Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И шенкелей! И шенкелей!


И шенкелей! И шенкелей!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Eddie Murphy, Aideen Dunne.
Место: конюшня в пригороде Сакраменто.
Время: начало июня 2012 года, субботний день.
Время суток: около десяти утра.
Погодные условия: тепло, ясно, слабый ветер.
О флештайме: впервые заинтересовавшись конным спортом, Эдди приезжает в одну из известных и популярных конюшен Сакраменто. Девушка не знает ни здешних порядков, ни инструкторов, ни завсегдатае, и доктор Данн, заметив её замешательство, решает помочь новичку освоиться.
Так начинается знакомство, которое вполне может перерасти в приятельство, а при некоторых обстоятельствах и в сотрудничество.

+1

2

внешний вид: так, волосы забраны в хвост;
Маленькой я часто наблюдала за наездниками и наездницами, мечтая, что однажды смогу справляться с лошадью так же мастерски, как это делали они. Я бы уже давно справилась со своими порывами, если бы родители не были убеждены, что конный спорт – слишком опасное удовольствие. Мне же он казался скорее борьбой с самим собой и природой. И пусть сейчас верховая езда стала гораздо проще с тех пор, как лошадей окончательно приручили, но я все равно считала, что к ним в первую очередь нужно находить правильный подход. Я хотела своего собственного друга, товарища и соратника, который повез бы меня, куда я только не пожелала. Вобщем, все эти детские придури со временем приобретали сказочные мотивы, и мое стремление нарушить родительский запрет все росло и росло. Очень жаль, что мне с детства не хватало смелости пойти против их слова, но сегодня – когда я уже по праву вступила во взрослую жизнь – я таки решилась. Нашла на карте местонахождение ближайшего ранчо, встала пораньше и отправилась  в путь. Если честно, я не имела совершенно никакого представления о том, что буду делать по прибытии на место. Я не знала правил, не знала инструкций, я даже не знала, найду ли я себе «учителя» и вообще, станет ли кто-нибудь там заботиться о моей сохранности, но, несмотря на это, я запрыгнула в поезд. В животе порхали бабочки от легкого привкуса страха и приятного предвкушения. Мне даже не хотелось спать, как обычно, а я ведь не самый большой поклонник ранних подъемов.
В июне у нас обычно уже во всю тепло, но сегодня по коже бежали легкие мурашки от ощущения прохлады. Дорога до пригорода заняла всего пару часов, так что уже совсем скоро я могла вдыхать приятный запах не отягощенной автомобильными выхлопами местности. Узнать дорогу до ранчо оказалось совсем не трудно – люди здесь очень радушные, наверное, потому что жизнь не течет в таком бешеном темпе, как в Сакраменто.  Я неторопливо двинулась в нужном направлении, запоминая каждый маленький штришок. Мы редко выбирались сюда с родителями, но я до сих пор помнила то невероятное ощущение всепоглощающей свободы, которое настигало меня, не обремененную высокими стенами многоэтажек, магазинов, офисных зданий. Здесь словно замирали часы, и отсчитывать время удавалось только по восходу и закату солнца. В той природе не было показушного величия, не было холода и видимого превосходства над человеческими возможностями. Она оставалась покладистой, доброй и приветливой, чуткой и спокойной. Она пускала нас к себе, если мы шли с добрыми намерениями. Она позволяла работать на себе и работала вместе с человеком. Нет, пожалуй, величие в ней было. Это величие складывалось из равновесия, преданности и взаимности.
Я познакомилась с пожилым, но задорным и полным энергии мужчиной – хозяином ранчо. Все его повадки, манера говорить, даже взгляд кричали о том, что большую часть своего времени он проводит вдали от излишков цивилизации. От него веяло простотой, любовью к работе и постоянными ранними подъемами. А еще он почему-то разговаривал со мной так, словно мы были знакомы уже сто лет, словно он всегда звал меня своей маленькой Эдди, которая приезжала по выходным и еще оставалась на три недели каждое лето. Отлично, я даже почти поверила. Из всего разговора о самом владельце ранчо я узнала только имя. Джон – хах, вполне подходящее для такой профессии. Все остальное время нашей беседы заняли бесконечные и захватывающие описания, истории, вырезки из воспоминаний. Посмею себе предположить, что некоторые из них были чистой воды выдумкой, но это не помешало моему интересу разгореться до такой степени, что я даже не посмела сообщить ему об отсутствии опыта работы с лошадьми. Да что там опыта, я даже рядом с ними стояла разве что в цирке. И то были пони. Мистер «зови меня просто Джонни» оставил меня возле конюшен и, поскольку «не имел» надобности обучать меня, пожелал удачи да отправился по неотложным делам. Я же только смущенно помахала ему вслед и несколько раз тихонько ударила себя по башке за неуместное вранье, которое совсем никому не пойдет на пользу. Пришлось тяжело вздохнуть, набраться смелости и войти внутрь. Когда-то же нужно, наконец, попробовать.
Лошади – гордые животные. Грациозные  и стремительные. Сильные и непокорные. А еще… - А еще они очень высокие! – я рассматривала выглядывавшие из-за перегородок головы и даже представить не могла, каким образом люди запрыгивают на такую высоту. И как они умудряются не падать в обморок. Мне говорили, что вблизи наши парнокопытные друзья кажутся небоскребами, но я не ощущала всей правды в словах до этого момента. Сердце забилось сильнее и ладони вспотели, теперь я точно и окончательно растерялась. Я не подготовилась, не знала, правильно ли оделась, пришла ли в удобное время. Но самое печальное – рядом пока не было ни одного человека, к которому я могла бы обратиться за помощью. Мне не хотелось допускать и мысли о том, что придется ехать домой, молча празднуя поражение. Я столько лет ждала этого дня и не хочу, чтобы он закончился разочарованием. Даже если сегодня мне суждено сломать позвоночник, я сяду на лошадь, я так решила! Но для начала выберу себе пониже. Я неуверенно двинулась вдоль конюшни, пытаясь приглядеть кандидата, который выглядел бы менее угрожающе. Может мне удастся найти какую-нибудь ленивую лошадь, и свой первый опыт я получу, неторопливо разъезжая по местности и рассматривая пейзажи. Однако зная мою природную удачливость до случайностей, скорее всего, мне достанется самый непостоянный и резвый скакун, а домой я вернусь благодаря машине скорой помощи. Я ухмыльнулась и остановилась. Пора было прекратить отдаваться посторонним мыслям и сосредоточиться на цели моего визита сюда, я и без того выгляжу глупо и рассеянно. Не нужно давать местным повода думать, что я очередная легкомысленная, избалованная горожанка, которая посчитала, что с природой подружиться проще простого, стоит только одеться в клетчатую рубашку, удобные штаны и высокие сапоги.

