vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » На крючке


На крючке

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

Участники:
Étienne Moreau&Sharon Raymond
Место:
Озеро Клементия/Lake Clementia
Время:
Конец июня этого года
Время суток:
Несколько дней
Погодные условия:
Облачно, тепло, рано утром или поздно вечером идет мелкий дождик
О флештайме:
Как-то Шерон обмолвилась, что хочет отдохнуть на природе хотя бы пару дней. Порыбачить, поиграть в бадминтон, да и просто наконец-то выспаться. А Этьен был не из тех мужчин, которым нужно повторять что-либо каждые полгода. Он и сам был не против отдохнуть, тем более в компании любимой женщины. Парочка сняла небольшой домик на берегу озера Клементия. Француз надеялся, что эти несколько дней запомнятся им на всю жизнь. И не прогадал. Такое не забывается... такое вспоминается и над таким смеются))

кухня
спальня
гостиная (без елки)
ванная комната

+1

2

Шерон как-то рассказывала, как она проводила время с братьями, и как это было здорово. Чувствовалось, что женщине не хватало общество собственной семьи. Позже она как-то обмолвилась, что неплохо было бы выбраться куда-нибудь на природу, устроить барбекю, порыбачить, поиграть в мяч. И, видимо, женщина так загорелась этой идеей, что не раз намекала на это в течение недели.
Мужчине нравилась эта идея, хоть он и считал себя домоседом до мозга костей. Вместе с Шерон они выбрали уютный домик на берегу озера и через несколько дней выехали навстречу своему маленькому отпуску. Так приятно сделать паузу во время трудовой деятельности, а в случае Шерри, даже полезно.
Доехать до озера оказалось не так просто. Признаться, парочку сильно притормозили дорожные рабочие, которые ремонтировали дорогу, поврежденную после недавней аварии.
В пробке им пришлось простоять час. Этьен заметно нервничал и постукивал пальцами по рулю. Выходные начались… по сути, они еще и не начинались. И старт был не самым удачным.
Прошло несколько часов, совсем скоро они могли бы войти в свой маленький, аккуратный и уютный домик, но и тут неприятность. Если бы кто-нибудь из пары был суеверным, то можно было бы предположить, что все эти неприятности – знак свыше, и что не стоит продолжать путь. Этьен упрямый и настырный, а главное несуеверный.
Итак, до озера оставалось всего несколько километров, но на дороге ждал сюрприз. Лопнула шина.
-Это какое-то издевательство – выдохнул Этьен, прижимаясь лбом к рулю. – Пойдем, техасская девочка, поможешь мне – улыбнулся мужчина Шерри и вышел из машины.
Сумки из багажника пришлось переложить в салон, чтобы достать запаску. Шерон послушно помогала французу с машиной и, казалось, знала об устройстве автомобиля гораздо больше мужчины. Хотя, чего удивляться, если она росла в окружении братьев. Приподнимая машину на домкрате, Этьен поинтересовался:
-Слушай, Шер, а ты никогда не пробовала заняться более женственными делами? Не пойми неправильно, просто большинство женщин готовят, убирают, в общем, являются хранительницами домашнего очага. Может быть я старомоден и чего-то не понимаю – рассмеялся Этьен, когда увидел, из-за чего лопнуло колесо.
-Шерон, не поверишь! – мужчина достал из шины набойку от каблука. Видимо он ее подцепил еще в городе, но отозваться она решила именно сейчас – смотри – и Этьен протянул набойку австралийке.
-Кто бы мог подумать. Никогда не думал, что каблуки весьма опасны. Ладно, давай поставим другое. Я уже хочу поскорее добраться до озера.
Вместе они быстрее справились с поломкой. Этьен в одиночку гораздо бы больше прокорячился возле своей машины. Француз поблагодарил Шерри за помощь, мимолетно поцеловал ее в губы.
Через час они уже были на месте и стояли возле живописного домика. Дом был одноэтажный, но весьма вместительный. Просторная кухня, санузел, большая гостиная с камином. Рай на земле, не иначе. У домика так же был задний дворик. Небольшой столик на несколько персон, мангал и гамак. В общем, ничего лишнего.
-Пожалуй, идеально. Признаться, ожидал худшего.
Вся прелесть этого домика была в том, что он находился на диком пляже. Озеро было не очень большим, но заселен был другой берег, тот, что напротив. А это означало, что Этьен и Шерон были одни на этой части озера.

Отредактировано Étienne Moreau (2012-08-24 21:21:04)

+1

3

Долго же Шерон ждала этого момента. Отдых и служба в полиции – вещи не всегда совместимые, а потому, когда удается все-таки попереть это правило, женщина хватается за возможность обеими руками. К счастью, долго ждать не пришлось. Этьен так же постарался выкроить несколько выходных дней и вот парочка уже стремиться навстречу приключениям и отменному отдыху. Шерон была рада, что эти несколько дней они с Этьеном проведут наедине. Работа, дети, друзья – на них обоих слишком мало времени, а оно так необходимо для развития серьезных отношений.
Женщина постаралась подремать немного в машине, но когда образовалась пробка, все-таки открыла глаза и включила магнитолу. Потом сделала тише и, словно ребенок, начала играться с мобильным телефоном, то в гольф, то в еще какую-то игру. Наконец-то джип тронулся, но Реймонд не отнимала взгляда от экрана телефона. В колонках слабо заиграла какая-то мелодия, но женщина тут же узнала ее и отбросила в сторону свой мобильный.
- Ой, да это же Бонни Тайлер…, - протянула она, увеличивая громкость магнитолы.
Всю дорогу женщина тихо подпевала  It’s a jungle out there, любила классику, с этим не поспоришь. От Шерон исходило какое-то отпускное настроение, ей было явно весело и хорошо. Но все хорошее, рано или поздно заканчивается. Внезапно лопнула шина. И что же сделала Шерон? Она засмеялась, отметив, что это отличное начало. Она помогла Этьену поставить запаску.
- Все, что считается «женственными делами»…, - не отрываясь от дела, рассуждала Шерон, жестами изобразив кавычки, -  всего лишь выдуманные и исторически сложившиеся стереотипы, - женщина нагнулась, пытаясь понять, из-за чего произошел прокол. -  Но если так есть, это не значит, что так и должно быть. Тебе что, нужна домохозяйка? – она выпрямилась и усмехнулась, посмотрев на Тьена.
Реймонд отошла назад, желая осмотреться, как тут услышала удивленный голос француза. Лейтенант повернулась, наблюдая перед собой набойку, простую набойку из-за которой дорога затянулась на лишние 10 минут, а может и на дольше. Шерон покачала головой, хотя на слова Этьена она усмехнулась. Каблук – весьма неплохое оружие, как-то женщина вогнала свой каблук в ногу преступнику, когда тот начал сопротивлялся. Тот бы многое сейчас  рассказал о каблуках Тьену. Потом парочка быстро собралась и уже снова рассекала дорогу на пути к домику. Реймонд специально выбирала дом у озера, братья привили женщине любовь к рыбалке, потому очень хотелось бы пожарить сегодня свеженькой рыбки вечерком. Шерон вышла из машины и первым делом направилась во двор, в то время, как Этьен рассматривал сам дом.
- Тьен, ты только посмотри! – прокричала женщина, подойдя к озеру. – Пофиг на дом, я буду ночевать на улице, - засмеялась Шерон, хотя это был чистой воды сарказм, ночевать среди комаров и муравьев врятли кто-то захочет.
Потом женщина все же решила заглянуть в дом, как раз после положительного отзыва француза. Да, никаких излишеств, но кому они нужны? Диван, телевизор, кухня – а большего и не надо, ну еще спальня да. Реймонд прошла вдоль длинного коридора. Она распахнула последнюю дверь и увидела перед собой большую кровать. Ну просто все условия, - одобрительно кивнув, подумала женщина, после чего вернулась к французу.
- Копу худшее не подсунут, - вполне справедливо заметила Шерон, направляясь к холодильнику, чтобы разбросать  продукты по полкам. – Что сначала: поплаваем или порыбачим? Обожаю рыбалку, - с большим энтузиазмом произнесла Шерон, словно ребенок, которому впервые предлагают покататься на аттракционах.  – Или сначала лучше разобрать вещи? – право же, женщина не знала, за что хвататься. – Я сейчас принесу продукты, мы же их в машине оставили.
С этими словами Шерон двинулась к выходу, на ходу игриво ущипнув француза за пятую точку. В машине женщина забрала пару пакетов, конечно, это было еще не все. Она внесла их в дом, однако перед тем, как вернуться к машине, решила опробовать здешний магнитофон, вдруг работает? И надо же, заработал, а из колонок снова вырывался неординарный голос Бонни. Только на сей раз, играла более приятная песня, более приятная для Шерон. 
- Ммм, - от удовольствия промычала женщина, - я пела эту песню. And if you'll only hold me tight, we'll be holding on forever, - с чувством тихо начала подпевать она, стоя около магнитофона.
У Шерон был приятный голос, чем она похвасталась на своей свадьбе с Джейсоном. Конечно, наверное, не следовало говорить Этьену, с чем связаны эти воспоминания, но для самой Реймонд это не было чем-то страшным, ведь свадьба была и вправду прекрасной, а петь женщине даже понравилось, особенно такую приятную композицию. Шерон медленно подошла к Этьену. Возможно, эта песня пробудила в ней какое-то романтическое настроение
- Nothing I can do, a total eclipse of the heart, - тихо продолжала она, уже дотронувшись лбом до переносицы мужчины. Было в этом дне, моменте, что-то чарующее.

+1

4

Шерон не унывала и не давала повесить нос Этьену. Собственно, он и не расстраивался и, казалось, уже забыл об двух инцидентах на дороге, которые их так притормозили. Признаться, даже затронутая тема о мужчинах и женщинах была позабыта. Этьен не стал отвечать на поставленный вопрос, потому что отвечать на него было бессмысленно. Крайне сложно представить Шерон Реймонд в фартуке за плитой или бегающей по дому с пылесосом. С другой стороны, Этьен и не знал, как она поддерживает чистоту в доме, иногда казалось, что ночью она перевоплощается в уборщицу и все драит до блеска. Кто знает? У каждого свои скелеты в шкафу.
Сейчас оба были поглощены домом и своими эмоциями. Пожалуй, Этьен был больше поглощен домом, а Шерон желала ночевать на улице. Однако не согласиться с женщиной было просто нереально, ведь пейзажи здесь были потрясающие. Француз подошел к женщине и глотнул чистого воздуха полной грудью.
-Потрясающе – выдохнул Этьен, глядя на озерную гладь, в которой отражались последние лучи солнца.
-На улице? Если хочешь, ночью могу проведать тебя, как ты тут на улице. Даже согрею покормлю тебя – улыбнулся Этьен, понимая, что Шерон все равно будет нежиться с ним в теплой кровати. Однако он был бы не против согреть ее и покормить. Заботиться о ней уже стало не прихотью, а инстинктом, который он побороть не в состоянии.
Вместе они ушли исследовать дом. Этьену нравилось все. В таком уютном домике хочется прожить до старости лет. Романтика, да и только. Вот только главное, чтобы такая романтика не превратилась в сказку о золотой рыбке. В жизни ведь все не слава богу. Любящая женщина становится сварливой бабой, а заботливый мужчина – подкаблучником. Вот такая ирония, вот такие правила игры.
Этьен спальню еще не видел, он был занят сумками, которые заносил в дом. Казалось, приехали всего на недельку, а набрали вещей, словно на зимовку. А вот Шерон была в восторге от дома и от начавшегося отдыха. Видимо, она так все и представляла и ничто не смеет ее разочаровывать. Живой блеск в глазах, детский восторг. Этьен улыбался этому чуду природы, которое не знало, с чего лучше начать. Женщина игриво ущипнула Этьена за ягодицы и выпорхнула из дома. Мужчина даже не успел ответить ей. Ничего кроме смеха. К слову о продуктах питания, Этьен и Шерон и ими запаслись на долгое время. И нет сомнений, что часть еды они привезут домой. В общем, лучше быть одетым и сытым, чем наоборот, верно?
Пока Шерон бегала к машине, Этьен решил отнести вещи в спальню. Спальня была скромной, без излишеств, но настолько привлекательной, что хотелось лечь в теплую кроватку и не вылезать, не выходить из этой комнаты. Мужчина поставил сумки возле шкафа. Разбирать их сейчас было как-то лень. Не хочется портить себе все впечатление разбором вещей.
Француз услышал, как вернулась женщина, и вышел к ней в коридор. Где-то в углу играл магнитофон, который включила австралийка. На удивление Этьену, Шерон сегодня была более чем весела, игрива и, пожалуй, романтична. Приятно осознавать, что именно с тобой женщина меняется на глазах. Всем она показывает один и тот же образ, и только тебе она раскрывается полностью.
Шерри начала напевать любимую песню, а Этьен не мог перестать улыбаться. Он закрыл дверь, чтобы не залетели комары и другие кусающие насекомые, которые ночью не дают покоя.
Тут Шерон подошла к нему, уткнулась лбом в переносицу. Этьен чуть подался вперед, чтобы поцеловать Шерри, но она ловко увернулась и, взяв его за руки, потянула за собой, приглашая потанцевать. Она все еще напевала эту песню, и, признаться, голос у нее был потрясающий. Француз обнял ее за талию, прижал к себе, губами коснулся ее плеча. В такие моменты кажется, что нет пределов совершенству. Но Этьен не казалось, он точно знал, что другой жизни он и не хочет. Ему улыбнулась жизнь и подарила Шерон, как он мог отказаться от такого подарка судьбы?
Они танцевали, плавно переставляя ноги, кружились по гостиной. Женщина все продолжала подпевать, сладко выдыхая слова Этьену на ухо. А он не смел ничего говорить, перебивать. А в голове крутилась лишь одна фраза: Je l’aime, я люблю ее. И все это казалось каким-то нереальным, так любить могут только дети, наивные и верящие в сказки, но, как и казалось, влюбиться можно даже Этьену.

