"Джек хотел умереть ... Джек чувствовал горечь во рту ... но и живым больше не был ... Они думали, я не знаю. Думали, что я слишком плох, чтоб анализировать. Что Джек тупой..." читать дальше
внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
25°C
Jack
[telegram: cavalcanti_sun]
Lola
[icq: 399-264-515]
Mary
[лс]
Kenny
[icq: 576-020-471]
Ilse
[icq: 628-966-730]
Kai
[telegram: silt_strider]
Francine
[telegram: ms_frannie]
Una
[telegram: dashuuna]
Amelia
[telegram: potos_flavus]
Anton
[telegram: razumovsky_blya]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Держи могилу открытой


Держи могилу открытой

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://funkyimg.com/i/2WbuL.gif https://funkyimg.com/i/2WbuJ.gif
Vicki Light & Ethan Hayward

март 2019
У Вики траур. У Итана рабочий день.
[LZ1]ИТАН ХЕЙВОРД, 28 y.o.
profession: могильщик, смотритель кладбища;
[/LZ1]
[AVA]https://funkyimg.com/i/2VrVH.gif[/AVA]
[SGN]«трагедия ветвится и цветёт,
её плоды свесили ноги над заваленными табуретами».

[/SGN]
[NIC]Ethan Hayward[/NIC]
[STA]Просыпайтесь. Пора умирать[/STA]

Отредактировано Stella Weinberg (2019-08-12 18:44:48)

+3

2

Несмотря на календарную весну, стояла такая дерьмовая погода - прям как по случаю. Видать, ее убогого папашу если и было кому оплакивать, так это небу. Да и то, скромненько, будто нехотя – выдавливая слезинки мелким прерывистым дождем. Зато заметно похолодало, так что, идя по улице, Вики то и дело приходилось кутаться в свою объемную кожаную куртку, словно снятую с чужого мужского плеча. Она практически не спасала от утренней прохлады, потому что внизу на Вики была всего лишь короткая джинсовая юбка на голые ноги и спортивные кроссы, которыми она безалаберно шлепала по лужам. Волнистые волосы сегодня не как обычно беспорядочно распущены и летают по ветру, а собраны сзади в небрежный хвост. На лице ни грамма косметики. Просто было не до сборов.
С самого раннего утра ее разбудил телефонный звонок из больницы, и голос на том конце линии сообщил, что ее отец, к сожалению, скончался. Ранний уход папаши на тот свет не стал таким уж сюрпризом для дочери. Последние пару месяцев он загибался от цирроза, который развился у него на почве многолетних запоев. Любые заболевания, даже маломальские простуды, мистер Уоллайт, сколько помнила Вики, переносил с большим трудом – со стонами на ровном месте и истериками, что все хотят его смерти. В такие минуты он был не далек от истины. По крайней мере, Вики в такие дни старалась как можно меньше находиться дома. А когда наконец съехала от него и своей бабки, то жизнь сразу же заиграла другими красками. Больше никто не изводил ее своими нравоучениями, унижениями и затрещинами.  Ну и конечно не приходилось постоянно наблюдать пьяную харю неотесанного борова, в которого плавно превращался ее отец, не желавший делать в этой жизни ничего, кроме как валяться на диване и чесать в своих трусах, уткнувшись в телик.
И тем не менее, узнав о смерти своего бати, Вики не почувствовала какого-то облегчения, которое, как она раньше думала, непременно наступит, стоит ему уйти на тот свет. Все-таки она помогала ему финансово, покупала кое-какие лекарства и даже скидывалась за квартиру, потому что не хотела, чтобы отца и бабку выкинули на улицу.  Поскольку одна была старая и вся больная, а второй ленивый и вечно пьяный, всё, на что им приходилось жить – это пособие от государства, которого едва хватало на еду. Не то чтобы Вики Уоллайт была мисс благотворительность, но отчего-то чувствовала за них некую ответственность, что ли. Она и сама толком не понимала, зачем не дает сгнить где-то под мостом тем людям, которые к ней всю жизнь относились жестко и холодно. Наверное, потому что все же это ее семья. Какая-никакая.
В общем, когда папаша откинул копытца, естественным образом встал вопрос о похоронах. Ну и кому еще этим заниматься, кроме как ни дочери, да? Вот Вики, напялив кожанку, и вылезла на улицу в этот пасмурный и промозглый денек. Ладонь, засунутая в карман, то и дело сжимала мятые купюры, которые она выгребла из своих запасов.  Часть, правда, заняла у подруги, у которой сейчас снимала койку. Когда Вики раздаст все долги, наверное, она станет самым счастливым человеком на этой Земле. Но это случится не в этом столетии.
- Эй, - окликнула она какого-то тощего парня, который слонялся неподалеку от ворот кладбища, - привет. Не знаешь, где тут найти того, кто может устроить э-эмм… - почесала затылок, осматриваясь. - Ну все это дело... Гроб, могилу, священника… Похороны, короче.
Вдогонку своих слов она поспешила сразу добавить:
- И так, чтоб подешевле.
[AVA]http://s5.uploads.ru/NI9C0.png[/AVA]
[NIC]Vicki Light[/NIC]
[STA]two words, one finger[/STA]
[SGN]___[/SGN]
[LZ1]ВИКИ ЛАЙТ, 25y.o.
profession: проститутка;
[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2019-08-12 20:46:23)