+1

3

внешний вид: примерно так, волосы зачёсаны назад и заколоты на затылке.

Если бы доктора Данн спросили, что нужно, чтобы почувствовать себя по-настоящему живым, она, пребывая в хорошем настроении и не будучи при исполнении своих прямых обязанностей, вероятнее всего ответила бы так: "Возьмите выходной, поднимитесь в этот день не позже шести утра и убирайтесь из города к чёртовой матери. Куда-нибудь, где будет много солнца, ветра, деревьев, а в первую очередь - возможность физически вымотаться до последнего предела". Сама Эйдин поступала так два раза в месяц вот уже пятнадцать лет и втягивала в это увлечение всех знакомых и приятелей, которые решались попробовать. Решались не слишком многие. Доктор Данн приговаривала, что найти компанию для игры в рулетку или совместного поглощения чистейшего колумбийского кокаина куда как легче, чем тех, кто отважится на конную прогулку. И ездила в конюшню одна.
Сегодня она тоже была одна. Закончилась тяжёлая рабочая неделя, в ходе которой Эйдин едва не потеряла пациента, была вынуждена дать крайне неутешительное заключение по одному из своих клиентов, решившемуся лечь в клинику, и имела непростой разговор с начальством по поводу оснащения комнат для детской игротерапии. Сейчас свежий воздух, лошади и окружение одержимых лошадников были ей необходимы даже больше, чем хороший кофе и умиротворяющее одиночество.
Сапоги утопали в траве, ветер трепал выбившиеся из узла на затылке пряди, Эйдин щурилась на яркое летнее солнце и почти физически чувствовала, как отступают апатия и усталость. Кивнув нескольким знакомым, она не без труда подавила искушение усесться под деревом и наблюдать до конца дня за чужой выездкой.
- Давай-ка поторопимся, сядешь - не встанешь, - пробормотала доктор Данн и прибавила шагу, чтобы поскорее пересечь поляну и добраться до конюшни.
Эйдин сошлась с хозяином здешних мест почти по-дружески. Ранчеро Джонни хорошо знал дни, в которые она приезжала, и доктор Данн пользовалась особым расположением: только для неё каждую вторую и четвёртую субботу месяца придерживали отлично объезженного гнедого жеребца Дорсета. И сейчас Эйдин уже предвкушала встречу с любимцем. Улыбаясь себе под нос, она шла вдоль конюшни, высматривала знакомую морду, срывала на ходу перья осоки и уже готова была вовсе перестать обращать внимание на окружающих, когда заприметила симпатичную рыжеволосую девушку, которая ничем не напоминала здешних завсегдатаев. Брюки, сапоги, клетчатая рубашка - все атрибуты сельского жителя на месте да только дополнены они неуверенным взглядом и походкой человека, который идёт по музейному залу, а не обходит места, которые хорошо знает.
Слегка нахмурившись, Эйдин приостановилась, проследила за взглядом незнакомки и забеспокоилась уже всерьёз.
Чёрт, если всё так, как я думаю, она новенькая и действительно попытается сесть в седло, у меня все шансы поехать отсюда не домой, а на работу.
Выбросив свой травяной букет, она ускорила шаг и через пару секунд заступила рыжей девушке дорогу на пути к конюшне.
- Привет, - Эйдин улыбнулась и приветственно взмахнула рукой, стараясь выглядеть непринуждённо. - Вы давно на этом ранчо? Простите, если я вас донимаю, но я сегодня, но я сегодня осталась без компании, а день отличный, хорошо бы прокатиться вдвоём. Как вы смотрите на совместную прогулку? У вас тут постоянная лошадь?
Доктор Данн не умела врать, чувствовала себя не в своей тарелке и очень рассчитывала на то, что девушка не отфутболит её из чувства гордости или по незнанию.