+1

5

- Покормишь? – засмеявшись, переспросила Шерон. – Ну я уже не настолько немощная, ты еще удивишься. Хотя… да, - она закивала, - наверное, от твоего обслуживания я все-таки не откажусь.
Женщина выдавила из себя смешок. О да, она горе-хозяйка, но не настолько, чтобы сковородки летели из рук, а пища все время подгорала. Удивитесь, но Шерон могла бы готовить, да и может, к тому же женщина имеет прекрасную черту: она быстро учиться. Но вот есть ли желания? Тут уж увы, потому Этьен был хорош с многих сторон, но его умение готовить и готовность терпеть такую вот женщину – это просто подарок небес.
Далее события развивались стремительно. Классика, Бонни Тайлер. Это была волшебная песня. Иначе как объяснить тот факт, что женщина, которая никогда не славилась сентиментальностью, сейчас ощущала какую-то потребность в романтике, если это можно так назвать. Они танцевали, спокойно, в такт медленной музыке. Трудно поверить, но танцевать Шерон любила так же сильно, как ездить верхов или даже рыбачить. Впрочем, сейчас, это совсем другое: приятная мелодия, любимый мужчина, уединенная обстановка -  можно забыть обо всем на свете. Женщина продолжала подпевать, правда не так громко, она как будто шептала на ухо французу прекрасные слова композиции, но шептала в такт мелодии, вытягивая каждую ноту.
- I really need you tonight, - продолжала петь Шерон, прижавшись своей левой щекой к правой щеке Этьена, она закрыла глаза, получая удовольствие от момента, не только от танца или песни, именно от самого момента.
Было так спокойно, это уж точно не походит и обычные трудовые будни лейтенанта, отчего хорошо вдвойне. Песня подходила к своему логическому завершению. Шерон, которая до этого, казалось, была в каком-то забытьи, начала потихоньку возвращаться к реальности. Сколько еще таких моментов их ждет? Хотелось верить, что бесчисленное множество, в конечном счете, Реймонд не так женщина, которая встречалась с кем-то больше трех месяцев, зная, что ничего серьезного из этого не выйдет. А с Этьеном они сколько? И Шерон ни разу не пожалела, ни разу. Но вот настал момент завершающего куплета.
- A total eclipse of the heart, - слегка отстранившись от француза, тихо пропела Реймонд, смотря ему в глаза. – Ты сделаешь из меня нюню, - с сарказмом протянула она, когда песня закончилась и вместо нее заиграла другая, более живенькая.
Женщина поцеловала француза в кончик носа, а потом, как будто очнувшись ото сна, снова вернулась к холодильнику, начав кидать туда продукты. Зачем они столько много взяли? Увидев всю эту красоту, Шерон уже точно знала, что ей будет не до еды. Она быстро распаковывала хлеб, мясные изделия, овощи и фрукты, попутно пританцовывая и мыча под нос Fontella Bass - Rescue Me, которая сейчас вырывалась из колонок.
- Черт, что это за волна? – отрываясь от дела, протянула Шерон. – Начало шикарное, - восторженно заметила она, - надеюсь, продолжение будет не хуже. Хах, - усмехнулась женщина, вытащив из подставки нож, - всего хорошего понемножку, ножики нам достали тупые. А ты рыбачил когда-нибудь? – Реймонд подняла голову и посмотрела на француза, тут в Сакраменто – врятли, а вот во Франции ему может, и доводилось ловить рыбку. – В Сидней рыба, я тебе скажу, ловиться на раз-два, не то, что здесь.
Когда женщина навещала одного из своих братьев, живущего в Австралии, разумеется, она не могла пройти мимо какого-нибудь озеро или речки. В этом плане, Австралия более богатая страна, чем штаты, хотелось, чтобы и Этьен это смог когда-нибудь оценить. Вернув нож на подставку, Шерон двинулась к выходу.
- Там на улице есть шезлонги? – поинтересовалась она, стоя уже около двери. – Или что-нибудь, на чем можно полежать, не заметил? – не дожидаясь ответа, Шерон натянула на ноги шлепанцы и вышла на свежий воздух.
По части отдыха, у Реймонд были разнообразные вкусы. Сегодня она предпочла спокойное уединение на озере, в маленьком и уютном домике, завтра может захотеть куда-нибудь на Майами, в шикарный люкс, послезавтра в Лас-Вегас с его шумными казино и клубами. Наиболее желанными всегда оставались только две вещи: отдых со всей семьей в Далласе или в Сидней.
- Этьен, оставь там все! – уже со двора прокричала женщина. – Потом разберемся, иди лучше сюда.

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/0/8/9243ec23.mp3|Fontella Bass - Rescue Me[/mymp3]

+1

6

В доме пахло деревом, с улицы доносился запах душистых трав, тонкий аромат свежего ветерка просочился в гостиную через открытое окно. Шерон сладко шептала на ухо, прижавшись щекой к лицу француза. Этьен чувствовал тепло ее тела, ощущал каждое ее прикосновение. И все это было настолько восхитительно, что невозможно подобрать сравнение, чтобы описать все это волшебство. Мужчина вкушал целый букет эмоций, которые расцвели в его груди алыми цветами.
Мужчина закрыл глаза, зарылся в медовые волосы Шерон. Казалось, ему больше ничего не надо было, чтобы быть счастливым. Счастье, оно у него в руках. Песня закончилась и сладкий голос Шерон на мгновенье замолчал, отчего мужчина открыл глаза и улыбнулся ей.
-Нюню? Брось, ты просто влюблена - коротко и мягко ответил француз, боясь спугнуть окутавшую их атмосферу.
Австралийка поцеловала его в кончик носа и игриво скрылась на кухне, решив, что все-таки пакеты с едой разобрать стоит. Стратегически правильное решение, если они не хотят все эти дни питаться исключительно рыбой и ничем больше. Этьен, конечно, любил рыбу, но не с такой страстью и желанием, как мясо. Мужчину смело можно было назвать хищником. Как ни странно, но любимым мясом француза была именно крольчатина. Пожалуй, исключительно из-за детских воспоминаний, кролик казался ему самым сочным и сахарным блюдом, которое можно представить. Бабушка Этьена любила добавлять к кролику лаванду. Готовить, как она, не мог никто. Но кролик был роскошью в семье француза. Он пытался работать, бабушка просила милостыню. О каких изысканных обедах идет речь? Возможно именно поэтому, Этьен любит поесть? Детство, пожалуй, определяет наше будущее.
-Не знаю, но ты на нее удачно вышла - похвалил Этьен женщину, пока ел корочку свежего хлеба. Успел оторвать, пока Шерон его убирала. Ужин, сейчас, был бы очень к стати. Но так не хотелось что-то делать, что-то выдумывать, что даже корка хлеба казалась вкуснее королевских сливочных супов.
-Рыбалка? Ну, отец с нами не жил, так что, в детстве я на рыбалку не ходил. Пару раз удавалось выехать с друзьями в Тулузу в студенческие годы, но у нас, в основном, рыбачат профессиональные рыбаки, у них есть лицензия. Признаться, рыбалка во Франции весьма затратное мероприятие. Иногда удается порыбачить на свой страх и риск. Никогда не забуду рыбалку в Норвегии. Все было отлично, если бы моя жена на второй день не завопила, как хоте домой. Так что, друзья остались с женами еще на недельку, а я лишь поругался с Элен.
Этьен запнулся. Он впервые упомянул имя своей покойной жены в разговоре с Шерон. И стало мужчине как-то неприятно, как-то не по себе. Вроде проводит время с любимой женщиной, а вспомнил нелюбимую. Где здесь логика?
-Ты сказала ножи тупые? - постарался перевести тему Этьен, - может они переживают, что мы кого-нибудь зарежем? Или еще хуже поубиваем друг друга.
Все-таки интересно наблюдать за диалогом представителей разных культур и национальностей. Они с такой любовью и нежностью рассказывают о своих Родинах, будто пытаются влюбить друг друга в Австралию или в Францию. Что касается Этьена, то он бы хотел побывать на Родине Шерон. Всегда интересно узнавать что-то новое о близком тебе человеке. Какие-то события из его детства, какие-то истории из его юности. Это и есть отношения, когда твое прошлое плавно переплетается с прошлым любимого человека, становясь общей историей, о которой знают оба.
-Шезлонги не видел, а вот гамак висел. Может я просто не заметил? - мужчина ну спел сказать это Шерри, она выпорхнула на улицу, еще до того. Мысль о рыбалке в Сиднее вдохновила мужчину, что он как-то задумался. Он вздрогнул, когда женщина позвала его. Этьен улыбнулся сам себе и вышел к Шерон.
Он подошел сзади, обнял ее за талию и положил голову ей на плечо, словно преданный щенок.
-Шерри - тихо сказал он, глядя на озерную гладь - здесь волшебно и я счастлив. По-настоящему счастлив. Tu es mon ange.
Француз мягко и с наслаждением поцеловал Шерри в щеку, а потом прижался к ней своей щетинистой щекой. Как ни странно, но Шерон это нравилось. Она первая, кому нравится небритость Этьена при контакте.

