в моём мире гаснут светлячки. я так много курил в тот вечер, когда ты уехал. так и не застал тебя дома, простоял на улице в пальто на голое тело... читать дальше

внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: pratoria]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy /

[telegram: semilunaris]
Ilse /

[telegram: thegrayson]
Matt

[telegram: katrinelist]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » you're just like a pill


you're just like a pill

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Где-то на важном мероприятии | Февраль'19

Marylin & Julian
https://i.ibb.co/YXYZgRc/ezgif-1-878dfad6626b.gif https://i.ibb.co/XDZR2hv/ezgif-1-ecdc8772cccc.gif

Эта могла бы быть обычная рабочая вечеринка для них обоих;
могла бы, но не стала.

Отредактировано Marylin Bloodstein (2019-07-31 14:08:07)

+2

2

Жизнь – игра, не проиграй себя. (с)

Большое количество людей, костюмы, официоз, бокалы с шампанским и смех, раздающийся почти на каждом шагу, который стоит сделать, двигаясь от одного знакомого к другому. Будь на то воля Джулиана, он бы стоял на одном месте, ну, может быть прошелся немного, только не устраивал вынужденных дефиле с такими же вынужденными улыбками. Вынужденное лицемерие, которое после сыграет хорошую роль – спасет от ненужных рассуждений и обсуждений в прессе. Да, Вардлоу не звезда первой величины для мировых таблоидов, только в кругах своих известен, да ему и не нужно большее: игра, любимое дело, разве этого так много? Он врать не будет, что ему не хочется иногда вылить один-второй бокал шампанского некоторым на костюм за парочку тысяч баксов, особенно если это глуповатые спонсоры, которые через розовые очки смотрят на окружающий мир. Что ж, Джулс их не судит, потому что для них баскетбол – просто игра, где можно иногда отмыть денег, иногда просто поесть хот-догги на камеру… Для него подобным на все времена остается регби и бейсбол. А что же для него баскетбол? Жизнь, скорее всего, работа, хобби, семья, личная жизнь и даже ребенок! Утрированно? Нет, но к своим тридцати годам делая некие выводы, Джулиан считает именно так, не преувеличивая ни капли.
Кстати, для окружающих у Вардлоу достаточно красивая личная жизнь, пусть и не такая явная, даже вуалью тайны покрытая, но имеющая имя – Мэрилин. Шикарная блондинка, впервые появившаяся рядом пять месяцев назад, засветившаяся даже на одной выездной игре, ведь это так романтично – сопровождать своего «парня» в другой город, поддерживая в самом начале сезона. Для Джулиана это было скорее волнительно, так как он первые два месяца все опасался, как бы никто не пронюхал об их таком прекрасном контракте на год на сопровождение, улыбки на камеру и всему обществу, а так же невинные вынужденные поцелуи в щечку – ну кто сейчас засасывает свою барышню на публике? Плохой тон, господа! «Платинум» стал спасением, моральной встряской и еще массой плюсов и минусов, с которыми баскетболист продолжал разбираться. Стоили ли фиктивные отношения того? Того стоила его карьера, его нахождение в команде, его тайна, остальное терпелось, «моглось», а время бы покинуло какое-то более правильное решение. Эскорт услуги были на столько прекрасно организованы, таинственны и удобны, что жаловаться точно не приходилось. Вопросы о его постоянном одиночестве теперь канули в лету, а настоящее физическое напряжение Джулс сбрасывал благодаря немного иному способу. Все было почти прекрасно.
