"Этот мир, суровый и неприветливый, казалось, что каждая веточка, каждый куст, каждая травинка была абсолютно не рада видеть здесь..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
25°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron
[лс]
Lola
[icq: 399-264-515]
Oliver
[telegram: katrinelist]
Mary
[лс]
Kenny
[icq: 576-020-471]
Justin
[icq: 628-966-730]
Kai
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Amelia
[telegram: potos_flavus]
Anton
[telegram: razumovsky_blya]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » а в любви как на войне - каждый день это схватка


а в любви как на войне - каждый день это схватка

Сообщений 21 страница 29 из 29

21

-Ну и это тоже. -смеюсь над ней, куснув за ключицу. -Отлично. Опробуем новую ванную. Там так много полочек, можешь весь свой бабский хлам туда и перенести.
Усмехнувшись, даю ей развернуться в моих руках, а потом спускаю ладони на её задницу, смяв. Тут всё было моё. Я был жадный до Мирославы, пусть и не всегда ей показывал свои чувства в этом плане. Но я уверен, что меня бы накрыло, если бы кто-то посмел на неё покуситься. Пример с Витей я не хотел вспоминать. Это не лучшее воспоминание из нашей жизни.
Её губы накрывают мои и я с большим желанием отвечаю на этот поцелуй, крепко обнимая девушку и притягивая к себе. Моя любимая девочка, которую я целовал сов сей любовью, водя ладонями по её телу.
Отстраняюсь только потому что хотелось поваляться в ванной. С Мирославой, разумеется. Туда мы и идём. Я раздеваю Мирославу, параллельно включив воду. Аккуратно помогаю ей сесть, а потом раздеваюсь и сажусь следом. Рассматриваю Миру с долью трепета в глазах. Она такая красивая.
Меня тянут на себя и я немного обеспокоенно смотрю на Соколову. Но, вроде всё в порядке, так что я спешу успокоиться, а потом облизать её нос, чтобы жизнь мёдом не казалась.
-И я тебя люблю.
Говорю это со всей искренностью, мягко поцеловав девушку в уголок губ. В этот раз обошлось без пошлости. Мы просто купали друг друга, строили башни из пены и разговаривали более подробно о будущем Лейлы и ютубе. Кажется, теперь это для нас две наиболее актуальные темы.
Так проходит неделя. Мы с Мирославой обустраиваемся окончательно. Я вижу, как мы все втроём расцветали. Лейла стала засыпать куда быстрее потому что у неё была теперь отдельная комната и ей никто не мешал. Правда теперь за этой засранкой нужен был глаз да глаз. Она носилась по дому, словно электровенек. Мы с Мирой еле успевали её ловить. Таскала всё со стола, забиралась спокойно на кровати и слезала с ним. Открывала - закрывала двери с таким видом, как будто она босс и это вообще её дом, а мы тут так, просто погостить. Лейла начала часто что-то балаболить и иногда можно было различить слова, но смутно. Кажется, ей тут нравилось. Особенно нравился ей её лягушатник, в котором она плескалась каждый день.
Пару раз мы втроём выходили осматривать окрестности. И тут было хорошо. Тихо и спокойно. Это всё равно, что жить в деревне, но нам для реабилитации как раз нужен был такой уголок. Женщины, не способные создать вокруг себя уютное пространство - обречены на неуютное одиночество. А Мира за неделю сделала всё, чтобы обжить наш дом. Тут уже было достаточно хорошо. Наши вещи стали прибавляться, что-то мы всё же докупили. А я активно искал всё необходимое для того, чтобы создать для Мирославы студию. Уже подобрал ей синтезатор и хороший микрофон с наушниками, заказав доставку. Я хотел сделать ей хороший подарок, который она заслужила. Мне хотелось чаще нас баловать. Настолько, насколько это возможно. Важно каждый день делать себе маленькие подарки - пусть это будет правилом или традицией. Пусть это банально что-то вкусненькое из магазина, цветы или новая не дорогая вещь. 
Попутно я неспешно подбирал себе вакансии, ведь через две-три недели я смогу уже ездить на собеседования. К сожалению, сервисов всего было четыре, именно официальных и хороших. Остальное надо было смотреть у частников. И три из этих сервиса специализировались либо на корейских авто, либо на японских, а я был хорош в немецких авто, увы. Странно, что тут такая проблема с этим.
У нас на самом деле было всё хорошо. Родители отдыхали от нас, а мы от них. Пока что мы их не звали на новоселье после скандала с мамой. Я решил это сделать после того, как Соколова выйдет из больницы. Зато с её родителями мы частенько общались. Им нравилось, что теперь у нас вроде всё нормально, но переживания у них ещё осталось. Конечно, Мирославу ведь ждала операция.
Сегодня нас вызвали в больницу и мне это совершенно не понравилось. Я насторожился, но поспешно собрал Лейлу, вызвав нам такси. Я старался отвлечь Соколову, веселя её в машине, делая так, чтобы она не нервничала и не падала духом. Я уверен, что всё будет хорошо.
В кабинете у врача, я передал Лейлу Мирославе, внимательно слушая врача. И с первых его слов я резко стиснул зубы. Беременна. А было ли  это удивительно, учитывая, что я кончал в неё? Ведь и всю прошлую неделю я это делал, даже не задумываясь. Наша интимная жизнь восстановилась и близость у нас была каждый день. Но больше такой реакции у меня не было. Я даже не думал просить её сделать аборт. Напротив, решил, что второй ребёнок нас сплотит и я покажу свои серьёзные намерения, касательно Мирославы. Наконец-то я смогу быть с ребёнком с самого его рождения и не повторю ошибок прошлого. Всё-таки жизнь заставила меня вырасти. Кроме того, Лейле тогда не будет скучно, если у неё будет братик или сестрёнка.
Только вот следующая новость заставляет меня испуганно покоситься на Мирославу. Я не мог допустить, чтобы она осталась с проблемной ногой. И, если выбирать между ребёнком и ногой, то надо выбирать ногу. Это будет здраво. К тому же не факт, что у неё случится выкидыш. Это спорно и о плохом думать не хотелось.
Я вижу, как Мирослава сильно поникла, как бы прячась в Лейле. Вздохнув, я крепко сжал её руку, погладив большим пальцем.
-Спасибо, доктор. Она ляжет на операцию.
-В таком случае, мисс Соколова может оставаться тут, мы её положим в палату. А Вы можете привезти её необходимые вещи. На завтра назначаю операцию. Подпишите документы, мисс.
Дождавшись, пока Соколова разберётся с бумагами, я вышел вместе с ней в коридор и, взяв Лейлу за руку, свободной рукой её обнял, поцеловав девушку в уголок губ, успокаивающе поглаживая по волосам.
-Всё будет хорошо, любимая, слышишь? Я привезу твои вещи, скоро приеду.
Передав Мирославу в руки врачей, я уезжаю с Лейлой, которую надо было покормить и уложить спать. Собрав вещи Миры, вновь еду в больницу, заодно привозя ей в контейнере паэлью с морепродуктами, которую она приготовила ещё вчера. Захожу в отдельную хорошую палату и ставлю сумку девушки на пол, поставив контейнер на тумбочку.
-Всё будет хорошо, слышишь? -беру её руку в свою, ободряюще улыбнувшись. -Тебе починят ножку, скоро ты сможешь бегать. А потом... родишь мне ещё одну лялю. -второй рукой начинаю поглаживать её по животу. Он был ещё совершенно обычным, но мы-то знали, что там зарождается жизнь. -Хочу девочку. Не хочу пацана. Не знаю, как им управлять, если он будет... ну... таким же отбитым, как я.
Придвинувшись, кладу голову на живот Миры, прижавшись ухом к нему и прикрыв глаза, пытаясь что-нибудь расслышать, но ничерта не слышал. Когда Мира была беременна Лейлой, я только один раз дотронулся до её живота. Больше не решался. Идиот.