+1

7

- Правда? – наигранно сделав удивленный вид, поинтересовалась женщина, когда Этьен отметил из-за чего такое романтическое настроение. – Хм, ну ладно.
Конечно же, все это чистой воды дразнилки, пустая игра, за которой стояли настоящие и бескорыстные чувства. Хотя, даже влюбленность (или любовь…) не могла сделать из Шерон романтичного и сентиментального человека, так что все это мимолетный момент…, пусть и весьма непривычный. Тем не менее, эту брешь в характере крайне удачно закрывал Этьен, хотя, признаться, Реймонд никогда и подумать не могла, что начнет встречаться с романтичным французом и что ей это понравится.
Песня завершилась, момент так же улетучивался. Шерон мило улыбнулась, начав загружать холодильник, пока Этьен рассказывал о своем рыбацком опыте. Слушать было интересно, вроде ничего особенного, но моменты из прошлого мужчины вызывали жуткое любопытство. Поразительно, они встречались уже достаточно продолжительный период времени, но никакой конкретики о прошлом друг друга не знали. К сожалению, Шерон сама виновата, слишком закрыта в этом плане, она была не готова что-то менять, но вовсе не потому, что прошлое окутано тайнами и секретами, женщина попросту считала это ненужным. Зато вот теперь, слушая об отдыхе Этьена в Норвегии, она чувствовала какую-то необходимость в более глубоких познаниях. А потом мужчина упомянул жену. Шерон никак не отреагировала, хотя помнила, что он ни разу не упомянул супругу за все те долгие месяцы, сколько они вместе, а если и упоминал, то мимолетом. Было странно слышать, казалось, удивился даже сам Этьен, резко сменивший тему. Шерон решила не задавать лишних вопросов, пока что.
- Ты правда думаешь, что тупой нож что-то изменит? – усмехнулась женщина, крутя нож в правой руке. – Оружие есть оружие, не удобно…, но…, если захочешь кого-нибудь ранить…, - Реймонд глубоко вздохнула, а уже после спрятала нож в подставке, так и не закончив мысль.
Она старалась не говорить с Этьеном на подобные темы, считала, что ему неприятно или что-то в этом роде. Каждый мужчина хочет видеть перед собой женщину во всех смыслах этого слова, женщину,  умеющую готовить, убирать, следить за собой и разговаривать на «женственные темы». И Шерон боялась, что когда-нибудь Этьену это надоест, а измениться она не сможет, не захочет, это ее жизнь, с пистолетом и значком на ремне, с кучей познаний об оружии и боевых искусствах. В этом и заключалась неуверенность Шерон. Конечно, Этьен ее выбрал, он был с ней несмотря ни на что, но долго ли это будет продолжаться, долго ли он согласиться терпеть? 
Решив не омрачать эти чудесные дни не самыми приятными мыслями, женщина вышла во двор. Трудно описать, ту красоту, которую она наблюдала. Вроде ничего особенно, простое озеро, простые деревья, типичный запах травы и цветов, но что-то в этом было, возможно, ощущение долгожданного отдыха как раз-таки и дополняло всю картину. Женщина уже прикидывала, где можно забросить удочку. В штатах рыбалка – тоже дело не бесплатное, но парочка внесла всю сумму в арендную плату этого места. Как раз в этот момент к Шерон подошел Этьен, его нежные прикосновения снова вызвали улыбку, а от слов о счастье и самой стало хорошо. Правда, этот прекрасный момент Реймонд решила использовать для другого. Она развернулась, положив руки мужчине на грудь.
- Тьен, ты никогда не говорил о своей жене, - мягко и аккуратно проговорила Реймонд. Ее ладонь проскользила до плеча Этьена, указательным пальцем женщина поглаживала шею, как будто заранее задабривала. – В смысле…, я знаю, что ты женился не по любви, но по сути это единственное, что я знаю, - Шерон посмотрела французу в глаза, а потом бросила взгляд выше. Она заботливо поправила его волосы, как будто это было важно. – Если не хочешь – не рассказывай, - Реймонд слабо улыбнулась, она и сама понимала, что все эти воспоминания – не самая приятная вещь в жизни француза, и была готова ждать. – Просто я решила, что… настало время. Когда, если не сейчас? – она показательно обернулась, имея ввиду окружающую обстановку.
Отдых этим не испортишь, в конце концов, они и поехали сюда для того, чтобы побыть наедине, а это предполагает беседу, откровенные разговоры, которые помогут узнать друг друга лучше. Раньше Шерон плевала на это, но сейчас, кажется, созрела.
- Ты планировал надолго остаться в штатах? – ее тон заметно изменился, если раньше женщина говорила обходительно, аккуратно подбирая каждое слово, боясь задеть Этьена, то сейчас это была обычная беседа, обычный вопрос. И все-таки Шерон не смогла устоять и долго сохранять спокойствие. – Вот стою и думаю, - дотрагиваясь губами до щетинистого подбородка Этьена, протянула женщина, - во Франции все мужчины такие? Если да, то хочу во Францию.
Потом Реймонд поцеловала его в губы, а ладони в это время скользнули вниз и сжали бока Этьена, но не сильно, разумеется. Даже если отбросить в сторону все романтические чувство, перед ней стоял такой мужчина, которого хотелось просто зажать и не отпускать. Высокий, темноволосый, мужественный – хоть ты сгори на месте.

+1

8

Как же все-таки хорошо. Нет пределу совершенству, когда у тебя есть все, что нужно для жизни. Этьен не привык жаловаться, да и не на что было. По крайней мере, сейчас. С тех пор, как у него появилась Шерон, все как-то изменилось в лучшую сторону, все как-то наладилось.
Этьен принял Шерон такой, какая она есть, не смея желать изменить ее. Порой всплывали вопросы, такие, как сегодня на дороге. Вопросы о «женственных делах», но не потому, что французу что-то хотелось изменить, а потому что ему хотелось понять образ жизни австралийки и как-то влиться в него.
И вот они здесь, совсем одни на этом берегу. У них есть несколько дней, чтобы узнать друг друга лучше, рассмотреть друг друга с разных сторон. Строить отношения, порой, сложнее, чем возводить дома. Этьен это понимал и поэтому, пожалуй, ждал вопроса о жене со стороны Шерон.
Женщина повернулась к нему лицом и сложила руки ему на грудь, заглядывая ему прямо в глаза. Этьен широко улыбнулся ей.
-Почему бы и нет? Я тебе расскажу о жене, здесь нет ничего тайного, уж поверь. – мужчина выдержал некоторую паузу, собираясь с мыслями, а потом продолжил – ее звали Элен Боне, познакомился с ней на студенческой вечеринке. Как и полагает, напились, переспали, а через некоторое время она объявилась с новостью. Я не мог ее бросить и просить об аборте, не такой я человек. Я знал, что она что-то испытывает ко мне, а к ней я ничего не питал. Мы обвенчались в церкви Тулона. Она была оттуда родом. Элен подарила мне дочку, красавицу Адель. – голос мужчины предательски дрогнул, тяжело было вспоминать покойную дочь.
Мужчина замолчал, смотрел на Шерон и слабо улыбался. Вздохнув, он продолжил рассказ, желая поскорее его закончить.
-Элен меня жутко ревновала, устраивала скандалы, постоянно скандалила. Я терпел лишь из-за дочери. А потом Элен отвозила Адель в танцевальную студию на занятия. Она разговаривала по телефону и пролетела на красный свет. В машину въехал грузовик. Адель убило сразу, а Элен сломала позвоночник, переломала себе все ноги. Я ее ненавидел за это. Моя сестра Шанталь помогала мне, как могла. Меня больше ничего не держало, я готов был развестись. Я был таким эгоистом, жалею теперь. У нее отнялись ноги, умерла дочь, ушел муж. Она сошла с ума, и ее поместили в психиатрическую больницу. Там за ней не уследили, и она как-то смогла покончить с собой. Ее сестра до сих пор грозиться отомстить. Пожалуй, я этого заслужил. Боже, это словно сюжет голливудского фильма.
Мужчина снова взглянул на Шерри, после своего рассказа. Этьен хотел ответить и на следующий вопрос, но не успел. Австралийка крепко обняла мужчина, сладко целуя его в губы.
-А тебе одного меня мало? –усмехнулся мужчина на шуточное желание Шерон посетить Францию ради мужчин. – там такие же люди, как и везде. Обычные, живые, со своими проблемами и переживаниями, со своими мечтами и целями. Если ты говоришь о моей излишней романтичности, то считай, что это моя особенность. Французы уже давно забыли, что значит любить по книгам. Современная Франция плевала на стереотипы.
Мужчина вспомнил о вопросе про штаты, немного подумав, он ответил:
-Знаешь, я ехал в Америку бесцельно. Я ничего не планировал. Нашел работу, переехал в Сакраменто, пытался забыть о случившемся. Я скучаю по Родине, но я так привык к штатам, что и уезжать не хочется. Мне и здесь хорошо. – в животе у Этьена заурчало, и он, рассмеявшись, поинтересовался у Шерри – а ты есть не хочешь? Я голоден, как дикий зверь! Не боишься, что я тебя съем?

+1

9

На слова о том, что в истории из прошлого нет никакой тайны, Шерон лишь пожала плечами. Тайны нет, но история эта не самая приятная, а женщина не хотела заставлять Этьена говорить о том, о чем ему, возможно, хотелось попросту забыть. Однако француз решил поделиться. Шерон слушала внимательно, иногда смотря мужчине в глаза, а иногда и опуская взгляд. Голос дрогнул, когда тема коснулась дочери. Реймонд же никак не отреагировала, нужна ли Этьену ее жалость? Это ведь ничего не изменит. Сама Шерон даже думать не могла о потере ребенка. Вся такая сильная и боевая, в такой ситуации, она бы наверняка попросту лишилась рассудка, как минимум. Дети – это не просто цветы жизни, это сама жизнь, по крайней мере, для Шерон.
Женщина работала в полиции уже около десяти лет. За это время, она выслушала и узнала много трагических и ужасных историй, от которых у нормального человека волосы встают дыбом, а кровь стынет в жилах. Шерон становилась свидетелем самых разнообразных и жестоких дел, но ничто не ранит так сильно, как боль любимого человека. Это нечто особенное, нечто, что потрясает до глубины души и задевает за живое. Шерон даже порадовалась про себя, что, видя всю жестокость этого мира каждый день, она все еще может испытывать подобные чувства, чувства сострадания и жалость.
Француз тем временем продолжал рассказывать. Как и я…, - внезапно подумала женщина, когда Этьен назвал себя эгоистом. Она не собиралась спорить, говоря, что это было трудное время и себя винить не стоит. Нет, Этьен поступил ужасно, но Шерон не могла судить потому, что когда-то поступила точно также. У ее отца не отнимались ноги, не умирали дети, но свою единственную дочь он любил больше всего. А Реймонд его бросила, обиделась, они так и не увиделись. Живи теперь с этим.
- Все мы заслуживаем мести за что-то…, - вздохнув, с горечью протянула Шерон, проведя ладонью по руке Этьена. – По крайней мере…, - печально усмехнулась она, - круг твоих мстителей значительно меньше моего. Уже есть, чему радоваться.
Женщина улыбнулась, а потом посмотрела куда-то в сторону, позволяя легкому дуновению ветра нежно касаться лица и развеивать волосы. Не понятно почему, но у Шерон остался неприятный осадок после этого рассказа. Она вообще непросто воспринимала прошлое Этьена, ведь, как известно, супруга ревновала его вовсе не просто так. Нет, нет, Шерон не была ревнивой, но мысль о том, что что-то могло разрушить их отношения, уж точно не придавала оптимизма. Да, Этьен любит, женщина понимала это и всеми силами старалась выбросить дурные мысли из головы, но пока что это не сильно получалось, возможно, ей просто нужно время, а уверенность придет.
- Боже, боже…, - усмехнулась женщина, когда Тьен заговорил о Франции в ответ на ее реплику. – С  тобой нельзя разговаривать сарказмом, - женщина аккуратно вытерла блеск со щеки француза, оставленный ее губами.
Она говорила не о романтичности, а о внешности. Впрочем, стоит ли уточнять? Все это было всего лишь шуткой, иронией. Снова подул слабый ветерок. Несмотря на середину лета, Сакраменто порой посещали северные ветра. Особой погоды они не делали, но в редкие моменты были весьма ощутимыми, например, сейчас. Правда, Шерон не двигалась с места, ей было уютно стоять здесь, прижимаясь к французу, который согревал ее не только теплом своего тела, но и чем-то еще, чем-то, что женщина пока была не в состоянии объяснить. Но молчание нарушилось урчанием в животе, не столь громким, но все же слышным для человека, стоявшего вплотную.   
- Как в тебя все вмещается? – засмеялась Шерон, похлопав Этьена по животу. – Ты же ел перед отъездом, или нет…? - задумчиво добавила она, а в то время, как мужчина продолжил свою реплику. – Меня? – со смехом переспросила Реймонд. – Да на здоровье, хватит на недельку. Только тебе без меня будет скучно.
С этими словами женщина улыбнулась и, взяв Этьена руку, потянула его за собой, в дом. Врятли она могла приготовить что-то изысканное, в этом плане, на кухне французу не было равных, однако в последнее время Шерон все больше и больше хотелось выказывать какую-то заботу мужчине, точно такую же, какую получала и она от него. Реймонд прошла в кухню, все еще держа Этьена за руку.
- Я могу сделать салат, или что-то в этом роде, - протянула она, смотря на холодильник. – Если нужно что-то сытнее, - женщина повернулась к Этьену и как-то виновато улыбнулась, пожав плечами, - тут уж ты сам по себе. Обещаю, когда будет время, взять у тебя уроки кулинарии. А я пока что могу… не знаю, - с энтузиазмом подпрыгнула она, уже явно придумав себе занятие, - разобрать вещи? Достать удочки? Или хочешь, чтобы я что-нибудь приготовила?
Шерон снова ярко улыбнулась. Ей не будет в тягость, пусть Этьен это знает. Конечно, для Реймонд лучше покопаться в вещах, но если мужчина захочет, все внимание будет уделено ему, и только ему.