+1

4

Иногда в нашей жизни появляются совершенно особенные люди, и чем особенней человек, тем неожиданней он появляется. Как правило, они осторожно стучатся в дверь, но никто не подходит. И тогда они, на свой страх и риск, заглядывают внутрь. Знаете, я всегда считала, что нужно немало смелости, чтобы отважиться войти в мир совершенное незнакомый. Войти в мир, из которого сию же секунду могут погнать пинками. Никогда не знаешь, как встретит тебя хозяин и придется ли с ним легко. Помимо исполнения моей давней мечты этот день обещал быть совершенно обычным. По крайней мере, я так думала. Думала, потому что еще не подозревала, с каким потрясающим человеком мне суждено встретиться.
Эта женщина возникла передо мной так резко, что я, слегка испугавшись незнакомой фигуры, тормознула и уставилась на приятное улыбающееся лицо, так и светившееся привычкой помогать всем нуждающимся. Обычно лица подобного рода принадлежат врачам любой категории – психологам, хирургам, неврологам и т.д., учителям, то есть, личностям с железной выдержкой, крепкими нервами и необычайной добротой в душе. В ее пронзительном зеленоватом взгляде плескалась открытость, теплота и уверенность, а игравшие в рыжих волосах мелкие лучи солнца, просачивавшиеся в конюшню сквозь небольшие разбросанные по всей поверхности постройки щели внушали ощущение спокойствия. Почему-то мне всегда легко было доверять людям, чей цвет волос был похож на меня. Я знала себя и знала, особенности характера, наверное отчасти это и стало причиной того, что таких людей я всегда равняла на себя. Мы родились под солнцем, а, значит, обязательно должны таить хоть частичку его пламени у себя внутри. Хотя, каждый это самое пламя использует по разному, но тут уже другая история. Женщина заговорила о предложении составить ей компанию, и я почувствовала, как к лицу принялся предательски подступать румянец. Судя по ее словам об отсутствии компаньона, она далеко не новичок, в отличие от меня. И если она не догадывается об отсутствии у меня каких-либо навыков, то ставит себя под риск провести целый день трудясь и работая над моими постоянными ошибками. Тем не менее, я не могла отказаться, во-первых, потому что незнакомка уже одним своим видом и приятным мелодичным голосом создавала между нами атмосферу легкости и непринужденности, во-вторых, это было бы не слишком вежливо с моей стороны, а в-третьих, опытный наездник мне сейчас просто жизненно необходим, если я хочу вернуться домой целой и невредимой, а тем более, если хочу показать родителям, что они зря переживали. Я улыбнулась: - Знаете, я бы с удовольствием прокатилась с вами вместе, - я завела руки за спину и сцепила пальцы в замочек: - Но есть одна проблема - я не имею ни малейшего представления даже о том, как забираться на лошадь, - выглядела я ужасно глупа и представляла собой самонадеянную недалекую девчонку, но почему-то мне казалось, что моя уже почти новая знакомая вполне сможет меня понять. В конце концов, все когда-то начинают, пусть и так неподготовлено: - Если бы вы могли дать мне пару уроков по верховой езде, я бы была у вас в огромном долгу, - уголки моих губ изогнулись чуть сильнее, и улыбка приобрела виноватый оттенок. Не люблю просить о помощи, потому что с детства просить об этом было особо и некого. Я привыкла делать все сама, и каждый раз попадая в подобную ситуацию, чувствовала себя слишком навязчивой. Впрочем, бывает время, когда совместными усилиями работать гораздо полезнее для обеих сторон, и мне бы очень хотелось думать, что мы находились в эпицентре как раз такой поры.
Я вздрогнула, вспомнив, что забыла о всех правилах приличия и вынесла на обсуждение просьбу раньше, чем представилась. Вряд ли здесь правила имели особое значение, но мне хотелось хорошо себя зарекомендовать: - Ах, прошу прощения! – воскликнула я и быстро сделала шаг назад, вытягивая вперед правую руку: - Аделина Мерфи, друзья зовут меня просто Эдди, но, конечно же, как вам будет удобнее.

