Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ох, уж эти детки!


Ох, уж эти детки!

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Роберт Старбэк, Нейтан Райкс.
Место: клуб Роял Плаза
Время: август месяц 2012 года.
Время суток: вечер-ночер.
Погодные условия: в клубе дымно и прохладно.
О флештайме: что может быть общего у сорокалетнего преступника и мальчишки диджея? Из очевидного - они оба родом из Орлеана. Но есть еще кое-что.

Отредактировано Robert Starback (2012-08-24 15:06:42)

0

2

Вечер Старбэка начинался так хорошо и беззаботно. Работа есть, Патер есть. Эти два фактора, конечно, не давали Роберту скучать и сильно прессовали его нервную систему, но в этом и была прелесть его жизни. Поэтому направляясь в Роял Плазу, чтобы проверить слух о том, что там работает посторонний диллер, торгующий некачественной и опасной дрянью, Роб пребывал в прекрасном расположении духа. Он сиял, посылая мирозданию лучи счастья и добра. Пусть эти лучи в реальности больше были похожи на пакетики с травкой, это не сильно меняло общую картину.
Сев за столик и заказав выпить, Роберт осматривал помещение на предмет подозрительных личностей. В этом месте каждый второй выглядел подозрительно. Но у Роберта был глаз наметан, поэтому он надеялся, что сможет обнаружить самого подозрительно. Того, по чьей вине полиция теперь  шерстит переулки. Ведь когда от наркоты никто не умирает, то всё чинно и благородно. Стоит опасаться только наркоотдела. А теперь грозные фараоны из убойного рыли носом землю в поиске повинного. Всё бы ничего, но они могли отрыть не только того мудака, который своей наркотой убил школьницу, но и других диллеров, работающих на мафию в целом и на Роберта в частности.
Со сцены вещал молодой человек, который, по всей видимости, должен был завести толпу или привлечь внимание толпы к тому, кто должен был сегодня отжигать за диджейским пультом. Роберт не мог оценить, насколько сильно этот человек привлек внимание всей толпы, но вниманием самого Роберта он завладел всецело и полностью. Ровно в тот миг, когда произнес нечто, что в мозгу Роба сложилось в имя и фамилию. Нейтан Райкс. Вот что услышал Роберт. Было ли это именно то имя, которое произнес мужчина было не важно. В голове Роберта кадр за кадром возникали моменты из его прошлого. Моменты, о которых он не вспоминал уже много лет. Моменты, которые он старательно вытеснял всё то время, пока был в тюрьме. Моменты, которые сейчас отзывались легким беспокойством. Старбэк, поймав официантку, на всякий случай утонил, как зовут диджея. Нейтан Райкс. По крайней мере, Роб убедился в том, что со слухом у него проблем нет. Но… Мало ли сколько по свету ходит Нейтанов Райксов.
Роберт продолжал осматриваться, периодически подлавливая себя на том, что глазеет на мальчишку за диджейским пультом. Это было бессмысленное занятие. Потому что даже, если у парнишки точно такая же форма ушей, то разглядеть это было невозможно с такого расстояния и при таком освещении.
Время шло, мальчишка отыграл своё и исчез со сцены. Еще через некоторое время Роберт увидел этого же парня рядом с субъектом неопределенного возраста. Субъект был в толстовке, а большой капюшон закрывал всё его лицо. И шестое чувство кололо Роберта в жопу с такой силой, что он не мог дальше сидеть, сложа руки. Он явно видел, как Райкс передавал мужику в капюшоне деньги. И как брал у него наркоту.
Старбэк шел сквозь толпу, стараясь особо никого не пинать, чтобы не привлекать внимание. По дороге он понял, что мужик-то не промах. Стоял в слепой зоне видеокамер. Но это было лишь на руку Роберту. Оказавшись на расстоянии удара, Роберт, собственно говоря, ударил диллера. И только потом снял с него капюшон. Своих диллеров, работающих в этом районе, Роберт удосужился узнать. Идти на такое важное задание не подготовленным было бы смешно. Это мужик однозначно с вероятностью в 90% был тем, кого Роберт искал.
- Стой здесь, - вытащив из руки Райкса небольшой пакетик, в приказном порядке гаркнул Старбэк.
Роберт вышел из клуба. А через пару минут он вернулся. Уже без своей добычи. Добычу он вырубил и закрыл в багажнике. До выяснения обстоятельств. Он возвращался на то место, где сказал стоять мальчишке в полной уверенности, что тот все еще там стоит. Командный голос у Роберта был хорошо поставлен.
- А теперь ты, Нейтан Райкс, - уже спокойно и миролюбиво сказал Роб. – Как зовут родителей? – вопрос с подвохом, конечно же. Но это был самый верный способ развеять сомнения. А развеять их следовало срочно. Потому что Старбэк терпеть не мог сомневаться, особенно, если дело касалось чего-то столь серьезного, как гипотетический шанс встретить в чертовом тесном Сакраменто носителя своего генетического кода.