+1

10

Одним из плюсов Шерон, было умение слушать и слышать своего собеседника. Этьен рассказывал ей все, как на духу, но при этом не чувствовал каких-то посторонних эмоций с ее стороны, которые могли бы пристыдить мужчину. Он и сам прекрасно понимал, что и как сделал, какие ошибки совершил. Он обо всем знал, возможно, именно поэтому он сейчас здесь. Делает работу над ошибками, как провинившийся школьник.
Шер выслушала его, не перебивая. Казалось, что она все поняла, будто в ее жизни было что-то похожее. По логике вещей, Этьен должен был расспросить ее о ее жизни, о детстве, о юношестве, но он не хотел. Ему хватило собственной истории и воспоминаний, чтобы нагнать тоску. В конце концов, если женщина захочет с ним поделиться самым сокровенным, то она сама все расскажет и без его принуждений.
Она мягко коснулась руки Этьена, отчего ему стало как-то легче, и он широко улыбнулся.
-Много врагов нажила, однако и в моей жизни хватает личностей, любящих плевать в твою сторону. Я архитектор и у меня конкурентов, приходится работать и доказывать, что лучший в своем деле. В общем, мы в конторе просто воюем за прибыльные заказы. Пока мне везет, лучшее и интересное отдают мне и моему отделу.
Мужчина поддался вперед и поцеловал Шерон в щеку, вселяя в нее спокойствие и умиротворения. Не хотелось, чтобы от его грустной истории появлялось грустное настроение. Пара ведь и не для этого приехала.
-Так это был сарказм? А я уж подумал, что ты нашла себе другого француза – усмехнулся Этьен, пока Шерон вытирала его щеку от блеска – кстати, а какой блеск, м? Дай-ка попробую!
Этьен коротко поцеловал Шерри в губы, а потом отстранился с серьезным видом, облизывая губы языком, будто пытался распробовать
-Клубничный? – Этьен не дождался ответа, а снова мимолетом поцеловал Шерон и снова отстранился с умным видом – хотя нет, вишневый! Видишь, какой я голодный. Я уже начал тебя есть! – рассмеялся француз.
Женщина же похлопала его по животу, замечая, что Этьен тот еще проглот. Что же, он не всегда таким был, если вспомнить его детство, то ему приходилось голодать. Теперь еда была чем-то ценным. Иногда казалось, что француз просто пытается компенсировать голодное детство сытой зрелостью.
-Ел, но уже сколько времени прошло! В конце концов, я люблю поесть, а еще я люблю тебя. Почему бы не совместить эти два занятия! – и Этьен игриво прикусил мочку уха Шерон, а потом спустился на шейку – у тебя совсем нет инстинкта самосохранения, или ты уверена, что моя любовь к тебе сильнее, чем к еде?
Они зашли в дом. Шерон вела Этьена за руку, как маленького мальчика. Конечной станцией была кухня. Мужчина уселся за стол, пока Шер с энтузиазмом предлагала план действий. Этьен молчал и улыбался, глядя на Шерри, которая, видно, хотел сделать что-нибудь приятное мужчине.
-Успокойся, успокойся, сгусток энергии! – Этьен замолчал, вспомнив прекрасный рецепт французского блюда, - слушай, а ты не хочешь позавтракать? И не смотри, что уже вечер, завтракать можно в любое время, особенно если это французский завтрак.
Этьен встал, обошел стол и открыл холодильник. Надо было убедиться в том, что необходимые продукты имеются.
-Ну так что, поможешь или пойдешь вещи разбирать? И еще, сделаешь тосты? Просто у меня они всегда подгорают, а у тебя всегда с золотистой корочкой!
Что касается самого блюда, то это были яйца пашот, которые готовились весьма оригинальным способом. В кипящую воду нужно просто вылить яйцо, собирать расплывшийся белок в одну кучку и ждать, когда яйцо будет походить на воздушное облако. Весь этот изыск подается на подушке из овощей и приправляется специальным соусом с прованскими травами.
Всем известно, что блюдо холостяка – это яичница. Посмотрите, как эволюционирует яичница, когда ты холостяк-француз, желающий удивить свою женщину.

+2

11

Сейчас, по всем правилам, Шерон должна была сама рассказать хоть что-нибудь из своего прошлого. Но женщина промолчала, позволяя и себе и французу отдаться моменту и ограничиться одной историей. Реймонд расскажет, обязательно расскажет, ведь дело не в секретности и каких-то страшных тайнах, просто не сейчас, это трудно объяснить, но не сейчас… Женщина лишь слегка улыбнулась уголками губ, когда Этьен заговорил о своих конкурентах. Да, сбежавшие преступники и прочие нелюди – тоже своего рода конкуренты, конкуренты за власть на улицах, ради которой они готовы пойти на все. Впрочем, об этом вспоминать хотелось меньше всего, потому продолжать эту тему Шерон не стала. Вместо этого она снова ухмыльнулась, ощущая сладкий вкус губ Этьена, который, кажется, решил проверить, какой сегодня женщина использовала блеск.
- Неа, - отрицательно покачала головой Шерон, когда мужчина сделал первый и неправильный вывод. Она слегка задрала подбородок, чтобы Тьену было удобнее пробовать дальше. – Верно! Да ты гурман, – произнесла женщина, облизывая губы, как будто хотела сама проверить или же просто ощутить, что за собой оставил француз.
Реймонд весело ухмыльнулась, грустная история, конечно, наложила свой отпечаток, но не смогла омрачить настроение. В конце концов, парочка сюда приехала не для того, чтобы грустить, а Шерон как никто другой умела быстро отстраняться и подстраиваться под  ситуацию. Вот и стояли бы они так целую вечность, Реймонд ехидно улыбается, Этьен смотри на нее пылающими глазами, как будто действительно хочет съесть. Шер уже хотела пошутить по этому поводу, как вдруг почувствовала легкий укус в области уха. Она слегка дернулась, а потом засмеялась, обхватывая мужчину обеими руками и сцепляя пальцы за его спиной.
- Я на это все же надеюсь, - сквозь смех проговорила женщина, прижимаясь к французу, когда тот попытался сравнить свою любовь к ней и к еде, - иначе я же просто не усну, буду ожидать твоего превращения в каннибала. На всякий случай, - она отстранилась от мужчины и наигранно сделала серьезный вид, - там есть еще один домик, - женщина указала вправо, где за небольшим курганом виднелась темная крыша. – Если вдруг почувствуешь себя голодным, иди-ка лучше туда.
После парочка направилась в свой домик. Шерон до сих пор не могла нарадоваться, он так напоминал семейный дом на ранчо в Далласе. Тот хоть и был втрое больше, но все же определенное сходство найти можно. Даже запах дерева и тот напоминал женщине не только о предстоящем отдыхе, но и о детстве, проведенном в Техасе. Не удивительно, что она вела себя как 20-летняя девчонка, резвая, веселая, наполненная энтузиазмом. Этьен не стал требовать многого, за что Шерон, несомненно, была ему благодарная. Тосты – это легко, особенно, если есть тостер.
- О, ну ты прямо нашел мою сильную сторону, - усмехнулась женщина, доставая с полки нарезанных хлеб в виде квадратиков, - хотя жизнь заметно упрощается, - она пододвинула к столешнице тостер, - когда есть специальная техника.
Шерон снова засмеялась и нажала на кнопку, чтобы прибор разогревался. Пока француз орудовал на кухне, она вышла в коридор и вынула из сумки две сложенные удочки. Сегодня уже слишком поздно для рыбалки, но лейтенант не теряла энтузиазма, завтра она посвятит несколько часов здешней рыбке. Отложив удочки в сторону, Реймонд вернулась на кухню, казалось, пребывая в еще лучшем расположении духа, чем было до того. Она запихнула тосты в тостер и нажала на другую кнопку. Женщина оперлась о столешницу, наблюдая за тем, как Этьен готовит свой «завтрак». Шерон улыбалась, просто стояла и улыбалась, как будто мужчина не готовил, а делал нечто более изысканное и приятное. Но правда в том, что больше и не нужно было. Реймонд сама удивлялась, но ей было достаточно и тихого шабуршания Этьена на кухне, чтобы чувствовать себя счастливой. В этом смысле, эти отношения для нее уникальны: всегда было какое-то «но», всегда чего-то не хватало, а теперь жизнь кажется полноценной. Наблюдая за тем, как мужчина готовит, Шерон и сама почувствовала голод. Но голод немного иного характера. Хотелось пожмякать, потискать француза – ну ей Богу, желание 12-летней девочки. От этих навязчивых мыслей Шерон отвлек сигнал тостера, два поджаренных ломтика хлеба выскочили наружу. Женщина положила их на тарелку, а после повторила свои действия, она ведь тоже хочет «позавтракать».
- Мой телефон, - проговорила Шерон и выбежала из кухни по направлению к коридору. На тумбочке валялся ее звонящий Motorola. – Да, - энергично протянула она в трубку, улыбнувшись при этом Этьену. Разговор был недолгим, но уже через несколько минут стало понятно, что Шерон пребывает в восторге. – Правда? Спасибо Вам большое, договоримся о встрече, как только я приеду в город. Всего хорошего.
Женщина положила телефон на место и подпрыгнула, демонстрируя свою радость. И что же ей надо было для такой реакции? Всего лишь сообщение о том, что один мужчина готов продать Шеви 1970 года по вполне низкой цене. После уничтожения джипа, Шерон решила не растрачиваться и приобрести то, о чем грезила давно – классику.
- Тьеш, ты слышал? – восторженно донесла до мужчины Реймонд. – Да брось ты это, - вытаскивая из рук француза продукты и приборы, бросила женщина. – У меня, наверное, будет Шеви 70-года, классика…, - Шерон наступала на Этьена, вынуждая его спиной куда-то двигаться, - желтая с черными… Оу!
Лейтенант не успела договорить, как почувствовала, что клониться вперед. Парочка повалилась на диван, который оказался на их пути. Шерон, грохнувшаяся на грудь француза, снова звонко засмеялась, но даже эта оплошность не лишила ее энтузиазма по поводу будущей покупки.
- Я давно хотела что-то в этом роде, - подползая к голове Этьена, продолжала говорить Шерон. – В последнее время мне чертовски везет, - она дотронулась ладонями до его щек и начала целовать, в губы, в подбородок, в щеку, в нос, - Шеви 70-го года, - с улыбкой повторила женщина, отрываясь от столь приятного занятия. – Ты считаешь меня сумасшедшей? –  Реймонд с улыбкой посмотрела на Тьена, проводя рукой по его волосам. Женщина находилась так близко, что их носы слегка соприкасались. – Но все и вправду складывается, как нельзя лучше.
Лейтенант выдохнула и, не дожидаясь ответа, одарила француза французским поцелуем, да еще так жадно и требовательно, как будто не видела его месяца два, не меньше. Женщина обхватила голову Этьена руками, захлебываясь собственными чувствами. Однако все хорошее рано или поздно заканчивается. С кухни послышался писк тостера.
- Твою мать, - отрываясь от приятного занятия и поворачивая голову в сторону, протянула Шерон, после чего быстро соскочила с дивана и полетела на кухню. – Вот тебе и золотистая корочка, - засмеялась она, доставая из тостера черные ломтики хлеба, от прибора все еще шел дым, хорошо, что он не загорелся, занавески висели совсем рядом. – Хороший урок: не поддавайся утехам на отдыхе, иначе можешь остаться не только без завтрака, но и без крыши над головой, - Шерон сделала умное лицо, после чего театрально поклонилась. – Но это правило не действует вечером, - она обернулась, посмотрев в окно, а потом снова повернулась к французу, - а уже темнеет, - женщина лукаво улыбнулась, как будто заигрывая с Этьеном, делая неоднозначные намеки. – Ладно, - она хлопнула в ладоши, - ты еще долго готовить будешь? Я вот тоже как-то проголодалась. Сегодня надо как следует расслабиться, а завтра будем рыбачить.

+2

12

Вечер грустных историй, пожалуй, закончился. Этьен и Шер удалось разрядить обстановку, послать куда подальше угнетающую атмосферу. Собственно, так и нужно, отталкивать от себя негативные мысли и полностью отдаваться моменту. И, признаться, момент был что надо. Они игрались, словно дети. Целовали друг друга, кусались и шутили.
-Ты боишься спать со мной? Ну же, Шерри, я же чуть-чуть! – заулыбался Этьен, хитро прищурясь – мне в том доме будет одиноко. Ты же навестишь меня? М? Навестишь?

