знакомые жесты; будто привычные, но такие новые для них. неизведанные, от того слишком притягательные... читать дальше
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack

[telegram: cavalcanti_sun]
Lola

[telegram: kellzyaba]
Mary

[лс]
Tony

[icq: 576-020-471]
Kai

[telegram: silt_strider]
Una

[telegram: dashuuna]
Amelia

[telegram: potos_flavus]
Anton

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy

[telegram: semilunaris]
Matt

[telegram: katrinelist]
Aaron

[telegram: wtf_deer]
Frannie

[telegram: pratoria]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Тайное становится явным всегда


Тайное становится явным всегда

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Виноградник Монтанелли | Декабрь | вечер

Guido Montanelli & Leo Montanelli & Baako Taylor
http://66.media.tumblr.com/e3e3b7f1e4a8599b0ec2dcdcb1de0e49/tumblr_ms62mpYLaX1stocv6o1_250.jpg https://kinostan.kz/index/picture?pic=filmtrailer/56184_1460968589.jpg&w=250&h=135
https://www.strategya.com/wp-content/uploads/2011/06/zakon_bukmekerskie_kontory.jpg https://s.isanook.com/me/0/rp/r/w250/ya0xa0m1w0/aHR0cHM6Ly9zLmlzYW5vb2suY29tL21lLzAvdWQvNS8yOTMyNS9iLmpwZw==.jpg

Чёрч-букмекер проводит периодически наркоту под носом у семьи Монтанелли уже несколько лет, для этого он использует Фабио - официанта Маленькой Сицилии. После того, как Фабио попался копам, он решил сдать всех, кого только может. Внимание федералов приковано к Гвидо и его сыну, но не ФБР, как думал мистер Монтанелли, а Управления по Борьбе с Наркотиками.

Отредактировано Leo Montanelli (2019-12-05 00:01:28)

+4

2

Большой дом на виноградной плантации претерпевал новые изменения, но теперь он снова начинал напоминать место, где можно было жить. Или по крайней мере, находиться бы без вреда для здоровья, вкуса и чувства собственного достоинства, некогда жилой головной дом поместья становился офисным комплексом, довольно самобытным, но не лишённым какого-то определённого, своего собственного, уюта - как, в общем-то, обычно и получалось у Монтанелли, когда он начинал организовывать какое-либо рабочее (или близкое к рабочему по своей ориентации) место, и в целом, здесь многое отличалось от стандартов, но не было при этом неудобным и невозможным. В силу своей собственной недоученности, Гвидо не имел настолько твёрдого понятия "рабочего" места, и старался любое место сделать пригодным для жизни в первую очередь; что само собой создавало определённое правило - любой кабинет, любая контора, где он периодически появлялся, будь то его мясокомбинат, игорный притон, таксопарк или автомастерская Лео, ломбард Сабрины, или даже клуб "Люкс", и тем более - ресторанчик, должно было, если что-то случится, и иметь возможность стать местом для жизни на некоторое время, по крайней мере местом на пару ночлегов. То есть - иметь, в первую очередь, место, где можно было выспаться, что-то, на чём можно было бы разогреть пищу, чтобы перекусить, или хотя бы вскипятить воды, желательно - сменный комплект одежды и обуви, очки, выписанные по рецепту Гвидо, пачка бумаги с пишущими принадлежностями (карандаши при этом Монтанелли любил больше, чем ручки с чернилами), при возможности - оружие. В доме на винограднике возможности для организации всего этого и подавно было вдоволь. Поместье постепенно превращалось если не в крепость, то в ту отгороженную и защищённую частную территорию, которой когда-то была при прежних владельцах, и которой, в общем-то, и должна быть. Гвидо был доволен тем, как всё начинало выглядеть.
Но нельзя сказать, что был доволен тем, как обстояли дела в целом...
Чёрч не просто проносил наркоту через их территорию без их одобрения или ведома, но начал использовать под это и их же склад, а в какой-то момент обнаглел настолько, что начал использовать местом передержки сердце всей их организации, "Маленькую Сицилию", завербовав Фабио, одного из официантов ресторана - судя по тому, с каким размахом всё это развивалось, дело шло к тому, чтобы они и начали бы торговать прямо там, не иначе. Что во всём этом было ещё хуже, и что было настоящим позором, на самом деле - УБН эти дельцы умудрились заинтересовать даже раньше, чем привлечь их внимание, и ресторанчик становился площадкой для федеральных игр. Гвидо уже было известно, что Фабио - стучит; было понятно даже то, что он и свой товар выдал в федеральную лабораторию, - не совсем понимал, что случилось затем: то ли им просто повезло, что бюрократы готовили операцию слишком долго, то ли - правительственные работяги, почуяв запах крови, решили привлечь как можно больше людей. Хорошей новостью было то, что столкнулись нос к носу они с УБН, а не ФБР - Монтанелли считал, что их сбросить будет проще. Не сказать, чтобы это было элементарно, конечно... но самое главное он собирался сделать уже в течение сегодняшнего дня.
- Ciao, сынок. - Гвидо приобнимает Лео в знак приветствия, когда тот входит в кухню. И тут же, не размыкая этих объятий, не затягивая церемоний, смотрит в его лицо, переспрашивая: - Достал транспорт? - ранее он попросил сына достать "левую" машину и оставить у окраин, там, где не было камер - куда бы они могли пересесть по пути в город. Гвидо особенно отметил, чтобы это был автомобиль-седан, с багажником "вместительным, но не слишком" - кандидатам в покойники комфорт особенно ни к чему, но Гвидо допускал, что какое-то время, возможно, придётся придержать Фабио или Чёрча, или обоих, живыми. Не дольше, чем до этого утра. Но какую-то ещё полезную информацию, быть может, выбить из них получится.
- Салют, Баако. Я вижу, посылку ты забрал. - пожимает Монтанелли руку и второму гостю, кивая на увесистую сумку, которую парень с собой нёс. "Посылка" со стрельбища "Pulse Camp" содержала в себе один укороченный дробовик Mossberg 500, два пистолета - Glock 35 и Beretta 92F, и три одинаковых ножа-"бабочки". К дробовику было четыре дополнительных патрона, запасных обойм к пистолетам не было - Гвидо рассчитал с запасом, но небольшим: перестрелку устраивать было незачем, и вообще открывать стрельбу нужно было только в самом крайнем случае. Аммуниция была завёрнута в два чёрных непроницаемых мешка, объём которых о цели их нахождения там вполне неплохо говорил и сам за себя. Сумку оставили для него под крыльцом мясной лавки, располагавшейся как раз по пути от его дома - владелец которой был старым покупателем Монтанелли, так что вопросов не задавал.
- Садитесь завтракать. - предлагает он довольно буднично. До приезда ребят Гвидо как раз варил кофе; в очередной раз пытаясь превзойти рецепт Шейенны, но, как и всю сотню раз до этого, - терпя неудачу в этом, но напиток, тем не менее, всё равно оставался восхитительным. Горячая фриттата уже ждала парней на столе, разложенная по тарелкам, наряду с блюдом канноли. Им предстоял большой день, и завтрак должен был быть соответственным, - а молодёжь никогда не завтракает как следует, уж Монтанелли это было известно... просто потому, что он и сам был молодым когда-то. А на самом деле, ничто так не располагает к серьёзному разговору, к планированию, как хорошая закуска. Садясь за стол, и отделяя от своего омлета кусочек, Гвидо его и начинает: - Слежки за вами не было? - есть ещё время отменить операцию, если будут замечены "хвосты", и пересмотреть весь план действий в целом. Касалось и Лео, и Баако - Монтанелли теперь не мог быть полностью уверен, что спецслужбы не в курсе дел, которые он ведёт с Тэйлором, этой темы хотел коснуться отдельно: присутствие на карте УБН - касалось его в первую голову.