+1

3

Нейтану надо молчать. Молчать и играть свою странную, рождающую смутное тянущее ощущение в животе, музыку. Юноша выходит к пульту и вскидывает вверх поднятый кулак под крик толпы – королевский жест великого одолжения. Можно подумать, что все это: и стиль, и манеры – Нейтан понахватал за время, проведенное в клубах, но нет. Райкс всегда был таким.
Он будет играть, как хочет.  Нейтан всегда играет как хочет. Юноша подходит к диджеевскому пульту, опускает пальцы на винил, ведет ими — нежно, едва касаясь, ощущая его прохладную гладкость.  Дорожки эквалайзера  рядом расплываются в свете софитов, множатся, сплетаясь клубком, но Райксу нет необходимости смотреть на них. Пальцы сами знают, что надо делать. Рядом — инструмент. Ты — создатель. В какой-то степени Бог сегодняшнего вечера.
Он легко скользит пальцами по винилу, чувствуя, как накаляется температура. Казалось танц пол вот-вот дойдёт до абсолютного экстаза и начнётся главная изюминка вчера. Безнаказанность и ощущение лёгкой наживы. Удовольствие на грани реальности. А сейчас, всего лишь несколько секунд легкого хауса. А после - ураган умело смешанного транса. Все эти люди вокруг начинают сводить с ума едва ли не больше чем музыка, которая рождается под твоими руками. Когда проводишь в подобных заведениях столь продолжительное количество времени, начинаешь замечать, что есть в этом нечто неощутимо привлекательное, ради чего ты тратишь ещё одну ночь на то, чтобы почувствовать лирику, мелодию, ритм. И самое классное все же -  это не шумиха вокруг тебя, а то, что чувствуют люди во время твоих сетов. Ты можешь занимать самое низкое место в мировом рейтинге, но люди все равно будут приходить на твои выступления в клубах. Все таки, год назад, оставшись здесь, Ней сделал правильный выбор. Возможно, единственно правильный за всю свою жизнь
Выдохнув, Ней закончил стандартный двухчасовой сет и, объявив имя следующего диджея, спустился со сцены.  Умело преодолев расстояние до бара, перегороженное телами танцующих людей, юный Райкс взгромоздился на высокий стул. Скоро должны будут подвалить знакомые, а это значит, что ночка должна быть отвязной. Поэтому  не проходит минуты, как несколько грамм наркотика оказываются в его руках.
- Мужик, ты что ли е.. - сорвавшись со стула, Нейтан даже не успел договорить. Все произошло слишком быстро, как командное "Стой здесь" ввергло парня в ступор. Ощущение от этого тона, что ты вроде бы не двигаешься и в тоже время, совершенно определенно, пытаешься сделать шаг навстречу, чтобы отвоевать обратно пакетик со снадобьем. Ругнувшись под нос, Райкс злобно пнул стоявший рядом стул, ловя удивленный взгляд бармена. Сжав - расжав пустую ладонь, словно проверяя, не показалось ли ему произошедшее, он растерянно оглянулся по сторонам. Ни денег, ни наркоты, ни диллера. Шикарно. Досадно тцыкнув, Нейтан снова устроился за барной стойкой, заказывая мартини рояль. Слегка поболтав жидкость в стакане, он сделал глоток. И снова увидев своего обидчика, готов был уже съездить ему по морде, как спокойствие голоса мужчины снова заставило Нейтана тормознуто прифигеть.
- Э.. Бенджамин и Дженифер Райкс - тут же выпалил он, делая еще один глоток.
- Слушай, давай по хорошему, а? Гони мне мою траву обратно - Ней внимательно исследует взглядом собеседника. Его взгляд кажется неуловимо знакомым. Глаза глубокие, темно-карие – в них словно проваливаешься в омут чего-то далекого и.. странно-родного, растворяясь, тонешь. Лучше не смотреть. Нейтан теряет связь с реальностью – картинка уже плывет, дрожит, подергиваясь рябью. Его же не могло так повести после пары глотков? Даже если он и ничего не ел накануне. Юноша моргает, опускает взгляд и, запуская руку в волосы, взъерошивает пряди на голове, приводя себя в чувство.

Отредактировано Nathan Reichs (2012-08-24 05:10:07)

0

4

Какой честный  и прямолинейный попался мальчишка. Вот зачем посторонним людям отвечать на такие вопросы? Райкс мог бы промолчать, солгать, увильнуть от ответа. Что угодно. Но – нет, он решил сообщить Роберту всё, как есть. Роберт прям возгордился. Гены – сильная штука. Развеянные сомнения – это, конечно, супер, но Старбэк всё равно не удержался от комментария.
- Ебаный стыд, - вздохнул мужчина. Это было единственное, что пришло в его морально травмированную голову. Слишком много случайных встреч для одного месяца. И если с Патером Роберт прекрасно знал, что делать, то вот что делать с мальчишкой Роберт смутно представлял. Когда Старбэк последний раз видел Нейтана, тому было пять лет. Он был маленьким, невинным, без пирсингов и татуировок, в приличной одежде и с приличной прической. Он был ценным носителем генетического кода Райксов. А сейчас перед Роберт был двадцатилетний пацан, не умеющий выбирать наркоту. Нехватка отцовского влияния налицо.
- А по-плохому то как будет? – засмеявшись, вопросил Роберт. Он сидел рядом с парнишкой и размышлял над тем, не выпить ли ему еще, как минимум, бутылку. Вместо этого он достал сигарету и закурил, жестом намекая бармену о том, что хочет видеть перед собой пепельницу. – Ты, конечно, подрос, но не настолько, чтобы отобрать у меня конфетку, - Роберт улыбнулся, вспоминая, как издевался над маленьким Нейтом, отбирая у него конфеты и заставляя рассказывать алфавит взамен на эти самые конфеты. Наверное, сейчас алфавит не спасет ситуацию. Сказать мальчишке о том, что вот он ты – самый худший отец последних 15 лет, казалось неоднозначной идеей. С одной стороны, имеет ли смысл рассказывать? А с другой, имеет ли смысл не рассказывать?
- Что ДжейДжей рассказала тебе о твоем отце? – странные вопросы, как для незнакомца, но Роберт хотел это знать. Вдруг Бенджамин Райкс умер героем в тюремной драке? И воскрешать его вовсе и не надо. Новая идея, возникшая у Роберта, нравилась ему больше, чем этот разговор. Убиться головой о барную стойку – самый хороший вариант. Всем ведь будет хорошо. Патер будет волен ехать в свои Европы и вести затворнический образ жизни в умирающем приходе. Наркоторговец в багажнике рано или поздно придет в себя и выберется из багажника. А мальчишка не узнает того, что только что потребовал наркоту у собственного отца, за что вполне мог бы получить по заднице. Роберт, конечно, не был из тех родителей, которые уважали силовой метод воспитания, но профилактический пинок под зад иногда был необходим.