В домике, как уже упоминалось, они принялись готовить ужин. Точнее Этьен затеял все это, кружась над кастрюлей с кипящей водой. И Шерон нашлось дело. Однако недолго она помогала французу. Как всегда зазвонил телефон. Пожалуй, еще не было того дня, когда они провели время вместе, без всяких телефонных звонков со стороны. Пожалуй, с этим нужно лишь смириться, именно поэтому Этьен начал молиться. Кто угодно, только не начальник Шерон, который любит вызывать ее на работу в момент романтического настроя и любовного напряжения. В общем, босс у Шерон чувствовал, когда надо звонить и звать лейтенанта на работу.
Шер улыбнулась Этьену, и он машинально улыбнулся в ответ. Действия его замедлились, и он стал прислушиваться к разговору. Вообще, он никогда не слушал, о чем говорит Шерон по телефону, старался не лезть в ее дела. Это называется, предоставлять ей личное пространство, где она могла делать, что хочет. Своего рода свобода. Но сейчас оставалось надеется, что это просто ошиблись номером, или, скажем, Дэнни решил спросить, куда мама убрала собачье печенье.
-Тьен, ты слышал? – радостно спросила Шерри, отчего Этьен вздрогнул и начал быстрее резать помидоры. Он не сразу сориентировался, что нужно сказать, да и вообще нужно ли.
-Не-нет, не слышал – невинно улыбнулся Этьен.
Мужчина явно был в замешательстве, которое сам и устроил. Будто его застукали с поличным, ей богу, как маленький ребенок. Австралийка двинулась вперед, а Этьен отступал, как отступали французы в 1812 году, после того, как почувствовали русскую зиму, русский характер, русский кулак. Чего он отступал от Шерон, так и не понятно. Видно был взволнован ее возбужденным настроением. Порой Шерон так и хочется назвать сгустком энергии.
-Шеви? – переспросил Этьен, правда диалог построить не получилось. Мужчина споткнулся о диван и упал на его мягкие подушки. Шерон упала французу на грудь, отчего он кашлянул. Он не был готов к такому падению, он даже сгруппироваться не успел.
Во всяком случае, Шерон звонко засмеялась, а с ней и Этьен. Забавный выходит вечер, а главное, никакие начальники не тревожат покой Этьена и Шерри. А это самое главное.
Мужчина не успел выразить свою радость за любимую женщину, ведь эта любимая женщина успела выразить свою любовь к мужчине. Как все запутанно, но это так. Шер сладко впилась Этьену в губы, а он поддался, обхватив талию австралийки рукой. Он прижимал ее к себе, он начал снимать с нее рубашку, немного привстав, и начиная стягивать ее, как футболку, забыв про пуговицы.
Пожалуй, лучше бы позвонили начальники и прервали всю эту идиллию, чем запищал разъяренный тостер. Он явно грозился спалить дом, если эти двое не вернуться на кухню и не продолжат готовку.
Однако мужчина был сильно увлечен Шерон, чтобы замечать что-либо вокруг себя. А вот Шерон умела переключиться с одного процесса на другой. Видать профессиональные навыки. У Этьена бы уже давно сгорел и дом и он сам, вместе с любовницей на груди. Остается только радоваться, что любовница – Шерон. Кажется, мы уже радовались на этот счет.
-Ой, подумаешь, ну сгорели бы, ну и что тут такого – усмехнулся Этьен, глядя на черные тосты, которые, кажется, несъедобны. – приятнее поддаться утехам с любимой женщиной, верно?
Мужчина понимал, что раз они на кухни, значит, надо продолжить готовить. Собственно, Шерон подтвердила его мысли.
-Скоро, минут через 10 – улыбнулся мужчина, поцеловав австралийку в щеку, - думаю, нам и 2-х тостов хватит, намажь их этим – Тьен протянул женщине чашку с соусом, который приготовил несколько минут назад.

Через несколько минут, Этьен уже готов был подавать ужин на стол.
-Ну что, время завтракать! – улыбнулся мужчина, ставя перед Шерон тарелку с яйцами пашот, поджаренным беконом, овощами и соусом с прованскими травами. – жаль, десерта нет. Ты же угостишь меня десертом? – усмехнулся мужчина, глядя на Шерон. Несколько секунд он смотрел ей в глаза, а потом аккуратно коснулся ее сладких губок. – Пожалуй, мне этого хватит на десерт – прошептал мужчина ей на ухо, прижимаясь щекой к ее лицу.
Этьен сел на свое место и, широко улыбнувшись, дал старт:
-Ну, давай, пробуй, критикуй! Я весь в ожидании!

+1

13

Казалось, Этьен был готов зайти дальше. Что ж, Шерон вовсе не была против. В конечном счете, отдых предполагает не только монотонные беседы, вкусную пищу и рыбалку, но и нечто большее, от чего женщина просто не могла отказаться, находясь рядом с французом. Он словно яркий и пылающий огонек, который зажигал Шерон одним только своим присутствием. Женщина бы засмеялась, ощущая, как Этьен пытается снять ее рубашку, позабыв о пуговицах, но она не могла, слишком увлечена. Шер провела ладонью по груди мужчины, собираясь сделать тоже самое с его кофтой. Но не суждено. Когда казалось, что обратной дороги нет, а тишина в доме заполнилась звуками участившегося дыхания Реймонд, сработал сигнал тостера. Женщина как-то сразу сориентировалась и, как уже было сказано, подскочила к кухне. Конечно, обидно было прерываться на самом интересном месте, но ничего не поделаешь, видимо, сначала «завтрак», а потом все остальное. Потом на кухню подошел Этьен, он не выглядел особо довольным.
- С этим не поспоришь, конечно, приятнее, - протянула женщина, вынимая сгоревший хлеб из тостера. – Мы бы сгорели от страсти, - она открыла нижний ящик и выкинула тосты в мусорное ведро, - притом буквально. Лучше уж повременить с утехами, все равно я без них плохо засыпаю по ночам.
Шерон подмигнула французу бровями и направилась к ближайшему окну. В доме все еще стоял запах гари. Хорошо, что пожарная сигнализация не сработала, иначе пришлось бы бегать по дому с полотенцем и развеивать дым, предотвращая ложный вызов пожарных. Женщина быстро открыла окно и вернулась к Этьену. Она получила новое задание, с которым справилась уже через три минуты. Всего два тоста, ведь. После Шерон решила посвятить немного времени вещам. Время пролетело незаметно, из-за пробки и пробитого колеса парочка приехала гораздо позже, чем рассчитывала, потому близилось время сна. Ну как сна, у женщины были свои планы. Она отнесла сумку в спальню, повыкидывала оттуда лишнее, что-то забросила в шкаф, и только после вернулась. Этьен уже заканчивал. Шерон подошла сзади и, положив руки  на талию мужчины, выглянула из-за его спины, чтобы увидеть предстоящий «завтрак». Выглядело аппетитно, впрочем, как и всегда. Француз умел порадовать женщину, притом, не обязательно изысканными блюдами, еда могла быть простая, но от этого не менее вкусная. Шерон села на стул, предварительно достав бутылку вина, которую парочка взяла с собой. Хороший вечер для того, чтобы расслабиться. В это время Тьен поставил перед ней все приготовленное и заговорил о десерте. Своим немудреным движением, он лишь вновь пробудил в Реймонд неистовое желание, от чего она только вздохнула, а после попыталась отвлечься на еду. И это получилось, как только мужчина дал старт. Надо же, Шерон и не знала, насколько была голодна. Пища была потрясающей, с этим не поспоришь, бекон, яйца, все выглядело так просто и знакомо, но вкус был еще великолепнее.
- Блин, а казалось, ничего особенного, - с удивлением заметила женщина, отправив очередной кусочек бекона в рот. – Знаешь, в этом смысле, мне повезло, - будучи увлеченной едой, говорила Шерон, - ты – единственный мужчина, из тех, кого я встречала, кто умеет готовить. Вернее, Джейсон умел, но… яйца оставались яйцами, бекон беконом, а у тебя получается что-то особенное, - последние слова Шерон произнесла мягко и даже ласково, чтобы подчеркнуть эту разницу.
Она редко говорила с Этьеном о своих бывших мужьях, особенно о первом. О Джейсоне француз слышал гораздо чаще и, к слову, не всегда ругательства или оскорбления. Шерон ценила Джейсона, они развелись, но все же остались близки, поэтому его имя порой проскальзывало в разговорах. Реймонд никогда не задавалась вопросом: смущает это Этьена или нет. Может, стоило? Но вот завтрак подошел к концу, Шерон промычала, выказывая свое удовольствие, а после встала и отнесла тарелку на кухню.
- Я пойду умоюсь, - сообщила она, подходя к Этьену, который все еще поглощал свою большую порцию пищи. – Уже поздно, жаль, мы потеряли столько времени в дороге, - она улыбнулась и наклонилась, чтобы поцеловать француза в щеку, пока тот уплетал бекон. – Ах да…, - женщина была уже в коридоре, на пути к ванной комнате, когда вспомнила одну деталь, - когда будешь идти в спальню, захвати вино, допьем его, у нас же есть еще одна бутылка.
Шерон в очередной раз сверкнула своей улыбкой и направилась к ванной комнате. По пути, она забыла, что не взяла полотенце и белье. Через несколько минут Реймонд была уже в душе. Надо же, здесь даже вода кажется чище. Стоя под напористыми струйками воды, женщина ощущала тепло и неописуемое спокойствие. Конкретно сейчас, Шерон могла смело сказать: «Мне хорошо». По правде, у Реймонд не было сторонних мыслей. Взяла белье, но забыла сорочку. Ладно, придется идти так. Женщина распустила волосы и вышла из ванной. Та находилась в нескольких метрах от спальни, но Шерон и этого хватило, чтобы почувствовать холодок, пронзающий ноги. В доме было еще сыро.
Женщина открыла дверь спальни, Этьен сидел на кровати, видимо, ожидал своей очереди в душ. На тумбочке напротив, в метрах четырех от кровати, стояла бутылка вина. Только сейчас Шерон посетила мысль устроить мужчине, что-то вроде сюрприза. Ну, он же хотел десерт…, да и заслужил, приготовил такой вкусный завтрак. Реймонд подошла к тумбочке и, повернувшись спиной к французу, налила в бокал вина. Осторожным и незаметным движением, она развязала пояс на халате, халат распахнулся, собственно, раскрывая все то, что было под ним. Шерон все еще стояла спиной, заталкивая пробку в бутылку.
- Я вот чего не пойму…, - протянула она бархатным и спокойным голосом, наконец-то поворачиваясь к Этьену лицом и представляя его глазам свое новое белье. Женщина выглядела так, как будто «она здесь не причем», а развязанный халат и кружевное белье – сам собой разумеющийся элемент. Конечно, все это было всего лишь игрой под названием «соврати своего француза». – Ты обещал купить мне новое белье когда-то, - Реймонд облокотилась о тумбу и сделала один глоток вина, - но так и не купил.