+3

3

Сквозь сон он слышал, что всю ночь накрапывал дождь, то ли пытаясь убаюкать крепче, то ли наоборот, в попытках разбудить, напомнить о том, сколько дел будет в наступающем дне, потому что с дерьмовой погодой у Итана в два раза больше хлопот. Потому что больше грязи и луж, а ему вроде как нужно держать все в порядке, кладбище то городское. Продрав глаза и по привычке стоя босиком на крыльце, пока курил первую за этот день сигарету, он невесело смотрел за тем, как накрапывало мелкой моросью. Он широко, по-утреннему зевает, даже не утруждая себя попыткой прикрыть рот или пригладить растрепанные после сна волосы: в конце концов, никто не оценивает могильщика по внешнему виду. В конце концов, он бывал и в куда более ужасных состояниях, чем небольшая заспанность и вид потеряшки. Те, кому хоть раз приходилось вскапывать сырую землю, могли бы понять всю тоску, изображенную на лице могильщика. Это вам не стоять в утренней пробке в отглаженном костюмчике и жаловаться на придурка-начальника и чрезмерное и бесполезное делопроизводство. Пришлось отложить покраску ворот до лучшей погоды, но послезавтра после обеда двое похорон, а значит сегодня нужно начинать готовить места, а для скорости позвонить еще ребятам-рабочим, потому что иначе корячиться тут ему до вечера… Потому что, ну, знаете, люди не перестают умирать. Обо всем этом и еще много о чем думал Итан, пока пытался с утра собраться с мыслями и силами. С каждым днем выходило все хуже, хотя он с невиданным упрямством старался не замечать это. Каждый день начинался с горсти желтых горьковатых анальгетиков и заканчивался красными вязкими пятнами на платке или рукаве, в который он кашлял. Еще один день, когда я проснулся, - думал Итан, в очередной раз забив на отрастающую щетину. Еще один день этой поганой жизни, - продолжал думать, всовывая ноги в отдавленные кеды и накидывая на плечи куртку с капюшоном. Он уже прошел полпути к сараю за инструментами, когда вспомнил, что оставил ключи в кармане других джинсов. Пришлось плестись обратно, хмуро смотря на свое темное и корявое отражение в набежавших за ночь лужицах. И оказавшись возле ворот, Итан услышал как его окликнули. Да, он сначала услышал, потому что капюшон был надвинут чуть ли не до самого носа, и только скинув его, увидел на входе девушку.
- Привет… - на автомате прохрипел он и прокашлялся. Он думает, быть может, с девушкой пришел кто-то еще – вопреки этому предположению, на ближайшие метры здесь только он и она. Надо бы спросить что-то типа "я могу быть Вам чем-то полезен, мисс?..", но она опережает его, объясняя, что ей нужно. Впрочем, едва ли бы сюда кто-то припёрся на другому поводу. – Знаю. – Он немного мотает головой, понимая, что сказал не совсем то, что надо и старается исправиться. – В смысле, это я. – Итан высовывает руки из карманов, немного морщится от моросящего в лицо дождя и жестикулирует неловко, как бы приглашая ее