0

5

Глядя на Нейтана, можно сразу почувствовать, что ему не сидится на месте. Он кривляется, надувает щеки и выдыхает – скулы резко выступают на лице. Толкается в щеку языком, морщится, чуть наклоняет голову и опускает ресницы, делает глоток и снова смотрит на собеседника. 
Не то чотбы Нейтан являлся доверчивым человеком. Но имя Дженифер Райкс было известно каждому второму и то, что об имени родителей поинтересовались, не вызвало особенных эмоций. Кроме тех, что повергли в ступор, от  того, что все произошло в какой-то странной, непонятной для парня форме. Услышав ругательство, он удивленно вскинул брови.  Такой реакции Нейтан не ожидал. Встряхнув головой, парень хмыкнул. Даже вопросительные интонации мужчины звучали как-то знакомо. Может, они раньше встречались? Может, Райкс младший что-то натворил при нем, когда был под кайфом или пьян и поэтому он ничего не помнит?  И именно по этой причине этот мужчина сейчас и лишил парня наркотиков? Брось, Нейтан, это же бред.... И все таки...
- Я не мог нигде с тобой видеться раньше? - Внимательно и несколько озадаченно рассматривая собеседника, юноша решает, что, по крайней мере социально он не опасен. В его голосе спокойствие и выглядит он вполне себе прилично и миролюбиво.  Да и Нейтану, в общем то нечего скрывать, но, все-таки такая настойчивость со стороны мужчины настораживает.
- Окей, давай иначе? Какое дело тебе до моих родителей? И вообще, почему бы тебе не поприставать со своими расспросами к кому нибудь другому? - 
Отличный повод закончить разговор и слинять туда, где уж точно никто не конфискует нейтовский кусочек удовольствия. Скоро уже как раз откроется метро. Но парень чувствует, что если уйдет, то упустит что-то неимоверно важное. Это чувство и заставляяет оставаться на месте. Нейтан  незаметно расправляет сведенные плечи,  обводит взглядом стойку: бутылки шампанского с оранжевыми этикетками, бокалы и пустую, тяжелую пепельницу, в которую собеседник стряхивает пепел. Смотрит в зал.  Тот, кто стоит сейчас у пульта, – истерит. Он выдохся и устал. Ней чувствует это, а еще от алкоголя начинает тянуть в висках. 
Прищурившись, по прежнему глядя куда-то в глубь зала, Ней набрал в легкие воздуха, что бы ответить на вопрос. В конце концов, он же не сливает ценную информацию?
- Ничего. Рассказывала,  что развелись из-за несходства характеров. Не знаю, насколько это правда, но у меня не было интереса расспрашивать о всех подробностях их личной жизни - с равнодушием. 
У Нейтана есть мелочь – все, что осталось от денег, которые недавно мать прислала на карточку. Он достает из кармана несколько банкнот и заказывает себе еще один коктейль. Осталось еще на пару поездок в метро и какую нибудь еду на пару дней. Хотя, сегодняшний сет обеспечил ему  месяц красивой жизни. Как вовремя. Сосредоточенно прикусив губу, Нейт чувствует, как на смену равнодушию приходит почти невесомое сожаление о том, что ни с одним из родителей у него никогда не было нормальных отношений. Дурацкое чувство.

Отредактировано Nathan Reichs (2012-08-24 23:52:25)

