vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » На крючке


На крючке

Сообщений 21 страница 35 из 35

21

Изменила? – первое, о чем подумала женщина, услышав слова Этьена. Как она может кого-то изменить, да еще в лучшую сторону? На протяжении всей своей жизни, во время любых отношений, Шерон только и делала, что вынуждала своих мужчин подстраиваться под ее мнение, рабочий график, взгляды и предпочтения. Это неправильно, но так было. И они не выдерживали, а Реймонд слишком сильно не любила конфронтацию, потому даже не пыталась что-то наладить, несмотря на то, что возможности были, да и не только возможности, были весьма веские причины это сделать. С Этьеном ситуация складывалась другая, Шерон не испытывала желания давить, влиять, ставить свое мнение в приоритете. Ей хотелось таких отношений, которых еще не было. Женщина не совсем уверена в успехе, но раз Тьен говорит об изменениях, возможно, все не так уж и плохо, прогресс на лицо.
Потом это милое копошение около зеркала переросло в нечто большее. Забавно, но Шерон до сих пор, как молоденькая девчонка, только что почувствовавшая касание мужчины, иногда вздрагивала от прикосновений широких ладоней своего француза. А представьте, если это происходит в тихом месте, под звуки теплой струящейся воды, такая романтическая и пикантная обстановка, что становиться завидно самой себе. Шерон взяла руку Этьена и скрестила пальцы в замок, в то время как ее вторая рука водила по груди француза, а губы жадно наслаждались им. Иногда все-таки приятно казаться маленькой и слабой, пусть сжимает ее в своих руках хоть каждый день, только бы не отпускал, ведь его руки они такие…  Иногда просто сходишь с ума. Через несколько минут показалось, что Этьен снова возжелал свою любимую. Это вызвало ухмылку со стороны Шерон. Она была бы не против, два раза за вечер – на самом деле, не очень серьезная цифра. Однако, учитывая все трудности, которые сопровождали парочку на пути, женщина слегка подустала и хотела спать, даже находясь в душе. Но вот ситуация разрядилась, когда упала мочалка. Этьен решила поднять ее, и сделал это весьма оригинальным способом, от которого Шерон пробила дрожь.
- Надо бы еще раз ее уронить, - с долькой сарказма проговорила Реймонд, продолжая широко улыбаться своему мужчине. Французы знали толк в любви, с этим не поспоришь.
Потом последовало то, ради чего, собственно, оба здесь и оказались. Густой и холодный гель для душа медленно стекал по телу Шерон, уже второй раз за сегодняшний день, к слову. Женщина намеренно прижалась ближе к Этьену, чтобы и его коснулась это чистящая жижа, которая приятно пахла толи вишней, толи клубникой. Парочка оказалась прямо под душем, и француз не стеснялся демонстрировать свои навыки на поле плотских утех. Шерон любила принимать душ, но если так пойдет и дальше, это станет ее самым любимым занятием. Не позволяя Этьену прерваться, женщина просто стояла, нежно и ласково водя своими приоткрытыми губами по его щетинистой щеке. Шерон даже забыла о сне, она выбыла из реальности, находясь в каком-то другом измерении, где есть только она и он. Под конец женщина позволила себе пройтись ногтями по спине Этьена (без следов, Шерон не поклонница длинных и острых ногтей) и облизать его нижнюю губу, которая была влажной из-за струящейся воды. Наверное, это редкость, когда имеешь возможность получать от человека и моральное удовлетворение и физическое. Плотские утехи – неотъемлемая часть любых отношений, по крайней мере, в понимании Реймонд. Потому ей было приятно от того, что нынешний мужчина в состоянии не только приносить ей душевный комфорт, но и удовлетворять другие аппетиты. Уже в постели, переодевшись в ночную сорочку, Шерон поцеловала Этьена в грудь, а потом нежно коснулась губами его соска. Нет, она не хотела продолжения, слишком устала, это было своеобразным пожеланием спокойной ночи. Реймонд подняла голову, посмотрела на француза с улыбкой, как будто заигрывала, но уже через несколько минут она уснула крепким сном, бормоча привычное «я тебя люблю».

Спала Шерон крепко. Учитывая всю тягость прошлого дня, это не удивительно. Женщина не видела снов, что было редкостью. В последнее время, ее одолевали ночные кошмары, заставляя иногда вздрагивать посреди ночи, но сегодня было спокойно. Шерон успела слегка отстраниться от Этьена, хотя его рука осталась лежать на ее животе. Женщина бы и дальше спала, если бы не услышала телефонный звонок. Первая мысль: это сон, всего лишь сон. Но чем дольше звонил мобильный, тем быстрее сознание Шер просыпалось и возвращалось к реальности. Женщина лениво открыла глаза, повернула голову в сторону Тьена. На тумбочке с его стороны лежал ее мобильный, который и издавал звуки песни Юритмикс. Чтобы добраться до телефона, Реймонд пришлось лезть через француза. Она так и осталась лежать на его груди, уже прикладывая к уху мобильный.
- Да, - сонно протянула она, хотя не стала выслушивать ответ. – Вы знаете, который час? – уткнувшись носом в плечо Этьена, пробормотала Шерон, даже не узнав, кто звонит. Ответ был ошеломляющим. Реймонд резко подняла голову. – Одиннадцать? Уже? – как будто проснувшись от этой новости, более бодро протянула женщина, взглянув на часы, стоящие напротив. – Класс, - добавила она, с улыбкой смотря на Этьена, который, несмотря на такую тяжесть, казалось, не спешил просыпаться. А звонил все тот же посредник, который и искал для Шерон классический автомобиль. – Угу, - отвечала ему женщина, увлеченно целуя ключицу Этьена и медленно спускаясь ниже, чтобы он просыпался уже. – Это было бы здорово, - отрешенно протянула Шер в трубку, снова подтягиваясь вперед. Потом она оперлась подбородком о грудь Этьена и слушала все, что говорил ей этот посредник. Пальцы Реймонд в это время автоматически почесывали плечо француза. Наконец-то беседа подошла к концу, Шерон поблагодарила знакомого и захлопнула раскладушку, переваливаясь с Этьена на свою сторону кровати. – Мне нашли Мустанг, - протянула она, проведя рукой по лицу, - 1965 года, сказали, что конфетка. Вставай уже! – рука Реймонд скользнула под одеяло, и она ущипнула мужчину за ногу. – Одиннадцать часов, собираемся и быстренько рыбачить. Мы сюда не спать приехали. Давай, а-то сейчас ущипну еще за одно место.
Хотя вместе этого, женщина повернулась к Этьену, прижавшись грудью к его руке, и медленно провела ладошкой по внутренней стороне бедра француза, чуть не касаясь самого сокровенного. Пряник должен быть эффективнее кнута.

+1

22

Секс с любимой, расслабляющий душ и ее нежный прикосновения перед сном. Пожалуй, этот вечер был одним из лучших в их жизни. Этьен давно не чувствовал себя настолько счастливым, настолько отдохнувшим, настолько умиротворенным.
Шерон ласково и как-то игриво поцеловала француза в грудь. Мужчина провел рукой по ее оголенному плечу и поцеловал любимую в лоб.  Женщина уснула, сладко посапывая, прижавшись к Этьену. Она забавно пробормотала что-то типа «я люблю тебя», а Тьен, улыбнувшись спящей Шерон, тихо ответил:
-Я тоже.

Этьен спал всю ночь, как младенец. Прошлым вечером Шерон удивилась, что изменила жизнь француза к лучшему. Что же, до того, как Этьен начал встречаться с Шерон, чтобы уснуть, ему нужно было выпить снотворного или же просто напиться. Рядом с Шер даже сон превратился в что-то приятное, спокойное. Таким сон и должен быть.
Неизвестно сколько бы еще проспала пара, но их сон прервал телефонный звонок. Впрочем, Этьен всячески игнорировал звонок и продолжал спать. Шерон полезла за телефоном, расположившись на груди у Этьена. Француз лишь недовольно промычал что-то, и продолжил спать.
Шер уткнулась Этьену в плечо, отчего он улыбнулся и подтянулся. Однако глаз не открыл, оставаясь в полудреме. Шерри ласкала тело мужчины, попутно разговаривая со своим телефонным собеседником. Этьен мечтательно мычал, но глаз не открывал, стараясь продлить минуты сна. Шерон закончила разговор и перебралась на свою часть кровати.
-Ай! – непроизвольно вырвалось с уст Этьена, когда австралийка ущипнула его за ногу. Он широко улыбнулся, но глаза уже не открывал нарочно женщине, как бы начиная с ней игру «разбуди француза».
Однако Шерри нашла метод куда более эффективный. Она медленно, плавно провела рукой по бедру Этьена, отчего ему пришлось напрячься. Француз, не дожидаясь продолжения, прижал Шер к кровати своей грудью и склонившись над ее губами, сказал.
-Вот же злодейка! Какие еще утренние пытки есть в твоем арсенале, лейтенант? – мужчина нежно поцеловал кончик носа австралийки. Потом он снова улегся на свою половину кровати, сладко зевая и потягиваясь.
Мужчина повернул голову, посмотрел на Шерри и, поцеловав ее в щеку, встал с кровати. Он посмотрел в окно, погода была прекрасной и обещала оставаться такой на протяжение всего дня.
-Рыбачить, так рыбачить! – радостно сказал Этьен и прошел в ванную. После него в эту комнату устремилась Шерри, а мужчина пошел готовить завтрак.
Этьен успел приготовить овсянку с персиками, сделал несколько сэндвичей с сыром и семгой, для Шер сварил свежий кофе и какао себе, не изменяя собственным традициям.
Женщина подошла на кухню в тот момент, когда Этьен накрывал на стол. Однако француз решил начать завтрак не с овсянки или сэндвича. Когда Шерри подошла к Этьену, он обнял ее за талию и, подтянув к себе, начал с десерта, нежно целуя ее медовые губки. Мужчина понимал, если они не смогут остановится сейчас, то и про рыбалку можно забыть, по крайней мере на дневную точно.
-Шер – нехотя протянул Этьен, прижимаясь щекой ко лбу женщины – нам надо позавтракать и на рыбалку.
Он набрал в легкие воздуха, а потом медленно выдохнул, стараясь таким образом призвать себя к порядку.
Примерно через полчаса, Этьен уже стоял на улице, курил и готовил лодку, чтобы порыбачить не у берега.
-Шер, ну ты где? – крикнул француз в сторону дома, чтобы поторопить любимую.