не стоять у ворот, а проходить дальше на территорию. – Проходи… Я покажу на плане где есть свободные места подешевле. И есть каталоги гробов. – Итан бубнит это все, скребет пальцами свой поросший жесткой щетиной подбородок. - Чтобы заказать нужно знать мерки, ты знаешь? – Когда он ведет девушку к своему домику-сторожке, он то и дело косится на нее, разглядывая с любопытством вислоухого щенка. Она выглядит просто, естественно и красиво. Есть такие люди, которым можно даже не прикладывать усилий, чтобы прихорошиться, и эта посетительница была такой. Итан же был из числа тех, кому чтобы выглядеть привлекательно, нужно надеть на голову пакет. Впрочем, обычно тут люди в меньшей степени думают о своей внешности и почти всегда приходят и уходят с красными припухшими глазами. Для них кладбище – неприятное, печальное или страшное место, где им не хочется здесь находиться, откуда хочется вернуться обратно в ту жизнь, которая не напоминает им на каждом шагу о скоротечности и смерти.
- А священник есть в старой католической капелле вон там, - он махнул рукой куда-то направо. Итан случайно посмотрел на ее длинные стройные ноги в короткой юбке шагающие рядом с ним и вдруг смутился, опустил голову вниз, как будто пятьдесят центов потерял. Открыв дверь к себе, он быстро нашел несколько каталогов, которые чаще всего заказывают для похорон – из дуба, из красного дерева, из ясеня, с шелковой постелью и фурнитурой с завитушками. Сам же Итан на досуге мастерил что попроще – закупал древесину не ценных пород и брал рулоны синтетики для того чтобы обивать ими изнутри, прикручивал ручки.
У него не было никакой комнаты приема, только убогая кухня, где на кухонном столе оставалась чашка с недопитым растворимым кофе и почему-то горстка гвоздей. Итан скинул с плеч куртку и поставил для девушки табуретку. Где-то на подоконнике лежала распечатанная планировка кладбища.
- Вот, посмотри, - он уже давно не испытывает неловкости, приглашая незнакомцев в свою лачугу, как правило, люди имеют невысокие ожидания от сторожки кладбищенского смотрителя. - Прими мои соболезнования, - спохватывается, чуть не забыв о профессиональной вежливости. Большинство предпочитают обращаться в ритуальные салоны, предоставляющие сразу комплексные услуги, и Итан все больше либо копает и закапывает, либо просто провожает по местности. И то, и другое не требует от него таланта красноречия, поэтому сейчас он со скрипом вспоминает о том как вести себя с теми, кто переживает потерю. Он вдруг спрашивает:
- Может кофе? – и тут же удерживается, чтобы не ударить себя по лбу, не зная и не понимая насколько уместно это было.
[LZ1]ИТАН ХЕЙВОРД, 28 y.o.
profession: могильщик, смотритель кладбища;
[/LZ1]
[AVA]https://funkyimg.com/i/2VrVH.gif[/AVA]
[SGN]«трагедия ветвится и цветёт,
её плоды свесили ноги над заваленными табуретами».

[/SGN]
[NIC]Ethan Hayward[/NIC]
[STA]Просыпайтесь. Пора умирать[/STA]