0

6

Роберт вел себя крайне противоестественно. По крайней мере, ему самому так казалось. Он впервые за всю свою осознанную жизнь чувствовал себя не в своей тарелке. Но вряд ли это неестественное поведение было заметно кому-то, кроме него. Старбэк спокойно затягивался, выдыхал дым, улыбался. Улыбка, правда, была самою малость нервной. И лишь чуточку недоверчивой. Это была улыбка мирозданию. Мол, что за фигня? Снова.
- Думаю, мы встречались раньше. Правда, давненько это было. В Орлеане, - Роберт делает неопределенный жест рукой, будто показывая насколько далеко и давно это было. Для него – это было в прошлой жизни. Для мальчишки… Для мальчишки, наверное, этого вообще будто и не было. Он был слишком мелким, когда Старбэк попал за решетку.
- Понимаешь ли, Нейт, я имею самое непосредственное отношение к твоим родителям, - теперь Роберт засмеялся. Он сам заметил насколько глупо это всё звучит. Оставалось только сказать, что он еще и имеет непосредственное отношение к зачатию Нейтана. И еще добавить о том, что зачатие было несравненным. И вот тогда точно можно будет опускать занавес. 
Пока Райкс рассматривал зал, Роберт пытался найти десять отличий. Между мальчишкой и собой двадцатилетней давности. Вот, точно у меня пирсинга не было. И Старбэк не был таким угловатым. И тощим. Нахмурившись, Роберт подумал о том, что по всей видимости мальчишка даже не знает о существовании силовых видов спорта. И максимум, чем он занимается – это пилатес. Кажется, у Роберта медленно, но верно, просыпалось осознание того, что он должен сию секунду хорошо повлиять на сына. Поставить его на путь истинный. И все такое. Сделав очередную затяжку, раздавив сигаретный огрызок в пепельнице, Роберт убил в себе это желание. На всякий случай.
- Оо, несходство характеров! Шутки у нее всегда были дурацкие, - доверительно сообщил Роберт, вспоминая ряд этих самых шуточек. ДжейДжей была замечательной. Идеальной. Ровно до тех пор, пока Роберт не решил стать аферистом, а ДжейДжей не решила стать бизнеследи. – Ты уже достаточно взрослый, - с этаким добродушным сарказмом произнес Роберт, -  чтобы знать, - Старбэк с удовольствием понизил бы голос, придавая ему большей загадочности, но, увы, это было невозможно по техническим причинам – тогда бы его вовсе не было слышно в этом оплоте современного музицирования. – просто меня посадили, - оказалось так просто вывалить на ребенка совершенно не нужную ему информацию, что Роберт решил мужаться и дальше. - Такой муж плохо бы сказался на бизнесе. И на тебе, - достаточно прямолинейно, да? с сомнением подумал Роб, решая, что необходим все-таки еще один аккорд. То ли кульминация, то ли развязка. - И, я вынужден это произнести. Люк, я твой отец, - Дарт Вейдер из Роберта вышел средненькой паршивости, но зато наконец-то он почувствовал себя как обычно. Так, как и положено себя чувствовать Роберту Ф. Старбэку. Откровенным и честным. И хорошо ему стало, и спокойно. Будто перед налоговой отчитался.

0

7

Нейтан не знает как реагировать на происходящее. Ведь у него совершенно нет основания доверять человеку, сидящему перед ним. Но и верить ему он тоже не может. Иначе зачем мужчине все это нужно? Тем более, что... Орлеан. Встречались. Родители. Слова мужчины как кусочки пазла постепенно складывались в одну картинку. С каждым словом Роберта воспоминания, словно кадры киноленты промелькивали перед глазами. Вот сильные теплые руки подхватывают мальчика подмышки, подбрасывая вверх. А вот они с отцом идут в парк аттракционов, в то время как Ней сидит у него на шее, выбирают машинку в магазине, готовят тосты на завтрак. Все волнительное, к чему Нейтан давно запретил себе возвращаться, вдруг оказалось совсем рядом, практически осязаемым, ощущаемым каждой клеточкой тела. Даже слова бармена о том, что сет, как и всегда, вышел отличным, прозвучали как будто издалека. Глубоко вдохнув, Ней перевел рассеянный взгляд на собеседника. Райкс младший следил за его жестами, взглядом, мимикой, ловит его улыбку и вспоминает, вспоминает, вспоминает. В конце концов, у юноши не остается сомнений. И последняя реплика мужчины- подтверждение выводам парня. Вот он, его отец- Бенджамин Райкс сидит перед ним. Такой родной и чужой, такой близкий и далекий одновременно. Разве так встречают своих отцов? Случайно, поздней ночью, за барной стойкой в одном из тысячных клубов штата Калифорния. Оказалось, встречают. Впервые за долгое время Нейтан испытывает жуткую растерянность. Кажется, даже сердце бьется быстрее, заставляя чувствовать юношу несколько неуверенно. Осушив полузалпом половину напитка в стакане, он произнес:
- но... Почему она не сказала мне правду? Почему ты не нашел нас после? Почему ты не пришел ко мне?-  
Не то чтобы с претензией, но в голосе можно проследить легкую обиду. Слишком много вопросов возникает в голове. И ощущение, что если Ней не узнает обо всем сейчас, то не узнает никогда. Он еще никак не может полностью осознать, что человек перед ним-действительно его отец, но уже боится потерять то, что только что удалось приобрести.
- ты конечно те же самые вопросы можешь задать и мне, но мать практически не говорила о тебе, у меня не было никакой информации, в то время как ее имя мелькает на каждом шагу и каждый человек, крутящийся в бизнес сфере знает о ее компании!   каждое слово сопровождалось возмущенным размахиванием рук, да так, что содержимое стакана чуть не оказалось на штанах юноши. Не смотря на все, обида на обоих родителей вдруг захлестнула Нейта. За то, что не были рядом, за то, что он не получил должной заботы ни от отца, ни от матери, хотя последней, возможно и стоило бы отдать должное за обеспечение сына. Но никакая машина и квартира, какими бы крутыми и дорогими они не были, не смогут заменить то, чего так не хватало Нейтану с самого детства. Да и не хватает сейчас. Хоть он с этим и смирился.