+1

22

Да, мысли об аборте уже меня посещали. В плане, конечно, шансы есть, что все пройдет гладко. И может не стоит унывать. Но что-то подсказывало мне, что я не настолько везучая. Мне больше не везло по жизни, чем везло. В жизни все просто: счастье целиком зависит от везения и от генов. Все сводится к генам и к везению. А если задуматься, то и гены - это вопрос везения. Делаем выводы. Родители очень плохо старались передать мне хоть что-то хорошее. И само собой в чудо тут уже вряд ли поверишь.
Я жала Лейлу к себе, понимая, что нервный ком уже подкатил к самому горлу. Марк подтвердил мои слова и я чуть прикрываю глаза. Это мне сейчас дали понять, чтобы я частично смирилась с потерей ребенка. Предупредили крайне тактично, ничего не скажешь.
Я словно во сне уже просто киваю, передавая Марку дочь, чтобы заняться документами.
- Смотрите, после операции ногу нужно держать в покое примерно месяц, а лучше полтора. Чтобы никакого воздействия не было на нее вообще. Когда колено прооперируют, полежите у нас неделю. После месяца, можете делать небольшую и аккуратную гимнастику, это вы будете ходить на реабелитацию в нашу клинику. Потом еще через месяца 3 можете начинать плавать и кататься на велосипеде. Еще через три можете пойти в зал восстанавливать мышцы колена. Полноценная функциональность вернется не ранее, чем через год. Лечение связок очень длительный и аккуратный процесс. Но мы вам со всем поможем, так что не переживайте. Первые три дня может быть очень больно. Последующие две недели вас могут беспокоить сильные боли, вам придется этот момент перетерпеть, но мы дадим вам лекарство. Зато потом сможете вместе с дочкой носиться по паркам. Думаю, это лучше, чем костыли.
Да уж, боль действительно лучше, чем просто лишиться возможности ходить.
Я скованно улыбаюсь, беру свою копию документов и выхожу из кабинета. Настроение уже не такое радужное, мне больше страшно. Хотелось опять плакать, но нельзя, я не хочу, чтобы Марк волновался. Поэтому улыбаюсь ему и дочери еще шире. Он меня обнимает и я кладу голову на плечо, прикрыв глаза. Мягкое поглаживание по волосам слегка меня успокаивает. С Вороновым вообще я куда более уверенно и спокойно себя чувствовала. Так было всегда. Наверное, поэтому я так нуждалась в нем все это время. И тогда. И всегда.
- Хорошо.. Спасибо тебе.
Тихо улыбаюсь, слыша обращение к себе. Он не часто употреблял какие-то милые словечки. Но если это случалось - мне врезалось это в голову.
- Приезжай поскорее.
Задерживаю взгляд на его глазах, показывая, что его присутствие мне важно, может это и эгоистично. О всех аспектах, которые рассказал мне врач, я Марку пока не говорила. Лучше потом, когда уже все будет сделано. Или я сама справлюсь, не придется жаловаться вовсе.
С Лейлой я тоже прощаюсь, крепко прижимая к себе и целуя во все щеки. Это долгое расставание было слегка беспокойным для меня. Надеюсь, Марк с ней справится самостоятельно.
Врачи забирают меня, посадив на коляску. Увозят в отдельную палату. Тут было уютно и тихо. Вот что значит, если берешь дорогостоящую операцию.
Пока что я тут никому не нужна, а потому включила телек. Залипла на какой-то тревел передачке, слегка даже забывшись. Только Марку писала, что мне надо. И всякие беспокойные наставления по поводу дочери, во мне включилась мать-паникерша.
Возвращается Воронов уже с пакетом всего. Контейнеры с домашней едой напомнили мне, что больничная еда может быть тем еще дерьмом, от чего я слегка насупилась. Но быть может за такие огромные деньги мне устроят белковую диету состоящую из семги, креветок и мяса? Я буду долго смеяться, если кормить меня будут перловкой какой-нибудь. Впрочем, аппетита сейчас все равно не было, как и настроения. Видимо, Марк это заметил, раз сел и начал снова поддерживать меня, вселяя уверенность. Даже уголки губ слегка дернулись в улыбке.
- Спасибо, что пытаешься меня приободрить. - Сжимаю его руку и вздыхаю. - Если получится, то рожу.. А нет.. - Но Марк уже кладет руку на живот и я прикусываю язык. В прошлый раз он наоборот боялся будто коснуться меня. В этот проявлял живой интерес. Это побуждает меня положить свою руку поверх его и улыбнуться. - Там еще ничего нет. Считай, маленькая фасолинка, которая пускает корни. Хотя, может уже сформировалось крохотное сердечко.. - И я пальцами изображаю эту кроху, улыбаясь. И неизвестно, выдержит ли это сердечко то, что с трудом переживаю я. - А если родиться пацан, ты его выкинешь что ли? Нет, подожди, уж кого ты в меня вселил, тот и будет. Я всего лишь инкубатор, за все остальное отвечаешь ты, так-то. Родится мальчик, значит плохо старался для девочки. - Смеюсь, пытаясь шутить, казаться более легкой и менее заморочной. - Будет отбитым, мы найдем подход. И ты не отбитый. Ты - хороший. И мой самый любимый. - Я притягиваю Марка к себе за подбородок, мягко целуя его губы, а тот после опускается и ложится на живот, вслушиваясь будто, что происходит внутри. Я задумчиво перебираю пальцами его короткие волосы. Это трогательно, на самом деле. - Надеюсь, все просто обойдется...
Вздыхаю я, понимая, что мне надо постараться, чтобы сохранить ребенка. Не хочу видеть его смерть. Наверное, это будет настоящий шок для нас обоих уже, если Марк действительно искренен со мной и хочет этого ребенка. Но ни одно его движение не заставляло думать об обратном.
- Ты приедешь ко мне послезавтра?
Я наверное буду в отключке точно до послезавтра. Наркоз же будет полный.. И наверное, мне будет сперва очень страшно. Во мне включается маленькая трусливая девочка, которая не в силах справиться со всем этим стрессом.
- Если сможешь..  Я не настаиваю. Но хотела бы, чтобы приехал..
Наклоняюсь и обхватываю голову руками, губами прижимаясь к виску, выказывая всю свою привязанность. Так и просидели еще час, пока врач не сказал, что пора закругляться. Мы долго с Марком прощаемся, прежде чем я его отпустила. Еще хорошо, что привез мне ноутбук. Потом что я не могла даже уснуть полночи. Какое-то время я переписывалась с Марком, явно доставая его, пока он просто не вырубился, а потом просто залипала на ютубе. И вот наступает время операции. Это было примерно 12 часов дня. Меня готовили к операции,а потом просто увезли в операционную.
- Не беспокойтесь. Сейчас вы быстро уснете. У нас хорошая анестезия. Вы даже ничего не поймете.
Но сделали все же сначала укол, а потом ввели в меня капельницу. Я сначала просто лежала, пока вокруг меня врачи разбирали свои причиндалы и потом меня вырубает вовсе, будто я сутки не спала и наконец-то дорвалась...
Очнулась я уже примерно около своей палаты, меня везли туда. Когда довезли, заметив, что я почти отхожу от наркоза, медсестра попросила меня аккуратненько лечь на кровать и не делать резких движений. Кажется, я что-то бормотала, но так и не могла понять что, просто лиллось потоком, а девушка хохотала. Потом помню, как сказали, что принесут капельницы и будут мне ставить. Я ещё до введения в наркоз знала, что мне должны ставить препарат, снимающий интоксикацию. И я даже невольно поморщилась от этого. Но как только я полностью легла на свою кровать, я поняла, что это самая лучшая кровать. Мне было так хорошо, так уютно, хотелось снова провалиться в дремоту, хотя из нее я вышла лишь частично. Знаете, как будто просыпаетесь солнечным классным летним утром в тёплой кроватке и так тепло, спокойно и хорошо! Хочется подольше поваляться, понежиться и никуда не вставать. Хочется обнять весь мир.
Интересно, где Марк?
И это последняя здравая мысль, которая пришла мне в голову, после привозят эти капельницы и ставят их мне.
А потом, как оказалось, я проснулась вовсе не через сутки, а даже через полтора. Я пропустила момент, когда ко мне должен был приехать Марк.. И стало так грустно. А еще ужасно хотелось в туалет, чем сразу обрадовала медсестру, которая помогала мне решить эту проблему. Колено болело нереально. Особенно ближе к ночи. Казалось, что его разрывает на маленькие кусочки. Чтобы я хоть немного отдыхала, мне вводили обезболивающее. И становилось легче.. Но примерно часа в три ночи я все же окончательно разнылась сама с собой. И пишу сообщение Марку.
"Это ужасно больно.. Но я проснулась. А тебя нет. Не знаю, что болит больше, моя коленка или душа."
Немного сопливо и с долью юмора, в то время, как на глазах выступали слезы и я снова тянусь за кнопкой вызова медсестры.
Хотелось в туалет и обезбол.

