в моём мире гаснут светлячки. я так много курил в тот вечер, когда ты уехал. так и не застал тебя дома, простоял на улице в пальто на голое тело... читать дальше

внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Jere /

[icq: 399-264-515]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Francine /

[telegram: pratoria]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia /

[telegram: potos_flavus]
Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy /

[telegram: semilunaris]
Ilse /

[telegram: thegrayson]
Matt

[telegram: katrinelist]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » без интереса


без интереса

Сообщений 101 страница 117 из 117

101

Кажется, убивать меня и злиться Мира не планировала. Уже хороший знак. Но, так или иначе, я прекрасно понимал, что разговору быть. И разговор этот будет совершенно неприятным. Из-за Колина мы не поедем в Ейск. Я не знал, как буду работать и что теперь вообще с ним делать. У меня было слишком много вопросов в голове и чувствовал я себя во всём этом до сих пор одиноко. Ещё до сих пор у меня было ощущение, что весь мир навострился против меня. Родители Брук были рады, что я забрал у них внука, но попросили хотя бы на праздники приезжать и показывать им внука. Я согласился, само собой. Но что скажут мои родители? Наверное, прибьют меня. Если они меня отрежут от бюджета, то я не потяну сына. Вернее, мне придётся бросить учёбу и работать. Но даже так мне не хватит денег на всех плюс на няню, ведь я буду работать. В общем, у меня заболела голова от мыслей, которые надавили на меня с такой силой.
-Спасибо, Мир. Он уснул в машине. -я не стал добавлять, что он ещё и блеванул. Вернее, срыгнул, наверное. Но плакали мы оба. И по разным причинам, пока я всё это вытирал, стоя на трассе, включив аварийку. -Да? Спасибо...
Мне было очень важно, что Мира считала меня молодцом. А ещё важно то, что она подошла и поцеловала меня. Я ответил с удовольствием, перебирая её губы в ответ с долью отчаяния. Мне была важна эта поддержка и её любовь. Я ещё обязательно извинюсь за то, что сказал ей и послал. Я повёл себя глупо, но теперь я буду исправляться. Да, это я точно решил. А пока, убедившись в том, что мой сын в надёжных руках, подхожу к двери, но оборачиваюсь, замечая, как Мира сюсюкается с чужим для неё ребёнком. Да, из неё выйдет отличая мама. Я невольно улыбнулся, видя эту картину. Мне была важна её поддержка и то, что она даже сейчас не отвернулась от меня. Я думаю, что Брук на её месте поступила бы совершенно иначе. Брук бы меня избила сковородкой, рассталась бы со мной и ни за что не помогла. Вот, как было бы. Но Мира... не такая. Я в который раз убеждался в том, что мой выбор - самый правильный. А я - самый счастливый рядом с ней.
Вернувшись обратно к машине, я забираю всё остальное, а затем возвращаюсь. Ставлю в нашей гостиной, что была смежная с кухней, кроватку для ребёнка, а потом выкладываю все его вещи, расставив. Не понимаю, зачем нужна и половина, поэтому активно гуглю всё, что есть. Вроде как начинает доходить, это уже хорошо. Когда Мирослава решила покормить Колина, я еле успел прибежать на кухню. Судорожно начал всё вспоминать, чуть было не забыв про прикорм. Я кручусь вокруг жены и Колина, который активно ел и даже не выёбывался. Хотя мог бы, вот честно. Но мне было очень стыдно и нервно от того, что Мире приходилось во всём этом участвовать. Она не должна была. Я очень боялся её напрягать, но потом мы всё-таки пошли вместе купать Колина, который обделался. Как обычно - у меня на руках. Не понимаю, почему я вызывал у него такую реакцию. Мстит, как кот что ли? Ладно, я понял. Но всё равно ведь помыл его в специальной ванночке. Вроде как всё было сделано. Я даже отзвонился родителям Брук, пообщавшись с ними пару минут и сделав пару фоток Колина. Они были рады, что пока всё хорошо идёт. Я тоже, если честно.
Когда Колин уснул, мы стояли вместе с Мирой у его кроватки. Я всё ещё не мог привыкнуть к нему. Не понимал, что с ним делать и зачем он мне нужен. Вот честно. Но старался. Я правда старался привыкнуть к тому, что стал отцом и на мне лежит тяжкий груз ответственности в виде этой крохи.
Когда ко мне обращается жена, я медленно поворачиваю голову и смотрю на неё. После, слушаю девушку и опускаю взгляд на наши руки.
-Нет... -и это правда. Я бы не отдал уже никому Колина, видя, что моя жена готова мне помогать, а сам малой действительно не монстр. -Мира, прости меня. -я морщусь от её слов, как будто бы меня ударили. Тоже разворачиваюсь к ней и беру руки девушки в свои. -Я не хотел с тобой ругаться...
Но не успеваю я продолжить, как звонят в дверь. Вопросительный взгляд прилетает Мирославе, а та только говорит загадками. Неужели, это мои родители? Я осторожно иду следом за женой и даже вздрагиваю, увидев папу и маму. Ну всё, мне пиздец. А мне и правда пиздец, когда мама тянет меня больно за ухо, заставив зашипеть, но потом отстраниться. Мы все идём на кухню. Я нервничаю, это видно. Но на Миру я не злился. Я бы всё равно сказал об этом родителям. Разве можно это утаить?
-Я просто... не хотел детей. Но теперь у вас есть внук...
-Марк, это кошмар какой-то! Нет, не внук наш, а твой поступок! Ты почему молчал?! Почему ничего не сказал? И как ты мог захотеть отдать его в приют, тупица? В общем, слушай меня внимательно. Мы с отцом будем помогать, а ты - всё делать. На работу можешь не ходить до учёбы. Привыкай к ребёнку, учись за ним ухаживать и быть отцом. Я сейчас тебе всё покажу, а то ты ведь безрукий у меня. И ещё. -тут уже вступается отец, а мне почему-то кажется, что он сейчас скажет, что отберёт у меня машину. -Ты впишешь ребёнка в паспорт. Это первое. И второе. Мирославу даже не думай заставлять всё делать за тебя. И запомни раз и навсегда: обидишь её - прибью тебя собственными руками. Я не могу представить девушки лучше для тебя. Поверь мне, такой широкий жест не от каждой ты получишь. Одна из двадцати, возможно, согласилась бы на то, на что пошла ради тебя твоя жена. Мне очень стыдно перед родителями Брук за тебя и перед Мирой. Кошмар, Марк. Надеюсь, ты искупишь свою вину. А теперь иди за мамой, она тебе всё подскажет. Ну а я попью чай с Мирой. Да, Мирослав?
Я не спорил потому что никакого смысла и желания не было. Послушно кивнув, мельком посмотрел на жену и пошел за матерью. Она, увидев своего внука, чуть было слезу не пустила. Всё приговаривала, какой он хорошенький, а я - бестолочь.
-Ну всё, Марк, не делай такое траурное лицо. Мы с папой любим тебя, просто ты у нас любишь дров наколоть. -мама мне уже всё показала, объяснила и рассказала. Завтра начнётся жесть, я знаю. А пока, она тянет ко мне руки и крепко обнимает. -Иди ко мне.  Ты тоже мой маленький... -я усмехнулся, но к маме прижался, а потом получил затрещину от отца. -Хватит его сюсюкать. Если бы мы знали, что ты у нас таким будешь, то отдали бы тебя в детский дом, засранца такого. Ну-ка показывай мне Коляна!
Я возмущённо посмотрел на отца и, потирая ушибленный затылок, всё-таки показал ему сына. Теперь они умилялись вдвоём. Но вскоре ушли, оставив меня с Мирославой вдвоём. Я, признаться честно, хотел есть и поваляться в ванной, пока было время. Но напрягать Мирославу с готовкой не стал, заказывая доставку еды на дом, уходя мокнуть в ванной какой-то время. Но, стоило мне услышать, как в гостиной закряхтел сын, вылетел оттуда с пеной на голове, мокрый, завёрнутый в полотенце, в итоге прибегая к Колину быстрее Миры.
-Колин... -я научился его держать, так что сделал это сейчас вполне себе ловко, прижав малого к себе, начиная проверку. Подгузник сухой, из бутылки пить не хочет, но перестаёт реветь, когда видит что-то в телеке. Обернувшись, подношу его чуть ближе, развернув. -Что там? Это глупый фильм, тебе нравится? Ну... можем, посмотреть. -плюхаюсь с Колином в кресло, который вдруг начинает что-то говорить мне на своём языке. Я, подняв голову, встречаюсь взглядом с женой, которая за всем этим наблюдала. -Переведёшь, может?

+1

102

Марк говорит эту заветную фразу, которую, кажется, уже заучил наизусть для себя. Он не хочет детей. Я знаю об этом. Но когда дело встает ребром, когда ничего не остается, нет этого "не хочу". Сделал - неси ответственность. Это же элементарно. За свои поступки надо отвечать, поэтому пусть не сразу, но Марк учится это делать. Сегодня первый день. Марк сидел смирно за столом, выслушивая родителей по очереди. Те ругали за то же, что и я. Но я молчала, ведь все сказала. Лишь держала за руку, как бы давая понять, чтобы он не злился на нас, а понял, что хотим ему донести.
Но с тетей Светой я была абсолютно солидарна, она говорила правильные вещи и не могла ничего против сказать. Я была благодарная им, что они не только отругали, но и также предложили помощь. Вот видишь, Марк, ты же совсем не один! Мы все будем тебе помогать, все хотим облегчить эту ситуацию. Мы - семья. Мы все проблемы решаем вместе. И сейчас как никогда каждый доказывал это делом. Колин будет жить здесь, а мы все будем его воспитывать. Поэтому, когда дядя Ян сказал, что на меня не надо ничего перекидывать, я лишь улыбаюсь.
- Да мне не сложно. Это же ребенок. Я прекрасно все понимаю.
Все поняли о чем я, поэтому в ответ увидела улыбку.
- Это я понимаю, я про то, что на тебя всё-всё не надо перекидывать. Но если ты хочешь воспитывать Колина, то конечно делай это.
Еще немного отругав Марка, мы остались с дядей Яном вдвоем. Марк и тетя Света ушли в соседнюю комнату. Наливаю чай, ставлю на стол и сажусь.
- Ты удивительная девушка, Мирослава. Знай, все, что я сказал - правда. Ты действительно лучшее, что могло случится с Марком. Зря он так долго от тебя нос воротил. Но ты сумела его зацепить. Я вижу, что он очень любит тебя. Это ты представляешь, насколько сильно, раз он прислушался к тебе и поехал за ребенком, и это не смотря на твой ультиматум. Марк в надежных руках, воспитывай его дальше, молодец.
Мы пьем чай, разговариваем, пока минут через 10 не возвращается Марк с тетей Светой. Женщина светилась так, все приговаривая дяде Яну какой хорошенький малыш, поэтому не удивительно, что и он воспылал желанием посмотреть на Колина. Я смотрела на Марка, который явно не знал расстраиваться ему или нет. Вроде шло не так плохо, но в его понимании ребенок не может ассоциироваться с чем-то хорошим. Оставалось надеяться на время, которое поможет ему открыть на все глаза. Мне хотелось, чтобы он понял, что все не так уж и плохо ведь...
Еще какое-то время наблюдая за тем, как родители Марка не могут оторваться от малыша, я не сдерживала улыбки. Ребенок, к слову, когда проснулся, тоже был весьма довольный, даже пытался улыбаться. Нам показывали, как с ним обращаться и что делать, а уже когда тетя Света и дядя Ян уходили, они только и приговаривали, что мы можем к ним обращаться в любое время суток. Они понимали, что мы еще сами очень молоды, ничего не знаем. Многие родители бы осудили и оставили с этим разбираться самостоятельно, ведь это не их геморрой, но в данном случае, все сишком хотели от нас внуков, чтобы не обрадоваться появлению маленького Колина, пусть и не от меня. Кстати, этот момент меня тоже не волновал. Я правда не ревновала ни к чему. Мне казалось это диким и неправильным. Лучше помогать, чем воевать с такой крохой. Это же глупо, не так ли?
Отпустив Марка в ванную, я осталась следить за Колином. Еда уже была в дороге, заказав ее. Пока сидела тихо смотрела фильм. Боялась разбудить Колина, но буквально через двадцать минут он сам о себе напомнил. Сначала показалось, что мне, собственно, показалось, а потом встала и двинулась в сторону комнаты, где спал ребенок. Стоило мне выйти, как мимо меня тут же проносится Марк, который влетает к Колину и поднимает его на руки, начиная покачивать. Я с таким удивлением поглядела на Марка, будто вот только что земля перевернулась. Облокотилась о косяк двери и наблюдаю за тем, как такой красивый Марк нянчится со своим сыном, да еще разговаривает с ним, пытается наладить контакт, договорится, сдружится. Это выглядело правда крайне мило, с какой-о стороны, я даже поняла, почему женщин так заводит мужчины, которые занимаются с детьми. Будто это давит на женское начало, умиляет и не оставляет равнодушным.
Подхожу ближе, когда Марк показывает фильм и я хмурюсь.
- Эй! Он не глупый! - Я всего лишь пересматривала мультик чародейки, но факт, что Колину это зашло. Дети вообще любят мультики. Да еще и настолько, что из детского ротика посыпались какие-то звуки, иногда переходящие потом на ультразвук. Это все, что он мог сказать. А, еще надувать пузыри из слюней, чем и был занят в данную минуту. - Думаю, он со мной солидарен. Классный мультик!
Показываю язык и улыбаюсь, садясь рядом. Марк действительно выглядел сейчас максимально мужественно. Да и настроение у него стало явно лучше. Кладу голову на плечо Марка, смотря за мальчиком. Воронов был еще теплый и влажный после ванны. Кстати, подумав об этом, тихо засмеялась. - Ты правда просто выпрыгнул из ванны? Даже не оделся. - Только джинсы напялил и все. Тянусь поцеловать Марка, прикасаясь губами к шее. Он вкусно пах, мне нравилось. Носом провела по щеке, заглядывая в глаза. Надеюсь, сейчас в Марке жизни будет побольше, а не как раньше, словно зомби, просто существовал. - Тебе идет быть папочкой. - Смеюсь и положила ладошку на крохотную голову Колина. Ребенок и впрямь был очень милый. Сосал соску, которую дала ему и смотрел мультик. Нам и еду привезли, а Колин все еще смотрел мультик. С Марком соорудили ему из подушек дивана игровую, чтобы никуда не заполз ненароком, а сами сели есть.
- Ты можешь быть спокойнее за него. Я ничего с ним не сделаю, поэтому, если тебе надо в ванную, просто иди и отдыхай, можешь мне доверять. - Я, почему-то подумала, что он переживает, что я ничего не умею, поэтому так дергается. --  Потом меня просто заменишь и все.
День был тяжелый, не было смысла нагнетать обстановку, поэтому решила, что лучше оставлю все плохое в прошлом, а обращу внимание на то, что есть в настоящем.
- Но раз ты здесь, я пойду теперь в ванную.
Бодро это сказав, явно слегка разбудив ребенка (это все с непривычки), я иду в ванную, где спокойно полчаса мокну, отдыхая. А когда вышла, увидела, что Марк и Колин слегка задремали на диване. Улыбнувшись этому, подхожу и аккуратно беру ребенка на руки, стараясь не разбудить, и перенесла в кроватку. А вот Марка я поднять не смогла бы при всем желании. Он спал или дремал, лицо было таким умиротворенным, другим, мягким... Рассматривала его, такого разрисованного и прикусываю губу от личного восторга, что мне достался именно такой парень. Муж. Именно с ним я строю семью и всему учусь.
Мой Марк..
Мира, ты что, не уважаешь себя? Он пытался гнать на тебя! Послал! А ты просто простила его?
Да, просто простила. Потому что это мой любимый человек и моя любовь сильнее любого негатива. Я всегда Марку многое прощала. Просто есть вещи, которые простить нельзя. Куда более страшные вещи. Например, бросить ребенка.
Сев к Марку, я пальцем изучающе провела по его шее, груди... Задела сосок.. Провела по контуру одного рисунка и вернулась на шею. Все спит. Он устал. Нервный день. Мягко целую его в щеку и поднимаю, уходя к себе в комнату. Беру покрывало и накрываю им Марка, чтобы было хотя бы теплее.
Сама же я забираюсь на кровать, но в низу живота приятно тянет от увиденной картины, от этой тактильности, что себе позволила... Вспоминаю, что у нас в ящике есть игрушка для меня и слегка задумываюсь.. А не использовать ли... Руку опускаю на промежность, проникая под трусы, медленно начиная себя трогать, массировать, от чего возбуждение резко взлетает, выбивая тихий выдох. Ладно, почему бы нет? Марк спит... Я никому мешать не буду.. Ну, приспичило мне..
И с этими мыслями достаю себе пробку, которую когда-то для меня взял Марк. Отодвигаю резинку трусов и провожу кончиком по клитору, чувствуя приятную дрожь. После медленно ее в себя ввожу, чувствуя, как стенки смыкаются на пробке и после стала быстро двигать рукой, чуть вытаскивая и вводя обратно. Рукой второй трогала грудь, сжав соски между пальцев. Частично распахнула халат, просто чтобы оголить грудь и продолжала себя удовлетворять. Будто вспоминая, как Марк входил в меня, ставя раком, медленно переворачиваюсь и опускаюсь на локти. Руку устраиваю снизу клитора, между ногами, продолжая полностью в себя вводить и выводить эту штучку. Сжимаю пальцами второй руки покрывало, закрываю глаза..
И перед глазами я снова вижу, как Марк, как было однажды, жестко довольно брал меня сзади, насаживая на свой член..