Отредактировано Nathan Reichs (2012-08-28 04:49:04)

0

8

Вопросы, вопросы, вопросы… Конечно, вопросы. Много вопросов. Естественно. У Роберта к себе тоже были кое-какие вопросы. Например, в какой момент он решил, что не нужно искать своего сына? Когда в его голову пришла светлая мысль забыть о прошлой жизни? Как он мог себе позволить оставить родного сына? Ради чего? Ради эфемерного счастья ребенка и столь же эфемерной безопасности собственной шкуры? Но ответов у Роберта не было. Пока. Он ведь всегда находил ответы. И сейчас следовало приложить массу усилий, чтобы сгенерировать максимально честные ответы для своего сына. Потому что Нейтан заслуживал честности, как никто другой.
- Потому что мы негласно согласились друг с другом в том, что так для тебя будет лучше. Это ничего для тебя не значит, но таково было ее решение, и моё решение. Потому что я был молод, глуп и занимался самоспасением от пенитенциарной службы, -ожидать, что мальчишка поймет, было слишком большой роскошью. Нейтан был обижен и растерян. И это бросалось в глаза Старбэку. И пробуждало давно спящую совесть. Ее крепкий сон был нарушен, и Роберту это не особо нравилось. От этой заразы – совести то бишь – он никогда прежде не страдал. А сейчас, видимо, придется.
Активная жестикуляция Нейтана была громче и выразительнее, чем его слова. По крайней мере именно так воспринимал происходящее Старбэк. Мужчина отобрал у Райкса стакан, пока не стало слишком мокро. Это входило в привычки Роберта – предотвращать катастрофы бытового масштаба. Но относительно Нейтана это казалось таким правильным. Будто Роберт наконец-то понял, о ком он должен был заботиться. Но не делал этого, черт его подери.
- Но я кручусь немного в другом мире. Компания ДжейДжей, как я подозреваю, занимается отнюдь не тем бизнесом, которым занимаются мои работодатели, - улыбнувшись, Роберт достал пачку сигарет, снова закурил и поставил пачку перед сыном, предлагая. Беречь целомудренность 20ти летнего парня – глупо и запоздало. Роберт судил, конечно, по собственному опыту. К своим двадцати он уже перепробовал все наркотики, до которых дотянулись его шаловливые ручки, скурил, как минимум, фуру сигарет, выпил, как минимум, цистерну алкоголя, растил годовалого сына, был женат и вообще был знаком с окружающим миром намного ближе, чем его родители католики.
- Ты бы меня всё равно не нашел. Бенджамин, - Роб не удержался и фыркнул, своё имя – самое глупое имя – он уже не воспринимал своим, - Райкс умер. Погребен ураганом Катрина. Меня зовут Роберт. Роберт Старбэк, - Роберт говорил это впервые. Произнесенные вслух, эти слова казались чуть ли не самым откровенным признанием, которое он когда-либо делал.
Впору было просить прощения. Но у Старбэка даже мысли такой не возникло. За что? Зато, что жил так, как считал нужным? За то, что был глуп и неправильно расставил приоритеты? Прощением ситуацию не исправишь. Словами прощения не заслужишь.

0

9

Нейтан, недовольно взглянув на новоиспеченного отца, отобрал у него стакан обратно. Выпив оставшееся содержимое, он поставил стакан на стойку. То ли из за легкого потрясения, то ли из за алкоголя, музыка, игравшая в клубе, казалось, постепенно теряла свою музыкальную сущность, превращаясь в бессмысленную долбежку.
- Конечно это ничего для меня не значит. Ведь совсем нет ничего нехорошего в том, что вы оба лишили меня права выбирать. Тогда как на самом деле, вы просто побоялись ответственности, найдя себе оправдание в дурацком "так будет лучше". А за тем, чтобы успокоить свою совесть, скрылись. Мать-в своем бизнесе. Ты-в своих темных делишках. -
Конечно, Нейт не был примерно для подражания, но, не смотря на свою эгоистичность, он по крайней мере, старался отвечать за свои поступки и думать о последствиях.
- А потом просто забыли обо мне. Вот и все. - Возможно, слишком громкие слова, однако именно так Нейтану и виделась вся ситуация. От отца ни слуху, ни духу, мать появлялась дома раз-два в месяц, в то время, как малыш Райкс сбегал от гувернанток и мечтал о материнском объятии, чувствуя как не хватает рядом родной души. Позже все эти чувства притупились, стали чем-то вроде фатума, маячившего рядом и изредка дающего о себе знать.
- Признай, ведь если бы мы оба не оказались здесь сейчас, ты вряд ли стал бы искать меня - полувопрос полуутверждение. Нейтан даже не хочет слышать ответа. Он даже не боится знать, что да, действительно так оно и есть. Просто нет желания лишний раз убеждаться в своих доводах.
- Я догадываюсь о каком поле деятельности, ты говоришь - неопределенно кивнув головой в сторону, куда пару минут назад Роберт увел наркодиллера, юноша достал из кармана зажигалку и, чиркнув ею, глубоко затянулся, выпуская терпкий дым из легких.
- Кстати, мать сейчас в Нью-Йорке. У них крупный тендер. Должна вернуться дней через пять. Когда именно, точно не знаю - Нейтан сам не знал, зачем он выдал эту информацию. Вряд ли отец захочет связаться с Дженифер. Хотя черт знает.
- Прииииятно познакомиться, Роберт Старбэк - иронично протянул Нейтан - И что теперь? Ты будешь рассказывать мне сказки на ночь и указывать, во сколько мне быть дома? - вопросительно смотрит на Роберта. И как все это принять? Несколько минут назад парень был полностью свободен в своих действиях и планах. Не так легко впустить в свою вольную жизнь, в свое личное пространство человека,
которого совсем не знаешь и который внезапно является твоим отцом, а значит, хоть немного контролером твоих действий. И который тебя предал.
Но... Бенджамин Райкс умер. А это значит, что, может стоит отпустить прошлое? Не быть жадиной-дать шанс. Довериться самому тебе, а самое главное - Роберту Старбэку. В конце концов, если бы ему совсем не было никакого дела, то он бы не подошел, не завел бы с Нейтаном разговор. Оставил бы все как есть, не позволив их путям пересечься.
- За что хоть сидел? - заказа себе стакан минералки, парень в нару глотков прикончил содержимое, приведя себя в тонус. Как ни странно, но его почему то совершенно не смущало, что его отец вел и ведет деятельность не в рамках закона.