Внешний вид (но силой воображения убираем очки, пирсинг и бородку)

+4

3

Сакраменто никогда не засыпал, ни на одного мгновение не затихает его жизнь. И днем и ночью что-то происходит, что-то тревожит спокойствие простых жителей, привлекает внимание правоохранительных органов. Не удивительно, что часто к нам обращены взоры всяких инстанций, но и неприятно это. Невозможно расслабиться и заняться чем-то важным, не оборачиваясь назад, не подозревая каждого встречного в двуличности. И снова кто-то следит, кто-то желает получить улики, поймать с поличным. Да уж. Ничего не меняется в нашей жизни. Не сказать, что это плохо – я сам выбрал свой путь, сам решил быть подле отца.
   В моей жизни начинался новый этап – я решил принять идею отца за основу своей будущей жизни и пригласил ДжейДи осмотреть особняк, продумать ремонт, обстановку и прочие архитектурные ухищрения, которые будут полезными в любых обстоятельствах. Ну, и офисные помещения с гаражом тоже продумали грамотно. Как и обсуждали с папой, у всего было свое место. Произвели везде уборку, начали делать косметический ремонт, после оформят все более основательно, и в самом конце завезем мебель. Для этого нужно время, и думаю, с этим проблем не возникнет. Дом начинал оживать в новых красках, я наведывался сюда довольно часто.
- Ciao, папа, - улыбаюсь, широко и открыто, рад видеть мистера Монтанелли на кухне. Его присутствие всегда уместно и радует глаз. Как ни крути, мы одна семья и встречать вместе утро кажется нормальным. Мы живем часто отдельно, и такие мелочи поднимают настроение, в некотором смысле.
- Да, на закрытой парковке без камер оставил, - заедет один автомобиль, выедет другой. Что очень удобно. С той парковки несколько разных выездов и ни один не контролируется видеонаблюдением, как и сам момент выхода на трассу. В этом здании часто проходят уличные гонки с заносами и дрифтом. Мы сможем раствориться в улицах Сакраменто незаметно, не опасаясь быть взятыми на мушку с грузом в багаже.
- Привет, Баако, - пожимаю мужчине руку и удобно усаживаюсь за стол, принимая тем самым приглашение Гвидо. Выпить кофе и перекусить не будет лишним.
- Grazie, - откликаюсь на предложение Гвидо и с наслаждением вдыхаю аромат кофе. Этот запах пробуждает и скидывает оковы сна, остатки которого давали иногда о себе знать. Приятно, все же, проснуться за хорошим завтраком, а не на работе. За рулем спать не стоит, это точно. И переезд из города на плантацию был наполнен некой долей прострации, хоть бдительности и вниманию это не мешало.
- У меня хвоста не было, но поблуждал на всякий случай по городу, - после первого визита сюда, я продумал несколько вариантов маршрута к плантациям, чтобы невозможно было отследить путь. И не ехал сразу к месту сбора, пока не убедился в безопасности дороги.
- Всё должно пройти гладко, - слежки нет, подвоха ожидать не приходится, все начеку, - очень вкусно.
   Последнее обращено к кулинарным способностям папы, кофе на высоте, как и сами блюда.
- Жертвы тоже ничего не подозревают, - именно, что жертвы. Сами виноваты в том, что стали предметом для разговора и дальнейших действий. Иначе их уже не назовешь.

+4

4

внешний вид
Мне все ещё снится ночами тот вечер, когда мы с Исайя жестоко убили подпольную порностудию. И рыжая девочка, которая ещё даже не успела начать жить. Я вновь и вновь переживаю те эмоции, которые душили и душат моё мировозрение. Просыпаюсь в холодном поту и больше не смыкаю глаз до рассвета. Те события здорово меня подкосили. Показали, на что я способен, если потребуется. А, как оказалось, готов я сделать даже больше, чем нужно. Пойти на кардинальные меры, быстро принимая решения. Возможно даже меры, на которые идти не следовало бы. События, которые произошли в конце июля, показали совершенно иную сторону меня. И, по всей видимости, навсегда останутся призраками за моей спиной.
Что если к этому можно привыкнуть? Вот был человек, а вот его не стало. И от этого ничего, совершенно ничего внутри не переворачивается. В конце концов Исая был куда более собран, в отличии от меня. Ему ведь приходилось убивать ранее. Или это черта характера? Я более тепличный и правильный парень. По крайней мере, так всегда казалось. Правильный хоум бой. И жизнь раньше не вынуждала так по-особенному показывать свою силу. Всё меняется.
А что если мне понравится убивать? Что если вдруг однажды я попросту перестану что-либо вообще ощущать при том, когда жму на курок, глядя на кого-то. Или же совершенно спокойно засыпать после того, как исколю в решето кого-либо.  Страшно, как бы это не звучало, превратиться в черствое, абсолютно ничего не чувствующее существо.  Совершенно не ощущать мучений совести. Сделать решения чьей-то судьбы своей обыденностью.
Этим утром всё шло по плану. Вылез теплой постели, поцеловал Эйми, не нарушая ее сон. Я старался в последнее время чаще оставаться на ночь дома. Она стала спокойнее, это шло ей на пользу. Как и беременность явно ее украшала. И...я походу дел мог бы даже отозваться о себе, как о счастливом человеке. У меня будет ребенок. Разве это не круто? И мы вроде как вполне успешно налаживаем отношения. Тали меньше ссориться, больше улыбаться, больше разговаривать. Просто ни о чем и обо всем. Вернулось тепло, комфорт, уют. Но вернемся к другому… Пробежка на беговой дорожке, контрастный душ, порция протеина. Развивать себя всегда - хорошая привычка. Читай по книге в месяц, имей правильные пищевые привычки, проявляй заботу о своей теле и разуме в равной степени. Сделай из себя лучшую свои инвестицию. Действуй. Я выхожу из дома, усаживаюсь в машину и направляюсь к виноградникам.
Вести дела с Гвидо оказалось удивительно комфортно. Все вопросы, которые возникали, получали вполне четкие и понятные ответы и отклики. Это не могло не нравится.  Да, естественно, я понимаю и то, что мне не дают больше, чем мне положено знать. Так поступает каждая сторона. Это нормально. Я вхожу в дом третьим, жму руки Лио и Гвидо.
- Рад встречи, жаль, что обстоятельства не самые благополучные.
Ведь куда приятнее встречаться просто потому что людям есть о чем поговорить и что обсудить. А не тогда, когда нужно убрать с поля зрения людей, которые стали вести себя не угодно. Более того подставляя руку человека, которая так или иначе кормит.
- За мной глаз не было замечено, - пожимаю плечами, усаживаясь за стол. Это моя слабость, но поесть я люблю. И практически всегда соглашусь на перекус.  Война войной, а еда по расписанию. Я с удовольствием уплетаю, приготовленное Гвидо. Не сказать, что у меня было голодное детства, я бы даже сказал наоборот. Но эта страсть к наполнению желудка чем-то вкусным и теплым…что уж поделать. Из всех грехов чревоугодие не самый ужасный.