Уикенд всех звезд удачно выпадает встречать Голден Арене в Сакраменто, Вардлоу этому рад, хотя если бы пришлось, как в прошлом году, ехать в Лос-Анджелес, в компании с Мэри это не  родило никаких неудобств. Везение, а может быть стремление двух сторон, но между ними почти сразу возникло понимание, а сам Джулс очень уважал девушку, отмечая, что он довольно умна для своей внешности. И пусть на него навесили бы ярлык среднестатистического мужлана, который стереотипами кормиться, но в его жизни чаще тандем красота+ум не встречался, словно вымирая… а может быть он просто специально избегал подобного.
Афтепати в воскресенье, после Матча всех взезд, была прекрасна: некая смесь релакса в темных тонах, не слишком громкой музыки, как в молодежных клубах, приятные лица…ну, почти все приятные. Джулиан был уверен, что заметил парочку темнокожих реперов, что так удачно вложили свои финансы в кулыб NBA, но больше думал о вечере и том, на сколько не вовремя его колено вновь дало о себе знать. Придерживая Мэрилин за талию, второй рукой чуть сильнее, чем необходимо, сжимая бокал с шампанским, молодой мужчина мысленно старался приблизить момент окончания торжества. Да, он мог развернуться и покинуть все на самом начальном этапе, но спонсоры и контракты рекламные оказались веской причиной, чтобы остаться. Хотя бы на немного.
Маленький Джулиан, которому было лет 7, тренировавшийся в Канаде на заднем дворе дома, мечтал об овациях, улыбках и камерах, хотел закидывать мячи под гул на арене, а после раздавать автографы у стендов с общими фото… Теперь Джулс хотел просто играть, убрать последствия от травмы, наслаждаться баскетболом и жизнью, можно даже без рекламных контрактов, которые были не такими и миллиардными. Ну, может быть сейчас он не отказался бы сбежать с Мэри, чтобы если выпить алкоголя, то где-то по-дальше, где спокойней. Они не были друзьями в том самом смысле этого слова, но лично самому Вардлоу с ней было спокойно и уютно, как с кузиной, с которой он не виделся около двадцати лет, но которая из-за обстоятельств становилась частью новой жизни.
-Ты как? Все в порядке? - они только отошли от коллег по команде, где пришлось на пару минут вникнуть в обсуждение какой-то политической обстановки, которой ни Мэри, ни Джулс не интересовались. Это вполне можно было назвать побегом, но при такой массовости после игры все казалось правильным. Остановившись где-то в более тихом месте, молодой человек внимательно осмотрел свою спутницу. Да, она была красивы, с искренней улыбкой, которая располагала к себе людей и Джулиан правда надеялся, что на ее любовном фронте все более удачно, без секретов и тайн. Так, как и должно быть у нормальных людей. - Побудем еще час и … домой? Да, под последним словом подразумевались разные дома, но играть стоило всегда, без перерывов, стоило только им появиться где-то вместе. Резкая боль, прокатившаяся от колена к бедру, простреливая поясницу, заставила замолчать, внезапно дернувшись. Глубокий вдох и неосознанное касание внутреннего кармана пиджака: таблетки всегда были с собой, хотя само осознание подобной привычки не приносило никакого удовлетворения. Джулиан знал, что проблему необходимо решать, но всеми силами пытался дотянуть до конца сезона, всего каких-то четыре месяца, а уже после взяться серьезно. Нервозность пробежала волной небольшой по телу, но еще один вдох и натянутая улыбка, все-таки он не сам здесь. - Я бы выпил чего крепче, что-то вся эта активность начинает по чуть выводить.
Мысли в голове в это время устроили батл за и против: то ли поддаться и без игры, без напряжения, утолить боль медикаментом, то ли выдержать еще. Очередной легкий укол со стороны колена не дал сделать выбор, да и потерпеть час – разве это сложно? О, Джулиан считал, что не так сильно, как во время движения, на площадке.

Отредактировано Julian Wardlow (2019-08-01 16:22:15)

