Tayler Jay
Как же эта сука бесит. До трясучки, до мелкой крошки - остатков трения зубов, до нездорового звона в ушах. И ведь знает, что ты ничего... читать дальше
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
Jack

[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron

[telegram: wtf_deer]
Lola

[telegram: kellzyaba]
Mary

[лс]
Tadeusz

[telegram: silt_strider]
Amelia

[telegram: potos_flavus]
Anton

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy

[telegram: semilunaris]
Matt

[telegram: katrinelist]
Frannie

[telegram: pratoria]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Друзья познаются в беде ‡Просить о помощи-не грех ‡undefined


Друзья познаются в беде ‡Просить о помощи-не грех ‡undefined

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://funkyimg.com/i/2Z8Tw.jpg
Christian Fern &  Amelia O'Dwyer

+2

2

Казалось, что все шло по кругу. По закрученному сюжету какой-то странной книги, которая никак не заканчивалась. Казалось, все это было бесконечным. Кристиан жил на работе, а что-то, умудрялся брать с собой на дом, чтобы на ночь поломать голову. Ну конечно же, эффект был несколько другим, так как мешавший на заднем плане Лео, который пытался более детально рассмотреть фотографии с мест преступлений и выдать свою авторскую версию событий, значительно усложнял. После очередной версии и прыжками за спиной, Ферн резко закрыл папку и выдохнул, пытаясь добиться гармонии.
- Леонард Ферн. Я считаю до трех и именно на цифре "три", тебя уже тут быть не должно. Ты время видел?- Мужчина взглядом покосился на мобильник, который показывал время глубочайшей ночи и после, перевел взгляд на мальчугана, который, видимо, настолько сильно спешил к отцу, что собственную пижаму одел наизнанку. -Не пойдешь спать и новую фигурку из Звездных войн я заберу себе.- Посмотрев на швы, мужчина лишь усмехнулся и потрепал малышню по голове, а затем прищурился, заставив парня умчаться в свою комнату со скоростью звука.
- Вот тебе и мотивация.- Про себя отметил Крис, собирая все бумаги со стола на кухне, которая на время превратилась в следственный отдел. Свернув свою деятельность, мужчина медленно поднялся на верх, давая маленькому оглоеду шанс, чтобы улечься и , о боги, когда Ферн вошел в комнату, ребенок смиренно ждал отца в своей кровати, что было крайне удивительно, ведь обычно, Лео придумает сто аргументов и двести отговорок, чтобы не идти спать. Ребенок ожидал, что как обычно, отец придет к нему, чтобы рассказать сказку. Усевшись рядом с ребенком, Ферн уже хотел было начать, но маленький Лео его прервал.
- Пап. Ты же ведь не можешь найти решение? Почему ты не обратишься к тете Амелии? Она хорошая.

В принципе, его вопрос был очень метким и сбил с толку самого Кристиана. Он не раз задумывался о том, что спросить по поводу нескольких дел у Амелии, но будучи человеком гордым и человеком, который привык перебиваться один, мужчина временно отогнал от себя эту мысль. Ведь в конце концов, у Амелии есть свои дела, которые надо вести и еще одно подкинутое дело станет только лишним грузом. Но с каждым днем своего расследования, Ферн понимал, что без помощи ему действительно не обойтись, а так как из отдела расследования убийств он хорошо знал только ее, то помощь женщины была бы как нельзя кстати. Главное преодолеть порог собственной гордыни и стеснения.
- Возможно, ты и прав. Поговорю завтра с тетей Амелией. Тебе сказку рассказывать?
- Достаточно поцелуя.
- Вот и договорились. До встречи в моей кровати.- Мужчина нежно поцеловал отпрыска в макушку и ушел, оставляя дверь немного приоткрытой, так как порой, Лео любил перебираться ночью в постель отца.
Ночь прошла спокойно, собственно, как и утро. Мужчина отвез сына в сад, высказал пару напутствий на сегодняшний день, взял с ребенка обещание и клятву того, что он будет вести себя тише воды, ниже травы и после, уехал в участок, перед этим заскочив в местный кафетерий и прихватив от туда пару стаканчиков с вкусным латте и пару пирожных. Амелия все же женщина, а путь к благосклонности женщины лежит через определенную дозу сахара. Добравшись до работы, мужчина первым делом пошел не в своей отдел, а в отдел расследования. Отыскав, среди множества других, стол Амелии, мужчина аккуратно ткнул пальцем в ее плечо, заставив обратить внимание на себя.

- Привет. Ты не могла бы зайти в переговорную?- Улыбнувшись, мужчина жестом указал на закрытую переговорную, где зачастую проходили какие-то собрания или личные разговоры. К счастью Криса, Амелия оказалась более менее свободной и присоединилась к его компании в пустой переговорной, где теперь, мужчина мог спокойно вести разговор. [float=left]https://funkyimg.com/i/2Z8Xe.gif[/float]
- Спасибо, что пришла. Я принес Латте и пирожные. Тебе. Кстати, тебе привет от Лео.- Выставив все на стол перед Амелией, которая поняла, что ее подкупают. В принципе, это и был подкуп, ведь Ферн прекрасно понимал, что она в принципе и не должна тратить на его разговоры свое время и все же, она пришла. И нет, не потому что он Капитан, а потому что между ними все так же сохранялась давняя дружба. Да и сейчас, он просил ее не как Капитан.

- Амелия, это дело об убийстве одного из полицейских....Может ты слышала. Ночью ворвались в дом и убили одного из ваших. Джонатан Хаус. - Судя по глазам Амелии, она начинала понимать о каком деле ведется речь, но все так же продолжала молчать.- Вы же опросили его дочь? Что она вам рассказала? Может она видела что? Не пойми меня не правильно, но я не могу это оставить.-- Все в участке знали, что погибший был лучшим другом Кристиана, а дочь Хауса была его крестницей и поэтому, его интерес к этому делу был вполне обоснован. Ведь ему предстояло так же разобраться в этом, хоть это и не подлежало к его отделу. Рианон категорически отказывалась говорить, говорила, что она ничего не видела и ее дома не было. Все как в рапорте. Однако, что-то Ферна все же напрягало в этом деле и если бы он не умел отличать ложь от правды, то, наверное, не был бы руководителем отдела. [float=right]https://funkyimg.com/i/2Z8Xi.gif[/float]Он был уверен, что Рианон что-то скрывала и что судя по всему, она действительно все видела. Амелия же, не понимала к чему ведет Крис, потому как все показания девушки были изложены в папке с делом, которую сейчас мужчина передал женщине.
- Сдается мне, что она врет и мне, и вам. Я слишком хорошо ее знаю и когда я пытался завести разговор об этом, она отводила глаза, отвечала сухими фразами и не более. Будто....она не позволяла себе сказать что-то лишнего. Мне интересно послушать тебя. Если у тебя есть время, конечно же..