+3

5

Какие бы дела не обсуждались, пища будет отличным сопровождением. На взгляд Гвидо - практически обязательным. Куда приятнее и комфортней говорить о чём-то важном, когда стол заставлен блюдами, чем когда завален бумагами и графиками, или когда приходится поминутно утыкаться в экран компьютера - всё это в целом казалось Монтанелли чуть ли не противоестественным, он искренне не мог себя представить в роли какого-нибудь офисного менеджера, или социального служащего, юриста или бухгалтера, или кого бы там ни было, кто закапывался бы в бумажках постоянно; документы способны были вымотать его быстрее, чем день в разъездах, день за работой, подобной сегодняшней... хорошо, что хотя бы его дочь в этом смысле пошла не в него - у их умницы Сабрины всегда всё было прекрасно с документарной работой. Впрочем, в последнее время приходилось ещё чаще сталкиваться и с этой стороной - виноделие в основе своей должно было иметь вполне законопослушную и правильную базу, и, хоть и помощников у Гвидо и Лео было в этом плане немало, всё равно приходилось вникать и в бумажные процессы, хотя бы настолько, чтобы понимать, что именно происходит. В этом смысле - кое-как законченное образование сына, конечно, было хорошим подспорьем. Страший Монтанелли и таким похвастаться не мог.
Потому, происходящее сегодня - несмотря на весь свой ужас, несмотря на тревогу и опасность, всё же был некоей отдушиной, краткой сменой деятельности на что-то более... привычное? И настоящее, может быть. В какой-то степени. Ведь, по сути, что может быть более настоящим, чем человеческая жизнь - даже жизнь предателя, или просто какого-нибудь полного подонка и негодяя, который этой жизни, может, и не заслуживает?.. И что может быть более фатальным смерти, которая эту жизнь забирает? Монтанелли сталкивался с этим много-много раз. И мог сказать, что смерть всегда имеет вполне естественный облик. Всё неестественное - обличают собой лишь её последствия; как, впрочем и предпосылки. Гвидо старался получать удовольствие от всего, что он делает - и даже если речь шла о ФБР или УБН (что беспокоило даже больше, чем перспектива и необходимость убить кого-то), он старался получать какой-то тип наслаждения от того, что делает, каждую секунду. И пытался делать так, чтобы окружающие чувствовали себя так же. Опять же, разделить с кем-то пищу - самый простой способ понять, как такие вещи работают.
- Bene. - удовлетворённо кивает Гвидо. Их цели ничего не подозревают, их кураторы тоже думают, что Монтанелли сидят с закрытыми глазами, раз ничего не предпринимается, и потому даже не выставляют слежки; Гвидо рассчитал этот манёвр заранее, просто выждав, усыпив бдительность агентов и их подопечных в своём стане, дав им возможность думать, что всё идёт по плану. А чтобы не возникло незапланированных срывов, круг лиц, знающий о происходящем, тоже был ограничен, кроме Лео и Баако о происходящем знали только несколько человек; притом и Тэйлор получал информацию в формате довольно дозированном, со строгим запретом делиться ей с кем-либо, даже собственным братом. И дело было не в недоверии - а в том, как информация, циркулируя, может повлиять на ход вещей - спугнуть Чёрча, или насторожить Фабио, или, что ещё хуже, покрывающих его агентов - дав им подготовить ловушку. Отчасти, поэтому Монтанелли-старший решил участвовать во всём этом лично - чтобы оградить происходящее от глаз и ведома остальных, пока всё не будет окончено.
- Но обстоятельства всё же далеки от благополучных, это ты правильно заметил. - указательный палец левой руки качнулся в сторону Баако, когда Гвидо, прожевав порцию омлета, нарушает воцарившееся на краткий момент за столом молчание. - Заинтересованность мной УБН - опасно для нашего с тобой дела, в первую очередь. - палец снова ведёт от самого Гвидо к Тэйлору и обратно, обрисовывая визуально эту связь, которую они образовывают. Пока что агенты УБН полагают, что имеет место быть обычное распространение, вероятно - и не в курсе их с Баако тюремных дел, и уж лучше бы, чтобы всё так и оставалось - иначе, поняв настоящие масштабы, деятельность они развернут серьёзную куда более. А начнут, в этом случае, прорабатывать Баако в первую очередь. Впрочем, даже это покажется ерундой, если УБН и ФБР поймут картину по-настоящему большую и начнут может быть даже объединять усилия. Гвидо совсем не уверен, что справится в этом случае. - Это не значит, что ФБР перестали быть проблемой. - переводит Монтанелли взгляд на сына, перед тем, как снова уткнуться в тарелку, отхватив ещё немного фритатты. - Кое-кто оттуда прорабатывает мои связи с Департаментом Коррекций. - и очень пристально следят за Стеллой Вайнберг, которая во многом и олицетворяет эти связи - заблокировав тем самым, можно сказать, способы коммуникации с ней. И это весьма здорово замедляет работу в целом. Но эта проблема - не для сегодняшнего дня; обозначая её, Гвидо лишь касается вскользь, чтобы понимал её, в первую очередь, тоже Баако - от того, что делается в коррекционной системе, зависят и его поставки.
- Мы начнём с Чёрча. Он в своей конторе появляется не раньше двенадцати часов... - ещё один плюс в том, чтобы иметь возможность выждать немного перед ударом - это выяснить привычки своей цели; или до-выяснить, скорректировать информацию, что имеется, дабы избежав сложностей в переменных. Если знать распорядок - войти в него будет возможно запросто. Если не давать поводов его растревожить - всё пройдёт, как по маслу. - Мы его перехватим по дороге. - то есть, у них есть часа полтора - как раз закончить завтрак и забрать автомобиль, не слишком торопясь куда-то. - И отвезём в лес... я покажу место. - Монтанелли избрал местом расправы над Чёрчем то глухое место по дороге в индейскую резервацию, где они с Сабриной, Шейенной и тогда грудным ещё Джованни были атакованы колумбийцами, два года назад. Можно было просто застрелить его, конечно - прямо на тротуаре, из окна автомобиля, но Гвидо интересовало и другое - кто были его поставщиками. Возможно, эту информацию получится выяснить. - Фабио сегодня работает в ресторане до вечера. Он после смены идёт домой - там мы его и встретим. - пару дней назад, Монтанелли был на его квартире, пока того не было дома. Вообще-то, технически, был только на лестничной клетке - не заходя внутрь: просто попробовал, сможет ли открыть его входную дверь отмычкой. Смог, замок был не так уж сложен - а собственные навыки, по счастью, не успели заржаветь. Затем Гвидо просто закрыл дверь обратно и ушёл дальше по своим делам; вся процедура заняла минуты полторы, не больше.

+3

6

Лео слушал краткий диалог между отцом и Тайлером, поглощая омлет. Понятное дело, что в данной ситуации заинтересованность была у всех присутствующих. Если их с отцом это касалось бы в любом случае, то Баако был заинтересован во всем этом напрямую. И оставалось наедятся, что все они исполнят не только подготовку на отлично, но и всю операцию проведут быстро и без шума.
Свою часть он точно сделал как надо. Достать машину для него было не проблемой, тем более такую. Кто бы мог вообще искать его за рулем такой машины из которой не выжать и 250 км/ч. Так что выбор отца был крайне удачен, ни одного из них не стали бы высматривать внутри такой машины. Их прикрытие со смененными номерами и полным баком мирно ожидало в гараже, куда они скоро и отправятся. Только вот доедят этот невероятно вкусный завтрак.
Само по себе так спокойно есть и пить кофе перед тем, как собираешься кого-то убить, было странным. Но Лео был спокоен и аппетит у него был отменный. Возможно, все дело в том к какой семье он принадлежал. Кто знает, родись он в семье офисного клерка и школьной учительницы, может и отношение к этому было бы другим? Он точно не знал, хотя когда то и задумывался на подобные темы. Его характер был сложным и порой он думал, что куда более агрессивен и жесток чем большинство людей, но это все таки не делало бы из него убийцу. А жизнь, что он вел сделала. Но он не жаловался, все же как раз его характер и позволял ему оставаться сейчас хладнокровным, а не нервничать почем зря.
-  Я понимаю, - кивнул парень на слова отца о том, что все проблемы эта операция не решит и с остальным придется еще разбираться.
Они уже говорили об этом ранее и идеи уже складывались в планы и начинали перерастать в действия. Многое еще предстояло обдумать, прежде чем совершить конкретные шаги, но начало положено и часть ниточек ФБР уже ведет в замысловатые тупики, и он к этому приложил руку как смог.
- Отец, у тебя есть конкретные мысли по поводу места захвата нашей первой цели?
Он примерно представлял маршрут движения Чёрча, но хотелось бы подгадать более уединенное место, чтобы подловить его, а эту часть планировал не Лео. Конечно, он полностью доверял выбору Монтанелли старшего, но машину вести ему. Да и теперь, когда все здесь, уже нет смысла скрывать подобные детали, пути назад не было и Баако, даже если б хотел не стал бы рисковать и делиться деталями с кем то по дороге. Да и не такой он человек, чтобы подставлять их.
- С Фабио будет проще, в его квартире нас не увидят, а вырубить того, кто пришел домой простая задача, - согласился с решением Гвидо. -  Предполагаю, что ты уже осмотрелся у дома Фабио и там есть возможность отхода без попадания в городские камеры наблюдения или магазинов по соседству?
То что сам дом где жил, предавший их официант не имел собственного наблюдения, Лео не сомневался. Тому похоже слишком хотелось денег, чтобы додуматься предать доверие их семьи. Да и столь наглое поведение Чёрча вызывало у парня недоумение. Он будто думает, что подобное ему бы спустили с рук. Мало того, он даже от УБН был неспособен скрыться. Парню явно не хватило ума на то чтобы прожить долго, хотя бы за решеткой.
- Думаю нам стоит выдвинуться через пятнадцать минут, - произнес Лео, доев последний кусочек фриттаты. - Не люблю ездить медленно, но нам не стоит привлекать внимание.