+1

23

Утро началось с приятной новости о мустанге. Только вот Этьен, судя по всему, ничего об этом не услышал, ведь прибывал в состоянии полудрема. Как и всегда. Шерон уже привыкла к тому, что француз был ярым любителем поспать, если это позволяло время. Однако сегодня женщина была настроена решительно, что Этьен успел ощутить лично. Его резкий вскрик вызвал смех у Шерон, хотя чуть позже она успокоилась и сделала свое черное дело в надежде на то, что такой подход понравится французу гораздо больше. Ожидание не были напрасными, уже через несколько секунд Шер почувствовала, как напряглось тело мужчины. Она была довольна собой.
- Оу…! – единственное, что успела вскликнуть женщина, когда Этьен подмел ее под себя. Что ж, по крайней мере, он проснулся. - А ты еще полежи немножко тогда и узнаешь, - заигрывая, протянула Шерон, вытягивая руки вперед и упираясь ими в перила постели.
Оказывается, дело за малым. После краткого поцелуя в кончик носа, а позже и в щеку Этьен быстро соскочил с кровати и распахнул шторы. От яркого света женщина на несколько секунд закрыла глаза. Адаптировавшись, она тоже подняла свое бренное тело и на автомате направилась к шкафу, хотя вещи свои парочка разобрать так и не успела. Одумавшись, Шерон натянула на себя халат, было слышно, как Этьен копошиться в ванной комнате. Позже женщина подошла к окну: на улице светило солнышко, погода была просто чудесной, вода блестела на свету,  захотелось побыстрее запрыгнуть в арендованную лодку и забросить крючок.
Услышав, как открывается дверь в ванной комнате, женщина поспешила забежать в помещение, захватив с собой полотенце. Находиться тут было приятно, сразу вспоминался вчерашний вечер, хотелось надеяться, что сегодня они примут душ примерно так же. Совместят приятное с полезным, так сказать. Через минут десять Шерон вышла, она переоделась в спальне, застелила постель, а после направилась к кухне. Оттуда уже доносился уже какой-то запах, видимо, Этьен потрудился над завтраком. Правда, до еды женщина дойти не успела. Тут же ее к себе подтянул француз. Шер, можно сказать, слегка ударила о грудь мужчины, слишком резко вышло. Она улыбнулась и, не теряя возможности, ответила на поцелуй, одной рукой начав водить по плечу и руке Тьена, а второй ласкать его шею. Потом француз остановился, как будто пытаясь дать себе красный свет. Но в этом желании не было ничего удивительного. Парочке давно не выпадало шанса побывать где-то вдвоем, наедине. И вот он результат, в принципе, вместо того, чтобы пользоваться случаем и делать то, что планировали изначально, они стоят и не знают, куда деваться  от вновь возникающего желания. А Шерон действительно была готова уже плюнуть на рыбалку. Она, такая сильная и волевая женщина, была не в силах устоять перед чарами этого человека.
- Ты первый начал, - закрыв глаза, проурчала Шерон, словно котенок, трясь о щетинистую щеку Этьена своим лбом. Но и она тоже понимала, либо сейчас, либо уже точно не сегодня. Так что, женщина отстранилась от Этьена, как только услышала его глубокий выдох. – У меня от тебя мурашки по коже, - не без сарказма добавила она, показательно поежившись. – Собрались с духом и вперед.
Шерон усмехнулась и хлопнула мужчину по плечу. Последующие полчала они провели за завтраком, вкусным завтраком, впрочем, это не новость. Женщина поделилась новостью и о Форде Мустанге, который сегодня утром ей пообещали выбить по вполне приемлемой цене. Эта машина вызывала у нее восторг. Потом Шерон вернулась в спальню, чтобы выключить мобильный. Возвращаясь, она услышала слова Этьена.
- Я… уже… Все, - выходя из дома с некоторыми вещичками, проговорила Реймонд. – Тут я, тут.
Поцеловав Тьену в губы, она закинула вещи в лодку и сама забралась внутрь. Мужчина завел мотор, и лодка двинулась вперед. Шерон смотрела навстречу ветру. Здесь все было особенное, природа, вода, сам воздух. Казалось, парочка отплыла уже достаточно далеко, но Тьен продолжал гнать лодку, как будто хотел уединиться даже здесь, чтобы только вода окружала его и Шерон. Женщина повернулась к французу и улыбнулась, кивая в сторону, мол хорошо вокруг, какова красота! Но самое приятное, это общество любимого человека. Отдых был бы уже не тем, если бы на месте Этьена сидел какой-нибудь друг или даже брат.
- Я не знаю, что здесь за рыба водится, - нацепляя наживку на крючок, говорила Реймонд, - но мне сказали, что есть здоровая. И …, надеюсь, что все это легально.
Шерон выдавила из себя смешок, все еще надеясь на то, что оплата права на рыбалку входила в аренду домика или лодки. Женщина привстала и замахнулась удочкой, закидывая крючок с наживкой так далеко, настолько это позволяла леска. Она села напротив своего француза.
- А давай сыграем, - слегка сузив глаза, как будто додумывая свою идею, протянула женщина, - кто больше наловит, тот и… не знаю. Есть варианты? Можно даже что-то пошлое, - она засмеялась, хотя да, можно.

Отредактировано Sharon Raymond (2012-09-29 23:07:47)

+1

24

Утро как-то пронеслось мимо пары. Может быть, потому что они проснулись около одиннадцати? А, может, потому что влюбленные часов не наблюдают?
Завтрак с Шерон прошел волшебно. У Этьена вошло в привычку требовать с женщины сначала десерт, а потом приступать к основным блюдам. В общем-то, вел себя, как ребенок. Может поэтому Шер звала его своим мальчиком? Во всяком случае, это приятно, в конце концов, от такого прозвища чувствуешь себя раза в два младше истинного возраста.
Казалось бы, мужчины ничего не боятся, раз уж они сильный пол. По крайней мере, они искусно притворяются. Но сейчас, обнимая любимого человека, Этьен чувствовал покой, защищенность. Тепло ее тела согревало, ее горячее дыхание обжигало…
Француз улыбнулся, когда Шерон поежилась.
-Сочту это за комплемент – усмехнулся Этьен, целуя женщину в лоб.
Весь завтрак она с особым азартом рассказывала про машину, которую хотела бы приобрести. Мужчина был искренне рад, что Шер наконец-то нашла то, что искала.

Обстановка была потрясающая. Вокруг вода, вдали виднелись деревья, солнце припекало. Казалось, что все недоразумения и проблемы остались во вчерашнем дне. Сегодня должно быть все идеально. Шерон была счастлива. Это было видно по ее сияющему лицу, блеску в глазах. А Этьен? Одной только улыбки Шерон достаточно, чтобы поднять его настроение. Разве может быть что-то прекраснее счастья дорогого человека.
Этьен остановил лодку, посчитав место рыбным. Он не был профессиональным рыбаком, да и любителем его назвать сложно. Ему редко удавалось вырваться на природу с друзьями, порыбачить, посидеть у костра, подурачиться. В Париже он старался больше думать о работе, карьерном росте. И теперь он стал тем, кем хотел стать. Успешный архитектор, который мог обеспечить себя и свою семью. Ну а теперь, рядом с Шерон, он мог расслабиться.
-Рыбалка входит в стоимость аренды дома. Так что, можешь не беспокоиться, я все сделал, - улыбнулся француз, подбирая нужную блесну.
Шер забросила удочку и уселась напротив Этьена. Мужчина пока не спешил сделать свой бросок.
-Пошлое? – переспросил француз, улыбаясь женщине. Пожалуй, идея была заманчивая, привлекательная. Этьену нравилось, что Шерон не стеснялась пошлых мыслей, а даже наоборот, поощряла их. И если с любой другой женщиной приходилось быть аккуратным, чтобы не ляпнуть чего лишнего, то с Шерон можно было открытым и спокойным, что тебе не скажут, что ты извращенец.
Мужчина чуть наклонился к Шерон, так же игриво сощурив глаз, - ха, кто проиграет, тот и отсосет! Идет? – француз протянул руку, чтобы Шерон могла подтвердить его идею. Этьен лукаво улыбался, глядя на Шерон.
Австралийка, вдохновившись призом, с особым азартом забрасывала свой спиннинг. Что же, Этьен тоже не хотел быть последним, поэтому тк же охотно закидывал блесну в озеро.
Они делали перерыв, а потом продолжали свое соревнование. К сожалению, рыбы было не так много, как хотелось бы, но она, все же, была. Пока счет был равный, оттого было еще более волнительно закидывать крючок. Шерон была явным победителем, вытягивая на спиннинге рыбу. Однако рыбка не хотела стать ужином пары и соскочила с крючка. Шерон случайно умудрилась «поймать» рыбу покрупнее, а точнее Этьена за ляжку.
-Блять – мужчина даже и не знал, что делать, придавить блесну, вытащить сразу, подождать - как же ты так умудрилась?
Блесна вошла глубоко под кожу, отчего нога начала ныть. Надо было выбирать приз менее желанный. Хотя, кто здесь виноват? Просто так случилось.
И все бы ничего, но несчастья, которые, казалось, остались позади, вновь дали о себе знать.
-Надо бы вернуться – серьезно сказал Этьен, пытаясь завести мотор лодки. Но, как бы смешно это не звучало, он не хотел работать. Этьен зло стукнул по нему, и снова уселся в лодку. Весьма интересно было смотреть на блесну, висевшую у него на ляжке. Ничего не оставалось делать, как грести веслами, как говориться, поработать руками. Но беда не приходит одна. Через некоторое время пошел ливень, который, к слову, был весьма не кстати.

Отредактировано Étienne Moreau (2012-10-05 22:32:32)