+3

3

Невыносимо воняло разложением, гнилью и кровью. Даже настежь открытые окна нисколько не спасали от жуткой вони, стоявшей в маленькой обшарпанной квартирке, угнездившейся на восьмом этаже типичной многоэтажки. Амелия то и дело морщила нос, внимательно разглядывая скудную обстановку. Руки, запрятанные в латексные перчатки бледно-голубого цвета, отчаянно мерзли. В квартире не только воняло, но ещё и было невыносимо холодно. Полицейские кутались в форменную одежду, поднимали воротники повыше и все, как один, мечтали поскорее отсюда выбраться. На разворошенной кровати, залитой давно высохшей кровью, покоился парень, сейчас уже завернутый в чёрный мешок. – Его кто-нибудь заберёт отсюда или он так и будет тут лежать? – Амелия покосилась на санитаров, всё ещё стоявших посреди комнаты, как истуканы. – Ну? – Они сделали два неосторожных шага по полу, накрытым полиэтиленом, и снова замерли. Амелия громко закатила глаза и вернулась к своей работе. Одной рукой она записывала то, что диктовали криминалисты, а другой разглядывала вещи, находящиеся в творческом хаосе. – Повтори последнее предложение, - изловчившись, она кинула найденный пакетик другому криминалисту – не тому, который диктовал описание, и принялась одновременно писать и говорить, - я попозже посмотрю, положи куда-нибудь, - работа шла своим чередом, но в ускоренном темпе. Холодно и воняет – две весомые причины, чтобы закончить побыстрее.
В участок Амелия вернулась в половине десятого утра. Вся одежда, включая куртку, пропахла запахом разложения. – Ты, в курсе, да, что принесла запах с собой? – Амелия фыркает и кидает на стол документы вместе с ручкой. – Да переоденусь я, как только избавлюсь от бумажек, - из кармана на стол летит ещё и блокнот. На блокноте красуется засохшее пятно крови, кровь принадлежит Амелии, но она любит шутить, что очередному трупу. Вместе с блокнотом на божий свет извлекается металлическая зажигалка с почти стершимся ирландским флагом и пачка сигарет. Вот теперь можно переодеваться. В шкафу, как у любого детектива, висит запасная одежда. Амелия уходит в раздевалку, никуда не торопясь избавляется от пропахшей одежды, аккуратно складывает её в плотно закрывающийся пакет и переодевается в чистое. Значок перемещается на новый комплект одежды. Амелии всё равно кажется, что запах остался, но больше ничего с ним поделать она не может. Скорее всего, волосы тоже пропахли, однако с этим придётся подождать до дома. Как и с ботинками, запасные таскать с собой Амелия не привыкла, да и вообще…
В кабинете она находит всё ту же рабочую атмосферу: кто-то записывает показания, кто-то отмечает на доске изменения, кто-то говорит по телефону. Амелия возвращается к своему столу, раскладывает бумажки по новому делу, приклеивает опознавательные цветные стикеры на листочки. Настроение стремительно катится к черту. Бумажная волокита всегда Амелию раздражала и выводила из себя. Она терпеть не могла всю эту бюрократию и бесконечные «тут печать, там подпись, вот здесь ещё одну печать, но другого цвета». Но, к сожалению, бумаги заполняли добрую часть её рабочего времени. И даже на месте преступления от них избавиться не получалось. Бумажки были просто везде. В том числе и дома, хотя легенда гласила, что выносить их за пределы участка, вроде как, нельзя. Зачастую Амелия засиживалась за бумажками до глубокой ночи, так и засыпая за кухонным столом, пододвинутым к подоконнику – там светлее. Впрочем, это был не самый худший вариант ночи, ещё можно было проваляться без сна или проснуться от ночного кошмара через двадцать минут после того, как заснула. С каждой неделей проблемы со сном становились всё реальнее, но Амелия по-прежнему от них отмахивалась, делала вид, что никаких проблем просто не существует. Хотя к психиатру следовало обратиться ещё месяца два назад.
- Как утренняя пятиминутка? – справившись с бумажками, Амелия запустила компьютер и принтер, пододвинула поближе папку с делом, которое закрыла ещё вчера и которое нужно было отвезти в прокуратуру. Рутина. Скучно, нудно и неинтересно. – А то ты не знаешь, чему она была посвящена, радуйся, что тебя не было, - сев на любимого конька – разговоры – коллега пустился в пространный рассказ о пятиминутке, которая только называлась пятиминуткой, на деле же растягивалась на полчаса-час, в зависимости от сложности обсуждавшихся дел и степени громкости пережевывания их в СМИ. Амелия слушала в пол уха и действительно радовалась, что всё утро провела на месте преступления, по крайней мере, там было относительно тихо. – По итогу, мы снова плохо работаем, да? – подошедшего откуда-то сбоку Криса, Амелия заметила не сразу, но всё же заметила. – И вот так всегда, мне вот интересно, почему наше начальство само не таскается по городу в поисках несуществующих улик… - не прерывая разговора с коллегой, продолжила, - привет, да, да, да, сейчас приду, - захлопнула папку и сунула привычным движением в карман джинсов сигареты и зажигалку. – Все знают, как правильно нам работать, включая журналистов, из-за которых нас и трясут, будто мы тут все Фея крестная, - договаривала она уже на ходу. Свою работу Амелия любила и делала её хорошо, а потому… Не переносила указы и бесконечные рассуждения на тему, что их отдел вечно плетется в конце по раскрываемости. Убойный отдел в конце никогда не плелся, просто он всегда – неизменно – привлекал к себе гораздо больше внимания со стороны жителей города и, соответственно, со стороны начальства. – Если что, я в переговорной, - на этом разговор закончился. Амелия зашла в переговорную и плотно закрыла за собой дверь. Её и Криса сразу же окружила блаженная тишина.
- Это взятка, капитан? – не особенно задумываясь, Амелия облокотилась о стол и взяла в руки стаканчик с кофе. Отказываться от еды не входило в её планы, к тому же в последний раз она ела ещё вчера, утром её нагло выдернули из кровати, дав время только на то, чтобы одеться и рассовать по карманам необходимые вещи. – От меня тоже привет Лео передай. Как-нибудь заеду, ну, если ты не против, - Амелия улыбнулась Крису, точно зная, что против он не будет. Его маленький сынишка ей нравился, хотя особой любви к детям Амелия никогда не испытывала и прекрасно осознавала, что хорошей матери из неё никогда не получится. Но кто мешал баловать маленького сынишку Криса?!
- Об этом деле только глухой не слышал, из-за него наш отдел трясут без остановки, - она недовольно скривила лицо, вспоминая о громком деле, которое вышло на первый план. Сразу же. И пока там и оставалось. – Кажется, да, её опросили, ну, должны были. Но, насколько я помню, она ничего существенного не рассказала, других потенциальных свидетелей всё ещё нет, дело всё ещё из разряда – прости меня за откровенность – потенциальных висяков, - про дружбу Кристиана и Джонатана знали все, даже те, кто появлялся в участке раз в пятилетку. Сплетни здесь расползались настолько быстро, что укрыть от кого бы то ни было дружбу, симпатию и отношения не представлялось возможным. Здесь знали о тебе всё, внимательные от природы детективы считывали всё, что могли, а остальное оставляли воображению, которое было у них весьма богатым. – Папка с делом у тебя? Я его не веду, поэтому не в курсе всех деталей, - Амелия приняла бумаги из рук Криса, отставив в сторону стаканчик с кофе. Почти сразу же она принялась листать документы, читая их по диагонали. – А у неё есть смысл врать? – Амелия подняла глаза от бумаг и внимательно посмотрела на Криса. – На тебя у меня время найдется. Я могу поговорить с … - она перевернула дело, посмотрела на имя детектива, которое значилось на корочке, - с Фрэнком, спросить у него, что он об этом думает. Насколько я слышала, он собирался ещё раз поговорить с Джиджи, она единственная, кто может знать хоть что-то. С тобой как, уже поговорили? Всё-таки вы были друзьями, - друзья знают гораздо больше, чем коллеги, притом, что последние очень любят совать свои любопытные носы не в свои дела. – Очень вряд ли это было ограбление или что-то типа такого, только идиот рискнёт вламываться в дом копа. Скорее всего, это было спланированное убийство, - с которым кто-то напортачил. Обычно такие дела проворачивают очень тихо, не привлекая особенного внимания. Но здесь … Это было громко и весьма некрасиво. – Сейчас в проработке все действующие связи Джоната, ну, судя по документам, это затянется надолго… Если девушка что-то знает, ей лучше об этом рассказать, это ускорит работу, сам знаешь. Но может, она действительно ничего не знает? В конце концов, у неё погиб отец, наверное, ей тяжело, и… Ну, я бы тоже говорить не захотела, даже с близким человеком. В принципе обо всем случившемся говорить не захотела, - Амелия передернула плечами и снова углубилась в чтение. Она понимала, что Крис хорошо знает Джиджи и, наверное, стоит прислушиваться к его ощущениям, но с другой стороны, когда-то она сама была девочкой, потерявшей родителей и… обсуждать смерть родителей ей не хочется до сих пор, хотя прошло уже больше двадцати лет. И её-то точно не было на месте преступления, она в это время была в школьном классе, как и положено семилетним девочкам в разгар учебного дня.

+3

4

Чем больше говорила Амелия, тем больше возникало вопросов, хотя, в ожидании Кристиана их должно было быть меньше. Кажется, все запутывалось еще сильнее. Почему Рианон ничего не говорила? А может он и правда ошибается? А может...
Ох, слишком много "а может".
Дослушав доводы Амелии, мужчина засовывает руки в карманы брюк, его взгляд устремлен в потолок, будто бы там он найдет ответы, но кроме противно-яркого белого цвета там , увы, ничего нет.
- Да я прекрасно понимаю, что это ускорит работу. Я и сам хочу решить все это побыстрее и наказать тех, кто убил Хауса. Я пытался говорить с ней не один раз, но все повторяется по кругу и кажется, расколоть матерого наркоторговца куда легче, чем 20-летнюю дуреху. - Ферн горько усмехнулся, стараясь прикинуть в голове дальнейший план действий. Ему было необходимо вытащить информацию из крестницы, пока все не ушло корнями еще глубже, чем есть. Это их шанс найти преступников, пока это не стало невозможным.

- Она напугана, я ее прекрасно понимаю. Но....- Мужчина не может сдержаться и понимая, что его голос обретает громкость, замолкает и вздыхает. Господи, он еще никогда не чувствовал себя таким ничтожным. Он полицейский со стажем, раскрыл много дел, много кого переловил и теперь не может справится с девочкой. - Неужели, она не хочет, чтобы убийцы были найдены? Так, мы отдалились о темы. Прости.- Ферн взял себя в руки и отстранился от долгих размышлений вслух. Ведь они собрались здесь не поэтому.
- Амелия. Ты можешь взять это дело под свое крыло? На данном этапе я доверяю только тебе и знаю, что ты доведешь все до конца, не повесишь в архив. А я, в свою очередь, буду помогать всеми силами и возможными ресурсами. Я боюсь, что дело закроют, так как у нас по сути ничего нет. Проверки не дадут результата. И еще. Посмотри сюда. Знаешь какую закономерность я нашел?- Мужчина забирает папку с делом обратно, перелистывает, находя нужную страницу, открывает еще одну папку и кладет их рядом друг с другом. Мужчина тыкает пальцем в одну из папок.[float=right]https://funkyimg.com/i/2Z9bK.gif[/float]
- Это дело об убийстве....кхм...моей жены. Посмотри отчеты. Там все сходится. В этих двух отчетах все сходится будто под копирку.- Мужчина невольно окунулся в события трехлетней давности. Все было так свежо и будто произошло вчера. Он помнил тот вечер, когда в его кабинет ворвался офицер со словами о том, что на адрес где живет Крис, был вызов полиции и скорой. Он помнил то, как оказался возле дома, но не помнил, как добирался. Он помнил ее безжизненный взгляд, который смотрел куда-то в сторону, сквозь мужа. Помнил все, вплоть до цвета штор в гостиной, где все было в ее крови. Крик Лео, который не понимал, что происходит. А ведь Крис думал, что он потерял и сына. Тогда, он был на грани безумия. Вой сирен врезался в его сознание и слышав их каждый день, мужчина вновь вспоминал тот вечер, а умершая жена приходила к нему каждую ночь, упрашивая уйти, остаться с сыном. А ведь он не хотел бросать ее.