+3

7

Некоторые вещи лучше пресекать в зачатке. Не появилось бы такого количества проблем, если бы они успели уличить Чёрча в его махинациях раньше, чем сделали - стоило бы это сделать гораздо раньше, чем получилось, чем когда игру включилось бы УБН, и, возможно, даже Фабио удалось бы оградить от всего этого и парень не оказался бы в их расстрельном списке. Впрочем, человек ненадёжный рано или поздно всё равно найдёт, как себя проявить. И щадить его нечего... как, впрочем, уже бессмысленно думать и о прошлом; всё, что остаётся на данный момент - это исправлять ошибки, и просчитать работу над ними таким образом, чтобы не наделать новых - которые уже могут быть фатальными. Было бы глупо думать, что на исчезновение официанта никто не обратит внимание, агенты из Управления будут искать свой актив, и уж точно попытаются проработать его пропажу, поэтому им нужно не просто избавиться от стукача Фабио и Чёрча, решившего пойти против их правил, но и сделать так, чтобы следы не привели к ним. Учитывая, что Чёрч брал свой товар где-то, но точно не у Монтанелли, возможно будет перевести стрелку на его поставщиков - Гвидо, впрочем, не был уверен, кто именно это был. Но догадывался.
- Он всегда паркует машину в одном и том же месте. Камер там нет. - вполне вероятно, это одно из условий, по которым Чёрч и выбирал это место, чтобы ставить свой Линкольн; возможно - что там же у него были и встречи с его поставщиками. Едва ли он стал бы вести такие дела прямо в букмекерской конторе, уж кто-то из остальных, да сдал бы его Монтанелли или кому-то из его людей, - Чёрч был достаточно осторожен. - Если сработаем достаточно оперативно - можем и машину его прихватить. - переправить её в Японию потом или пустить на запчасти - Гвидо видел больше хорошего в том, чтобы машина Чёрча пропала бесследно вместе со своим владельцем; не любил, чтобы оставались хоть какие-то следы - и предпочёл бы в данной ситуации, чтобы Чёрч пропал, будто бы его и не было никогда. Сын знал, как отец действует. Единственное доказательство о том зарвавшийся букмер действительно существовал - будет человеческая память, а она свойственна искажаться, затираться, даже пропадать совсем с ходом времени. - У дома Фабио сквозной двор, он выводит на параллельную улицу - выехать можно незамеченными. - тем более в вечернем полумраке, даже случайным свидетелям не будет хорошей возможности что-то разглядеть, если машину поставить правильно. Конечно, Гвидо уже не так молод и резв, как раньше, и планирование налётов ему даётся теперь несколько легче, чем исполнение - но оттого использовать молодых людей вроде Баако и сына себе в помощь казалось и правильнее, и как-то уже привычнее, что ли: они довольно удачно компенсировали друг друга. И действовать получается быстро, но не спеша - как Монтанелли и любил, при комфортном раскладе день станет напоминать просто затяжную поездку по городу и за город, если исключить из него аспект насилия и забыть о том, что он принесёт чью-то смерть, - и в этом дне найдётся время и поболтать по душам, и даже, очень вероятно, настоящей утомлённости он с собой не принесёт. В убийстве нет ничего сверхъественного, если вдуматься. Как нет ничего сверхъественного в необходимости что-то сделать, в задаче, в работе, которую нужно выполнить. Ничего в этом весёлого нет, но, в конечном счёте, ужасного тоже - ужасно будет, как раз наоборот, если они этого не сделают; более, чем отправиться в тюрьму, - будет отправиться в тюрьму по обвинению в том, чего он не совершал и чего не хотел, особенно - в наркоторговле. Уж очень длинен список того, что Монтанелли действительно делал...
- Стреляем только в самом крайнем случае. По возможности стволы не достаём вообще, пользуемся ножами. - добавляет Гвидо, кинув взгляд на их маленький арсенал. Не зря ручное оружие называют "холодным" - оно как синоним хладнокровия; горячим же головам, когда в руки попадает пистолет, так и хочется спустить курок... а когда цель невозможно поразить на расстоянии - приходится думать, что делаешь. Впрочем, взаимодействовать с Чёрчем и Фабио нужно будет именно вплотную, если всё пойдёт, как надо. Хотя, подстраховаться не мешает никогда. - Я пойду переоденусь. А вы... помойте посуду пока, что ли. - когда один готовит, остальные моют посуду - так говорится в одной итальянской пословице; а каждодневная рутина неплохо сочетается с какими-то неординарными, но важными вещами - считает Гвидо. Некоторые люди не переваривают монотонности. Монтанелли-старший же любил занимать руки готовкой, или реже - уборкой, или чем-нибудь ещё, когда ему нужно было поразмыслить над чем-то или подготовиться к чему-нибудь, настроить себя на определённый лад - вот и парням не будет лишним выполнить что-то тривиальное перед тем, как взяться за рукоятку оружия; да и грязная посуда - плохой жилец в любом доме, скажем честно. Взяв со стола глок и один из ножей, Гвидо уходит в соседнюю комнату, чтобы сменить домашний халат на куртку и джинсы. Присоединяется к парням он уже в машине, занимая заднее пассажирское место, смещаясь по центру сидения - так, чтобы видеть мог и сына, и Тейлора.
- Мы вообще здорово запустили бизнес с азартными играми, надо сказать... и это неправильно, это наш основной доход. - произносит он неспешно, словно думает вслух, когда заводится мотор и автомобиль трогается с места. Как бы ни туго было это признавать, это правда - они перестали контролировать сферу, как следует, вот народ и расслабился. Пора наводить порядок, и случай Чёрча в этом смысле - должен стать первым шагом; сообщением, которое для остальных прозвучит достаточно чётко.