+1

103

Меня с детства никогда не умиляли дети. Даже когда мне было лет 10-11. Мне тогда в детстве говорили: "Погоди, свои появятся и передумаешь" или "Это возраст у тебя такой, скоро вырастешь". Многие показывают друг другу видео, как ребенок кушает, как ребенок падает, играет - у меня такие видео не вызывают никаких эмоций. Кто-то не любит кошек, кто-то собак, а мне просто не нравятся дети. Рождение ребенка - это ограничение личного пространства, это значит, что ты будешь привязан постоянно к дому, у тебя не будет времени на самореализацию. А потом начинаются проблемы, ребенка не с кем оставить, в садик не могут пойти с ним, потому что малыш все время болеет. Что касается чужих детей, то я отношусь к ним без агрессии и снисходительно. Часто бывает, что чужие дети ведут себя как-то неправильно, пачкают одежду, шумят, хулиганят. Я понимаю, что с этим ничего не поделаешь - это дети. Но относиться также снисходительно к их родителям я не могу. Бывает, что родители считают, что их дети всем интересны, что всем подряд можно показывать фото, например, как новоиспеченная мама кормит грудью своего ребенка. Совершенно такого не понимаю. Я где-то читал, что люди считают чайлдфри детоненавистниками. Нет, мы миролюбивые, нормальные, просто мы не хотим детей. В большей степени люди, которые выступают с противоположной стороны, очень навязчиво и агрессивно навязывают нам свою точку зрения. Я никогда не навязываю никому свою позицию без надобности. Даже не потому, что боюсь вызвать осуждение - я этого не боюсь. Поначалу я сталкивался с решительными попытками переубедить и перевоспитать меня. В основном это исходило от родных. Потом улеглось.Единственное, что в таких вот мимолётных моментах действительно удручает - это то, что люди в большинстве своём считают позицию чайлдфри уделом подростков, не сформировавшихся личностей, которые ещё не выросли, не покинули детство. А между тем, многие поборники традиционных ценностей подчас ведут себя хуже детей - не сформировавшись сами как личности, они рискуют не суметь сформировать своих детей как личностей с большой буквы. Но это их дело. Их решение. Пока его последствия не вторгаются в жизнь окружающих людей, препятствуя её нормальному течению. А нормальное, опять же, у каждого своё. Но есть ли толк сейчас об этом рассуждать, когда у меня на руках сидит мой сын, которому уже пять месяцев? Я не хотел, но в моей жизни он появился. И я буду отцом, обещаю. Я постараюсь Колина хорошо воспитать. Думаю, мой сын будет знать два языка, он будет любить Россию, а ещё - обязательно научу его разбираться в машинах. Он же мальчик, ему это точно будет интересно.
Закатываю с жены глаза, но потом поворачиваю голову, когда девушка устраивается на подлокотнике кресла.
-Да. Я услышал, что он плачет. -а разве я мог проигнорировать? Вдруг ему плохо? -То есть, ты бы хотела, чтобы я был отцом и твоего ребёнка тоже?
Я чуть улыбнулся, боднув Миру лбом в подбородок. Я ведь не отрицал того, что Мира захочет детей тоже и родит мне когда-нибудь. Наверное, к этому моменту я буду уже совершенно иначе относиться к детям. Пока что я не знал. Просто мысль о том, что у меня точно будет два ребёнка в будущем, уже не так и пугала. Продолжать свой род - это нормально, но не так рано.
Мы с Мирославой делаем для Колина уголок на диване, а сами принимаем доставку еды, усаживаясь с ним рядом, смотря мультик и ужиная. Я чувствовал груз ответственности на своих плечах и был уверен, что ещё восемнадцать лет это чувство не покинет меня как минимум. В общем, день и правда был очень тяжёлый. Поэтому, я и уснул рядом с сыном. Только вот проснулся уже один, укрытый пледом. В квартире было уже темно. Резко сев, я посмотрел в сторону колыбельки, понимая, что Колин спит и всё хорошо. Тихонько встав, я сложил плед, а потом пошел в спальню, решив всё-таки лечь рядом с женой. Расстёгиваю по пути джинсы, чтобы их тихо снять и юркнуть под одеяло, но резко останавливаюсь у порога, когда вижу, что происходит в спальне. Мира себя удовлетворяла. Вместо того, чтобы разбудить меня, блин! Интересно, как часто она так делала?
Немного разозлившись, я бесшумно прошел дальше, наклоняясь к жене. Слегка навалившись на неё, вовлекаю сразу в глубокий поцелуй, немного грубо убирая её руки от её же тела. Перебираюсь так, чтобы оказаться между её разведённых ног. Точно с такой же долью грубости я стаскиваю с девушки халат, срываю и трусы, вытащив из неё игрушку. Заменяю своими пальцами, вводя в неё сразу два, чётко утыкаясь в точку джи, когда сгибаю их под углом. Решительно целую Миру, слегка покусываю её губы, попутно приспуская свои джинсы.
-Почему не позвала меня?
Резко останавливаю в ней пальцы, перестав и целовать. Выдерживаю хмурый взгляд, медленно убирая от её промежности руку для того, чтобы дождаться ответ и сжать рукой свой член. Скольжу головкой по её мокрой промежности и ввожу внутрь до упора. Наклонившись, целую грудь жены и, закинув её ноги себе на талию, начинаю быстро двигаться в ней. Плотно прижимаюсь к Мирославе и, проведя языком от шеи до губ, вовлекаю снова в глубокий поцелуй. Вскоре моё дыхание учащается, а я уже не знаю, за какое место Миры схватиться, чтобы облапать её как следует. По итогу, одним жестким толчком вгоняю до упора и заполняю её спермой. Отдышавшись, выхожу из неё, а под Мирой появляется внушительное мокрое пятно.
Ночью, кстати, Колин не просыпался. Выспаться не получилось потому что он встал рано утром. Я кое-как заставил себя оторваться от кровати, а потом всё же пошел к ребёнку. Утренние процедуры не заставили себя долго ждать. Поменять подгузник, покормить и отправить обратно в кроватку. Вижу, как встала и Мира, идя готовить нам завтрак. Только хотел ей что-то сказать, как позвонили родители, спрашивая, как у нас дела, заодно предложив отдать им Колина на выходные, чтобы я спокойно провёл время с Мирой и немного отдохнул. Отличная новость, ничего не скажешь.
-Погода такая хорошая, пойдём в парк гулять?
Теперь я знал, что ребёнок - это не заточение дома. С ним ведь обязательно нужно гулять. Мы и отправились на прогулку, взяв с собой всё необходимое для Колина. Я катил коляску, а Мира была рядом, пока мы расхаживали по парку. Купили сперва себе холодный кофе и пончики, усевшись рядом с водой. А к вечеру перешли на сидр с хот-догами, решив расслабиться. Колин то спал, то бодрствовал. И, в целом, меня всё пока что устраивало. На следующий день мне пришлось оставить Миру с Колином на пару часов, чтобы разобраться с документами. А потом мы снова пошли гулять, только уже в другой парк. Я стал чаще обращать внимание и на других детей.
-Ух, скоро и Колин будет так носиться...
С тех пор, как у меня появился Колин, прошло чуть больше недели. Я активно привыкал к роли отца. Пока у меня хватал сил и энергии на него. Научился его успокаивать, но вообще, капризничал он в разумных количествах для такого маленького ребёнка. Миру я редко просил помочь. Только если мне нужно было в магазин или случалось что-то ещё. Старался всё делать сам. Наши отношения наладились с женой. В целом, мне было нормально. Родители дали нам отдохнуть целые выходные, к слову. Но я постоянно звонил им и спрашивал, как дела у Колина. Я так их достал, что под конец они попросили отвалить и не брали трубки, заставив меня нервничать. Ребёнка я по итогу забрал на пару часов раньше оговоренного за такой игнор. Мне было спокойней. Потом, мы прикрепились к поликлинике и я повёл Колина на первый приём. Там мне посочувствовали по поводу Брук, но я сказал, что у Колина уже есть другая мама, всё хорошо. С сыном всё было нормально, просто мучили иногда колики. Но ведь наступает и тот момент, когда от друзей и знакомых не скрыть появление ребёнка. Сегодня для нас с Мирой было сюрпризом, когда к нам завалилось несколько человек с большим количеством шариков, тортиком, шампанским и подарочками для малыша.
-Оу, привет. -я как раз только закончил кормить Колина, а теперь обнимал друзей. -Удивлён вас видеть. Спасибо за подарки.
Теперь в гостиной летали шарики и нас было много.
-Мы узнали о том, что у тебя теперь ребёнок, что ты его забрал у родителей покойной Брук. Нам... жаль, что её больше нет. Но Мира... такая молодец! Можно посмотреть на ребёнка?
-Да, конечно, он как раз не спит ещё.
Я вопросительно смотрю на жену, мол, это ты рассказала?

Отредактировано Mark Voronov (2019-12-03 12:34:25)

+1

104

Мне не было стыдно за то, что я делаю сейчас. Я хотела Марка, но он спит.. Будить его? Нет, это не столь критично, тем более мое воображение сможет мне помочь. Ведь там я с Марком.. Или Марк куда ближе, чем я думаю? Потому что сама не замечаю, как я в комнате оказываюсь не одна. Прерывисто выдыхаю, испугавшись и заметив хмурое лицо Марка. Но он ничего не говорит, а я дергаюсь, пытаясь убрать от себя руки. Но Марк это делает первым, да еще и весьма грубо. Невольно они падают по бокам от головы, а я тяжело задышала, смотря на мужа. Он же устраивается между моих ног, наклоняется и тут же глубоко целует. Приподнимаю голову, жадно отвечая на этот поцелуй. Там хотела его, а сейчас еще больше. Провожу по спине, ногтями слегка корябая по коже, останавливаясь на шее. Прикусываю губы, будто в ответ, бедрами сжимая его бедра. Мне нравилось ощущать эту тяжесть на мне, но долго Марк так не пролежал, начиная грубо стягивать с меня одежду. Слышу, как захрустела ткань трусов, пока их так же стягивали и снова эти поцелуи. Игрушку из меня вытаскивают и я ощущаю нежелательную пустоту. Все там горело, жаждало прикосновений, именно поэтому с губ срывается облегченный стон, когда пальцы проникают в меня, утыкаясь в нужную точку. Бедра чуть пришли в движение, я хотела его чувствовать и от жадности этой снова прикусываю губы, тихо пыхтя от возбуждения. Я и так себя слишком завела, а с Марком это был настоящий фонтан эмоций.
В губы мне шипят и я чуть свожу брови в переносице. Если бы я не была так возбуждена, то услышала бы в этом некую угрозу, укор. Но пока мне казалось, что Марк не доволен, что я его не позвала к себе, желая участвовать во всем этом вместе со мной. Чуть ногтями прохожусь по затылку парня и все же распахиваю глаза, видя, как плывет все передо мной. Сама прижимаюсь к его губам и задвигала бедрами. Ты ведь знаешь о чем я прошу. Лицо чуть меняется, будто меня что-то мучает, не дает покоя.
- Просто очень захотела тебя, а ты спал... Но ты же здесь сейчас... Не останавливайся.
Такой томный полушепот, в перерыве с поцелуями, показывающие, как сильно я хотела его. Пыталась сама насаживаться на пальцы. Ну что же ты медлишь...
- Марк..
Прошу его, уже почти умоляюще смотря. Еще давным-давно он сделал меня зависимой от его тела, поэтому не удивительно, что у меня к нему была такая жажда. С ним был первый секс и все во мне сделано для него, я подстроилась для него, чтобы и не думал смотреть на другую. Я всегда старалась всему научится, чтобы он получал от меня все, что хотел.. Ведь я его. Как он однажды сказал? Его собственность. И меня это вполне устраивало.
И когда он входи в меня, проведя головкой по клитору, я с таким удовольствием выдыхаю, заулыбавшись от облегчения. Снова жадно целую, ощущая глубокие и быстрые толчки. Закидываю ноги на талию, обхватив ее. Это позволяло ему входить в меня глубже снова и снова. Сжимала короткие волосы на его затылке, утыкалась губами ему в шею, пока его руки с такой жадностью изучали мое тело снова и снова. И каждый миллиметр кожи горел от этих прикосновений. Стоны срывались с губ, пока я ими прижималась то к уху, то к челюсти, то жадно целуя шею, прикусывая кожу с рисунками. Язык скользил следом, до самых губ, втягивая в себя нижнюю и врезаясь после в очередной жадный поцелуй.
Нравится. Как мне это нравится.
Толчки становятся все пошлее и жестче, и так понятно к чему все идет. И как итог мы кончаем с ним в один момент. Я вся сжалась в его руках, чувствуя, как через мое тело будто проводят много тысяч вольт. А потом резко отпускает и расслабляет...
Это меня так утомляет, что все, что смогла сделать, это поластиться о Марка и уснуть в его руках. Да, так мне засыпать нравится куда больше. И все равно на мокрые места подо мной... Завтра со всем разберусь...
Следующее утро начинается с Колина. Было непривычно слышать звуки маленького ребенка, но надо признать, что мне это нравилось. В голову врезается сразу вопрос Марка вчера, который слегка вверг меня в ступор. Я немного не поняла к чему он говорил про моего, нашего, ребенка.. Хотела бы я воспитывать именно моего ребенка с ним - конечно, рано или поздно я захочу представить себя матерью. Пока я вижу, что самому Марку это не надо. А рожать, когда это не нужно.. Не хотела. Я еле уговорила Марка на то, чтобы воспитывать Колина.. Представляю, какой будет стресс у него, если я подойду с этим вопросом.. Наверное, он вообще сопьется.
Но блин! Вы посмотрите на эту мордашку! Да, и эта мордашка разбудила Марка, который сонно поплелся к кроватке, пока я готовила завтрак.
Наверное, я многое воображаю, но мне очень понравилось, как начинался и продолжался этот день. И все последующие. Мы с Марком пытались научится быть родителями. Учились понимать по жестам, что хочет ребенок. Это было чем-то схожим с животными, ведь те тоже говорить не умеют. Что ребенок учится у нас, что мы у него. И я быстро заметила, как Колин стал нам улыбаться и пытаться что-то показать. Никаких толковых речей не было, только звуки. Громкие, грустные, веселые. Пугало больше всего, когда ребенок смеется, а в следующий момент плачет. Благо, Колин не был слишком капризным. Зато, сплотил нас, а не развел с Марком, ведь мы с ним стали больше проводить времени друг с другом, больше гулять.
Меня умиляло, как Марк привыкал к ребенку. Сначала кричал, что не хочет его, а теперь смотрит за другими детьми, примеряя их поведение на своего сына. Отдал родителям, по итогу так достал их, что те его стали игнорировать, а я пыталась внушить Марку, что с его малышом все хорошо, нечего нервничать. Едва ли это помогло. Меня это дико смешило, но Воронов поспешил забрать Колина (или Колю, как называл его дядя Ян), домой. Казалось, что в Марке проснулся курица-несушку, которая носится за своим цыпленком. Меня это правда сильно умиляло и веселило. И это он хотел его в сдать в детдом.
А еще было неожиданно то, как к нам зашли гости. И когда Марк взглядом показывает, что ждет объяснений, я лишь пожимаю плечами, потому что сама ни о чем не вкурсе. Но раз все пришли, то и хорошо!
- Мира, хорошенькая такая в домашнем. - Смеется Элис, толкнув меня в плечо. Я тоже засмеялась, пока ждала шампанское. - Ну покажите нам малыша! - И я иду за ним. Сколько же мы услышали умиленных восторгов. Колин покорил все сердца. А еще все разделились на два фронта. Кто-то видел в нем большее от Брук, а кто-то от самого Марка.
Я же видела все больше от Марка. Глаза может у них с Брук одинаковые, как казалось бы, но разрез глаз и именно тот самый ореховый оттенок проявлялся. А значит - это глаза все же Марка. Мне нравилось это. Будто воспитывала маленького мужа.
Я разговорилась в этот вечер с Элис, которая рассказывала мне про своего бойфренда. Он не хотел детей и ее это очень расстраивало. Мне была понятна эта ситуация, только между ними явно не было тех отношений, как у нас с Марком. Ультиматум ей не поставить, а она правда боится, что они разойдутся. И как итог, через две недели (а мы с ней прямо-таки сдружились), она грустно сообщает мне, что идет ко врачу проверяться, ведь у нее задержка. Да, радости от этого события никакой, когда так давят на мозг. Но у меня ситуация не лучше...
Уже на следующий день Элис пошла ко врачу, а я лишь через неделю решилась сделать тест на беременность. Первый был отрицательный и я выдохнула. Окей, можно было подумать, что это сбой. А вот второй.. Второй показал совсем другой результат.
Положительный.
Я сделала на следующий день еще два теста. И оба положительные.
Хотелось хвататься за голову, потому что.. Я вообще не знала, как мне об этом сказать Марку! Мы только месяц, как занимаемся усыновлением Колина, а это дело не быстрое, хотя нам и одобрили это, а теперь еще я подойду и сообщу о том, что в положении?
Однажды, я решилась.. Подошла, пока Марк говорил по телефону.  А пока ждала конца разговора, слышала, что зарплату задерживают, да и вообще Марк будто был не в духе, были проблемы на работе? Еще и учеба начиналась уже со дня на день...
Нет, Марк точно не выдержит, если узнает, что я беременна.
Решение пришло само собой. Через день иду ко врачу, к которому записалась. Там же я узнаю, что беременна месяц. Я видела на экранчике просто маленькую фасолину, что являлось моим ребенком. Отворачиваюсь, не желая смотреть.
- Я.. Хотела сделать аборт.
- Миссис? Вы понимаете риски. Вы, конечно, молодая, но..
- Я не могу иметь детей. Мы не потянем. Да и муж.. Будет не в восторге. Мы только месяц как усыновили ребенка.. Ему тяжело, я не хочу ничем нагружать еще больше..
Все это время я старалась помогать с Колином. Я могла сама с ним гулять и нянчится, мне очень нравилось. Один раз Марк застал нас играющимися в ванночке, где я была вся в пене из-за малышка. Мы оба смеялись. Один раз уснули втроем на кровати, потому что у Колина было капризное настроение.. Он и так, порой, не давал высыпаться. Марк устает. Я боюсь, что однажды он снова захочет сдать его. Будто надоел, будто получал то, что боялся. А я хотела, чтобы он был счастлив..
Паника. Она меня накрывает.
- Давайте сделаем так. Я Вас запишу, придете ко мне через три дня. Если примите окончательное решение, я проведу вам прерывание беременности, идет?
Видимо, на моем лице видно было, что ребенка своего я терять не хочу. Но киваю. Прихожу домой и была весьма хмурая. Вижу, как Марк играется с Колином. Они улыбались друг другу и Воронов подбрасывал ребенка, от чего тот звонко смеялся и в один момент срыгнул прямо на голову и частично плечо Марка. Слышу, как выругался, начиная шуточно ворчать на сына. Я беру влажные салфетки и подхожу, начиная вытирать. Я старалась быть внимательной, но сейчас, пока вытирала, была в своих мыслях.
- Уже привык к ребенку? Марк, через три дня мне надо будет уйти на полдня.. - Не могу сказать куда, даже в глаза не смотрю. - Надо что-то придумать, кто посмотрит за ребенком, если ты не можешь...
Да, я все равно на это решилась. И звоню врачу уже через два дня, подтверждая запись. И в назначенный день иду, сев на место ожидания в коридоре. Руки сами легли на живот, но я была совершенно в себе.
Мне прямо сейчас казалось, что я прощаюсь со своей душой...

+1

105

Конечно же мы показываем малыша. Все умилились, но были в шоке от того, что теперь у нас есть ребёнок. Пацаны сочувствовали мне, а девушки пытались приободрить. Я же делал вид, что всё нормально. Конечно, мне было тяжело, но свою отцовскую работу я исправно выполнял. Это все могли спокойно заметить за мной, когда я ухаживал за сыном, пока все пили шампанское и пиво. Мы заказали пиццу и роллы, хорошо посидев, поиграли в настолку. Сегодня не очень повезло с работой, моросил дождь. Поэтому, такая уютная посиделка - очень вовремя.
Всё остальное время я продолжал привыкать к ребёнку. С друзьями мы выбрались все вместе вскоре на пикник, хорошо проводя время на природе. Можно было выпить и расслабиться, искупаться. Весь день проводили вместе. Не то, чтобы я сильно привык к Колину за остальное время. Но мог уверенно сказать, что за него оторву руки любому. У меня не был развит отцовский инстинкт. Я был только в процессе. Женщина связана с ребенком пуповиной, а мужчина... разве что чувством долга, если оно у него есть.
Что я могу сказать о детях сейчас, когда прожил с собственным сыном практически месяц? Дети - большая ответственность. И это не для моего возраста. Дети приучают к повышенному вниманию, ловкости и чуткости. В целом, мне просто пришлось научиться очень быстро быть отцом. И тот факт, что я практически не просил помощи жены, сделали своё дело. А ещё, я постоянно пользовался гуглом. Даже заходил на форум мамочек, пока не видела Мирослава. Лишь бы что-то сделать правильно и научиться, как надо. Мама была рада, что я вёл себя именно так. Она даже перестала злиться за то, что я сделал раньше и чуть не угробил ребёнку жизнь. Да, пусть Колин и не был запланированным чадом, пусть я и до последнего не хотел его, но теперь-то я точно знаю, что не отдам его никому. Колин стал меня узнавать и постоянно тянулся ко мне. Надеюсь, что он не назовёт меня мамой однажды. Но я догадывался, что так легко мне до тех пор, пока я не вышел на учёбу и не вернулся на подработку. Няню для Колина я уже нашел. Это была взрослая женщина, которая не могла иметь детей, но очень их любила. У неё был большой стаж и множество рекомендаций. Стоила она не дёшево, но я, после встречи с ней, понял, что смогу ей доверить малыша, пока буду занят своими делами. Разве что, Мира настояла, чтобы она сама занималась Колином, когда будет приходить после учёбы. Не хотела, видимо, терпеть в доме другую женщину. Да и ей так будет спокойней. Что же, по моим подсчётам, ориентировочно Мирославе в день придётся сидеть с моим сыном часа четыре. Обычно, больше по времени я себе подработку не брал и максимально приезжал домой примерно в половину десятого. В общем, морально я готовился к этому аду. Но родители подсобили. Сказали, что заберут Колина на последние выходные, чтобы мы с Мирославой могли как следует оттянуться.
Разве что, на работе мне так и не выплатили за июль, поэтому, разговор у нас был так себе с директором. Но он пообещал исправиться. Что же, посмотрим. Всякое бывает, но такая задержка - перебор. Это поднасрало настроение потому что на эти деньги были планы. Он знал про моего ребёнка и всё равно тупил. Но я пригрозил уходом, если через неделю не увижу денег. Ему нравилось, как я работаю, поэтому, надеюсь, он всё-таки заплатит.
Послезавтра сына уже заберут родители. А пока, после совершенно обычного дня, я играл с Колином. Подбрасывал его вверх, а тот задорно смеялся. Потом стало не до смеха, когда он срыгнул. Я закатил глаза и с укором посмотрел на ребёнка, который, кажется, понимая, что сделал, насупился.
-То есть ты на меня бэкнул, ещё и делаешь вид, что тебя это расстраивает? -ладно, я уже привык к тому, что вытворял Колин. Порой у него пёрло из всех щелей. Словно наступили на губку для мытья посуды, которая была во всём подряд испачкана. Но Мирослава вовремя подсуетилась, вытирая меня. Я с благодарностью посмотрел на жену, кивнув. -Да, уже да. -вижу, как Колин пытается перехватить салфетку Миры и возмущается, когда у него это не получается. -Смогу, конечно. А куда это ты намылилась? Я могу пойти с тобой.
Но Мирослава отвечала загадками. Сказала, что пойдёт одна и у неё дела. Я тогда не придал этому значение. Вдруг она делала мне сюрприз? Но на самом деле, я считал, что у неё должна быть и своя жизнь тоже. Она и так от меня никуда не отходила. Только вот её пасмурный вид, который продолжался все выходные, когда мы были вдвоём, говорил об обратном. А мне она не рассказывала и вовсе, куда она собралась.
Это было воскресенье, когда Мира решила свалить с утра пораньше. Сделала мне завтрак и ушла. Вечером нам забирать малыша, а до этого я хотел сходить с ней в кино, вышел фильм, который мы оба ждали. Только вот во время завтрака я чуть было не выронил из рук кружку, когда мне пришло сообщение от нашей общей подруги.
"Марк, что ты творишь? Почему ты заставляешь Миру делать аборт? Она сейчас в клинике, возьми свои яйца в кулак и останови её, она не должна делать аборт, у вас же уже есть ребёнок!"
На панике я три раза перечитал сообщение, но решил позвонить. Тогда-то я и узнал, что моя жена сейчас была замечена в клинике и сидела в очереди на аборт. Благо, если ехать на машине, то доберусь я туда за десять минут. Конечно же решение пришло моментально. Я сорвался с места и побежал. Два раза чуть было не попал в аварию, криво припарковался и влетел в регистратуру.
-Где сейчас Мирослава Воронова? Какой кабинет?!
Девушка в халатике смотрит на меня удивлённо, но говорит, что это на первом этаже в конце коридора. Кивнув ей, я бегу туда со всех ног, почти сбиваю какую-то женщину, но вижу, как Мира встаёт и заходит в кабинет.
-Нет, СТОЙ! -я буквально влетаю в дверь лбом, дёргаю её и оказываюсь тоже в кабинете, где всё было готово для... аборта. -Мира, прошу тебя! Не делай этого! -я, тяжело дыша, выставил руку вперёд. -П... пожалуйста, не надо. Давай поговорим, милая, умоляю тебя, давай? Простите, она... она ошиблась, она не будет делать аборт.
-Вот это прекрасная новость, молодой человек! Вы - её муж? Она ждёт от Вас малыша уже месяц и пришла сегодня на аборт. Я рада, что Вы её хотите отговорить.
-Конечно! Спасибо, я... забираю её. -рассеянно улыбнувшись, я беру жену за руку и увожу из больницы, выходя с ней на улицу. Поворачиваюсь к Мире, смотря на неё до сих пор с шоком на лице. -Почему ты не сказала? Как могла принять решение сама, без меня? Я же твой муж, Мира! Ты... хотела сделать аборт от меня и даже не поставила в известность. Но... почему? Ты не хочешь от меня детей? Думаешь, мы не потянем? Думаешь... я... захочу его отдать в детский дом, ведь у меня уже есть сын? Мира, это... обидно. Очень обидно. Я думал, что заслужил доверие к себе и смог показать себя с другой стороны. Я ведь... так стараюсь с Колином, а ты... а я узнаю от нашей подруги, что ты сидишь в очереди на аборт. Какого мне сейчас, как ты думаешь? -я разочарованно на неё смотрю, но потом всё же беру себя в руки. Провожу ладонью по лицу и подхожу к жене , положив ладонь на её щёку. -Пообещай мне, что не сделаешь аборт. Мы сейчас едем домой. Хорошо? Мира, хорошо?
Смотрю на жену выжидающе, пытаясь понять, слушает ли она меня. И не сделает ли она очередную ошибку, если вдруг решит плюнуть на мои слова и пойти выскабливать из себя ребёнка.

+1

106

Меня весьма умилял Марк и Колин, которые менялись на глазах. Один взрослел, а второй взрослел умом и это было видно очень сильно. Некая гордость пробирала, видя такую картину. Но вот еще бы уверенности... Уверенности, что Марк не психанет..
- Я.. Да так, у меня просто дела, ничего особенного. Ты не можешь пойти со мной, сиди с Колином.
Целую спешно мужа в щеку, пока ему в голову не пришло еще какое предложение. Ухожу на кухню и выкидываю салфетку, снова слыша позади себя звонкий смех. От чего-то стало стыдно перед Марком. И грустно одновременно. Поэтому в выходные, в субботу, перед днем, когда должно было все случится, я была совсем в себе. Меня одергивали и это чем-то напоминало мне время, когда Марк скрывал от меня своего родившегося уже сына. Он так же закрывался и пребывал в своих мыслях. Да, теперь я его точно понимаю. Это все из чувства вины. И виноватым себя чувствуешь максимально, из-за всего. Поэтому буквально на вечер постаралась взять себя в руки, а вот на следующий день, как и было запланировано, я поехала в больницу, перед этим заботливо оставив завтрак Марку. Он ничего не узнает. А я, когда он будет готов, смогу родить еще детей - так себя утешала, пока ехала и заходила в больницу. Отметилась и теперь просто пошел обратный отсчет. Мне было странно от мысли, что во мне кто-о есть. Наверное, хорошо, что я решилась сделать это скорее. Не успела привыкнуть. Не стала фантазировать. Не проснулся толком материнский инстинкт, хотя поднялась мнительность и мне все казалось, что в моем теле что-то поменялось. Это невозможно, ведь шел только первый месяц, а разные метаморфозы начинаются только с третьего...
Я слегка заламывала пальцы, пока не наступило мое время. Ко мне выходит медсестра и приглашает пройти внутрь. Сглатываю и сильно нервничаю. Кажется, что я грешу так, что прощения мне никогда не будет. Но я встаю на подкашивающихся ногах и иду в сторону двери. Выражение был затравленного зверя. Уже почти перешла порожек, как слышу до боли знакомый голос. Вздрагиваю, чуть не подавившись воздухом, а глаза так расширились, что готовы были выпасть из орбит.
Нашел. Узнал.
Что теперь будет?
- Марк..? - Вяло и дрожащим голосом говорю это, силы будто покинули меня, как и остатки смелости. - Что.. Что ты тут делаешь? - Но он дергает меня за руку, притягивая к себе ближе и подальше от койки, на которую я должна была сесть, чтобы все случилось. Смотрю в его лицо все с тем же выражением, пока он.. Просил меня не делать.. Он узнал про аборт? Но откуда? И брови резко сходятся на переносице и я будто готова была заплакать, но не плакала, лишь слишком беспокоилась. Я очень боялась, что он скажет дальше? Как осудит? Но его просьба.. Он просил не делать аборт. Он узнал о ребенке. И просил его оставить? Умолял его оставить, будто я буду сопротивляться... Я даже дар речи потеряла, так и стояла молча смотря в его обеспокоенное лицо.
Даже не помню, как меня уводят из кабинета, лишь слыша одобрительный голос врача. Марк просто уводит меня отсюда, подальше от места преступления. Молчал и выводит на улицу.
Почему? Я думала ему не нужны дети. Думала, что у него начнется истерика, что он не переживет этого всего. Он не любит детей, он же всегда это говорил. Он еле к Колину привык, пытается найти общий язык, а тут еще я буду беременна - как он это бы потянул?
В моей голове все перемешалось, но паника лишь больше наступила мне на горло, когда увидела осуждение в лице Марка, как он обвинял меня и говорил со мной. Он был в шоке? Ужасе от моего единоличного решения? И я молчала, молчала пока он говорил, поджав губу. Комок встал поперек горла, хотелось его выплюнуть или выкричать.. Но я молчала и опустила виновато глаза. Вижу, как отходит, проводит нервно ладонью по лицу... Я смотрела и болезненно поморщилась, чувствуя свою вину, от чего и повесила снова голову, пока легкое прикосновение к щеке ее не подняло обратно. И от его следующих слов я почувствовала себя настоящей стервой, глупой, трусихой, мне стало мерзко от себя самой.. И.. Да, слезы, что копились все это время, пока я переживала и решала, что делать, они просто полились. Я схватилась за руку Марка двумя своими ручками и уткнулась в ладонь его носом, целуя.
- Прости.. Прости.. Прости меня.. Прости..
Говорю я и говорю, под конец совсем перейдя на шепот.
- Я.. Я не должна была так делать. Прости меня. Должна была сказать тебе, но испугалась.. Испугалась, что ты разозлишься окончательно.. Ты ведь говорил, что не любишь детей. Я посчитала, что еще рано.. Колин у нас всего месяц.. Подумала, что второй ребенок станет точно обузой для тебя. Ты вспомни, как отреагировал на мою просьбу забрать Колина.. Я еще могла бы родить, все было бы хорошо.. Но подумала рано.. Слишком рано.. - Может не совсем связно говорю, пока плакала и причитала. - Я не должна была так поступать с собой. Я же тебе говорила быть честным, а сама не нашла силы тебе рассказать о своем положении. Я когда узнала, не понимала, что мне делать.. Я не поверила.. Я же.. Пользовалась таблетками... Но они не помогли.. - Слезы все текли и я всхлипывала все больше и больше. - А потом.. - Зажмурила глаза и заплакала еще сильнее. - Я хотела подойти тебе и сказать, но услышала твой разговор по телефону, что у тебя проблемы на работе. Подумала, что я не вовремя. Куда еще детей, если содержать не на что? Я думала, ты разозлишься на меня.. Я верю, что ты признал Колина.. Но я подумала, что тебе больше детей не надо, пока хватит.. Я больше никогда так не сделаю! Я буду все говорить, обещаю.. Прости меня..
Плачу все я, уже спрятав лицо в своих ладонях. Я просто выливала свои эмоции. Это было облегчение и радость, злость на себя и обида, стыд перед Марком, стыд перед еще не родившимся ребенком.. Рука сама после этих мыслей ложится на живот и я через заплывшие глаза от слез смотрю на нее.
- Уже месяц.. - Но он и так это знает. - Марк ты точно уверен, что готов через 8 месяцев стать снова отцом?
Теперь уже я поднимаю решительно глаза, желая слышать твердый ответ, это требовала моя будущая материнская щепетильная душа.
- Я очень хочу этого ребенка. От тебя. Не думай, что не хочу. Я еле решилась на это. Это ведь.. Твоя часть во мне. Это наше с тобой будущее. Как я могу не хотеть этого? Мне все важно, что связано с тобой. Ты вся моя жизнь.. - Тянусь медленно к его руке, а после потянула ее на себя так, чтобы его ладонь коснулась моего живота. - И тут теперь тоже моя жизнь. Я очень хочу его и готова стать матерью. Но.. Как ты узнал?

+1

107

Мирослава начинает плакать, заставив меня тяжело вздохнуть. Я понимал, что она сглупила. А я ведь и сам виноват. Если у Мирославы появились сомнения на мой счёт в плане детей, то это только потому что я себя изначально так плохо поставил. Мне стыдно в какой-то степени и жаль, что я довёл жену до такого. Но только лишь надеялся теперь, что подобное больше не повторится.
-Тшшш, любимая, успокойся, ну что ты... -я беру лицо девушки в свои ладони, вытирая её слёзы. -Я надеюсь, что это на самом деле никогда уже не повторится. Но я не хочу, чтобы ты убивала нашего ребёнка, слышишь? Мира, я... уже знаю, что такое - быть отцом. Неужели ты думаешь, что я бы отказался от ребёнка? Колину будет весело расти, не скучно. А мы с тобой справимся. У нас есть родители, деньги. Если надо будет - я брошу институт и буду работать, доучусь потом, но наши дети будут с нами и всегда сыты. Ты многому научила меня и заставила переосмыслить эту жизнь. Так что я хочу, чтобы ты немедленно собралась и записалась на планирование беременности, окей?
Я оказывал жене, что буду с ней и рядом всегда. Я приму и нашего ребёнка, лишь бы сохранить с ней этот брак. Да и к тому же, ужас у меня дети уже не вызывали. Мне просто было достаточно странно, но не более того. Кроме того, Мира родит только через восемь месяцев. Было время накопить ещё денег и даже закончить второй курс спокойно. Почти. У нас ведь есть Колин.
Мирослава продолжает плакать, а я успокаивающе её укачиваю в своих руках, целуя в макушку. Я рядом. Всё хорошо. Было хорошо, а станет ещё лучше. Когда Мира ещё раз уточняет у меня, готов ли я стать отцом, я свожу брови к переносице, а потом киваю. Опускаю взгляд на свою ладонь, которая легла на живот девушки. Чуть улыбнувшись, поглаживаю его, понимая, что я теперь увижу весь процесс беременности. Но теперь беременна моя любимая девушка, моя жена. У этого ребёнка будет изначально немного другая судьба. Но это не значит, что я забуду про Колина.
-Да, я готов стать дважды папой. -уверенно отвечаю я, а потом второй рукой вытираю остатки слёз с её лица. -Мне позвонили и сказали, где ты. Правда обвинили, что это я заставил тебя сделать. Но оказалось всё куда прозаичней видимо всё-таки. -пожимаю плечами и наклоняюсь, дотрагиваясь губами до её пухлых губ. -Всё, ладно, хватит. У нас не так много времени осталось. Поехали, я накормлю тебя чем-нибудь вкусным и пойдём в кино. Скоро мне ехать за сыном. А тебе - думать над своим поведением.
Но, вопреки своим словам, я приобнимаю её  за талию, а потом иду в сторону машины, открывая перед девушкой дверь. Ехали в кафе мы в полной тишине. А я обдумывал то, что вскоре меня ожидает. Да, я снова стану папой. Это не так, возможно, жизнь, которую я бы хотел. Но с другой стороны, мне ведь другое уже и не было нужно. Если быть точнее, то я и с детьми смогу видеться с друзьями, уединяться с Мирославой и вести обычный образ жизни, только у меня больше ответственности теперь. Благо, нам на самом деле помогали родители. Как деньгами, так и просто. Мы не были одни. И за это им можно сказать огромное спасибо. В общем, у меня будет полноценная семья. И у Колина будет полноценная семья. Нет-нет, резко детей любить я не стал. Но полюбил своего сына и зарождающегося человечка в животе у жены. Он - плод нашей любви, что уж тут скрывать. Не сработали таблетки - значит, так было нужно, вот и всё. Если бы Мира сделала аборт, кто знает, появились бы у неё дети потом? Я вот не уверен совершенно в этом.
В кафе я сажусь поближе к Мирославе, легко целуя её в щёку после того, как делаем заказ. Беру её руку в свою, чуть сжимая, а потом опускаю взгляд на её живот.
-Ты красивая, даже когда заплаканная. -тихо сказал я и поднёс руку девушки к своим губам, целуя. -Надо будет сказать родителям сегодня, да? Думаю, они обрадуются.
А что? Мы же в браке. Пусть нам и мало лет, пусть мы ещё не крепко стоим на ногах, но если так случилось, то что теперь? После того, как вкусно поели, идём в кино, а следом едем за сыном. Вместе. Мира решила поехать вместе со мной. И вот, войдя в квартиру к родственникам, я крепко обнял родителей, здороваясь, следом проходя к Колину, который ползал по импровизированному манежу. Да, с недавних пор он научился ползать и делал это очень резко, изучая мир.
-Привет, малой. Что ты тут творишь, хулиганишь? -подхватываю сына на руки, закружив, а потом поцеловав в макушку. Впервые. Раньше я себе такие нежности не позволял. Но сейчас даже Колин воодушевился, задорно захохотав. -Пошли на кухню с папой чай пить.
Мы все проходим на кухню. С рук я не отпускаю Колина, позволив только Мире с ним поздороваться. Он ворует конфету, тут же начиная её слюнявить вместе с упаковкой. А я решаю поговорить с родными.
-Ну, как тут Колин себя вёл? Спасибо, что посидели с ним. -после краткого отчёта и порции умиления от родных, я кивнул, а потом решился на свой рассказ. -В общем... -я накрываю руку своей жены, сжав её в кулак. -Мы с Мирославой ждём ребёнка. У неё четвёртая неделя...
Сперва родители в шоке уставились на меня, а потом на Миру. Но следом побежали её обнимать и поздравлять нас. Конечно, после этого последовали и логичные умозаключения.
-Ты не успеешь закончить первый курс видимо, Мир. Придётся брать тебе академический отпуск и восстанавливаться потом. Но это - мелочи. У тебя есть муж. Мы будем помогать, обещаем. Ты звонила уже Олегу? Я наберу. -отец встаёт и уходит звонить другу, бурно рассказывая ему наши новости. -Милая, я надеюсь... Марк хорошо отреагировал на твою беременность? А то он у меня такой резкий порой, что аж стыдно...
Я же возился с сыном и пил чай, делая вид, что их не слышу. Пусть пообщаются по-женски, правильно.

+1

108

Спасибо Марку за терпение. Спасибо и за то, что вместо того, чтобы оставить меня одну расхлебывать мои проблемы с внутренним миром, он не отошел, а лишь оказал больше поддержки. Его теплые прикосновения вызвали новую волну слез, но уже потому что я растрогалась и ощутила свою вину в полной мере. Это был стыд и благодарность в одном флаконе. И я кивала на каждое слово Марка, тихонько всхлипывая, пока он продолжал снова и снова вытирать слезы с щек.
- Я подумала, что он тебе не будет нужен... Сглупила. Я не ожидала, что ты можешь поддержать меня в этом, тебе же и так проблем хватает! На работе, дома, с маленьким сыном. Ты домой приходишь дома, мало отдыхаешь, и новость, что я беременна.. Она просто была бы лишней.. Я так думала.. И я не хочу чтобы ты бросал институт! Нет, я лучше сама найду подработку, я не хочу настолько обременять твою жизнь, Марк, пожалуйста.. - Начинаю снова плакать, но уже от мыслей, что я Марка просто обрекаю на тупое существование, направленное на содержание семьи. - Я не хочу тебя так сильно напрягать.. - На его замечание, что надо записать ко врачу, но уже чтобы за мной следили, я лишь киваю, дальше плача. Мне лестно, что Марк считает, что я его чему-то научила и что-то показала. Он не представляет, как много он научил меня, сколько показал, и я ценила все это, впитывала, старалась запомнить и помнить на будущее, чтобы быть лучше всех в его глазах. Вот так эгоистично.
Обнимаю Марка, жмусь к нему, жмурясь и стараясь успокоится. Правильно говорят, что объятия лучшее лекарство. Сейчас я нуждалась в них и они грели меня изнутри. И словно с родительской заботой, Марк меня покачивал и мягко целовал в макушку, как маленького ребенка. Все мы хотим быть детьми, хотя бы на несколько секунд. Главное дать этот момент, подарить...
А момент, когда Марк кладет руку на живот.. Это такой трепет. Смотрю на его ладонь, и чуть улыбаюсь, уже успокаиваясь. Смотрю на Марка и снова на ладонь, прижимая ее к себе ближе. Его слова вызывает у меня внутренний восторг, но внешне я лишь продолжаю улыбаться, готовая расплакаться теперь из-за этого. Он готов стать отцом, а это лучшее, что я могла услышать. И я хотела ему верить, ведь я могла сделать аборт, но он не дал. Вытащил меня из этой пучины и не дал совершить глупость. Да, именно глупость, теперь я это понимаю. Вот еще один конфликт, появившийся на почве недопонимания. Появившийся из-за того, что люди не разговаривают друг с другом. Я могла убить ребенка, только потому что "думала, что так будет лучше". Но, как говорится, индюк тоже думал, да в суп попал.
Мягко встретив поцелуй, успокаиваюсь окончательно. Просто обнимаюсь с ним, чувствуя надежность и тепло. Улыбаюсь над словами Марка.
- Да, хорошо, едем. Подумаю над своим поведением.
Мы проходим к машине, где Марк, как настоящий джентльмен, открывает мне дверь, а я вся красная от рыданий ему кокетливо улыбаюсь и сажусь в салон. У меня внутри было некое облегчение. Будто гора с плеч свалилась. Мне лишь только хотелось, чтобы Марк не ненавидел свою жизнь, не ощущал себя в оковах, не окунулся в рутину.. Но думать о плохом пока не хотелось совершенно. Мы просто поехали в кафе, пока что. Я пришла бы в себя, а потом бы мы двинулись в сторону родителей. Увидь меня в таком состояния явно появились бы вопросы. А мне не хотелось подставлять Марка из-за своей же глупости. Да и я сама разревелась.. Просто растрогалась, ну и еще куча всего.
Мы делаем заказ, а я смотрюсь в зеркало, видя красный нос и щеки. Глаза еще были стеклянные, как и само выражение опухшее... Но Марк лишь целует в щеку, а от его слов я заулыбалась, будто маленькая влюбленная девочка, которая услышала наконец-то комплимент от мальчика, который ей так нравился. Поворачиваю на Марка голову, рассматривая его. Поверить в это было сложно, но ведь это работает - я улыбаюсь.
- Я хочу быть красивой для тебя в любом другом состоянии, кроме слез и какого-то прочего негатива. Прости, что заставила так нервничать.
Я готова была извиняться перед ним бесконечно, думая, что это как-то исправит ситуацию. Но, кажется, Марк не особо злился на меня. Целует руку, а я мягко касаюсь губами его лба.
- Да, лучше сказать, а то они обидятся, что мы умолчали о таком.
Соглашаюсь с мужем, слегка еще удивляясь тому, с какой легкостью он говорил про мою беременность, будто наоборо ждал этого момента. Но я боялась сглазить, а потому вперед паровоза не шла. Не стала надавливать на Марка с тем, что надо еще искать место для одной кроватки, что нужно будет заранее купить все ползунки, вещи для малыша.. Обычно у мамочек беременных это включается, я же постараюсь сдерживать свои порывы.
После легкого перекуса мы едем, как и планировалось, к родителям. Нас радушно встречает и как проходим в квартиру, обнимаю Колина, который меня тоже попытался обнять, но свои маленькие ручонки потянул к отцу. Надо сказать, что по ощущениям у них будто какая-то своя собственная связь. Особенная. Трогательная.
Марк начинает играться с сыном и я смотрю за этим, сделав пару фотографий на телефон заодно. Кажется, настроение у Воронова и впрямь неплохое.
На кухне мы вкратце выслушали отчет родителей, пока не дошла очередь говорит нам о наших новостях. Я запнулась на полуслове, а вот Марк.. Продолжил. Словно поддерживая меня и показывая, что он сам все держит под контролем, сжимает мою руку, рассказывая о том, что узнал сегодня. Я преданно смотрела на него, а потом перевожу взгляд на родителей, которые явно были в шоке, но тут же начали ликовать. Им чем больше внуков, тем больше они счастливы, кажется.
Но тетя Света уверила, что будут помогать, пока дядя Ян ушел говорить все моему отцу.
- Да, я знаю... Надеюсь, проблем с документами не будет. - Просто уже вышла замуж за человека, у которого есть гражданство. Оно присвоилось и мне. И моему будущему ребенку, который родится здесь. - Спасибо вам за помощь, мы это очень ценим. - Потом смотрю на Марка влюбленными глазами. Такими же влюбленными, как и в школе, когда смотрела на него со стороны, пока он меня не замечал. - Марк - чудесный. Он не просто хорошо отреагировал, он поддержал меня и сказал, что готов стать отцом второй раз. И чтобы я не думала ничего, не делала глупостей.. - Тетя Света посмотрела на своего сына с некой гордостью и протянула ему руку, потрепав по голове.
- Да, моя маленькая гордость. - Марк возмущенно смотрит, а тетя Света снова схватила его легонько за ухо. - Ты всегда будешь маленьким для меня! Не смотри так!
Смеюсь и положила голову на плечо мужу.
- Я рада, что ты взялся за ум и поддерживаешь свою жену в такой момент. Помни, что женщина в такие дни особенно нуждается в мужской заботе и понимании. Ты в этот раз можешь застать массу изменений и увидеть все этапы, будь готов к самым неожиданным поворотам. Ой, боже, не могу на вас наглядеться, какая же вы красивая пара!
Причитает тетя Света и я смеюсь, поглаживая Марка по руке. Тогда и я не совсем понимала о чем идет речь. Узнала со временем, когда срок перевалил за третий месяц. У меня слегка округлился животик. Да и я сама набрала килограмм пять точно. Но они пока не особо были заметны, равномерно распределившись по телу. Но я уже чувствовала себя неким троглодитом, который готов пожирать все, что попадается под руку. Это заставило меня больше учится готовить вкусной еды, пока меня врач посадил на диету. Даже полезная еда может быть вкусной, я это отлично поняла.
Грудь тоже становилась все больше, болела еще время от времени. Она больше наливалась молоком, все мое тело готовилось к малышу и это было удивительное зрелище, пусть и на много месяцев.
Марка я старалась и правда не напрягать. Свою беременность я скрывала, пока еще ходя в обычной одежде, но понимая, что скоро просто пересяду во что-то более свободное. От универа и с Колином я сидела без каких-либо капризов, стараясь везде успеть. Где надо ходила в магазин, чтобы у Марка всегда был ужин, когда он поздно или не поздно, но возвращался с работы домой. С ним, кстати, все было слишком хорошо, как мне казалось. От близости я не отказывалась, наоборот даже в некоторых моментах сама на ней настаивая. Мое желание к нему не угасло.
Как и сегодня.
Суббота. Колин у родителей. А Марка вызвали на работу. Я в очередной раз взвесилась, увидев страшные 57 килограмм. А раньше весила 49... Ну, неважно.
Я поняла, что очень скучаю по Марку, поэтому собравшись, сама выезжаю к нему на работу. Ну, он не должен был работать сегодня, но обстоятельства такие, что нужны были деньги. Я нашла себе подработку по сети, но это же не обеспечит хорошую жизнь. Поэтому с пониманием и некой жалостью, а то, бывало и стыдом, провожала Марка  в его выходной на работу.
В этот раз я собираю ему вкусный обед из его любимого куриного рулета и доезжаю до места. В автомастерской было куча мужчин и все на меня уставились.
- О, Мира приехала.. Марк! Марк! Жену встречай!
Я всем кивнула и прохожу внутрь цеха, где все пахло резиной, бензином и маслом. Вижу Марка, который частично перепачкался в чем-то и улыбаюсь ему.
- Привет. Я привезла тебе обед.
Мне не сложно был не сидеть дома, я же не инвалид, меня вряд ли удержишь на месте.
- Уделишь мне время?
Мы оглядываемся, но вижу, что все с пониманием отнеслись к моему появлению, поэтому мы идем в комнату отдыха. Марк проходит вперед, а я подхожу к нему, обхватив руками шею.
- Я соскучилась по тебе.. - Выдыхаю ему в губы, впиваясь в них и жадно целуя, проникая языком в рот Марка и переплетаясь с его языком. Будто боясь, что он будет сопротивляться, я лишь еще настойчивее стала целовать, прижимаясь к нему своим телом.

+1

109

-Спасибо, мам. За всё.
Меня тронуло отношение матери. Молодые родители часто принципиально отказываются от помощи родственников и друзей, и это можно понять: страшно доверить кому-то хрупкого новорожденного. Но вполне можно попросить об услугах, не связанных с малышом напрямую, например купить продукты по списку или прибраться в доме. Я бы хотел, само собой, сам заниматься своими детьми. Да и мои родители уже вырастили меня, сильно помогли мне, Мире и её отцу. Я хотел их как-нибудь отблагодарить в будущем. Поэтому, я, в целом, был не против того, чтобы раз в месяц родители освобождали нас на выходные от детей, всё-таки с ними они тоже хотят проводить время, но не более того.
С момента того разговора прошло два месяца. Учёба началась активно, плюс подработка. Я очень переживал за Колина, который был пол дня дома с няней. Старался как можно чаще переписываться с няней. Наверное, я начал её уже злить и бесить, но остановиться не мог. Иногда я прогуливал институт, чтобы быстрее отработать и попасть домой к ребёнку. Я не мог никак уйти от своей ответственности, да и не хотел этого. Я привык к малышу и всецело ему отдался. Колин уже ползал как угорелый - только и успевай следить. С ним мне было весело. Даже банально наблюдать, как он играет и познаёт мир. Я перестал понимать самого себя. И как я вообще хотел избавиться от него? Не хотел принимать... был полным идиотом. А ещё грела мысль о том, что с женой у меня было всё гладко. Её животик уже округлился и она ждала от меня малыша. Скоро в семье будет пополнение, к чему я активно готовился и уже предвкушал. Мне было интересно, как Колин отреагирует на сестру или брата. Сам я рос без братьев и сестёр, не зная, какой должна быть реакция. Боялся, что Колин будет ревновать или обижать младшего. Мне казалось почему-то, что у меня будет ещё один сын. Над именами я пока что не думал, но хотел, чтобы имя было русским. В общем, я влился. И мне нравилась моя жизнь. Я научился вести очень активный образ жизни. А Колин не обременял меня и Миру. Если мы хотели посидеть в кафе, то просто брали его с собой. Все втроём гуляли перед сном, разумеется. Это позволяло нам всем расслабиться и хорошо поспать после свежего воздуха. Так как Колин не был капризным, мы брали его и за покупками, и с друзьями на пикники, и даже выезжали за город. У меня была машина и с этим не было никаких проблем. В общем и целом, я ни разу не заикнулся о том, что заебался и моя жизнь - дерьмо. Порой уставал и уставал сильно, да. Но стоило увидеть улыбку сына, его крохотные ручки, что тянулись ко мне, а следом - почувствовать объятия жены, как все проблемы улетучивались.
Наступил ноябрь, отгремел Хэллоуин, на который мы нарядили сына в лесного эльфа, а сами оделись, как герои из Властелина колец. Мира впервые побывала на таком празднике, и я видел, как ей зашло. Колину уже семь месяцев. И ведёт он уже себя немного по-другому. Он стал понимать смысл некоторых слов. Сторонится чужих людей, начиная плакать и искать взглядом меня или Миру. А ещё у него появилось четыре молочных зуба и теперь он был не против кусаться. Один раз вцепился мне в руку так, надавив неправильно на сухожилие, что я аж взвыл, рявкнув на сына, который тоже расплакался. Я просто не ожидал, что у меня в доме появилась акула. Колин очень любил купаться и играть там в игрушки. А ещё я поджирал иногда его детское питание - ну очень уж вкусно. Особенно - фруктовое. К слову, пожиратель появился ещё один - Мирослава. Я смеялся, когда она заедала творог сыром, а потом начинала судорожно готовить что-то вкусное на обед. Мира стала это делать ещё лучше, кстати. Мне казалось, что скоро я не влезу в дверь. А ещё я решил сделать Соколовой подарок и на днях купил нам билеты на зимние праздники в Ейск. Поедем туда втроём с сыном. Она скучала по своему отцу, да и мы давно не были в родном городе, ведь поездка сорвалась из-за Колина. А теперь, была такая возможность, пока жена не родила второго.
Сегодня меня вызвали на работу. Из-за того, что все переобували машины, появилось больше клиентов, ведь многие проходили ТО или кто-то просто ломался. В общем, сервис не справлялся, а один человек и вовсе заболел. Поэтому, меня вызвали на пару часов, слёзно умоляя закончить делать машину. Обещали двойную оплату. Деньги мне очень были нужны, пусть и родители хорошо помогали нам с этим. Но я же мужчина, я должен был работать. К тому же, Колин сегодня был у родителей, так что потом мы с Мирой собрались пойти в театр. Жена захотела, подбила даже наших друзей. А я не хотел ей в этом отказывать. Хотя и не очень любил такое. Но Мира пообещала, что там будет интересно, всё-таки мюзикл.
Есть ещё один момент на работе. Этот момент зовут Хлоя. Девушка на красном кабриолете BMW. Она приезжала к нам на тюннинг пару раз и вчера переобуваться. Я не занимался её машиной, но почему-то общаться она пришла именно со мной, пока ждала свою машину. К слову, очень интересная девушка и хорошо разбиралась в машинах, что мне понравилось. Вот и сегодня Хлоя приехала ставить себе на двери световую проекцию. В электрике я шарил так себе, поэтому и не занимался её машиной. Но девушка любезно поздоровалась со мной, угостив вкусной шоколадкой.
Когда меня окликнули, я моментально обернулся. С машиной мне ещё возиться минут сорок и можно было отдавать клиенту. Я не знал, зачем пришла Мира, но обрадовался. Сразу же вышел к ней, заулыбавшись.
-Привет. Правда? Я не голоден и думал, что мы пообедаем вместе перед театром. Но если там куриный рулет, то плевать на всё, давай сюда. -смеюсь и наклоняюсь, чтобы приветливо поцеловать девушку, забирая контейнер из её рук. -Мир, мне минут сорок работать осталось. Я посижу с тобой немного, если ты меня потом подождёшь и мы поедем отсюда вместе. -лукаво смотрю на девушку и иду с ней в маленькую комнату отдыха, где был диван, стол, микроволновка, куллер, маленький холодильник и телек. Тут обычно все отдыхали от работы и обедали. Закрыв дверь, я успеваю только обернуться, как Мира уже обнимает меня за шею. Я был в грязном комбезе, руки тоже были грязные, всё в масле и пыли. Это нормальное состояние на работе, поэтому, тут был и душ, и стиралка. Мы целуем друг друга, но стоило Мире начать прижиматься, как я начал пятиться и отстраняться, по этому разрывая поцелуй. -Стой, малышка... стой. Я весь в масле. Испачкаешься, у тебя ведь такое красивое платье. -но что уж тут скрывать, её я хотел тоже. Так что сейчас отошел к раковине, вымыв руки с мылом. Обернувшись, снимаю лямки комбеза, оставшись в своей старой водолазке, которая не была грязной, лишь слегка пыльной. Медленно я подхожу к жене и кладу ладонь на её щёку, вновь наклоняясь и крепко целуя её, вовлекая в поцелуй. У Миры стала больше грудь, поэтому, я и не удержался, начиная её лапать. Немного нервно выдыхаю и опускаю руку ниже, забираясь под подол платья и запуская руку в трусы Миры, надавливая на клитор. -Я возьму тебя сегодня в машине.
Прошептав эти слова в её губы, я едва успел отстраниться и убрать руку, как вошел Стэн.
-Марк, там надо доделать икс пятую побыстрей, клиент торопится, потом поешь, ок? Мира, извини. А ещё тебя Хлоя искала...
Кивнув, я виновато посмотрел на жену, но поцеловал её в уголок губ.
-Можешь посидеть тут. А можешь пойти со мной в цех. -с этими словами, я открываю контейнер, отрываю кусок рулетика, обрадовавшись и отправив его в рот. Развернувшись, я ухожу обратно, поправив комбез и продолжив ковыряться в машине. Ко мне подходит Хлоя, которая встаёт чуть поодаль.
-Та синяя машина на парковке ведь твоя? Красивая.
-Да, спасибо.

+1

110

Марк останавливает меня, но я слишком уперто продолжала целовать его дальше, игнорируя его просьбу остановится. Потом остановимся. Когда закончим. Почему надо было прямо сейчас?
Но все же мужу удается меня отстранить и я слегка расстроенно на него смотрю. Во мне скачут гормоны, и, порой, я вела себя странно, я знаю. У меня просыпался большой аппетит, прочие хотелки, включая и секс. Не знаю, как мы будем этим заниматься после 7 месяца, к примеру, когда во мне будет уже полноценный человек. Просто сейчас я хотела, а Марк еще и баловал, он исполнял все мои капризные прихоти.
А сейчас отказывался.
Ну почему отказываешься? Я же хочу!
Оставалось только ножкой топнуть, но вместо этого лишь надуваю сильнее пухлые губы, смотря на мужа слишком выразительно и выжидающе.
Да и все равно мне было на платье, когда речь шла о Марке...
Но вот он идет к раковине и тщательно моет руки, пока я рассматривала его спину, все еще про себя восторгаясь тому, что мне так повезло с мужем. Он поворачивается ко мне лицом, стягивая лямки комбеза и я чуть прикусываю губу, слишком лукаво смотря в его лицо. Он подходил все ближе, пока не оказался почти впритык. Поластилась о ладонь, которая легка мне на щеку, прикрывая глаза. Слишком довольна этим прикосновением. Чувствовала себя кошкой, которая требует ласки. Руки ложатся на водолазку, сминая ее в пальцах. Выдыхаю, когда снова целуют, отвечая с большим удовольствием. Подставляюсь под прикосновения, пока меня трогали так, слегка сжимая грудь и судорожно выдыхаю, ощутив, как пальцы проникают под подол, трогая теперь клитор. Рукой сжимаю еще больше водолазку мужа, слегка насаживаясь и потираясь, явно давая понять, что я хочу. Слишком откровенно целую в это время, языком проводя по нижней губе.
- До машины долго ждать..
Выдыхаю прямо в губы, но..
Меня опять прерывают!
Слышу, как открывается дверь, и от меня убирают руки. Я поворачиваю голову, делая вид, что ничего такого тут не происходило. Марка вызывают закончить работу, но я зацепилась за имя в конце. Хлоя? Кто это такая?
Хмурюсь, провожая коллегу Марка взглядом, а потом смотрю на самого Марка.
- Я.. Пожалуй, пойду с тобой..
Говорю это протяжно, все еще витая в своих мыслях. Да, хотелось понять о чем идет речь. Но лучше бы, наверное, я не выходила, потому что в глаза сразу бросается красивая девушка и яркая машина. БМВ. Прям какая нравится Марку. И я вижу, как мило она общается с моим мужем.. Вся такая точеная и красивая. Подхожу ближе, смотря в лицо девушке и так мне широко улыбается, демонстрируя ровный ряд зубов.
- Привет.
- Привет. - Отвечаю ей.
Повисает пауза и я смотрю на Марка, который копошился в машине. Она начинает с ним тоже говорить, говорят о машинах. Марк легко эту тему подхватывает, иногда отвлекаясь от дела и отвечая девушке. Это меня почему-то так взбесило. Настроение медленно падает.
- Марк, не отвлекайся, мы опоздаем.
Как-то слишком категорично говорю мужу, смотря на Хлою.
- А вы...
- Я жена его.
Строго говорю это, настроившись воинственно.
- А-а-а, я поняла..
Улыбается она, но дальше снова обращается к Марку.
Да, худая и красивая. А я.. Толстый кабан. Опускаю на себя взгляд и даже неприятно становится.
От того ревность еще больше начинала сгрызать меня изнутри.
Она откровенно строила глазки. А Марк ей отвечал.  От этого я еще больше распахиваю глаза от возмущения.
- Если тебе понравилась моя красная бэха, как ты относишься к такому нижнему белью? Смотри..
И она реально стала ему показывать, а Марк, как простофиля, отвечает ей обычным тоном, но иногда включаясь в ее флирт. Не знаю, осознанно или нет. Но это уже и неважно. Потому что меня достало на это смотреть.
Надувшись окончательно, я подхожу к Марку и вытягиваю руку.
- Дай ключи от машины.
Отстранено говорю я, смотря в сторону. Вижу боковым зрением, что Марк не понимает в чем дело, а я так и стою, нетерпеливо притопывая ногой.
И молчу. Я в позе. Меня просто внезапно это резко стало так бесить, что не объяснить словами. Ощущаю, как холодная связка легла мне на ладонь, и не глядя на Марка разворачиваюсь, ухожу в машину. На переднее сидение, демонстративно уткнувшись в теелфон. Правда, краем глаза все еще смотрю на эту Хлою и Марка, который продолжал улыбаться. И теперь меня бесило, что он не пошел за мной и не спрашивает, что случилось, почему я ушла. Просто продолжает с ней общаться, как ни в чем не бывало! Конечно, такая стройная и красивая девушка, что бы и не поговорить?
И вот, наконец-то Марк заканчивает свои посиделки с ней. Она с ним мило прощается и уходит. Марк тоже уходит, видимо, умываться и решать оставшиеся дела, но уже через 15 минут выходит ко мне. Снова делаю вид, что очень занята в телефоне. Брови сдвинуты. Чуть ли не пыхчу. Машина заводится, должны были выехать. Но я не выдерживаю.
- Ну и как посидели? Пообщались? Смотрю, много общего нашлось. - Хмуро и обижено смотрю на Марка, будто меня только что назвали толстой. - Нормально вам было флиртовать при мне? - Вижу недоуменный взгляд и он лишь больше меня заводит. - Не делай такое лицо! Тут слепой не увидит ничего и не поймет! И ты ей отвечал! Отвечал, как ни в чем не бывало! Можете дальше белье женское пообсуждать, а ты можешь дальше делать вид, что не понимаешь о чем идет речь и на что она обращает внимание! - А формы у нее были, что надо. - Тем более, такая девушка, как она.. Стройная.. Красивая.. И понимает в машинах. Все как ты любишь..
Надуваю губы и чуть сползаю по сидению, отворачивая голову и смотря в окно. Руки скрестила на груди. В таком положении мой живот больше выделялся. Как и лишний вес, который я набрала.
Я даже сейчас бы что-нибудь съела.
- Я хочу ананас.
Ворчу я в стекло. Вроде и стеклу сказала, но на самом деле Марку. Надеюсь, он поймет.

+1

111

И что я вижу дальше? Вступает в разговор моя жена. Честно, лучше бы они пообщались вдвоём потому что мне хотелось побыстрее закончить с машиной в свой выходной, а потом поехать проводить время с Мирой и отдыхать. Но Хлоя продолжает меня отвлекать, а я стараюсь ей отвечать, чтобы не обидеть. Она была хорошим клиентом сервиса, я не мог обращаться с ней как-то иначе. Это было бы как минимум некрасиво. Я лишь надеялся на то, что Мирослава поймёт. Отвечал я достаточно дежурно, почти что не развёрнуто. И в ответ на бельё я ответил так же, представляя в красном свою жену, а не эту девушку. Я её вообще не рассматривал, как девушку. Наверное, был слишком верен Мире. Но общаться мне нравилось с Хлоей, редко встретишь такую девушку. Когда Мира просит ключи, я сперва непонимающе на неё смотрю, а потом всё-таки отдаю ключи. Кажется, она была недовольна. Неужели из-за Хлои? В общем, после её ухода я заканчиваю с работой минут за пять, сдаю её клиенту и, перекурив с Хлоей, попрощавшись, иду переодеваться. Она позвала меня покататься как-нибудь, устроить что-то вроде любительских гонок, и я согласился. Переодевшись и вымыв руки, я вышел к Мирославе, которая сидела в машине, уткнувшись в телефон. Завожу машину, смотря на неё и держась за руль, я ведь готов уже был ехать. Но, когда моя жена начинает говорить, я даже опешил.
-Но... я не флиртовал... -осторожно выдаю я, а потом свожу брови к переносице, понимая, что всё это - ревность. Хотя раньше Мира не была за таким замечена. -Да ты совсем что ли?! -не выдерживаю вдруг я. -О чём ты вообще говоришь? У меня есть жена, нахрена мне она? Я вёл себя вежливо и общался с ней, вот и всё. Да, у меня с ней есть общие темы, но я не флиртовал. Я всё это время думал, как быстрее починить машину клиенту и поехать с тобой проводить время! -нахмурившись, я вдруг дёрнул Миру за волосы, заставив зашипеть, но обратить на меня внимание. -Эй, что за ревность? У меня есть жена, ребёнок и я жду ещё одного. Нахуй мне нужна она, расскажи, а? -беру её двумя пальцами за подбородок, наклонившись к губам. -А я хочу тебя.
Будет ей ананас, но чуть позже. Потому что сейчас я отстраняюсь и везу её в сторону парковки, где обычно редко ходили люди. Только иногда грузились или разгружались из машин. Удобно припарковавшись, я отстегнул ремень безопасности и посмотрел на Миру в неком ожидании. Долго она будет сидеть с таким видом, интересно? Глупая. Выхожу из машины, забравшись на заднее сиденье, похлопав по месту рядом с собой. Выжидающе смотрю на девушку и, когда она перебирается ко мне, стаскиваю с неё пальто, бросив на переднее сиденье. С себя снимаю куртку, а потом сразу прижимаюсь к её губам. Вовлекаю в горячий поцелуй, всем своим видом сейчас показывая, кто так нужен мне на самом деле. Именно она, Мира, но никак не Хлоя или какая-то другая девушка. Мокрыми поцелуями перехожу на её шею, перетягивая девушку к себе на колени. Прерывисто выдохнув, я освободил вставший член от оков одежды, следом отодвигая трусы Миры и входя в неё. Насаживаю до упора, положив руки на её бёдра. Я почему-то вспомнил, как лишил её девственности, когда мы были на вписке, ещё учась в школе. Тогда я даже и задуматься не мог о том, что уже вскоре я буду на ней женат и ждать от неё малыша. А ещё - до безумия её любить и зависеть от неё. Ведь на вписке, проснувшись утром, я сказал, что между нами ничего не будет, пусть даже не рассчитывает. Но Мира даже тогда не перестала пытаться меня добиться. И, как итог, она добилась многого.
Подмахиваю бёдрами, совершая фрикции, толкаясь в неё всё быстрее и быстрее. Дыхание напрочь сбивается, а мы глубоко и мокро целуемся, трогая друг друга. От удовольствия стонет она, а я присоединяюсь следом, пусть и совсем тихо, скромно, но всё же. Мне хорошо рядом с ней. А Мира так крутит на мне бёдрами, что совсем скоро я изливаюсь в неё глубоко внутрь. На завершающих фрикциях кончает и Мирослава, лицо которой я покрываю поцелуями без остановки. Отдышавшись, поднимаю взгляд на жену, но потом весьма ощутимо кусаю её в подбородок.
-Это тебе за то, что весь мозг вынесла. Поехали за твоим ананасом.
Фыркнув, отстраняю её от себя и, застегнув ширинку, пересаживаюсь обратно на водительское место. Не даю пересесть Мире специально, вредничаю, газуя вперёд к кафе. В целом, на выходных не было больше приключений, но они начались в понедельник, когда я уже собирался уйти с работы, но приехала Хлоя, начиная уламывать меня на то, чтобы я покатался с ней немного, хотя бы пол часика. Сперва я подумал отказаться, но потом всё-таки согласился, когда мне жестом показал директор, чтобы я согласился. Что же, ладно.
"Милая, я чуть позже приеду."
Отправив жене смс, я сажусь в машину и еду кататься с Хлоей. Не было совершенно ничего особенного. Просто катались наперегонки и она сделала меня, само собой. Её машина была мощнее и новее, глупо было соревноваться.
-Расстраиваешься? Не стоит, Марк. У тебя годная машина и ты хорошо водишь. -девушка выходит из машины и приобнимает меня. -Ну, заедем поесть куда-нибудь и по домам?
-Не расстраиваюсь. -пожимаю плечами и чуть отстраняюсь, закурив. -Нет, мне пора домой. Меня ждёт сын и жена.
-Оу... у тебя есть сын?
-Да. И вот скоро будет второй.
-С ума сойти, Марк! Ты ведь такой молодой. Прости, что отвлекла тебя от семейной жизни.
-Ничего, надо было развеяться же. Спасибо за вечер. Пока, Хлоя.
-Пока, Марк. -но после этих слов она весьма быстро оказывается впритык ко мне и прижимается к моим губам своими, вовлекая в поцелуй. Я же быстро прекращаю всё это, резко отстранившись. -Что такое? Я могу тебе помочь расслабиться, жена не узнает.
-Мне это не нужно. Никогда так больше не делай.
-Извини...
В тот вечер я приехал угнетённым домой. У меня было ощущение, что я изменил, хотя я и не делал ничего, отстранился только лишь. Но на душе было ебано. Поэтому, завтра я решил не идти на работу. И прогулять институт заодно. Хотел провести время с сыном и Мирой. К слову, Колина уже уложили спать, а сама Мирослава была такой домашней, в халатике. Разогревала мне ужин, пока я смотрел на неё. Такая родная и любимая. Мне кажется, ситуация с Хлоей заставит меня так остерегаться других женщин, кроме Мирославы.
-Я завтра хочу остаться дома. Не хочешь тоже прогулять универ? Внеплановый выходной, м? Иди ко мне... -тяну к жене руки, притягивая в итоге к себе и сажая на колени, целуя в плечо. -Я люблю тебя.

+1

112

Конечно, он скажет, что не флиртовал, но я-то видела, что он не был против, чтобы с ним флиртовали. Это важно отметить, а потому лишь больше нахмурилась. Как можно быть настолько недальновидным, чтобы не понимать такой открытый подтекст! И даже когда дергают за волосы, я лишь недовольно фыркаю.
- Ну да. Конечно есть о чем поговорить! С такой стройной красоткой , которая может поговорить не только о красивом женском белье, но и о машинах! Она с тобой флиртовала, а ты это не пресек! Видимо, нравится такое обращение. Не припомню, чтобы жена и дети были для кого-о преградой.. Если бы ты был беременный и матерью, я бы тебе и слова не сказала! Но беременная тут я! Хочу и ревную! Мне не нравится эта Хлоя! Просто не нравится, как она пристает к тебе! Так открыто. И ты ничего не делаешь! - Меня, пока я верещу, берут за подбородок, заставляя снова смотреть на Марка. Я пытаюсь отвести взгляд, но когда его лицо оказывается ко мне слишком близко, а он таким тихим и томным голосом произнес чего хочет, лишь передразнив мое желание с ананасом.. Признаться, я тут же замолчала, лишь уставившись на Марка. Будто и слова все из головы выпали. Чувствовала лишь дыхание на своих губах.
Это не честно.
Приоткрываю свой рот, надеясь на поцелуй, но этого не случилось и Марк просто отстраняется, а после увозит нас куда-то, неподалеку припарковавшись.
Вспоминаю его слова, что он сказал мне в той комнате отдыха, сопоставляю с тем, где мы находимся.
Он что, серьезно?
И на лице моем отражается эта хмурость и недоверие, мол, опять хочет усыпить мою бдительность, слететь с темы, конечно. Но стоило выйти Марку из машины и сесть на заднее сидение, как я прикусываю губу, будто борясь сама с собой. Мое желание еще не прошло, более того под приступом ревности и подступивших гормонов стало лишь еще больше.  Решаю все же перелезть, пусть и делая весьма важное лицо. Но стоило оказаться на месте, как с меня тут же стали стягивать верхнюю одежду. Марк действовал довольно решительно, стягивая куртку и с себя. И пока я во все глаза смотрела, он прижимается к моим губам, поцелуем, от которого внутри слегка все задрожало, замирает. Стало слишком хорошо, а волна возбуждения быстро доходит до нужной точки. Я увлекаюсь поцелуем, подстраиваюсь под его интенсивность и глубину. Его желание быстро слишком перебрасывается и на меня саму, показывая, чего он хочет. Кого он хочет. И я тяжело выдыхаю, как только поцелуи, такие чувственные и ощутимые, переходят на шею. Руками скольжу по затылку, придвигаясь чуточку ближе. В момент моя обида отступила, стала такой незначительной, а я снова ощутила себя дурочкой. Ревность угасала, сменившись долью страсти, которую я выливала через очередные поцелуи, перехватив его губы со своей шеи, пока сама пересаживалась на колени. И вот наконец-то он входит в меня. Облегченно-удовлетворенно выдыхаю, прикрывая глаза. Меня насаживают все быстрее, глубоко входя. Наклоняюсь и губами касаюсь его виска, издавая звуки и прислушиваясь к звукам, которые издавал сам Марк. Это было редкостью, но если случалось, значит он доходил до своего приятного пика, значит ему было очень приятно сейчас. Бедрами делала круговые движения, насаживаясь и самостоятельно, прекрасно зная, как ему нравится, как нравится и мне тоже. Порой поцелуи наши меня душили от переполняющих эмоций, и как итог, кончает Марк, а следом и я, утыкаясь губами в шею парня и сжимая пальцами его плечи. Некое облегчение настигает меня и я тяжело дышу.
- Ай!
Вскрикнула я, когда меня кусают в подбородок. Недовольно смотрю на Марка, который решил меня проучить.
- Я еще не начинала! Нечего было провоцировать!
Парирую я, решив, что последнее слово будет за мной.
Когда поднялась, боялась испачкать сидение, поэтому долго возилась, используя салфетки, а как вздумала перейти и сесть на свое сидение, так Марк тут же газует, от чего я валюсь назад, упираясь о спинку.
Снова недовольное лицо.
Но все же улыбаюсь, как только наши взгляды встречаются в зеркале. Посидели поели, а потом в театр, где был довольно интересно, даже Марк, кажется, заценил. Съездили за Колином, провели с ним вечер, и легли спать. В целом, мои гормоны вроде улеглись обратно. Больше никаких вспышек не было, на счастье всем И даже на следующий день, когда мне написал Марк, что приедет позже, отнеслась лишь с пониманием, не предполагая ничего такого. Ни допроса, ни пыток с пристрастием я не создавала. Ну, приедет позже, значит, так надо. Работ может снова появилась или еще чего. В общем, не дергалась. Решила, что тогда спокойно доготовлю ужин Так даже лучше будет, чтобы он позже приехал - я успею все сделать. Колин мне ничуть не мешался. Я сменяла няню, как только приходила с универа. Днем делаю уроки и слежу за ребенком. У меня была некая цель найти с ним общий язык и у меня, вроде, получалось.
Уже вечером, когда уложила Колина в кроватку, я заканчиваю ужин. Мурлычу под нос песенку, чуть покачивая бедрами, пританцовывая. Замечаю в проходе Марка, но какого-то грустного или задумчивого, я не поняла. Продолжила уже более громко мурлыкать песню и демонстративно танцевать, думая, что это хоть как-то повысит ему настроение.
- Привет! Я как раз закончила!
И ведь правда. Накладываю все на тарелку и ставлю ее перед Марком, предоставив сразу и вилку, и какао, как он любит.
- Ты чего такой грустный?
Мягко улыбаясь спрашиваю Марка, мягко опускаясь на его коленки, пока обхватывала руками его шею, слегка поглаживая ее. Слышу предложение его и улыбаюсь. А еще его признание, которое в который раз заставляет меня просто растекаться.
- И я тебя люблю, но что с тобой? Что-то случилось? Выглядишь весьма подавлено... Устал, наверное. Задержался из-за работы? Давай, ешь, ты наверняка голодный. - И я сама набираю на вилку еды и тяну ее к губам Марка. - Давай,открывай рот, я сегодня использовала новый рецепт, ты должен заценить! - Говорю бодро я, улыбаясь, пихаю вилку ему в рот. И теперь на моем лице застыло ожидание. Мол. Ну, что скажешь? - Давай прогуляем, если хочешь. Я не против. С оценками у меня все хорошо, да и прогуливала я только по уважительной причине, когда токсикоз был... - Вспоминаю и морщусь. Неприятное воспоминание. - Все, отдыхай! - Я целую Марка в губы, бодро встаю и начинаю массировать плечи, думая, что это расслабит мужа. - Тогда, если мы завтра никуда не идем, сходи со мной в магазин. Я... Ну.. Стала больше..  - Пожирнела, надо называть все своими именами. - Кроме юбок и платьев, которые тоже еле налезают, ничего не могу носить.. Джинсы нужны.. Ведь скоро зима.. Даже в Сакраменто я бы не рискнула постоянно ходить в юбке.. - Задумываюсь я. - А еще мне белье нужно.. Ну, лифчик.. Грудь тоже выросла... Понимаю, это все деньги, но я что-то тоже заработала...
Как бы начала издалека.
- Ты согласен? Отлично.
Решила нагло за него и чуть прискакивая убегаю из кухни в ванную, чтобы помыться.
Так я и не поняла, почему Марк был такой загруженный. Мне было неприятно его таким видеть. В такие минуты я готова была все сделать, лишь бы увидеть его улыбку. И поэтому в течение вечера, пока не легли спать, старалась ухаживать за ним и смешить какими-то глупостями.
На следующий день приходит няня, но мы, вместо универа уходим в магазин, оставляя Колина под присмотром. Сегодня у женщины будет явно укороченный день.
Я слышала, что многие женщины, набирая вес, впадают в депрессию. Слышала, но не понимала, я ведь всегда весила 49 килограмм. А еще эти зеркала и освещение в примерочных. Они точно показали, насколько я потолстела.. два размера...
Поэтому настроение чуть портится и я огорчаюсь. Найти одежду я смогла по итогу, но вот на нижнем белье... Начался какой-то стоп. Мне консультант советовала многое и я брала, но раздевшись снова и снова глянув на себя в зеркало, понурила голову. И это только я приближаюсь к четвертому месяцу..
- Марк..
Зову его, ожидая, когда он заглянет внутрь. Убираю прядь волос за ухо и смотрю на Воронова через зеркало. Вспоминаю с какой статуэткой он общался вчера и несчастно посмотрела на мужа.
- Я же сильно потолстела, да? Ты будешь меня любить, если я еще больше потолстею? Ты посмотри на это... - На ногах явно стало больше жирка, на животе и боках... Я не была сильно высокой и это все было видно. - Это же.. некрасиво.. И я не понимаю, подходит мне это белье или нет?
Надуваю губы, скрестив руки на груди. Опять на меня нападает каприза. Неконтролируемая.

+1

113

-Я просто устал. -пожимаю плечами. Не буду же я ей говорить о том, что меня расстроило поведение Хлои и то, как она нарушила моё личное пространство, поцеловав. Пусть я и не ответил, сразу отстранившись и сделав замечание, но осадок у меня остался не слабый. Никогда бы я не хотел изменить своей жене. А уж вспоминая её ревность тогда, в субботу, я и вовсе понял, что не хотел бы повторения. Зря я вообще согласился ехать куда-то с Хлоей. Идиот. Я не хотел обо всём говорить Мирославе. Не хотел её расстраивать. Ведь на полном серьёзе я не думал об измене, искренне любя свою жену. -Нет, давай просто посмотрим кино какое-нибудь весёлое? -осторожно я улыбнулся жене, но меня продолжала изнутри пожирать ёбаная совесть. Она тянет вилку к моим губам, и я послушно ем. Вкусно пахло. И вкусно на вкус. Так что я с особым удовольствием ел ужин, который приготовила Мира, перехватив вилку. Чувствую, как она массирует плечи, а затем и вовсе соглашается со мной прогулять. Это хорошо. -Да, давай. Мне нужна тоже обувь. -игнорирую её намёки на то, что в зеркале она себе не нравится, а затем фыркаю. -У меня есть деньги на одежду, не переживай.
А как же? Нам и Колину что-то надо купить, он же растёт на глазах. Это нормально. И в плане Мирославы я тоже всё понимал. К тому же, мы не сильно шиковали всю осень, особо ничего себе не покупая. Только Колину что-то, разумеется, и еду. Пора бы уже.
У жены было хорошее настроение. Я улыбнулся, наблюдая за ней. Слышу, что она идёт в ванную, а сам доедаю, а затем мою посуду. Переодевшись, иду к сыну, который мирно спал в своей кроватке. Интересно, что ему вообще снилось? А что снится детям? Я слышал, что дети начинают видеть сны еще раньше - в утробе матери. Наверное, сны младенцу нужны для развития его мозга. Значит, точно что-то снилось.
Мы с Мирославой ложимся смотреть комедию. И всё это время, жена ластится ко мне, а я с удовольствием дарю ей эту ласку, целуя и обнимая без всякой пошлости. Поглаживаю иногда её животик. Мне так было интересно, какого же пола будет малыш, но Мира сказала, что не очень-то и скоро мы узнаем. А  жаль. Я хотел рассказать всё Колину.
На следующий день мы оставляем Колина няне, хотя я этого и не хотел, но решил быстро всё сделать, а потом пойти с ними гулять. В торговом центре у жены быстро портится настроение. Кажется, мы зачем-то поменялись местами. Я немного непонимающе сперва на неё смотрел, а потом подхожу, когда меня зовут. Себе обувь я уже купил.
-Бельё хорошо смотрится. -заранее отвечаю я, просачиваясь в примерочную и обнимаю её сзади, положив ладони на животик девушки. -Нет, ты очень аппетитная. И как ты можешь такое говорить? Ты - мать моего будущего ребёнка и это природой заложено, что будет так. Ты самая красивая у меня. Была, есть и будешь. Не глупи и лопай сколько хочешь. Я буду любить тебя, даже если ты станешь колобком.
Улыбнувшись, начинаю целовать её в щёку, игриво рыча, а потом перехожу на шею, чуть покусывая, пока та не начинает смеяться. Зря Мира вгоняет себя в такие комплексы. Главная функция мозга - это издеваться над своим носителем. Те, кто хоть раз в жизни худел особенно это чувствовали. Когда себя ограничиваешь в рационе, то нельзя, сё нельзя. И в какой-то момент тебе мозг выдаёт: "Мёд полезный!". И ты съедаешь три торта "Медовика". Тот, кто утверждает, что гордится своим лишним весом (дескать, люди не должны быть шаблонно похожи), откровенно врет или живет, обманывая самого себя. Лучше гордиться стремлением быть здоровым и красивым. Любить себя, уважать себя, гордиться собой - это все как раз основания себя не запускать, ведь внешнее отражает внутреннее. Но ведь Мирослава не просто так набрала вес. Она всегда была у меня миниатюрной. На самом деле, я бы любил её, даже если бы её гормональный фон сбился и она бы всегда была с лишним весом. Но такое исключение относится только к моей жене. И нет, не изменял бы.
Мирославу я беру в свои руки. Веду уже потом в другой бутик, где подбираю ей вместе с хорошим консультантом одежду. Вижу, что ей явно идёт и ей нравится, как она выглядит в зеркале. Пусть потратил я и чуть больше денег, чем планировал, но Мира хотя бы улыбалась и целовала меня в щёку, когда мы выходили.
-Мир, у меня есть сюрприз для тебя. Открой подлокотник. -я чуть улыбнулся, пока ехал с ней в машине до дома. Когда жена достаёт билеты в Ейск, я поворачиваюсь к ней на светофоре. -Да, Новый Год мы отметим там. Ты рада?
Улыбнувшись жене, я погладил её по колену. Дни до Нового Года и нашей поездки пролетают максимально быстро. В хлопотах. Мы работали и учились, воспитывали Колина. Родители очень обрадовались, что мы летим с ними. Ну ещё бы! Будет точно здорово. Правда, пришлось напрячь дядю Олега и попросить его купить какую-нибудь б/у кроватку для малыша. Нам же надо всего на несколько дней. Разве что, я тревожился из-за сына. Как он переживёт такой длительный перелёт? Плюс ещё из Ростова ехать на машине до Ейска... Бедный Колин.
Но, на удивление, он почти не капризничал. Только во время взлёта и посадки, когда закладывало ушки. Конечно же я очень за него переживал и наблюдал за сыном всю дорогу. Он, чувствуя мои руки на себе,  успокаивался быстро. Но стоило его взять маме или папе, как начинались капризы. На Миру он реагировал чуть лучше, но всё же. Папа уже шутил, что его первое слово будет и правда "мама", но в мою сторону. Я надеялся, что нет. А ещё надеялся, что Мира усыновит его и будет для него настоящей мамой. Но меня начали терзать смутные сомнения о том, что так будет. Когда Мира родит уже нашего ребёнка, не случится ли так, что она будет уделять Колину меньше времени? Не будет его любить?
Я поник под конец дороги от этих мыслей. И даже рыкнул на Мирославу по пустяку, но потом почти сразу же извинился. Зря я так. В общем, Ейск нас встретил другим климатом и настроение моё поднялось. Мы - дома. Нас встречает дядя Олег, счастливо обнимая, а потом знакомясь с Коляном, как его теперь все называли. Да, в России он - Коля. Я не против. Сын очень устал, это видно. Мы быстренько его искупали, покормили и уложили спать. Вырубился он сразу же, ну а мы, все по очереди тоже приняв душ, сели за стол. Я с радостью пил водку, налегая на неё. Завтра мы с Мирославой едем гулять с друзьями и сейчас пребывали в нетерпении. Но я неплохо поднакатил, споткнувшись обо что-то перед сном в комнате и загремев мордой в подушку.
-Ай, бля... Миииира, сделай масссааааж... После самолёта я умирааааю...
Стараюсь говорить потише, чтобы не разбудить сына.

+1

114

Грустный взгляд продолжает тоскливо бегать по телу, осматривая его во всех подробностях. Марк же заходит внутрь, пытаясь меня утешить, что белье красивое, да, это хорошо, но волнует все же другое.
Подойдя ко мне сзади, меня обнимают. Я не стесняюсь, когда меня так оглядывают, но зато навострила уши по тому, что мне говорят, внимательно следя за мимикой мужа, будто пытаясь его уличить в лукавстве. Но, кажется, он говорил вполне себе серьезно. Его руки ложатся мне на живот и это смотрелось очень мило. Сама кладу ладони сверху, ощущая эту разницу между нами. Он чуть выше меня, но руки его куда больше.
- Аппетитная, значит.. - Грустно улыбаюсь, но, честно, его слова грели меня. Он говорил это так искренне и открыто, что было сложно не умилится. Внутри появлялось спокойствие, расслабление, что в его глазах я все еще красивая. - Просто.. Тебе же нравились стройные.. - Улыбаюсь, - Ну да, заложено.. Только я на глазах расплываюсь, скоро будем четырехместную кровать покупать.. - Пытаюсь иронизировать, хотя все то же грустное выражение лица не сходило с меня. - Не говори мне лопать, что хочу.. Я снова захотела ананас, а мне его нельзя в большом количестве... И я не хочу быть колобком. Обещай, что я как рожу, со мной пойдешь в зал и поможешь мне вернуть форму! Ты же мой муж, ты во всем должен меня поддерживать!
Меня целуют, а я все жду ответа, но по итогу стало лишь щекотно от укусов и я вся съежилась, слыша, как Марк шутливо рычит мне над ухом. Смеюсь громче, после чего еле выбираюсь из рук и стала переодеваться. Раз белье идет мне, это хорошо, значит можно было взять его.
Дальше Марк меня буквально одевал, ходя по рядам с одеждой и выбирая нужную. Надо признаться, что у него неплохой вкус, потому что в одежде, что он выбрал я действительно смотрюсь очень неплохо. Мне нравилось. Это повышает мне настроение, я была довольна покупками.
А в машине меня ждал еще один сюрприз. Когда полезла в подлокотник, вытаскиваю оттуда билеты. Читаю куда и тихо заверещала от радости. Обхватываю шею Марка и несколько раз целую в щеку.
- В Ейск!? Мы поедем в Ейск? Как круто!
Я увижу отца и проведаю его, давно так не видела его, он совсем не мог выехать к нам. Дорого это. Он когда узнал, что будет полноценным дедушкой, так обрадовался, хотя по началу был в шоке и причитал, что я маленькая. Но вспомнив о маме, понял, что уже даже довольно-таки для этого всего взрослая, а потому стал ждать вылупления ребенка вместе со всеми.
- Да! Я ужасно рада!
Говорю честно, не скрывая радости. Папе тоже сообщаю, он очень рад! Не удивительно!
До вылета остались считанные дни можно сказать. Месяц - считанные дни. Дел было очень много, пошли сборы, подготовка к экзаменам. Пусть я и уйду в декрет, но хотя бы хорошо сдам все экзамены. После моей борьбы за поступление сюда, учится спустя рукава совсем не хотелось. Мне повезло, что Колин спокойный ребенок и редко капризничал. Марк окончательно прикипел к нему и даже стал слишком переживать. Мне, порой, казалось, что он ревнует ребенка к кому-то. Моя беременность тоже проходила своим ходом. Под конец декабря уже был почти 5 месяц и живот стал очень даже виден. Я перешла на более просторные и большие вещи, в них было удобнее и уютнее. А вот спать становилось все неудобнее. Да-да, из-за живота. Так просто уже не перевернешься на бок и уж тем более не полежишь на подушке лицом.
День перелета ждала с нетерпением и когда это случилось, чуть ли не хлопала в ладоши. Нашла, кто это будет делать вместе со мной и прицепилась к Колину, который сосал соску и непонимающе смотрел на меня, не понимая, что я хочу, давая свою ладонь и шлепая его маленькой ручкой по ней.
Это, видимо, зато, не понравилось Марку, потому что он рыкнул на меня, а я, ведомая своими гормонами расплакалась. После этого, конечно, и после шиканья родителей, Марк извинился. А я успокоилась. Но была хмурая еще какое-то время. Не понимала, за что он так ко мне. Я же ничего плохого не делала...
Наконец-то добравшись до дома, долго обнимаюсь с отцом, который еще какое-то время тискал мой живот и приговаривал что-то милое, разговаривая с тем, кто спрятан внутри. Всем не терпелось узнать, кто сидит во мне, а я была готова встретить любого. Мальчик? Девочка? Все равно. Это же будет мой ребенок от любимого человека!
Колин вымотался за время перелета. У него еще был стресс в самолете, плакал только так - болели ушки. Мы все очень переживали и радовались, что сейчас с ним все хорошо. Я бы, на самом деле, еще и ко врачу бы его сводила. На всякий случай, чтобы убедится, что здоровье в пути никак не испортилось. Тетя Света сказала, что я упрямая, но мне важнее здоровье моего ребенка.. Моего.. Да, Колина я считала своим сыном, во мне проснулся дикий материнский инстинкт, ждала, когда смогу его усыновить. С Марком еще об этом не говорила, да и он не предлагал, но я хотела, чтобы он понял и знал, что этого ребенка я принимаю и хотела его полноценно в свою семью.
Вечером пошло застолье. Пить я не могла, зато смог Марк и напился до такой степени, что дурацкая улыбка светилась на его лице. Да что там, когда я уже была в кровати, он сотряс половину квартиры грохотом, пока во что-то врезался. Падает на кровать и что-то там стонет.
Опасливо смотрю на кроватку, где лежит Колин, который продолжал миро посапывать. Не проснулся.
- Ох.. Давай.. Иди сюда. Ко мне.
А я, как настоящая жена, отодвигаю край одеяла и даю Марку лечь. Помогаю даже раздеться и переворачиваю его на спину.
- Завтра приходи в себя, у нас насыщенный день планируется!
Принимаюсь массировать, усердно и старательно, пока не услышала тихое сопение..
И ведь действительно. Новый год наступает на пятки.  Тридцать первое число и все уже начали праздновать. Мы встречаемся со всеми и меня начинают трогать, тискать и спрашивать о беременности, всех удивляя своим положением и положением Марка. Тот, кстати, сначала вытащил с собой в компанию и Колю, как все его тут называли, я была против. Все будут курить и шуметь. Согласилась с Марком просто не на долго вывести ребенка прогуляться и отвести домой к родителям.  Дома у нас тетя Света и дядя Ян готовили праздничный ужин. Марка снова начали спаивать, но я и не против.
- Блин, Марк, какая у тебя жена.. Не пилит тебя, дает расслабляться..
Говорит один уже подпитый, когда ребенка отвели домой.
- Совсем охренел!? Я тебе жена хуевая что ли?
Вижу, как сткнули по голове и засмеялась, лишь преданно обняв руку Марка и прижавшись к нему, будто он моя собственность.
Начался Новый Год, мы собираемся за столом. Я пью компот, все пьют водку. Марк уже достаточно подпитый. Из-за того, что я не пила и беременна, я довольно-таки подустала. Подарила подарки после 12, а Марку вручила крутые золотые часы, которые купила еще в Америке. Ему очень шли часы вообще, руки красивые, да еще и в татуировках. Мне нравилось.
- С новым годом, любимый. Надеюсь в следующем году тебя будет ждать больше приятных сюрпризов.
Хитро улыбаюсь, а потом целую мужа в губы.
Как прошло вручение, идем праздновать в гости к друзьям на квартиру. От меня всех отгоняли, чтобы я не нюхала курево, хотя самой очень хотелось временами. Было скучно, когда все уходили. Но ничего. Но я быстро устала. Правда. Поэтому однажды, когда все возвращаются, меня застали уснувшей на диване, где я обнимаю свой же живот. Я так правда любила делать, будто испытывая некое уединение со своим ребенком.
Но просыпаюсь я уже в кровати. В панике. Смотрю на время - три ночи. Слышу музыку в соседней комнате, может на кухне. Встаю и иду, во мне опять проснулась хотелка. Очень важно! Очень!
Я выхожу из комнаты и иду на кухню, где все пили и курили. В глазах паника. Марк явно заволновался, увидев мое это состояние.
- Мира, что такое?
- Марк? - И уже чуть ли не плачу, даже глаза на мокром месте. И все это за секунду. - Я хочу мел.. Найди мне мел!
Даже губа нижняя задрожала, пока я стояла вот так и не сводила глаз.
Вот так задача. Новый год. Все пьяные. Прокуренные. И я с диким желанием сожрать мел. Я не просто хотела.
Я УЖАСНО хотела. Будто от этого зависела моя жизнь.

+1

115

Что-то проворчав, я подвинулся к Мире. Мне было до безумия хорошо. Ведь я был в её руках, которые теперь мне делали приятно. Я чуть ли не заурчал от удовольствия, но слишком быстро вырубился, будучи пьяным. Утром у меня нет похмелья. И я сперва занимаюсь сыном со слишком важным видом, никому не дав мне помочь. Я сам, всё сам. Ведь именно таким все меня и хотели видеть. Поэтому, всё для вас, мои родные.
Мы гуляем с друзьями, которые встречают нас восторженными воплями и это греет душу. Нас никто не забыл. И мы никого не забыли. Само собой, все были в шоке с того, что у меня есть Колин и при этом он не является сыном Мирославы. Но Миру это всё равно не смущала. Она относилась к Колину как к своему родному сыну и все это видели. Поэтому, пацаны мне и позавидовали. Да и вообще зависть чувствовалась. Никто из нашей компании, кроме парочки человек, никуда не переехали. А мы с Мирославой жили в Сакраменто, ждали второго ребёнка, воспитывали первого и учились в престижном институте. Это многого стоило. Очень важно понять, что зависть уничтожает больше людей, чем голод, СПИД, войны и ядерные катастрофы. Речь идет, прежде всего, о том, что "вирус зависти", заразивший людей, разрушает все их шансы и надежды. Никто не осознает глубину и масштабы этого механизма, препятствующего союзу и развитию людей и народов. Те, кто живет в крайней нищете, являются безвинными жертвами этого бедствия. Их палачи десятилетиями неустанно сеяли ненависть, обиды, зависть, объединяя неимущих, обманывая и отравляя им сердца. Они убеждали, что в лишениях людей виноваты те, кто отобрал по праву им принадлежащее, что без государства и власти имущих невозможно встать на ноги и зарабатывать деньги. Как правило, завистники - это "побеленные гробницы", насквозь прогнившие изнутри, а внешне - сама доброта. Зависть - одновременно моральная и ментальная болезнь, порок, смертный грех и проявление зла. Однако ее не считают болезнью, потому что это "белая патология", то есть расстройство, которому в той или иной степени подвержено все человечество. Пороком ее признают лишь исключительные люди, каким-то образом избежавшие этой ужасной страсти. Лицемерие, постоянный спутник зависти, практически не позволяет осознать серьезность и глубину этого расстройства. Никому не хочется снять маску и показать безобразный лик зависти. Я бы, наверное, тоже не хотел, чтобы мои друзья в такой светлый праздник сняли свои маски и испортили нам с Мирой всё ощущение от поездки в родной город.
Здесь было всё. Наши воспоминания, детство, наши зачатки отношений. И сейчас, гуляя с Мирославой и друзьями по Ейску, чтобы добраться до бара, дабы повеселиться, я оглядывался и пребывал в своих думах, сжимая руку жены. Вот тут мы с ней целовались. Тут я гулял с пацанами. А здесь мне мама покупала в детстве сладости. И мне нравились, искренне нравились эти чудесные воспоминания из детства.
На следующий день мы активно готовились к Новому Году. Я нарядил Колина в новогоднюю одежду и он, кажется, что-то, да понимал. Ползал в удовольствием по квартире, но все активно за ним следили. А я, попивая пивко для разогрева, постоянно с ним сюсюкался, отрываясь от дел. Я искренне полюбил своего сына и теперь никому бы его не отдал. Он - мой. И на этом точка.
Получив подарок от Миры, я заулыбался, следом зацеловав её. В ответ я ей подарил новенький хороший планшет. Я помнил, что она хотела. Не знаю только, зачем. Но раз хотела - я купил. Мне не сложно сделать любимой приятное. После того, как мы отметили с родными и уложили спать ребёнка, оставив всю ответственность на родных, пошли к друзьям, отмечая и веселясь с ними. Завтра мы всей семьёй планировали уже ехать на дачу, продолжать там. Только сперва надо проспаться.
Веселье шло полным ходом, пока не проснулась Мира. Я моментально оборачиваюсь, испуганно на неё смотрю и подхожу, чтобы переспросить.
-Мел? Я правильно расслышал? Это ты про наркоту или... Ёб, ты серьёзно мела хочешь сожрать? -все вокруг начинают угарать, а вот жене моей совершенно не смешно. Усмехнувшись, я тяну её к себе и обнимаю. -Хорошо, только не плачь. Найду тебе мел.
Всё ещё продолжаю хихикать, пытаясь понять, где мне найти мел и тут нахожу взглядом Тамару, у которой была младшая сестра.
-Том! Слушай, у твоей сестры есть мелки дома? Умоляю, давай дойдём до тебя? Мне нужен мел!
Хорошо, что Тамара согласилась и мы двинули за мелом. Вызвали такси, чтобы было быстрее. Нашли огрызки мелков и привезли Мирославе. Потом все дружно наблюдали за тем, как она пожирает мел. Охренеть можно! В общем, Новый Год был взаправду весёлым. Таким, что было, что вспомнить.
После отмечаний мы поехали и на дачу. Там я показывал Колину свой домик и окрестности. Я разговаривал с ним, как с взрослым человеком, даже ждал от него порой ответа. Но тот только бекал и мекал. Но всё равно смешно. В общем, каникулы в Ейске прошли отлично. А потом снова началась эта рутина.
Мирослава вскоре не смогла уже ходить в институт и взяла академический отпуск. На няньку мы больше не тратились и не планировали в ближайшее время. Но я всё равно работал, не покладая рук. Теперь у меня двое детей и жена, я обязан был не надеяться сильно на родителей, хотя они и давали нам деньги, само собой. Мы жили в достатке. Но хотелось жить ещё лучше. Моему сыну уже исполнился год и в этот день мы поехали к родителям Брук. Я обещал. И вот, они плакали от счастья, видя, как вырос их внук, как люблю его я и мы счастливы. Мирославу я брать не стал. Возможно, им бы не было это приятно. В другой раз. К тому же, жене не очень здоровилось. Да и она решила посидеть с девочками. Кстати, Колин уже говори "па", "ма", "ба" и "де". Но любимое его слово было - огурец. Но огурец у него был, как "ок". Да и вообще, у него была нездоровая любовь к огурцам.
А сегодня был стрёмный для меня день. Потому что Мира мне позвонила, когда я был на парах, сказав, что рожает. Я моментально подорвался и поехал домой, попутно позвонив маме и отцу, чтобы кто-то из них посидел с сыном. Домой я всё-таки приехал одновременно со скорой. Испуганно смотрел на Миру, переживая за неё.
-Милая, всё хорошо, я еду следом же, как только родители приедут, соберу пока твои вещи!
Стоило врачам увезти Мирославу, как я побежал спешно собирать её сумку. Она и так была почти собрана, но всё же. Взяв перепуганного Колина на руки, укачиваю его. Тот не понимал, что с Мирой. Но хорошо, что родители приехали максимально быстро, переняв у меня эстафету. Отец остался с ребёнком, а я с мамой поехал в больницу. Приехав туда, остаюсь в коридоре. Мне оставалось только ждать, пока роди Мира. Но переживал я знатно, хотя туда-сюда, как баклан.

+1

116

Меня искренне сейчас удивляло, что Марка удивляет мое желание. Ну да! Я хотела мела, и что такого? Почему все начинают смеяться надо мной? Они смеются, а мне сейчас же захотелось заплакать, нижняя губа уже дрожит, все видите? Обидчиво всех осматриваю, будто я какое-то посмешище и самый последний, на кого я посмотрела, был Марк. Бровки свелись у переносице и сама я слишком выразительно смотрю на него, пока ко мне подходят.
- Да! Серьезно! А что тут такого? Как я могу говорить про наркоту, когда во мне сидит ребенок! - Обидчивый голос и пронзительный взгляд. Эта беременность делала со мной что-то невероятное. Эти гормоны лились из меня, делая каждый раз нового человека! Но дабы не довести меня до состояния ведьмы, руки Марка меня обхватывают и обнимают, прижимая к себе ближе. Я утыкаюсь в него, не собираясь отталкивать, но почти заплакала в реале, пока они все глумились надо мной.
Я слышала, что потребность в меле появляется тогда, когда организму не хватает кальция. Существует даже специальный съедобный мел для таких моментов и продается он в каждой аптеке. Да, так что я не с ума сошла! Таких, как я, до меня, было миллионы! Просто ребенок съедает мой кальций. Это нормально. Не нормально, что так резко приспичило, даже сдавалось такое ощущение, что уснуть без этого не смогу ни разу!
Но, благо, Марк находит выход. Уходит он мне за мелом к подруге, пока я терпеливо жду. Ребята все посмеивались надо мной, но я старалась сидеть с невозмутимым видом, но все пошло под откос, вся моя маска слетает, как только я вижу этот мел и набрасываюсь на него. Но в другой комнате, чтобы никто не видел этого странного вида. Правда, это меня не спасло. Туда, куда ушла я, пришли другие. Еще бы фотки начали делать... Зато от души наелась одним кусочком и легла спать дальше. Никто мне не мешал. А тем временем наступил следующий новый год.
Поездка на дачу, гулянки и веселье с вечно пьяным Марком, который при всем при этом оставался таким же внимательным. Я просила его сорваться в любое время суток, чтобы выполнить мою хотелку, и он исправно вставал, отрывался от дел, от пьянок и делал это. Возможно, сочувствовал, ведь я была единственная вечно трезвая в пьяных компаниях и меня особо никуда не деть. Я лишь старалась никому не мешать и у меня это получалось. Хорошо еще, что с ребятами были хорошие отношения.
Когда Колину исполнилось год, а это случилось уже по возвращению обратно в Сакраменто, мы лишь кратко все вместе отметили этот день, после чего тот уехал со своим отцом, Марком, к родителям Брук. Сама я полнела на глазах. Уже даже появились щечки. Радовало только то, что Марк относился к этому с долью умиления, вечно делая милые акценты на мне. В конце концов, я уже не так не ненавидела свой вид. Может быть в этом было действительно свое очарование, ведь не просто так говорят, что беременная женщина очень милая.
Но рутина нас поглощает. Шел месяц за месяцем. Учеба моя, в конце концов прерывается, а я уже стала нервничать, ведь скоро надо было рожать. Врачи поставили мне срок через неделю,а там как пойдет. Но через неделю точно должна была быть в больнице под наблюдением. Я нервничала и боялась, хотя еще неделю назад такого мандража не было.
А когда все же я ощущаю, что у меня отходят воды, паника стала бить полным ключом. Еще два дня до назначенного времени посещения больницы, а я уже рожаю? Конечно же я сразу набираю Марку. Спешно говорю, что все, воды отошли, я рожаю. Звонила и в скорую, а сама пыталась держать дыхание, как мне и показывали. Особо уже ничего делать не могла. Только сидеть, державшись за живот и тяжело дышать.
Минут 10 и в дом врывается Марк и скорая, готовя к поездке. Я смотрю на Марка с волнением, а тот пытается утешить меня.
- Марк.. Марк..
Лишь говорила я, заплакав, ведь было больно. Очень больно. К слову, какой пол ребенка - мы так и не выяснили. Пусть будет сюрпризом.
Привезли меня в больницу и сразу посадили в коляску. Все, роды шли полным ходом, меня едва перетащили на койку и переодели. Громко крича и напрягаясь всем своим телом, я пыталась вытолкнуть из себя малыша, который лез из меня. Изводя и тратя силы, мне казалось, что этот ад длится вечность. На деле, минут 15 и не более. Но на последней минуте мне казалось, что я кончусь... А как услышала плачь ребенка, моя усталость на секунду отошла на второй план.
- Девочка.
Говорят мне и я стала широко улыбаться, слыша, как та подает голос и двигает ножками и ручками. И это я родила? Это сидело во мне? Моя дочка...
Умыв девочку, мне дают ее на руки. Я начинаю от переизбытка эмоций и чувств плакать, понимая, что это настоящее чудо. Оказавшись у меня на руках, девочка заглухает и начинает просто кряхтеть тихонько, схватив меня за палец и пытаясь его сосать.
- Какая милая.. Боже мой, какая хорошенькая..
- Заводите папу.
Дает приказ врач и вскоре в палате оказывается одетый в шапочку и халатик Марк. Я смотрю на него счастливыми глазами, держа нашего с ним ребенка.
- Девочка!
Просто на выдохе говорю это, давая Марку познакомиться со своей дочкой. После аккуратно передаю ее на руки Воронову, а та снова своими крохотными малюсенькими ручками еле-еле обхватила палец Марка, тоже потягивая на себя и пытаясь посасывать.
- Такая милая, правда?
- Сегодня долго не получится посидеть. Маме и ребенку нужно отдыхать. Приезжайте завтра утром.
Вежливо просит врач. Я понимала, что моего ребенка сейчас ждет осмотр. Как только Марк наклонился, чтобы отдать мне дочку, пользуюсь моментом и целую его в губы.
- Она тоже похожа на тебя. Видишь?
Опускаю взгляд и даю Марку приглядеться. Но его все же выгоняют, забирая у меня и Лейлу. Да. Так мы решили назвать девочку.
На следующий день, пройдя осмотр и сдав опять анализы, иду завтракать. А после завтрака ложусь к себе в палату, куда мне привозят Лейлу. Смотря на нее, я чувствовала себя самой счастливой. А когда в палате появился и Марк, снова засияла широкой улыбкой. Все было не зря. И мои 15 лишних килограммов тоже были набраны не зря.
- Привет! - Я в этот момент кормила дочь грудью, а та слегка мяла мягкую плоть, будто пытаясь побольше взять молока. - Лейла, ты посмотри кто пришел? Это же твой папа...
Смотрю на Марка и беру одну руку его, мягко положив на тельце дочери. Какое-то время мы оба смотрим на девочку и я после перевожу взгляд на мужа.
- Спасибо тебе. Я не жалею ни разу, что тогда так ошиблась, обронив письмо. Ты сделал меня самой счастливой девушкой на свете. Я люблю тебя, очень люблю. Любила, когда ты меня не видел и буду любить, пока ты смотришь на меня. Я все буду делать, чтобы так было впредь. И спасибо тебе за Колина, пусть он не мой сын.. Но я его люблю, как родного. Спасибо за дочь.. За эту кроху. Нашу с тобой. Наше связующе.. - Снова смотрю на Лейлу. - Знаешь.. Мы никогда не говорили.. Но можно я усыновлю Колина? Можно буду ему мамой по документам? Ведь любой сироте она нужна.. Я точно знаю. Но хорошо, что у Колина есть такой папа, как ты..

+1

117

Мои нервы были натянуты, словно струна. Я переживал очень и очень сильно. Мама видела это, пытаясь меня успокоить, а я не мог ничего с собой поделать. Там моя жена, ей больно и страшно. Но, услышав, что меня зовёт врач, я резко вскидываю голову, а потом, снарядившись шапочкой и халатом, спешно захожу внутрь. Вижу Миру, а на руках у неё малыш. Заулыбавшись, прохожу к ним, услышав, что у меня родилась дочь. Значит, это Лейла. Я смотрю то на жену, то на маленькую крошку, которая лежала у неё на руках. Это же моя дочь! Бережно беру её на руки, а та обхватывает мой палец. Я улыбался, смотря на эту картину, а потом наклонился, целуя её в лобик.
-Мира, она... чудесная. Такая крошечная... -передаю дочь обратно жене и, не обратив внимание на врача, наклоняюсь к жене, целуя её в губы. -А ты как? Мир, спасибо за дочь.
Но меня выводят слишком быстро. Мама, когда я выходил, видела, насколько я счастлив. Конечно же она чуть ли не расплакалась, видя всю эту картину. Она теперь дважды бабушка. Приехав домой, я беру на руки сына, начиная ему рассказывать про Лейлу. Но отец решает, что мне надо отметить такое событие в жизни. К Мирославе завтра можно только к обеду попасть, так что у меня ещё полно времени, чтобы отметить это дело с друзьями. Так что Колина забрали, а я позвал друзей. Напился я в дрова, уснув на краю кровати, прижимая к себе ночнушку жены. К слову, мы уже три недели назад переехали в новую съёмную квартиру. Одна была просторной двушкой и находилась недалеко от старой. Теперь у нас была полноценная детская и кухня чуть больше старой.
Купив по дороге огромной букет цветов, я приезжаю к жене в больницу. Захожу и, заулыбавшись, ставлю букет в вазу, пока Мира кормит грудью нашу малую.
-Привет, мама Мира. -настроение было отличным, а я наклонился и поцеловал сперва в щёку жену, а затем в макушку Лейлу, сев рядом с ними. -Лейла, ты обжорством занимаешься? Привееет. -смеюсь и тяну к ней руку, мягко чуть поглаживая её крохотное тельце. Прижимаюсь лбом к виску жены, вдыхая родной запах.  Но, услышав слова Миры, я впервые почувствовал, как глаза заслезились. Не знаю, с каких пор я стал таким сентиментальным, но меня очень тронули её слова, а внутри разливалась нежность. -Это тебе спасибо, Мира. Если бы не твоё упорство, то я бы не заметил тебя. Если бы не ты, то я бы не оставил Колина и сейчас его бы с нами не было. А со временем, я бы наверняка об этом пожалел. Ты меня тоже многому научила и продолжаешь учить. Я рад, что моя жизнь - это ты и наша уже большая семья. -зажмурившись, я быстро целую её несколько раз в щёку, а потом поднимаю голову, задержав на девушке глаза. У меня даже дыхание перехватило от её слов. -Что, правда? Ты серьёзно? Я... очень хотел этого, но боялся тебе предложить... -сжимаю руку жены, а потом подношу её к губам, нежно целуя. -Я хочу, да. Будь его мамой и по документам.
Без интереса. Без интереса я относился к Мирославе всё время, сколько я её знал, пока не прочитал ту самую записку. Без интереса я к ней отнёсся и тогда, когда проснулся с ней в постели утром. Без интереса жил с ней какой-то время под одной крышей. Но стоит только присмотреться и послушать сердце, узнать человека ближе, как ты поймёшь, что зря ты так поступал раньше. Появляется интерес, а ты сам расцветаешь, словно цветок от дивных капель дождя в знойный день.
Мне двадцать лет и у меня есть чудесная дочь, сын и жена. Я живу в Сакраменто, учусь в хорошем институте и работаю там, где мне нравится. В этой жизни мне повезло во всех планах.
Если заглянуть в моё будущее подальше, то спустя пять лет я буду работать на фирме у отца и получать очень хорошие деньги. Мира в то время доучивалась и следила за детьми. С ней мы решили, что она, как только закончит институт, будет работать у отца вместо меня. А я вернусь в сервис. Скорей всего, открою свой. Малыши продолжали нас радовать. Хотя Колин оказался очень ревнивым. Но, если убрать эту его черту, то он любил Лейлу. Сейчас Колину было уже шесть, а Лейле пять. Они были очень подвижными детьми, уже знали два языка и были моей гордостью. С женой у меня тоже всё было отлично. Я в браке с ней уже почти семь лет. И я не знаю другой женщины, которая посмела бы её затмить.
-Колин, ещё раз это кинешь под кровать - я тебя отлуплю! -недовольно смотрю на сына, буравя его взглядом, сидя на корточках. Но тот вдруг хитро улыбается, к нему подходит Лейла и они оба обнимают меня за шею, начиная целовать.
-Папочка, с Днём Рождения!
Я сперва удивился, но потом обнял их в ответ, заулыбавшись. Да, мне сегодня двадцать пять, точно! А я совсем забыл. Подняв голову на жену, которая тоже оказалась в дверях, я улыбнулся ей и, подхватив детей на руки, подошел к ней, целуя в уголок губ.
-Ну... сходим сегодня все вместе куда-нибудь?
И я тону в её глазах в который раз. Я знаю, что буду любить её вечно.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » без интереса