Воспоминания отдались болью в сердце, сердцебиение участилось, а галстук стал буквально душить, заставляя мужчину чуть ослабить его. Но эти, едва заметные движения повлияли на Амелию. Ферн даже не сразу понял, как девушка трясла его, чтобы тот ответил на ее вопрос, который он, разумеется, пропустил мимо ушей.  Облик его возлюбленной был назойливой картиной перед глазами и сейчас он понимал, что задел за живое самого себя. Может и правда не стоило лезть, а отдать все другим? Кто знает. Кристиан все же продолжал размышлять о том, правильно ли он все делает. Может ему стоит остановится и доверится другим?
Все же Амелия смогла его толкнуть так, что Крис пришел в себя и смотря на нее, улыбнулся, чтобы дать понять, что все в порядке. Он лишь поежился от остаточных воспоминаний и вновь сконцентрировался на расследовании.
- Я подозреваю, что это дело рук тех же людей. Вопрос возникает в другом. Я никогда не сталкивался с этим, но все же...Рианон живет у меня, нужно ли ставить патруль у нашего дома или пока повременить с этим и я слишком загоняюсь?- Кристиан много раз думал над этим и много раз думал над тем, как заставить ее говорить и в какую-то секунду, мужчина всполошился. Он хлопнул себя по лбу. - Вот дибил!- Мужчина отвел взгляд, пытаясь вспомнить руки Рианон в тот вечер, когда он ее забирал и вскоре, до него дошло, что примерно в этот день, Лео, чтобы отвлечь крестницу Ферна, пытался ее веселить и ему даже удалось это, хоть и не в полной мере. Тогда-то, когда они бесились, Ферн и заметил отсутствие одной важной вещи у нее на руке. [float=left]https://funkyimg.com/i/2Z9bM.gif[/float]

- Амелия. Я могу войти в дом Хауса? Кажется, я знаю, как заставить ее говорить. Мне нужно обыскать его снова. На сколько я знаю, в этот дом больше никто не заходил с момента убийства и если я там найду то, что я хочу найти, то это может стать толчком для того, чтобы разговорить мою крестницу и заставить ее вспомнить тот вечер в деталях. - Казалось, Ферн хочет сорваться прямо сейчас. Он буквально-таки рыл копыто землю в своем нетерпении доказать что-то самому себе. Но Амелия его притормозила и стоит сказать, что это повлияло на него, как ведро холодной воды.
- Я слишком сильно лезу в дело, которое не находится в моей юрисдикции, да?- Он виновато опустил взгляд в низ, прекрасно понимая, что действительно создает помеху и что ,возможно, ему действительно стоит пристудить свой пыл.

Отредактировано Christian Fern (2019-11-30 19:33:40)

+3

5

Сохранять трезвую голову и ледяное спокойствие – один из талантов Амелии, высоко оцененный коллегами. Ей всегда хватало сил терпеливо переживать любые вспышки, ураганы и эмоциональные всплески, потрясающие полицейский участок по двадцать раз на дню. Заталкивая глубоко внутрь себя всё важное, нужное, ценное, она надевала маску уравновешенности и играла знакомую до каждой ноты роль. Роль человека, способного выстоять при любой ситуации и не скатиться на самое дно отчаяния, гнева и злости. Образ безразличия, помноженный на абсолютное ничто. Но ей никогда не было всё равно. За внешним спокойствием ледяных голубых глаз скрывались эмоциональные качели и невозможная нетерпимость ко всему, что множило и создавало вокруг неё проблемы. Стальной характер мучительно искривлялся, шёл мелкими трещинами, выкрашивался под ноги тех, кто был способен пробить панцирь изо льда. Трезвая голова и ледяное спокойствие? Ценой многих усилий и долгих лет тренировок. Ни разу – за всю жизнь ни разу – Амелии не пришла в голову мысль, а стоило ли оно того. Привыкшая держать свои эмоции в узде и рано или поздно получать желаемое, она гнула знакомую линию и играла роль буфера для тех, кто был не в состоянии оставаться – хотя бы внешне – абсолютно ко всему безразличным.
- С двадцатилетними девочками всегда было сложнее общаться, чем с наркоторговцами или серийными убийцами. Знаешь почему? Потому что последним ты не боишься причинить боль, а первых неосознанно защищаешь – в том числе и от плохих воспоминаний, - Амелия неторопливо облизывает пересохшие губы и тихо вздыхает. На лицах двадцатилетних девочек почти всегда написано крупными буквами лаконичное слово «проблема». Проблема для родителей, учителей, друзей… И работников полицейского участка, пытающихся добиться хотя бы призрачной справедливости. Впрочем, в справедливость законов Амелия верила меньше всего, но этой мыслью предпочитала не делиться даже с лучшим другом [который наверняка подозревал существование данной мысли, на то он и лучший друг].
- Ну, вот ты сам ответил на свой вопрос. Она на-пу-га-на, - неосознанно усиливая ирландский акцент, Амелия растягивает гласные. У неё складывается ощущение, что она пытается донести простую прописную истину малолетнему малышу, интересно, когда Крис успел впасть в детство? – Если так тебе легче, - какой-то неопределенный взмах рукой, имитирующий, скорее всего, продолжай. У Амелии, помимо таланта сохранять ледяную голову, завалялся в закромах ещё и талант слушать [и совсем невероятный – вовремя заткнуться].
- Не беги впереди паровоза, дела распределяю не я, пока оно у Фрэнка, у него оно и останется, если он не попросит его от него избавить. Но я могу напроситься в его группу, - дружбы между Фрэнком и Амелией никогда не было, однако и врагами они не слыли. Уважали друг друга и вполне были способны работать в паре, если возникала необходимость. В последнее время не возникала, Амелия в основном работала с Рихтером, которому безоговорочно доверяла свою жизнь, но, если Крису нужно, то… Не так уж это страшно, работать в компании с Фрэнком – всего над одним делом, из-за которого стонет весь отдел. Может быть, остальные детективы, открещивающиеся от участия в этом расследовании, даже скажут ей спасибо за эту глупость – влезть туда по своей воле.
- Тебе никто не говорил, что копаться в нескольких делах сразу – вредно для психики? – нехотя, покидает привычное место и вчитывается в документы, привычно пробегается по диагонали, пытаясь уловить мистические сходства или что там ещё увидел Крис. Вот поэтому людей, имеющих непосредственное отношение к убитым, никогда не допускают до расследования. Слишком много личного; и слишком много желания скорее добраться до «истины», которая зачастую лежит совсем в иной плоскости от той, что нужна закону. В здравом уме никто не выдаст Крису больше того, что написано в этих двух папках. Перед его носом намеренно будут закрывать двери кабинета, в котором висит доска со всеми деталями, и прикрываться пустой фразой «пока это всё, что у нас есть», имея на деле гораздо больше. Это стандартная тактика, она не меняется – не зависимо от того, капитан замешан в деле или сам шеф полиции. Разве что шеф полиции обладает доступом к гораздо большим источникам информации, нежели капитан отдела, напрямую не связанным с расследованием.
- Крис, эй, Крис! – Амелия отвлекается от пожелтевших бумаг [почему-то они даже новые желтоватые]. Крис не внушает ей сейчас оптимизма и желания расслабиться. – Эй, ну, - она дергает его за рубашку, слегка трясет – пока не прибегает к физической силе, пока этого и не нужно. – Возвращайся на землю, - наконец, его затуманенный взгляд проясняется и это дает Амелии возможность отойти от него на несколько шагов в сторону. Усаживается на стол, наплевав на правила, запрещающие такое обращение с государственным имуществом. С этими правилами у неё ещё в приюте не задалось, впрочем, она не жалеет. Государство – тоже очень вряд ли.
- В тебе говорят эмоции, так ты ничего не добьешься. Успокойся, выдохни. Включи логику, - она говорит спокойно, лениво покачивает ногой, не достающей до пола на несколько сантиметров. Если понадобиться вдалбливать ему в голову мантру «успокойся», она это сделает и не поморщится. Жесткие методы всегда были гораздо действеннее мягкого сюсюканья [на которое у Амелии аллергия, приблизительно лет с семи].
- Выдохни. Просто выдохни. И не беги вперед паровоза, как я уже говорила, - пока не схлопотал отстранение от работы на две недели. Отдел внутренних расследований позаботится о его психическом здоровье, даже если ему этого не захочется. – Да, ты лезешь в дело, которое расследует даже не твой отдел. Я понимаю, тебе не безразлично, ты хочешь добиться правды и вот это вот всё, - она снова неопределенно машет рукой, - но в убойном отделе спешка и яростный пыл лишь только портят исход дела, - простая истина: в убойном отделе всё равно уже все умерли. – Ты, конечно, можешь получить доступ в дом Хауса, только одного тебя туда точно никто не пустит. Это всё ещё место преступления, а ты всё ещё капитан другого отдела и друг Хауса, - основное здесь, конечно, то, что друг. – Пошли. Расскажешь, что тебе там нужно Фрэнку, - Амелия спрыгивает со стола, сгребает в руки документы – оставлять их на виду у всех – ну, сразу с повинной к начальству. – Если он разрешит, то съездим, - возможно, даже позволит съездить вдвоем, без толпы оперативных работников, всегда выступавших гарантом. Амелия подталкивает Ферна к выходу, а потом и к столу Фрэнка, который не ждёт в принципе ничего хорошего от Криса. Но не закатывает громко глаза – и уже спасибо.
- Вы тут обсуждайте, я сейчас приду, - она намеренно оставляет их вдвоем, не ввязываясь в этот разговор. Пусть сами решают, без посредников. Пользуясь свободой передвижения, Амелия возвращается к своему столу, сворачивает открытые папки на компьютере и подхватывает бумаги, которые нужно отвезти в прокуратуру. Поедет она с Крисом или нет, в прокуратуру ехать придётся однозначно. Обычно Амелия пользовалась курьерами, но по поводу этого дела ей нужно было поговорить с прокурором – обсудить на одной ли они стороне [высшая мера; не зря ведь Амелия из-под земли доставала доказательства].
- Я могу поехать с ним? – появляться в разгар разговора, тоже талант, хотя не особенно нужный. – Ну, в качестве человека из твоей команды?
- Если только, как человек из моей команды, - Фрэнк улыбается, вытаскивает ключи в пакетике из ящика стола. – Всё, что найдете, сфотографируете, как положено. Порядок ты знаешь, ага? Вернётесь – доложишь, - Амелия кивает в ответ, мысленно проклиная себя за то, что вообще ввязалась в это дело. Даже ради Кристиана. С каких это пор в неё вселился дух доброго самаритянина… Ей же всегда нравилось проводить вечер в баре, в компании друзей, а не за столом, заваленным пожелтевшими бумажками.
- Поехали, человек, которому неймется. Я за рулём. И я главная, - а тебя беру, чтобы было не скучно. Амелия умеет переживать состояние скуки, но лучше не надо. – Расскажешь мне по дороге, с чего ты решил, что убийство Хауса и убийство твоей жены связаны. И каким-таким вообще чудесным образом это возможно, - Амелия накидывает куртку – форменную, обычную придётся стирать, сует в карман ключи от машины, подхватывает папку с делом и ловким движением руки вытаскивает из пачки сигарету. Покурит на улице и по дороге, если кому-то что-то не нравится, он может пойти пешком.