0

10

Упрямец, - с улыбкой подумал Роберт, когда парень отобрал обратно свой стакан. А потом Роберт начал думать о том, почему же его никто не понимает. Вернее. Почему все понимают неправильно? Он совершенно не это имел виду, произнося ту фразу, согласно которой что-то там ничего для Нейтана не значит. Но уж как сказал, так его и поняли. Се ля ви.
- И что бы ты выбрал в пять, если бы тебе сказали, что твой замечательный папаша наркоман, аферист и вот-вот сядет в тюрьму? – наркоманом Роберт себя редко называл. А точнее – никогда. Так его называла Дженнифер. И отчасти она была права. Наркотики тогда занимали одну из ключевых позиций в жизни Старбэка. И постепенно вытесняли всё остальное. Но Роберт тогда не отдавал себе в этом отчет. Да и сейчас с трудом поверил бы, что мог однажды сорваться и превратиться в кокаиновый овощ. Если бы не тюрьма. Некоторых, как оказалось, тюрьма может спасти. Хотя бы от наркотической зависимости.
- Темные делишки? – рассмеялся Роберт. Серьезно? И без сарказма? Как-то нежно прозвучало. – Просто для справки. Я скрывался не от совести. А от властей. И наркотиков. Служил в swat’е, - замечательная картинка вырисовывалась. Любитель Звездных войн, бывший спецназовец, занимающийся криминальной деятельностью. Любой мальчишка был бы рад такому отцу. Конечно. Отец – клинический придурок – самое нужное двадцатилетнему парню.
- Если бы я забыл, то я бы сейчас молча закапывал того чувака, - указывая сигаретой на выход из клуба, с прежним непрошибаемым спокойствием говорил Роберт. Может быть, если он будет спокоен, то и ребенок тоже успокоиться. В туманном прошлом это действовало на Нейта. Да и в туманном настоящем это, с горем пополам, действует на Патера. Ах, да. Нужно же еще обязательно будет ляпнуть о том, что я по уши влюблен в мужчину. Обязательно.
- Естественно, я бы не стал тебя специально искать, чтобы злонамеренно ошарашить тебя своим явлением. Я бы предпочел не портить тебе жизнь вовсе. Но всегда был знатным эгоистом. Поэтому я сейчас перед тобой, - как лист перед травой, - Потому что сейчас я понимаю свою ошибку. И хотел бы возместить моральный ущерб, - он не говорил о материальном возмещении ущерба. Роб скорее говорил о всяких не свойственных ему вещах. Но поскольку эти вещи были ему не знакомы и непонятны, он не мог нормально сформулировать свои намерения.
- Не думаю, что Джинкс будет рада узнать о моем существовании, - вспоминая крики и истерики, которые сопровождали их расставание, Роберт предполагал, что ДжейДжей вполне может еще и в полицию заявить. Так. На всякий случай.
- Взаимно, - отвечая на иронию Нейтана понимающей и принимающей улыбкой. Все-таки Майлз хорошенько выдрессировал Роберта. Теперь любая защитная реакция, любое пассивно-агрессивное поведение Старбэк воспринимал со спокойствием Боконона, если учитывать религию самого Старбэка. – Могу и сказки на ночь. Ты любил оригинальных братьев Гримм в детстве, - именно те самые страшные и ужасные сказки, а не те, что адаптировал Дисней. – А ограничивать тебя у меня ни права, ни желания, - успокаивающе произнес Роберт, надеясь, что Нейт в это поверит. Мало ли, вдруг мальчонка считает, что у Старбэка проснется материнский инстинкт. Ну, уж нет. Таким людям, как Старбэк это не свойственно. По крайней мере, именно так Роб думал всю свою жизнь.
- Никогда не задавай таких вопросов людям, которые отмотали срок, - Роберт не собирался отвечать. Он считал, что сказал и так слишком много, исключительно потому что вынужден был. Тем более, что ничего подобного никогда не случалось с Робертом Старбэком.