+1

14

Кто бы мог подумать, что у Этьена появится женщина, о которой он захочет так заботиться. Да, француз был рад и счастлив, что может порадовать любимую вкусным ужином, а точнее вечерним завтраком. Кто бы мог подумать, кто бы мог подумать.
Видели бы его сейчас друзья, которые всегда знали Этьена, как человека неверного и ветреного. Да, они скажут, что он романтик, но они не скажут, что он муж. Муж – это что-то постоянное, а Этьен тот еще прохвост.
Однако Шерон удалось его изменить. В корне. Может быть о таких женщинах говорили, что они ведьмы и сжигали на кострах. Люди боялись красоты? Люди боялись гармонии тела и души? Да, Шерон, не смотря на все свои минусы и, возможно, пороки, была гармонична и очаровательна, чем и купила Этьена.
Она так хвалила француза, что он начинал улыбаться самой влюбленной и нелепой улыбкой. И вот сейчас, она видела в его стряпне что-то особенное, а он видел всего лишь яйца. Должно ли это о чем-то говорить. Пожалуй да, это говорит, как минимум о взаимности чувств.
-Я рад, что тебе нравится – с долей смущения, проговорил Этьен, запивая кусочек бекона вином.
И кто еще был голодный, если Шерон успела съесть все быстрее Этьена. Возможно это опять ее профессиональные навыки, времени на обед немного, поэтому нужно просто что-нибудь перекусить и продолжить бороться с преступностью. В отличии от Шерон, у которой была напряженная работа, Этьен не напрягался. У него каждый день был час на обед. Он выезжал из офиса и обедал в каком-нибудь уютном месте. Обычно это был какой-нибудь овощной салат, а на второе его ждало мясо: говядина, телятина, свинина, баранина, курица. В этом плане мужчина был всеяден, и все же частым блюдом была сочная, прожаренная телятина в сливочном соусе и с тушеными баклажанами. К чем все эти описания и вся эта точность? Пожалуй, лишь для того, чтобы подчеркнуть здоровый аппетит Этьена. В завершении этого скажу, что он никогда не отказывался от десерта, да и вообще был редкостным сладкоежкой.
Шерри сообщила, что желает приять душ. Так же женщина напомнила ему захватить бутылочку вина. Такой расклад нравился французу, он был в предвкушении спокойной ночи, рассказов и французского вина.
-Хорошо, я возьму, родная.
Шерон ушла, а Этьен продолжил наслаждаться пищей. Признаться, в последнее время, он стал готовить намного вкуснее. Кажется, что каждый кусочек пропитан любовью. Что же женщины творят с мужчинами. Они покоряются им, сдаются без боя и готовы на все. Шерон, сама того не понимая, пленила Этьена, что он поражался сам себе.
Мужчина доел, помыл посуду, что уже звучит как-то неправдоподобно. Но так оно и было, я не вру. Взял бутылку, два бокала и направился в спальня. Проходя мимо ванной, услышал, как Шерон выключила воду. Что же, значит скоро его очередь.
Француз поставил вино и бокалы на прикроватный столик, а сам присел на краешек кровати. Как он и ожидал, Шерон вышла из ванной в легком халатике. Француз довольно улыбнулся и уже собирался пойти принять душ, смыть напряжение, а потом окунуться с головой в волшебство насущной ночи. Но Шерон его остановила.
Она разлила вино в бокалы. Халат чуть прикрывал ее очаровательные ножки. Тут женщина повернулась и показала французу свои прелести. Что же, тело у нее было чудесным. Белье подчеркивало все ее красоты и рельефы. Этьен улыбнулся и посмотрел Шерри в лицо.
- Обещал? – он игриво вздернул бровью и, обвив руками бедра любимой, притянул ее к себе – Значит куплю.
Он сладко поцеловал животик Шерон, рука скользнула по бедру, по ягодицам. Этьен продолжал целовать живот женщины, согревая своим горячим дыханием. Остановившись на мгновение, мужчина поинтересовался:
-А какое ты хочешь? Хочешь, я достану тебе самое лучшее французское кружево? Или ты хочешь что-нибудь из итальянского? – Этьен снова коснулся губами ее животика. Он не мог встать, она была так рядом, стояла между его ног. Француз лукаво улыбнулся – давай, снимай халатик, иди ко мне.

+1

15

Несмотря на то, что начало отдыха не вызвало у женщины никакого оптимистического настроения, продолжение оказалось весьма и весьма приятным. Сам дом, сама атмосфера, присутствие близкого и родного человека – уже только это вынуждало Шерон радоваться каждой минуте, проведенной на этом озере. Однако предстоящая ночь наполняла ее гораздо большим энтузиазмом, хотя еще несколько минут назад женщина планировала просто лечь и уснуть крепким сном. В общем, вышло, как вышло, против инстинктов не попрешь, вот и Шерон решила получить от этого отдыха все, и Этьен не был исключением. Шелковый халат, новое белье, лейтенант старалась быть женщиной, в традиционном понимании этого слова, если не в бытовой жизни, то хотя бы в интимной. Вроде получалось, по крайне мере, Этьен никогда не жаловался.
Шерон сделала один глоток вина, смотря на одну из картин напротив, в то время как Тьен пожинал плоды, щедро предоставленные его женщиной. Сама Шер получала несказанное удовольствие, ощущая губы француза на своем животике, и легкое покалывание его щетины, кажется, даже кожа ее покрылась мурашками. Чуть погодя, Реймонд положила руку на голову Тьена и опустила взгляд, с ехидной ухмылкой наблюдая за действиями мужчины. Руку с бокалом вина пришлось слегка отстранить в сторону, ибо подкашивались не только ноги, не хватало еще испортить момент, пролив на штаны француза красное вино.
- Купишь, куда ж ты денешься, - усмехнулась Реймонд, делая очередной глоток вкусного напитка.  – И желательно поскорее.
Она улыбнулась, вспоминая, при каких обстоятельствах Этьен пообещал купить новое белье. Все получилось, как в самой последней драме: поругались, начали мириться, в порыве страсти разорвали к чертовой матери бюстгальтер. Этьену то хорошо, а вот Шерон пришлось катить домой без этого элемента нижнего белья.
- Ну я думаю…, - вновь поднося бокал к губам, с наигранной задумчивостью протянула женщина, - жестоко просить у француза итальянское белье. Это оскорбит, - двумя пальцами Реймонд коснулась подбородка Этьена и задрала его голову, чтобы взгляд мужчины был направлен на нее, - твое национальное самосознание. Так что… здесь без вариантов. Уверена, французское кружево смотрится гораздо лучше. Странное дело,  но в последнее время, я питаю дикую слабость ко всему французскому.   
Шерон криво улыбнулась, а затем наклонилась, нежно целуя сначала верхнюю губу француза, потом нижнюю, потом обе. Когда дело коснулось халатика, женщина лишь пожала плечами, мол, так и быть, после чего поставила на тумбочку наполовину пустой бокал вина. Шер аккуратно поставила коленку на кровать, прямо между ног француза, после чего, обхватив его лицо руками, снова поцеловала в губы. Она медленно подалась вперед, вынуждая корпус француза наклоняться. В итоге, парочка оказалась лежащей на кровати. Согнутую ногу в колене, женщина подтянула вверх, как будто пытаясь обхватить ею талию Моро.
- Здесь такая умиротворенная обстановка, - протянула Реймонд, будучи полностью увлеченной процессом.
Она полностью легла на грудь Этьена, продолжая целовать в губы, и одновременно водя ладошками по его телу. Потом слегка подтянулась, чтобы достать до мочки уха. Действительно, что-то в этом месте было. За окном тишина, только звуки ветра, интерьер в доме был настолько прост, но приятен, что невольно задумываешься о загородном доме. Не удивительно, что Шерон быстро прониклась отпускным настроением, как вообще, так и конкретно сейчас. Не хотелось только, чтобы столь приятное занятие вновь было прервано звуками пожарной сигнализации или сгоревшего тостера, на сей раз Реймонд не сможет отвлечься.
Целуя мужчину в щетинистую щеку, Шерон наконец-то аккуратно стянула с себя халат и откинула его куда-то в сторону. По телу сразу пробежался холодок, но женщина не обратила на это никакого внимания. В такие моменты любые неудобства отходили на второй план, ведь как можно, ты лежишь на таком соблазнительном французе, целуешь его не то в губы, не то в шею, не то в щеку – ну нереально же оторваться. Шерон снова потянулась к мочке уха, только на сей раз, она ее просто игриво прикусила.
- В такие моменты начинаешь любить отпуск, - засмеялась она, смотря в глаза Этьена.

+1

16

Нежнее и слаще десерт нельзя было вообразить. Что может сравниться с сахарными губками Шерон?
Женщина все так же стояла перед Этьеном, вкушая ароматы французского вина. Мужчина же наслаждался шелком ее кожи, тонким запахом ее геля для душа, которым, вероятнее всего, она воспользовалась ранее, стоя под теплыми струями чистейшей воды. Пальцы Этьена аккуратно касались ее прекрасных ножек, которые будоражили его сознание.
-А что будет, если я откажу тебе в этой прихоти? – лукаво улыбнулся француз, отрываясь от сладкого животика женщины.
Этьен аккуратно взял Шерри за руку, нежно поцеловал каждый пальчик, ладошку, запястье. Тут уж австралийка приподняла голову Этьена, отрывая его от увлекательнейшего занятия.
-Спасибо, что заботишься о моем самолюбии и патриотизме – усмехнулся француз – Я куплю тебе любое, которое тебе понравится. Все для тебя! – с этими словами мужчина расплылся в искренней улыбке, зацепившись взглядом с голубыми глазами любимой.
-Шерон, какие у тебя глаза – сладко прошептал мужчина, старясь наполнить тишину влюбленностью – словно два сапфира…
Женщина наклонилась, жадно впиваясь в губы Этьена. Каждое ее прикосновение сводили его с ума, заставляя желать ее все больше. Француз отдавался каждой минуте, каждой секунде искушения, он позволил себе это, как когда-то Ева позволила себе поддаться искушению райским плодом.
Шерон убрала вино, сейчас ее больше интересовал француз. Его поцелуи были вкуснее знаменитого французского напитка. Шерри повалила его на кровать, Этьен довольно улыбнулся, а потом вновь вкусил вина с ее райских губок.
Шерри умудрялась в промежутках что-то говорить, Этьен же был полностью увлечен процессом, увлечен телом Шерон.
Раньше Этьен посмеялся бы над человеком, который сказал, что можно получать удовольствие от одного и того же партнера. Невозможно хотеть смотреть один и тот же фильм вечно, играть в одну и ту же игру, читать одну и ту же книгу. В этой ситуации француз бы щегольнул пословицей «Дважды в одну реку не зайдешь», пытаясь приплести ее смысл к женскому телу, да и вообще к женщине в целом. Заходишь в эти речки, пробуешь их, а потом ищешь новую, в старой же ты уже купался. Одна узкая, другая широкая, третья быстрая, а четвертая медленная. И не важно, что природа создала их именно такими, ты знаешь строгое правило, которое и не о женщинах говорилось: «дважды в одну реку нельзя».
Возможно, такое мировоззрение на взаимоотношения полов выработалось благодаря отсутствию мужчины в семье. Этьен просто пытался доказать себе, что он самец, что он мужчина, вероятно, копируя поведение своего отца. Да, он его не знал, но по рассказам бабушки представлял себе его именно таким: свободным, страстным и вечно влюбленным. Но отец был полной противоположностью бабушкиных рассказов, однако идея стать Дон Жуаном современности осталась при Этьене. Идея она живуча. У нее нет плоти и крови, костей, кожи. Она не чувствует боли и, порой, она становится смыслом всего, пока тебя не останавливает красивая женщина и не открывает мир заново. Только тогда идея умирает, становясь горкой пепла. Из пепла былых замыслов и планов, рождается новый смысл жизни, новая цель, перечеркивающая все жизнь, подводя итог былых дней и толкая на новые подвиги, ради любимой женщины. Ты становишься героем куртуазных романов, эдаким рыцарем злополучных будней. Бросаешь вызов всему, словно Дон Кихот мельницам. Не боишься быть смешным и нелепым, становишься идеалом для всех женщин мира, чтобы покорить сердце одной единственной. Прячешь все свои скелеты в шкафу, и достаешь их постепенно, по косточке, боясь спугнуть райскую птицу, возжелавшую тебя.
Этьен уже не мог представить, что рядом с ним будет сладко посапывать другая женщина. Он видел перед собой только Шерон, даже в первые дни, когда засыпал один в кровати, ему хотелось видеть рядом только ее. Мысли, порой, материализуются. Чего желал, то и получил.
Губы Шерон касались лица Этьена. Руки француза ласкали грациозную спинку женщины и, в конце концов, расстегнули белье, что так мешало насладиться телом австралийки в полной мере. Итак, Этьен дал свободу пышным грудкам женщины. К слову, у Шерон была красивая грудь, и Этьен, чуть выпрямив корпус, сразу же прильнул к ней губами.