+2

25

- Ох, клево, - с наигранным облегчением протянула Шерон, когда оказалось, что рыбалка вошла в стоимость аренды. – Было бы забавно объяснять начальству, почему береговая охрана задержала тебя за нелегальную рыбалку.
Через несколько минут Шерон сделала то, ради чего, собственно, и рвалась на озеро: закинула блесну в воду. Ну разве может быть отдых лучше? Такая природа, любимая рыбалка, любимый мужчина… По крайней мере, сегодня, Шер не нужно было ничего больше. Она улыбнулась и посмотрела на француза. Надо же, он ведь любитель посидеть дома, перед телевизором, но все равно покорно соглашается на все авантюры суженой. Не это ли настоящие отношения? Впрочем, мысли были прерваны другой, тоже весьма интересной темой. Шерон предложила пари, и почему-то ответ Этьена ее ничуть не удивил.
- У меня-то нечего отсасывать…! – тут же со смехом проговорила женщина. – Хотя…, ладно, - поправляя спиннинг, добавила Шерон, - решим этот вопрос, когда я одержу победу.
Может, Реймонд была слишком самоуверенной, но почему-то сейчас она не сомневалась в своей победе. Впрочем, даже проигрыш ее врятли расстроит. Это не такая уж и большая цена. Да, Шерон не смущалась подобных вещей, приятное мужчине можно сделать по-разному, почему не так? В общем, надо дождаться итогов. Не сказать, чтобы улов был серьезный, толи место такое, толи сезон не подходящий, но рыбки оказалось немного. Шер опережала француза, хотя тот шустро сокращал эту разницу. Наконец-то женщина почувствовала, как потянулся спиннинг, явно ощущалось, что попалась крупная рыбка. Шер попыталась насадить улов на крючок, но, увы, не получилось. Рыба дернулась, а крючок отскочил в сторону. Реймонд, сделала шаг в сторону, уворачиваясь от блесны. Лодка качнулась. И тут женщина услышала Этьена.
- Оу…, - первое, что протянула Шерон. Нет, она знала, что не виновата, такое случается, но, тем не менее, спиннинг был в ее руках. – Прости, прости, прости, - словно ребенку протянула женщина, садясь в лодку и подползая к Этьену. – Не трогай, - тут же скомандовала она, осматривая рану. А блесна ж еще нашла, куда впиться! – Прости, милый, - снова повторила Реймонд, целуя француза в губы.
Правда, немножко напрягал подобный эмоциональный порыв Этьена. Если на каждую такую случайность он будет реагировать со злостью, а не с долькой юмора, - с ним будет крайне сложно. Шерон привыкла более позитивно смотреть на вещи. Французу не должно быть сильно больно, он же мужик, в конце концов. Так из-за чего злиться? Из-за нелепости? Да лучше бы посмеялся и не портил себе настроение. Шерон же не увидела ничего криминального, каждый день она сталкивается с такими ужасами и трагедиями, что невольно начнешь смотреть на вещи иначе и улыбаться в такие вот моменты. Собственно, Реймонд это и сделала, несмотря на то, что ее мужчина предпочел поворчать, словно старичок.
- Ну не ворчи ты, - улыбаясь, проговорила она, еле сдерживая себя от того, чтобы рассмеяться. – Прости, я правда не хотела, - Шерон все-таки не выдержала, и засмеялась. Больно место удачное.
Потом француз не смог справиться с мотором, потому Реймонд, которой эмоции не ударили в голову, снова вступила в игру. Лейтенант, которая уже сидела в другом конце лодки, снова подползла к Этьену и, приблизившись к его лицу и ехидно улыбаясь, начала рукой копошиться за спиной мужчины, где и был расположен мотор, она пыталась найти специальный кнопочку, которой снабжались такие модели. Это своеобразный предохранитель, как в пистолете. В этот момент пошел дождь, но даже он не отвлек Реймонд.
- Вот так…, - тихо и с игривой улыбкой проговорила Шерон, когда их носы чуть ли не соприкасались, - гораздо лучше, - она резко оттянула руку, и послышался звук работающего мотора. Шерон снова отсела, позволяя Этьену управлять лодкой. Пока они плыли, женщина складывала спиннинги, а дождь, тем временем усиливался, становилось холодно. Наконец-то лодка подплыла к берегу, Шерон выскочила первой, понимая, что Тьену будет неудобно идти с такой необычной раной. Женщина накрыла все снасти полотном, а сама подождала, пока мужчина выкарабкается из лодки.
- Давай, я тебе помогу, - протянула она, помогая Этьену идти дальше. Ему пришлось ковылять, ибо не хотелось вогнать крючок еще дальше. К тому моменту, когда пара дошла до домика, ливень уже стоял стеной, оба успели здорово промокнуть. Женщина первым делом включила свет. – Ложись, - произнесла она, указывая на диван. Инородный объект подлежит удалению.
Шерон взяла аптечку и быстро вернулась к французу. Он ведь даже штаны снять не мог, пока крючок находился на своем месте. Женщина присела рядом и внимательно осмотрела рану. Вытащить эту хрень будет легко, да только ощущения неприятные.
- Ауч…, - сделала вывод Шерон, выглядело все это и вправду болезненно. – Моему мальчику больно? – снова решив посюсюкаться, протянула женщина, подтягиваясь к Этьену и целуя его в губы. Уж она знала, как успокоиться мужчину. – Крючок надо достать,  - склонившись над лицом француза, протянула Шерон, - это будет не безболезненно, но я думаю, что смогу немного притупить боль, - она снова улыбнулась. Говорят, поцелуй способен отвлечь от чего угодно, даже от боли.

+1

26

Неизвестно, у кого аура хуже: у Этьена или Шерон. Иными словами, чья-то задница точно соскучилась по приключениям.
Как и в любой истории не с самым хорошим концом, все начиналась на зависть хорошо. В этом то и был подвох, вот только Этьен не сразу догадался, да и Шерон тоже об этом не задумывалась. Они просто наслаждались моментом, судьба подарила им несколько дней наедине. Кто же знал, что этот подарок скорее смахивал на розыгрыш?
-Ой, да брось – отмахнулся Этьен, когда Шерон заметила, что ей нечего отсасывать. Что за женщина? Отсасывать нет, а вот сосать… господи, что за темы? – С чего ты взяла, что одержишь верх. Я же сказал, «тот и отсосет», а у меня есть, что отсосать – засмеялся мужчина.
Конечно, все это было шуткой. Пошлой, но все же шуткой. И они хорошо проводили время, с азартом вылавливая рыбу из пруда. Если бы не этот злосчастный крючок.
Шерон ситуация позабавила. Она всегда относилась ко всему намного проще, чем Этьен. Наверное, потому, что она женщина, а он мужчина. Мужчинам свойственно утрировать ситуацию. Если температура 37.3, то можно писать завещание, если в ноге крючок, то можно ампутировать ногу, ее уже не спасти.
Единственное радовало, Шерон вела себя как провинившийся ребенок. Это было приятно, Этьен чувствовал себя строгим родителем. А не поставить ли Шер в угол. Вот только она не виновата, если и ставить кого в угол, так это ту рыбу, что не захотела лезть в лодку.
Шерон все извинялась, как будто подошла с блесной и прицепила ее на ногу Этьену. За что извинялась? Хотя, это приятно слышать извинения в свой адрес. Француз попытался коснуться раны, но Шерон строго настрого запретила ему это делать, что же, нельзя, так нельзя. Похоже, реально надо будет ампутировать его бедную конечность. Шерон ведь не бросит инвалида? Женщина, видимо, желая отвлечь мужчину от мелкой неприятности, поцеловала его. Особой пользы это не принесло, просто было маленькой дозой позитива в этой ситуации. Что самое смешное, Шерон не видела в этой ситуации ничего сверхъестественного. Женщина, ты с ума сошла? Не видишь фонтаны крови, багровые реки, фарш? Мужчины любят все приукрашивать, но когда видишь вот такое ироничное отношение к ситуации, становится не по себе.
-Чего уж там, прощаю, правда, не за что. Это вон, надо выловить ту рыбу и наказать ее. – недовольно проговорил Этьен, на что Шерон сразу среагировала, сдерживая себя от смеха. – да не ворчу я. И вообще, я не рыба, и даже на русалку не похож – улыбнулся Этьен, стараясь подражать Шерри.
Мотор, кто его там придумал. Кто бы это ни был, ему привет от Этьена. Что самое смешное, у моторчика была волшебная кнопочка. Конечно, мужикам и инструкцию не свойственно читать.
-Все-то ты знаешь – ехидно заметил Этьен, когда Шерон было совсем рядом с его носом. – зато ты не умеешь делать эклеры – засмеялся француз, понимая, что они как-то поменялись ролями. Она разбирается в моторах, а он знает, что жарить лучше на сковороде с керамическим покрытием. Как ни странно, Шерон позволила Этьену править лодкой. Точно так же отцы доверяют своим детям ответственное дело, но только под их присмотром.
К слову, дождь тоже не жалел сил, и поливал пару, как мог. Мужчина чувствовал, как к его телу прилипла одежда, в том числе и штанина на ноге, где висела блесна. От этого стало еще более неприятно.
Встать было больно по той простой причине, что из-за движений, крючок вгонялся еще больше под кожу. Шер пока складывала снасти и прочие рыбацкие принадлежности.
-Спасибо – выдохнул Этьен, приобнимая Шерон, чтобы та помогла добраться до дома. – Я же испорчу диван! – возразил француз, когда женщина указала на мебель. Однако перечить ей не было смысла, и мужчина послушно уселся на диван. В доме было прохладно, отопление было отключено, лето же, толку его включать. Пока Шер ходила за аптечкой, француз сидел и смотрел на камин. Неплохо было бы развести огонь, чтобы согреться, а то здесь и окоченеть можно.
Шерон была милой и нежной. Урчала, как кошка, называла Этьена маленьким мальчиком и целовала его в губы. Признаться, французу безумно нравились эти ее приступы ласки. И несмотря на блесну в ноге, Этьен отвечал на поцелуи, ласки и прочие знаки внимания Шерри.
-Ты что, не надо, я всегда мечтал о пирсинге – усмехнулся француз, когда Шер, склонившись над ним, говорила очевидные вещи. – Шер, да все нормально, стерплю, скажи только, что мне делать. Или просто лежать пластом? У нас незапланированные ролевые игры – я пострадавший, а ты медсестра? – Шерон ведь сама учила его относиться проще. Вот, пожалуйста, куда еще проще. Если шутит, значит жить будет.