+2

6

Амелия была права. Ферну необходимо было уметь справляться со своими демонами и мыслями. Ранее, это было куда проще, но когда что-то касалось его лично, в его глазах грань постепенно стиралась, но мужчина все же старался держать себя в руках и держать марку. Он полицейский, ему не положено вести себя как импульсивная малолетка. Он старался, честно. Старался держать себя в руках и рассуждать как можно более хладнокровно, но он не мог, черт возьми! Особенно, когда важнейший свидетель произошедшего молчал как рабы об лед, да еще и врала. Ферн всегда старался воспитывать и сына, и крестницу так, что врать это плохо и отвратительно, а теперь, ему приходится пожинать плоды самой огромной лжи. Неужели Рианон не хотела, чтобы убийц нашли? Да, она напугана и мужчина прекрасно это понимал, но все же любовь к отцу и желание добиться справедливости, должно было преобладать над страхом и ложью. К несчастью, она поддалась последнему.
Мужчина прекрасно понимал, что сильное рвение так же не будет поощряться, особенно, если этот активист лезет в дела других отделов и даже не смотря на ранг, его так же будет ждать соответствующее наказание, что было весьма не выгодным, учитывая то, что в роли Капитана Крис всего-то недели две от силы. Поэтому, ему пришлось сбавить обороты, плюс, злить Амелию своей назойливостью он так же не хотел, ведь на свете нет ничего страшнее рассерженной женщины. На свете нет ничего страшнее рассерженной Амелии.
А ведь однажды он умудрился ее разозлить. Безусловно, этот поступок попал на аллею его славы, особенно веселым было то, как он неделю избегал девушки, дабы не попадаться ей на глаза.
- Прости.- Это все, что он мог сказать. Нет, он действительно ощущал свою неправоту в полной мере.- Мне действительно стоит сбавить обороты, иначе я подставлю не только себя, но и тебя. - Амелия, к счастью, все прекрасно понимала и относилась терпелива, к горячему нраву Ферна и поэтому, она лишь собирает документы в охапку и толкает мужчину к выходу, что со стороны выглядит достаточно комично, учитывая то, что она едва достает ему до плеч. Все же, она справилась с ним и дотолкала прямиком ко столу Фрэнка. Стоит отметить, что в свое время Крис не очень ему импонировал и сейчас тоже, однако, ему ничего не оставалось, кроме как выслушать одного из капитанов.[float=left]https://funkyimg.com/i/2ZaEe.gif[/float]
- Чего тебе, Ферн?- От этого вопроса недовольством несло за версту и будет Кристиан в другом положении, но бы разразился куда более язвительными комментариями, но он это проглотил, молча пожал плечами и все. Сейчас он был не в том положении, да и Фрэнк слишком уважаемая натура и пока что, хамить ему не стоило, но Ферн определенно записал себе это в мысленным дневник и обязательно, при случае, не упустит возможности показать ему свое место.- Мне необходимо съездить на место преступления и поискать улики. Ваши люди не знают, что там искать. Я же- найду то, что сдвинет дело с мертвой точки. Согласись, куда проще дать разрешение мне, чем проверять кучу возможных причастных лиц и ждать месяцами новых улик, чтобы хоть как-то дать делу ход.- А Ферн определенно знал то, за какие нитки необходимо дергать людей, даже таких, как Фрэнк. Пока мужчина думал, возле них уже матерелизовалась Амелия, которая своим присутствием только лишь помогла Ферну склонить Фрэнка к утвердительному ответу и уже через десять минут они идут к ее машине. Разумеется, Крису приходится соглашаться на "жесткие" условия своей временной напарницы. Практически в самом начале своего пути они умудрились встрять в большую пробку и это время Ферн решил использовать с умом. Взяв две папки, мужчина в сотый раз начал их листать, заставляя воспоминания от увиденного пересечься друг с другом и наложиться друг на друга, словно картинка на картинку для обводки. Все казалось таким простым, но в то же время сложным. Все было таким одинаковым, но в то же время разным. Капитан понимал,нет, он абсолютно точно был уверен в том, что эти дела пересекаются и от этого, возможность попытаться разговорить Рианон все сильнее маячила перед мужчиной, ведь возможно, именно она видела лица или детали.
- Абсолютно одинаковые отчеты. Я уже связывался с нашим криминалистом и он подтвердил, что скорее всего, с вероятностью 80 процентов- это дело рук тех же людей. В двух случаях они ворвались в дом ночью, ворвались в дом копов, хотя это очень странно, ибо не каждый адекватный и разумный убийца решит залезть в дом служителя полиции. Кто знает, что там может пойти не так? ранее я думал, что смерть моей жены связана со мной и поэтому убийцы пришли тогда, когда дома не было меня. А теперь...одинаковые пули, оружие. Знаю, это мелочи, которые могут совпадать в 90 процентах убийств, но чутье меня не обманывает Амелия. Пожалуйста, не смотри на меня как на сумасшедшего!- Мужчина словил недоверчивый взгляд Амелии и понял, что она не разделяет его точки зрения, но допускает такой вариант, особенно, если учесть то, что у убитых было две точки соприкосновения: полиция и сам Ферн. Кристиан же знал, что этого явно не достаточно для того, чтобы состыковать эти дела вместе и будь у него хоть на пару улик больше....Возможно, он бы свернул горы. Но он понимает,что этого не достаточно. В бессилии, он в первые дает чувствам маленький рывок и бьет ладонью по бардачку авто, ловя на себе прищуренный взгляд Амелии, законы которой, он так любезно стал нарушать. [float=right]https://funkyimg.com/i/2ZaEm.gif[/float]
- Прости. И спасибо, что согласилась ввязаться во все это дерьмо. - Маленькая пауза и Ферн уже видит их точку назначения.
- Может, тебе стоит посидеть тут? Скорее всего, искать я буду долго. Я знаю, что искать, это мелкая деталь, но очень важная. Она может быть где угодно. Я и так слишком сильно напряг тебя.- Кристиан захлопывает дверь машины и подходит к дому Хауса.

Тем временем, они уже были не одни.