+3

4

Ой. Когда ошивающийся на территории кладбища парень снял капюшон и повернулся к Вики лицом, с ее губ едва не сорвалось испуганное - "бля". Она даже почти шагнула назад. Парень был не просто худощавый, а прямо-таки истощенный. Впадающие скулы и глубоко посаженные глаза создавали впечатление, будто бы он только что встал из какой-нибудь могилы неподалеку. Прямиком из мира мертвых, ага. Еще и этот харкающий кашель, которым он снабдил ответное приветствие... Актриса из Вики Лайт была так себе, поэтому ее мимолетный испуг и проскользнувшее отвращение наверняка отразились на чистом личике. Наверное, торчок какой-нибудь, - сразу подумала она и хотела было уже зашагать дальше, как выяснилось, что именно этот нарик и может помочь ей с похоронами.
- Да? - неуверенно переспросила и почему-то огляделась, вдавливая голову в плечи, будто бы ежась не только от накрапывающего дождя, но и от предстоящей компании подзапустившего себя парня. Но речь его не выглядела агрессивно, скорее наоборот вяло и неуверенно, поэтому Вики все же пошла вслед за ним, считая, что в случае чего, сможет за себя постоять. Уж тем более перед этим тщедушным тельцем.
- Каталоги... - тихо повторила за ним и, зажмурясь, покачала намокшей головой. - А можно без этого всего дерьма? - мысли о гробах и прочих атрибутах смерти хотелось как можно быстрее отбросить от себя подальше. - В смысле, какая разница, в каком ящике тебя замуруют? Любой подойдет. Главное подешевле. Да? - покосилась на шагающего чуть впереди парня, желая удостовериться, что главную мысль он уловил - у нее нет денег на пышность, так что пусть даже не пытается впарить ей помпезные венки и дорогое, (типа качественное) сукно.
От Вики не укрылось, что парень исподволь поглядывает на нее и быстро отворачивается, будто в увиденном его что-то не устраивает. Ну, в общем, да. Она наверное сейчас пипец, какая страшная. Без косметики черты лица кажутся самой себе угловатыми, кожа несовершенной, а тут еще и дождь - во все стороны торчат намокшие пряди волос, что покороче остальных, и потому выбиваются из небрежно повязанного хвоста. Так себе картинка.
- Мерки? - а вот тут пришлось неосознанно остановиться, сраженной очевидным препятствием из упущенных деталей. - А без них никак? - дождавшись, когда и незнакомец притормозит и развернется, Вики расставила руки в стороны - так, словно бы предлагала обняться. - В ширину он примерно такой, - лицо нахмурилось в задумчивости. - Хотя нет. Поменьше, - сузила расстояние между ладонями, прикидывая, насколько же растолстел ее отец за последние пару лет, которые они очень редко виделись. Но поскольку большую часть встреч он проводил, не меняя своего развалившегося положения на диване, трудно было судить о его реальных размерах. Вики попыталась вспомнить, когда последний раз покупала ему что-то из одежды, но ничего не удалось. Ее папаня не заморачивался своим внешним видом и последние лет наверное двадцать провел в одной лишь растянутой футболке и протертых шортах. - А рост... Ну... Примерно вот так, - провела ладонью невидимую линию у себя над головой. - Но можно же сделать этот ящик побольше? Больше - не меньше, правильно? Папка любил простор, - все время жужжал ей на уши, чтобы она прибирала свои вещи и не захламляла квартиру. И всегда (всегда!) пинал ее игрушки. Даже если они никому не мешали.