Француз и его Шерри отдались воли случаю, забыв обо всем. Мужчина наслаждался каждой минутой, проведенной в обществе любимой женщины. Она была чудесна. Ее соблазняющие формы, которыми она делилась со своим мужчиной, ее мягкие, чуть волнистые волосы, в которые хотелось нырнуть с головой, словно в океан пшеничного шелка. Ее мягкие, теплые губы, которые с каждым прикосновением дарили сладкую любовь и каплю жгучей страсти. 
Плавные движения француза сопровождались глухим и соблазняющим скрипом широкой кровати. Этот скрип, будто симфония этой ночи, задавала такт паре, их движениям, их действиям.
Этьен жадно целовал плечо любимой. Плечо, сахарную шейку, грудки, вздымающиеся от желания и возбуждения. О, эти чудесные грудки, словно нежнейший пломбир!
Каждая секунда приближала Этьена к кульминации. Сказка, волшебство, всему когда-нибудь приходит конец. И, как не прискорбно, минуты счастья летят со страшной силой. Они не ждут и не заботятся о том, что тебе бы хотелось еще окунуться море блаженства, упасть в объятия любимой.
В груди француза произошел маленький фейерверк. Он припал губами к щеке Шерон. Жаркое дыхание было сбито, а тело приобрело глянцевый оттенок от пожара, сжигавшего все внутри мужчины.

Этьен, укутавшись в одеяло, лежал, прижавшись к женщине, поглаживая ее разгоряченную кожу. Он ей мечтательно улыбнулся , поцеловав в лоб, сказал:
-Ты великолепна… - и после некоторого времени молчания, продолжил – надо бы мне в душ сходить. Ты со мной? – француз лукаво улыбнулся, продолжая аккуратно вырисовать кончиками пальцев причудливые узоры на кошачьей спинке австралийки.

Отредактировано Étienne Moreau (2012-09-14 00:27:16)

+1

17

- У меня просто не будет бюстгальтера, - вполне справедливо отметила Шерон все последствия. – Не думаю, что тебе это понравится.
Она усмехнулась, позволяя мужчине продолжить начатые ласки. Неужели такие мелочи могут приносить столько удовольствия? Он касался пальцев, руки, запястья, но на деле проникал гораздо глубже. Шерон и подумать не могла, что когда-нибудь испытает подобное чувство, подобное желание от одного только поцелуя. Это удивительно. Когда Этьен сделал замечание по поводу глаз, на лице Реймонд отпечаталось дикое удивление и одновременно восторг. Создавалось такое впечатление, что мужчина только сейчас это заметил, но Шерон понимала, в чем была истинная причина такого всплеска. Как он смотрел… Этот взгляд не описать словами.
- Ты что, только сейчас это заметил? – засмеялась женщина, в то время как ее руки медленно переходили от плеч француза, к его лицу.
Они повалились на кровать, а Шерон просто не могла оторваться от своего любимого занятия: целовать Этьена в подбородок, в щеки, в губы. Постепенно женщине хотелось как будто большего, она становилась напористее, жаднее, быстрее, дыхание учащалось, его можно было услышать. Шерон забиралась все дальше, комкая в руке края кофты Этьена. В такие моменты женщина забывала обо всем: обо всех сомнениях, обо всех конфликтах и препятствиях. Но будем откровенны, все это происходило не только по той причине, что женщина утопала в любви своего француза, но и потому, что он был хорош, как партнер в постели. Без этого никуда, это тоже часть отношений. Такой романтичный и нежный, пылкий и страстный одновременно. Описать непросто, нужно почувствовать, и, на счастье, сделать это могла только Шерон. Женщине было в кайф осознавать то, что этот человек принадлежит только ей. По крайней мере, сейчас, в эти мгновения. Да, Реймонд не питала иллюзий по поводу будущего. Этьен говорил, что все будет хорошо, клялся в любви, а Шерон клялась в ответ, но ничего поделать с собой не могла, прежние обиды, прошлое обоих – все это ужасно било по мозгам. Какое счастье, что в такие моменты как этот, все отходило на  второй план.
Шерон попыталась встать на четвереньки, так, чтобы Этьен оказался между ее ног, согнутых в коленях. Она наклонила корпус и, проведя рукой по щетинистым щекам мужчины, поцеловала его в шею, сначала с одной стороны, потом с другой. Чуть позже женщина почувствовала, как пальчики Этьена пытаются справиться с застежкой бюстгальтера. Мысленно она понадеялась на то, что в этот раз все обойдется без казусов в виде разорванного нижнего белья. К счастью, все прошло удачно, и Шерон практически сразу почувствовала, как губы француза касаются ее груди. Она глубоко вздохнула, от нахлынувших чувств, а потом, как только мужчина оторвался, сняла с него наконец-то эту кофту. Шерон подтянулась и снова впилась в губы Этьена, практически полностью взвалив свое тело на него. Ее дыхание было учащенным, а руки судорожно ползали по всей груди француза. Чуть позже женщина слегка отстранилась и подалась ниже, отчерчивая губами линию на груди Этьена. А потом, не отрывая губ от груди, снова подтянулась, медленно перехода на его шею. Относительно медленные движения женщины постепенно сменялись страстными, трепетными и жадными.
В эту ночь она в очередной раз починилась ему, подчинилась и отдалась, полностью, без остатка. В плотских утехах с Этьеном Шерон никогда себе не отказывала, но особое место - особые ощущения. Женщина двигалась навстречу своему суженому, его плавные движения сопровождались ее слабыми стонами. Она позволила себе оказаться сверху, а через некоторое время снова легла на спину. Ладони скользили по спине мужчины, а пальцы чуть ли не впивались в его плоть от несказанного наслаждения. Шерон прижимала француза к себе, к своим плечам, к своей шее, только бы момент не закончился, только бы длился вечно. Когда стало понятно, что кульминация не за горами, Реймонд, которая уже была готова издать долгий стон от удовольствия, повернула голову к Этьену, их губы почти соприкасались. Ее ладошка коснулась его щеки, однако долгого зрительного контакта не получилось. Уже через несколько секунд,  кажется, Шерон почувствовала даже какое-то жжение в груди, образно выражаясь.  Она слегка отвернулась, издавая безмолвный стон и ощущая, как губы Этьена касаются ее щеки. Одна рука Шерон сжала плечо француза, второй она прижала его к себе еще крепче. Частое и жаркое дыхание женщины было отчетливо слышно, она закрыла глаза, пытаясь справиться с нескончаемым огнем внутри.

Кажется, лежа сейчас на спине, Реймонд даже вспотела. Она смотрела на потолок и улыбалась, как будто до сих пор не могла поверить в то, каким чудесным оказалось продолжение отдыха. Потом Шерон повернулась лицом к Этьену и услышала весьма лестные слова в свой адрес.
- Ну…, ты тоже ничего, - съязвила она, проводя ладонью по лицу мужчины. Еще несколько секунд Реймонд просто безмолвно смотрела в его глаза. Как признаться в своей слабости? Шерон вся такая сильная и боевая…, сейчас, она не представляла свое будущее без этого человека, не хотела представлять, это было больно. Но чертов мозг бесконечно твердил слова «а что если…», а что если он уйдет, а что если она что-то сделает не так. Вот и вся неуверенность, которая в понимании Шерон была обычной слабостью. Создавалось впечатление, что женщина не решалась на следующий шаг только из-за опасений того, что потом все может пойти наперекосяк, и это будет болезненно, это уколет в самое сердце. Думала ли она, что когда-нибудь так будет любить мужчину? Впрочем, все эти мысли как-то улетучились, живем сегодняшним днем, а сегодня он здесь, лежит рядом и предлагает сходить в душ. Настроение даже как-то быстро подскочило.
- Почему бы и нет? – резво заметила женщина, сползая с кровати. Она резко потянула одеяло, окутывая себя им, но в то же время, полностью лишая француза какого-либо прикрытия.  – Шмотки захвати! – быстро и игриво протянула Шерон, швыряя в него свой халат.
После этого женщина резко развернулась и быстренько, чуть ли не бегом, направилась в ванную комнату. В доме было холодно, кстати. Уже в ванной, Шерон включила воду, а потом подошла к зеркалу, продолжая одной рукой придерживать одеяло, прикрывавшее грудь и все остальное. Волосы были взъерошены, на шее виднелось какое-то красноватое пятно.
- Вот же засранец, - протянула женщина, слегка запрокидывая подбородок, чтобы разглядеть новообразовавшийся засос.

+1

18

Когда Шерон улыбается, у Этьена на душе спокойно и радостно. Разве может быть что-то прекраснее улыбки любимого человека? С этим, пожалуй, может сравниться только счастье твоих собственных детей. И улыбки и заливистый смех.
-Просто ничего? – наигранно удивился француз, обнимая Шерон за талию и притягивая ее к себе – а мне кажется тебе понравилось – улыбнулся он, целуя любимую в ключицу.
Шерон была какой-то задумчивой, но в то же время счастливой. Этот живой блеск в глазах, этот трепет в груди, который ощущал и Этьен.
Женщина продолжала смотреть на мужчину и, по видимому, думать. О чем она сейчас размышляла, сложно ответить. Француз аккуратно касался ее кожи пальцами, почти не касаясь, вырисовывал узоры.
На предложение сходить в душ, она согласилась, отчего Этьен по-детски, широко улыбнулся и поцеловал Шерри в висок. Однако эту женщину ничем не утомишь. Она резво спрыгнула с кровати и забрала одеяла, лишив Этьена всякого способа прикрыть свою наготу. В принципе, француз не стеснялся быть голым, тем более, что Шерон там уже все видела, ничего нового на теле мужчины не появилось, но в доме было прохладно, не смотря на то, что за окном было лето в самом его разгаре.
-Хей, женщина, я же замерзну! – пробормотал Этьен, лишенный одеяла. Она кинула ему свой халат, но разве он согреет его? Шерон уже скрылась за дверью, слышно было, как она включила воду. Неужто она уже нежится под струями теплой воды?
Этьен достал одежду и направился в душ. Все-таки в комнате было прохладно. Что же, это к лучшему, ведь у парочки свои способы согреться. Например, прижаться друг к другу, укутавшись в теплое одеяло.
Мужчина обмотал бедра махровым полотенцем, найденным в недрах шкафа, а после направился к Шерон. А то пока он возиться здесь, она уже вполне могла бы помыться.
Француз зашел в ванную, однако Шерри еще даже и не думала принимать душ. Она стояла возле зеркала и рассматривала свое отражение.
-Красавица – тихо сказал Этьен подходя сзади. – Оу, не думал, что так увлекусь – усмехнулся француз, рассмотрев красное пятно у Шер на шее.
Мужчина подошел к ней вплотную и обнял за талию, прижимая ее спинку к своей груди. Губы француза аккуратно коснулись женского плеча. Этьен посмотрел на Шерри в зеркале.
-Ты прекрасна, mon amour – губы Этьена чуть касались ее уха – за что мне такое счастье?
Шерон действительно была очень красивой женщиной, неудивительно, что Этьен, как жадная рыба, клюнул на нее. Но за этой живой красотой пряталась глубокая душа, сильный характер. Шерон была не просто книгой с полки, которую можно взять и почитать. Эта книга сама выбирала, кто станет проникать к ней в душу. И она выбрала Этьена. И правда, за что ему такое счастье? За что такая милость? По сути, в жизни он не сделал ничего хорошего. Если бы он понял это еще тогда, будучи молодым, желающим заполучить все и сразу, стоял бы он сейчас здесь, обнимал бы эту женщину?
Шерон – живое воплощение красоты и силы, настоящая амазонка, пленяющая мужчину своим небесным взглядом, своей копной пшеничных волос. А Этьен простой мужчина, который стал рабом женской красоты, который умудрился влюбиться, как влюбляются школьники. Кажется, что навсегда. Любая ссора становится трагедией, а каждый поцелуй праздником души. Каждый ее взгляд превращается в дар божий. Прикасаться к ее коже, чувствовать ее жар и ощущать ее любовь, разве можно мечтать о чем-то еще?
Рядом с ней француз забывал обо всем. Она в одночасье становилась и глотком воды и кусочком пищи и каплей жизни. Она не разбавляла одиночество Этьена, она становилась его смыслом жизни. Да, хотелось начинать все с начала. Хотелось стать для нее идеальным мужчиной, интересовать и интриговать ее каждый божий день, чтобы раскрасить ее мир своими красками.
Француз стоял, прижавшись к Шерри, закрыв глаза и наслаждаясь нежным запахом ее кожи. Даже ее пот был сладок.
Этьен открыл глаза, посмотрел на любимую вновь.
-Думаю, это лишнее – весело заметил Этьен, аккуратно сбрасывая с Шерри одеяло. Рука мужчины скользнула вниз по груди любимой, спускаясь на живот и ниже. – Мы хотели пойти в душ, помнишь? – сладко промурлыкал француз любимой на ухо.