Отредактировано Christian Fern (2019-12-01 21:39:11)

+2

7

Иногда Амелии казалось, что с ней что-то – очень сильно – не так. Она не боялась смерти и не исключала того факта, что может умереть в любую секунду. Как и любой другой человек. Сотнями, тысячами люди умирали вокруг, о них писали в газетах, обводя траурной рамкой маленькое сообщение, гнездившееся в конце полосы, о них говорили по новостям и пересказывали друг другу, стоя на крылечке своего идеального дома, являющегося воплощением американской мечты. И не было в этом всём ничего удивительного, всё было весьма прозаично. Смерть собирала урожай каждый день, каждый час, каждый миг. Так было, так есть и так будет всегда. Так зачем возносить смерть на пьедестал? Но люди… Люди продолжали это делать, упрямо и упорно, продолжали рыдать по своим мертвецам [не понимая, что в настоящем горе ты не можешь не только плакать, ты не можешь даже дышать]. Продолжали лелеять свою боль, пока она – оставляла в прошлом. Сегодня ты, завтра я – что может быть проще в этом мире?
И всё же, всё же, всё же…
Наверное, Криса она понимала. Хотя никогда не теряла настолько близкого друга. Умирали родные и близкие, умирали приятели и знакомые. Но друзья продолжали жить, продолжали смотреть в глаза и смеяться, когда сдерживать слёзы было просто невмоготу. Они оставались рядом невидимыми опорами, и это помогало стоять на ногах. После всего. Всё равно стоять и даже не покачиваться. Наверное, Амелия понимала, какого человека потерял Крис в лице Джонатана. А может, не понимала. А может, даже и не хотела понять. Примерить на себя, допустить хотя бы одну мысль, а что если. Она сдерживала его порывы, остужала пыл и даже не пыталась думать, как бы сама себя повела, попади в подобную ситуацию. Единственный раз, когда ситуация потребовала мести, она оказалась в кругу пострадавших. И выбрала совсем не ту сторону. Вместо справедливого наказания, она выбрала защиту. Для человека, который стрелял, точно зная, в кого стреляет. А Крис, действительно, верит в то, что она – та самая, кто поможет, кто вытащит и добьется? Он, действительно, верит, что они – по одну сторону баррикад?
Амелия бы не была в этом так уверена. Пусть на ней полицейская форма и полицейский значок, она никогда не принадлежала закону настолько же, насколько принадлежат иные.
Однажды она уже выбрала не ту сторону. И сделает это ещё раз. Даже не задумываясь.
Так о каком хорошем человеке вы говорите?
- Направь свою энергию – ну или хотя бы её часть – на поддержку крестницы и мозговой штурм, - и всё равно, всё равно. Амелия кивает ему в подтверждение своих слов. Ей не нужны его извинения. Она сама полезла в это дело. Так что и винить ей себя, если в очередной раз что-то перевернётся с ног на голову. – А вообще, влезть в это дело – мой выбор, причем тут ты? – нести ответственность за собственный выбор – то, чему учат детей ещё в раннем возрасте. У Амелии было плохое воспитание [в какой-то период времени его не было вообще], но некоторые вещи даже она усвоила. Крис, наверное, тоже усвоил? Во всяком случае, похоже, что да.
Фрэнк оказался удивительно сговорчивым, впрочем, за это дело его трясли ежесекундно, неудивительно, что он легко согласился на посильную помощь. К тому же, Амелия всё ещё числилась детективом убойного, не смотря на все ухищрения отдела внутренних расследований, который спит и видит её отстранить. Иногда очень приятно быть неудобным человеком. Но для Фрэнка Амелия такой никогда не была. Впрочем, как и для Криса. Пусть она и срывалась… на него, из-за него… И, между прочим, даже пыталась за это извиняться, хотя никогда не умела делать это адекватно.
- Я вообще на дорогу смотрю, тебя я слушаю, - Амелия показала пальцем на ухо и прибавила скорость, тащиться еле-еле ей никогда не нравилось. – Ну, рациональное зерно в этом есть. Спорить не буду, - возможность связи двух дел она не исключала. Может быть, она и привыкла спорить и отрицать всё, до чего дотянется, здесь предпочла смолчать. Попробовать переварить в абсолютном молчании. – Хм… Знаешь, можно покопаться. У меня как раз где-то ночное дежурство по району, делать будет нечего, займусь твоей догадкой, - а потом меня пришибёт Фрэнк, ну и да ладно. Если её «покопаться» позволит Крису успокоиться хоть на одну ночь и спокойно спать, не прокручивая в голове детали двух убийств, то игра будет стоить свеч. Да и кто знает, что вылезет после мозгового штурма и раскладывания мелочей по полочкам.
- Это всё чтобы размять мои мозги, не для тебя, - она хитро улыбается, точно демонстрируя улыбкой обратное. – Ладно-ладно, и прекрати извиняться, терпеть не могу извинения, - и чувство вины, которое неизменно появляется, когда кто-то рядом говорит «прости». Ничего такого ведь и не делала! Ну, как… Сделала ровно то, что делают все друзья [даже не задумываясь о собственной выгоде].
- Ага, я именно для того с тобой сюда тащилась, чтобы в машине сидеть. С тобой пойду, - перед тем, как выйти из машины, Амелия вытащила из бардачка две пары нестерильных латексных перчаток. – Держи, без перчаток ничего не трогать, ну, ты знаешь, - за поясом – на всякий случай – пистолет, Амелия привыкла к нему настолько, что без него зачастую чувствовала себя неуютно, а потому прихватывала всегда. Ну, так, мало ли, жизнь – штука весьма непредсказуемая. Сейчас ты шагаешь по дороге, а через две секунды отстреливаешься от каких-нибудь уродов, случайно попав в перекрёстный огонь.
Криса в дом Амелия пустила первым. Как минимум, потому что он ориентировался в этом доме гораздо лучше неё. На доме крупными буквами было написано, что здесь побывала полиция. Все вещи были сдвинуты с привычных мест – не сильно, но заметно. – Копайся, но как найдешь, ну, что ты там ищешь, свистнешь – сфотаем и вот это вот всё, - Амелия делает неопределённый жест рукой и двигается по дому, разглядывая его «начинку». Это не было праздным любопытством. Она приглядывалась к деталям – дополнительная пара глаз никогда не была лишней, даже самые лучшие работники без злого умысла могут что-нибудь да упустить. В доме постоянно что-то скрипело, хрипело и издавало самые немыслимые звуки. Ровно те, которые обычно издает незнакомое здание. Но которые всё же заставляют мысли крутится по замкнутому кругу.
- Как твои успехи? – относительная тишина и постоянные скрипы-стоны дома её напрягали. Амелия никогда не верила в потустороннюю чушь и в то, что смерть пахнет, но сейчас она склонна была в это поверить. В доме было неуютно и … Амелия не могла сказать что, но что-то здесь заставляло её нервничать. Она хмурилась, пытаясь разобраться в своих ощущениях и предчувствии неминуемого пиздеца - с годами учишься чувствовать это очень быстро. - Дом какой-то… здесь всегда всё так странно гремело, скрипело и вот это вот всё? – Амелия, на всякий случай, околачивалась в той же комнате, что и Крис, внимательно прислушиваясь ко всем звукам. Ей здесь не нравится. И ей очень хочется, чтобы Крис побыстрее нашёл, ну, что он там ищет, и они могли уехать отсюда. Неважно куда. Куда-нибудь… просто отсюда.

+2

8

Выбирая работу в полиции, человек в полной мере должен осознавать последствия своего выбора. Здесь нет места романтичным фантазиям, основанных на фильмах, здесь есть суровая реальность, в которой ты каждый день выживаешь, стараясь не поймать пулю или же поймать ее, но не слишком важными местами. Перед тем, как выбрать окончательно, так или иначе, ты должен все продумать еще раз двести и в конце концов, дать точный ответ: готов ли ты.
Кристиан был готов и ему не приходилось сто раз думать. Он рос в большой полицейской семье, где круг его знакомых состоял исключительно из копов, которые приходили каждые выходные, принеся с собой не только ящики пива, но и интересные истории для маленького Кристиана, который ждал этих встреч, куда сильнее, чем собственный день рождения или же новый год. Во многом, это и повлияло на нынешнюю модель поведения Ферна и выбор его профессии. Мужчина уверенно приближался к цели и сейчас, когда он стоял на перепутье, у него не было выбора для отступления. Только вперед.
[float=left]https://funkyimg.com/i/2ZdW4.gif[/float]
Он аккуратно ступал по деревянному полу, словно в фильмах, когда искатели приключений проверяют шагами пол на наличие ловушек. Зная старину Хауса, в этом доме вполне возможно, могли быть сюрпризы. Ножи-то вон точно есть. Видимо он недавно ходил на охоту. Аккуратно взял перочинный нож в руки, мужчина с минуту покрутил его: он был абсолютно чист и скорее, оказался в руках Ферна для какого-то странного успокоения. Отложив вещицу, историю которой он знал более чем хорошо, Капитан идет на второй этаж, как раз туда, где нашли тело Хауса. Он оглядывался в комнате, смотрел на беспорядок, который был воссоздан в результате борьбы, а затем лег на пол, на спину, рядом с меловым следом, который повторял очертание тела при смерти.
- Мои успехи пока равны нулю.- Мужчина с ухмылкой глянул на Амелию, которая более чем скептически смотрела на лежащего Ферна. - Нет, я не приуныл, не волну...О!- В какой-то степени радостный возглас мужчины нарушает тишину в доме и он даже не обращает внимания на слова Амелии, так как полностью поглощен своей находкой. Мужчина поманил пальцем девушку, заставляя ее лечь рядом с ним. Он молча указывал на браслет, который лежал под кроватью.
- А вот и доказательство того, что Рианон была здесь.- После того, как все сфотографировали, сняли возможные отпечатки, мужчине позволили забрать браслет.
Амелии явно было интересно, почему Кристиан свято был уверен в том, что эта безделушка может быть доказательством и видя этот интерес, мужчина поспешил объяснится. Он крутил этот браслет в руке и вновь окунался в тот день, когда одел его на ручку маленькой Рианон. Не то, чтобы она и сейчас была слишком большой, но все же.
- Я подарил этот браслет на ее День Рождения. 10 лет, маленький юбилей. Я не знал, что дарить девочкам такого возраста и жена надоумила меня взять этот браслет. С тех пор, до этого дня, она никогда не снимала его. Я даже специально отдавал его мастеру, чтобы тот подделывал его под растущую руку Рианон. Она никогда не сняла бы его по своей воле. Значит....- Мужчина делает многозначительную паузу, вставляя палец в воздух, для умозаключения.- Рианон потеряла его, когда выбиралась из под кровати. Скорее всего, она сбежала в ближайший переулок, чтобы переждать и вернулась как раз в момент появления полиции. Амелия, отойди, я хочу отодвинуть кровать. Может быть еще что-то найдем.- Мужчина отстраняет девушку сержанта, чтобы отодвинуть кровать и тут же, оборачивается, будто его что-то осенило.- Стоп. Ты сказала, что где-то скрипел пол. Покажешь?- Теперь он следует за Амелией и проходит в спальню Хауса.

