеченной. Он не какая - нибудь мелкая сошка. А значит наверняка привлекут к делу жену. Но до этого может пройти много времени, не один день, а Арчеру хватит и нескольких часов, что бы замести следы. Он псих, и как все настоящие психи совершенно расчетлив и хладнокровен. Я был шокирован тем бредом, что он нес. Это слишком было похоже на сюжет плохого кино. Из тех, что иногда приносила домой Фоссет и со смехом заставляла меня смотреть, дабы немного расслабить мозги. Я и подумать не мог, что когда - то это случиться со мной.
Я буквально одеревенел, когда Себастьян направил дуло пистолета на жену. Я не мог поверить, что он сможет нажать на курок. Я был связан по рукам и ногам, одно неосторожное движение  - и он снесет Фэйт голову, даже если не хочет этого делать. Я чувствовал, что плечи уже ноют от напряжение,  руки скоро начнут трястись - сложно твердо держать оружие такое долгое время, не применяя его. Я пошевелил плечами, чувствуя как по спине течет влага. То ли меня прошиб пот, то ли это дождевая вода. Да, в гостиной натекла огромная лужа, в обычной ситуации Фэйт бы уже сама бы снесла мне голову. Если бы я мог думать о чем - то другом, то несомненно поймал бы себя на мысли, что хочу, что бы Фоссет наорала на меня за бардак в комнате. Это было бы так привычно и близко, из того, другого мира, где нет съехавших с катушек бывших приятелей, возомнивших себя героями боевика.
-Ты.. Я хочу сказать Фэйт, что она сошла с ума, сдвинулась, съехала. Я здесь не для того, что бы она закрывала меня своим телом. Пока Себастьян был занят мной, она могла бы постараться сбежать, он не стал бы ее убивать, а я бы мог его отвлечь, давая ей уйти. -Фэйт. Произнеся ее имя, я стараюсь, что бы она поняла все что я хочу ей сказать. Негодование за то, что она так мало ценит свою жизнь, злость на себя за то, что не понял сразу, что за человек Арчер. Желание, что бы она прекратила жертвовать собой и убралась отсюда как можно дальше. Грусть о том, что мы так ничего и не успели. Сожаление, что мы столько времени упустили зря за ссорами, криками, обвинениями. Любовь, которую я никогда не показывал ей. Чувства, которых я боялся сам, ненавидел ее за то, что она вызывает во мне что - то, к чему я не привык. Яркую, жгучую ненависть. Я не знаю, выразилось ли это в моем тоне, или выражении лица, но это то, что я чувствовал. Я не думал, что человек может испытывать столько эмоций сразу, за считанные мгновения. Я думал, что меня сейчас разорвет на части, потому что внутри бушевала буря, хлеще стихии за нашими окнами, но она не знала выхода.
-У вас нет доказательств. Я всего лишь защищал Фэйт от этого ублюдка! Он пытался убить свою жену, офицер, он ненормальный. Это вопил Себастьян, когда ему заламывали руки. Оружие ему пришлось опустить, если он пытался зайти за мирного гражданина. Сколько прошло времени с момента, как я наставил на него оружие до приезда полиции. Я наконец опустил пистолет, чувствуя, как мелкой дрожью трясется рука. Пальцы буквально онемели, поэтому я вновь поставил оружие на предохранитель и откинул его куда - то в сторону. Я обнимаю Фэйт, прижимая ее к себе, что - то непрестанно говоря. Я и сам не знаю, что я говорю, несу какой - то бред. Но мне кажется,что сейчас это необходимо. Она дрожит и я крепче прижимаю ее к себе, забывая о том, что на мне насквозь мокрая одежда. -Все хорошо. все хорошо. Я глажу ее по волосам, словно маленькую девочку. Раздается звук выстрелов и звон бьющегося стекла, Фэйт нервно вздрагивает. Откуда - то из глубины дома появляется офицер, ведущий упирающегося Себастьяна.
-Это еще не конец. У тебя нет доказательств. Я с усмешкой достаю мобильный телефон и отдаю его одному из офицеров. Я не сбрасывал связь с полицией, все это время с нами на линии был оператор, весь разговор был записан. А этот псих орал довольно громко, когда признавался в том, что хотел меня убить.
-Думаю, твое признание будет достаточным доказательством. Я чувствую жгучую усталость. Будто меня выжали, опустошили, внутри пустота.
Я вижу, как мой приятель делает мне знак, желая поговорить со мной. Мне нужно оставить Фэйт на какое - то время, но я не хочу оставлять ее ни на секунду. К нам подоспел врач и принялся отцеплять Фоссет от меня, стараясь усадить на диван.
-Я на минуту.Шепчу я ей на ухо и она расцепляет дрожащие пальцы, позволяя врачу усадить ее на диван и вколоть ей успокоительное.
-Нам нужны будут ваши с Фэйт показания. И как можно скорее. Если ты конечно хочешь, что бы он сел.
-Фэйт не в том состоянии, что бы давать сейчас показания.
-Тогда сегодня я оставляю вас, побудь с женой. А завтра я жду тебя для дачи показаний. И как только Фэйт придет в себя, она тоже будет нужна.
Я киваю и поворачиваюсь, что бы вернутся к жене. Внезапно в гостиной поднимается легкая паника, врач придерживает Фэйт, которая начинает заваливаться на пол. Я бросаюсь к жене, снеся по пути напольную вазу и еда не сбив с ног одного из офицеров.
-Фэйт. Я обнимаю ее и стараюсь заглянуть ей в глаза. -Фэйт, ты слышишь меня? Я вижу, что взгляд ее не фокусируется. а затем глаза закатываются и она обмякла в моих руках.

***
Несмотря на все мои просьбы, а затем и угрозы меня не пустили в машину скорой помощи, поэтому мне пришлось ехать следом на машине. Поэтому в приемный покой я ворвался злой и еще более взвинченный нежели был. Но моя злость перекрывалась беспокойством за жену. Ее погрузили в машину скорой помощи, а мне ничего не сказали, что с ней.
-Фоссет. Фэйт ФоссетЯ бросился к стойке регистрации.
-Сейчас. Медлительная медсестра продолжила о чем - то болтать по телефону.
-Быстрее, черт возьми! Я перегнулся через стойку и выдернул шнур из телефона.
-Я сейчас позову охрану!
-А я позову ваше начальство, если вы мне сейчас же не скажете, что с моей женой  и где она!

***
Я сжимаю холодные руки, сидя в больничной палате. Ты без сознания и наверное даже не знаешь, что я сейчас  здесь. Я жду, когда ты очнешься, врачи говорят, что ты в полном порядке, но я поверю только тогда, когда ты откроешь глаза и заговоришь со мной. Меня уже который раз пытаются вытурить из твоей палаты, но после последнего прихода медсестры я едва не разнес все отделение, поэтому меня предпочли оставить в покое, особенно, после того, как твой врач сказал, что мое присутствие может помочь тебе. Я поднимаю взгляд на твое лицо: бледное, уставшее, но вместе с тем умиротворенное. Я вижу, как дрогнули твои ресницы. Мне кажется, или ты наконец пришла в себя? Я не спускаю взгляда с твоего лица, дабы не упустить ни малейшего движения ресниц или губ. Наконец ты с трудом открываешь глаза. Я вижу, как ты недоуменно оглядываешь палату, а затем переводишь взгляд на меня.
Эй.Я чувствую огромное облегчение. Привет. Ты заставила нас всех поволноваться. Я легко касаюсь губами твоего лба.