+1

11

Нейтан, подняв внимательный взгляд на Роберта, сминает сигарету в пепельнице, запоздало подумав: а сделал ли он хоть одну затяжку? Роберт так спокойно обо всем рассказывает, словно его совершенно не заботило существование Нейтана. Почему-то этот тон начинал раздражать и постепенно от мелькнувшего в душе Нейта снисхождения к ситуации не осталось и следа. Закуривая вторую сигарету, он чуть покачал головой. Юноша снова и снова мысленно ведет один и тот же диалог, повторяя слова отца в голове. Он не придумывает, как было бы лучше ответить, не вертит фрагменты в памяти, представляя, как – иначе – присоединить их друг к другу. Нейтан в своей жизни все сделал правильно. Ни по одному слову или вздоху, ни по интонации нельзя угадать, дорисовывая, как он месяц за месяцем стоял у диджеевского пульта, у фортепиано, добиваясь идеального результата и признания уже не матери или отца, а массы людей.
И он всегда избегал слова "должен".  Потому что у него всегда был выбор. И делал он всегда так, как хотел и считал нужным, не следуя никаким подсказкам: чем следует руководствоваться, где конечная точка пути. Выбирать. Чтобы подняться наверх и стать лучшим. А тут он является жертвой каких-то дурацких обстоятельств, в курс которых Нейтана даже никто и не стремился посвятить.
-Конечно 5 лет не тот возраст! Можно было рассказать позже и не лгать мне. Почему я узнаю обо всем этом сейчас и абсолютно случайно?! - 
Не зря ведь в народе говорят - лучше горькая правда, чем сладкая ложь. Нейтан даже невольно усмехнулся, представив растерянность своей матери, если он решит рассказать о произошедшем. А он непременно обо всем расскажет. Хотя бы для того, чтобы все они почувствовали себя виноватыми. Ощущение ожидания от предстоящих разборок всегда обладает каким то особенным, сладким волнением и предвкушением.   
- Ты так сказал, как будто твой swat - оправдание. - Постепенно раздражение нарастало сильнее. Сложнее становилось контролировать жесты и собственный голос, который становился более громким 
- И вообще, сколько можно оправдываться?! - неожиданно вспылил Нейтан. - Не хотел портить жизнь, конееечно. Готов поспорить, ты даже не думал обо мне! А сейчас услышал имя и сомнение закралось в душу нашего Роберта. И не нужны мне никакие сказки! -   
Хуже всего, что у Нейтана нет ни капли терпения. Уж если с его жизнью случилось что-то не то, вряд ли он станет дожидаться благоприятного момента, который позволит исправить ситуацию. Лучше уж он сам все окончательно испорчу, зато прямо сегодня, без всяких там моральных компенсаций... Разумеется, это глупо но это сильнее его.
Слитое в странную свинцовую пулю время: Дженифер, Роберт, новости, аналитика, дерьмовый сет. Резко поднявшись со стула, парень снова тяжело опустился на него.
- Не нужно мне никакое моральное возмещение! Я прожил без тебя 20 лет и сейчас ты заявляешься ко мне и думаешь, что можешь сказать мне пару слов и на этом успокоиться?- На выдохе. После выпитого он уже успел впасть в то состояние, которое так противно неусидчивым людям в отсутствие субъекта, способного воспринять твой эмоциональный порыв. Поэтому чуток потерроризировать Роберта бессознательно было даже... приятно.
- Тебе лишь бы свою совесть успокоить! Ты говоришь все это не потому что ты хочешь искупить вину передо мной. Ты хочешь искупить ее перед самим собой! Если бы тебе было действительно важно, то что я чувствую, ты бы появился в моей жизни намного раньше! - Снова выдохнув, Нейтан внимательно изучал взглядом Роберта, который, похоже, не ожидал такого всплеска эмоций. На всякий случай Райкс младщий пошарил по закромам своей души в поисках маленького благоразумного паренька, который нередко приходит ему на помощь в критических ситуациях. Кажется, его не было дома.

Отредактировано Nathan Reichs (2012-09-23 03:41:32)

+1

12

Бармен начал подозрительно пялиться, явно подумывая, что скоро придется вызывать охрану. Девушка, сидящая рядом с ними, забрала свой мартини и удалилась подальше от размахивающего руками молодого человека. А Роберт с невозмутимым видом покорно слушал Нейтана. Приблизительно так же он выглядел, когда Нейт орал, рыдал и верещал всю ночь напролет, или когда капризничал, требуя всё и сразу. В общем-то Роберт не видел большой разницы между Нейтаном тогда и Нейтаном сейчас. Старбэк не был самым чутким на свете человеком.
- Вот я тебе сейчас рассказываю, и не вру, - резонно, конечно. Но Роберт и сам понимал, что это не аргумент для ребенка, на голову которого внезапно свалился отец.
Фразу об оправданиях Роберт тактично пропустил мимо ушей. Рассказывать Нейтану о том, что это было не оправдание, смысла не имело. Ничто из сказанного не было оправданием. И никогда не будет. Потому что нет мне оправдания. Старбэк потер переносицу. Взъерошил волосы. Удивленно задумался о том, насколько Нейтан похож на свою мать, которая тоже всегда была – и вероятно до сих пор есть – категорически вспыльчивой личностью. Робу всегда нравилось это. До сих пор нравится. Потому что сам он не был способен устраивать форменные истерики. Он мог бить морды, ломать ребра, напиваться с горя, но он не мог от так вот запросто орать о своих чувствах, мыслях и догадках, обвиняя людей во всех смертных грехах. Его иррациональность, вестимо, было не настолько иррациональной. Роб полагал, что если ты хочешь отношений с человеком (дружеских, рабочих, любовных, каких угодно), то будь толерастом и иди на компромиссы. Если не хочешь иметь с человеком ничего общего – выбей ему зубы, оставь телефон стоматолога и вали на все четыре стороны. Сейчас Роб уже расставил приоритеты. Поэтому молчал и терпеливо ждал, пока Нейтан выговорится. Роберту хотелось узнать его, хотелось проникнуться мыслью о том, что он отец. И у него есть сын. И все это порождалось совокупностью эгоизма, одиночества и кризиса среднего возраста.
- Нет у меня совести, Нейт, нет и не было, а искупать вину – противоречит моим религиозным убеждениям, - глядя на Райкса взглядом просветленного удава, смирившегося с тем, что на него орут и брызжут слюной праведного гнева, сообщил Старбэк. Воистину, все эти предположения Нейта были далеки от правды. Но ему было простительно, ведь он совершенно не осознавал, что за человек его папенька. Тут у них с Робертом было одинаковое положение.
Из всего сказанного Роберт, как всегда, сделал несколько сомнительных выводов. Во-первых, ребенок был не против появления отца в целом, но обижался на то, что это произошло так поздно. Во-вторых, пора валить на свежий воздух, пока ребенок не начал швырять пепельницы и прочее имущество клуба. В свете таких умозаключений, Роберт сгреб свои сигареты с барной стойки, Нейтана со стула и относительно бережно потащил его сквозь толпу. Относительность проявлялась в том, что хватка у Роба была все же сильной. Ему крайне не хотелось бегать за мальчишкой по танцполу. Роберт шел за Нейтаном, держа его под руку, а свободной рукой он вытащил из кармана куртки Райкса его телефон и забил свой номер и домашний адрес. Называя себя "daddy", Роберт усмехался. Он сбросил вызов и удалил историю исходящих. Это можно было назвать проявлением паранойи, но Роб был уверен в том, что лучше Нейтану не знать о том, что у Роберта есть его номер телефона.
- У меня нет вины ни перед тобой, - прохладный ветер в лицо, - ни перед Джинкс, - уличный воздух в легких, - ни перед собой, тем более, - мусорные баки слишком близко, кто-то за углом неестественным образом расстается с не в меру выпитым. - Принятые мною решения, и сделанный выбор были верны на тот момент. И поверь мне, это было достаточно больно, чтобы постараться забыть об этом, - тусклый свет фонарей, грохочущая музыка из проезжающей мимо машины, вдали, конечно же, слышен очень антуражный вой полицейских сирен.
- Но если ты представляешь, что тебя может утешить, то я тебя внимательно слушаю, - улыбнулся Роберт, откровенно предлагая эксплуатировать себя и отыгрываться на себе за всё. – Всё, что угодно, но с моей бывшей я разговаривать не буду, - на лице Роберта было большими буквами написано, что он ее побаивается. Или, что чашки, которые она в него бросала оставили слишком глубокие раны. Или не чашки вовсе.
Роберт вспомнил, что все еще держит телефон парнишки в руке, и протянул девайс хозяину. Естественно, с таким же невозмутимым видом.