+1

23

Мира поясняет мне, что творится в её животе, заставив меня чуть улыбнуться. Дотрагиваюсь до животика губами через одежду и устраиваюсь на нём поудобней. Засмеявшись, качаю головой.
-Нет, что ты. Значит, будет пацан и я буду учиться воспитывать пацана. Достойного пацана. -поглаживаю её по руке, совсем немного смутившись от комплимента. -И ты моя любимая девочка...
К сожалению, быстро пришла пора прощаться потому что дома меня ждала Лейла и проснуться малая могла в любой момент. Но это не мешало нам с Мирославой долго прощаться, как будто бы в последний раз. Конечно, это не так, но увидимся мы только послезавтра. Поэтому, я ухожу, садясь в такси, не понимая, за какую мысль мне надо цепляться: за то, что у нас будет ещё один ребёнок или за то, что операция может пройти неудачно. А может за то, что Мире будет очень страшно и одиноко одной? Или что потом её может ждать выкидыш, а это - сильное эмоциональное потрясение и удар для организма? Я даже и не знал, о чём думать. На хрупкие плечи Мирославы свалилось слишком много проблем. А я не знал уже, как ей облегчить жизнь.
Войдя домой, первым делом проверяю дочь, которая только проснулась и потянула ко мне ручки.
-Привет, зайчишка. Мы с тобой на неделю остаёмся вдвоём, мамка будет у доктора. Так что теперь я для тебя и папа и мама. Пойдём пить молоко с печеньем.
От мыслей меня отвлекает Лейла, которая с удовольствием на кухне уплетает печенье и пьёт своё молоко. У меня аппетита не было по понятным на то причинам. Весь день я старался переписываться с Мирославой, даже звонил ей, рассказывая, как Лейла веселилась в бассейне, а потом орала на гусеницу. Я бы и правда хотел, чтобы через девять месяцев у нас появился ещё малыш. Тогда бы я точно познал все прелести отцовства. Я считал, что по деньгам мы сможем вытянуть малыша. А ещё я считал, что Лейла бы обрадовалась. Да и для Соколовой это могло бы послужить дополнительным поводом для радости. Потом мысли плавно уходят в сторону её ноги. К вечеру я уже начинаю волноваться за всех: за ножку Миры, за нерождённого ребёнка, за саму Мирославу. Но я уж точно должен был быть сильным. Поэтому, старался поднять Мире настроение, попутно возился с Лейлой и принимал доставку. Сфотографировал Мире её подарочки: хороший синтезатор, микро и наушники. Кажется, это смогло её улыбнуть. Но засыпал я всё равно с беспокойным сердцем.
Весь следующий день я провёл в анабиозе. Если бы не Лейла, я бы сошел с ума. Рядом с ней я не мог хмуриться или грустить. Но телефон постоянно был у меня в руках. Я ждал, чтобы мне написала Мирослава, но этого не произошло. Зато, позвонил её доктор, сказав, что операция прошла успешно и Мира сегодня пробудем в неком подобие анабиоза. Но уже завтра после обеда я могу приехать и навестить её. Этот момент я ждал с нетерпением. Но, приехав вместе с Лейлой, мне сказали, что Соколова не просыпалась и её беспокоить не надо. Разочарованно вздохнув, я понимал, что не могу к ней даже войти потому что Лейла её разбудит точно. Тогда я просто передал ей цветы, что купил, а заодно и кучу сладостей, уехав домой. Меня заверяли, что с ней всё хорошо. Но мне было слишком беспокойно.
Я написал Мире несколько сообщений о том, что мы её очень ждём, любим и скучаем. Описывал, как скучаю сам. Отправил заплаканную мордашку Лейлы и свою грустную в доказательство. Но Мирослава была оффлайн. Я видел, что и Лейла скучала. Не понимала, куда делась её мама, кажется. Уже перед сном, Мира увидела у меня заставку в телефоне, где красовался я и Мира с Лейлой на руках. Тогда дочь протянула ручку и перевела взгляд на меня.
-Ма... ма?
-Да, это мама. Завтра ты с ней увидишься. Засыпай, чтобы быстрее с ней встретиться.
Улыбнувшись, целую её в макушку и укладываю спать. Сам тоже ложусь спустя часа полтора. Я слишком плохо спал прошлой ночью. Открываю я глаза ночью от вибрации телефона, срочно схватив его и сев. Спать одному мне и так было непривычно, поэтому, ничего страшного в том, что меня разбудили. А разбудила меня как раз Мирослава. Сонно читаю её сообщение, судорожно начиная набирать ответ:
"Привет! Обязательно вызови медсестру, чтобы тебе вкололи обезболивающее! Давай я приеду, если тебе так будет спокойней?"
Но всем и так понятно, что меня не пустят. Поэтому, мне оставалось только переписываться и поддерживать её, пока не подействовало обезболивающее Миры и она не уснула.
Наконец, наступила наша долгожданная встреча. Открыв дверь, я запускаю в палату Лейлу, которая держала в руках шарик в виде сердечка.
-Беги к маме, Лейла. Где мама?
Девочка оборачивается на меня, а я показываю ей пальцем на Соколову. Запищав, она бежит к Мире, начиная карабкаться к той на кровать, целуя её в щёку.
-Подари маме шарик, давай. -Лейла не жадничает, протягивая Соколовой подарок. Улыбнувшись, я тоже прохожу, прикрыв дверь и наклонившись к Мире, целуя её в губы. -Привет. Как ты?
Сев на стул, бегло смотрю на время. У нас ещё было целых три часа и мы могли провести их вместе. Главное, чтобы Лейла не капризничала. Но пока она ползала по кровати Миры.
-Она вчера назвала тебя мамой. -подмигнув Мире, беру её за руку. Второй рукой накрываю её живот, погладив. -Мы скучаем...

Отредактировано Mark Voronov (2019-06-20 14:51:20)

+1

24

Да, медсестра явно уже устала бегать за мной, но я уверена, что за эту беготню ей неплохо платят. Это все капельницы виноваты, заставляют меня хотеть писать каждый час. Но зато как только мне вкололи обезболивающее, мне полегчало минут через пять. А за эти пять минут я успела заметить сообщение от Марка, заулыбавшись.
"Да что ты такое говоришь? Тебя никто не пустит. Если только ты можешь на 7 этаж забраться по стене, то я тебя буду ждать :D ".
Мне было вяло, но я хотя бы прихожу в себя. Старалась не думать о болях, а переписка с Марком мне чуть подняла настроение перед тем, как я снова провалилась в сон.
На следующий день я была такая же вялая, интоксикация продолжалась и будто сонная побочка на меня накатила. Врачи говорили, что это норма. Бывает куда хуже. Кого-то рвет, у кого-то голова болит, у кого-то жесткие галлюцинации. Мне повезло. Может потому что анестезия хорошая. Меня осмотрели и проверили все швы. Я как увидела коленку, чуть не грохнулась в обморок. Она будто вся была перекопана. Мало того, что на мне было куча повязок, сверху еще наложили фиксатор, который ноге создавал ограничения. В общем, отводила я взгляд, зато врачи довольны были своей работой.
- Отлично. За двое суток никаких ухудшений не пошло. Через неделю снимем швы и далее уже будет просто заживление. Сейчас у Вас колено болит?
- Да, причем ночью особенно.
- Это нормально, придется переждать этот период. Но пока Вы в больнице, мы предоставим Вам все необходимые лекарства.
Кивнув, после осмотра меня снова пересекают в палату. Насколько мне было известно, Марк сегодня приедет с Лейлой. За это время я успела поесть. Кстати, еда тут вполне сносная. В Краснодаре было куда хуже, когда я однажды слегла в больницу с подозрением на аппендицит.
Когда ко мне все же приехали мои посетители, я тут же заулыбалась. Так приятно было услышать знакомые голоса. Делаю громкость на телике тише, а сама смотрю сначала на Марка, которого ждала и ночью достала своим общением, а потом на Лейлу, которая в руке держала шарик.
- Приве-ет!
Протягиваю я с трепетом, искренне рада их видеть ведь. Протягиваю руки к дочери, а та начинает топать ко мне, громко заверещав. Я смеюсь от такого ее восторга при виде меня и та забирается на кровать. Я ее поддерживаю, чтобы не задела мою ногу, которая и так страдает. Креко прижимаю к себе хрупкое тельце, начиная зацеловывать лицо.
- Привет, моя радость!
А "моя радость" в это время тянет мне шарик.
- Это мне? О, как мило, спасибо тебе большое.
Беру шарик, снова поцеловав дочку. Потом поднимаю голову на Марка, улыбнувшись ему. Чувствовала я себя избито, но видя их здесь мне становится куда лучше. Я отвечаю на поцелуй, медленно открывая глаза и задерживаясь на лице парня.
- Мне кажется, что нога хочет убежать от меня, оторваться, и жить своей жизнью. - Смеюсь, но сделала расстроенную гримасу. - А так нормально. Врачи сказали, что операция прошла успешно, дальше все зависит от реабилитации. И.. Да.. Меня предупредили, что первое время будет очень больно. Заживление будет весьма чувствительным. Чувствую, я недели две-три точно не встану на ноги и придется заново учится ходить. Забавно.. - Смотрю на дочь, которая как раз не так давно сама встала на свои ножки. Придется брать с нее пример. - Ну, а вы как? Рассказывайте. Как себя вела Лейла?
И я слышу, что Лейла сказала еще одно слово.
- Ох, да ладно!? - Смотрю на дочь и обнимаю ее крепко-крепко, а та начала пыхтеть. - Блин, а я этого не слышала..
Надуваю губы, переплетая пальцы с пальцами Марка. А вот вторая его рука ложится мне на живот. Я смотрю на этот жест с каким-то особенным трепетом. - Я тоже скучаю.. Тут лучше, чем в обычной больнице, даже кормят неплохо.. Но мне тяжко просыпаться без вас. Особенно ночью, когда наступает настоящий ад, если мне не вкалывают обезболивающее. Слушай, никогда не вреди связкам, это ужасно.. Лучше бы я что-то сломала себе..
Вздыхаю и кладу свою руку поверх руки Марка на своем животе.
- Врач сказал, что пока никаких прогнозов. Вроде и ухудшения нет, судя по анализам. Надо будет следить за плодом. И быть готовой ко всему.
Неожиданностью это стать точно все не может. Но вот сейчас мы представляем, что у меня внутри формируется живой организм и в любой момент он может просто погибнуть и вытечь из меня.
Потом я все же притягиваю, будто не выдержала, Марка к себе за шею и целую уже более глубоко. Я ведь правда скучала. Хорошо, что у нас есть время посидеть вместе.
Лейла начала верещать опять и стала бить Марка по лицу, привлекая внимание.
- Лейла, перестань, ты чего?
И внезапно она начинает лезть на руки к папе, целуя его в щеку. Я смеюсь, понимая, что имеет в виду.
- А-а-а, ты тоже хочешь целовать папу! Ну давай! - И мы с двух сторон стали Воронова целовать в щеки, громко смеясь позже.
Три часа проходят незаметно. Мы с Марком повалялись, а еще, он оставил мне Лейлу, а сам ушел быстренько в макдак - мне очень хотелось чего-то такого. Может быть беременность дает о себе знать, а может быть строгое соблюдение ПП образа жизни. Но ела чизбургер с картошкой фри вприкуску я с особым удовольствием. Потом Лейла задремала, лежа между нами, а я в это время лежала на плече Марка, смотря вместе с ним фильм, мягко водя пальчиками ему по руке. Мне совсем не хотелось, чтобы он уезжал, но время все-таки приходит. Снова прощаемся и я, словно накидываю проклятия, обещаю, что буду писать, как только он выйдет за порог. И ведь сдерживаю обещание. Стоило только Марку выйти за порог, как я пишу ему:
"Привет, познакомимся?"
И скидываю фотку, где строю глазки и надуваю губки, словно модная соска.
Следующая фотка была с открытым вырезом (оттянула горлышко так, чтобы были видны формы).
"Ты мне понравился.. Не хочешь мутить?".
Да, я хотела позаигрывать. Все равно делать нечего. Да и.. Почему бы нет?

+1

25

-Не знаю уж, как она решила тебе подарить этот шарик, она ведь их так любит. Но тебя любит явно сильнее. -с улыбкой смотрю, как Лейла тоже кладёт ладошку на живот Миры, не понимаю, почему я держу там свою. -Ничего страшного! Главное, чтобы реабилитация прошла успешно, а вообще, у тебя есть мои руки, я буду тебя на них носить, как принцессу. -я стараюсь максимально приободрить Мирославу, показывая ей, что я и правда никуда не денусь. Я - её поддержка и опора. Не то, чтобы я слишком много на себя брал, просто мне казалось, что так и должно быть у любой нормальной пары. И я сам хотел это сделать. Понимал прекрасно, что теперь многое упадёт на мои плечи, но я был к этому готов, всё равно документы наши будут готовы только в конце июня, именно тогда я и смогу ходить по собеседованиям, но даже с этим можно было повременить, деньги у нас ещё оставались. Где-то примерно 300 тысяч в переводе на рубли. -Я же тебе всё рассказывал. Сегодня, например, Лейла капризничала за завтраком и не хотела есть. Я еле уговорил её. Может быть отсутствие вкусной еды дома на неё так действует, я точно не знаю, но каприза она порой ещё та. Кажется, в ней начинает проявляться характер. А так... ну, мне непривычно спать одному. Тебя рядом нет и дом кажется таким пустым. Ну да ладно, я сюда не ныть пришел, а настроение тебе поднимать. -я отмахнулся, в целом ведь, ситуация моя была далеко не печальная. Разве что, я переживал по Мире и скучал. -Надеюсь, что это - самый большой кошмар в твоей жизни. Может, я схожу и принесу тебе поесть что-нибудь другое? -вопросительно смотрю на Мирославу, а потом помогаю Лейле слезть с кровати, которая начинает исследовать помещение. -Надо, но только не стоит сразу же думать о плохом. Я, например, считаю уже себя отцом дважды. Кстати, утром общался с родителями. Они поздравляют тебя с операцией и желают поскорее поправляться. А ещё они прилично удивились от того, что ты залетела, а я воспринял это адекватно. Ну... В целом, они за нас рады и обязательно приедут, когда ты выйдешь из больницы. Вроде как больше не злятся на меня. -рассказываю Мирославе последние новости, а потом вижу, как Лейла карабкается обратно на кровать и я подсаживаю её слегка. Обратив внимание на Мирославу, я даю притянуть себя и с удовольствием отвечаю на поцелуй. Мне не хватало её. Не представляю, что было бы со мной, если бы всё-таки она захотела бы уехать потом от меня в Ейск. Думаю, повторилась бы история с моей депрессией и наркотиками. Мне казалось это весьма печальным моментом, я бы не хотел повторения. Но Мирослава полностью дала мне понять, что ничего подобного не произойдёт и она вроде как счастлива со мной. Лейла начинает стучать мне по лицу и я удивлённо смотрю на дочь. Но потом до меня дошло, чего она хотела, засмеявшись. Теперь я обнимал одной рукой дочь, а другой Миру. Когда они меня целовали, сердце стучало как ненормальное. Наверное, это и есть счастье.
Я был рад, что время у нас было. Поэтому, я быстренько сходил в Мак, купив нам поесть, а потом мы устроились смотреть кино, пока Лейла мирно сопела между нами. К сожалению, всё хорошее быстро заканчивается и меня, по истечению времени, деликатно просят свалить. Крепко целую Мирославу на прощание и, подхватив Лейлу, ухожу, идя в сторону такси. Сев туда, замечаю смс, что прислала мне Мирослава, а заодно и фото. Тихо смеюсь, решив ответить:
"Ты очень сексуальная куколка. Девочка-кипяток. Хочу. Ты будешь моей до конца наших дней?"
Приехав домой, я достаточно быстро увлёк Лейлу её детскими забавами, а сам никак не мог отлепиться от Мирославы. Я флиртовал с ней по полной программе, приставал к ней и просил откровенные фото. И, что самое забавное, я их действительно получал, радуясь, словно маленький ребёнок. Иногда я отвлекался на Лейлу, которая тоже требовала моего внимания. Но Мира относилась к этому моменту с пониманием, разумеется.
Уложив дочь, я ложусь в кровать, проведя по пустому месту на кровати. Вздохнув, вновь утыкаюсь в экран телефона, ухмыльнувшись, когда увидел фотку голой груди Миры. Я решил не отставать, сжав рукой свой член через боксёры и отправив ей фото. Не знаю, до чего мы хотели дойти, но я начал откровенно возбуждаться.
"Чёрт, я хочу тебя."
Поэтому следующим сообщением ей летит уже мой вставший член, но пока что тоже в трусах. Ладно, что уж тут скрывать, телефон я всё-таки отложил, вытаскивая возбуждённый орган и выбирая сразу быстрый темп. Закрыв глаза, я представлял себе Мирославу. Все её формы, грудь, подтянутые ягодицы. Провёл пальцами по своим губам, мечтая, чтобы так до меня дотронулась сейчас Соколова. Решаю помочь себе, открыв фотку её груди. Это действует на меня достаточно быстро. Я прикусываю губу, схожу с ума от того, что мне может помочь сама виновница торжества, но всё-таки, протянув свободную руку, я нащупываю телефон и снимаю, как кончаю, испачкав в сперме свою руку. Отправив видео Мире, я кинул следом сообщение:
"Спасибо, милая, было охуенно. Спокойной ночи, люблю тебя."
Ухмыльнувшись, я ложусь спать. Мирославу выпишут уже через несколько дней, а к тому моменту я хотел закончить с мини-студией для неё. Так что утром, покормив Лейлу и отправив её смотреть мультики в детскую, я принял доставку всего необходимого мне и, вооружившись ютубом, начал творить примерно до обеда. Потом мы уже действовали по стандартной схеме, отправляясь с Лейлой к Мирославе. На этот раз я предусмотрительно взял с собой пиццу для неё, заходя в палату. Лейла тем временем снова помчалась к Мире, более ловко залезая на кровать и обнимая девушку.
-Ма!
-Привет. -улыбнувшись, ставлю коробку с пиццей на тумбочку, а сам наклоняюсь, поцеловав девушку в губы, вновь садясь рядом. -Как ты? Как нога? Поешь пиццу.
Пока Мира ела, а Лейла пыталась отобрать у неё еду, я рассказывал Мире о том, как делал ей мини-студию и что у меня ещё много работы. А потом, когда Лейла начала новь гулять по палате, я придвинулся к Соколовой, положив ладонь на низ её живота, медленно опуская ниже.
-Признайся честно, ты дрочила вчера или я один такой умник? -дотрагиваюсь губами до её плеча. -Мне не хватает тебя во всех смыслах этого слова... -касательно провожу пальцами по её промежности, убрав руку потому что пришла Лейла.

+1

26

Да,  Марк включается в игру,  отвечая мне в том же тоне. Этот меня заводит.  Во всех смыслах.  Я считаю,  что флирт должен быть между парой. Иногда можно построить из себя незнакомцев, сыграть в ролевую игру,  чтобы ощутить тоттстарый трепеттпервой встречи,  когда человек тольуотначинает нравится.  Поэтому я сейчас читаю его сообщение и задумчиво прикусываю губу. Потом еще раз перечитала сообщение и еще...  Марк умел флиртовать и мне нравилось с ним это делать  самой первой встречи.  Но если твой тут первую встречу я была недотрогой, тот теперь же сама просил обратить на меня внимание.  Я хотела возбудить его сознание и заставить думать о себе. Да,  меня нет,  но я всегда могу найти свое место в его голове. И готова там быть хоть все время,  пока не явлюсь перед ним воочию.
-"Прям очень сексуальная?  Как я могу отказаться от предложения такого горячего парня..  Кстати о температуре - кажется мне становится уже жарко... "
Я нет боялась пошлить и не хотела быть скованной. Сказать честно,  это даже отвлекать.  Я настолько увлеклась этим общением,  что не заметила,  как летит время. Это я молчу,  что в перерывах он был занят дочерью,  а я была на смотре у врача. Кстати,  от наркоза я отходила все больше и больше. А пока действовало обезболивающее, которое вкололи в мою задницу, оставив очередной синяк,  я уже передавала голые фотки с подписью:
- "Хотела бы ощутить твои руки здесь...  Или не только руки..  Может быть и губы тоже? ".
Отправляю и вижу самую положительную реакцию - эрекция. Значит,  я сумела его довести. Но получится ли довести его до конца?  Вот вопрос...  А мне интересно уже воплотить все это в жизнь...  Был уже вечер,  поздний причем.  Это время не только нечисти и обострение разных болей, но и чувств,  мыслей.  И вот я вижу сообщение от Марка, он хочет меня. И я так радуюсь, что в палате одна, от слова совсем.  Я рада,  что могу спокойно положить руку себе между ног,  как бы невзначай лаская себя, ощущая настоящий жар от какого-то прошлого сообщения. 
-" И я тебя.. Очень ".
Мне было трудно в полной мере донести до Марка свои мысли и желания, но думаю он и так обо всем догадывался. Палец сильнее надавливает на нужную точку и я прикрываю глаза, будто уже представила, что это его рука. Для этого много усилий предпринимать не пришлось, настолько сильное возбуждение. И вот мы оба умолкаем. Мне не отвечают,  но рука моя уже в трусах. Там было уже все влажно. Черт, как же я хотела бы, чтобы он был сейчас прямо здесь..  Невероятное жгучее желание почти переходит в каприз ребенка. Ну почему его нет?
Движения становятся слишком быстрые,  я увлекаюсь подполковник программе и в голову бьет мысль - записать видео.  И я же записываю, со стонами,  слегка проникая в себя. Да, Марк, я думаю о тебе и ласкаю сама себя. И я хочу кончить, думая о тебе. А лучше не раз... Видео я отключаю быстро,  суть он понял и слегка нервно откладываю телефон. Теперь я могут сосредоточиться на себе полностью,  что и делаю. И вот возбуждение доходит до своего пика. Я сжимаю грудь,  делая это слегка грубовато, зажимая соски между пальцами. Все еще представляю руки Марка на мне.  В голове крутятся его поцелуи на губах, на теле, везде. Ах, Марк, если бы ты был сейчас рядом...  И судя по всему это было взаимно. Я успеваю кончить, слегка прогнувшись в спине. Облегчение появляется тут же, вместе глупой улыбкой на лице. Я кончила, думая о Марке. Это было нету первый раз,  далеко нет. Пока мы не общались,  я подобное практиковала. Что поделать, если этот человек меня так возбуждал даже в том положении.
А вот взяв в руки телефон, я улыбаюсь уже пошло и откровенно. Что же я вижу?  Как Марк кончает прямо мне на видео, пачкая себя самого. Вижу,  как напряглись жилки на его руке, как сжимает член.
-" Неплохой вид.. "
Отсылаю в ответ, так и не прибавив к сообщению и свое видео. Оставлю на потом, я так решила.
"- Да, обращайся, я и не только это могу.. Сладких снов,  любимый... "
Да,  так было куда лучше засыпать, но уже через пару часов я проснулась от боли. Снова укол и вторая половина ночи прошла уже более беспокойно. Помню,  что снился Марк,  что мы поругались и он ушел.  Я увидела его с другой, как он ее обнимал и целовал. Помню,  что влепила мощную пощечину, а сама потом проснулась очень злая.  Пришлось долго себя убеждать, что это всего лишь сон. Позавтракав стало лучше, а еще лучше от обезболивающего.
Марк с Лейлой пришли навестить меня и тут же злость от сна проходит. Встречаясь с Марком глазами, я лишь загадочно улыбаюсь. Да,  мы неплохо взбудоражили друг друга. В то же время палата наполнилась ароматом пиццы, но больше мое внимание привлекла дочка, которая неслась ко мне и назвала меня "ма".
- Ах ты мое солнышко!  Да-да,  мама!
Начинаю ее целовать и обнимать, снова посмотрев на Марка.  Свой поцелуй я получила и от него,  облизнувшись, а после накидываюсь на вкусную пиццу. Это было отличной идеей притащить ее сюда,  два раза уговаривать меня не пришлось.
- Ох, спасибо. Ну, вообще я нормально, но мне снились кошмары. В них ты бросил меня и ушел к другой,  а я все видела.  Мне это совсем не понравилось.
Морщусь, вспоминая сон, но быстро отвлекаюсь на прикосновения к низу живота.  И хорошо,  что Лейла бегала по палате, не видя,  как ее отец нагло спускает руку на самый низ живота. Я прикусываю губу,  понимая намек. Потом сама наклоняюсь,  как можно ближе и томно говорю в губы.
- Я совершенно не понимаю о чем ты говоришь... - своими губами провожу по его,  чуть ли не замурлыкав, но нас прерывает Лейла. - Знал бы ты, как мне не хватало тебя во всех смыслах... Всегда.
И да,  я имею в виду то,  что сказала,  ведь говорила даже про тот период,  что мы не общались.
Снова проводим время, убрав томность на потом. Но вот от случайных прикосновений я не удержалась, вспоминая его фотографии с членом в руках.
Перед самым выходом показываю сохраненную" Эту " Фотку в телефоне и пошло ухмыляюсь.
- Это мне на ночь глядя, вместо сказок и колыбельной.
Подмигиваю, убирая телефон. Потом прощаюсь и с дочкой, вновь оставаясь одна. К слову,  на следующий день,  когда мы снова увлеклись нашей игрой на ночь глядя, я все же скинула мое видео.
-"Который вечер так делаю без тебя...  Не знаю уже что делать.. ".
Да да,  именно так.
Так и проходили наши дни вплоть до моей выписки. И вот последний день я снова делаю видео, пока под обезболивающим.Крупным планом снимаю,  как я прикладываю палец к губам, провожу подушечкой пальцев и медленно ввожу его внутрь, втягивать щеки. Делаю характерные движения, будто я сосу вовсе не палец, иногда откровенно кончиком языка облизывая верх, а после широко провожу языком по пальцу, будто слизываю конфету, вновь погружая палец в рот.  Издаю тихий стон, а в конце,  вытаскивая, делаю характерный чмок. На этом видео заканчивается и я спрашиваю: "хотел бы так же? ". Следующее видео было посвящено груди. Снова крупный план и я кончиком пальца провожу по коже. Там покрывается мурашками и это хорошо видно.  Коснулась сосков и те твердеют. И после я откровенно сжимаю грудь, показывая, какая она мягкая и упругая. И снова отправляю. " А так? ".
И следующее видео было снова посвящено низу. Пальцы опять скользят по клитеру, и то уже влажный. Тихий томный выдох и я вижу пальцами, делая себе приятно. Снова отправляю.
" Мне тебя очень не хватает... Скорее бы выписали... "

Отредактировано Miroslava Sokolova (2019-06-20 20:45:17)

+1

27

Прикрываю глаза, когда Мира дотрагивается до моих губ своими. Я чуть улыбнулся, проводя пальцами по её руке. Я буду отвлекать Миру по полной программе от одиночества тут и вообще больницы в целом. Да, я очень скучал по ней, но знал, что это временно. Она скоро будет дома. Да и сюда я мог приходить её навещать каждый день без каких-либо проблем.
Вспомнив слова Миры про сон, я хохотнул.
-Не понравилось? Ну мне бы тоже не понравилось бы уйти к другой.
Честно говоря, я и правда плохо себе представлял другую девушку вместо Мирославы. Никто у меня не вызывал даже похожих чувств, как Соколова. Я знаю, что говорили про нас наши знакомые. Что я - идиот. Начать мутить с замухрышкой класса и влип в такой пиздец, перевернув свою жизнь. А я уже не жалею. Я стал сильнее. Я стал взрослее. У меня уже была своя собственная семья и взрослая жизнь, в то время как ребята только заканчивали институты и давились палёной водкой в общагах, ходили по клубам и барам, трахая всё, что движется. Я перерос этот возраст. Но никогда не был против тряхнуть стариной. Только если в компании Миры. Исключением стала поездка в Вегас потому что там Миры априори быть не могло и вовсе. Наверное, сон такой ей приснился потому что она никак не могла забыть, что в Вегас я ездил именно с Селеной. Быть может, Мирослава считала, что я и правда такой идиот и мог ей изменить? Нет, это невозможно. Я совсем не хотел, ведь искренне любил.
Как и обычно, мы с Лейлой проводим у Мирославы три часа, а потом уезжаем домой. И я заведомо начинаю по ней тосковать. Но меня подстёгивает то, что показывает мне Соколова на телефоне. Я невольно ухмыльнулся, а в глазах тоже мелькнула пошлость.
-Я пришлю новую.
И ведь дома на самом деле всё это продолжается. Мне уже начинает это нравиться. С Мирой я на самом деле нашел, как сделать так, чтобы пережить это расставание. Да и её это отвлекало, судя по всему. А ещё отвлекала студия для Соколовой, которая у меня вроде как получалась. Я лишь надеялся, что это имело смысл и делалось не просто так.
Мирослава радовала меня своими сообщениями, но последние заставили меня резко замереть. Я только уложил Лейлу и шел курить, смотря за тем, что она делает. Я сильный, я дотерплю, прижимая к губам сигарету и делая затяжку. Но что-то мне подсказывало, что нифига это не так, потому что, разглядывая Соколову вновь и вновь, я ощутил просто каменный стояк. Это ещё учитывая, что не так давно она скинула мне видео, где удовлетворяла себя. Оказывается, она точно также не сдерживалась, как и я. И я чуть ли не заскулил от того, что сейчас её нет рядом со мной. Переступив с ноги на ногу, открываю последнее видео, чуть ли не ахнув от того, что увидел. Ну всё!
Сделав глубокую затяжку, небрежно выбрасываю окурок, а потом уверенно запираю дом, вырубив везде свет и иду на второй этаж. Ложусь на кровать, снова начиная смотреть за происходящим на экране, пересмотрев все её видео. Рука уже была в трусах, вытаскивая вставший член. Я набираю видео-связь с Мирой, улыбнувшись ей, но немного нервно.
-Что ты делаешь со мной? Я с ума схожу... -прикусываю губу, слегка подвинувшись, выбрав быстрый темп руки. -Я не слезу с тебя, когда ты вернёшься. Покажи грудь...
Почти жалобно её прошу и, когда вижу результат, показываю наконец плоды её творений, опустив камеру. Я не отвожу взгляд от Соколовой, представляя себе всё самое пошлое. И, наконец, спускаю себе в руку, тяжело задышав, чуть зажмурившись. Вот так у нас и правда стали проходить все вечера. Кроме одного. За день до выписки я умудрился заблудиться на кладбище, пока шел домой. Так себе был вечерок, учитывая, что Лейла спала дома одна, а я всего лишь ездил по делам в город, забежал в магазин и решил обратно пойти пешком, прогуляться так сказать. Но хорошо, что всё закончилось хорошо. Лейла не проснулась в моё отсутствие.
Наконец, настаёт знаменательный день выписки. Я забирал Миру, пока Лейла спала. Влетел к ней в палату с яркими и душистыми цветами. Наконец-то! Она наверняка себе даже не представляла, как сильно я скучал. Но я готов был это показать, с ходу крепко целуя её, перебирая губы своими.
-Поехали домой скорее, малышка.
Вручаю ей цветы, а потом помогаю Мире дойти до такси. Теперь её придётся ходить на костылях. Но это лучше, чем ничего, ведь её ногу совсем нельзя беспокоить. Мы добираемся до дома и я пропускаю Соколову вперёд. Продуктов я накупил и готов был даже приготовить что-то под её чутким контролем. Купил я и сладостей для неё, чтобы поднимать настроение.
-Поздравляю с выпиской. -я аккуратно подвожу Миру к её мини-студии. Гостиная наша знатно уменьшилась, но тут всё равно можно было развернуться. Стоял синтезатор и всё самое необходимое. Открыв дверь, показал ей, как всё смотрится и работает. И, видя её улыбку, я сам улыбался. Хорошо, что женщина, которая сдавала нам дом, разрешила всё это построить и сделать небольшую перестановку. -Лейла ещё дрыхнет. Может, ты хочешь поесть? Я готов постараться тебе что-нибудь приготовить. Или хочешь чай с пирожными? Что хочешь? Или... -взгляд вдруг резко становится хитрым, а я подхожу впритык, забирая у неё костыли и подхватывая девушку на руки, опускаясь вместе с ней на диван. -Повторим наши ролевые игры уже в реальной жизни?
Провожу языком по её шее вверх, к щеке. А потом припадаю к губам Соколовой. Мне было мало поцелуев. Да мне вообще самой её не хватало. Это порой было просто невыносимо! Я никогда ей не скажу, но я часто хотел лезть на стену от её отсутствия. Потому что сильно скучал и мне нужна она была, словно воздух.
Поцелуй - требовательный, жесткий. Руки гуляют по её телу, сжимают бёдра, грудь, бока. Я укладываю Мирославу на лопатки, не разрывая поцелуя, а сам ложусь рядом на бок, чуть приподнявшись на локте. Я прекрасно помнил про её ногу, даже не думая её беспокоить. Пальцами сжимаю чуть её волосы, не позволяя отстраниться, пока ладонь спускается к её промежности, начиная ласкать через джинсовые шорты. Мы оба этого хотели всю неделю, я знаю. И решаю не тянуть, запускаю руку к ней уже в трусы, выбирая быстрый темп.

Отредактировано Mark Voronov (2019-06-20 22:10:21)

+1

28

Ладно, мне правда весело. Играть эту томную зазнобу, которая только и делает, что думает об одном человеке. Которая очень хочет видеть его рядом. И вот она загвоздка: он то не может быть здесь. В этом и состоит наша игра - в невозможнсти, предвкушении, желании. Порой мысль может быть куда более материальной, чем кажется. И вот мои видео дают свои плоды.
Когда мой телефон стал разрываться от видео звонка, свою улыбку не стала скрывать даже ответив.
- Что случилось? Тебе тоже надо спеть колыбельную?
Все же время довольно позднее, но по мне было видно, что я просто издеваюсь. Я знаю почему он звонит и это придает мне некой уверенности. Вижу его взгляд, как смотрит даже через экран телефона. Прикусываю губу, обратив внимание, что он тоже это делает. Я бы тоже хотела его так укусить..
- Не слезай.. Может я этого и хочу?
Когда мы были настолько озабочены друг к другу? Это снова меня выкидывает в прошлое, когда рамок никаких не было, мы веселились и угарали. Мы хотели друг друга и совсем не скрывали этого, отдаваясь там, где получится. Мы будто не любили сдерживаться, или это было трудно сделать. Так же было и сейчас. Значит ли это, что мы потихоньку возвращаемся к тем людям, которыми были тогда? Или нас, тех, уже никогда не вернуть?
Я улыбаюсь шире, спуская телефон и показывая то, что он просит, грудь, проводя по ней снова пальчиками, иногда сжимая. В нем было это нетерпение. Это так мне нравилось. Что он так ждет и хочет меня. Все еще. Это бы понравилось любой женщине. Ощущение, когда тебя желает вот так мужчина бесценно. Это очень возбуждает.
Снова спускаю руку на клитор и начинаю ласкать себя. Тихие стоны срываются с губ и я даю смотреть на все Марку, еще крепче сжимая телефон от напряжения. Слышу и его громкие вздохи, давая и себе посмотреть, как он трогает себя. И так до тех пор, пока мы оба не кончается, кстати, что удивительно, тоже почти в одно время.
Это было странно, но мне нравилось. Это хоть немного создавало эффект присутствия. Как хорошо, что кто-то в этом человечестве придумал видеосвязь. Мои дни в больницы от этого проходили особенно задорно, порой, когда Марк давал общаться так с Лейлой, а так пыталась целовать экран и облизывать его. Этот шок надо было видеть у Марка, который отнимал телефон из крепкой детской хватки. Меня это поражало, кстати. Вроде такие маленькие, а кажется, что внутри сидит целый Халк.
День выписки я ждала с большим нетерпением. Больницы в Америке все же действительно лучше, но они не менее унылые, чем где-либо еще. Именно здесь, будто общие врата, где по соседству сосуществует жизнь и смерть. Кого-то спасли, а кто-то умер. Приходится спасать всех. Тут и появляется вопрос, почему убийца может жить, а маленький ребенок все же не выжил. И врачи с этим тоже смиряются. Черствеют и становятся больше холодно мыслящими. Они просто понимают - такова жизнь. Ведь видят, как она протекает. Не то, что обычный житель, огражденный от подобной жестокости.
Марк приезжает в день выписки.. Я уже заждалась на тот момент, если честно. Моя сумка уже была собрана и я готова была сделать низкий старт. Палата наполняется теперь ароматом цветов, которые мне привез Марк. Я широко улыбаюсь, целуя его губы в ответ, стараясь задержаться на них, как можно дольше.
- Ты наконец-то меня заберешь?
Жалобно спрашиваю, утыкаясь носом не на долго в плечо, пока руками обнимаю цветы, прижимая их к себе крепче.
Выписка оказалась быстрой. Мне выдают все документы, рецепты и дают кучу наставлений. И все, наконец-то едем домой. И знаете, пусть в этом доме я пробыла всего неделю, но выдыхаю я более, чем облегченно, понимая, что я именно дома. Не в коробке, которая так называется, а ощущая этот домашний уют. Видимо, от недостатка, я хорошо все же приложилась, чтобы тут обустроиться. И совсем не зря. Я ходила на костылях, даже на двух, ногу надо было держать в покое. Чувствовала себя по-дурацки, но что поделать. На кухне заметила кучу еды и сразу приметила для себя пирожные, облизнувшись, но Марк отвлекает и уводит в другую комнату. Только вот пройдя, я широко распахнула глаза и еле не охнула. Хотя нет, все же охнула.
- Вау.. Марк.. Это же..
Я просто не верила своим глазам. Пока меня не было, Воронов ради меня сделал целую студию, где можно было спокойно записывать треки. Мы не знали, насколько тут задержимся, но тем не менее Марк это сделал. Я оборачиваюсь на него и широко улыбаюсь.
- Боже, это просто потрясающе! Спасибо! - Прикладываю руки к лицу, не скрывая счастливой улыбки. Хорошо еще Марк поддерживал слегка, чтобы не свалилась.
Я с небольшим нетерпение прохожу, чтобы осмотреть все вокруг. Сделано добротно.
- Я и не думала, что ты такой рукастый.. А говорят, что богатенькие мальчики ни на что не способны.. А ты целую студию мне сделал..
Меня переполняли самые положительные эмоции и я тянусь, чтобы поцеловать. Костыли падают, а я уже просто держусь за шею Марка, смотря на него.
- Да, пирожные!..
Хотела было продолжить, но Марк предлагает что-то более вкусное. Точнее, меня внезапно подхватывают и кладут на диван. Я выдыхаю, ощущала себя маленькой и хрупкой, но чувствуя еще что-то исходящее от него. То самое легкое возбуждение от происходящего. Пальцы скатываются с шее, проведя ладонями по ней, а я уже сама в предвкушении.
- Впрочем, пирожные и впрямь могут подождать...
Голос резко обретает хрипотцу, мне будто сдавливает горло.
Поднимаю голову, подставляя шею под язык и шумно выдыхаю, когда его губы ложатся на мои и все.. Тут просто полный отрыв пошел. Я так жадно целовала его, изучая языком рот. Марк тоже не нежничал, и я жмурюсь от этого, иногда слегка прикусывая нижнюю губу от той же жадности. Руки, наконец-то я чувствую его руки на своем теле. Мне хотелось их ощущать и я поддаюсь на это, подставляясь больше, сжимая его футболку и слегка тянула к себе, сминая ткань пальцами. Тихий стон и в низу живота так приятно все напряглось, пока пальцы Марка путались в волосах, а после сжимали их. Не знаю почему, но мне это нравилось очень даже.. В момент беспомощности или боли все ощущения будто увеличиваются. А Марк таким образом сковывает мои движения, но разве я хотела хоть на миллиметр быть дальше от него?
Пальцы проходятся между разведенных ног, совсем быстро оказываясь внутри. Через футболку слегка царапнула бок Марка, по мере нарастания темпа. Бедрами двигалась на встречу, показывая, что я очень его хочу, но что-то подсказывает мне, что он и сам это прекрасно чувствует сам.
Запускаю руки под футболку, наслаждаясь прикосновениям к коже и нарочито совсем легко ноготочками провожу по всей спине, впиваясь ими где-то около поясницы и спускаясь к ягодицам, прижимая к себе его бедра еще больше. Одну руку в этот момент положила на пах, чувствуя, что член уже весьма наготове. Приспускаю шорты, но оставляю их так, чтобы слегка прижимали член к его лобку. Языком провожу по губам, а потом широко лизнула по его языку, после чего углубила поцелуй, а в этот же момент, снова надавливаю на ягодицы, заставляя уже член вжаться мне в ладонь. Весьма ощутимо и надавливая вожу по всей длине, делая акцент на головке, сжимая ее пальцами полностью и снова тру рукой о пах. Как только нужный ритм и сама суть была схвачена, запускаю пальцы в его короткие волосы, чуть хватая их, но после лишь слегка царапая шею. Тихие стоны продолжали исходить из меня, переходя в нетерпимый скулеж. Но я все же готова была потерпеть, ведь мы неделю были в предвкушении.
- Я хочу тебя..
Будто задыхаясь шепчу, снова жадно целуя его губы. Стаскиваю все же шорты и начинаю полноценно дрочить, крепко обхватив член.
Прикусываю подбородок и внезапно слегка отталкиваю от себя, хитро улыбаясь. Я весьма уже возбуждена, это было видно. И я воспользовалась этим разрывом только ради того, чтобы стянуть с себя кофточку и скинуть на пол. Туда же полетел и бюстгальтер. И снова, как на видео, (он же хотел повторить то что было в наших ролевых играх?). Провожу пальчиками по коже на груди, снова покрываясь мурашками и снова провожу пальцами по соскам, сжимая после этого и выдыхая. Играем на полную, милый. Беру его руку и кладу себе на живот, да, там был наш маленький малыш, но сейчас не о нем. Веду выше к груди, проводя между ними, выше к шее, упираясь в нее теперь. Прикусываю губу и тихо, томно застонала, подставляясь. И снова спускаю чуть ниже, все же оставляя внимание своей груди. Тяну его и вторую руку, с моей помощью сжимая мягкую плоть увереннее и сильнее. И вытянув один его указательный палец, провожу языком по верхней фаланге, обхватывая кончик губами и посасывая теперь его, поднимая глаза на Марка.
- Еще не передумали, чтобы я осталась с Вами до конца дней?