Кладбищенская тишина, стройные ряды надгробных плит и серость сегодняшнего дня почему-то не особенно влияли на эмоциональное состояние Вики. Все, что она чувствовала - это промозглый холод и лапы жлобной жабы на своей шее. Похороны отца вообще никак не вписывались в ее бюджет. А о смерти ей было рано задумываться. Она вообще не склонна к тому, чтобы глубоко думать над чем-то. Не говоря уже о вечном.
Услышав про католическую капеллу, Вики повернула голову вслед за рукой могильщика и засомневалась, какой вообще вере следовал ее отец. Она никогда не видела его молящимся и тем более поучающим каким-то заповедям. Никакого религиозного, воспитания, соответственно не получала и она. А в трудные минуты не приучена была обращаться к Богу.
- А вообще можно обойтись без отпевания? Дело в том, что я не уверена, что мой отец... католик. Может, протестант. Или еще кто. Он, знаешь, не сильно веровал. Думаю, и отпевание ему не так уж и нужно, да?
Вики придержала дверь лачужки, в которую ее привел парень, чтобы та не отвалилась от резкого захлопывания, и прошла дальше внутрь, радуясь тому, что больше не надо морщиться от крупинок дождя. Небольшая клетушка, судя по плите, служила кухней. Обстановочка средней паршивости. Похожа на ту, что была на той хате, из которой хозяин недавно выпер Вики за долги. То есть шокировать ее тут нечем.
Она не стала раздеваться. Зато ее большие карие глаза молниеносно обшарили все пространство вокруг. Девчонка всегда была очень любопытна, по делу и без.
- Ага... - вяло отозвалась на соболезнования и нехотя заглянула в карту кладбища. Однако схема держала ее внимание не дольше секунды. - Ой, покажи-ка сам, что свободно. Я тут ничего не понимаю. Мы сейчас где? - схватив карту с подоконника, она перекинула ее на стол и по-ковбойски уселась поверх предложенной табуретки, отчего джинсовая юбка до безобразия обтянула ее бедра. Но Вики это не просто не смутило - кажется, она даже не заметила, что теперь, если немного наклониться, то меж расставленных ног можно рассмотреть ее трусики. Так же никакого внимания она и не обратила на то, что парень немного зажат и производит впечатление человека мало коммуникабельного. А предложение выпить кофе не показалось ей излишним.
- О, было бы супер, - охотно улыбнулась, оживившись. - А то на улице такой дубак.
Еще здорово что-то перекусить, потому что с тех пор, как на рассвете ее разбудил звонок из больницы, во рту не было ни крошки.
В ожидании халявного горячего напитка Вики сразу позабыла про карту, оперлась обеими ладонями на табуретку прямо между своих ног и, осматриваясь, стала медленно покачиваться взад-вперед.
- Ты здесь живешь? - спросила с некоторым изумлением. Но вовсе не бедность обстановки ее удивляла. А местность. - Прямо посреди кладбища? - с недоверием глянула исподлобья. Не удивительно, что парень и сам выглядел почти как восставший. При таком-то соседстве...
[AVA]http://s5.uploads.ru/NI9C0.png[/AVA]
[NIC]Vicki Light[/NIC]
[STA]two words, one finger[/STA]
[SGN]___[/SGN]
[LZ1]ВИКИ ЛАЙТ, 25y.o.
profession: проститутка;
[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2019-08-14 16:43:15)