Внешний вид

+2

8

- Ясно, значит главное вовремя его вырубить, - кивнул парень, а потом его глаза загорелись, когда тема заходит о машинах, тут Лео начинает нести. Машины его страсть от покрытия кузова, до самого маленького винтика в глубине нутра красивой тачки. Будучи владельцем мастерской он мог бы и не разбирать машины сам, но ему просто это нравилось. Нравилось создавать новые, улучшенные тачки, нравилось полировать покрытие, давая машинам блеск, как новеньким, нравилось видеть плоды своего труда. А американская классика, ей вообще цены нет, в отличие от новых дешевых пародий на автомобили. Японские партнеры были с ним согласны. И как жаль, что теперь он не может отправлять им собранные и красивые машины, только что ленточкой не перевязанные. Так что получить еще один Линкольн бонусом к разрешению проблемы было замечательной новостью. - Я за, с машиной я быстро решу вопрос и концы в воду.
Лео даже подумал, что можно ее презентовать их партнерам. Заказа на такую модель не было, но подарки улучшают отношения в бизнесе. Тем более, что теперь японцам придется самим собирать машины, раз проблема возникла со стороны Монтанелли, то подарок лишним не будет. Переход на жертву номер два заставил парня вернутся на землю к вопросам сегодняшнего дня.
- Отлично, тут еще важнее сделать все тихо, все же жилые дома, глаз больше, чем там где мы забираем первого пассажира.
На дальнейшие слова отца, Лео просто кивнул и начал собирать посуду. Для него это и так было не прописной истинной, что первое, что второе. Он вырос в итальянской семье и традиции ему были известны, так было сколько он себя помнит, да и задолго до него. Может поэтому он не мог понять почему в американских семьях женщины и готовят и моют после ужина посуду, и это при том, что чаще всего они еще и на работу ходят. Для него это было чем то диким. В современном мире, где хлеб в дом приносят и муж и жена, оставлять хлопоты по дому на женщину как то низко. Получается, что женщина делает работу больше чем ее супруг, а мужчина должен брать на себя больше, чем его хрупкая половинка. Поэтому их традиционный уклад, прекрасно вписывался в новые устои общества. Но это было его мнение, а может просто отец так его воспитал, что он просто не может иначе смотреть на подобное.
Спустя десять минут, вся использованная для завтрака посуда была помыта, вытерта и убрана на свои места. Уютный дом в первую очередь это чистый дом. Приятно смотреть на любое помещение, когда там порядок и чувствуется рука хозяина. Гвидо уже и тут все обустроил под себя и добавил немного итальянского колорита в этот дом. Лео всегда удивлялся, как отец умудрялся внести уют в любое место, где бы ему не приходилось жить или работать. Но время не стояло на месте.
- Баако, - он посмотрел на парня. - Пойдем уже в машину, там подождем отца.
Лео взял из арсенала Беретту, тут он тоже предпочел классику, да и пистолет по его мнению должен ощущаться в руке. Чувство тяжести придавала оружию ощущение ответственности, что ты держишь в руках не игрушку, а самый настоящий огнестрел и надо быть внимательным и осторожным с ним, вес напоминание об этом. Убрав оружие парень задумчиво покрутил нож в руке, пробуя его вес и как лежит рукоять в руке. "Бабочка" всегда так изящно двигалась в руке, закрывая и раскрывая свои металлические крылья, то становясь безобидной, то оголяя острое жало.
Вскоре все трое уже были в салоне авто. Лео завел машину, включилось радио и теперь на фоне играл легкий незамысловатый трек, какой то никому не известной группы. Слова отца в воцарившемся музыкальном покое прозвучали неожиданно. Вот об этом Лео точно не думал в последнее время, и без этого забот невпроворот. У него были дела и в таксопарке, и в клубе были свои нюансы, автомастерская, а что уж говорить о том, что партию приходится разбирать по винтику и еще эти проблемы с УБН. Об существование азартных игр он мог скоро и позабыть вовсе. Как в общем-то и о полуденном сне, вечерних прогулках в кино и даже гонках.
- У тебя есть конкретные задумки? - поддержал тему начатую Гвидо и заодно решил уточнить. - Или хочешь, что то поручить именно мне?
Машина выехала с территории виноградника и неспешно заскользила по пригородной дороге к шоссе. Маршрут был проложен и проверен заранее. Они не заезжали в город, а обогнули его с другой стороны, в потоке машин спешащих по своим делам.

Отредактировано Leo Montanelli (2020-03-04 05:28:24)

+1

9

Умение мужчин существовать в группе на удивление отличается от женского. Мы спокойно можем делать дела, распределять роли, планировать, анализировать. Структура мужского планирования и отношения к тому или иному действию кардинально отличается от женской. Вот скажем, как поступит группа мужчин? Они создадут структуру, в которой каждый отдельный человек будет делать и отвечать за определенное действие и за конкретный результат. Как происходит деление у женщин? Они же по своей манере всё привыкли делать сообща. То есть не разделяя процесс на отдельные действия, а охватывают всю группу движений целиком и действуют сообща. Если бы они решили позавтракать, то вместе взбивали бы яйца, вместе жарили омлет, вместе мыли посуду. В нашем же случае роль мытья досталась нам с Лео. Я мыл, он протирал тарелки вафельным полотенцем. Ткань быстро напитывалась влагой, размякала и становилась податливой. Только как люди, которые, наполняя себя эмоциональной составляющей становятся более лояльными к людям или ситуациям.
- Пошли, - мы направляемся в машину. Я всегда считал, что мне несказанно повезло с местом моего рождения. Даже в декабре здесь сохраняется вполне приемлемая погода. Даже вообразить себе не могу как люди обитают там, где крайне мало солнечных дней в году. Или большинство дней с осадками. Или мороз такой, что нос невозможно высунуть на улицу. Это ведь не жизнь, а сплошная депрессия. Людей убивать не пришлось бы, они сами дохли бы от тоски.
Любопытно, что основной доход Гвидо получает от игорного бизнеса, который терпеть не могу я. И я в свои очередь организовал структуру, которая промышляет вещами не приемлемыми Монтанелли. В купе получаем людей с очень гибкой и лояльной системой моральных ценностей. Как вафельное полотенце, которое напиталось водой. Гибкость – одно из качеств, что в реалиях взрослой жизни потребуется и будет как никогда актуально. Умение приспосабливаться, идти на уступки, но в то же время не терять своих взглядов. Ведь при том, что два человека, деятельность друг друга им не по душе, они вполне мирно могут сотрудничать, не меняя свою точку зрения, но получая выгоду от взаимодействия.
- У нас будет время между первым и вторым. Что думаете о том, чтоб заехать…по магазинам за подарками? Скоро Рождество.
Не вижу препятствий для того, чтоб этого не сделать. Более того впереди и правда праздники. Почему бы не использовать время с пользой. Вон, сейчас эффективное управление временем в топе у всех этих коучей. Для меня, к слову, совершенно не ясно как можно доверить своё обучение или же обучение кого-либо тому человеку, который владеет исключительно теоретическими знаниями, не подкрепленными реальным опытом. Как человек, может продвигать ту или иную теорию, если не использует её в первую очередь на себе? Да, тренера не играют, но каждый тренер ранее был связан с деятельностью. Ранее он был в игре, а сейчас пришел к тому, что сам может отдать и передать тот опыт, что у него есть, тем самым преумножить свои достижения. Ведь достижения ученика всегда важнее и ценнее своих собственных. Тоже самое и с передачей опыта детям. Чьи победы для тебя будут важнее свои или же своего ребенка? Я вот действительно надеюсь, что у моего малыша в будущем выйдет всё успешнее, чем у меня. Я же в свою очередь буду способствовать тому, чтоб он не сошел с намеченного пути. А там уже не так уже и важно будет он хотеть стать кондитером, или космонавтом, или нефть продавать изъявит желание. Может быть он вообще будет сочинять детские сказки. Что плохого? А вот хотел бы я, чтоб он пошел по моим стопам? Вопрос. Интересно, а Гвидо сам хотел, чтоб его дети следовали его пути?