+1

27

- Даже в избытке, - засмеялась женщина, когда Этьен заметил, что у него точно есть что отсасывать. Без иллюзий, французу есть чем похвастаться. Да, ну и пошляцкая тема, а все равно как забавно звучит. Впрочем, взрослым людям смущаться нечего.
Вся эта гармония была прервана злосчастным крючком, вонзившимся в ногу Этьена. Мужчина вел себя, как ребенок, чем вызывал у Шерон еще большее желание засмеяться. Конечно, блесна украсила не ее ножку, но ситуация все равно забавная, Шерон бы и с себя посмеялась, это точно. Казалось, настроение любимой придало Этьену куда больше позитивных эмоций.
- Бу-бу-бу, - словно ребенку, пробубнила женщина, когда француз заговорил о том, что следовало бы поймать виновную рыбу.
А что это, если не ворчание? Она ярко улыбнулась и потерлась своим носиком о нос Тьена, чтобы не ворчал больше. Потом начались проблемы с мотором, которые, тем не менее, Шерон быстро решила. Нет, она не разбиралась в этой технике, просто у брата, в Сидней, был аналогичный мотор на лодке, и женщина знала, что если что-то случается – есть волшебная кнопочка из-за которой, возможно, и начались проблемы. В данном случае это помогло, так что Шерон оставалось лишь усмехнуться на слова Этьена. Она и в моторах не шибко разбиралась и эклеры готовить не умела. Но ведь никогда не поздно учиться. По правде сказать, Реймонд была решительно настроена взять несколько кулинарных уроков у своего мачо, иногда хочется радовать его не только постельными штучками, но и вкусной едой.
К тому времени, как лодка уже рассекала водные просторы, погода беспощадно издевалась над парочкой: лил дождь, был слышен гром, иногда вдали сверкала гроза. Шерон быстро почувствовала, как одежда становится тяжелой, пропитывается влагой и прилипает к телу. Самое некомфортное это мокрый лифчик, все остальное можно пережить. Как назло, парочка заплыла достаточно далеко, чтобы успеть промокнуть до нитки, потому из лодки женщина вылезала уже не спеша. Зайдя в дом, она тут же почувствовала тепло по сравнению с тем, что было на улице. Правда, адаптировавшись, Шерон невольно поежилась, в помещении было сыро, прохладно и мокрые вещи не упрощали хозяевам жизнь. В общем, первым делом женщина решила позаботиться об Этьене. И Шерон это даже нравилось. Она не раз упрекала себя в том, что француз выказывает гораздо больше внимания и заботы, нежели она сама, а тут такая возможность, пусть и не слишком приятная для Этьена. Итак, Реймонд уселась рядом, аккуратно проведя пальцами по области около крючка. Никаких щипчиков не было, плоскогубцев тоже, иными словами, откусить кончик крючка было нереально. Оставался другой вариант, более болезненный. Шерон посмотрела на Тьена, который, казалось, тоже воодушевился и начал относиться ко всему с долькой юмора. А почему бы и нет? Никто не умер, он лежит сейчас на диване, около него любимая женщина, готовая позаботиться, а главное, терпеть это ворчание, а если и надо, то и предотвращать его ласками.
- А ты хочешь? – усмехнулась она, когда Этьен заговорил о ролевых играх. И пусть это была всего лишь шутка, Шерон же любит разнообразие. – Я не ассоциирую себя с медсестрой, но мы обязательно придумаем что-то другое. Итак, - женщина снова склонилась над французом, – хочешь знать, что тебе делать? Работай языком.
С этими слова Реймонд резко впилась в губы француза, «работая» самостоятельно и вынуждая «работать» мужчину. Тем временем ее ручка скользнула вниз, прямо к крючку. Она уже успела оценить, как расположена блесна и куда нужно тянуть. Так что, одно резкое движение, и крючок был уже в руках Реймонд. Она резко отвлеклась от своего занятия и ярко улыбнулась французу.
- Та-дам, - торжественно протянула она, крутя крючком около носа Этьена. – А сейчас займемся ножкой, - она мимолетно поцеловала француза в кончик носа, а после кинула крючок на столик и скрылась в ванной комнате. Через минуту женщина вернулась и бросила Тьену полотенце, а уже потом подтащила к дивану аптечку.  Правда, нужно было как-нибудь лишить мужчину штанов. – Ты позволишь мне за тобой поухаживать? – игриво протянула Шерон, вытягивая ремень из штанов своего мальчика. Она быстро стянула штаны, Этьен и не сопротивлялся. На внутренней стороне бедра у мужчины виднелось красное пятнышко. Сначала женщина вытерла кровь, потом обработала ранку перекисью и заклеила пластырем. Ее взгляд невольно коснулся черных трусов Тьена, он чертовски хорош. Шер глубоко вздохнула и, откинув аптечку в сторону, начала медленно и нежно водить ладонью по внутренней стороне бедра Этьена, как будто от этого ему станет легче. Хотя, кто знает. В такие моменты действительно задумываешься о ролевых играх. Этьен – бедный поранившийся мальчик, а Шерон – девочка, призванная его успокоить и заверить, что сейчас станет легче.
- Мой бедный-бедный мальчик, - подыгрывая своим мыслям, протянула женщина, касаясь губами шеи Этьена, в то время как рука ее продолжала водить по его ноге. – Может он разожжет камин? Иначе нам будет очень и очень холодно.
С этими словами женщина улыбнулась, после чего встала и расстегнула пуговицы своей рубашки. Пришло время вспомнить и о себе любимой. Шерон сняла с себя рубашку, оставшись в бюстгальтере. Она взяла второе полотенце, так же принесенное из ванной, и быстренько прошлась по своему телу. К тому моменту Тьен уже собрался разжечь камин, он перешел в сидячее положение, и Шерон не смогла этим не воспользоваться. В голове внезапно что-то екнуло, как и прежде, женщине захотелось съесть свого француза. Видимо, так подействовала сложившаяся интимная обстановка. Реймонд быстренько подошла к Этьену и встала на коленки, оказавшись между ног мужчины. Смотря французу в глаза, Шерон провела ладошками по его бедрам.
- Или мне кажется, или все не так уж и плохо, - проурчала она, опуская  голову и нежно целуя ногу любимого в область около пластыря. Женщина повторила эти действия три раза, поцелуями вырисовывая круг около ранки, а после снова посмотрела на француза. – Мне говорили, что так рана быстрее заживает. А теперь…, - она встала и мимолетно поцеловала Тьена в губы, - камин, а я пойду посмотрю, что у нас в холодильнике осталось. Поспеши, холодно, - женщина показательно поежилась и набросила на оголенные плечи полотенце.

+1

28

Француз успел замерзнуть, сидя на диване и ожидая приговора. И он бы плюнул на блесну и пошел бы разжег этот чертов камин, если бы вовремя подоспевшая Шерон. Все-таки она решила, что сначала лучше заняться раненой ногой, а потом уже другими проблемами.
-Господи, и кто из меня будет вытаскивать блесну, если не медсестра? Я надеюсь не серийный маньяк, иначе живым мне не уйти – улыбнулся мужчина, глядя на Шер. Признаться, он не понял, зачем ему работать языком, проще говоря, не догадался, поэтому сразу же поспешил поинтересоваться – что? Зачем эт…
Шерри не дала ему задать вопрос, она впилась ему в губы с такой страстью и желанием, что Этьен уже и думать забыл про какой-то там крючок. А и черт с ним, да и пусть болтается. И кто скажет, что эти двое приехали на рыбалку? Возможно, если бы они приехали с друзьями, то, несомненно, они бы рыбачили всей компанией. Веселились, общались. А здесь, словно медовый месяц. Хочется общаться телами, познавать друг друга, но никак не возиться с рыбой. Это даже не пахнет романтикой. Если только рыба не в сливках, да не запивается шампанским или белым сухим вином.
Француз покорно лежал на диване, продолжая, как сказала Шерон, работать языком. Если ей это поможет настроиться, то почему и не посодействовать. Однако Этьен был далек от действительности. Шер ловко ухватилась за блесну и в считанные секунды вынула ее из мышцы. Француз вздрогнул и от боли прикусил губу Шерон. Ничего серьезного, даже крови нет.
-Ножкой? – как-то отрешенно проговорил Этьен. От такого страстного поцелуя, просто напросто кружилась голова, - а, ножка…
Что же, если женщине нравится больше возиться с ногой, то пусть возиться. Смешно, но это больше походило на ревность к отдельным частям собственного тела. Губы просили еще, но Шерон решила, что нога важнее.
Француз смотрел в потолок, как ему на грудь приземлилось полотенце. Мужчина сразу же стал вытирать волосы, желая быстрее их высушить. При этом он продолжал лежать на диване.
-Смотря что ты думаешь под словом «ухаживать» - усмехнулся француз, позволяя Шерри снять с него штаны. А может быть «заняться ножкой» не такое уж и плохо занятие? Она обработала рану и убрала аптечку в сторону. Ее пальцы скользнули по ноге Этьена, отчего мужчина напрягся, понимая, что хочет свою женщину целиком и полностью. Она аккуратно водила ладонью по ноге, задевая рукой пах, будто бы намеренно, будто играла с Этьеном в кошки-мышки.
Женщина подтянулась к французу и поцеловала его в шею. Он закрыл глаза и попытался расслабиться. Услышав слова Шерри про камин, мужчина открыл глаза и посмотрел на нее.
-Хорошо – мягко и спокойно промурчал Этьен.
Шерон встала и начала снимать с себя рубашку. Что же, француз не мог не поглазеть на это зрелище. Тем более, что тело у любимой было красивое, грех не полюбоваться. Он сидел на диване, смотрел, как она вытирает свое тело. Вдруг Шерри села на колени напротив мужчину, оказавшись между его ног. Этьен мечтательно улыбнулся Шерон, когда та посмотрела ему в глаза. Как только губы коснулись его ноги, Этьен напряг все свое тело, сдерживая свои порывы. Шерри продолжала целовать рану, а сердце француза заколотилось еще быстрее.
-И кто же тебе такое сказал? – улыбнулся мужчина, когда Шер заверила его в эффективности метода заживления ран. Как ни странно, сегодня Шерон лишь провоцировала его на желание, но далее все обрывала. Она умела подбрасывать поленья в костер, а потом просто переставала это делать. Но костер ведь останется, она ведь его не тушит. Как она коварна.
Женщина ушла на кухню, пытаясь сообразить, чем можно поужинать в этот вечер. А Этьен должен был заняться камином.
Через несколько минут в гостиной ощущалось тепло костра. Мужчина никак не мог забыть поцелуи Шерон на его ноге. Он улыбнулся, вспоминая ее личико, тепло ее губ.
Он прошел на кухню и застал женщину за готовкой. Даже странно. Шерри пыталась сделать какие-то сэндвичи.
Француз подошел сзади и резко прижал ее к себе, ясно давая понять, что ему сейчас не еда нужна. Он водил руками по оголенному животу Шер. Он спустился чуть ниже, расстегивая пуговицу бридж и расстегивая молнию. Рука мужчины скользнула под трусы Шерри.
Его дыхание участилось, а напряжение в паху возросло. Убрав свою ладонь из-под бридж, француз повернул к себе Шерри, и впился ей в губы, точно так же, как и она, когда вынимала крючок. Он отходил назад и, когда почувствовал спиной стену, резко перевернул Шер, чтобы та уперлась в стену грудью. Поглаживая ее спину, он снял с нее сырые бриджи, оставляя в нижнем белье. Этьен поцеловал плечо и расстегнул застежку бюстгалтера на спине. Как только он упал на пол, француз подхватил ее грудь и сжал в своих ладонях. Пахом он прижимался к ягодицам Шерри. Прислонившись губами к ее уху, он тихо спросил:
-Кто выиграл? Может быть ничья? –соблазнительно говорил Этьен, продолжая ласкать грудь Шерри в своих ладонях.