+2

3

Как нормальные люди проводят свой февраль? Отличный вопрос; хотела бы Мэрилин знать на него ответ.
Наверное, девушки планируют романтические сюрпризы для своих любимых, парни бронируют столики в лучших ресторанах и закупаются цветами перед днем всех влюбленных. В воздухе витает дух праздника и веселья − Новый год и Рождество уже позади, но так не хочется отпускать эту расслабленную атмосферу... Наверняка нормальные люди волнуются перед свиданием, думают, что надеть и как приятно удивить своего избранника.
Нормальные люди возможно так и делают, но только не она.
Февраль Мэрилин, как и начало зимы в принципе, был похож на безумную гонку. Аккурат после Рождества она окончательно вернулась в мир фальшивых улыбок и больших денег, которые ей платили за сопровождение и не только за него, успев захватить весь горячий праздничный и послепраздничный сезон. Вечеринки сменяли одна другую − всем влиятельным людям и тем, кто прикидывался таковыми, хотелось заполучить на свою праздничную тусовку лучшую спутницу, которая будет не только выглядеть, как фарфоровая статуэтка, но и придержит язык за зубами в случае наглых расспросов, а потом распустит его − при необходимости, разумеется. Девяносто девять девушек из ста выбрали бы предыдущую жизнь, которой жила Мэрилин до своего неожиданного возвращения в "Платинум": успешного мужа, большой дом и статус замужней и успешной женщины. Бладштейн, увы, оказалась сотой. Ей претили правила и условности, ей больше не хотелось видеть своего мужа примерно никогда, а изображать из себя великосветскую даму она могла разве что за очень большие деньги. В той Мэрилин, которая сидела дома и готовила завтрак, обед и ужин по расписанию, а потом выслушивала унылые рассказы про то, как прошел день Кита, совершенно не было ее самой. Не было ничего настоящего. И вот интересный парадокс − притворяясь кем-то другим на очередной тусовке, изображая из себя то невинную овечку, то роковую искусительницу, она чувствовала себя более живой и не фальшивой, чем когда строила из себя примерную супругу. Что ж, у всех есть свои таланты и свое предназначение, не так ли?..
Сегодняшнее мероприятие обещало быть относительно спокойным. Облачаясь в ярко-красное платье с умопомрачительным разрезом на бедре, Мэр думала о Джулиане с улыбкой человека, который не ждет никаких подвохов и подводных камней. Из всех ее клиентов, он, пожалуй, был самым беспроблемным и самым приятным в общении. Рядом с ним ей практически не приходилось специально думать о том, что лучше сказать или сделать, как встать или положить на него руку. Их реальные отношения походили на отношения дальних родственников, которые очень мало общаются из-за занятности, однако рады видеть друг друга при встрече. На публике все, естественно, обстояло иначе. Их совместные фото украшали пару разворотов журналов, особо ушлые журналисты частенько интересовались, когда же они заведут детей, или же намекали на приглашение на свадьбу. Ни детей, ни свадьбу Мэрилин не планировала, однако со стойкой улыбкой Будды отвечала на все подобные расспросы что-то в духе "вы сами скоро все узнаете". Оставалось только посочувствовать тем парам, которые терпели подобные бестактные расспросы каждый день; ее же работа заключалась в паре-тройке вечеров в месяц. Джулиан был безукоризненно вежлив с ней, но сначала держался холодно; смотрел недоверчиво, будто боялся, что она вдруг выкинет что-нибудь не по сценарию или внезапно встанет посреди зала и громко крикнет, сколько он платит ей за каждый такой совместный вечер. Позже, кажется, убедившись в ее полной адекватности, Вардлоу будто бы расслабился и полностью доверился ей, перестав зажато оглядываться по сторонам. Они не были друзьями в прямом смысле этого слова: на работе Бладштейн старалась соблюдать полную субординацию; однако в обществе Джулиана Мари чувствовала себя более чем комфортно.
Афтепати медленно катилась своим чередом; Мэри, под руку с Джулианом, медленно курсировала по залу от одних важных людей к другим, сохраняя исключительно заинтересованное лицо, в то время как ее мысли крутились совершенно в другом измерении. Вежливо кивая и поддакивая, на самом деле она напряженно обдумывала свое расписание на завтра, прикидывала, успеет ли попасть на примерку вечернего платья, а еще заскочить в "Платинум", чтобы отчитаться о прошедшей неделе. Ее мысли текли плавно и размеренно, и в какой-то момент она действительно отвлеклась, а когда очнулась, уже оказалась в небольшом коридоре один на один со своим спутником.
− Да, все нормально, − мило отвечает она ему, не выпадая из образа счастливой влюбленной ни на одну минутку; заметив внимательный взгляд одного из официантов на себе, она тихо, но отчетливо добавляет, − жду не дождусь, когда мы наконец отправимся домой, и я сорву с тебя этот галстук. Хотя он тебе чертовски идет, надо признаться.
Игриво улыбнувшись, она переводит взгляд на слегка покрасневшего официанта, который приближается к ним с бокалом красного полусухого; приняв бокал, Мэри уже собирается сделать глоток, когда замечает резко изменившееся выражение лица своего спутника.
− Тебе нехорошо? − ее брови слегка хмурятся, когда она видит его побледневшую кожу и резко проявившиеся синяки под глазами. От ее профессионально-внимательного взгляда не укрывается ничего − ни выступивший пот у него на лбу, ни неосознанное касание кармана пиджака пальцами. Услышав его заявление про "выпить", она только усмехается. Мужчины все-таки никудышные актеры. Она оглядывается по сторонам, убеждаясь, что в полумраке коридора они оказываются совершенно одни, и берет Джулиана за руку, чтобы помочь ему присесть на небольшой диван возле стены.
− Джулс, что происходит? Если ты вдруг подсел на кокаин или любой другой наркотик за то время, что мы не виделись, мне было бы неплохо об этом знать, − очень тихо, одними губами произносит Мэрилин, внимательно глядя в его глаза. − Только не ври мне, ладно? У меня слишком развито чутье на такие вещи, − она усмехается, красноречиво глядя на карман его пиджака.