+3

5

- Не знаю. – Честно ответил он. Он сам не знал какая к черту разница людям в чем гнить. - Некоторые тратят кучу баксов на гроб или плиту, выбирают сумасшедшие цвета и формы… Наверное, хотят напоследок впечатлить тех, кто придет на их похороны, - а покойнику вообще все равно, он лежит себе уже без тревог и без сомнений. Итан пожал плечами. – Люди странные. – Не то, чтобы он не относил самого себя к роду человеческому, но за время бытия смотрителем и могильщиком Итан насмотрелся на всякое. И уж пострашнее всяких городских легенд про восставших мертвецов, смотреть на то как изощряются родственники покойного над его местом захоронения, покупая невообразимые статуи или выдумывая странные надписи; или слушать как лаются из-за наследства, не успеет последний ком земли упасть на могилу. Итан повидал всякого. А теперь еще то, как размер гроба показывали на руках. Это вдруг почему-то показалось ему забавным и хотелось улыбнуться, смотря как девица машет руками во все стороны. И только усилием воли он заставил себя скрыть кривенькую улыбку, которую могли бы счесть неуместной. В конце концов, у нее ведь горе. И Хейворду полагается утешать, сочувствовать и все вот это общечеловеческое социальное дерьмо, которое у него всегда скверно выходило. Но он все еще пытался. И хотел помочь.
- Эмм… - вздыхает, испытывая смешанное чувство удивления и неловкости. - Он сейчас в городском морге? – осторожно уточняет. - Если что, там можно попросить, чтобы его измерили. – Когда-то у него там работал знакомый паренек и некоторые мелочи вроде уточнения времени сдачи тела было удобно обговаривать просто позвонив или отправив сообщение. Итан не знал работает ли Дэвид до сих пор там или, наконец, исполнил мечту и теперь рисует стрит-арт. - Можно и без него. Будет еще дешевле. – Он негромко комментирует ее слова про капеллу, хочет добавить что-то еще, но тут случайно замечает как сильно задралась юбка у девчонки. Итан теряет концентрацию на разговоре – на несколько секунд в глазах его проявляется пелена растерянности, какого-то неловкого смущения. Он все еще очень мнительный в глубине души, все еще свято уверен, что глядеть женщинам под юбки, даже если это происходит случайно – это не очень вежливо. А еще уверен в том, что теперь знает какого цвета ее белье. Господи, хоть бы еще не покраснеть как придурь. Хейворд в очередной раз прячет взгляд, зачем-то начинает тереть кулаком глаза, будто в них что-то попало. У него фиолетовые синяки под глазами и красные сосуды (такие, какие бывают у алкоголиков, людей с бессонницей или тех, кто долго плакал; Итан в определенном смысле мог бы подойти почти подо все эти категории). Он хватается за возможность показать ей карту, чтобы отвлечься.
- Мы вот. Здесь и здесь свободно. – Он навис над столом и тыкал указательным в разные места разлинованные на ячейки и пронумерованные. Так же на схеме были изображены дорожки, а все вместе пространство делилось на секторы. - Вот тут самые дешевые места, они далеко, возле забора и там травы по пояс. Если тебе надо подешевле… Это оно.
Кофе! Он ведь пообещал кофе. Итан делает неловкое движение рукой – словно великан, попавший неожиданно в страну лилипутов, и не знающий теперь, как вести себя и что делать, - неаккуратно смахивает со стола гвозди и хмурится от звука с которым они падают и катятся по полу. Он не знает за что схватиться – за чайник или собрать гвозди. В конце концов, первым ставит чайник кипятиться и ставит на стол миску с сырными крекерами. Апофеоз его гостеприимности!
- Ага. За то что согласился работать без сменщика мне разрешили тут жить. Тут не так плохо как может показаться. Природа… и соседи не беспокоят. - Он называет мертвых соседями в шутку, скребет пальцами по своей колючей шее и вдруг, совершенно неожиданно, давится рассеянным смехом, заканчивающимся кашлем. К счастью, коротким, без спазма к приступу, и Итан сглатывает, замечает как девушка качается на стуле, собирает с пола упавшее хозяйственное барахло, сует горсть гвоздей в выдвижной шкафчик, а заодно скидывает туда пластинки с анальгетиками, прозаком и чем-то еще – он принимает их безалаберно, не слишком вчитываясь в названия, и его не перестают уверять в том, что он либо отравится, либо откинет копыта от случайной передозировки; ему, в общем-то, почти без разницы, - и стряхивает оставшиеся от завтрака крошки. Он выглядит удивительно оживленным, пока совершает все эти исполненные домовитости действия.
- Если тебе нужен гроб попроще, могу предложить свой. - Таким будничным тоном обычно вещают о съеденном на завтрак омлете, вкусном кофе или скидках на сыр в супермаркете. – То есть… - Как озарение понимая собственную оплошность, извиняется. - Я хотел сказать… своего изготовления. Я иногда в свободное время мастерю… получается вроде неплохо. - Шум заново вскипающего чайника похожего и на радиопомехи, и на шум океана одновременно заканчивается щелчком. Итан отворачивается, чтобы найти для гостьи (и клиентки) кружку без трещин, сыпет в нее дешевый растворимый кофе и зависает:
- С сахаром?
[LZ1]ИТАН ХЕЙВОРД, 28 y.o.
profession: могильщик, смотритель кладбища;
[/LZ1]
[AVA]https://funkyimg.com/i/2VrVH.gif[/AVA]
[SGN]«трагедия ветвится и цветёт,
её плоды свесили ноги над заваленными табуретами».