+1

29

- Не думаю, что это важно, - протянула Шерон, когда Этьен поинтересовался, кто же это поделился мыслью о том, что поцелуй способен на такое оздоровительное чудо. – Проверить ведь никогда не помешает. Весьма приятная и простая процедура.
На самом деле, в детстве родители очень часто целуют ранки своих деток со словами «теперь все будет хорошо». Только вот вспоминать родителей при таком моменте Реймонд как-то не очень хотелось, вот и выкрутилась она таким своеобразным способом. Потом, как уже оговаривалось, накинув полотенце на плечи, женщина направилась на кухню. Ладно, она может прибедняться сколько угодно, но если уж решила что-то приготовить: сделает это на высшем уровне, не пересолит, не пережарит, все четко по книжке. Наверное, это талант, и он распространялся не только на готовку. В общем, сейчас Шерон решила отделаться малым, просто сделать сэндвичи. Не слишком легкая еда для вечера, но, по крайней мере, простая. Женщина достала восемь квадратных ломтиков хлеба, бекон, салат – все в исконно американском стиле. Правда, она даже не успела приступить к готовке. Откуда не возьмись, появился Этьен, неожиданно схвативший ее сзади. Реймонд лишь засмеялась, очередное проявление нежности, не более. Однако это было ложное умозаключение. Шер хотела вернуться к сэндвичам, как внезапно француз начал водить руками по ее животу.  Сразу понятно, что он сюда не за едой пришел, видимо, так подействовали «ухаживания». Потом Этьен зашел дальше, запуская свою руку в трусики. Шер выронила нож, который приземлился на дощечку, и дотронулась рукой до щеки француза, слегка откидывая голову назад и целуя его в шею.
- Дорогой, давай сначала…, - начала было женщина, когда француз развернул ее к себе лицом. Но он как будто не хотел ничего слушать, и буквально заткнул рот любимой своим языком. – Ай, хрен с ним, - уже изнемогая от желания, тихо протянула (или даже простонала) Шерон, выдвигаясь куда-то на Тьена, в то время как ему пришлось идти спиной вперед. Все это время она пыталась сказать о сэндвичах, но не судьба.
Дальше события развивались как-то стремительно. Шер и опомниться не успела, как оказалась припертой к стенке. А француз-то, оказывается, любит ролевые игры, ибо сейчас это больше напоминало обыск в полицейском участке, только в роли полицейского уже была не Шерон, а ее возлюбленный. Все это было чертовски приятно, но, по правде сказать, раз уж планировалось продолжение банкета, Шерон рассчитывала немного на другое. Что-то подобное уже было вчера, сначала в постели, потом в душе, сегодня уже хотелось чего-то нового. Шер ценила разнообразие в интимной жизни только как подвигнуть на это Этьена? Мужчину было легко завести, это видно, жаль только, что оба начинали возбуждать с легкой подачи руки самой Шерон, она то целовала, то делала что-то еще, в общем, задавала начало. А постепенно надоедает всегда самостоятельно брать быка за рога. С таким успехом, порой и вовсе невольно начинает складываться ощущение, что это сама Шерон не в состоянии настолько возбудить мужчину, чтобы помимо ласк и нежности иногда получать и что-то еще, больше страсти и желания, что ли. Неужели для этого нужно поссориться или расстаться на две недели? Самое ужасное то, что на такую тему и не поговоришь с ходу, нужно тщательно и разумно подбирать слова, чтобы не обидеть или не задеть мужское самолюбие. Этьен был хорош в постели, но Шерон, для которой интимные отношения были неотъемлемой частью, иногда все равно чего-то не хватало. Может быть, она много требовала? Возможно, но вот француз влюбился именно в такую ненасытную и активную австралийку. А повезло ему с этим или нет – пусть решает сам.
В любом случае, сейчас женщина и виду не подала, что думает о чем-то подобном. В принципе, она и не играла, получая удовольствие от каждого поцелуя. Обо всем можно было забыть уже только от прикосновения рук  Этьена к груди. От его настоящих мужских широких ладоней у Шер всегда бегали мурашки по коже, а представьте, что происходило внутри, когда ладошки не просто прикасались, а сжимали груди. Это пламя, это ураган. Женщина невольно промычала и облизалась от удовольствия, дыхание стало чаще, его было слышно. Потом француз прошептал что-то на ухо, соблазнительно касаясь мочки губами. Что этот гад делает? Сейчас она, уж простите за откровенность, но отымеет его прямо здесь и сейчас, забыв о своих возмущениях по поводу того, что сама зачастую делает первый шаг.
- Я, пожалуй, соглашусь на проигрыш, - выдохнула она, резко разворачиваясь к Этьену и обхватывая его шею руками. – Сегодня я провинилась.
Шерон нещадно целовала его, в то время как ее руки опускались вниз и искали края кофты. Одно нерасторопное движение и Этьен наконец-то лишился этой мокрой одежды. Женщина слегка приспустилась вниз, безболезненно прикусывая сосок Этьена. Потом она выпрямилась и снова начала целовать суженого в губы. Шерон слегка надавила ему на грудь, таким образом, заставляя двигаться назад, все дальше и дальше, прямиком к гостиной. Около дивана женщина и вовсе пихнула Этьена, вынуждая плюхнуться на этот мягкий предмет. Шерон ехидно улыбнулась и взглянула на камин, в этот момент в доме погас свет, гром и гроза дали о себе знать. Тем лучше. Не став обращать на это внимание, женщина вновь опустилась на колени, встав между ног француза. Она снова аккуратно и нежно провела руками по его бедрам, потом вычертила губами какую-то линию уже по внутренней стороне бедра, медленно подбираясь к самому главному. Шерон не испытывала смущения перед минетом. Она всегда относилась к этому просто, ведь, если говорить откровенно, член – такая же часть мужчины, как ухо, например, или нос. Только вот этим конечностям, почему-то, уделяют куда больше внимания.  Но это ведь твой мужчина, в данном случае, это Этьен, каждая часть тела должна вызывать трепет и желание.
- Погода шепчет, - тихо проговорила она, имея ввиду тот факт, что благодаря грозе обстановка стала еще интимнее. В этот момент Шерон медленно стянула с Этьена трусы, она как будто специально хотела затянуть время, чтобы он воспылал, куда большим желанием. Наверное, это получилось, ибо напряжение в области паха было заметно. Женщина еще раз ехидно улыбнулась, и потянулась к Этьену, чтобы еще раз поцеловать в губы. В это время ее рука скользнула вперед и начала нежно и аккуратно массировать мужское достоинство француза. Чуть позже Шерон оторвалась от губ любимого и наклонилась сама. Кто бы и что не говорил, а делать дорогому тебе человеку приятное – неописуемое ощущение. Губы и язык женщины как будто исследовали поверхность французского члена (да-да, опускаясь до пошлостей, Шерон именно так называла достоинство Тьена), потом дошли до головки, а чуть позже орган и вовсе погрузился в ее ротик. Женщина невольно сравнивала это с вкусным клубничным мороженым. Облизываешь его со всех сторон, нежно водишь язычком вверх-вниз, вырисовывая круговые движения, особое внимание уделяешь кончику, потом, когда насладился частями, заглатываешь полностью. Иногда движения быстрые, иногда медленные. Шерон старалась еще и ласкать мошонку, которая была очень чувствительным элементом. Женщина и сама получала удовольствие, притом вовсе не моральное, даже сердце начало стучать быстрее. Почувствовав, как напрягся Этьен, Реймонд начала действовать более ритмично и расторопно, но, так или иначе, все ее движения были ласковыми и нежными. Ах ты мой бык, - невольно думала она, собственным ртом ощущая, что ей повезло с партнером не только в плане душевной гармонии, но и в плане плотских утех.

+2

30

Этьену было сейчас все равно на сэндвичи и на ужин в целом. Собственно, он и о голоде как-то забыл, страстно целуя свою женщину и прижимая ее к столешнице.
Уже у стены, лаская ее нежные грудки в своих руках, прижимаясь пахом к ее упругим ягодицам, услышал, пожалуй, интересное заявление от Шерон. У женщины был такой характер, что она никогда не сдавалась, по крайней мере, Этьен всегда так думал. Однако Шерон решила не затягивать, видно не любила быть должницей.
Женщина сладко впилась Этьену в губы, как оголодавшая тигрица. Француз с особой жадностью ласкал ее медовые губки.
Шерон была женщиной контрастов. С Этьеном она никогда не занималась сексом, она дарила ему лишь свою любовь. Француза привлекало в ней не только красивое тело и очаровательное лицо, не только интересный характер и своеобразный нрав, но и умение выражать свою любовь, привязанность с помощью своего тела. Этьен всегда считал, что секс – это незаменимая часть отношений и, знаете, он смело может заявить, что с Шерон у него крепкие отношения. Еще ни с кем ему не было так комфортно. Она всегда понимала его с полуслова, порой казалось, она читала его мысли. С ней он был свободен, раскрепощен. Он знал, что она его женщина. Женщина, которую он ждал, пожалуй, всю свою жизнь. И если не всю, то половину точно. Он не придумывал нелепых фраз, чтобы приласкать ее слух, он не делал безумных поступков, чтобы подкупить ее. Она любила его таким, какой он есть. Романтичного, порой депрессивного, с глупыми привычками, типа вышивки крестом, с его нелепой серьезностью и добротой.
Сейчас, своим страстным поцелуем, своими обжигающими прикосновениями, она словно пыталась слиться с ним, стать частью его. И она знала, что он уже никуда не денется, ведь Шерон давно стала частью его жизни.
Женщина ловко избавилась от мокрой кофты Этьена, которая прилипла к его телу. Она чуть наклонила голову, прикусывая сосок. Француз мечтательно промычал, закрыв глаза, поглаживая своими широкими ладонями бочка любимой. Шер снова с жадностью, с особым желанием впилась в губы Этьена, француз же, крепко сжав ее в своих руках, с особым энтузиазмом забавлялся с ее языком.
Мужчина слепо шел спиной в гостиную, Шерри его подталкивала в грудь. Француз упал на диван и, сидя на нем, стал рассматривать тело Шерон. Боже, как она была прекрасна. Порой казалось, что она совершенна, что она идеал женской красоты. За окном послышался гром, и выбило пробки. Этьен затаил дыхание, в предвкушении чего-то особенного, незабываемого.
В камине трещал костер, дом был пропитан запахом сырого дерева. Даже сама обстановка настраивала пару на нечто интимное. Француз глубоко вздохнул и медленно выдохнул, напрягая все свое тело, когда Шерри, устроившись поудобнее возле его ног, плавно провела по его бедрам руками. Ее сладкие губки коснулись ног Этьена, мужчина закрыл глаза и мечтательно проурчал.
-Мм, Шерри…
Женщина что-то тихо прошептала, однако мужчина не обратил на это внимание. Он открыл глаза и улыбнулся ей. Хулиганка, лукаво улыбаясь, медленно начинала стягивать с Этьена трусы. Он чуть приподнял таз, чтобы помочь женщине. Француз чувствовал возбуждение, непреодолимое желание вновь овладеть Шерон.
Женщина потянулась к губам Этьена. Как только мужчина почувствовал тепло ее руки на своем члене, он жадно прикусил нижнюю губу австралийки, одной рукой сжимая ее обнаженную грудку.
Шер оторвалась от губ француза и, наклонившись к его ногам, коснулась языком члена мужчины. Француз мечтательно промычал и откинул голову на спинку дивана, когда Шерри, трепетно сжимая член своими губками, ласкала достоинство мужчины.
Этьен не стал бы сравнивать Шерон с другими женщинами лишь потому, что ее он любит, и все, что бы она не сделала, будет особенным.
Француз тяжело дышал, чуть приоткрыв рот. Этьен чуть приподнял голову и открыл глаза, улыбаясь любимой. Ее тело дрожало от желания и возбуждения. Она снова облизнула член, глядя на Этьена.
-Идем ко мне – тихо проговорил Этьен, приглашая свою австралийку к нему на руки. Шер послушно поднялась и уселась рядом со своим мужчиной. Француз поцеловал ее, но с каждой секундой затяжного поцелуя, он понимал, что желание, закипевшее в нем, непреодолимо. Он рывком уложил ее на диван, страстно, пожалуй, торопясь, покрывая ее плечо, шею, ключицу горячими поцелуями. Он чуть приостанавливает себя, а потом продолжает, спускаясь все ниже.
Он целует ее грудь, представляя себя младенцем, нуждающимся в ней. Он аккуратно, кончиком языка касается ее соска, заигрывая со своей женщиной. Он улыбается и радуется, словно ребенок, устроившего интересную и захватывающую игру. Все его тело дрожит от безумного желания слиться с Шерон.
Француз целует ее животик, рукой продолжая сжимать сочные грудки. Он делает все быстро, как нетерпеливый мальчик, желающий всего и сразу, желающий большего. Этьен быстро снимает трусики с бедер Шерри, закидывая их за диван. Он раздвигает ее ножки, он ласкает ее киску, жадно проникая в нее языком. Что же, он все-таки настоял на ничье.
Француз продолжает сжимать ее своими губами. Если говорить об этом процессе в гастрономическом плане, то он вылизывает крем из заварной трубочки. Мужчина чувствовал, как ножка любимой лежала на его плече, он чувствовал, как она сжимала его волосы в своей руке от возбуждения, он слышал ее тихие стоны. Он чувствовал, как она сжимает его свободную руку, что припала к ее груди.
Этьен закончил, он больше не мог и не хотел ждать. Больше не было сил. Ухватившись за талию женщины, он приподнял ее, сам усаживаясь на диван. Австралийка, довольно улыбаясь, ловко и грациозно перекинула ножку через Этьена, удобно усаживаясь на его члене. Ее тело начинает плавно двигаться, она держит равновесие, держась за плечи француза. Этьен же помогает ей двигаться, придерживая за ягодицы, сладко посасывая ее грудь