внешний вид

https://www.xdressy.com/uploads/article/2018/08/Josephine-Skriver-beautiful-one-shoulder-red-chiffon-thigh-high-slit-prom-dress-Bulgari-Pre-Oscar-Celebration-2017.jpg

Отредактировано Marylin Bloodstein (2019-08-04 21:20:07)

+1

4

Тогда, пару месяцев назад, на кануне Рождества, Джулс испытал реальное разочарование при внезапной «пропаже» девушки. Привычка, которая быстро развилась благодаря их хорошему общению, ударила обухом по голове, а на одном из выходов по случаю праздников новогодних Вардлоу чувствовал себя довольно неуютно. Такое было впервые, что даже сам мужчина удивился, ведь зарок себе давал не привязываться, исключая парочки друзей, а в итоге что? Опять нарушил данное себе слово, легким разочарованием личными руками полируя каждый день. Злости не было, тем более это все было всего лишь деловыми отношениями, не более. Так ведь? Что ж, Джулс привык, признавал это, потому что с Мэри и правда было легко и комфортно. Потому, когда девушка вернулась, он не задавал вопросов, а просто как-то слишком по-братски обнял, вспоминая своих двух младших пигалиц-сестренок.
Он точно так же, спокойно и так же по-братски, отреагировал на ее слова о галстуке и доме, на миг все-таки вернув улыбку на лицо, тем самым напоминая о том, что стоит держаться. Алеющий официант так же смог продлить жизнь улыбки еще на пару секунд, но не более, так как молоточек боли опять начал стучать, медленно захватывая мозг. Вдох-выдох уже не помогали, потому бокал шампанского был выпит слишком поспешно: все-таки алкоголь так же иногда выступал хорошей анестезией. Да, только не сегодня.
[b-Все хорошо, ][/b]-ответ слишком быстрый, резкий, да и секундно растянувшиеся губы в улыбке – это точно не показатель того, что все хорошо. -Как по другому?
Кто-то из классиков писал, что фраза «все хорошо» в 99 случаях из ста означает как раз прямо противоположное, а Джулиан сейчас становился одним из мейнстрима, попадая в те 99. Его «все хорошо» всегда были стандартным ответом, чтобы не беспокоить сначала родителей, потом друзей, а следом слишком проницательных мелких сестер. И вот его «все хорошо» расширяет свои рамки, стараясь втереться в доверие Мэрилин, только по глазам девушки можно сразу же понять, что затея провальная.
Темнота коридора слишком спасительная, отсутствие людей кажется маленьким Раем, только вот ноющая, словно выжигающая боль – лишний участник. Поддержка со стороны так же лишняя, она указывает яркой красной стрелкой на слабость, которая хочет опустить Вардлоу на самое дно, от которой не получилось избавиться пару месяцев назад своими собственными силами, а сейчас только и выходит заедать все пилюлями. И то, не выходит, потому что вокруг много людей, рядом много людей и вообще, всего слишком много, чтобы с эти хотелось разбираться. Мысли все бросить среди сезона и отправиться на лечение чаще витают не где-то не периферии сознания, а на первые места выходят, а после умирают под «подошвой» логики – какое сдаться, когда столько пройдено?