Ферн знал своего старого друга и знал, что здесь может быть полно сюрпризов. Поэтому, он старается не дышать, чтобы не издать ни звука, двигается медленно, стараясь услышать каждую половицу и вскоре оказывается на самой скрипучей. Наклоняясь, Ферн сдергивает пыльный коврик и на его лице появляется ухмылка.- Да, старина. Ты себе не изменял. - Попросив Амелию зафиксировать дверь тайника, мужчина пытается поддеть дверь без ручки, но не выходит и тогда, он спускается вниз за тем самым перочинным ножом. Поддевая, он открывает скрипучую дверцу и в углублении находит папку. Внимательно листая содержимое, мужчина начинает меняться в лице и вскоре, показывает эту папку Амелии.
- А вот и второе доказательство схожести убийств. Я занимался этим делом, перед тем, как убили мою жену. Потом его передали и я не знал кому, все молчали тогда. Судя по всему, передали ему. Здесь нет двух страниц, куда они делись- я не знаю и смею предположить, что возможно, их убрали еще до того, как передать дело Хаусу.- Мужчина удостоверился в том, что его терзало с момента смерти друга. Они оба влезли не туда, куда нужно было и им дали это понять. Возможно, Хаус залез глубже.
Ферн помнил это дело: оборот оружия и наркотиков в особо крупных размерах, плюс нелегальные ночные гонки. Тогда все было в куче, но постепенно, по мере поиска улик, все складывалось в цепь, но из-за пропажи тех двух страниц, которые Ферн от части помнил, все вновь рассыпалось в бессмысленную мозаику. Ферн очень хорошо знал это дело и очень хорошо знал Хауса.[float=right]https://funkyimg.com/i/2ZdWz.gif[/float]
- Скорее всего, он раскопал куда больше чем я. Вопрос: что именно он раскопал и где страницы папки.- Чем чаще за последние секунду он задавал этот вопрос, тем сильнее становились его догадки о том, что кто-то из полиции помогает преступникам и это мягко говоря- удручало. Он размышлял, а Амелия изучала дело и в какой-то момент, мужчина замечает на девушке красную точку. Этот отсвет ни с чем не спутаешь. Он успевает крикнуть лишь одно.
- ЛОЖИСЬ!- И делая это синхронно, ускользают от пули, которая пробивает стеклянную рамку на стене, позади того места, где стояла Амелия. В окно начинают стрелять.

Отредактировано Christian Fern (2019-12-03 20:46:08)

+2

9

Если бы в детстве Амелии сказали, что она будет копом, она бы рассмеялась этому человеку в лицо. С малых лет она представляла себе совсем иной расклад и полиция в него никогда не входила. Напрочь асоциальная среда не способствовала мечтам о синей форме и блестящем значке. Единицы ребят вообще становились нормальными, приличными людьми, что уж тут говорить о карьере в правоохранительных органах. Большинство подсаживались на наркотики и алкоголь, едва дорастая до восемнадцати, занимались проституцией и нелегальным бизнесом, с головой погружались в криминал, находясь ещё в внутри гос.системы. И Амелия думала о чем-то подобном, это было… нормально? Все о таком думали, никому и в голову не приходило, что можно стать учителем или бухгалтером, что можно иметь хорошенький домик в приличном районе, выйти замуж за приличного человека и водить своих приличных детей в приличную школу. Детям, погруженным в государственную систему воспитания, был недоступен этот вариант, с самого начала он был заблокирован, а разблокировка стоило слишком дорого. С самого детства у них у всех было всего два варианта: или попытаться попасть в программу усыновления и выгрызть себе место в нормальном мире, или пойти по стопам старших товарищей, навсегда застрявших в бедном криминальном районе. Амелии повезло, в программу усыновления она всё же попала. И, благодаря отцу, выбрала правильную судьбу. Но копом… Господи, даже обсуждая с отцом собственные перспективы, копом она быть не собиралась! Кем угодно, только не полицейским. Армия – пойти по стопам приёмного родителя, медицина, преподавание, журналистика. А потом…
Потом больше десяти лет работы в полиции штата. И скажи кому-нибудь, что приличную часть своей жизни морщила носик, когда речь заходила о полиции и о легавых, которые спали и видели, чтобы сунуть сбежавшего ребёнка обратно под надзор государственной системы воспитания.
У Криса было всё по-другому, у него был отец-полицейский, он вертелся в этом во всём с самого рождения. Можно сказать, что ему на роду было написано стать копом. Интересно, а он когда-нибудь представлял себе иной вариант событий? Мечтал ли стать в детстве каким-нибудь космонавтом или кем там ещё мечтают быть маленькие мальчики? Надо поинтересоваться при случае. Если полиция – это мечта детства, то… ну, такое тоже иногда случается, только не в мире Амелии, в её мире дети мечтают совсем о другом, в чём нельзя их винить. Каждому ребёнку и каждому миру – свои мечты.
- Ищи-ищи, я ещё поболтаюсь, - продолжая раздумывать о совсем разном детстве, разных характерах и разных целях, которые – так или иначе – привели их обоих в этот дом, наполненный звуками и всевозможными шумами. Амелия разглядывает фотографии, запечатлевшие счастливые улыбки и неподдельные любовь и счастье. Когда-то в её доме тоже стояли такие фотографии. А потом её родителей убили и фотографий у неё не осталось. Почему-то никто не подумал, что ей бы хотелось сохранить хоть какую-то память. Только и остался от родителей одноухий кролик, который явно пережил свои лучшие времена, когда Амелии был от силы год… В доме приёмных родителей тоже были фотографии, да и приёмных их Амелия давно не считала, но тех, детских, фотографий и воспоминаний они всё равно никогда не заменят. – Что ты там нашёл? Покажи! – Амелия молниеносно отвлекается от своих размышлений и ложится рядом с Крисом, не всё же ему одному собирать на себя пыль, скопившуюся за время, прошедшее со времени убийства. – А теперь объясни, - всего лишь девчачий браслет… Но может быть? Девочки склонны привязываться к вещам и никогда не расставаться с теми, которые по-настоящему запали в душу. Крис подтвердил догадку Амелии. – Понял, - она кивает, вспоминая, что и сама имеет вещь, подобную этому браслету – небольшой кельтский узел, который ей подарили родители на шестнадцатый день рождения. Тот день рождения она встретила в больнице, в палате хирургического отделения. Подвеска была первым, что Амелия увидела после операции. Больше она с этой подвеской никогда не расставалась.
- Ой всё, двигай, если тебе так хочется, - она послушно отходит в сторону, но дело до отодвигания крови так и не доходит. – Кажется, в той комнате, - Амелия неопределенно машет рукой в сторону одной из спален, - ну, пойдем, - раз тебе так сильно понадобилась эта чертова скрипящая половица. Обладая не только хорошим слухом, но и хорошей памятью, Амелия безошибочно указала на ту самую чертову половицу. – Вот тут, - хитрый Джонатан Хаус устроил свой маленький тайничок. Обычно такими балуются в детстве, когда не хотят чтобы родители в очередной рейд по комнате нашли «сокровища». У каждого уважающего себя ребёнка есть такой тайник, другое дело, что не обязательно под половицей, Амелия вот прятала за двойной стенкой платяного шкафа. Ну, родителям даже в голову не приходило, что искать надо в шкафу! И Амелия собой ужасно гордилась. Лет до пятнадцати, потом поняла, что всё это глупости, но тайником пользоваться не перестала, секретики, правда, стали слегка значительней, чем записка от мальчика, который нравился.
Среди «сокровищ» Джонатана Хауса оказывается всего лишь папка и клубы пыли. Клубы пыли они оставили в тайнике, а вот папку достали. Всё ещё в перчатках, Амелия взяла её в руки прямиком из рук Криса. Папка посвящалась расследованию, многие полицейские вели такие, не рассказывая о них своему непосредственному начальству. Что-то вроде личного расследования, личных догадок, за которые и по голове не погладят, и вообще у виска покрутят. – А что было на тех страницах, помнишь? Хотя бы в общих чертах? – в дела отдела по борьбе с наркотиками Амелия никогда не лезла, у них были совместные расследования, но в целом они не пересекались. И поэтому Амелия была не в курсе, что там произошло. – Типично. Для полиции. Залезть слишком глубоко и получить за это, - Амелия хмыкнула, продолжая листать папку с подборкой бумаг. То, что в городе орудовала мафия, секретом не было. То, что в полиции были крысы, покрывающие мафию, - тоже. Об этом знали все и все об этом молчали, продолжая хорошо выполнять свою работу. Кто-то легальную, а кто-то – нет [за вторую платили гораздо больше, денег же полицейским всегда не хватало, так что]. – Сейчас с этим делом что? В архив сдали? Ты же капитан, должен быть в курсе, что у вас сейчас в работе. Скучная, занудная бумажная работа, мечта, а не работа, - Амелия не упустила случая пройтись по тому, чем Крис вынужден заниматься двадцать четыре на семь. Сама бы она, наверное, скорее застрелилась, чем согласилась на должность капитана. Да ну нафиг!
На окрик Криса Амелия среагировала мгновенно. Не выпуская папки из рук, но прижимая её к себе – плевать, что она в пыли, а рубашка чистая, Амелия упала на пол, проклиная того, кто вздумал стрелять по ним. Пули со свистом летели мимо, вгрызаясь в предметы интерьера. – Какого хера?! – совсем немного приподнимая голову, она повернулась к Крису, даже не надеясь услышать вразумительный ответ. – Кто-то контролирует дом, ну, вообще круто, - извернулась и достала из кармана телефон, отстреливаться в ответ – идиотизм чистой воды, а посему о наличии пистолета Амелия благоразумно умолчала. Постепенно поток пуль истощился, воздух как будто замер. В голове звенело после массивной атаки, сердце бешено колотилось, норовя вот-вот вырваться из груди. Можно не бояться смерти или пуль, но с физиологией ничего не сделаешь. Адреналин уже выбросился, и уже стремительно разгонял кровь по венам, заставляя пуль учащаться. – Всё нормально? Тебя не задело, не? – Амелия придирчиво оглядела Криса и набрала полицейский участок. Сразу напрямую звонила в отдел, минуя дежурного на входе, пока ему объяснишь – восемь раз успеешь стать трупом. Коротко, не теряя времени, Амелия объяснила сложившуюся ситуацию и положила трубку - избегая тупых и ненужных вопросов. – Я не уверена, что те, кто по нам стрелял, уже ушли. Здесь есть хоть какая-нибудь комната, которая не так хорошо просматривается, как эта? – они всё ещё валялись на полу, пытаясь привести в норму учащенное дыхание и сердцебиение. – Кстати! – внезапно Амелию осенило. – Почему они вломились в дом, когда спальня Джонатана как на открытой ладони? Можно было его «снять», особенно не напрягаясь. Или они совсем идиоты, или … Или что-то очень сильно пошло не так, поэтому они оказались в доме, - денег на хорошего киллера не хватило? Не то чтобы Амелия знала расценки киллеров, но слухи по участку ходили… Как и имена киллеров, каждому из них светила вышка по нескольку раз, только посадить их не могли – доказательств не было. Так и жили. Киллеры убивали, получая за это баснословные гонорары – ну, баснословность зависела от цели, правда – а детективы мечтали упрятать их за решетку, выискивая доказательства, которых не существовало в природе. Может быть, прокурор бы и удовольствовался догадками, но вот суд… Суду этого было явно мало.
- Ты не знаешь, у Хауса были какие-нибудь ячейки в банке или что-то типа такого? Поддельное удостоверение? Ещё какие-то тайники, о которых он когда-то упоминал? Где он мог хранить какие-нибудь важные документы или что-то вроде этой папки? – постепенно они переместились в другую комнату, которая, видимо, служила кабинетом и окон вообще не имела. В кабинете было стерильно чисто, но, поскольку заняться им всё равно было нечем в ожидании полицейского рейда, они принялись его осматривать, залезая в каждую щель. – Дикость какая-то. Тайны, секреты… У тебя тоже есть дома тайник с личными документами по делами энной давности?