+1

31

Шерон, казалось, немного увлеклась, свободно и без смущения работая с выдающейся нижней частью мужчины. По его реакции было просто определить наиболее чувствительные места, возможно, именно благодаря этому уже через несколько минут Этьен приподнял голову и просто получал удовольствие от происходящего. Женщина слышала его тяжелое дыхание, и от этого желание сделать своему любимому приятное стало еще больше. Ему хорошо – ей хорошо. Как давно это случилось? Как давно Шерон готова разделить счастье с этим человеком, счастье, радость, улыбку, а так же горе и разочарование? Все пришло настолько неожиданно и негаданно, что женщина, наверное, и сама пока не готова это признать, признать, что сейчас это не просто затянувшиеся отношения, а нечто большее, напоминающее полноценную семью, где есть место пламени и страсти, нежности и заботе.
Чуть позже Этьен протянул к Шерон свои руки, а она подчинилась, покорно усаживаясь рядом и ощущая на своих губах очередной поцелуй. Она провела рукой по шее француза, явно не желая отрываться, однако вскоре оказалась на спине. Пока Тьен посыпал тело поцелуями, Шер водила пальчиками по его волосам и женщине очень не хотелось, чтобы француз отрывался. Мужчина, тем временем, спускался все ниже и ниже. Оказалось, он так и не смирился со своим выигрышем и решил-таки настоять на ничьей. Что ж, Реймонд не против. Ощутив прикосновения Этьена, женщина глубоко вздохнула и слегка откинула голову назад. Ее рука скользнула вниз и сжала ладонь Этьена, лежавшую на груди. Шер снимала его ладонь все сильнее и сильнее, ровно настолько, насколько сильно возрастало напряжение. Потом единственное, что женщина могла сделать, это просто промычать, промычать, в то время как грудь ее наполнялась наслаждением и неописуемым желанием. Французы не стеснялись любви в любом ее проявлении, как же Шерон повезло. Нет, женщина не станет лгать, что Этьен раз за разом удовлетворяет все ее желания, нельзя получить все и сразу, но и то, что он делает – волшебно. Иного слова Реймонд просто не подберет. В такие моменты забываешь обо всех своих проблемах, только он и его нежные прикосновение, которые каким-то образом вынуждают Шерон отвлечься от реальности. Волшебно.
С каждой секундой женщина хотела большего. Этьен, как будто прочитав ее мысли, вновь протянул свои руки и усадил суженую на свой член. Так приятно иногда почувствовать себя слабой. Никогда не описать, какое это ощущение, когда сильный мужчина вот так просто подымает тебя, словно перышко, хотя на деле, перышком там и не пахнет. Учитывая мышечную массу и рост Шерон, не удивительно, что сила француза возбудила ее еще больше, захотелось насладиться каждой клеточкой его тела. В общем, оказавшись на коленях Этьена, Шер глубоко вздохнула, смотря ему в глаза. От удовольствия она облизала губы и начала  двигаться, то опираясь руками о плечи Тьена, то полностью обхватывая его шею руками и играя с волосами, в то время как мужчина не отрывал губ от груди. Шерон знала, что Тьен не особо разговорчив в такие моменты, но все же решила попытать счастье. 
- Хочешь, открою тебе секрет? – тяжело дыша и продолжая двигаться, протянула женщина с лукавой улыбкой. Она дотронулась пальцами до подбородка Тьена и подняла его, чтобы француз посмотрел на нее. Шерон наклонилась и дотронулась губами до правого уголка губ мужчины. – Я захотела переспать с тобой при первой же встрече, - снова прикоснувшись и не отнимая губ, прошептала Реймонд настолько четко, насколько ей позволяло тяжелое дыхание из-за непрекращающихся действий.
Нет, она понимала, что в этом случае, возможно, исход бы был другим. Они бы переспали, и Шерон, для которой мимолетные связи стали частью жизни, просто ушла бы на утро, не оставив ни координат, ни телефона - ничего. Печальный исход, сейчас женщина благодарила судьбу за то, что усмирила свои желания. Ведь в итоге…, несмотря на гром, молнию и отсутствие света, ей тепло, комфортно и спокойно.
Движения Реймонд стали настойчивее и быстрее, дыхание явно участилось. Она решила не отказывать своим инстинктам, а потому очень скоро ее язычок скользнул в рот Этьена. Потом Шерон нагнулась ниже, целуя его шею, потом мочку уха, по которой она, изнемогая от наслаждения, просто провела языком. Это же действие женщина проделывала и над губами Этьена, как будто намеренно дразня его. Чтобы сдержать порыв эмоций, Шер пришлось вытянуть руки и сжать подушки на спинке дивана. Но она не хотела, чтобы все прекращалось, потому начала отклоняться в бок, потянув мужчину за собой, только бы он не прекращал. Ведь так холодно, но с ним тепло… Шерон хотела лечь на спину, однако не рассчитала и в итоге пролетела мимо дивана. Парочка оказалась на полу, журнальный столик слегка сдвинулся. Ну что ж, по крайней мере, женщина добилась своего, она на спине, пусть уже и ощущает под собой только мягкий ковер. Реймонд засмеялась, получилось неожиданно и слишком резко, но оно того стоило.
Создавалось такое впечатление, что Шерон просто не может оторваться от губ Этьена. Движения были жадными, она играла я языком француза как хотела и получала от этого несказанное удовольствие. Только это не давало стонам вырваться наружу, хотя все равно женщина продолжала слышно дышать через нос. А когда было невозможно терпеть, просто мычала от удовольствия. О Боже, - подумала она, ощущая подползающий пик наслаждения. Шерон продолжала двигаться навстречу французу, с каждой секундой ускоряя свои действия. Одна рука ее водила по спине Этьена, вторая по шее. В такие моменты, когда перестаешь контролировать эмоции, а вместе с ними и слова, несмотря на то, что губы все еще соприкасались, волей или неволей может вырваться тихое и искреннее:
- Я люблю тебя.