+1

5

"Милая" - вот, пожалуй, главное слово. Она была удивительно милая. Доктор Данн смотрела на свою собеседницу, точно такую же рыжую и целованную солнцем, и имела возможность наблюдать, как на её лице последовательно сменяют друг друга сомнение, некоторая неловкость, а потом такая обаятельная открытость и готовность довериться. Это было так непосредственно и приятно, что Эйдин уже не поручилась бы, чем будет сейчас руководствоваться - чисто профессиональным человеколюбием или искренней симпатией.
Они забавно и немного по-театральному замерли друг напротив друга, и доктор Данн, ещё раз улыбнувшись, решила, наконец, превратить немую сцену в звуковую.
- Приятно познакомиться, Эдди, - она пожала протянутую руку, и увеличившаяся было дистанция снова сократилась. - У нас созвучные имена: я - Эйдин, Эйдин Данн. Сокращать, кажется, нечего, но, если вдруг захочется, ваше право, - Эйдин смешливо фыркнула. - Помочь вам я буду рада. Не представляю, каково впервые оказаться одной на полевом выезде, и куда смотрел балбес Джонни, не приставивший к вам инструктора. Ладно, чёрт с ним, идёмте для начала выбирать вам лошадь.
Скрестив на груди руки, доктор Данн с некоторым сомнением осмотрелась. Эту конюшню она знала, как свои пять пальцев, и чуть ли не с закрытыми глазами могла бы найти лошадь и для новичка, и для опытного всадника, однако субботний полдень летом значительно сокращал выбор. Наконец, Эйдин решила, что серая в яблоках Флорида будет оптимальным вариантом и направилась к её стойлу, сделав Эдди приглашающий жест рукой.
- Смотрите, - доктор Данн укоротила шаг, чтобы идти вровень со своей спутницей. - Мы с вами идём к Флориде, это чудесная кобыла, смирная, добрая и очень чуткая, имеет смысл начинать именно с таких лошадей, как она. Я вам помогу познакомиться. Скажите, Эдди, вы когда-нибудь общались с лошадьми близко? Может быть, не сидели в седле, но хотя бы просто гладили, знакомились, кормили? И, кстати, есть ли у вас сейчас с собой какое-нибудь угощение? Это, знаете ли, весьма немаловажно для налаживания контактов, - улыбнувшись, она бросила на свою спутницу чуть лукавый взгляд.
Эйдин открыла стойло, легко прошлась ладонью по замшевой на ощупь шее Флориды, потрепала кобылу по холке и скормила ей сероватый хлебный сухарик.
- Здравствуй, здравствуй, моя хорошая, давно не виделись. Вот и встретились, - ласково приговаривала доктор Данн. - Знакомься, это Эдди, теперь она тоже будет приходить к тебе, если вы поладите, - Эйдин оглянулась через плечо на свою спутницу. - Ну как, вам нравится Флорида? Если да, то иди знакомиться лошади - общительные ребята, они любят, когда с ними разговаривают. И, кстати, я говорила правду угощение понадобится.
Она отступила немного в сторону, давая Эдди дорогу. Сейчас оставалось в основном только наблюдать, корректировать и предотвращать наиболее опасные ошибки, которые могла бы допустить новая знакомая. Эйдин, впервые пробовавшая себя в роли инструктора, ощущала некоторую неуверенность, но уже начинала входить во вкус.

+1

6

Игрок удален, флеш отправляется в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И шенкелей! И шенкелей!