в моём мире гаснут светлячки. я так много курил в тот вечер, когда ты уехал. так и не застал тебя дома, простоял на улице в пальто на голое тело... читать дальше

внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: pratoria]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy /

[telegram: semilunaris]
Ilse /

[telegram: thegrayson]
Matt

[telegram: katrinelist]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Швы на лоб, главное что после драк жив, здоров


Швы на лоб, главное что после драк жив, здоров

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Бойцовский клуб, 29.04.19, вечер

Джонни, Филипп
https://media3.giphy.com/media/135PjbmPPUlOco/source.gif

Мой кроссовок и твое лицо на верный путь идут
Я их познакомил, у них первый поцелуй

Отредактировано Philip Tucker (2019-11-11 10:39:35)

+1

2

Мы судим о себе по тому, что способны совершить; окружающие судят о нас по тому, что мы уже совершили.
Генри Уодсуорт Лонгфелло, Кавана, 1849


Последние несколько месяцев я пребывал в подавленном состоянии, парализованный неопределенностью. Меня раздирали на части два противоборствующих чувства: лояльность корпорации и убежденность что второй шанс для Irwindale Arms – удачное решение. Чтобы хоть как-то отвлечься и выбросить все из головы, я максимально загружал себя повседневной работой, неизменно болтаясь между Сакраменто, Лос-Анджелесом и Уолтемом, изыскивая способы консолидировать операции двух подразделений Raytheon. Но вместе с тем, мысль о новом проекте казалась как никогда верной, а моя инстинктивная вера слишком глубоко укоренилась, чтобы было просто от нее отказаться. 

Однажды в воскресенье, когда я по привычке поехал в спортивный клуб, чтобы снять пострабочее напряжение и размять порядком задубевшие мышцы, меня поставили в пару с гибким, мускулистым блондином практически моего возраста. Он был примерно на два дюйма выше моих пяти футов и семи дюймов и, стоит признать, хорошо боксировал. [Впрочем, сам я никогда не метил в профессионалы, да и все мои достижения годились разве что для самообороны в каком-нибудь пабе против очередного спившегося работяги]. Спустя один спарринг мы разговорились, он представился юристом Гёртом Таберном и, как выяснилось позже, в его обязанности входили консультации для компаний по многим вопросам, включая частные капиталовложения и акции компаний. Когда я рассказал о своей идее, он счёл, что это может заинтересовать инвесторов.

Постепенно, обсуждая свои идеи с Гёртом, я понял, что должен сделать. Мой час настал. Если я не ухвачусь за эту возможность, если не покину комфортной зоны и не поставлю всё на карту, если упущу время, второго шанса не будет. А потом всю жизнь спрашивать себя: а что было бы, если бы…? Почему я этого не сделал? Ход был за мной. Даже если бы ничего не вышло, попытаться всё-таки стоило.

В некотором смысле, последующий мой шаг требовал недюжей смелости. Я решался ещё несколько недель, когда окончательно не делегировал все свои обязанности на Энди и не ушёл с головой в новый проект. Меня подстегивало чувство, что я готовился к этому шагу всю свою жизнь. По иронии, он противоречил ценностям, которые внушили мне мои родители. От отца я усвоил, что уход с перспективной должности приводит к нестабильности и разрушению семьи [он это наглядно продемонстрировал на своём примере]. А мать постоянно повторяла: «Зачем что-то менять, когда у тебя и так всё есть?»

Но мне это представлялось естественным осуществлением давнего желания сделать что-то для себя, достичь чего-то выдающегося, стать хозяином собственной судьбы. Неуверенность, желание, чтобы меня уважали, острая потребность подняться гораздо выше того положения, в котором находился, объединились в тот решающий момент воедино.

Еще в далекие семидесятые такой известный музыкант, как Стинг как-то рассказал в интервью о похожих чувствах, пережитых им. В те времена он еще являлся участником известной музыкальной группы, имел стабильную работу и доход [это было задолго до того, как его первый альбом стал платиновым]. Но он понял, что ему придется покинуть группу, если когда-нибудь он захочет обрести свое, особенное звучание. Именно так он и сделал. В противном случае он бы не достиг того ошеломительного успеха, который поджидал его впереди.

Составляющие успеха — подходящее время и везение. Но многим из нас приходится самим создавать возможности и не зевать, когда подворачивается шанс, пока его не заметил кто-нибудь другой.  Мечтать — это одно, но, когда настает нужный момент, вы должны быть готовы оставить привычную жизнь и начать поиск своего собственного звучания. Это классическая американская сказка, мечта каждого предпринимателя: начать с великой идеи, привлечь инвесторов и построить бизнес прибыльный и прочный.