Отредактировано Miroslava Sokolova (2019-06-21 12:39:27)

+1

29

И повторяем. Я вовсю отвечаю на её действия, делая так, как приятно Мире. Я навсегда запомнил, как она любит. Знаю, как заставить её стонать и чувствовать удовольствие. И я пользуюсь своими знаниями, вовсю лаская девушку, отвечая поцелуями на её поцелуи. Чувствую, как её дыхание сбивается, а следом сбивается и моё, стоило ей дотронуться до моего члена. Как же я мечтал об этом целую неделю. Поцелуи становятся более требовательными и агрессивными. Я уже чуть ли не рычу, когда Мира начинает мне дрочить более уверенно и раздевается, сказав, что хочет меня. И она повторяла то, что делала на видео, совсем спустив меня уже с тормозов. Я прерывисто дышу, забываюсь, где нахожусь, жмурясь от приятных ощущений, резко припадая к её груди, жадно начиная целовать и не менее жадно и быстро начиная двигать пальцами в ней.
-Не передумал... Никогда не передумаю, малышка...
Прикусываю её сосок, аккуратно снимая с девушки шорты. Для этого пришлось вытащить руку из её трусов, но это меня совершенно никак не смутило. Расправившись и со своей одеждой, осторожно устраиваюсь у неё между ног так, чтобы не травмировать больную ногу. Дорвались, что называется. Одним толчком заполняю Миру, начиная двигаться в девушке сразу быстро. Срываю с её губ поцелуи, параллельно прижав пальцы к её клитору, чтобы ей было приятней.
От перевозбуждения надолго меня не хватает и я изливаюсь внутрь, крепко вжавшись своими губами в её, издав стон, полный удовольствия. На остаточных фрикциях добиваю и её, мягко проведя языком по губам и улыбнувшись.
-С возвращением.
Нежно целую её губы короткими поцелуями, медленно из неё выходя. А после мы сели и правда пить чай, решив не одеваться. Лейла ещё спала, поэтому, могли себе это позволить, ведь оба прекрасно знали о том, что долго мы не протянем без близости. И уже после чая вновь мои горячие губы обжигают её, а рука фривольно сжимает грудь. Я мягко пересаживаю девушку на колени к себе спиной, вновь толкаясь в неё. Губы в который раз изучают её шею сзади, пока руки сжимают грудь. Мы и правда трахались так, как будто сорвались с цепи. И уже потом, когда проснулась Лейла и нам надо было проводить время с ней, мы всё равно продолжали похотливо пилить друг друга взглядом, еле дорвавшись до кровати, когда уложили дочь вечером.
Пожалуй, сейчас всё складывалось идеально, не считая того, что на следующий день я умудрился не уследить за дочерью, которая разбила себе губу в поликлинике. Ну, я не мог быть во всём идеален. И Мирослава это понимала вроде как. После, к нам приезжают мои родители с маленькими подарками для нас троих. Мы отмечали то, что Мира ждёт второго ребёнка и её успешную операцию. Наконец-то всё было спокойно. День с родными прошел без каких-либо упрёков и повышенных тонов, как будто бы и не было тех скандалов. Им понравился наш дом, а отец заценил мини-студию для Мирославы, похвалив меня. Не зря мы с ним любили на даче всё строить. Выучил, так сказать. Родители видели, что я на самом деле старался для Миры и Лейлы. Они поняли, что я встал на путь исправления и больше не видели смысла меня пилить, учитывая, что теперь я далеко от них и это хорошо. Скоро я и вовсе найду себе работу и всё встанет на свои места. А пока, я умудрился всё-таки провести экскурсию по Сакраменто русской туристке и её парню. К слову, они из Москвы. Пусть и за символическую плату, но я это сделал и меня они неплохо отрекламили, высказав много благодарности. Мирослава начала увлекаться музыкой, а наша дочь носилась по дому с такой скоростью, что мы и правда за ней не успевали. Я каждый день, как и раньше, спрашивал про самочувствие Соколовой. Всё-таки меня волновала её нога и беременность. На самом деле, я искренне ждал второго ребёнка, уже думая о том, какое имя бы выбрать для дочери. Да, я решил, что у меня будет дочь и точка. Хочу облепиться гаремом.
С того момента, как Мира вышла из больницы, прошла уже неделя. И сегодня, уложив дочь пораньше, мы встречали закат с Мирой, сидя на крыльце и попивая какао с печеньем, что испекла сама Соколова. Я сожрал столько, что скоро точно не влезу в дверь. Но сейчас не об этом, ведь я был искренне счастлив. Мы не ругались с Мирославой всё это время. Начали жить душа в душу, как и подобает паре. Нет такого препятствия, которое нельзя было бы преодолеть с помощью любви. Вот, что я думаю.
Закурив, я смотрю за редкими машинами, что проезжали мимо. Такие же редкие прохожие. Мы уже познакомились с соседями, кстати. Спокойные и милые люди, которые заинтересованно к нам относились потому что мы из России. В целом, я теперь мог сказать, что моя жизнь мне и правда нравится.
Обняв Миру одной рукой, чувствую, как она кладёт мне голову на плечо. Улыбнувшись, я целую её в лоб и прижимаюсь щекой к её макушке.
-Хочу, чтобы нашу дочь звали Милана. -вижу, что она пытается мне возразить, игриво закрыв ей рот рукой. -Тшш. У нас будет дочь.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » а в любви как на войне - каждый день это схватка