+1

19

- С чего это тебе так кажется? – со смехом спросила Шерон, повернувшись лицом к Этьену после того, как он заметил, что скромная оценка «ничего» была явно ни к месту. Наверное, не стоит говорить, что это был чистой воды сарказм. Вполне очевидно, что женщине нравилась компания француза в постели, притом нравилась настолько, что она превращалась в настоящую похотливую девчонку, желающую выказывать свое внимание любимому, и получать его же в ответ, все чаще и чаще. Однако это ведь отдых, здесь все два дня в постели не проваляешься, так что, Реймонд не оставалось ничего другого, кроме как встать и рванут к ванной комнате, предварительно, оставив Этьена совсем неприкрытым. Ему это, конечно, не особо понравилось, однако сие недовольство Шерон проигнорировала.
Уже в ванной она с интересом рассматривала свой засос на шее, попутно пытаясь сообразить, сколько времени нужно, чтобы он прошел. Ну как-то не очень здорово разгуливать по улице с такой явной меткой наличия интимной жизни. Тут еще ладно, никто не увидит, но в городе... Интересно, как у Этьена удается подкрадываться так незаметно? Шерон бы и сейчас не услышала его шагов, если бы не смотрела в это время в зеркало. Она проводила мужчину взглядом, после чего ощутила его теплые прикосновения, а вместе с ними и удивление относительно засоса. Шерон лишь фыркнула, изображая недовольство, хотя на самом деле, не видела в этом ничего криминального. Наверное,  это еще один способ проявления любви. Приятно, когда партнер хочет тебя во всех смыслах этого слова, хочет настолько, что в последствии отставляет на теле вот такие незамысловатые следы. От следующих действий француза у Шерон могли бы подкоситься коленки, не будь она настолько стойкой и выносливой. А ведь действительно, как мало нужно для счастья. Раньше женщина думала, что в ее жизни есть все, больше ничего и не надо. Но она ошибалась, и только сейчас, встретив этого человека, понимала это. Насколько же пусто было, а теперь жизнь кажется полноценной. Женщина менялась рядом с Этьеном, менялась из-за него и ради него. Это было приятнее, чем казалось с самого начала.
- Все мы счастья заслуживаем, хотя бы за что-то, - сладко улыбнувшись, проурчала она, уже закрыв глаза от приятного ощущения прикосновения любимого к уху. – Только я бы не назвала себя счастьем, - опять же, всего лишь сарказм, хотя…
Если и Этьен не знает, за что ему это, то Шерон и подавно. Не так уж много она в жизни хорошего сделала. Да, служба своей стране, потом городу – очень похвально, но о том, что за всем этим крылось, никто не знал и не догадывался. К слову, женщина никогда не задумывалась о том, что сделала кого-то счастливым. Увы, слишком несентиментальной и неромантичной была для этого. Возможно, потому слышать подобные слова из уст француза было вдвойне приятно, они резали слух и являлись надеждой на что-то новое и неповторимое. Нет, Шерон не строила иллюзий по поводу будущего, но она знала, что такого еще не было, таких эмоций и чувств от одного только прикосновения, от одного только взгляда…
Реймонд глубоко вздохнула и слегка запрокинула голову, поворачиваясь к Этьену. Ее нос коснулся его уха, женщина улыбнулась. Казалось, ей было достаточно даже этого. Шер положила ладонь на руку Этьена, которая уже обхватывала ее талию, и посмотрела в зеркало. А что, вполне гармоничная пара, оба симпатичной наружности. Ну, что касалось себя, то женщина не заикалась, каждому свое, а вот француз, даже с точки зрения внешности, был хорош. Признаться, это первое на что обратила внимание Шерон. У нее не было каких-то мыслей об отношениях, просто в участке сидел красивый мужчина, почему бы не воспользоваться ситуацией, ведь в мимолетных связях женщина тоже себе никогда особо не отказывала. А тут вот как оно вышло. Сейчас они стоят здесь, перед зеркалом и, казалось бы, больше ничего на свете не нужно.
Но потом Этьен снова отвлек Шерон от насущных мыслей. Легким движением руки, он сбросил одеяло с суженой. Женщина лишь ухнула, но следом засмеялась. На смену смеху снова пришла некая дрожь, пронзившая все тело. Ну как такие сильные мужские руки могут быть настолько нежными, что хочется вновь издать слабый стон от удовольствия? Реймонд даже прослушала последующие слова Этьена. Она вновь повернула голову, поцеловав мужчину сначала в мочку уха, потом медленно спустилась к шее, в то время как ее ладошка поглаживала волосы француза с другой стороны.
- Что? В какой  еще душ? – продолжая целовать Моро в шею, отвлеченно протянула Шерон, вспомнив про замечание мужчины.
Было такое ощущение, что она стала героиней какого-нибудь эротического рассказа, но это вовсе не смущало, напротив, Реймонд чувствовала себя достаточно уверенно и раскованно. Внутри она уже снова переполнялась страстью, но это, наверное, уже слишком, разве нет? Наконец-то, Шерон развернулась лицом к французу. Она продолжала водить губами по его шее, в то время как одна ладошка ездила по плечу и ниже, а вторая лежала на груди.
- Ну ладно, - ехидно улыбаясь, протянула женщина, не отрывая губ уже от щеки француза. – Хотели, значит сходим. Активнее, французик. 
Шерон слегка отстранилась от Этьена, игриво облизав губы, мол сладок плод, а после резко потянула его к душевой кабинке. Или как можно назвать это открытое пространство, которое отделено от комнаты только стеклом. Реймонд сразу почувствовала прикосновение к коже теплой воды. Она ходила в душ буквально несколько часов назад, но кто же откажется, сделать это снова в такой компании? Шерон притянула к себе Этьена, снова жадно впиваясь ему в губы и ощущая, как вода стекает с лица и иногда даже попадает в рот. Вроде как это должно вызывать дискомфорт, а Реймонд напротив, это даже нравилось. Через минуту женщина отстранилась от Этьена и засмеялась, чувствуя, что ее спина уперлась в угловую полку.
- Черт, - сквозь смех проговорила она, - здесь маловато места. Ой, - мочалка слетела на пол.
Вода продолжала омывать тело, от чего обстановка становилась просто неописуемая.

+1

20

Мало кто знал, что при близком знакомстве, Шерон очень интересный и веселый человек. Однако Этьен знал ее не только такой. Если для друзей он была открыта, то для Этьена она была распахнута. Мало кто знает, что целуя француза, она становилась маленькой чертовкой, жадно желающей насладиться Этьеном, словно Ева запретным плодом.
Мало кто знал, что у Шерон нежная кожа. Ее изгибы соблазняли, ее губы заставляли желать большего, ее взгляд обжигал и ласкал одновременно. То, что испытывал Этьен рядом с ней, было настолько ново и неописуемо, что каждое его движение и прикосновение были аккуратными и трепетными. Он словно хотел показать Шерон, что он не обидит, а наоборот защитит. Этьен никак не мог объяснить свои действия и поступки, но он знал только одно, он действительно этого хотел.
Мужчина зарылся в копну волос Шерон и тихо шепнул
-Ты не права. – и мужчина сладко поцеловал ее плечо, а потом добавил тихим голосом – ты – переломный момент в моей жизни. И знаешь, ты изменила меня к лучшему. Теперь даже дышать легче.
Казалось, мужчине никогда не надоест напоминать любимой, кем она является в его жизни. Шерри коснулась его руки и стала внимательно рассматривать себя в зеркале. Себя и француза. Этьену почему-то вспомнилась больница. Когда он почти ничего не понимал, и тонул в своем подсознание. Сколько аллегорий, сколько равнений, но как ни странно, он, будучи в неопределенном состоянии, волновался за Шерон и, пожалуй, ждал ее. И какого было его разочарование, когда очнувшись он не увидел блеск голубых глаз. Столько людей было рядом. Все за него переживали, а он переживал только за Шерри. Если бы с ней что-нибудь случилось в том злополучном банке, он никогда себе не простил этого. Столько мыслей, рассуждений. Когда назначают постельный режим, появляется столько времени на раздумья. Именно тогда, Этьен решил, что жизнь без Шерон будет пресной. Все мы хотим быть счастливыми, и француз нашел свой кусочек. А сейчас этот кусочек был рядом. Нежный, ласковый, любимый.
Этьен скинул с Шерон простыню. По его мнению – это лишний элемент. У австралийки было потрясающее тело, столь прекрасное, что грех скрывать его за тряпкой. Мужчина получал наслаждение, любуясь талией, бедрами, изящными ножками, соблазнительной грудью любимой женщины.
Она звонко засмеялась, отчего мужчина улыбнулся. Француз посмотрел на Шерри в зеркале и медленно провел рукой от бедра, по животу и до груди, аккуратно сжимая ее в своей широкой ладони. Австралийка больше не смеялась. Ее тело напряглось, будто из каждого прикосновения Этьена пыталось взять больше, чем оно дает.
Шерри чуть повернула голову, чтобы поцеловать француза. Этьен закрыл глаза, наслаждаясь горячими губами Шерон. Рукой он гладил ее грудь, упругий живот, бедра, пах.
Женщина полностью развернулась к Этьену, касаясь горячими губами его шеи, рукой касаясь его плеча и груди. Француз положил руку на спинку Шерон и резким движением, прижал ее к своему телу. Напряжение внизу живота вновь нарастало. Мужчина поддался вперед и всем своим телом прижал Шерри к столешнице раковины, ощущая ее всем своим телом.
-Мы хотели пойти в душ – проурчал Этьен, понимая, что дальше остановиться будет еще сложнее. В конце концов, на утро запланирована рыбалка, а они никак не могут насладиться друг другом. С другой стороны, они ловили момент, когда никто не сможет помешать или случайно увидеть. Несколько дней, только он и она. От этой мысли Этьену становилось только радостнее, и он с еще большей жадностью впивался Шерон в кожу.
Шерон первая нашла в себе силы, чтобы остановиться.
Однако это была лишь небольшая пауза. Шерри, взяв Этьена за руку, потянула под душ, снова страстно целуя его. Мужчина встал с ней под теплые струи воды, не смея прерывать процесс. Шер снова отстранилась от него, делая небольшой шаг назад и упираясь в полку. Женщина снова звонко засмеялась, констатируя тот факт, что им обоим в душе место маловато. Шерон нельзя упрекнуть в полноте или даже в широкой кости. А вот Этьна очень даже. Мужчина не был толстым и, слава богу, пивного живота наперевес не имел. Сам по себе он был крупный, порой даже неуклюжий, именно поэтому в душе было тесно. С другой стороны, благодаря этому, они были ближе друг к другу и отстраниться было некуда. Шаг влево, шаг вправо – вокруг стены.
Француз заметил, что с полки слетела мочалка. Этьен присел на корточки, чтобы поднять ее. Перед его глазами были две соблазнительные и изящные ножки. Не выпуская мочалку из рук, француз коснулся губами коленки Шерри, медленно поднимаясь вверх прокладывая дорожку из коротких и нежных поцелуев. Как только губы Этьена коснулись паха, Шерон вздрогнула, прижимаясь спиной к стене. Мужчина улыбнулся, а потом поцеловал ее животик, плавно переходя на грудь, ключицу и шейку.
-Я достал ее – тихо сказал Этьен демонстрируя мочалку Шерон. Француз потянулся к полке, чтобы взять гель для душа, и не жалея содержимое, выдавил его на грудь Шерон. Гель медленно потек вниз на живот. Француз положил руку на грудь австралийки и медленно стал водить рукой по всему ее телу. На некоторых частях тела он останавливался: на груди, бедрах и даже чуть ниже, прижимаясь всем телом к любимой, целуя ее сахарные губы.
-Иди ко мне – сказал Этьен, делая шаг назад и становясь под струи воды. Он притянул к себе женщину, вновь прижимая ее к груди. Пальцы скользили по ее гладкому телу, ниже живота, мягко массируя.

Они еще долго наслаждались совместной процедурой купания. Пару раз мужчина терял контроль и вновь пытался овладеть Шерон, но в следующую минуту он пытался утихомирить свое возбуждение и желание.
Они лежали под толстым одеялом в прохладной комнате. Было так хорошо и спокойно. Шерри лежала спиной к Этьену, а он, прижавшись к ней грудью, обнимал ее за талию, ласково поглаживая ее животик и в полудреме сопя ей в плечо.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » На крючке