+1

8

Чувство собственной безопасности. Только когда Арчера вывели в наручниках за порог их дома, Фэйт смогла спокойно вздохнуть.
Всё это как паршивый боевик, кто-то решил сыграть с их судьбами в глупую игру. Игру, которая могла плохо кончится, для них обоих.
Сейчас резко захотелось оказаться далеко отсюда, как можно дальше. Она помнит ,как буду подростками, Адам и Фэйт сбежали из дома, на машине Шермана, уехали в какую-то глушь.
Фэйт помнит тот знойный июльский денек.  Адам пробрался в её комнату, его всегда встречало открытое окно. Фссет ещё нежилась в постели, кажется впервые в жизни проспав, не услышав будильник. Её вчера, она согласилась на безумную идею  своего возлюбленного. Надежды и оптимизма юной Фоссет  было не занимать — провести все выходные в дали от дома, в каком-нибудь райском уголке. Подальше от суеты.
Подальше от людей.  Кстати скажем сразу, после Фэйт прилично влетело от отца, ведь тот  не ожидал такой выходки от примерной дочери. Ведь прежде подобного никогда  не случалось.
Скорее всего, Фэйт Фоссет было легче уговорить просидеть дома пару недель, чем провести хотя бы пять минут вдали от цивилизации, там где плохо ловит сеть даже самый хороший телефон.  Но она согласилась,  чем несказанно обрадовала молодого Шермана. Она помнит эти сияющие от счастья глаза, улыбку, такую родную и светлую.
Адам шепнул какие-то милости на ушко, а Фоссет недовольно что-то промямлила и закуталась в одеяло ещё сильнее. Вам не кажется, что сейчас всё с точностью да наоборот, это Адама сейчас не разбудишь, хоть с бубном на кровати пляши.
Растолкав таки девушку,  ребята направились на улицу, где их уже ожидала машина. Разумеется в паре кварталах от дома Фэйт. Ведь  Адам прекрасно знал, что у отца Фоссет отличный слух, и чуткий сон.
Наконец, дверца пассажирского сидения, отворилась, и  Фоссет заняла его ни разу не замешкавшись.
Для нее такая выходка была сродни преступлению . Она никогда не сбегала с дома, и вообще была крайне примерной особой. Это Адам её испортил во всех смыслах этого слова.
Музыка разносилась из колонок автомобиля. Открытые окна пропускали в кузов свежий воздух, ветерок играл с волосами шатенки, и она нехотя куталась в свою толстовку. Знойные дни знойными днями но рано утром в городе было чертовски холодно. Помнится Адам обозвал Фоссет воробушком. Впрочем, именно сегодня и именно в этой поездке в его голосе не ощущалось привычного давления и желания изменить  пай-девочку, превратив её в бунтарку.
Фэйт на удивление  долго, молчала, лишь устало качала  головой на вопросы Шермана, который видимо уже предвкушал всё что должно было случиться вечером. Впрочем вскоре ему надоело терзать сонную Фэйт и он позволил ей вздремнуть пару часиков, мило посапывая на переднем сидении его машины.
Пейзаж за окном стремительно менялся от соседних домов, которые стали Фэйт как родными до совершенно незнакомых улиц,  а позже и вовсе пустой дороги, шатенка изредка открывала свои  свои очи  пытаясь понять где же они едут, но убаюкивающее мурклыканье мотора вновь погружало её в полудрему. Все началось именно в ту ночь.
Между и Адамом и Фэйт появилась связь, это больше чем просто влюбленность. Это больше чем просто секс на одну ночь.
Когда после длительного отсутствия она вернулась домой, отец отчитал её и посадил под домашний арест. Но ведь он не подозревал, что Адам всё так же пробирался в её  комнату через окно, он приходил поздно, и уходил до первых лучей солнца.
И все их отношения продолжаются по сей день.
Адам и Фэйт это больше чем два имени, это больше чем штамп в паспоте. Это комок боли, страданий, иголок, колкостей, но самое главное нежности и любви.
Он нежно поглаживал девушку по волосам, шепча какие-то нежности, как всегда.  Он успокаивал, и Фэйт становилось легче, серьезно.
- Я подумала что ты уехал, я боялась что ты не вернешься, - сквозь слезы бормотала шатенка, вовсе не замечая того , что её благоверный насквозь промок под дождем, что лил на улице. Сейчас ей было не до этого.
Адам подался чуть вперед, но я была не готова его отпускать. Мои ручки вцепились в его кофту,  я была не в силах разжать руки. Мне казалось ,что как только Адам отойдет от меня, вдруг из неоткуда возьмется Арчер и пустит в меня пулю. Или в Адама. Что казалось было бы куда хуже.
Но он обещал вернуться, а ко мне подоспел врач, мужчина лет сорока пяти, он потянул меня к дивану, замерзшие казалось бы руки еле-еле отпустили кофту мужа и он не спеша направился к полицейскому.
Он слегка подрагивал, я заметила это когда прижималась к его телу, когда пыталась защитить его от выстрела Себастьяна.
Мне задавали какие-то вопросы, но я была не в состоянии выдать ни одного ответа. Я переводила взгляд с одного предмета на другой, пытаясь найти хоть что-то , что было бы способно меня успокоить.
Мужчина потянулся за шприцом, набирая в него лекарство, я поздно заметила название на  ампуле.  Мужчина вколол мне в руку добрую дозу лекарства, и я не успела вымолвить ни слова.
Перед глазами потемнело, в раз. Стало тяжело дышать, комната закружилась, и кажется я начала терять сознание, потому что доктор озадаченно охнул и подхватил меня на руки, тут же подоспел Адам.  Я слышала его голос пару секунд  и затем окончательно провалилась в темноту.
Скорая срочно направилась к медицинскому центру.  То лекарство, которое было введено Фоссет ни в конем случае нельзя назначать беременным. Это может спровоцировать выкидыш, или ещё хуже погубить саму пациентку. Но парамедик не знал о положении Фоссет. Собственно никто не знал кроме нее самой.
Что было дальше она не знала. Очнулась Фэйт лишь спустя добрых двенадцать часов. А может быть чуть меньше. Сначала, ей показалось, что всё это был страшный сон. Но белые стены палаты напугали её. Заставили впасть в состояние паники. И тут она приметила Шермана, который  тут же поспешил оказаться рядом, и поцеловать её в лоб. Поднимаешь ослабевшие руки обнимая его за шею. Чувствуешь его дыхание на своей коже.
- Ты в порядке.. Господи, ты в порядке.. , - я не знаю чего боялась, того что с Адамом могло что-то случиться, в то время пока я была в отключке? Да, определенно этого. Кажется теперь я буду бояться потерять его каждую секунду.
Но тут меня накрывает новая волна страха. Адам чуть отстраняется. Я касаюсь рукой живота, и резко принимаю сидячее положение, чувствуя ужасную боль во всем теле. Приборы, которые были подключены ко мне начинают предательски пищать. Я без зазрения совести снимаю один за другим. Отрываю  от себя отвратные колючки, которые передавали врачам данные о моем пульсе и давлении. Я прекрасно знаю, что они ничего толком не покажут. Я врач, я могу вылечить себя сама, и я прекрасно знаю, что я в порядке.. но вот ребенок?
- Они вкололи.. вкололи мне лекарство ,- я морщусь от боли  и как-то тяжело охаю, - оно противопоказано.. что с ребенком?,-  переводя взгляд на взволнованного Адама. Он явно всё знает, врачи должны были ему всё сказать. Но признались ли они что я потеряла сознание и чуть было не потеряла ребенка по их оплошности ? Определено точно нет.
С моих глаз скатываются слезы, я  не могу справиться с болевым синдромом, и сжимаю в ладонях белую больничную  простынь,  - скажи что с ним всё хорошо…скажи мне, пожалуйста.. Адам.
Я тяжело дышу,  замечая как он вновь приближается ко мне, усаживаясь на угол кровати, так чтобы я могла облокотиться на него.
Врачи влетают в палату, просят меня успокоится, хотят подключить приборы, но я отказываюсь. Всё это лишнее, мне нужен покой. Мне нужно знать что с ребенком всё в порядке. И я хочу слышать это от Адама, а не от людей которые меня чуть было не убили, попросту пытаясь успокоить.  Доктор кивает и скрывается за пределами палаты. Он прекрасно знает кто я и кем работаю, и понимает ,что если мне станет дурно ,я смогу вызвать его, и к мне придут на помощь. Но она вовсе не нужна. Мне нужен ответ.
- Прости что не сказала тебе,  - я шепчу еле слышно, потому как сил у меня не много, да и опухшая щека дает  о себе знать, - я узнала это после твоего ухода, а потом Арчер…я не мога позвонить никому. Он… это было ужасно Адам..

Отредактировано Faith Fawcett (2012-08-22 18:44:50)

+1

9

Насколько сильно мы дорожим друг другом? Достаточно ли мы боимся потерять дорогих нашему сердцу людей? Мы не задумываемся о таких простых вещах, это вроде как не стоит нашего внимания. Вспомните, когда вы в последний раз говорили близким, что любите их? Когда в последний раз вы обращались к своим чувствам, что бы понять, кто вам по настоящему дорог? Это не так сложно, сказать близкому человеку что - то хорошее. Не обязательно признаваться в любви, клясться в вечной верности, достаточно сказать слово или фразу, которая значила бы что - то для вас двоих. Что - то, что могло бы передать тепло, что - то что в достаточной мере бы выразило вашу привязанность. Мы забываем об этом, считаем это незначительной ерундой. Нам кажется, что близкие люди всегда будут рядом. Но, к сожалению это не так. Кто - то просто уходит, устав от безразличия, выбирая себе других, уходит в новую, лучшую жизнь. В этом случае можно все исправить, можно найти слова, можно постараться вернуть то, чего вы лишились. Но иногда, иногда люди просто уходят. Уходят туда, где не работает мобильная связь и электронная почта. И вы уже никогда не сможете сказать им, как сильно вы их любите. Поверьте, вы будете жалеть. Иногда судьба дает нам знаки. Сегодня я едва не потерял Фэйт. Что я чувствовал? Мне сложно сказать, потому что я не могу сконцентрироваться. Или просто не хочу. Я не хочу думать о том, что было бы, если бы я внезапно не вернулся домой, если бы не приобрел оружие, если Арчер взял и нажал на курок, если бы полиция не приехала так вовремя. Как много этих "если". Нам сегодня отчаянно везло, мы смогли выбраться из всего этого и вроде бы даже усвоить некие уроки, предоставленные нам судьбой.
-Я в порядке, не беспокойся. Глупая. Она провела кучу времени в обществе психопата, оказалась в больнице, а спрашивает у меня, в порядке ли я. Фоссет, ты не исправима. С нами столько всего случилось. Мы прошли долгий путь от юношеской влюбленности до ненавистного брака, а затем.. К чему мы пришли? Я не знаю. Знаю только, что ты дорога мне, я не хочу тебя терять. Но так же я слишком хорошо усвоил, что от прошлого не уйдешь, за все нужно платить. Я знаю, что нас еще что - то ждет впереди, мы должны будем разобраться со всем, что на нас свалилось. С моей лже-амнезией, с тем, что будет дальше. Возможно, все это останется в нашем пошлом, в то время. когда мы будем по кирпичикам складывать наше совместное будущее, но я по опыту знаю, что просто так это не закончится. Или мы вернемся к этому в ближайшее время или же это будет терзать нас долгие годы. Сейчас Фэйт слишком ослаблена произошедшим, и физически и морально, но я уверен, моя жена это просто так не оставит. -Врач сказал, все в порядке. Я слегка запнулся, вспоминая слова врача. Если быть совсем уж честным, то лечащий врач Фэйт сказал, что потребуются еще некоторые анализы и исследования, после того, как Фэйт очнется, что бы быть полностью уверенным, что малыш не пострадал и что сама Фэйт сможет выносить и родить ребенка без опасности здоровью. Но я не хочу говорить об этом Фоссет, это только заставит ее нервничать.
-Успокойся. С ним все в порядке. Я не знаю, кто у нас родится, но почему - то я уверен, что Фэйт ждет мальчишку. Ну да, можете уже сейчас обвинять меня в эгоизме. Для меня не имело значения, какого пола будет ребенок, но почему - то я был уверен, что первым будет мальчик. Что я почувствовал, когда врач сообщил мне о том, что Фэйт и ребенок в порядке? Буду честным, я был в  глубочайшем шоке. На меня столько всего свалилось, что я боялся, что у меня поедет крыша. Я был счастлив, что Фэйт в стабильном состоянии. Я был в панике от того, что у нас будет ребенок. Я радовался тому, что с малышом или малышкой все хорошо. Я не был уверен в том, что смогу стать хорошим отцом. Мы никогда не говорили о детях. Я даже не знал, хотела ли Фэйт детей. И по правде сказать, я думал, что Фоссет предохраняется. Следует намылить ей шею, как только она выйдет из больницы, за то, что не сказала, что бросила пить таблетки. И за то, что не сообщила мне о беременности сразу же, как только узнала.
-Все в порядке. Только, я прошу тебя, давай ты будешь слушать, что тебе говорят врачи и выполнять их инструкции. Я не врач. я не знаю, что за манипуляции проделывают доктора с Фэйт, но лишь бы они делали все, что требуется для ее выздоровления. Мы в одной из лучших клиник города, поэтому я доверяю здешним врачам. Если они допустят ошибку, то моментально вылетят со сладкого места, потеряв возможность практиковать где бы то ни было. И пусть Фоссет сама врач, меня нервирует ее самоуправство. Да уж, похоже врачи отпразднуют нашу выписку отсюда салютом. Сначала психованный муж, следом сварливая жена. Идеальная парочка.
-Он..Я открыл было рот, но задохнулся внезапным гневом. Я не мог высказать слух то, о чем думал уже давно. Я гнал от себя эти мысли, я не хотел об этом думать. Потому, что если он что - то с ней сделал, я его убью. Мне плевать на приговор суда, мне плевать на то, что его будут держать в тюрьме. Я найду способ, Богом клянусь. Я не хочу спрашивать у Фэйт о том, что произошло между ней и Арчером во время моего отсутствия. Я молю Бога, что бы избиения оказались единственным, чему подверглась Фэйт. Синяки можно залечить, ссадины пройдут, воспоминания когда- нибудь сгладятся. Я и думать не хочу о том, что он мог изнасиловать мою жену. Я не знаю, способен ли Арчер на подобное. Но если он оказался способен держать ее в заложницах столько времени, то почему бы и не взять силой то, что ему не принадлежит? Его вряд ли остановили бы просьбы Фэйт. Но я надеялся, молился, о том, что бы Арчер не сделал этого. Ведь он хотел, что бы Фэйт полюбила его, что бы сама пришла к тому, что хочет быть с ним. Он хотел занять мое место. А я никогда не принуждал женщину к чему бы то ни было. И Арчер это знал. -Неважно.. Все прошло, Фэйт. Он в тюрьме и пробудет там настолько долго, насколько это возможно. Лучше отдохни немного. Хочешь чего - нибудь? Я обнимаю ее, перебирая волосы, машинально стараясь внушить ей спокойствие. Я знаю, что впереди будет суд, нам нужно будет давать показания, выступать в  суде. Но пока я об этом Фэйт не говорил. Вообще, нам нужно поторопится, что бы выдвинуть обвинения против Себастьяна. Но я не хочу, что бы Фоссет в ближайшее время слышала что - то про этого человека и уж тем более, я не хотел, что бы она с ним встречалась.

0

10

Я обняла его, ощущая,  что мое сердце ускоряет свой ритм.  Он в порядке,  Адам в порядке, он жив, здоров и он в порядке. Адам сотни раз вытаскивал меня из передряг.
Помнится Фоссет  обиделась на Адама, отправилась на вечеринку.  Заплатив таксисту без малого двадцать долларов, Фэйт поправила белоснежно белое ажурное платье и поспешила оказаться в помещении, так как погода могла испортить, не только настроение, но и внешний вид.  Барная стойка, такая родная, местные бармены были самыми понимающими людьми. Фэйт всегда наблюдала за тем, как посетители выкладывают им свои проблемы, а сама очень боялась и слово проронить при них. Выдать кому-то свои проблемы, равносильно проигрышу для Фоссет .  Она никогда не открывала кому-то свои переживания, никогда не плакала  при друзьях, это было слишком тяжело для неё. Уж лучше в тишине, наедине с собой. Планов напиться сегодня не было ,поэтому девушка заказала  себе немного виски, планируя пить его весь вечер. Потихоньку, ощущая приятную горечь на губах , чувствуя как тепло растекается по всему телу,  пробуждая каждую клеточку. Если бы не тревога, бьющая в набат, и интуиция, предупреждающая о грозящей встречи с недавним прошлым,  она бы не решилась оглянуться назад. Воспоминания слишком болезненны. Картинки прошлого, сменяя друг друга, мелькают в её  голове. В груди появляется резкая ноющая боль, заставляющая девушка как-то поморщиться. Она силится сделать большой вдох, но горло словно сжали в тисках. Он сидел в стороне, и мило ворковал с какой-то блондинкой.  Шатенка как-то презрительно фыркнула, и осушив невысокий стаканчик с толстым донышком попросила повторить ранее заказанное. Я тщетно надеюсь, что он меня не увидит, будет слишком занят своей собеседницей, поэтому решаюсь  уйти с глаз его долой. Танцпол, лучшее место для того, чтобы затеряться в толпе.  Заставить его ревновать не самая лучшая идея. Ведь когда вы ругались последний раз ,с его уст слетела фраза о том, что он больше ничего не чувствует к тебе, не так ли? Слишком больно было это слышать. Тем более, что  Фоссет была уверенна в том, что это наглая ложь. Не пора ли проверить его?  Если он ничего не чувствует к этой девушке, что сейчас  танцует неподалёку от него, с каким-то мужчиной,  то Шерман  просто отпустит её.  В её голове рождается грандиозный план, который может привести хозяйку короткого кружевного платья к большим  неприятностям. Шатенка сильно закусывает нижнюю  губу, измученно зажмуривает глаза, и картинки прошлого в  её голове замедляются, а это то, чего она хотела. Избавиться от надоедливых воспоминаний. Хотя бы на время.  Мужчина танцующий рядом выглядел бы более симпатичным, если бы не был  настолько пьян. Его прикосновения были противны, но Фэйт никогда не сворачивала с намеченного пути. Порой она  кидала на  Адама  мимолётный взгляд, пытаясь убедиться, что он её заметил. Фэйт , ты фигов стратег, и твои планы, в скором времени приведут тебя к беде.
Молодой человек уводит тебя на парковку, пытаясь затащить в темный уголок. Но кажется ты не в состоянии убежать , и  тут  на помощь  приходит Адам. В очередной раз. Как и сейчас, он спал Фоссет от неминуемой беды.
Девушка крепче прижалась к нему.
- Прости меня, что не сказала, я правда хотела.. прости, я люблю тебя,- я касаюсь своими губами его щеки и  чувствую умиротворение. Я никому не скажу что Себастьян в первую ночь решил взять меня силой, но  я вовремя успела запереться  в ванной, и лишь потом он решил мня завоевать, хотя я слабо себе представляю эту стратегию. Я не скажу Адаму что он позволял себе, иначе он  совершит невозможное. Я не хочу чтобы он сидел…
Тут семейную идиллию нарушает врач. Который вносит в палату толстую папку.
-Мисс Фоссет,  у меня к вам разговор…, - мужчина слишком печален, мое сердце замирает. Он рассказывает, что я могу отправиться домой, но анализы, нужно будет сдавать еще две недели подряд. Я в опасности, и мой ребенок в опасности, если то, что вытворял со мной этот псих будет иметь последствия, точнее будет иметь самые плачевные последствия, я смогу не только потерять ребенка но и не иметь  больше возможности иметь детей . и если первое заслуга Себастьяна, то  второе лишь содействие докторов, которые не спросив меня вкололи лекарство. "Замечательно"  жить не зная того , что с тобой будет дальше...и выживет ли твоей ребенок   Адам поглаживает меня  по плечу,  успокаивая и целуя в висок. С моих аз скатываются слезы. Всё сказанное после, поймет лишь врач, но никак не обычный работник офиса вроде Адама. Меня начинает бить дрожь. Я оборачиваюсь и утыкаюсь к нему в плечо.
- Я не хочу его потерять…  это всё из-за него… это всё из-за того, что он относился ко мне  как к предмету интерьера… Адам, я не хочу потерять нашего ребенка, - мне плохо, я плачу, у меня сердце вырывается из груди.
Спустя сорок восемь часов, мы оказывается дома. Я не хочу говорить. Адама готовить завтра, обед, ужин  но я не могу есть. Мне противно. Мы направляемся в спальню, и тут меня настигает паника. Я попросту боюсь подойти к постели..
- Нет, пожалуйста, я не хочу… - я  резко опускаюсь на пол, касаясь рукой стенки. Я смотрю на кровать как на костер, на котором сжигали ведьм.  Я скрещиваю руки на груди, словно  обнимая и защищая себя и шепчу еле слышно, - я не хочу…я не  хочу.. Арчер.. он.. я не хочу…

+1

11

Все в порядке. Все будет хорошо. Я могу повторять эти фразы сотни раз, на сотни ладов. Я могу убеждать в этом себя, могу успокаивать Фэйт. Возможно, она даже сделает вид, что ей легче от моих слов. Но мы оба знаем, что прежде чем мы оба вернемся к состоянию, которое можно будет назвать нормальным, пройдет много времени. Может быть несколько месяцев, может быть год или больше. Нельзя просто так взять и промотать случившееся, забыть, будто это был просто ночной кошмар. Реальность порой куда хуже любого кошмара. Нам обоим потребуется время, для того, что бы войти в колею. Фэйт что бы оправится от пребывания в заложницах в собственном доме, ему от ощущения, что он мог убить человека, им обоим нужно свыкнуться с мыслью, что их будущий ребенок в опасности, так же как и здоровье Фэйт. Оба они, не смотря на далеко не самый юный возраст, по сути своей были детьми, которые еще не сталкивались с взрослой жизнью. Не смотря на то, что оба занимали серьезные должности, по сути, в их жизни было мало серьезных потрясений. Таких, что бы они действительно почувствовали себя не заигравшимися во взрослую жизнь подростками, а взрослыми людьми. Они не сталкивались с проблемами, которые невозможно было решить с помощью кредитной карточки, их жизнь была легка. По крайней мере так казалось Шерману. Оба они дети успешных родителей, в жизни не знали отказа ни в чем. Ему все давалось легко, он не заморачивался над тем, откуда берутся деньги на его банковском счете. Когда Майкл прижал его к стене и приказал прекратить бездельничать, он особо не переживал, не считая себя мучеником, которого заставили работать. Шерман не был иждивенцем, ему нравилась его работа и его ничуть не расстраивала необходимость проводить сутки в офисе, вставать черт знает во сколько, что бы успеть на переговоры.  Он целиком отдавался своему делу. и по правде сказать, не понимал своих приятелей по университету, которые жаловались на то, что предки заставляют их зарабатывать на развлечения. Единственной проблемой Шерман некогда считал навязанный ему брак с Фэйт, но сейчас он понимал почему отец поступил именно так. Ему никогда не хотелось признаваться в этом, но Майкл думал не только о деньгах. Когда они с Фейт встречались еще будучи подростками,  их предки нарадоваться не могли, мысленно думая, как сольют в одно два состояния, рассуждая о том, какая хорошая их них выйдет пара. Они и впрямь прекрасно смотрелись вместе. Молодые, красивые, успешные. Желающих получить от Шермана предложение было пруд пруди, а Фоссет едва успевала отбиваться от поклонников.  Когда они только начали встречаться, кроме искренней симпатии к красивой девушке, у Шермана признаться, были и корыстные мотивы. Адам заводил слишком много интрижек и многие девушки были не довольны, когда он давал им отворот поворот, считая, что они - то, такие неотразимые должны обязательно заполучить его в свои сети. Но Адам так не считал, но и прекращать свои походы налево и направо тоже не считал нужным. Поэтому, когда он ввязался в отношения с Фоссет, он решил, что она будет его так называемым щитом. Он может спокойно заводить себе любовниц, но так как все знают, что Шерман и Фэйт встречаются, то к нему никаких претензий. Он не свободен. Он не задумывался, каково же было в то время Фэйт. Он любил ее. Но любил по своему. Своей извращенной любовью. Она была для него лучшим другом, советчицей, поддержкой и прекрасной любовницей. С кем бы он ни был, он всегда возвращался  к ней. Зная, что у нее всегда найдет то, чему его не хватает. Я задаюсь вопросом, почему она не выгоняла меня после таких возвращений. Это ведь унизительно для нее. Но она раз за разом принимала меня в своем мире. Я помню, почему отец вдруг начал настаивать на моей скоропостижной свадьбе. Я не знаю, в курсе ли Фэйт, но тогда об этом много говорили. Слава Богу массовой огласки дело не получило, иначе бы я явно не отделался обычной свадьбой с Фоссет. В то время я как последний кретин влюбился в одну девицу. Хотя с определением я явно погорячился. Но суть ясна, я совершенно потерял голову, я готов был совершать безумные поступки ради нее. Я хотел жениться на ней, несмотря на то, что все давно и прочно поженили нас с Фэйт. Это было сродни сумасшествию. Это не была любовь, как я сейчас понимаю, но это была слепая страсть. Майклу не понравилась претендентка в мои жены, поэтому он и заставил меня сделать предложение Фэйт. Много позже я узнал, что моя юношеская влюбленность была мошенницей и шарлатанкой, которая просто позарилась на мои деньги. Я был настолько слеп, что едва не сделал ее своей женой. Может быть это и повлияло на мое отношение к женщинам? На мое отношение к Фэйт? В любом случае, я не мог оправдывать себя этим так же, как и не мог рассказать обо всем жене. Мне оставалось только учиться на своих ошибках и стараться не совершать новых.
Мы возвращаемся домой. Не самая лучшая идея, но пока нам некуда больше идти. Есть конечно вариант отвезти Фэйт к ее или моим родителям, но мне до смерти не хочется их сюда вмешивать. Я знаю, что это завершится скандалом, который ничуть не поможет Фоссет, а учитывая ее состояние, мне не хотелось подвергать ее еще большему стрессу.
-ФэйтЯ опускаюсь рядом с женой и мягко беру ее руку, стараясь привлечь ее внимание, отвлечь от воспоминаний. Мягко поворачиваю ее лицо к себе и вглядываюсь в ее глаза, заполненные сейчас страхом и болью. -Он в тюрьме. Его нет. Он никогда больше не вернется, слышишь меня? Все, что случилось, в прошлом. Я чувствую, что гнев разрастается во мне с новой силой. Я ненавижу Арчера за то, что он смог сделать это с Фэйт. Он почти сломал эту смелую, веселую, ироничную и нахальную девчонку. Ту, которую я так сильно ненавидел и любил, одновременно. Это из-за него она сжалась в комок возле стены, вспоминая что - то, что мне неведомо. Я думаю о том, что неплохо было бы заставить Фэйт пройти курс психотерапии. Знаю, это почти невыполнимое задание, но я уверен, что это ей необходимо. Сложно пережить случившееся в одиночку. Она не свыкнется с этим и ей нужна помощь. Но сейчас нет смысла заговаривать об этом, скорее всего она просто разнервничается.
-Хорошо, давай тогда переселимся на время в спальню для гостей. Я помогаю Фэйт подняться с пола и прижимаю к себе, выводя из злополучной спальни. Мы переходим в комнату, которую обычно занимал я, когда мы с Фэйт ругались. Она конечно далеко не так хороша, как наша с ней спальня, (чертов Арчер), но жить можно.
Я помогаю Фэйт устроится и нахожусь с ней до тех пор, пока она не смыкает усталые глаза и не забывается сном. После этого я спускаюсь вниз и включаю ноутбук. Работу никто не отменял, поэтому я стараюсь сосредоточится на деловых бумагах. Параллельно я листаю объявления о покупке - продажи домов. Я любил этот дом, он хранил много воспоминаний, о хорошем и о плохом. Но сейчас плохое существенно перевешивало, поэтому я задумался о продаже. У нас будет ребенок, я хочу вступить в новую жизнь. Поэтому я хочу новый дом. Дом для счастливой семьи. К тому же, возня с покупкой, оформлением, ремонтом немного отвлечет Фэйт, я знаю, она это любит.
Спустя несоклько часов, я возвращаюсь в спальню, что бы посмотреть как там Фэйт и поговорить с ней о покупке нового жилья.

+1

12

Когда нам плохо мы прибегаем к различным способам исцеления. Кто-то заливает в себя алкоголь, кто-то меняет имидж, кто-то  ударяется в веру, а Фоссет… Фоссет переживает всю боль внутри.
Это самый худший вариант. Она не может выместить свои переживания никаким образом. Её можно отвлечь, но в любую свободную минуту девушка будет перемещаться  в прошлое, в тот самый день, в ту самую минуту, когда её жизнь  перевернулась, когда её судьба дала трещину, и всё полетело к чертям.
Адам  уселся рядом с Фоссет, было видно, что он чертовски устал, а тут ещё жена истеричка, которая боится находиться в собственной спальне. Но Фэйт и впрямь не могла. Как только она смотрела на кровать, её начинало трясти.
И возможно она когда-нибудь переболеет, она перестанет бояться окружающих, перестанет видеть в лицах незнакомцев наглую ухмылку Арчера. Возможно. Но это будет явно не скоро.
Она никогда не пойдет на сеансы психотерапии,  это бессмысленная трата времени и денег.  Фоссет никогда не понимала что расслабляющего в лежании на неудобной кушетке и рассуждении наболевших тем. Для нее вспоминать все подробности этих дней – самое адское испытание.
- Я знаю, - тихо произношу я, мои слова словно сносятся  ветром с уст, унося мой голос куда-то прочь, - а что если его оправдают, Адам?  Кому как не тебе известно, сколько таких случаев.
Серийные убийцы остаются на свободен, а он никого не убил…
, - сейчас в её голове роились сотни мыслей. А может сбежать,  собрать вещи и скрыться в другой стране, зажить новой жизнью. Ведь   у них будет ребенок..
На этой мысли Фоссет даже не стала останавливаться, сейчас  её положение было настолько шатко насколько это вообще возможно. И наверное, по всем правилам ей необходимо соблюдать  постельный режим, отдыхать, но она не могла. Фоссет человек-волчок, она привыкла куда-то спешить, привыкла находиться в постоянном движении.
Сейчас она чувствовала себя крайне ограниченной. Это отвратное чувство.
Шерман помогает ей подняться, девушка слегка морщиться, ощущая как болят старые синяки и раны. Она словно тряпичная кукла в его руках. Адам кажется таким большим, сильным, он её стена.
Почему она всегда его принимала? Отстирать от рубашки след от помады – запросто, ощущать от него запах чужих духов – отвратно, но что поделаешь.
Это сложнее чем просто отсутствие силы воли и не  способность уйти прочь. Нет. Это любовь , особая, собственная, сложная, любовь которая задыхается без каких либо потрясений. Они не могли жить спокойно, словно малые дети, постоянно ссорясь. Ругались, разбивали посуду, плакали, били кулаком по стене, кричали, засыпали в холодных постелях. 
Фоссет уже привыкла к подобного рода едким колкостям и не заостряла на них свое внимание так, как это было, скажем в самом начале их отношений. Это трудно, но она верила, что когда-нибудь Адам образумиться, когда-нибудь у него мозги встанут на место, или совесть вернется из отпуска. 
И пускай многие тыкали её носом в проблемы, указывали на очевидное, но шатенка говорила , что справится со всем сама. Здесь остается два пути – либо пытаться пережить  то, что  вокруг нее, либо пойти и покончить с собой, ну последний вариант больше для каких-то людей с суицидальными наклонностями, а Фоссет не такая.
Поэтому она боролась, и сейчас, возможно, лучшее время для этой парочки.   
Она выбрала терпение. Это было не просто. Но говорят, что если очень постараться, можно выработать любую привычку. Ей потребовалось чуть больше, чтобы перестать обращать на это внимание.
К тому же дома хватало проблем с отцом.
Они переместились в гостевую спальню, здесь было спокойнее, но не на много. Девушка задернула шторы, так, чтобы в помещение не проникал никакой свет. Ни от вывесок, ни от окон соседних домов.
Раньше Фоссет всегда раздергивала шторы, открывала окна настежь, а сейчас. Это странно, я чувствую как Адам попросту уставился на меня, но я не оборачиваюсь, старательно закрывая второе окно.
Это как паранойя,  Арчера нет, но в то же время он здесь. Вот-вот готов будет выбежать из-за угла занеся на нами дуло пистолета.
Фэйт вздрогнула, отойдя от окна, вспомнив, как закрыла собой Адама, вспомнив  сумасшедший взгляд Себастьяна.
Я скидываю с себя надоевшую, точнее даже сказать осточертевшую одежду,  облачаясь в  футболку Адама. Она мне велика, на много размеров, но так  мне легче, - ты не против?,-  тихо спрашиваю я, и  вижу его легкую улыбку. Он любил когда я ходила в его футболках, но терпеть не мог, когда я запускала свои ручки в его парадные рубашки.  Костюмы и рубашки это святое. Шерман усаживается на кровать, и помогает забраться мне под одеяло.
- Не оставляй меня одну, -  тихо шепчу я, утыкаясь холодным носиком в его  плечо. Мне хорошо, я опускаю свою руку на его торс и проваливаюсь в пучину темноты. Мне не снится ничего, до поры до времени. А затем как резкие вспышки света.  Улыбки и радость,  пруд покрытый  льдом, именно тот в который я умудрилась провалиться в детстве, а Шерман меня вытащил. Кстати заработал тогда бронхит, и проболел дома почти полтора месяца. Но ведь он спас мне жизнь, а  при Арчере,  я закрыта его собой. Всё верно как никогда, мы всегда будем спасать друг друга.
Затем темнеет. Я куда-то бегу, за мной гонится высокий мужчина, я не вижу его лица, но кажется узнаю его по тяжелому шагу и  смеху, этот смех заставляет меня поежиться.  Я  не успеваю, он оказывается впереди меня, притягивая к себе, грубой мужской рукой.
Фоссет резко принимает сидячее положение. Это лишь кошмар. Кровать пуста, Адам куда-то ушел… Фэйт закрывает лицо руками и тяжело вздыхает. Её сердце бешено колотится.   
Дверь скрипит, я резко оборачиваюсь и примечаю в дверном проеме Адама.  Видимо он работал почти всю ночь,  похож на совенка, которому не давали спать несколько недель. Я протягиваю ему руку, увлекая к себе на кровать.
- Приляг, пожалуйста, - аккуратно усаживаюсь подле его и начинаю делать массаж головы. Он это дело любит, особенно после тяжелого рабочего дня. Просто воздействуя на определенные точки, человек расслабляется. Ему всегда помогало..
-  Ты работал?  Мне приснился кошмар, - Фоссет никогда не делилась такими подробностями с ним. Ну приснился и приснился, чаще всего думал Адам. Но не сейчас, - а потом я не увидела тебя тут, и… мне кажется я схожу с ума,  ещё немного, и я буду путать реальность и прошедшие дни…

+1

13

Я ложусь рядом с Фэйт и закрываю глаза. Меня угнетали воспоминания. Воспоминания о том, что тут происходило несколько ночей назад. Мне было куда проще переносить все это, но я тоже не железный и я тоже умею переживать и чувствовать. Может быть это признак надвигающейся старости. А может быть обычное чувство самосохранения. Чем мы старше, тем оно сильнее развито. А сейчас, когда я узнал, что у нас с Фэйт будет ребенок, я еще больше боюсь оступиться. Сделать неверный шаг, совершить ошибку. Сейчас все кажется еще более хрупким. Еще пару лет назад я не так бы воспринял новость о ребенке. Еще пару лет назад я был бы в ужасе от такой перспективы, но сейчас все по другому. Может быть это зависит от женщины, которая рядом со мной? Я знаю, что Фэйт со мной только ради меня. Ей нужен я, а не что - то что есть у меня. По крайней мере, я в это верю. И я знаю, что Фоссет не будет использовать беременность и ребенка как привязывающий фактор. Не будет шантажировать меня малышом. Я знаю, что она хочет этого ребенка, не потому, что получит дополнительные привилегии от меня, а просто потому, что она действительно любит его. Мне кажется, что между нами еще столько всего невысказанного. Чувства, мысли. Но я не знаю, стоит ли что - то говорить, потому как мне кажется, что она поймет меня и без слов. Я четко осознаю, что люблю ее. Люблю как женщину. как мать своего будущего ребенка. Что я хочу построить именно с ней крепкую семью. Быть опорой ей, так же как она будет опорой мне. Если бы я об этом сказал кому - то, кто знает нас с Фэйт, то все бы определенно посчитали меня за сумасшедшего, или решили бы, что я притворяюсь. Это моя жизнь. Моя прошлая жизнь - сплошная игра, ложь и притворство. Я рос в таком мире, где правда не приветствовалась. Фоссет же открывает для меня новый мир. Она делает меня лучше.  Она думает, что я лучше, чем я есть на самом деле. Она верит в меня даже тогда, когда я сам в себя не верю. И ради нее мне хочется быть лучше. Хочется быть тем, кто я есть для нее. Это совсем не значит, что для окружающих я вдруг стану добрым другом, совсем нет. Характер никуда не денешь, но для нее я готов быть другим.
-Да, нужно было просмотреть некоторые бумаги. Я закрываю глаза и расслабляюсь, чувствуя прикосновения тонких пальчиков. Это как раз то, чего мне сейчас не хватало. Я с наслаждением замолкаю и придвигаюсь к ней ближе, а затем перехватываю руку и запечатлеваю мимолетный поцелуй на ладони. Я переворачиваюсь на живот, показывая, что слушаю то, что она рассказывает. Это было слегка необычно для нас. Мы никогда не вели подобных разговоров. Ну что ж, видно настало время перемен.
-Не хочешь рассказать, что тебе снилось?  Я примерно понимаю, что ей могло приснится, но может быть, она хочет этим поделиться. Когда говоришь о чем - то, всегда становится гораздо легче. Я подавляю тяжелый вздох. Это не от раздражения, скорее от невозможности помочь ей чем - то. Я бы хотел иметь возможность просто взять и стереть прошлое. Изменить его, что бы того, что случилось с ней не случалось. Или стер бы воспоминания об этом, как о страшном сне. Но, это не сон. Это была реальность. Реальность, которая теперь будет приходить к ним обоим в кошмарах.
-Фэйт, я тут подумал.. Ты не хочешь продать этот дом и купить новый? Все-таки у нас будет малыш. Ему нужно больше пространства. Купим дом побольше, с большей территорией? С бассейном? Что бы ребенку было достаточно места. Я специально перевожу тему на наше будущее. Что бы Фэйт думала не о том, что было ужасного в прошлом, а о том, что нас ждет хорошего в будущем. Я говорю не о том, что хочу продать этот дом из-за психованного парня, а из-за того,что нашим будущим детям нужно больше пространства. -И может быть наймем помощницу по хозяйству? Со временем тебе будет сложнее держать в  порядке огромный домЯ хочу отвлечь ее мыслями о чем - то приятном. Пусть лучше думает о том, как мы будем вместе выбирать новое жилье, как она будет проводить собеседование с будущими помощницами. Я скольжу рукой по плоскому животику и задираю футболку, мягко касаясь губами нежной кожи. Меня накрывает внезапный прилив нежности к ней и к нашему ребенку. Еще так далеко до родов, но я уже люблю его или ее. Я отрываюсь от изучения ее нежной кожи и вглядываюсь в лицо. Я не психолог, но знаю, что после подобных случаев женщины не всегда спокойно реагируют на подобные прикосновения даже от собственных мужей. А мне не хотелось бы  травмировать ее еще больше. Ты подумала, как мы назовем малыша?

0

14

Я аккуратно провожу кончиками пальцев по его голове. Сейчас он так умиротворён и спокоен, что мне хочется, чтобы этот момент длился вечность. Я готова часами сидеть подле него, наблюдать лёгкую улыбку на его устах.
Он ловит мою руку и оставляет на ней легкий поцелуй, это так мило и по детски непосредственно. Я улыбаюсь ,впервые за долгое время.
Может ли Фоссет ему доверять? Кто он для нее? Изменился ли он? Уверенна ли она  сейчас  в том, что Адам готов выслушать её сны, переживания,  всхлипы и стоны по поводу  всего что происходило с  Фоссет всё это время?
Тогда, после аварии, когда Адам потерял память, и после того инцидента в домике на Фиджи, Фэйт стала полагать, что он изменился, в её сердце появилась надежда,  что у них всё получится, что они преодолеют все  трудности вместе, всё случится быстро.. но их счастью не суждено было случиться.
Вы вместе уже столько времени, но  знаете друг друга мало, но этого вполне достаточно , чтобы не сомневаться в том, что если что-то случится мы всегда придем на помощь друг другу. Несмотря на боль, обиду и разочарование. 
Его голос сейчас был таким спокойным, и в то же время позитивно настроенным,   это ведь спланированная акция.  Ты хочешь отвлечь Фоссет от плохого, может даже заставишь её рассмеяться или погрузиться в какое-то дело с головой, но она не перестанет думать об Арчере. Это слишком сложно.
- Я видела тот пруд, в котором провалилась под лед и ты меня вытащил, я видела как ты прижал меня к себе, и сказал что всё будет хорошо, а потом я куда-то бежала, но Арчер появился как-будто из неоткуда, он выстрелил и… , - когда он услышал о том, что я говорила,  то тут же изменился в лице . Беспокоится по всей видимости. Беспокойный тон, тем более у Шермана это крайне странно. Адам вообще редко волнуется и беспокоиться. Разве что у него заканчивается подписка на playboy или он забыл купить любимые конфеты. 
А ведь раньше, когда жизнь рушилась, когда было нестерпимо больно, она не звонила ему, не говорила о своих проблемах. Она ведь так заботилась о Адама. Ведь он работает, он занят, у него дела, и докучать ему своими проблемами не хотелось.
У нее в глубине души есть страх, что если что-то случится с Шерманом, то случится и самой Фоссет и возможно даже  наоборот.  Она не знала , привязан ли Адам к Фэйт так же как и она к нему, или нет. Не важно.  Самое главное – Фэйт до смерти боялась потерять его, даже когда была очень зла.
Сейчас хотелось сбежать, сесть за руль его машины и умчаться в даль.  На большой скорости, заливая все  свои душевные раны алкоголем. Автомобиль мчался бы  по дорогам, совершенно игнорируя сигналы светофора. Фэйт знала, чем может обернуться такая езда с повышенным процентом алкоголя в собственной крови. Остаться в живых после аварии и страдать остаток жизни? Или умереть на месте так и не сказав любимому самое главное? Нет, так не должно быть, посему Фэйт сейчас сидела здесь, и внимательно смотрела на Адама.  О чем она думала? Ни о чем. Она готова была расцеловать его за замечательную идею, но понимала что всё не так просто. Перестрелка которая была в этом доме, явно снизит его стоимость, да и Адам крайне его любит. Одна кровать чего стоит.. видимо она хранит много приятных и не очень приличных воспоминаний. Или на этой кровати его задница смотрится более рельефнее когда он лежит на животе.
Фоссет из тех, кто может увидеть этот огонек в глазах мужчины, чтобы понять, насколько искренни он к ней относится, насколько он готов к самопожертвованию. Адам был готов отдать все свои воспоминания,  отдать кучу денег на новый дом, лишь бы  Фоссет легче переносила свою психологическую травму.
Он был немного старше её, и порой действительно выдавал дельные идеи и замыслы. Но она его любила не за это.. Все их поцелуи были нежными и надежными в самом начале отношений, затем более страстные и дикие.  Он был готов её ждать,  выслушивать все нотации, а она  в свою очередь была готова принимать его в своем сердце каждый раз, после каждой измены. Сколько их было? 
Адам частенько  улыбался, гладил Фоссет по её каштановым волосам и говорил о том, что она еще маленькая и со временем все поймет, встретит свою любовь, у них будет счастье и дети и внуки, но  это будет не Адам. Он говорил, что через пару лет они подадут на развод, получат кучу денег и будут жить счастливо.. но увы… не вместе.
Я прильнула к нему, прислушиваюсь к его неровному дыханию,- это ведь так дорого… , - глупышка Фэйт никогда не забоится о себе.
-Я хочу этого, но хочешь ли ты.. ведь этот дом хранит для тебя многое…, - а для нее это тюрьма. Каждая комната по своему напоминает об Арчере.
Мы надеемся, что неприятности исчезнут сами собой, хотя надеяться больше не на что. Ещё текилы, ещё любви, ещё чего угодно. Чем больше, тем лучше. Знаете, что говорят о наполовину полном стакане? Надо вовремя его опустошить. Думаю, это плавающая граница. Барометр нужд и желаний.  Всё зависит от человека.
Он проводит своей рукой по плоскому животику, я слегка вздрагиваю ощущая прикосновение его губ на коже. Это странно, одна часть меня трубит о тревоге, просит забиться в угол, закричать или начать кидаться в него тяжелыми предметами прося не подходить ближе чем на пять метров. Друга. Более разумная говорит что всё в порядке .Адам не обидит меня. Ни сейчас, ни минутой позже. И если честно я хочу верить второй половине..
- Нет, мне было как-то не до этого, - тихо протягиваю я, стараясь забыть все дни проведенные с Себастьяном, - я не хочу сейчас об этом думать. Я не хочу тешить себя и тебя какими-то надеждами, которые могут обрушиться в любой момент..  Я не хочу страдать, когда порушиться вновь выстроенный мною  идеальный мир. Я боюсь что попросту не переживу это..  так что, давай повременим с этим.. тем более, я честно не знаю кто это будет. Но я очень хочу мальчишку, и чтобы у него были такие же глаза как у тебя.., - я аккуратно касаюсь тоненькими пальчиками его личика, - я хочу чтобы у него была твоя улыбка, - запечатываю на его устал сладостный поцелуй.
- а вот с характером сложнее. У нас он отвратный, - я слегка улыбаюсь, чувствую как болит щека, невольно касаюсь её, ощущая припухлость.
- честно я даже не помню как свалилась на пол, -  я обнимаю его, стараясь вновь почувствовать себя защищенной, -  у нас всё будет хорошо… [/b]

+1

15

Я столько лет знаю тебя, что сложно уследить, когда же между нами все изменилось? Тем более, что менялось все постоянно. Мы никогда надолго не задерживались в одной фазе, переходя от влюбленности к страсти, от страсти к ненависти, от ненависти к непониманию, от непонимания к любви. Наши с тобой отношения как зыбучий песок, как ручей, как само время. Они не стоят на месте, мы движемся от одного состояния к другому, иногда слишком быстро, не вполне осознавая к чему мы идем. А иногда, напротив, так медленно, что это даже мучительно. Мы замираем, несмело топчемся на месте, раздумывая в какую же сторону нам сделать шаг. А затем резко бросаемся в омут с головою. Ошибаемся, исправляемся, меняемся, меняем друг друга. Сколько раз окружающие думали, что мы разойдемся? Это началось еще с юношества, тогда наши друзья даже пари заключали, как скоро мы разбежимся в разные стороны, да как громко при этом поскандалим. Меня это раздражало, после слегка забавляло, а потом и вовсе стало наплевать. Кто - то проспорил из-за нас уйму денег, вот это смешно. Порой, мне кажется, мы даже сами не осознаем к чему мы идем. Мы просто живем, повинуясь своим эмоциям и чувствам. Мимолетным вспышкам, мыслям в наших головах. В нас никто никогда не верил, и, в первую очередь, мы сами в себя не верили. Мы ссорились и сходились вновь назло завистникам. По сути, я сам воспринимал это как игру, игру в чувства, в отношения, но похоже не заметил как заигрался настолько, что стал жить этим. Не игрой, а чувствами. Я привык к тебе, к твоему запаху, ко вкусу твоих губ. Ко всем этим мелочам связанным с тобой. С твоим ворчаньем, когда я разбрасываю по дому вещи или требую сварить себе кофе. Я, признаться скучаю по этому. Это одна их тех самых мелочей, между нами. Я не знаю, будем ли мы еще когда - нибудь дурачиться вместе на кухне, сваливая друг на друга обязанность приготовить воскресный завтрак. Это и раньше случалось крайне редко, ввиду моей занятости на работе. Но от этого такие мелочи становились еще дороже. Я стал ценить моменты. Взгляды. фразы, полуулыбки. Такие вещи, которые раньше казались незначительными. Я никогда не спрашивал тебя о чем ты думаешь, когда молчишь, прикусываешь губу и в задумчивости барабанишь тонкими пальчиками по столу. Я не спрашивал. что снилось тебе этой ночью. Не считал нужным спросить обедала ли ты сегодня и не забыла ли взять с собой зонт. Все это казалось такой незначительной ерундой, сентиментальной ересью, достойной пятнадцатилетнего подростка. Но может быть я ошибся в суждении? Может быть это присуще как раз зрелым людям, которые осознали всю ценность человеческих отношений? Как часто мы встречаем кого - то, кто готов терпеть все наши слабости и недостатки? Кого - то кто готов прощать нам наши пороки и грехи? Кто будет вновь и вновь закрывать глаза на наши ошибки и снова привечать в своей душе? Фоссет, да ты святая женщина.
-Не думай о деньгах.Я подтягиваюсь и устраиваюсь на подушках, прижимая к себе Фэйт. Мне нравится обнимать ее, просто, вот так, без всякого сексуального подтекста. Мне хочется, что бы со мной она чувствовала себя в безопасности. Что бы верила мне. Это сложно, учитывая все то, что она знала обо мне и все то, через что мы вместе прошли. Я знал только одно, в каких бы мы отношениях с ней не были, даже если бы разбежались в разные стороны, даже если бы она вдруг решила, что я достаточно попортил ей нервы и указала мне на дверь, я все равно бы беспокоился бы о ней. Как беспокоился всегда, даже пусть не показывал ей  своего беспокойства. Может быть, даже сам себе не признавался. что волнуюсь. Я мог сколь угодно злиться на нее, бросаться ехидными фразами, говорить обидные вещи, убеждать себя и ее в том, что между нами никогда ничего и не было, но стоило только ей влипнуть в какую - нибудь историю, я готов был  пойти на что угодно, лишь бы вытащить ее тощую задницу из неприятностей. Я будто чувствовал за нее ответственность. Между нами была не такая уж и большая разница в возрасте, но иногда мне казалось, что она будто маленький ребенок, не смотря на всю ее ответственность, серьезность и совсем не детскую сексуальность. Я подсознательно считал, что должен опекать и оберегать ее. Мы могли ругаться, но я знаю, что никогда бы не причинил ей серьезного вреда. И сейчас мое сердце сжималось от того, что происходило в ней. Она не должна была так мучиться, кто угодно, но не Фэйт. Сейчас она казалась такой слабой и беззащитной, какой не была никогда. И я все бы отдал, что бы вновь увидеть счастливую улыбку, блеск в глазах и услышать какую- нибудь колкость. Что угодно, кроме этой нелюдимой отрешенности и страха. А еще скрытой боли.
-Да, я давно хотел приобрести дом побольше. А теперь у нас для этого есть причина.Я чмокнул ее в макушку, обнимая девушку за плечи. Это было отчасти правдой, не всей, но правдой. Но я не хочу заводить разговор об Арчере. потому что впереди у нас еще суд и дача показаний. Мне нужно сообщить об этой Фоссет, но пока можно повременить. Достаточно было моих показаний для того, что бы его держали за решеткой до выяснения всех обстоятельств. Что бы засадить его за решетку на самый долгий из возможных сроков нужно было и свидетельство Фэйт, но пока достаточно было и моего, добавьте к этому махинации, которые он проворачивал в компании за моей спиной. -И если честно, то большинство воспоминаний, которых я хотел бы сохранить связанны с тобой. А в новом доме у нас будет куда больше простора для того, что бы этих воспоминаний в будущем стало в разы больше. Я улыбаюсь, мне нравится планировать наше с ней будущее. Лучшее будущее, для меня, для нее, для нашего ребенка. Я хочу, что бы она тоже получила от этого удовольствие. Что бы смогла расстаться с тем плохим, что с ней случилось, что бы смогла вновь дышать полной грудью, что бы не вздрагивала от каждого шороха, не мучилась от ночных кошмаров. Вернулась к нормальной жизни. -Хэй. Я поворачиваю ее личико к себе и внимательно смотрю ей в глаза. Я хочу, что бы она откинула дурные мысли. Мысль как известно материальна и если постоянно думать о беде, случиться какая-нибудь дрянь. -Врач ведь сказал, что если ты будешь соблюдать все предписания, то все будет в порядке. Не думай о плохом. Это самое счастливое время для семьи. Для тебя. Для меня. Позволь себе быть счастливой. Ты будто боишься счастья. Будто каждый раз ждешь, что произойдет что - то плохое. Я глажу ее по волосам, словно ребенка и касаюсь губами лба. Она будто программирует себя на неприятности, будто действительно боится быть счастливой, будто считает, что недостойна счастья. -Все плохое в мире уравновешивается хорошим. Наша черная полоса прошла, пора получать заслуженную награду. Я уговариваю ее, уговариваю себя. Я хочу внушить ей эти мысли. Нельзя всю жизнь жить в ожидании чего-то плохого. Пусть врач и сказал, что есть некие осложнения, но ведь предупрежден значит вооружен. Мы будем осторожны. -Ну может быть нам сказочно повезет и малыш или малышка пойдет характером в какого - нибудь крайне спокойного троюродного дедушку бабушкиной двоюродной сестры? Я усмехаюсь уголком губ, радуясь тому, что мы вроде как закрыли все опасные темы. -Ты даже не помнишь как каждую ночь пинаешь меня, теперь будь осторожнее, вряд ли ему понравится летать с кровати. Произношу я имея ввиду естественно ребенка.

+1

16

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Sweet Taste of Liberty