+1

32

Вечер в самом разгаре. И про инцидент на озере Этьен уже совсем забыл. Шерон знала, как отвлечь француза от неприятных мелочей. В камине трещали поленья, комната озарялась тусклым, уютным светом. В комнате царил полумрак. Шерри, без особых смущений и жеманства, ласкала член француза. Этьен слышал ее тяжелое дыхание, ощущал рукой шелк ее пшеничных волос. Но глаза он не открывал. Он откинул голову на спинку дивана и сладко мычал от удовольствия, то напрягаясь, то расслабляясь вновь.
Желание, такое сахарное, даже приторно сладкое, подступало к Этьену. Перед ним не было преград, и не было спасения от него. Мужчина не особо сопротивлялся этому, и с радостью сдался в ему в плен.
Одно движение, не самое грациозное и изящное, и Шерри уже лежит на спине. Она под ним, доступная, плод с древа познания. И Этьен готов вновь и вновь познавать Шерри. Казалось, что кожа ее была медовой. Француз с жадностью целовал тело своей австралийки, не в силах остановиться. Он как маленький ребенок, который нашел мешок с конфетами. Он как наркоман, который получил свою дозу, чтобы выжить. Ее спинка грациозно изогнулись, она сжала ладонь Этьена. Казалось, женщина была довольна таким вот поворотом событий. Игриво прикусив губами ее кожу на животе, он выпрямился и снова сел на диван, помогая Шерон пристроиться у него на ногах.
Грудь ее была нежна и полна трепета. Француз чувствовал это даже губами. Женщина, как всегда, не могла не упустить возможности что-то сказать в разгаре праздника, скажем так. Этьену сложно было переключаться с одного на другое, но все же он постарался вникнуть в суть фразы, которую сказала Шерон. Она оторвала его от своей груди и, казалось, сделала чистосердечное признание. Вот же ирония, детектив и чистосердечное. Хотя, если учитывать интонацию и атмосферу, при которой это была сказано, то это больше походило на откровение, полное сарказма. В этом вся Шерон. Однако Этьену это польстило. Он посчитал нужным, ответить. Сквозь свое тяжелое дыхание, он выдыхал слова, продолжая двигать корпусом под Шерон, добавляя еще больше желания, словно подбрасывал поленья в камин.
-Не мой метод, Шерри – выдохнул мужчина, все сильнее сжимая ягодицы женщины в своих руках, словно не в силах совладать с собой – сначала надо произвести положительное впечатление, очаровать, а вот потом можно и… - Этьен впился губами в грудь Шерри, не желая продолжать мысль. Мыслить, значит думать, а думать во время секса, ребят, вы спятили? Здесь полностью отдаешься инстинктам и эмоциям. Становишься существом, каким тебя создал Бог. Существом, не обремененным знаниями и какими-то профессиональными умениями. Все на уровне чувств и эмоций.   
Контролировать свое тело было сложно. Оно «танцевало» само по себе. Этьену и Шерон оставалось только получать удовольствие от происходящего. Шерри стала настойчивее, движения стали более энергичными. Этьен чуть приоткрыл рот от удовольствия, тяжело выдыхая воздух из легких. И вот, он уже чувствует прикосновение язычка Шерри у себя во рту. Он чуть прикусывает его, а Шер уже начинает целовать шею.
Женщина наклонилась чуть в бок, а Этьен не мог остановиться, продолжая активно работать корпусом. Шер, судя по всему, хотела оказаться под Этьеном, так сказать, покориться ему, однако задуманное не осуществилось, и пара грохнулась на пол. Французу пришлось вытянуть руки и упереться ими в пол, чтобы не придавить всем своим телом Шерон. Шутки шутками, но даже с маленькой высоты, падающий Этьен, ну, это минимум мешок с картошкой. Тяжеленький мальчик, ничего не скажешь.
Француз продолжал двигаться, губы его чувствовали жадные прикосновения Шерри. Ощущать своей грудью грудь Шерон – бесценно. Этьен, приглушая себя поцелуями Шерон, почувствовал, как подарил женщине частичку себя.
Он постепенно стал останавливаться, заключительные движения были резкими, но в то же время аккуратными. Француз тяжело дышал, прижавшись губами к ключице женщины.
-Je t’aime aussi – еле внятно проурчал Этьен, не отрываясь от нежной кожи женщины. Вставать с нее ему не хотелось. Даже было как-то лень. Он просто лежал на ней, продолжая обжигать ее ключицу своим дыханием. Он чувствовал, как вздымается ее грудь, как постепенно расслабляется ее тело и нормализуется дыхание. Мужчина чуть привстал, чтобы посмотреть на нее. Казалось, женщина была довольна своим мужчиной. Большего ему и не надо.
-Я тоже – проговорил Этьен уже на английском. Он чуть наклонился и поцеловал Шерри в щеку. Так искренне, и как-то по-детски.
Через минуту Этьен все же встал с женщины, точнее перекатился с нее на ковер. Теперь они оба лежали на спине. Француз смотрел в потолок и слушал треск дров в камине и стук дождя о крышу. Что может быть лучше? Это же и есть рай на земле. Мужчина положил свою широкую ладонь на животик Шерри и стал аккуратно его поглаживать, будто пытался успокоить тело любимой.
-Слушай, я есть хочу – улыбнулся Этьен, поворачивая голову к Шерри – покормишь своего кота? Ты же делала сандвичи с рыбкой, верно?
Этьен перевернулся на живот и, пододвинувшись к Шерри вплотную, стал тереться о ее шею носом, имитируя кошачье мурчание. Почему бы и не подурачиться? Самое прекрасное в их отношениях, что Этьен не стеснялся быть вот таким вот влюбленным мальчишкой, которого можно было сравнить, разве что, с простофилей или дурачком.

+1

33

И все-таки чем-то этот вечер отличался ото всех остальных. Уединенная обстановка, природа, а может все вместе взятое – что-то делало происходящее вокруг особенным, касалось это яркого света, вырывающегося из камина, или нежных прикосновений любимого. Нет сомнений, Шерон навсегда запомнит эти дни, и будет вспоминать, как самое счастливое проведенное с Этьеном время. Хотя, кто знает, возможно, впереди их ждет что-то еще более светлое и теплое, ведь, по крайней мере, на данный момент Реймонд не просто знала, она была уверена в том, что именно с этим человеком хочет провести остаток своей жизни. И дело не только в бурном сексе (хотя его тоже трудно не отметить, француз преуспел и продолжает преуспевать), Этьен дарил ей самого себя, целиком и без остатка. Каждый день. Теперь для душевного комфорта было достаточно только того, чтобы он был рядом. Даже разговаривать не обязательно. Он рядом, и Шерон хорошо. Иногда эти чувства пугают, а иногда кажется, что лучше и быть не могло. Впрочем, сейчас женщине врятли что-то казалось. Это было нереально, ибо в такие моменты голова просто отключалась. Шерон прослушала ответ француза на свой же вопрос. Теперь она понимала, как трудно мужчине обычно сосредотачиваться. Еще немножко и парочка валяется на полу, но Реймонд не желает останавливаться, она хочет получить своего француза, и не важно где, не важно как. Это постоянное желание… Интересно, он испытывает тоже самое?
Этьен быстро подхватил темп Шерон, процесс постепенно подходит к своему завершению. Женщина больше не сдерживала стоны, француз дарил ей необыкновенные ощущения, от которых только и оставалось, что судорожно водить руками по его спине и сильнее сжимать ноги на талии. Безболезненно, разумеется. Шерон в последний раз впилась в губы Этьена. По телу пробежали мурашки, она все еще тяжело и слышно дышала, сердце выпрыгивало из груди. Чуть погодя, женщина опустила голову на пол и глубоко вздохнула. Тело приятно постанывало, почувствовалось прикосновение губ француза к ключице. Шерон начала медленно водить ладошкой по его волосам, как бы поглаживая мужчину по головке. Этьен что-то проговорил. Правда, женщина не сразу поняла, наверняка это что-то на французском, и, наверняка в ответ на ее предыдущую фразу. Такие вещи иногда не мешает произносить и на английском. Впрочем, Шер все поняла, а потому сразу же улыбнулась, пусть Тьен этого и не увидел. Она поцеловала мужчину в висок и попыталась прижать к себе еще сильнее. Она четко слышала его дыхание, ощущала тепло груди и неповторимое прикосновение  кожи. Через несколько минут француз все же выразился на родном Шерон языке, а после перевернулся. Сразу стало как-то прохладно, но Реймонд тупо пялилась в потолок. Сознание постепенно возвращалось. То, что произошло, было великолепно. Стоило ли об этом говорить? Нет, здесь все понятно и без слов.
Потом Шерон почувствовала, как широкая ладонь Тьена медленно водит по ее животу. Женщина повернула голову и улыбнулась французу. Она положила свою ладонь на его и крепко сжала. Шер никогда не перестанет восхищаться этой частью тела Этьена. Каждое прикосновения рук было волшебным и неповторимым, даже от этого легкого поглаживания тело покрывалось мурашками.
- С рыбкой? – перепросила женщина, после чего усмехнулась и снова посмотрела на потолок. – Я хотела делать сэндвич с беконом. Но раз котик просит… 
То, что произошло дальше, вообще мало ассоциируется с взрослым человеком. Но Шерон была готова сойти с ума. Она слегка повернула голову и закрыла глаза, как только носик Этьена коснулся ее шеи. Какой сэндвич? Сейчас она готова проваляться так хоть до утра, только бы он не отрывался от столь приятного занятия. Впрочем, подкрепиться и вправду не мешало бы. Потому, сделав неимоверное усилие над собой, Реймонд все-таки повернула голову, поцеловав Этьена туда, до куда дотянулись губы.
- И кто сказал…, - весело начала говорить она, подняв лицо Тьена, взятое в свои ладошки, - что у тебя большой нос? – женщина засмеялась и поцеловала француза в нос несколько раз. – Ты неправильно просишь покушать, - заметила она, резко переворачиваясь и оказываясь на груди француза. – С таким успехом я же никуда отсюда не уйду.
Ну правда, начал ласкаться, тереться, какая женщина променяет это на кухню? Так бы лежала и лежала, да у самой животик урчит. Выгнув спину, Шерон медленно опустилась и, как контрольный выстрел, поцеловала Этьена в губы, так же страстно, как делала это во время занятия любовью. Она прошлась язычком по его нижней губе, а потом, показательно, облизнулась и сама, попутно промычав от удовольствия. Явный намек на то, что французские губы приятны на вкус. Как будто не в силах остановиться, женщина поцеловала Этьена еще в подбородок и щеку, а после все-таки встала. Она быстро отыскала свою одежду и направилась на кухню. Как Шер и обещала, она приготовила два сэндвича с рыбой. Света еще не было, так что пришлось обойтись без горячих тостов. Потом парочка пошла спать. Реймонд долго лежала на груди француза, но потом все же уснула.

А сейчас-то почему? – пролетело в голове, как только подсознание выдало до боли знакомые картинки. Все так же трибуна, все те же гражданские лица, отмеченные медалью за отвагу. Шерон спускается со сцены и каждому пожимает руку, после чего вешает на шею награду. Вот предпоследний мужчина. Он не вызывает подозрений, пусть и заметно волнуется. Но это ведь такое мероприятие.
- Поздравляю, - произносит Шерон, пожимая ему руку. И тут незнакомец выдыхает и опускает взгляд. Женщина делает тоже самое. И что же она видит? Пуль управления от чертовой бомбы. Шерон подымает взгляд и с ужасом смотрит на мужчину. А что еще остается? Она знает, что произойдет, знает, что ничего сделать не может, знает, что обречена. И этот огонь. Он заполняет помещение.

Реймонд резко вскочила. Она тяжело и нервно дышала, как будто после долгого бега с препятствиями. Было жарко. Женщина быстро встала с кровати. Она даже не посмотрела на Этьена. Все еще хотелось надеяться, что он спит крепким сном, и нервоз любимой ему не помешал. Шерон быстро зашла в ванную комнату и посмотрела на себя в зеркало.  Лицо вспотело, она по-прежнему тяжело дышала. Тогда женщина включила воду и умылась, после чего нагнулась и сделала несколько глотков воды из-под крана. Шерон уперлась руками в раковину и опустила голову. Это сон, всего лишь сон. Но такой реальный. Сколько можно? Одно и то же, в который раз. И почему сейчас? Видимо, это никак не связано с ее моральным состоянием, потому что сегодня было хорошо, больше, чем просто хорошо. Но да ладно, Шерон привыкла, потому достаточно быстро начала успокаиваться.