Отредактировано Robert Starback (2012-09-23 16:29:10)

0

13

У вертушек уже кто-то из коллег Райкса – бритый живчик. А вот его уже сменит Мило, из-за которого все и затевалось. Мужик лет под сорок. Но выглядит шикарно, и если бы не прикид, его можно было бы принять за состоявшегося бизнесмена. И руки – совершенно потрясающие, ухоженные, загорелые руки. Нейт с удовольствием остался бы на его сет, если бы не Старбэк.
Хватка отца оказывается на удивлекние крепкой. Ладонь Старбэка горячая, влажная. Роберт протаскивает юношу через танцпол, сквозь толпу. Нейтан никогда не любил такие места в клубе. Куда больше ему нравилось рядом с диджеевским пультом или у барной стойки. Мелодично звенят цепочки-заклепки на джинсах Райкса при каждом шаге. И вместе со злостью на отца, пьяным туманом и чувственными тоскливыми нитями мелодий приходит желание – закончить все это. Они оказываются на улице. Порхладный, влажный воздух наполняет легкие, отрезвляет, заставляя делать вдох сильнее и биться сердце чаще. Нейтану кажется, что следы от ногтей, оставленные Робертом на запястье юноши горят. Грохот музыки стал значительно тише, после того как дверь клуба закрылась. Мозг лихорадочно сопоставляет факты, цепляется за них, как за ниточку, которая должна вытянуть. Анализирует, выдает: нет, стоп, пора остановиться, все происходящее не может стоит стольких нервов. Вздохнув, Нейт вхъерошивает влажные волосы, убирая челку назад.
Раздражение почти сходит на нет. Понятна даже причина: Роберт со своим королевским спокойствием похож на космос, бесконечный, непостижимый. Любые волнения рядом с ним кажутся скатившимся в пропасть камушком. Нити логики, формулы, законы – прочный тонкий скелет, укутанный серебристо-серыми покровами туманностей. Царственная Андромеда, блин.
- Ничего мне от тебя не надо -
Какое-то бессилие вперемешку с отчаянием сквозит в голосе Нейтана. И остается только тянущее ощущение в горле, эхо той обиды, что была несколько минут назад. Но теперь так просто произнести – холодно, равнодушно:
– Мне плевать, как это было. Ты ведь так боролся за свою жизнь. Так наслаждайся -
Выхватив у Роберта телефон, попутно пробормотав что то типа: "Какого хера мой моб у тебя?", Райкс развернулся и направился к своей машине. Достав ключи из кармана, он снял тачку с сигналки и сев в нее, демонстративно хлопнул дверью.  Вздохнув, Нейт достал из кармана сигарету и щелкнув зажигалкой, прикурил. Откинувшись на сиденье, заведя машину и включив какую - то радиоволну, он поднял взгляд к небу.
Над Сакраменто – оранжево-лиловый восход. Голые черные ветки тянутся к небу, норовя проткнуть его, и если бы им удалось и тонкая натянутая оболочка лопнула, то по гладкому куполу соком потекли бы самые совершенные краски. Но деревья слишком маленькие, их обступили древними атлантами свечки высоток. Не достанут. Парень тряхнул головой, выгоняя из нее всякую ересь, по прежнему глядя на восходящее солнце через лобовое стекло машины.  Докурив сигарету, Нейт нежно погладил руль машины, мысленно пообещав себе больше не курить в салоне. Происходящее не выходило из головы, а голос Роберта эхом отдавался где-то в недрах сознания. Надо будет взять выходной. Остаться дома на  пару дней, подумать обо всем.  Хотя с него и спросят все и в полном объеме. Потом. Но это самое лучшее - право решать за себя. Самое первое право, которое он получил от матери.
Под звук радио и едва слышного гудения мотора, Нейтан трогается с места.

Отредактировано Nathan Reichs (2012-09-24 12:28:09)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ох, уж эти детки!