[/SGN]
[NIC]Ethan Hayward[/NIC]
[STA]Просыпайтесь. Пора умирать[/STA]

+2

6

Вики не знала, нужно ли ей вообще утешение. Страдала ли она сейчас? Скорее нет, чем да. Состояние было непонятным. Наверное, она еще не до конца осознала, что произошло. Что отца больше нет, а из родни у нее осталась только бабка, которая сто пудов переживет и ее. Вики внезапно подумалось, что теперь старушка там совсем одна и, случись что, некому будет даже позвать на помощь. Можно было бы переехать к ней (это определенно решило бы собственные проблемы с жильем), но Вики не выдержит все ее капризы и ворчания, которые с возрастом только усиливались и становились раз за разом все маразматичнее.
- Да, точно, - в морге, и там можно уточнить параметры папаши. - Спасибо, - щелкнула пальцами, как бы подтверждая гениальность парня. С каждой минутой он все меньше пугал ее и все больше забавлял. Он так мило смущался. Да-да, это было именно смущение, а не отвращение к ее внешности - Вики наконец поняла. Казалось, даже одно ее присутствие сбивает его с толку. Все эти неловкие движения, суета, дурацкие рассыпанные гвозди... Вики кривовато потянула губы в улыбке, продолжая как ни в чем ни бывало раскачиваться на табуретке и наблюдать за парнем.
- Меня Вики зовут, - представилась она невпопад их разговору. Ожидала, что и незнакомец представится в ответ. Но в этот момент он подавился смешком, перешедшим в хриплый кашель. - Простыл? - рассеяно поинтересовалась, переводя блуждающий взгляд сначала на домашнюю обстановку, а затем на погоду за окном. Обрадовавшись выставленным на стол печеньям, она тут же шмыгнула в пиалку рукой и, захрустев крекером, теперь снова с легким любопытством смотрела за парнем. Слава иммунитету, болела Вики не часто, а практически все подхваченные инфекции переносила на ногах. Не выйдешь в свою смену - не получишь денег. Так еще и вычтут процент за последующие дни, потому что сорвала заведению выручку своим отсутствием на рабочем месте. Весомый интерес, чтобы не валяться в постели с соплями. О том, что она сама могла кого-то заразить, Вики не думала. Она и к своему-то здоровью относилась довольно безалаберно, что уж говорить об остальных. Не боялась она инфекции и здесь.
- Ага, две ложки, - добавлять "пожалуйста" ее никто не учил, поэтому вот так. - Ты сам делаешь гробы? - присвистнула, немного офигев. - Бля. Вот так работка... До этого разговора мне вообще не приходило в голову, что есть люди, которые этим занимаются, - откровенно созналась в собственной, может быть, недалекости, но не почувствовала никакого неудобства или стыда. - И че, прибыльно это? - она прекратила качаться на табуретке и, подперев лицо сжатой в кулак ладонью, устроилась поудобнее за столом. При этом она не переставала тянуть крекеры свободной рукой. Это ж ее привычный рацион, ведь готовить она слишком ленилась, а потому вечно перебивалась всякими перекусами.
- А сколько тут комнат? - внезапно отклонилась назад, оглядываясь. Она вдруг подумала, что наверное могла бы договориться с этим застенчивым парнем на жилье в каком-нибудь соседнем уголке. Он слишком стеснительный, чтобы загибать цену, а она слишком нуждается в крыше над головой, чтобы воротить нос от кладбищенской тишины. Свежий воздух, правда же. - Я просто сейчас ищу комнату на время. А с деньгами напряг...
Вики не торопилась покончить с этими похоронными делами и поехать домой. Потрепаться она всегда любила, а заняться было все равно пока нечем. Утром она, как правило, отсыпалась и бездельничала. Выспаться все равно не удалось, и что теперь? Не бабку же ехать утешать. Вот поэтому и расселась тут, донимая могильщика то одним, то другим. Тем более, тут гостеприимно дали пожрать.
[AVA]http://s5.uploads.ru/NI9C0.png[/AVA]
[NIC]Vicki Light[/NIC]
[STA]two words, one finger[/STA]
[SGN]___[/SGN]
[LZ1]ВИКИ ЛАЙТ, 25y.o.
profession: проститутка;
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Держи могилу открытой