+1

10

Машина покидает территорию, и Гвидо, облокотившись на спинку сидения, сквозь заднее стекло окидывает взглядом виноградник, несколько секунд наблюдая за тем, как кусты постепенно скрываются из глаз. Плантация спала, захваченная в свой и без того переходный период зимним сезоном; виноград куда острее чувствует климат, чем даже люди, - но в будущем году уже можно будет ждать хорошего урожая, и производство, разумеется, стоять на месте тоже не будет, и все необходимые документы уже почти готовы - впрочем, даже если их готовность окажется недостаточной, Монтанелли полон решимости начать производить свой напиток в любом случае. Он знает, что найдёт способ это сделать. Конечно, присутствие федералов в непосредственной близости - отвратительная ложка дёгтя в их бочке с мёдом, или вином, если уж рассматривать их случай, - едва ли дёготь вину пойдёт на пользу больше, чем мёду, так? - и разобраться со свидетелями и стукачами стоит как можно быстрее, чтобы ни у Бюро, ни у УБН, не осталось в руках никаких активных зацепок против них. Это тоже несколько схоже с мытьём посуды: ты можешь наготовить сколько угодно много и как угодно вкусно, но в этом немного толку, если все тарелки, в которые можно подать - стоят грязные, или замочены в раковине.
- Да. - Гвидо поворачивается обратно, и чуть склоняется вперёд, к Лео: - Я хочу, чтобы завтра ты послал в его контору пару своих ребят. Пусть они донесут информацию, что наша доля вырастает до семидесяти процентов. - сразу после того, как Чёрч однажды не придёт на место своей деятельности, - и непосредственно перед тем, как не вернётся уже никогда. Остальным работникам конторы даже не придётся объяснять, что к чему, всё, что им останется - это свыкнуться с этой мыслью; конечно, они получат время на это - времени до первой выплаты должно быть вполне достаточно для того, чтобы букмекеры переорганизовались самостоятельно. Или - придётся посылать кого-то уже не просто с сообщением... и вместе с тем это будет хорошим примером для других - что бывает с теми, кто пытается провести Монтанелли.
Семьдесят процентов - чуть ли не в два раза больше от обычной доли; Гвидо неплохо осознавал, что подобное бизнесу Чёрча очень вероятно попросту не выдержать, и он, скорее всего, окажется свёрнут через пару месяцев - понимал так же и необходимость дать букмекерам другую возможность для заработка, так что стоит заняться и созданием новых мест для них. Показательный манёвр устроить стоило, но Монтанелли-старший не планировал наказывать подчинённых Чёрча слишком сурово, - бизнес есть бизнес, и гайки приходится затягивать время от времени, но, в конечном счёте, виноваты они разве что в том, что прикрывали своего шефа.
Который, как выразился Баако, идёт "первым" - впору было усмехнуться, как запросто и непринуждённо он их рассчитал таким образом, сведя жизни Фабио и Чёрча совсем к каким-то пустякам, даже Гвидо предпочитал намёки менее скользкие; и можно было бы и вовсе ужаснуться дальнейшей его идее, если рассматривать всю позицию с ещё более углублённого угла моральных принципов, но Монтанелли даже нравился этот подход. Времени, которое у них будет между тем, как они займутся Чёрчем, и тем, когда дойдёт до Фабио - и впрямь, может оказаться предостаточно, даже может хватить для того, чтобы заскучать - а этого уже слишком много, скучать на деле отвратительно, это подрывает внимание, бдительность, дисциплину, в конце концов. И ещё - скука утомляет. Но когда что-то в личной жизни мешает, когда дом оказывается неготов к празднику, - это даже ещё хуже. И если уж при их роде деятельности нельзя забывать о бизнесе даже дома - справедливо будет и занимаясь делами помнить о доме. Тейлору меньше повезло, чем Монтанелли, в том плане, что происходит в него в личной жизни; хотя, Гвидо не стал бы считать результаты его собственных же поступков "невезением"...
- Ты ещё ничего не покупал? - переспрашивает он Баако. Учитывая, сколько всего происходит, - неудивительно, что некогда было: и тем более, нужно использовать время, которое у них есть... уж лучше Тейлор купит что-то для жены, ребёнка, и любовницы тоже, находясь вместе с ними и собираясь убить кого-то - нежели не купит ничего вообще. Что же касается Гвидо - рождественские подарки в каком-то смысле вообще перестали быть проблемой уже давно, учитывая, сколько всего было вокруг него, и сколько человек ему платили - он, практически, мог чуть ли не брать просто так то, что ему понравится, или в ином случае - оставалось принимать. "Хаммер" Монтанелли в рождественские каникулы становился возом каких-то новогодних безделушек, ёлочных игрушек, сладостей, - прямо сани Санты. Потом это всё постепенно расходилось, конечно. Забавно, но в мире рэкета и вымогательства мимолётные подарки очень соответствовали своей цели: дарили скорее впечатление, чем пользу... - Тогда нам придётся немного ускориться. Хотя, я думаю, Лео, - ты не против... - сколько помнил сына, ему всегда была интересна скорость, всегда были интересны автомобили... даже в детстве любимыми игрушками были машинки. Удивительно, как человеческая страсть может жить так долго. Впрочем, Гвидо счастлив, что его сын нашёл себя - знаете, в этом уже половина счастья для родителя, чем бы его дети на самом деле не решили заняться в жизни. Большинство людей так и не исполняют своих мечтаний, а многие - не умеют даже как следует мечтать.

+1

11

- Да. Я хочу, чтобы завтра ты послал в его контору пару своих ребят. Пусть они донесут информацию, что наша доля вырастает до семидесяти процентов.
Лео было не совсем понятно, почему это не сделать ему самому, для пущей убедительности, как и то почему именно его ребята, а не подопечные отца, которые скорее были связаны с этим делом, нежели его "автомеханики", но спорить не стал. Списал это на более внушительный вид его работников. Они и не могли выглядеть иначе, учитывая, что они все занимались стритрейсингом и спортом, да и работа с машинами старой школы предполагает более тяжелые детали конструкций, нежели у современных машин, которые лопаются, как пластиковые от удара.
- Хорошо, отец, - кивнул. - Поручу это Арчи и Бэну.
На какое-то время все разговоры прекратились, каждый был в своих мыслях или просто слушал радио. Спустя полчаса машина с тремя мужчинами заехала на парковку, выбранную Лео. Они припарковались на третьем этаже, спустились вниз, как обычные обыватели, что оставляли тут машины, но на первом этаже свернули с пути к выходу и пересели в ту самую машину, которая повезет их на дело. Самая обычная, недорогая машины, выкрашенная в почему-то популярный у этих машин бежевый цвет.
Снова шоссе, и снова они обогнули город и все так отвратительно, неспешно, так непривычно. Лео кажется мог бы с такой скоростью смотреть фильм и писать смски трем подружкам и все равно не попасть в аварию. Конечно, иногда он так ездил, все-таки живет в городе и там есть скоростной режим, но за городом на трассе это было просто пытка, ведь и полюбоваться новыми видами тут ну никак не получится.
- У нас будет время между первым и вторым. Что думаете о том, чтоб заехать…по магазинам за подарками? Скоро Рождество.
Первым заговорил Баако, выдав поистине неожиданную идею. Кто бы мог подумать, что группа людей между двумя убийствами заедет в магазин за подарками семье? Такое даже в ситкоме не увидишь. Но при этом Лео посчитал это вполне себе неплохой идеей. Заняться чем то было необходимо, а время был целый рабочий день. На работе появляться в выходной он не планировал, тем более в компании, а просидеть все это время в кафе или у кого-то дома, выглядело сейчас просто нелепым.
- Ты ещё ничего не покупал? - в общем-то по идее было очевидное, что их товарищ совершенно не успел озаботиться такими вещами. - Тогда нам придётся немного ускориться. Хотя, я думаю, Лео, - ты не против...
- Конечно, я буду только рад! Особенно, если мы поедем на новогоднюю ярмарку открывшуюся за городом, - там то он сможем хотя бы немного прокатиться с ветерком. - Слышал там много необычных вещичек и целый квартал мастеров.
Парень оставил решение о месте покупок самому неподготовленному к праздникам, ему лучше знать, что бы он хотел купить и где это может продаваться. Сам же Лео в свою очередь задумался о том, все ли он купил и не забыл ли кого-то покупая подарки. Сестре он купил подарок, как и отцу с супругой, но, пожалуй, самым младшим в семье Монтенелли он бы все-таки докупил парочку подарков "от Санты". Конечно, от себя он уже купил им игрушки, но подарить, что-то аутентичное, что реально могли бы создавать эльфы доброго бородача было бы неплохо. Лео всегда нравилось Рождество и волшебство, которое в нем было, поэтому он считал просто необходимым сохранить это чудо для младших, как можно дольше. Как и скрывать от них истинные дела их семьи, пусть папа будет делать "сок из ягодок для взрослых", а брат владельцем "там где машинки чинят". Малыша не стоит знать, что такое семья мафиози, детство бесценно.
От мыслей о чудесном зимнем празднике его оторвало, то что они уже въехали в город и плутали по улочкам все ближе подбираясь к месту предложенному Гвидо для захвата первой цели. Считанные минуты пути отделяли их от этого, которые растягивались светофорами. Порой Лео думал, что вот этот черепаший скоростной режим просто придуман и рассчитан для того, чтобы постоять на каждом чертовом светофоре. Хорошо, что ехать оставалось недолго, иначе бы настроения парня неумолимо начало бы портиться. Через пять минут этот раунд испытания был завершен, они припарковались недалеко от места указанного отцом, в лучший позиции, что сейчас была возможна.

Отредактировано Leo Montanelli (2020-03-04 05:36:40)

+2

12

- Я еще совершенно ничего не покупал. И судя по тому, как я всё «оперативно» двигаюсь в этом направлении, лучше уж сделать это сейчас. Потому что покупать в последний момент что-то из полупустых полок – не самая лучшая затея.
К тому же такой досуг должен унести мысли от того, что будет происходить. Да и вообще от цели, для которой мы все собрались. Лучше вообще не знать ничего о тех, кого убиваешь. Потому что стоит вникнуть и начинаешь рассыпаться. Как с животными на забой. Им не дают имён. Судя по всему для меня потребность отвлечься здесь нужнее, чем остальным. Особенность моего характера, возможно. Или воспитания. Или мировоззрения. Или чего-то там еще. Это довольно глубокий вопрос, почему одним дается подобное легко, а другим нет. Почему кто-то и рыбу убить на обед не в состоянии, а кто-то убивает ежедневно людей и после спит спокойно.
- Ярмарка это хорошая идея. Почему бы собственно и нет. Эйми оценит что-то особенное и необычное.
Мы подъезжаем во двор, где следует перехватить Черча. Два молодых парня – вполне достаточно для того, чтоб упаковать одного человека и разметить хоть на заднем сидении, хоть в багажнике. Сегодня нам не стоит даже заботиться о том, что он увидит лица, узнает тех, кто за ним пришел. Возможно, это даже преимущество – видеть тех, кто принес тебе смерть. Такая себе последняя возможность ухватиться за свободу, найти нужные слова, прежде, чем принять удар и навсегда уйти под землю. Получится такая себе милая беседа, с надеждой на жизнь. Что только человек не будет готов рассказать в обмен на свое существование. Хм. Перед страхом смерти мы все абсолютно равны. Неважно кто ты и что ты из себя представляешь. Неважно столько у тебя денег и где твои счета. Не имеет значение, что лежит у тебя в сейфе и какие у тебя связи. В ту минуту существует только твоя жизнь и тот, кто её собирается оборвать. Больше нет совершенно никого и ничего. Вы один на один. Хочешь – уговаривай, хочешь – борись. Выгрызай, вырывай, выкалывай глаза.
- Думаю, следует забрать его машину сразу. Было бы не слишком умно возвращаться сюда за ней. Лео может забрать её, а я пересяду за руль, после того, как мы уложим Черча в багажник. В наш или же в его же машину. Для того, чтоб не вызывать подозрений выедем с небольшим интервалом друг от друга, встретимся на месте. Время располагает, можем друг друга подождать, - сдвигаю плечами, мол, а почему бы и нет. На ярмарке мы вряд ли проведем так много времени, чтоб полноценно заполнить разрыв до Фабио. Из преимуществ, есть возможность насладиться свежим воздухом и тишиной. Пусть тишиной и достаточно временной.
- Что скажете?

+2

13

Многое можно успеть, если суметь правильно рассчитать время загодя и не суетиться в процессе. И в их случае, казалось бы, что  убийство лучше совершать быстро - на самом же деле, это не верно: спешка и суета худший враг в подобных обстоятельствах, и тот, кто торопится с такими делами, почти гарантированно наделает ошибок, которые, в худшем случае, приведут к тому, что работа важностью в жизнь не будет выполнена, и того и гляди, ещё придётся отдать жизнь собственную, - а в лучшем просто приведёт к тому, что исполнителя найдут по горячим следам... а может быть, и не по таким уж горячим, не так уж просто сказать, что хуже: быть взятым с поличным, или стать конечной точкой следствия, захваченным в наручники в собственной постели. В первом случае - на адреналиновой волне и опомниться можешь не успеть. Во втором же - уже успеваешь отойти, даже переварить ситуацию, ощутить себя в безопасности. Разумеется, им не подходил ни один из вариантов, и периодически Гвидо посматривал по сторонам, оглядывался назад, лишний раз желая убедиться, что хвоста за ними нет. Хотя куда важнее, конечно, чтобы не следили за Чёрчем.
- Будет лучше, если его машину поведёшь ты, Баако. - тихо возразил Монтанелли. В общем-то, парень уже прикинул примерный план действий, - Гвидо решил его скорректировать и дополнить немного; для начала, отдаляя от автомобиля самого Тейлора, который не был членом семьи и которому слышать разговор, который, возможно, произойдёт между Чёрчем и ним, не так уж обязательно - в отличие даже от Лео. И в дополнение к этому, решил прибавить немного и тактических распоряжений: - Давайте поступим вот как: когда мы будем на месте, Баако выйдет из машины и будет ждать снаружи, на другой стороне парковки; Чёрч его не знает в лицо. Таким образом, вы сможете подойти к нему с двух сторон, отрезав путь к отступлению. - по крайней мере, частично - но Гвидо, оставаясь в машине, сможет всю ситуацию наблюдать с расстояния и подстраховать, если что. Может, он бегает уже и не так быстро, как ребята вдвое моложе его, но водить автомобиль всё ещё вполне способен. - Предложите ему сначала сесть в машину по-хорошему. Если он будет сопротивляться - тогда уже в багажник... - шансы на то, что Чёрч пойдёт в машину мирно, Гвидо оценивал примерно пятьдесят на пятьдесят, - иногда бывает и так, что человек, понимая, что обречён, следует навстречу своей судьбе послушно и безропотно; не у всех хватает смелости для последнего рывка, и тот, кто слишком долго делал что-либо из-под тишка, может оказаться совершенно непривычным к тому, чтобы смотреть в лицо реальной опасности. Впрочем, ещё более глупо было бы недооценивать крысу, загнанную в угол; и на этот случай у них есть оружие. - Приоритет - ножи. Можете пугнуть пистолетом, но стрелять - только в крайнем случае. - напомнил Гвидо ещё раз. На стрельбу могут сбежаться и любопытные, и приехать копы, и начать играть в догонялки с полицией в этой ситуации - было бы почти равносильно откровенному самоубийству, даже при всех водительских талантах Лео. - И его обыскать не забудьте.
Пока они доводили план действий до ума, как раз и оказались на месте, где, как известно, любил парковать свою машину Чёрч - контора находилась как раз за углом, Монтанелли-старший оглянулся на ту сторону, не вышел ли кто из его подчинённых покурить, затем огляделся по сторонам ещё немного, чтобы убедиться в отсутствии слежки - придерживая Баако за плечо, чтобы не торопился выходить из машины так быстро; лишь, когда удостоверился в том, что не видит ничьего пристального внимания к их машине, что вокруг нету ничего и никого подозрительного, и его интуиция тоже спокойна, слегка прихлопнул того по плечу, таким негласным образом давая ему команду к действию. И наблюдая за тем, как он идёт к обзорной точке, обращается к сыну, располагаясь на сидении с тем максимальным комфортом, который ситуация вообще позволяла:
- Как тебе Баако, в целом?.. - Гвидо считал, что Тэйлор - парень стоящий, однако хотел услышать и мнение сына по его поводу. Возможно, есть в парне что-то, чего он не видит, но что Лео со своей точки обзора сможет разглядеть получше - они сверстники, в конце концов, и лучше смогут понимать друг друга. И речь тут совершенно необязательно о чём-то отрицательном, возможно, что как раз наоборот, Лео сможет разглядеть какой-то ещё потенциал в парне, который можно было бы использовать так, как его отец не сумел бы. Так или иначе, но все партнёры Монтанелли проходили подобную оценку. Конечно, она не была гарантом того, что никто никогда не проколется, к сожалению... Автомобиль Чёрча показался из-за угла, и Гвидо кивнул на него сыну: - Похоже, он нас не заметил... дай ему припарковаться и выйти из машины. - чтобы тот заглушил мотор, дверцу захлопнул, и не успел бы ни вернуться в салон, ни тронуться с места, но и ушёл бы от машины недостаточно далеко. В расчёте времени - не главное сделать всё быстро. Порой главное - это подобрать нужный момент для действия... и потому ещё очень важно уметь ждать - Монтанелли учил Лео это делать. Это как на охоте - вычислить дичь, выследить её, убедиться в том, что именно она и будет твоей добычей... и в какой-то степени, происходящее и было охотой. К тому времени, когда средний Монтанелли обратит на себя внимание, как раз и Баако успеет оказаться рядом с Чёрчем и подстраховать; прекрасно. Оглянувшись по сторонам последний раз, чтобы уж точно убедиться в отсутствии слишком явных свидетелей или нежелательной слежки, Гвидо тихо дал команду: - Давай...

+2

14

Оказалось парень действительно ничего еще не покупал для своей семьи. Лео бы подумал, что не понимает такого подхода, но в данной ситуации он мог предположить, что дело не в отношение Баако к семейным праздникам и подаркам, а в самой ситуации в которой он не так давно оказался. В штатах принято считать, что именно афро-американцы более всего склонны к бандитизму и многие из неблагополучных кварталов, пороху понюхали еще с детства. Но это все расистские стереотипы, навязанные обществом, кинематографом и некоторыми темнокожими рэйперами. Цвет кожи никак не характеризует человека и его предрасположенность к преступности. Вот Баако, хоть и занимался наркотой, но сам по себе из другого рода семей и не был привычен к тому, что Лео видел с подросткового возраста. В этом средний Монтанелли сейчас и видел проблему рассеянного поведения Баако.
- Думаю, следует забрать его машину сразу, - решение было принято в пользу ярмарки и Тайлер переключился на тему насущную. - Было бы не слишком умно возвращаться сюда за ней. Лео может забрать её, а я пересяду за руль, после того, как мы уложим Черча в багажник. В наш или же в его же машину. Для того, чтоб не вызывать подозрений выедем с небольшим интервалом друг от друга, встретимся на месте. Время располагает, можем друг друга подождать. Что скажете?
Лео не успел высказаться по поводу предложения Баако. Он мог бы вполне вести машину Черча и даже сразу ее куда-то отогнать, хотя по этому поводу у него была другая идея, но это не рациональна. А машину надо будет спрятать и скинуть координаты Бэну, чтобы он пригнал ее в гараж уже сменив номера в лесу и наклеив скажем две полосы белого на капот, так будет лучше и проследить сложнее. Такие мелкие детали часто путают людей и им кажется, что это совсем другая машина. Так или иначе отец уже не согласился с идеей отправлять Лео в другую машину, спорить с ним смысла не было, он был согласен, поэтому парень просто кивнул, слушая дальнейший план действий. Все как обычно было конструктивно и по делу, поэтому вскоре Баако покинул машину, а они остались ждать появления Черча не покидая ее.
- Как тебе Баако, в целом?..
- Что ты хочешь услышать, пап? - Лео обернулся назад. - Хорош ли он как компаньон? Возможно... Он молод и ему легче работать в этой сфере напрямую. Можно ли ему доверять? После сегодняшнего, поверь мне, можно будет, увидев как разбираются с предателями, он не захочет им стать, - парень бросил взгляд на их подельника, осматривающегося по сторонам, и добавил. - Мне кажется, вот то что сейчас происходит, это не его. Он слишком рассеян последнее время и явно много думал по дороге и не о теплых объятьях ждущих дома. Ты же понимаешь, что к таким вещам сложно привыкнуть? Да, даже невозможно, если у тебя не проблем с психикой. Признаться он не признается, но что если он сломается морально?
В этот момент из-за угла повернула машина Черча и Лео положил руку на ручку дверцы, готовый в любой момент ее распахнуть и уйти встречать клиента номер один. Но пока, что он ждал как его и призывал отец. Он прекрасно понимал важность точно подгадать момента, что выйди он сейчас, Черч мог занервничать и стартануть с места в своем Линкольне. А не заметить Лео было сложно, только если голова совсем в облаках. Черч припарковался, вот он заглушил мотор и вышел из машины и сделал шаг в противоположную от них сторону, вот этот самый момент.
- Давай... - послышалось у уха, когда он уже потянул ручку дверцы.
Дальнейшие действия соответствовали сценарию. Лео быстро пересек парковку, а когда положил ладонь на плечо Черча, тем самым привлекая внимание на себя, с той стороны к ним на встречу двинулся Баако, правая рука при этом была рядом с запястьем руки парня, чтобы в любой момент заломить ее, чтобы подавить сопротивление.
- Добрый день, Гвидо хочет переговорить с тобой о делах, - он говорил спокойно и даже приветливо, хотя его ладонь лежала на плече парня тяжелым грузом.
- Какие дела? Я в контору опаздываю, давай потом, - Черч развернулся и почти что влетел в Баако, только теперь замечая его.
- Я должен настаивать, чтобы ты пошел со мной, отказ не принимается.
Лео не стал доставать пистолет, но потянул пряжку ремня, как иногда приходится делать, если под поясом джинс ствол, простой жест неудобства, но те кто пользуются оружием вполне могут понять его. И Черч понял намек, кивнув и последовав к машине в которой сидел Гвидо. Скорее всего парень искал отходной путь, просто не смог его найти в безлюдном месте, находясь в меньшинстве. Лео остановил его у машины и обыскал, найдя у него телефон, нож, ключи и бумажник.
- Это пока побудет у меня, - он убрал вещи в свой карман и открыл заднюю дверцу машины. - Садись, прокатимся немного.
Жертве просто ничего не оставалось как сесть и искать какой-то другой способ выбраться из западни. Лео же воспользовавшись отвлеченностью парня при встрече с Гвидо, незаметно передал ключи Баако. Черчу не следовало сейчас знать, что его машина куда то уедет отсюда. Лео сел за руль, махнув оставшемуся на парковке парню, их пассажир скорее всего воспримет это как прощанье и ему будет спокойнее, и им паника в салоне в городе ре нужна. Машина тронулась с места, отправляясь в последнее путешествие незадачливого дилера.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Тайное становится явным всегда