Отредактировано Sharon Raymond (2012-11-05 02:11:23)

+1

34

Просто лежать на ковре. В чем мать родила. Разве можно придумать что-то восхитительнее? Вряд ли. Кажется, Этьен нашел то, что искал всю свою жизнь. Этот покой, комфорт, удовлетворение. Почему мужчины ходят налево? Потому что женщины снимают маски, как только заполучают себе мужчину. Ты влюбился в принцессу, а после свадьбы оказывается, что женился на драконе. Но Шерон была из тех людей, кто не притворялся. Ее не беспокоило, что о ней скажут другие. Бойкая, живая, энергичная. Здесь Этьен знал, на что подписывается. И знал чего он хочет от этих отношений.
Он лежал рядом с ней, дурачился, притворяясь котом. И что для счастья надо?
-Мяу, люблю семгу, ничего не могу с собой поделать – улыбнулся Этьен. Ему казалось, что эту рыбу он мог есть тоннами, почему бы и сейчас не побаловать свой желудок чем-нибудь вкусным –ты же любишь семгу? –улыбнулся Этьен, укладывая свою голову Шерон на плечо. Француз почувствовал горячее прикосновение губ Шерон куда-то в щеку. Немного промахнулась, но все равно приятно. Потом она коснулась своими ладонями лица Этьена, чуть приподнимая его.
-Я француз, это наша особенность. Скажем так, особенность чистопородных французов – усмехнулся Этьен, понимая, что французы – это так же арабы и темнокожие люди из колоний, которые получили французское гражданство. Этьен не смеет заверять, что в его роду были только французы, но внешность говорит сама за себя, типичный француз.
Вообще, Этьен любил свой нос, раз уж пошел о том разговор. В силу своего патриотизма, он просто не мог не гордиться своей отличительной особенностью. Даже Алекс его называл «носатым», отчего становилось наоборот приятно и весело, нежели обидно. Нечего обижаться, все замечают его французские черты и это здорово.
Шерри резко переворачивается и оказывается на Этьене. Как же француз любил такие моменты. Ощущаешь свою женщину грозной львицей, не иначе. Мужчина провел своими ладонями по ее рукам от плеча до локтя.
-Боюсь, тебя не отправишь на кухню, грозно стукнув по столу. Да и зачем применять кнут, если есть пряник, верно? – Шерри выгнулась, словно кошка, и наклонилась к губам мужчины, жадно и властно впиваясь в его губы. Этьен чувствовал этот порыв страсти, его руки уже стали сжимать тело Шерон, не желая его отпускать. Сам же Этьен вновь напрягся, стараясь получить все и сразу от этого поцелуя. От него буквально сносило крышу. Француз с наслаждением смаковал медовыми губками любимой женщины. И вот, она уже игриво облизывает его губу, потом свою, тем самым демонстрируя, что и ей вкусно, не меньше, чем Этьену. Как же ей было тяжело остановиться. И это было видно. После этого страстного поцелуя, последовал короткий дождь из поцелуев. Она целовала его лицо, а он лишь улыбался, зажмурившись. Уж больно это было забавно.
И все-таки она остановилась. Как бы она не хотела своего француза, игнорировать позывы желудка обоих было глупо. Тем более, что мужчина, собственно, как и женщина, ел только утром, перед рыбалкой и в лодке урвал что-то съестное. Но разве это достаточно для организма взрослого мужчины. А Этьену нужна энергия, Шерон заставила его попотеть, теперь надо копить силенки.
Она встала, пока искала одежду, француз внимательно следил за ее передвижениями. Смотреть на эту грациозную и очаровательную женщину – одно удовольствие, в котором Этьен не мог себе отказать. Он смотрел на соблазнительные изгибы ее тела, освещенные тусклым светом камина, смотрел на ее копну пшеничных волос, которые локонами вились с ее плеч.
Однако любовался Этьен не долго. Шерри была очень шустрой. В этом их отличие. Мужчина весьма ленив, в отличие от своей женщины, и сейчас ему бы не хотелось вставать вообще. В идеале было бы уснуть прямо здесь в объятиях друг друга. Но спать на голодный желудок – фи, как не хорошо. Француз тоже встал и, найдя свои трусы, одел их. Как ни странно, но одевая их на себя, он вспомнил, как Шерри игралась языком с его членом. Боже, это не могло не вызвать улыбку. Если бы эта пластинка могла заесть, Этьен бы повторял эту ночь вновь и вновь. Он потер место раны, там, где некоторое время назад торчал крючок. Что же, ранение того стоило, как успокаивала Шерри мальчика, аж мурашки по коже.
Шерри, не смотря на то, что ранее хотела сделать сандвичи с беконом, сделала их с семгой. Как говориться, все для своего мужчины. Признаться, это как-то льстило, было приятно, что она хочет делать что-то для него, учитывая его интересы, забывая о своих. Такие мелочные жертвы, на самом деле, говорили о многом. И о любви и о какой-то преданности и привязанности к человеку. Этот отпуск напоминал чем-то медовый месяц, хоть Этьен и Шерон не были молодоженами. Кто знает, может быть совсем скоро они решаться связать друг друга навсегда узами брака. Никто не говорил, что будет легко, но вместе будет проще, верно?
-Это лучшее, что я ел в своей жизни – довольно проговорил Этьен, доедая последний сандвич. Он не преувеличивал, не приукрашивал и, не в коем случае, не льстил. На самом деле еда от Шерон была особенной. Возможно потому, что Этьен был влюблен в эту женщину. Самая лучшая приправа к блюду – любовь. И никакой кулинарный шедевр не сравниться с сандвичами Шерон. Ведь сделаны с целью побаловать любимого мужчину.
И вот после ужина они уже лежат в кровати. И как Этьен раньше жил без этого? Как приятно засыпать, чувствуя Шерри у себя на груди. Чувствуя ее дыхание, такое теплое, спокойное, ощущать шелк ее светлых волос. Этьен, словно маленький мальчик, обнявший свою любимую плюшевую игрушку, стал моментально проваливаться в сон.

Ночью он спал хорошо. Вообще, в последнее время, Этьен стал редко жаловаться на сон. Когда Шерри рядом и не зачем волноваться, спиться особенно хорошо, словно маленький ребенок, выпивший на ночь теплого молока. Когда Шер была на работе или же Этьен ночевал у себя дома, заснуть было сложнее. Приходилось кормить себя таблетками, чтобы хоть как-то спровоцировать сон, а не лишние переживания.
Сквозь сон мужчина почувствовал, как вздрогнула Шерон, а потом перестал чувствовать ее тепло. Она ушла. Он невольно проснулся. Медленно и как-то лениво, будто не желая признавать, что это происходит в реальности. Он все же проснулся, и сонным взглядом уставился в шкаф. Сколько было времени? Он не стал искать часы, какая разница. Было слышно, как на улице все еще идет дождь. Как бы дороги не размыло. Мужчина дотянулся до выключателя, света не было.
Француз встал с кровати, желая отыскать Шерон, ну и сходить в туалет, скажем так, утолить свою маленькую прихоть. Этьен зашел в ванну и увидел Шерон, которая уперлась в раковину руками и опустила голову, будто не важно себя чувствовала.
-Все хорошо? – тихо спросил Этьен, аккуратно кладя ладонь женщине на спину. Больше он ничего и не стал говорить. Как-то ни к месту сейчас были его слова. Через некоторое время Шерон вернулась в спальню, Этьен, сделав все свои ночные дела, вернулся вслед за ней. До утра они проспали без происшествий.

На утро было все так же пасмурно. Солнце выползать не хотело, точно так же, как и Этьен из уютной кровати. Мужчина, как всегда, спал дольше женщины, сладко посапывая в подушку. Он редко вставал раньше Шерон, поэтому у австралийки уже появилась обязанность будильника. Будильника для Этьена. Зато как она будет. После таких ласок точно больше не уснешь, захочется продолжения банкета…

+1

35

Этот сон повторялся достаточно часто. И всегда одно и тоже. Самое ужасное, что, несмотря на это, Шерон продолжала вскакивать с постели как ошпаренная, она не могла привыкнуть. Каждый раз этот сон вызывал одинаковые эмоции и ощущение ужаса. Настолько он реален. Как правило, руки тряслись еще на протяжении двух минут, но потом все прекращалось. Приходило понимание, что это всего лишь злая шутка подсознания, вызванная, скорее всего, тяготами трудовых будней. Шерон успокаивалась. Так же вышло и в этот раз. Она обдала лицо холодной водой, стало легче. Этьен подошел незаметно. Женщина слегка выпрямилась, поворачивая голову в сторону.
- Да…, все нормально, - немножко растерянно произнесла она, а потом попыталась выдавить из себя что-то наподобие улыбки. – Прости, если разбудила, просто…, - Шерон посмотрела в зеркало и сглотнула. Просто этот ночной комар преследует ее уже около года. Не регулярно, но от этого не менее печально. – Просто страшный сон приснился, - закончила фразу Реймонд, умолчав кое-какие детали.
Женщина еще раз как-то неуверенно улыбнулась и, поцеловав француза в щеку, направилась в спальню. Этьен пришел чуть позже, а она уже прилегла на бок, на краешек кровати, не в силах понять: в чем смысл? Шерон еще долго не могла уснуть. Один раз обернулась, услышав сопения Тьена. Потом перевернулась на спину, смотря на потолок. Постепенно сон забылся, и женщина полностью отдалась власти Морфея.

Несмотря на непростую ночь, утро выдалось чудесным. Сон всегда быстро забывался, дело обыденное. Дождь уже прошел, за окном слышались звуки воды, сопровождаемые пением птиц. К сожалению, сегодня приятная поездка подходила к концу, но они еще обязательно повторят это путешествие. Началось все не очень хорошо, зато какое было продолжение. Шерон до сих пор не могла забыть прошлый вечер, и ту любовь, которую ей подарил француз. Волшебно. Незабываемо. При этих мыслях, женщина повернула голову. Она помнила о своем предназначении, она же кто-то типа будильника. Впрочем, свою работу Шерон выполняла с особым удовольствием. Женщина медленно перевернулась на живот и начала пальчиком водить по волосам француза, а потом и по ушку.
- Этье-е-ен, - словно пропела Реймонд, слегка наклоняясь и касаясь губами плеча мужчины. Чует сердце, иногда он просто притворяется, чтобы продлить такие моменты. – Пора вставать, уже утро. Нам надо еще собраться успеть, - но француз как будто не слышал. Шерон улыбнулась и подтянулась к нему поближе. – Я знаю, что ты проснулся, - женщина уперлась подбородком в его плечо, но, услышав в ответ только молчание, решила действовать иначе: начала слегка покусывать мочку уха. – Вставай, малыш или я тебя покусаю, - в заключении произнесла она, несколько раз поцеловав Этьена в шею. 
Чувствовала себя Шерон бодро, пусть и была немного расстроена тем, что отдых так быстро закончился. По сути, все, что парочка увидела – дождь. Но, признаться, благодаря дождю они чудесно провели время около камина. В общем, все еще впереди. Позавтракав, женщина начала собирать вещи. Вернее как, собирал Этьен, а Шерон швыряла ему одежду и прочие принадлежности в руки. Потом она сложила спринтеры, даже крючок, впившийся вчера в ногу француза, захватила с собой, как напоминание о забавной ситуации. Когда они уже стояли в прихожей, женщина глубоко вздохнула. Ей нравился этот дом, ей понравилось проводить время наедине с любимым.
- Эх, это было здорово, - усмехнувшись, протянула она, кивнув в сторону дивана. Потом Шерон подтянула за футболку к себе Этьена и страстно поцеловала его в губы. – Надо будет повторить еще раз, - лукаво улыбнувшись, добавила она. – Все, здоровяк, - женщина отошла от француза и шлепнула его по заднице, - на выход. Надеюсь, мы не запачкали диван.   

Эпизод завершен.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » На крючке