Проблема в том, что начинать вам, как правило, приходится как неудачнику.

Если хотите знать, что чувствуют неудачники, попробуйте найти деньги на новое дело. Перед вашим носом будут закрывать двери. К вам будут относиться с подозрением. Подорвут вашу веру в себя. Назовут сотни причин, по которым ваша идея просто никуда не годится.

Но у этого положения есть и обратная сторона, поскольку неприятности могут стимулировать. В моем случае часть меня наслаждалась тем, что так много людей убеждены в неосуществимости моего плана. Независимо от того, сколько раз меня пытались остановить, я был абсолютно убежден, что справлюсь. Я был так уверен в этом, что получал удовольствие от предвкушения победы над всеми, кто так меня недооценивал.

Да, стоит отметить, что у меня было существенное преимущество перед теми, кто начинал все с нуля, кто не имел ничего и никого у себя за спиной. Но не стоит забывать, что мир крупных корпораций – это коммуналка, где каждый знает о промахах соседа, и компания моего отца никогда еще не внушала доверия, в нее попросту не верили как в долгоиграющий проект, который сможет выплыть, а не потонет, как очередной Титаник в океане под названием «конкуренция». Но мне невероятно повезло.

Первым потенциальным инвестором Irwindale Arms стал Джаред Скотт — в некоторых отношениях наименее вероятный из всех возможных. Джаред — владелец спортивного клуба, где я имел честь познакомиться с Таберном. Он также занимался организацией боев, которые время от времени проходили за закрытой дверью для высокопоставленных людей, и где суммы ставок порой обгоняли недельную прибыль казино Лас-Вегаса. Скотт слыл весьма азартным человеком, вкладывающий часть своих сбережений в акции на бирже. Оставшиеся он вкладывал в рискованные новорожденные компании, в основном принадлежащие людям, которых он знал и кому доверял.

Когда я обратился к нему за деньгами, мы не были знакомы лично. Моя помощница была знакома с его женой, Николь. Как-то осенним днем они втроем выгуливали собак в парке, бродя по опавшим листьям, и когда Энди вскользь упомянула о моем намерение начать возрождение отцовской компании, Джаред сказал: «Если Джон когда-нибудь задумается над этим всерьез, дай мне знать». Вскоре после этого Энди удалось договориться о встрече. И семья Скотт пригласила нас в гости.

На той ранней стадии я был еще слишком увлечен своей идеей, чтобы нервничать. Я принес с собой бизнес–план, который писал четыре часа. Я подготовил стандартные финансовые прогнозы: сколько времени уйдет на открытие первого рабочего здания, сколько денег нужно вложить, прежде чем бизнес начнет приносить прибыль, каким образом инвесторы получат возврат на свой капитал. У меня был с собой даже сделанный несколько лет назад архитектурный рисунок завода.

Но Джаред так и не дал мне им похвастаться.

- Как ты относишься к ММА? — произнес он после непродолжительной светской беседы.

- Смешанным единоборствам? – признаться, меня удивил этот вопрос и заставил оторваться от принесенной пятью минутами ранее блюда, но в тоже время заинтересовал. Я внимательно уставился на собеседника, который коротко кивнул в ответ подтверждая мои догадки. – Не являюсь фанатом. – коротко отрезал я, подцепляя пальцами сложенную салфетку и вытирая ею губы.

- Это не столь важно. Я хочу заключить с тобой пари. - Джаред отодвинул тарелку с обглоданными утиными костями, тут же ставя локти на стол и сцепляя пальцы в замок. Взгляд серо-зеленых глаз внимательно следил за моим меняющимся лицом: я нахмурил брови, позволив себе на пару секунд задуматься, - и почти сразу поджал губы. Стоит признать, к подобному повороту я не был готов, впрочем, это было куда лучше прямого отказа.

- И в чем же суть? – не без интереса отозвался я, слегка усмехаясь и опуская вилку на тарелку. Столовое серебро тихо звякнуло, соприкасаясь с фарфором.

- В следующий вторник состоится бой. Боб Коста против малыша Тедди. Твоя задача поставить на того, кто по твоему мнению выйдет победителем. Если твоя ставка сыграет – я лично проконтролирую, чтобы ты унес в десять раз больше. Если же нет.. – на секунду мне показалось, что его глаза вспыхнули ярко-оранжевым цветом, словно два огонька; тонкие губы исказились в издевательской усмешке, оголяя ряд ровных зубов, - ты потеряешь несколько тысяч и забудешь дорогу в мой дом.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Швы на лоб, главное что после драк жив, здоров