- С чего ты взяла вообще? Джулс хмуриться, повторяя взгляд своей спутницы на карман, в этот момент чувствуя, как таблетки прожигают ткань, касаясь кожи – он сходит с ума, однозначно. Насильно свести руки в замок перед собой, чтобы не дай бог не подтвердить правильные догадки. Хотя… - Кокаин? Серьезно? Ухмылка по лицу расползается вовремя, как раз к очередному приступу, а потому его нервная дрожь по телу так же может быть отнесена к удивлению. Следующие слова звучат немного грубее, чем следовало бы… - У меня о д н о з н а ч н о нет проблем с наркотой, - слово «однозначно» баскетболист выделяет, резко поднимаясь, вышагивая квадрат по коридору, глядя на девушку, - Так что мимо. Здесь твое чутье точно мимо.
Руки сжимаются в кулаки, а губы слишком сохнут от волнения: это первый случай, когда боль на столько сильна без таблеток, когда пальцы зарываются невольно в волосы, лохматя и без того не сильно идеальную прическу. Они с Мэри никогда не ставили четких границ для разговоров, потому что каждый чувствовал, где стоит остановиться, закрыть рот и просто понимающе улыбнуться, тем более рыться в чужих шкафах оба не сильно любили, как понял Джулиан. И, может быть, если бы ситуация не выходила из под его контроля, будь они на пути домой, а иголочки на пару со здоровенной кувалдой не бомбили колено, он мог бы спокойно обрисовать свою ситуацию, может быть чуть приукрасить, но рассказать, может быть с умолчаниями, но посвятить… Может быть, только не теперь.
- Наш разговор окончен? Вернемся, откланяемся и домой? И улыбка ни капли не добрая, и возвращаться не очень хочется, только второй из пунктов, да скорее бы в машине, за стеклами тонированными оказаться, ощутить на языке горечь медицинскую, а после наконец спрятаться в спасительной темноте комнаты, чтобы проспать до самого утра и забыть до следующей большой нагрузки, как же все, черт возьми, хреново. За все нужно платить, ведь так? Такая простая фраза, которую люди используют для того, чтобы сбросить ответственность со своих плеч ответственности, именно она подытоживает сейчас все, чего Джулиан достиг, ведь потом ничего. Тренер? Да что же с него за тренер, что даже карьеру достойно не смог, слился среди сезона, не пренебрегающий своим полом и не способный вынести немного  боли? Это ли не крах не только его надежд, но и родительских? - Мэрилин, я не наркоман, ясно? И сколько бы ты на меня не смотрела, я не стану им, потому …точка. Мужчина разводит руки в стороны, чуть громче, чем стоит стараясь доказать то, что реально правда. Кокс? Да, он пробовал по юности, в общаге, когда не было родительского контроля, а вечер субботы – был единственный свободным от тренировок, он ведь человек все-таки. И уж пусть лучше девушка подумала о наркотиках, чем раскопала его грязный секрет об отсутствии выдержки. Младшая сестра, конечно только в мыслях, стучит тоненькими пальчиками по макушке Джулиана, говоря ему, какой он идиот, что в боли нет ничего страшного, а в ее пережидании ничего героического, если это личный выбор…
-Мэр.
Настойчиво и с нажимом, хорошо, что рядом нет никого и коридор чуть-ли не самый заброшенный сегодня. Интересно, по нему можно уйти отсюда? Джулиан смотрит в темноту, отмечая только очередной поворот и парочку безликих дверей для стафа; он смотрит в сторону зала, все еще сжимая ладони в кулаки; он бы даже рисунок на стене осмотрел, только бы не в глаза Мэрилин.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » you're just like a pill