+1

10

Сегодня, Кристиан мог успешно заявить о том, что его день мягко говоря-не задался: он вскрыл ложь своей крестницы, он узнал о том, что его друга убили из-за дела, которое расследовал Ферн, а теперь их просто напросто обстреливают из винтовки! Кажется, что это верх невезения за сегодняшний день.
Кристиан и Амелия находились под постоянным обстрелом, а перерывы длились всего лишь несколько секунд. Видимо, патроны у стрелка были совсем рядом, под рукой. Мужчина инстинктивно  пригибал голову к низу, когда остатки стекла летели на него и посреди этой вакханалии, мужчина как-то меланхолично промолвил. [float=right]https://funkyimg.com/i/2Zvjj.gif[/float]
- Да, Ферн. Было очень опрометчиво ехать сюда одним. Старею, блять. - В это время Амелия звонила в участок, вызывая группу поддержки, а Ферн в это время пытался оценить остановку, высовывая кончик ножа из окна. Раздался выстрел, который вновь заставил всех пригнуться и вновь был обстрел. Только через минуту все прекратилось, видимо, стрелок начал искать очередной запас патронов и именно в этот момент Ферн дал Амелии знак, что им пора убираться в другое место. Они буквально телепортровались в другую комнату, что была кабинетом Хауса. Только там мужчина смог спокойно ответить на доводы и рассуждения напарницы, не прерываясь на свист пуль над собственной головой.
- Скорее всего, у них просто не было времени. Он редко бывал дома, очень редко. Даже собственные напарники не представляли где он живет, а адрес был у меня и еще у нескольких человек. Возможно, они и ждали, но им надоело и они решили действовать наверняка. Все же, это занимаем меньше времени, чем сидеть и выжидать. Касаемо ячеек..- Мужчина задумался, перебирая в голове воспоминания, но он не мог уцепиться за что-либо, да и судя по всему, секретов у Хауса было достаточно и старое дело Ферна явно было не последним скелетом. - Я не уверен. Точнее, я знаю, что у него нет ячеек и прочего. Но учитывая то, что сейчас мы нашли эту папку, я не удивлюсь тому, что мы найдем еще несколько скелетов и секретов. Надеюсь, что не неприятных. Хранить дела дома- бред. Я не знаю, как он, блять, вообще додумался до такого.- Мужчина почувствовал, что начал раздражаться от собственного бессилия, от того, что он не очень хорошо (как выяснилось), знал своего друга.  Хранить важнейшие документы и дела дома- главная ошибка любого детектива, ведь дом- первое место, куда могут прийти незваные гости на обыск. Ферн никогда и подумать не мог, что от столь опытного детектива, как Хаус, можно такое ожидать. Особенно, если в расчет брать наличие ребенка в доме. Крису пришлось сделать пару глубоких вдохов и выдохов, чтобы обрести хоть какое-то равновесие и это помогло. Посчитав про себя пять голубых вещей в комнате, Ферн успокоился окончательно, загоняя свое второе "Я" в клетку.
- Сдается мне, что дом надо обыскивать по-новой. Если тут не побывали еще до нас, что кстати, очень странно, ведь прошло уже несколько дней, а тут все не трону....или, мы с тобой решились на это синхронно с убийцами.- В глазах Кристиана появляется азартный огонек. Ему казалось, что произойдет что-то еще, что выведет все дерьмо на белый свет.
Капитан стал метаться по маленькому кабинету, словно тигр в клетке. Он ощупывал стены на предмет каких-то потайных ячеек, перед этим, дав знак Амелии, чтобы она ворошила стол, на котором были разбросаны бумаги. Ничего, среди них не оказалось или...
Амелия делает движение, разворачивает листы и от туда на пол падает маленький ключ. Не заметит этого девушка не могла, в отличии от Ферна, который увлеченно обыскивал  полки с книгами. В коридоре раздались шаги и пара полицейских спрятались за стены , как за укрытия, приготовив пистолеты, которые практически сразу же можно было убирать, ибо это оказалась вызванная группа. Удивительно, насколько сильно они были увлечены поисками, что даже не услышали сирен, хотя Ферн всегда удивлялся отменной звукоизоляции в этом кабинете и как-то подумывал о такой же, когда Леонард чрезмерно активничал с приходящим дедом. Теперь, им можно было расслабиться. Стрельба прекратилась. Ферн хотел было позвонить, но вспомнил, что телефон оставил в машине Амелии. Попросив у нее ключи, Капитан оставил женщину в копами, чтобы та все описала и проследила за обыском.[float=left]https://funkyimg.com/i/2Zvjs.gif[/float] Он достаточно быстро забрал свой телефон, однако, когда он возвращался назад, переступая свежую желтую ленту, мужчина застопорился, почувствовав на себе пристальный взгляд. Через три дома стоял мужчина в черной куртке, который поняв, что Ферн так же пристально смотрит на него, а потом идет в его сторону со словами : "Добрый день, сэр, у меня есть несколько....", резко разворачивается и бежит прочь. Ферн инстинктивно ускоряет шаг, переходя на бег и бежит прочь, совершенно ничего не слыша позади себя. Он бежит квартал, заворачивает в переулок за этим человеком и ловит крепкий удар по затылку. Мужчина валится на землю и тогда он ощущает, что его дезориентация стала плюсом для того человека. Он чувствует серию ударов по ребрам и лицу. А еще чувствует то, что нападающих явно не один человек, а как минимум-двое. Избиение продолжалось несколько минут и орущие полицейские, которые искали Ферна, спугнули нападающих. Те срываются с места, позволяя мужчине встать, напоследок бросая Ферну фразу:
- Не повторяй старых ошибок, Ферн.- Они скрываются, мужчина пытается преследовать их, но они исчезают так же быстро, как и появились. Вытирая с лица кровь, мужчина переводит дыхание, ощущая за спиной приближение Амелии. Кажется. А может и не она.

Отредактировано Christian Fern (2019-12-15 13:00:57)

+1

11

Сюрприз на сюрпризе, твою мать. То папка с делом энной давности, которую не то что хранить дома не следовало, которую даже заводить было опасно. То стрельба по окнам, в надежде попасть в два живых тела, передвигающихся по дому. Ну, такое себе развлечение. Амелия догадывалась, что пиздец в её жизнь всегда приходит незаметно и бьёт со всего размаха дубинкой по голове, но по наивности своей всё же надеялась на стечение обстоятельств, чёрную полосу и мгновенную карму. Однако, видимо, всё же природный дар притягивать пиздец, как магнит. Наверняка достался от папочки, который иной раз приходил домой по уши в крови, а иной – и вовсе не появлялся на пороге их крохотного дома в одном из бедных и напрочь ирландских районов Бостона.
- Чудно, - Амелия фыркает и лениво разглядывает обстановку, которую скоро сможет описать с закрытыми глазами. Опрометчиво было идти сюда вдвоем, но кто же знал, кто же знал. Вот тебе и дело об убийстве доблестного стража порядка… Вечно с ними, с этими стражами порядка, что-то не так. Неизвестно, какие ещё тайны они вытащат на свет божий, пока будут копаться в этом деле. Не смотря на неожиданно навалившийся пиздец, Амелия не жалела, что ввязалась в эту авантюру и повесила себе на шею ещё одно расследование. Нет, правда, у неё ни одной мысли не промелькнуло. Она не умела жалеть о своих поступках и, в общем, довольно легко смирялась с последствиями этих самых, иногда весьма безрассудных, поступков.
- Привык к безопасности и решил, что ничего не страшного, - она пожимает плечами и кладёт странную папку на стол, чтобы освободить себе руки. – Возможно, твоя догадка верна. А, возможно, они поставили кого-то контролировать дом и, когда более или менее шумиха вокруг него уляжется, решили сами его проверить. Никто не знал, что мы сегодня приедем, группа Фрэнка соваться сюда ближайшую неделю не собиралась, так что… Мы попали под раздачу, - бесплатные пряники – успей взять второй и третий по акции. – Дом мы перевернём вверх дном, если понадобится. Кстати, у нас есть один человек в криминалистике, у него способности находить тайники и вот это вот всё, надо бы его сюда, пусть покопается, - в своих способностях и способностях Криса Амелия не то чтобы сомневалась, но обыск дома – явно не то, чем они по жизни привыкли заниматься. В ожидании приезда подкрепления, они обшаривали каждый угол комнаты, в надежде, что найдут что-нибудь интересное. Амелия переворачивала стол, перебирала бумажки, большинство из которых могли быть интересны только Хаусу, и разглядывала документы, сваленные в одну кучу. Если бы отсюда что-то пропало, наверное, даже сам Джонатан бы не сразу это обнаружил. Есть у полицейских дурная черта – устраивать на столе неразбериху. Убираешься, раскладываешь, наводишь стерильный порядок, и уже через два часа снова оказываешься в хаосе, где стикеры склеиваются друг с другом и оказываются не на тех документах, а ручки и вовсе пытаются покончить жизнь самоубийством, скатываясь со стола прямо в коробку с бумажным мусором.
Их поиски не прошли даром, они нашли какой-то ключ, но что с ним делать было не ясно. Все ящички в комнате открывались и закрывались без замка, простенькими задвижками или крючками, а ключ… Теоретически он должен что-то открывать. Но пока только теоретически. Крису, увлеченно обшаривающим комнату, Амелия ничего говорить не стала, придержала и информацию, и коней. Она хотела сказать ему о том, что надо бы закругляться, когда в дом прибыла полиция. Во главе с Фрэнком. Ничего не оставалось делать, как начать рассказывать, ведь Крис мастерски испарился, телефон ему, видите ли, срочно обморочно понадобился, ну да как же…
- Мы были в спальне, когда нас обстреляли. Вон в той, да, - Амелии пришлось тащиться вместе с коллегами в спальню, которая чуть не стала их с Крисом личным местом упокоения. А могла бы делом заниматься. – Если судить по траектории полета пуль, то можно предположить, что стреляли из высотки, этажа так с третьего, - они с Фрэнком стояли у окна и разглядывали окошки-бойницы невысокого здания, стоявшего аккурат напротив дома Хауса. В Сакраменто здание в шесть этажей считается высоткой. Всё не как у людей.
- Ты уверена? – Фрэнк сощурился, силясь разглядеть разницу в абсолютно одинаковых оконцах.
- Я не видела стрелявшего, но угол полета совсем небольшой, посмотри, там пуля застряла в стене. Если бы он был выше, он бы не смог нас собрать, а целился он в нас, только не попал. Криминалисты тебе скажут точнее, одно точно: стреляли с этого здания. И не с крыши, - а значит, у стрелявшего был доступ к этому зданию, что уже есть не очень хорошая информация.
Амелия всё ещё разговаривала с Фрэнком – ходила по комнате, показывая куда и как летели пули, рассказывала про их странную находку с делом черт знает какой давности и объясняла про браслет, найденный под диваном – когда в комнату влетел один из полицейских с невнятными криками о Крисе. Знаком велев ему заткнуться наконец и дать ей выйти, Амелия побежала на улицу и дальше, мысленно обещая лично придушить. Всех – и Ферна, и того, кто на него напал. Как любая женщина, обладающая хорошей фантазией, Амелия успела разыграть в своей голове все исходы, теоретически могущие случится с Крисом. Она не знала толком, что с ним случилось, ужасы в её голове накладывались один на другой. Поэтому, когда оказалась рядом, она смогла только выдохнуть. Сдулась, как воздушный шарик. Несколько долгих, мучительно долгих секунд, она смотрела на Криса и просто ни о чём не думала. Только одна мысль пульсировала: живой. Не очень здоровый, но вполне живой.
- Ферн, твою мать, - Амелия заглядывает ему в глаза, что не совсем вяжется с её словами. – Что, блять, за самодеятельность? Ты рехнулся? Нельзя. Бегать. За потенциальными преступниками. В одиночку, - помогает ему подняться на ноги, заставляет опереться на себя. Продолжая отчитывать, как малыша. – Там полный дом полиции, нет, он один побежал. А если бы тебя убили? Ты об этом подумал? Голову-то хоть иногда включать надо, мистер Самодеятельность, - она не столько злилась, сколько напугалась. Фантастическая способность: переводить любые эмоции в злость. Чем сейчас и занималась. Амелия не привыкла бояться: кого-либо или за кого-либо, а вот злиться – о, это было практически двадцать четыре на семь. – Ты идти сможешь, герой? А описать их, а? – даже не пытаясь тащить его в дом, Амелия усадила Криса в свою машину. – Хоть одно пятно крови – я тебя сама придушу, - почти_ласково. В процессе извлекается аптечка, набитая всякой всячиной. Привычная к постоянным травмам, Амелия таскала с собой половину аптеки. Осторожно, стараясь не причинять лишней боли, она оттирает лицо Криса от крови. – Подуть, чтобы не щипало? – первый страх уже отпускает, и она становится вполне способной на шутки. Движения лёгкие, привычные. Испачканные комочки бинта летят в наспех подготовленный пакетик, выданный Крису, чтобы ничего руками не трогал. – Давай-ка в больницу съездим. Пусть зашьют, а заодно посмотрят на предмет черепно-мозговой травмы. Будешь хорошим мальчиком, я покажу тебе одну интересную штуку, - не клеит пластырь на раны, просто оставляет их подсохнуть. Дома бы Амелия смогла их сама зашить, не очень красиво, может быть, но вполне симпатично. А сейчас придётся ехать в госпиталь. – Не хило, наверное, досталось, да? Сильно больно? – по себе знает, что больно. Но Крис молодец, держится. И пытается не показать, что выть хочется.
- Эй, ребят! Мы в госпиталь, передайте Фрэнку. Я позвоню ему попозже, - здесь она ему в принципе не нужна, а с Крисом у них есть что обсудить, сидя в белых стенах госпиталя. Амелия отряхивает Крису спину, грязь местами, конечно, осталась – за что стоит благодарить недавно прошедший дождь, но в целом… могло быть и хуже. – Да расслабься ты, не буду я тебя душить, если ты тут что-то запачкаешь. Всё отмыть можно, - за хорошую стоимость и кровь отчистят так, что даже пятнышка не останется. – Они тебе что-нибудь говорили, не? – тем временем они медленно выезжают со двора в сторону госпиталя. День становится всё чудеснее. Сюрприз на сюрпризе, блять!

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Друзья познаются в беде ‡Просить о помощи-не грех ‡undefined


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC