знакомые жесты; будто привычные, но такие новые для них. неизведанные, от того слишком притягательные... читать дальше
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack

[telegram: cavalcanti_sun]
Lola

[telegram: kellzyaba]
Mary

[лс]
Tony

[icq: 576-020-471]
Kai

[telegram: silt_strider]
Una

[telegram: dashuuna]
Amelia

[telegram: potos_flavus]
Anton

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy

[telegram: semilunaris]
Matt

[telegram: katrinelist]
Aaron

[telegram: wtf_deer]
Frannie

[telegram: pratoria]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The Kings of Kingsbridge


The Kings of Kingsbridge

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

25 января 2020

Michael Rinaldi, Reggie Palmieri)
http://placehold.it/245x140 http://placehold.it/245x140

Босс Семьи Торелли Майк Ринальди и солдат Семьи Торелли Реджи Палмери вылетают в Англию на переговоры с начавшим прижимать мафиозный бизнес в городе Кингсбридж ирландским синдикатом...

Отредактировано Michael Rinaldi (2019-12-13 14:33:26)

+1

2

Пробираясь мимо подсвеченных синим колонн одного из терминалов аэропорта Хитроу, Майк Ринальди думал о глобализации. О том, что их мир становится все более объединенным и все более… одинаковым, что ли. Вот взять, казалось, бы даже этот аэропорт. По сути в нем все было так же, как и в других, в которых бывал Ринальди. Те же самые стойки для зарядок мобильных устройств. Те же самые указатели на христианскую часовню и молельную комнату для мусульман, душевые, зал для бизнес-встреч. Те же самые работники с бейджиками на груди – разве что негры и узкоглазые тут перемежались также и индусами. Подобные картины можно было встретить и в США, и во Франции, и даже в Йемене каком-нибудь. Да, нюансы имелись, но в основном – те же вилы, вид сбоку.
Впрочем, на размышления об интернационализме Майка навел не только вид аэропорта, но и сама цель их визита. Они, Cемья Торелли, cчитались калифорнийскими гангстерами, орудующими на своих территориях в Сакраменто и Сан-Диего. Фактически же их деньги давно уже делались в самых разных странах. Закупаемый кокаин приходил из Колумбии через Мексику и потом направлялся в самые различные точки земного шара, превращаясь из рассыпчатого порошка в хрустящие зеленые банкноты. По угнанным тачкам Торелли вели дела с японскими якудза, по вопросам торговли оружием и теми же наркотиками контактировали даже с косовскими коррупционерами. Не в прошлом ли году Майк летал в Приштину вместе с делегацией от своего клана, чтобы обговорить с одним из местных министров вопросы взаимного сотрудничества? Одним из свидетельств этого визита была уродливая махина центра косоварско-американской дружбы, которая силами подведомственных мафии строительных фирм сейчас возводилась в самом центре Сакраменто. Не так давно пришлось Майку отправиться и в Венесуэлу, где они с Агатой Тарантино замыслили приобрести отель. Если же говорить об отмывании денег, то оно делалось с помощью такого количества трансграничных финансовых переводов и зарегистрированных по всему миру оффшорных фирм,  что тут вопрос о территории и вообще смешным становился. Да и если говорить просто о передвижениях... Если подумать, старые «Усатые Питы», сидевшие всю жизнь в своих «Маленьких Италиях», попросту охуели бы от того, cколько времени дону в XXI веке приходилось проводить в воздухе.
Интернационализм, одним словом, мать его раз эдак. Как традиционалист, Майк его приветствовать не мог – но как прагматик, не мог его не учитывать.
И вот теперь – Лондон.
- Расскажи мне еще раз – как все это произошло? Они, получается, знали кто ты, или потом поняли? Знают тебя не только как Сазерленда? «Хотят побазарить с главным», скажи на милость. – тихо обратился Майк  к виновнику сегодняшнего туристического вылета. Реджи Палмери, солдату их Семьи. Если угодно, еще одному продукту современного интернационализма. Но не в плохом смысла, а, скорее, в хорошем.
Реджи - Англичанин был италоамериканским гангстером – но одновременно и британским. Он контролировал ряд рэкетов в городке Кингсбридже – городке, о котором, до встречи с Палмери, босс мафии и не слышал. На карте его он не нашел бы и сейчас – но знал одно. С местных операций Реджи, с его брокерской фирмы и, в особенности, с того, что делалось в порту, боргате капала стабильная денежка. А теперь на него наехали, причем наехали серьезно – и Майк не собирался сдавать своего человека, даже если бы ему для этого пришлось ехать в блядское Черное Конго. Тем более Англичанин был парнем ответственным, правильным – не из тех, кто беспокоит своими проблемами дона зря.
Преступный авторитет хорошо помнил его отца, Роберто. Тот был, что называется, олдтаймером – старым солдатом западной команды. Одним из тех, на кого еще совсем юный Майки когда-то смотрел с восхищением. Палмери-старший умел делать бизнес, умел держать рот на замке, был надежен в делах. Словом, был одним из тех «славных парней», что обладали всеми формальными мафиозными добродетелями. В середине девяностых, когда подлинный капо запада сидел в тюрьме, он даже одно время руководил командой – но потом просто вернулся к своим делам. Умудрился пережить все происходившие в их Семье перевороты и умер в своей постели. От рака, правда, что, пожалуй, не сильно лучше пули. Умер, во всяком случае, уважаемым. Некоторые называли его перестраховщиком – когда власть, похерив все традиции Благородного Общества, взяли Донато, Роберто это молча осудил, но выступить против не решился. Даже сумел позже наладить отношения с боссами, тем же Данте Альваро. Они все, впрочем, тогда не решились – ни Джо Нери, ни Фрэнк Альтиери, ни даже он сам, Майк. Их удар – удар поборников понятий – пришелся на более поздний этап. Но это уже другая история.
В любом случае, называя перестраховщиком, трусом или ссученной крысой никто Роберто не называл. Никто не мог бы сказать, что он обманул другого брата по ремеслу, что он не поступил как мужчина. Тем было забавнее, наверное, что единственный человек, не слишком его ценивший, был родной сын – уже по личным причинам. Хотя в этом сыне общавшийся с ним много лет Майкл все чаще видел положительные черты отца. Положительные с точки зрения профессиональных преступников, разумеется. Как тогда Роберто сказал, когда отдавал только что посвященного (при, с точки зрения Ринальди, скандальных обстоятельствах) мафиозо под его покровительство? - Майк, у этого парня – моя кровь. Он Коза Ностра с рождения. Сейчас мы живем в паскудные времена, и я хочу, чтобы он был в правильной компании....
Прошли годы – и вот они вместе летели в Соединенное Королевство, чтобы переговорить с какими-то ирландскими бандюганами, которые наехали на бизнес Англичанина. А именно – на канал в порту Кингсбриджа, через который шли тачки, оружие и наркотики. Не только наехали, а устроили в порту бучу и потребовали встречи со старшими.
- Да о чем говорить с этими пидорами! Мы ж всю Калифорнию раком поставили! Бах – и нет проблемы! – один из двух взятых Майком с собой охранников, Поли Дамиани из команды Ала Ринальди, изобразил пальцами пистолет. Он был точно не из тех людей, что задумываются над глобализацией – если вообще знал, что это слово означает. Подвижный, нервный, с узким лицом и жестокой складкой губ, он носил прозвище «Одноухий». И не по той причине, что имел какие-то физические недостатки, а потому что сам как-то чуть не отгрыз ухо не понравившемуся ему хмырю. Многое говорит о человеке, не так ли? – Да, в натуре. Кто мы – и кто они? Я считаю, ты им, Майк, вообще охуенную честь оказываешь, что сюда приехал. Мы «Кока-Кола» - они, максимум, соевое молоко. – произнесший эту незамысловатую остроту Мэнни Бруно был под стать своему товарищу. Даже в самолете он сидел в косухе, кожаных крагах и алой бандане -  скорее «Ангел Ада» какой-то, а не классический мафиозо. Недаром ему дали погоняло «Недобайкер». Два отморозка, как на подбор – впрочем, на случай непредвиденного развития событий, именно такие и были нужны. Но именно на этот случай.
- Развоевались, блять. Вы не забыли, что мы не на своей… не совсем… на своей… территории… - последние слова Майк процедил, словно они ему давались с трудом. Как-никак клан Торелли, во многом и из-за их с Альтиери методов, cчитался самой кровожадной мафиозной Семьей в США. В Сакраменто и Сан-Диего дон плотно держал всех за яйца – и не привык просить и уговаривать. Но тут следовало включить свои отработанные за долгие годы дипломатические навыки. Развязывать войну в Великобритании, возя сюда боевые группы, было нельзя. Это было нелепо – и в плане логистики, и в плане безопасности. Не хватало еще, чтобы их всех хлопнул Интерпол или какая-нибудь другая подобная структура. Торелли и в Сакраменто такого шороха навели, что  лишь недавно от последствий ФБРовских операций избавились. – Говорить там буду я, и Реджи, так как он лучше ситуацию местную знает. – последнее добавление Майк сделал, чтобы смягчить обращенную к Мэнни и Поли ремарку. Как-никак они были такими же «посвященными» членами Семьи, как и Палмери, их следовало уважать. Но и давать им накозлить было нельзя. Недаром Майк сам (исключительный случай для босса!) двинул за моря, не послав вместо себя импульсивного Дэнни Росси или еще кого-то подобного. Впрочем, в чем-то его решение диктовалось и давними отношениями с Реджи, и тупо желанием проветриться. Вырваться из-под навалившегося на него бремени каждодневного управления Семьей. Расширить границы, возможно, наработать новые нужные контакты.
- Ты вообще их пробивал? Серьезные ребята или так? Где они там встречу назначили…. Паб «Львиная Голова» в Вест-Энде… - спросил Майкл у Реджинальда, когда они все двинулись к выходу из аэропорта, где их должны были встретить пацаны Англичанина. Мэнни Бруно, услышав слово «паб», со вкусом причмокнул, явно уже предвкушая британское пиво. – Пабы.. Говорят, тут есть такие, которым по пятьсот лет, а, Редж? Майк в свою очередь также растянул губы в улыбке, cменяя тему на более легкую. – Ты мне обещал, что я попробую лучший пастушечий пирог в Лондоне. Обладавший консервативными вкусами в пище Поли Дамиани отнесся к упомянутому незнакомому кушанью с подозрением. – Эээ… А пиццы там не подают?
Когда все четверо вышли из аэропорта, то Майкл мысленно похвалил себя за то, что в дорогу, поверх строгого черного костюма, надел щеголеватое кашемировое пальто и белое кашне. Из серых туч, словно накрывавших весь аэропорт, лились тугие струны дождя. И если боссу еще приходилось не так плохо, то бандана Мэнни в один миг превратилась в половую тряпку. Но и дон был не в восторге. – Блять… Тут что реально всегда так? – спросил он, вертя головой по сторонам в поисках машины.

Отредактировано Michael Rinaldi (2019-12-13 15:25:58)

+3

3

- Добро пожаловать домой, сэр, - стюардесса широко улыбается во все свои тридцать два в то время, когда Реджи расстегивает ремень безопасности. За последние семь лет проживания в Америке, он так и не смог искоренить режущий некоторым слух британский акцент, а может даже и не старался. Посему его происхождение быстро распознавали среди своих и среди чужих тоже. Совершенным образом, ему нравилось раздражать окружающих вот этим квакающим вместо "night" - "nOit", а вместо "hello" - "hollo". Хотя, например, при переговорах в рамках Торелли он старался следить за своим произношением.

Хитроу поражал своей масштабностью, в отличии от всех остальных европейских аэропортов, этот был самым огромным. Последние пару лет так точно, Палмери не выезжал за пределы Америки - не видел смысла. Дела "варились" абсолютно дистанционно без лишнего геморроя: чётко налаженные трансферы, регулируемая из-за бугра система, иногда проблемы с сервером, но решаемые парой звонков местным сисадминам и хакерам. По поводу бизнеса, перешедшего ему от Роберто и вовсе не было волнений; парни, как в Сакраменто, так и в Кингсбридже работали довольно слаженно, и несмотря на разницу менталитетов умели договориться без вмешательств со стороны. Всё-таки, бабло побеждает зло, и пока ты исправно платишь им кровно заработанные, пусть и не совсем честным путём, все сидят по норам тихо. А Палмери никогда не жадничал, периодами даже был щедр на премии. В плане туризма, ему и вовсе было неинтересно. Долгих романтических отношений Реджи не заводил, поэтому сентиментальные поездки в Англию или же Европу считал нерентабельными, отдыхая в пределах Америки на берегу океана. Ему всего хватало здесь. Но затишье бывает, исключительно, перед бурей.

Последние несколько дней, он даже курить начал больше. Время было позднее, наверное около 3:00 a.m., когда всегда невозмутимый и немногословный Винсент Стонем позвонил ему с пренеприятнейшим известием, а Винс никогда не волновал Реджи по пустякам. Разница в часовых поясах многое объясняла, когда подельник произнёс: "Не хотел тебя будить, поэтому дождался утра". Винс не обладал острым умом и сообразительностью, посему Реджи спокойно отнёсся к ночному звонку и понял, от чего же он такой немногословный. Простая истина - лучше болтать меньше, и не прослыть идиотом. Собственно, после их короткого, но ёмкого разговора, Палмери направился к Майку. На следующее утро. Хоть, и ночь была откровенно бессонной. Честно говоря, англичанин даже не надеялся, что босс вот так возьмёт и сорвётся на переговоры, но большую роль сыграли, наверное, не только дела Семьи, а их личные отношения тоже.

- Майк, наш "торговый путь" для местных - не секрет, - Реджи старается подбирать слова и не горлопанить на весь терминал, ведь, их "неприметная" компания явно выбивалась из толпы своей разношёрстностью, - Подумай сам, если Роберто налаживал схему с 1983 года. Я лишь только её улучшил, набрав в подчинение надёжных людей, - "надёжных" - громко сказано, добрая половина, так называемых сотрудников, уже была в местах не столь отдалённых. В прочем, Палмери ничего зазорного в этом не видел. Подумаешь, оступился. С кем не бывает? Ему-то тоже некоторое время назад пришлось отбывать срок в кентербери, - Нужно расставить точки, и объяснить раз и навсегда: порт Кингсбриджа - это наша территория и всегда ею была, пусть ищут себе другой, - по натуре Реджинальд был ещё тем полемистом, он всегда пытался добраться до истины путём переговоров. Варварские методы, пффф, увольте, если только планка не упадёт. А в данный момент, эмоции Реджи тесно граничили с наступающим сумасшествием, желанием всех перестрелять к ебаной матери, и вернуться домой. В нём будто сплелись в невообразимый симбиоз два темперамента: с одной стороны спокойная и рассудительная Вайлет, и склонный к жёстким методам отец. И как бы Редж не хаял Роберто, всё же благосклонность теперешнего дона к нему отчасти заслуга покойного бати. А он, ведь, всё больше и больше становится на него похож. Начиная с тёмных густых волос и проступающей седины на висках, и заканчивая габаритными руками и широкими плечами. Его британская прагматичность и скрупулёзность переплетались с итальянским взрывным темпераментом в неразделимую цепь, что накладывало определённые отпечатки на нити ДНК. Все вокруг знали: с Палмери можно договориться, но Палмери лучше не злить. Ибо перевоплощался он с гнева на милость и обратно с шизофренической скоростью.

- Мэнни, Поли, я согласен, и с удовольствием бы их перестрелял. Они, блять, заслужили, - Реджи сцепил зубы. Долбанные беспредельщики без базара и за "здрасьте" разворотили партию отличных тачек, пацанам придётся их примерно месяц рихтовать, а то и больше. И то не все получится восстановить, - но ситуация не самая простая... - попробуй-ка объясни двум отморозкам, почему нельзя устраивать пальбу в Лондоне, и чьё внимание они запросто могут привлечь, но дон делает всё за него, осаждая пыл своих "солдат", - Майк, это Ирландцы. Из столицы их попёрли, они решили подгребать под себя всё, что плохо лежит. А тут такая удача, порт нами не контролируется на регулярной основе, попытались прижать. Нахуярили там своих трилистников по всему периметру, разбили НАШИ тачки, напугали парней пальбой, - с последним высказыванием Палмери перегнул, но всё же у него были некоторые негласные договоренности со своими подчиненными. Практически все его ребята семейные, и старались поменьше ввязываться в неприятности. Реджи, в свою очередь, пытался сделать их место работы наиболее безопасным, ежемесячно подмазывая правоохранительным органам через Винса. По факту, они даже не были вооружены, ведь не ожидали никакого подвоха со стороны. То, что парней застали врасплох являлось отчасти виной Палмери, да только гордость не позволяла ему в этом себе признаться. А что от нее толку? Дорога-то все равно в могилу, только для гордых она короче и ухабистей. Впрочем, некоторым этого не объяснишь.

Непривыкшие к английской погоде итальянцы, чувствовали себя не в своей тарелке. Да, что и не говори "лучше дома места нет". Более подготовленный к холодам Палмери, надел свитер с высоким воротом под тёплое пальто. Туманный альбион встречал их не особо радужно: небо затянуло тяжёлыми серыми тучами, сорвался проливной косой дождь. Пронизывающий до костей ветер принуждал поднять ворот повыше, и намекал, что неплохо бы обзавестись головным убором. Но Реджи дико не шли шапки, от чего он с детства игнорировал данный атрибут гардероба.

- Вот в "львиной голове" и поедим, к слову, пастуший пирог там делают с олениной.  Винсент, наверное, уже приехал, британцы не имеют привычки опаздывать, - да, перекусить бы не мешало, точно также, как и выпить. Палмери считал, что "залить стресс алкоголем" равнозначно его же "консервации", на некоторое время попускает, позволяет быть чуток спокойнее. Жаль, что только на некоторое время, - Мэнни, обещаю, если ситуация сложится в нашу пользу, я проставляюсь в самом лучшем и самом старом пабе Лондона, - нельзя быть ни в чём уверенным на сто процентов. Палмери, как стратег рассматривал разные варианты развития событий. Своему ручному "копу" он уже дал задание - отвести даже малейшие подозрения и поползновения от их дел. Логично теперь было заручиться поддержкой местных криминальных авторитетов, дабы перестраховаться полностью. Всё же "смельчаки" находятся, пусть и раз в сорок лет.

Через какие-то полчаса, солдаты Торелли уже были рядом с пабом. Поймать такси около аэропорта - довольно простая задача. Стоит только выставить руку по направлению движения, в ожидании, когда кто-то с жёлтой шашкой наверху остановится, чтобы довести тебя до пункта назначения. Практическое отсутствие багажа и вовсе играло на руку, многие даже предлагали свою помощь на постоянной основе, но Палмери знал, что в их делах заводить личного незнакомого водителя - дело последнее.
"Львиная голова" - место ничем не примечательное. И хотелось бы рассказать, что Фредди Меркьюри здесь выступал будучи пацаном, или какой-нибудь Стинг здесь проводит вечера - но нет. Обыкновенный паб, коих навалом в Лондоне, славился, исключительно, своими пирогами и небольшой личной пивоварней. Видов пива тут немного, зато они отличные в соотношении цена-качество. Буквально на пороге их встретил Стонем, который кажется хотел "свилять" на перекур, но его планы нагло нарушили. Реджи даже и забыл, что этот беляш на полголовы ниже его, да и дружеских объятий, откровенно, не ожидал.

- Blimey, ты даже не представляешь, как я тебя рад видеть, fella, - речь Винсента как обычно наполнена переизбытком слэнговых словечек, и Редж даже не успевает расстегнуть пальто, в момент, когда кореш встречает его на пороге, - Синьёр Ринальди, здравствуйте, наслышан о Вас, рад Вас видеть, жаль, что при таких обстоятельствах, - лебезит Стонем, после чего разворачивается к Мэнни и Поли, - Здравствуйте, синьёры, меня зовут Винс Стонем, я уже занял стол, пройдем-те, - на самом деле, этого чертяку пришлось здорово выучить манерам после того, как он "откинулся". Теперь же Стонем только не расшаркивался, но мог бы запросто присутствовать на приёме у английской королевы, если бы она позвала.

- Дружище, я рад тебя видеть тоже, расскажи, какого чёрта здесь произошло? - снимая пальто, Редж присаживается за самый дальний стол, ранее они уже встречались здесь для переговоров. В основном зале сделали музыку погромче, чтобы их диалогов никто не слышал.
- Редж, грёбанные ирландцы. Я прочекал свои каналы, короче, их попёрли из Лондона, какая-то очень влиятельная "британская Семья", наркобароны что ли. Эти мудаки, по ходу, пытаются продвинуть свой наркотраффик. Вы даже не представляете, что там было... - Винс закрыл лицо руками, и добавил, - Mate, я попытаюсь отреставрировать часть в течении fortnight, но ничего не обещаю...
- Что за британская Семья, конкретнее? Не юли, Винс, блять. Ты знаешь прекрасно, влиятельных Семей хватает везде, - смотрит в упор и совершенно недоброжелательно, после чего закатывает рукава и сменяя гнев на милость произносит, - Англичане никогда не трогают чужие территории, - уточняет, снижая тон, -  охраняемые и оплачиваемые территории. Так какого хрена эти полезли на наши? Может, им кто-то дал команду?

Отредактировано Reggie Palmieri (2019-12-16 21:09:11)

+2

4

Выслушав Реджинальда, Майкл кивнул головой. Он понимал эмоции своего солдата  - наехавшие ирландцы попортили его товар и, что еще хуже, бросили ему вызов на собственной территории. Если Палмери не сможет дать им достойный ответ  - то его пацаны начнут сомневаться в способности шефа их защитить. Начнут подумывать о другой крыше, тех же самых миках. И тогда всему их трансграничному бизнесу может наступить конец. В отличии от Англичанина, лично для Ринальди это такой большой потерей, чисто финансово, бы не стало. Для него дела в порту были лишь крохой в море всех тех интересов, что контролировала Семья Торелли. Ну ладно, не крохой, а кусочком, довольно вкусным, но не таким уж огромным. Однако каким-то ирландским ухарям дон не собирался уступать даже собственных обстриженных ногтей. Это был вопрос даже не денег, а репутации. И как бы выразился склонный к грубоватым метафорам Фрэнк, того, «у кого яйца больше».
- Ты знаешь, какие вообще силы у этих придурков? Если что, сколько можешь собрать стволов? – так как они все еще находились в публичном месте, то последнюю адресованную Реджи реплику босс Семьи Торелли произнес почти шепотом, наклонившись к самому уху Англичанина. Он надеялся, что они тут обойдутся без вооруженных разборок – однако, как говорится, хочешь мира, готовься к войне. И потому глава преступного клана желал бы понимать все расклады – например, насколько орудующие в Кингсбридже люди Реджа боеспособны. – Кто-то из твоих тут вообще делал раньше «мокрую» работу? Все-таки биржевые мошенники и портовые контрабандисты далеко не обязательно умелые убийцы. Даже если себя ими выставляют -  легче сказать, чем сделать. Майку приходилось видеть немало уличных жиганков, которые отлично трепали языками и играли мускулами – но когда наступало время нажать на курок, превращались в мокрых куриц. Таких вот щеглов Майк не уважал от слова «совсем».
К слову, среди прибывших сегодня в Лондон сакраментян подобных не было – но вот в кингсбриджцах Ринальди быть уверенным не мог. Потому, собственно, и спрашивал Реджи.
Когда все погрузились в машину и выехали с территории аэропорта, то каждый занялся своим делом. Палмери, видимо, думал о чем-то своем, проголодавшийся Майк предвкушал пастуший пирог с олениной,  Мэнни и Поли же, вдохновленные обещанной Реджинальдом проставой в самом старом пабе города, затеяли спор гастрономического характера. – Вот ты говоришь, что все лучшее придумали мы, итальянцы, верно? – спросил Бруно у Дамиани, одновременно размотав свою намокшую бандану и пригладив также пострадавшие от дождя волосы. – Конечно. «Гуччи», «Феррари», спагетти, пицца… -  с непоколебимой уверенностью ответил Одноухий. Никогда не бывав на родине предков (да и вообще редко выезжая из южного Сакраменто), тот являлся пламенным итальянским националистом. На день Колумба обязательно ходил на демонстрацию с портретом великого мореплавателя наперевес – и как-то здорово на ней попиздился со считающими открывателя Америки работорговцем индейцами.
– Ну хорошо, а пиво? Почему тогда пиво не мы придумали, а немцы? –хитро прищурился Недобайкер, видимо, решив подловить своего приятеля. Поли на какое-то время глубоко задумался – критиковать пиво, как и признавать правоту Мэнни, ему не хотелось. -  А кто тебе сказал, что это не мы придумали? Стырили они у нас идею пива, вот и все. – наконец разродился Паоло, и теперь время скрести в затылке настало для его собеседника. – Немцы пиво стырили? У итальянцев? – с некоторым недоверием спросил любитель мотоспорта, но у Дамиани, как оказалось, уже было готово веское обоснование. – А чо нет-то? Нацизм ведь они придумали, так? Могли и пиво спиздить за милую душу. Мой батя вот ездил в Мемфис в девяносто пятом, так у него в отеле уборщик часы стырить пытался. А знаешь как была фамилия у него, уборщика этого? Вернер! А мой батя коренной итальянец, а часы были японские. Перед бронебойностью таких доводов Бруно устоять было тяжело. Он какое-то время помолчал, побрякивая железными заклепками на своей косухе. Потом наконец решил выразить сомнение. – Вернер… Ну хуй знает. А может, он еврей, а не немец? Однако Поли решил оставить за собой последнее слово в споре. – Вот я и говорю  - все они у нас поворовали, жиды эти да немцы…
Слушая это все, Майк улыбнулся – нетипичной для себя улыбкой, далекой от его обычной саркастической усмешечки. Потому что вспомнил, что когда-то именно так Мэнни спорил со своим другом Никколо Санторо. Их прежний начальник, Фредо Клементе, очень бесился из-за происходивших между телохранителями перепалок – Ринальди же это скорее забавляло. В этом году перепалки прекратились навсегда – Никко, да будет земля ему пухом, во время покушения на Майка застрелили боевики Барбьери. Но теперь, как видно, Недобайкер нашел себе некую замену в лице Одноухого – свято место пусто не бывает.
Наконец они доехали до паба «Львиная Голова», где их и встретил подручный Реджа, некто Винс Стонем. По виду – типичный английский хулиган в кепарике, такого легко было представить с розеткой футбольного фаната, увлеченно пинающим ногами вражеского болельщика. Однако держался перемежающий свою речь местными жаргонными выражениями парень почтительно – и Ринальди это понравилось. – Просто Майкл, какие у нас тут «мистеры»… - покровительственным тоном сказал Майк британскому бандюгану. Тот на него смотрел с явным восхищением – наверняка раньше мафиозных боссов видел только в фильмах. Все-таки их брэнд дорогого стоил – недаром даже в нынешние времена, когда Коза Ностра порядком ослабла, их уважают, в том числе, заметно превосходящие числом гуталины и латиносы. За это и Марио Пьюзо с Алем Пачино поблагодарить надо.
Бар («паб», вернее) по виду напоминал многие другие подобные заведения. Нарочито грубые столы, обитые деревом стены, декоративные пивные бочки. Из краников в форме оскаленных львиных пастей обильно льются эль и портер, официанты не успевают разносить кружки с пенной жидкостью да немудрящую закуску. Компания италоамериканских преступников (с примесью местного элемента в лице Стонема) заняли уединенный угловой стол. Cделали заказы.
Майк, кроме пива, потребовал тот самый пастуший пирог с олениной. Мэнни Бруно, оправдывая репутацию байкера, способного пить бензин и закусывать его окурками, решился попросить хаггис – какую-то кошмарную мешанину в бараньем желудке. Поли Дамиани, после долгого и тягостного пролистывания меню, все же выбрал пиццу. Одну из двух имевшихся в ассортименте «Львиной головы». Теперь можно было и поговорить.
- Винс, а что это за ирландцы вообще? Серьезные ребята или шелупонь? – спросил Майк у Стонема, одновременно прихлебывая из кружки густой стаут. Тот поспешил ответить – на своем варварском наречии, но в целом понятно. – Эти bums откуда-то из Корка. Начинали как юнионистские hoodlums, гоняли местных папистов, воровали что плохо лежит. Потом подтянулись в Лондон, начали тут банчить ганджей и круглыми… Видимо, решив, что его рассказ затянулся, Винсент поспешил завершить его, сообщив Майку нужную ему информацию. – Стволов десять у них, но сами борзые, еще в Корке сильно накалобродили. Юнионисты юнионистами, но главный их, О’Хара, еще по малолетке отсидел за то, что местного «бобби» грохнул… Изрядную часть рассказа Стонема дон не совсем понял. У миков там что, какие-то терки религиозные? И что за юнионисты? Наверное те, кто по-прежнему хотят, чтобы Ирландия в составе Великобритании оставалась? А другие – типа ИРА? Но главное Майк услышал – о том, какими ресурсами располагали ирландцы. – Ну, мы тоже не кондитеры. – с оттенком превосходства усмехнулся Мэнни Бруно, услышав, как Стонем презентует людей О’Хары в качестве отморозков. Что до Поли Дамиани, то тот с отвращением вцепился зубами в ломтик явно пересушенной «маргариты», и, без всякой связи с идущим разговором, обратился к Палмери. – Редж, ну что это за говно? Англичане не умеют готовить пиццу! В голосе Одноухого звучало такое удивление, будто он ожидал, что ему принесут кулинарный шедевр. Мэнни же, ковыряясь вилкой в хаггисе и с аппетитом его поглощая, не преминул подстебнуть приятеля.- А все потому, что ты такой зашоренный. Надо расширять свои горизонты. Поли, мне интересно, ты девочкам вообще в рот даешь, или боишься, что Папа Римский от церкви отлучит? Тут усмехнулся даже Майк. Однако Дамиани не остался в долгу. Указав на стоящее перед Недобайкером блюдо, он с деланной заботливостью спросил у Палмери. – Редж, как думаешь, желудок этот хорошо промыли? Или есть шанс, что у Мэнни в зубах баранья говняшка застрянет? Маленькая такая… Вот тут для Майка настало время возмутиться – по двум причинам. – Блять, во-первых, мы тут все едим, а во-вторых, давайте о деле уже. Распизделись как сороки на заборе…
И действительно, дальше разговор пошел уже чисто деловой – Стонем рассказал, что ирландцев выпер из Лондона некий мощный синдикат. Реджи поинтересовался, какой же именно – и Винсент, понизив голос, поделился своими соображениями. – Похоже, это Теддисы. Это имя ничего Майку не говорило – и потому он воспользовался помощью поисковика в мобильном телефоне. Информации он получил предостаточно – все-таки высокие технологии иногда облегчали жизнь.
«Фирма Теддисов», они же «Виндзорский узел» (видимо, самоназвание), они же «Teddybear Mafia» (прозвище, присвоенное газетчиками). Едва ли не самая влиятельная преступная группировка в Лондоне, Беркшире и Эссексе. Основатель – шестидесятилетний Терри Теддис, в преступных кругах известный как «Папа Тедди» и «Double T». Матерый уголовник из Виндзора, отсидевший за ограбление инкассаторского фургона и отмывание денег, он начинал как главарь обычной банды медвежатников. А закончил могущественным наркобароном. Толстый, лысый и гладко выбритый, слегка напоминавший Фестера из «Семейки Адамс», он отличался преувеличенно ласковой манерой общения. Зловеще-ласковой, сказали бы люди, знавшие сколько крови на пухлых ручках этого веселого, с простоватыми манерами, балагура. Сколоченный Папой Тедди еще в середине восьмидесятых синдикат, как писали в прессе, являлся крупнейшим в Британии импортером гашиша, а также активно промышлял вымогательством, ростовщичеством и букмекерством. Серьезные ребята – недаром  ирландцы от них побежали впереди собственного визга. И потом совершили ошибку, набежав на очередного титана – но этом им еще предстояло узнать.
- Редж, I am at loss. Дал ли кто команду или они сами такие наглые – не знаю… -  Cтонем не успел договорить – у него зазвонил телефон. Он поднял трубку – и его тон сразу изменился. Будто наполнился холодной неприязнью. – Да, мы тут. За крайним столом в углу. Майк догадался – подъехали ирландцы. Спектакль начался – и Ринальди решил занять свое место. Пока среди зрителей – поначалу он даст с ними пообщаться Реджинальду
Вскоре к  столу приблизилось четверо человек. Двое – стереотипные амбалы в кожаных куртках, один с усами, другой гладко выбритый. Что-то вроде охраны – они даже и садиться не стали, замерли у одной из стенок подобно памятникам самим себе. Двое остальных были рангом постарше. Мускулистый, но поджарый парень в расшитой кельтскими рунами и трилистниками шелковой рубахе смотрел голодным волком. На руке – татуировка в виде арфы, впалые щеки в трехдневной щетине, нижняя губа постоянно подергивается. Видимо, последствие нервной травмы, связанной со смертоубийствами – откуда еще нервные травмы у таких отморозков берутся? Второй же явно был тут старшим. Мужик лет сорока с пивным брюшком и огромными, как у медведя, ручищами. Двойной подбородок скрыт под окладистой рыжей бородой, брюхо – под клетчатой рубашкой. Взгляд уверенный, нахальный и слегка глумливый.  – Доброго дня! Давайте знакомиться. Я – Пэдди О’Хара, старший в нашей компании развеселых кельтов. Это мой брат Шон. Насчет этих не беспокойтесь – да и имена у них больно уж сложные, не запомнить… – улыбнулся бородач, подтверждая догадки Ринальди о том, что является главарем банды. Тот самый убийца легавого, получается? Напускная уверенность, зловещая доброжелательность – прогнавшему его Папе Теддису подражает, что ли? Майк подождал, пока Реджи их всех представит – и сам ограничился кивком. Он решил пока что затаиться и послушать, дав Англичанину выйти на первый план. Заодно еще раз посмотрит, как тот умеет вести переговоры – выездной экзамен, так сказать.
Но первым в очередной раз заговорил Пэдди. – Слушайте, я мужик простой, сразу люблю быка за рога брать. Вы в нашей стране люди новые… кроме мистера Сазерленда, да, но он ведь и не совсем Сазерленд получается…  и должны понимать, что с местными лучше сотрудничать. У нашей… хе-хе… фирмы хороший опыт… в вопросах безопасности.  Все просто – отстегивайте нам с ваших портовых дел, а мы уж обеспечим, чтобы у вас там никаких проблем не было. Тут Майк все же решил подать реплику – точнее, не удержался. Надо сказать, что он сейчас даже не злился – его переполняло удивление. Он попросту охуевал с абсурдности ситуации – у них, матерых рэкетиров из самой жестокой в США мафиозной боргаты, пытались вымогать деньги за крышу. – Как тебя… Пэдди, дай только уточню. Я правильно понимаю, что когда ты прислал своих молодчиков в порт к моему другу и повредил его товар… Наехал на него, получается… Это ты его безопасностью озаботился? Добрый ты человек. - знакомые с такими ледяными нотками в голосе Майка люди сейчас бы вскочили со стульев и побежали бы куда глаза глядят. Однако Пэдди не знал Ринальди – и потому не встал и не побежал. – Ну, очень уж вы, американцы, любите все приукрашивать. Наезд – гадкое слово. Считайте это…предложением о партнерстве. Ну как мальчишки в школе дергают девчонок за косички, чтобы их внимание привлечь, хе-хе… Гаденький смешок ирландца вызвал у Майка вялое желание взять пивную кружку и разбить ее о голову мика – но еще больше задаться вопросом, что он вообще делает на переговорах такого уровня. В этот момент открыл рот забывший о наставлениях Майка Одноухий. И Ринальди даже не мог его винить. – Знаешь… Пидди, да?... Мы итальянцы, и у нас, если нашу девочку какой хмырина за косу дернет – может и без яиц остаться. А у вас, ирландцев, как? Щелку дернули за косичку – а она и потекла? Тут впервые в беседу вступил Шон. Явно менее сдержанный, чем его брат, он подскочил на своем стуле. – Вы смотрю, сильно дерзкие… Да и гладенькие все такие, одеты хорошо. Вот скажите мне, пожалуйста – когда-то ирландцы и итальянцы вместе за моря, в Янкиленд, подались. Только вот итальянцы теперь все жирком обросли,  а наши ребята как вкалывали в семь потов,  так и вкалывают? Нехорошо это. Не по-Божески, да… - говоря это, борец за социальную справедливость сверлил взглядом Поли, хотя тот на «гладенького» тут был похож меньше всего. Однако ответил ему, воспользовавшись молчаливо данной боссом индульгенцией на болтовню, не Дамиани, а Недобайкер. – Даже не знаю, брат. Может потому, что итальянцы начали головами думать, а у ирландцев они так в жопах и остались? Обстановка за столом накалилась – и Майк, сделав большой глоток пива, не спеша, отломил кусочек пирога. Раз конструктивного разговора с этими недоумками не выйдет – хоть поест от пуза.

Отредактировано Michael Rinaldi (2019-12-18 18:14:52)

+2

5

Будучи человеком свободным от любого рода предрассудков, но продуманным до мозга костей - он совершенным образом хотел завершить сей конфликт спокойно и без всяких кровавых потасовок, которые чаще всего и вовсе превращались в бойню, что даже Паланик со своими литературными произведениями мог выйти покурить на часок-другой. Порт, который в шутку местные ребята уже давно прозвали именем Палмери, был неплохой кормовой точкой для семьи Реджи и Семьи Торелли в целом. С того момента, как Роберто сумел здесь обосноваться, не тачками едиными, как говорится. Агата вовсю занималась траффиком оружия в Европу, а Реджинальд на расслабленных булках вёл дела с СТО абсолютно дистанционно. Лететь через океан - крайние меры. Британцы никогда не бунтовали, действовали слаженно и полюбовно; в авантюры с местными не ввязывались, а Палмери спал, как младенец. Правда, до событий последних дней.

- "Мокруха". Майк, обижаешь, - Редж довольно вытягивается в кресле, и делает глоток "пенного", которое местный официант уже бегло поставил на стол. Он мог себе позволить некоторое бахвальство перед доном, скорее это было даже выводом из их долгих, личных отношений. А мужчина их ценил, ох как ценил, - Аферисты - нет, они все ещё дети в сравнении с нами. А вот портовые... Практически все из них - выходцы из Кентербери, - произносит на выдохе, Палмери не особо любил вспоминать своё пребывания в местах не столь отдалённых, - И они сидели не за военное баловство, как я, например, - Ринальди являлся одним из немногих людей, знающих что именно Редж натворил в тюрьме. Убийство безумного Джо ржавой заточкой, а далее плавный переход его же бизнеса в руки нашего покорного слуги и своего рода даже коронование в Кингсбриджских кругах - это одна из наиболее важных вещей, которые Англичанин должен был поведать тогдашнему солдату Майки, дабы тот не усомнился в его преданности. Всё-таки, вопросы крови - одни из самых важных, а английская скрупулёзность в купе с итальянской честностью являла собой прекрасный симбиоз его внутренних качеств, - Стволов тридцать-сорок сделаем без проблем, если говорить о братве с Кингсбриджа, у тех есть ещё не мало знакомых скинов с битами, которые за "грин" без проблем развалят голову "своим ирландским братьям", - на самом деле "хулиганы зелёных улиц" - это не просто кино, и если раньше националистические движения в Британии были реально идейными, то сейчас "фирмы" поумнели и решили работать за кэш.

Забавная перепалка Мэнни и Поли немного расслабила Палмери, хотелось добавить ещё момент, что итальянец Роберто некогда трахнул его мать и свалил по добру, по здорову в штаты. А теперь, у вас есть я, пацаны. Но промолчал. За последние семь лет в Торелли, он неплохо так прикипел к "плохой компании", и уже, пожалуй, не представлял своей жизни без этих ребят. Тем более, они регулярным образом таскались за Ринальди и избежать их рассуждений являло собой задачу из рода нерешаемых.
- Вы, как хотите, парни, а я вот ударю по вяленой оленине к пиву, и по десерту. Всё же, англичане придумали пудинг, маман моя его невероятно готовит. Хочу почувствовать себя, как дома, - Палмери неплохо так перекусил в самолёте, так как из-за стресса совершенно не смог отключиться, поэтому всю дорогу что-то жевал, рассматривал облака в иллюминаторе и пытался в очередной раз поспать под "молчание ягнят", но шибко увлёкся, посмотрел две части и даже скачал электронный вариант книжки на телефон по приезду.

- Винс, одного не пойму в этой теме. Какого хрена этим юнионистам надо от нас? Ради Бога, объединяйте там свои Англию, машите флагами, храните королеву. Дайте только пацанам работать, - вот только народного восстания ко всему прочему Реджи не хватало, его моментами даже начал напрягать Стонем со своими сленговыми выраженьицами, но это всего лишь малая часть, которая из него вырывалась. Будучи последний раз в Кингсбридже у Палмери-Сазерлэнда повяли нахрен уши, в прямом смысле этого слова. Отвык, отвык от британской братвы по полной программе. Рассказ о Тэддисах не особо шокировал Палмери, собственно, плыли, плыли и приплыли. Этот толстый хуй завербовал не одного парня из четы Реджи, местные ребята кипишевали, требовали расправы, но Палмери их сдерживал. Пару крыс, сбежавших с корабля, ничего не значили, всё же не надо забывать, что часть из них работала на безумного Джо, а в его свите мракобесов хватало. Другой момент - в этом-то Реджинальд и ошибся, нужно было давить, а не работать спустя рукава дальше. Тэдди увёл пару человек, а следом решил увести целый порт, - Я не понял, Стонем, ты долбоёб? Ты пригласил их поговорить в баре? - Редж хлопнул себя по лбу, изображая тотальный фейспалм. Нет, он-то знал, что его подельник небольшого ума, но встречаться с отморозками посреди белого дня в людном месте, не обсудив даже никаких подробностей, было изначально крайне паршивой идеей из ряда вон.

- Ну-ну, парни, присаживайтесь, в ногах правды нет, - бесспорно Палмери чувствовал угрозу и ему вовсе не хотелось получить битой по голове сверху, а ствол из-под стола он всегда сможет достать незаметно, - Давай так, Пэдди, все эти годы, а конкретно тридцать восемь лет порт Кингсбриджа в дополнительной охране не нуждался, схватываешь? - Редж положил руки на стол и упёрся в него локтями, якобы демонстрируя, что в данный момент находится на стадии переговоров и переходить к активным действиям не планировал, - Второй момент, я на протяжении десяти лет САМ занимался в той степи рэкетом, у меня достаточно головорезов, которые враз разъебут ваших классных, и как ты выразился, - улыбается, щелкая пальцами рядом с лицом, пытаясь вспомнить, - ах, да, развесёлых кельтов. Но я этого не делал, все существовали тихо, мирно, занимались своими делами, покуда пара моих отморозков не переметнулась на твою сторону, - Палмери совершенно непрезентабельно закидывает в рот кусок вяленого мяса, и делает смачный глоток пива практически осушая треть кружки, - И ты решил, что можешь наехать на мой порт. Но ты не просто наехал, ты напугал моих "культурных" сотрудников, развалил товар и развел везде свою бездарную аэрографию. Как ты думаешь, хотим ли МЫ после такого с тобой сотрудничать? - О'Хара, будучи борцом за социальную справедливость и какую-то неведомую лично для Палмери хрень, начал петь оды историческим событиям, где ирландцы и итальянцы бок-о-бок сражались и всё было так классно, а теперь мы гандоны в позу становимся. Это если выражаться языком Реджи, Пэдди же говорил довольно мягко.

- Сэр, Сазерлэнд, поверь, у моих ребят хватит прыти, чтобы разваливать каждую вашу поставку, если мы не придём к общему консенсусу, - ирландец гаденько улыбается, Редж же, в свою очередь, даёт Винсу сигнал одними только глазами, чтобы персонал паба прятался по норам, а двери закрывал на засов, ибо сейчас начнётся что-то непоправимое.
- Нет, так нет, - мужчина делает ещё один глоток, допивая уже практически до дна, медленно встаёт из-за стола и разбивает кружку из тяжелого стекла на голове у Пэдди. На самом-то деле, никто мирного итога и не ожидал. А десерт, по всей видимости, отменяется.

Отредактировано Reggie Palmieri (2020-01-09 17:02:07)

+2

6

Разговоры о вяленой оленине, пудингах и тому подобном остались в прошлом – и сейчас, когда они начали беседовать с приехавшими ирландцами, то у Майка из всего содержания прошлой болтовни в голове отложились только вялые оправдания Стонема, получившего от шефа упрек насчет того, что он забил стрелку прямо в пабе. Дескать, принадлежит тот кому-то из своих, можно все быстро обалебастрить, если надо. Все внимание дона сейчас сосредоточилось на переговорах с Пэдди и его приспешниками.
Слово взял Реджи – и заговорил он веско и уверенно, как и полагается «человеку чести». Внешне он сохранял спокойствие, но Майк был уверен, что внутри у того все бурлило – горячая южная кровь не британская рыбья водица, а кровь не обманешь. Высказался же он совершенно правильным образом – четко обозначил микам, что дела в Кингсбридже ведет давно, в новых партнерах или охранниках не нуждается, и вообще поиметь себя не даст. Одновременно куда-то заспешил Стонем – и из глубин бара донесся голос кого-то из персонала. – Джентльмены, на кухне утечка газа! Паб закрывается, все на выход…  Нет, времени оплатить нет – сегодня все за счет заведения! Выпивохи гурьбой двинулись к двери, но особо не жаловались  - когда еще выпадет шанс бухнуть на дармовщину? В этот момент брат главаря ирландцев, Шон, оскалился и сунул руку в карман своих джинсов. Ринальди резко повернулся в его сторону – и затем услышал звон разбивающегося стекла. Cнова мотнул головой – и увидел как грузный Пэдди, c залитым кровью и пивом лбом, валится на землю вместе с собственным стулом. Британская выдержка отказала Англичанину – он попросту уебал болтливого здоровяка кружкой по голове. А затем все завертелось такими темпами, что и говорить ничего не надо было – лишь успевай действовать.
- Вали макаронников! Мразины поганые! -  сухопарый Шон наконец извлек руку из кармана – в ней теперь блестел выкидной нож. Умом он явно не отличался, как и двое сопровождающих громил – почему все трое поперли пузом вперед прямо на стол, опрокидывая его на землю вместе с наполненными элем пинтами, вяленым оленьим мясом, пастушьим пирогом и прочими разносолами. Вслед за перевернутым столом на землю полетели и оба дуболома, однако Шон удержался на ногах, а его старший родич уже поднимался на свои – и его глаза теперь были налиты кровью, удивительно гармонируя с раскрасневшейся, заляпанной собственной юшкой, харей. Прямо бык белфастский, перед сицилийскими тореадорами.
Что до итальянцев… Видимо, рассуждая о том, что они изменились со времен совместного с ирландцами голожопого эмигрантства, О'Хара-младший был прав. Все сакраментяне успели вскочить со своих мест еще до падения стола – и далее начали действовать сообразно обстоятельствам.
Выругавшись, Майк быстро огляделся. Как и обычно в такие минуты, он думал об одном – как выжить и нанести максимально ущерба противнику. Все остальное – стратегия, тактика – потом. На его глазах Мэнни Бруно подскочил к начавшему подниматься громиле и с размахом ударил его в висок кулаком, в котором что-то было зажато, видимо, кастет. Ирландский охранник хрюкнул, захрипел – и вновь рухнул в гору смешавшихся  с разлитым спиртным объедков, так и оставшись на полу. Поли Дамиани и подоспевший Стонем обрушили ряд ударов (кулаками и сжимаемой Винсентом бейсбольной битой) на другого охранника… Тот очевидно оказался не таким крутым парнем, как думали его наниматели – потому что в какой-то момент, зажав рукой свороченную челюсть, кинулся к выходу… и тут внезапно раздался сухой треск сдержанного глушаком выстрела. – Oh, shit… - Винсент Стонем осел на пол, роняя свою биту, и зажал освободившейся рукой дыру на плече, из которой бил ручеек крови. Его глаза на мгновение стали удивленно детскими –  а затем  закатились на лоб. Однако боссу сейчас было не до этих деталей, это уж точно.
-  Ебаный в рот! – любимая во время пиздецовых ситуаций матерная присказка вырвалась изо рта сама. Майк увидел, что братец жирного Пэдди, Шон, маниакально ухмыляясь, держит в руках дымящийся ствол. Однако он был не единственной из нарисовавшихся опасностей –  и новая была адресована именно Ринальди. Разъяренный Пэдди также пытался извлечь из спрятанной под мышкой кобуры волыну.  – Читай молитву Богоматери, мистер большой человек! – оклик был обращен явно к Ринальди, не давая тому усомниться в том, в кого главный ирландец собирается влепить пару пуль. Отнюдь не желая увеличить свой вес за счет свинца, босс Семьи Торелли тигриным прыжком бросился на здоровяка, и успел его схватить его за руку и отвести ее в сторону как раз в тот момент, когда тот нажимал на курок. Еще один выстрел, визг одной из официанток – и стеклянная рама на висевшей на стене фотографии Дэвида Бекхэма с треском разлетелась, а сам великий футболист обзавелся раной на лбу, явно порадовавшей бы фанатов конкурирующих команд. Майкл же опрокинул Пэдди на пол, и оба забарахтались в отчаянной борьбе.  Ринальди получил мощный удар стволом по лицу, заставивший его выплюнуть один из боковых зубов вместе со сгустком кровавой слюны, затем еще один по животу, наполнивший все его тело скручивающей болью. – Ах ж ты блядина ирландская… - сдержав крик, дон сосредоточил все свои усилия на том, чтобы держать заряженный ствол подальше от своего тела. В какой-то момент его левая рука нашарила на полу что-то острое и холодное – видимо, осколок пивной кружки. Схватив его и размахнувшись, италоамериканец вонзил импровизированное острие глубоко в глаз Пэдди. Тот завыл, выронил пистолет и покатился по полу, зажимая искаженное гримасой боли лицо. Это позволило Майку встать и мощным ударом ноги по яйцам окончательно нокаутировать чертова кельта. Затем он, тяжело дыша и лихорадочно втягивая ноздрями воздух, поднял с пола пушку и, дьявольски усмехнувшись, дважды выстрелил. Первая маслина отправилась в уже отбитые гениталии Пэдди, превратив его  мучения в форменную агонию. Вторую Майк всадил ирландцу между глаз, прервав его истошные крики. Теперь он наконец смог оглядеться – и оценить ситуацию.
При всей своей кровопролитности потасовка заняла, пожалуй, не более восьми минут. Помимо Пэдди, мертвым был и его полоумный брательник – и кто с ним покончил, было очевидно. Реджи стоял неподалеку с  пистолетом в руке –  получил ли он его от Стонема или вырвал у одного из нападающих, было неизвестно. Оставшийся громила также не подавал признаков жизни – и, судя по тому, что лежал он теперь в другом месте, тот не стал жертвой изначального удара Мэнни. Кто с ним покончил, стало ясно из сбивчивых объяснений кинувшихся к Майку Недобайкера и Дамиани. – Босс, эта падла вытащила плетку и пыталась в тебя шмальнуть! Мы с Поли… - начал тараторить Бруно, явно смущенный тем, что дону пришлось лично покончить с напавшим на него Пэдди и стараясь, так сказать, сгладить вину.  –  Мы засунули ему его собственный ствол в хлебальник и накормили хорошенько… - добавил Одноухий, но вскинутая рука Ринальди остановила его речь. – Заткнулись. -  прошипел босс, и несколько секунд хранил молчание. Вот и съездил в Англию, проветриться. Стрелка, которая бы завершилась немедленной разборкой со смертельным исходом – такого давненько не было. Они теперь были в пабе, где была куча трупов и немало свидетелей из числа персонала, наверное – а посреди всего этого был он, Майк Ринальди. Просто охуенно. – Какого хера, Реджинальд? Я думал, ты мозгами быстрее шевелить умеешь. Надо было дать им уйти и покончить с ними потом. Ты вообще вкуриваешь, в какое положение всех нас поставил? – когда крестный отец прервал молчание, то его тяжелый взгляд был обращен на Палмери. Это ведь он первый ударил кружкой Пэдди, и ведь это его человек, этот самый Стонем, назначил встречу в пабе. Однако затем Майкл лишь махнул рукой. Разве Шон сам не потянулся за оружием? И разве  такие оскорбления, какие позволяли себе ебаные мики, просто снести любому мобстеру? – Пусть мне теперь не говорят, что ты Сазерленд. Палмери чистой воды, весь в отца. – проворчал Майкл. Какой там хладнокровный англичанин? Гены не пропьешь – Ринальди вспомнилась одна история про Роберто Палмери, которого в их кругах называли просто «Робби Палм». Некогда какой-то перекупщик краденных машин попытался обмануть опытного бандюгана с деньгами, и тот назначил ему встречу в закрытом кабинете ресторана. Какое-то время спокойно пил с тем вино и беседовал – а затем  схватил столовый нож и без лишних разговоров пригвоздил пятерню жуликоватого бизнесмена прямо к скатерти. Больше Палмери-старшего на бабло кинуть не пытались. – Шеф, я тут все популярно объяснил ребятам в пабе – проблем не будет. Что делаем с трупаками?  - на горизонте появился Стонем, сразу обратившийся к Реджу. Его плечо было перевязано жгутом, он явно сильно страдал – но гнева начальника за косяк он боялся больше. Майк опять взглянул на Англичанина. – Надо рвать когти отсюда, пока нас не срисовали ваши копы местные. Переждать где-то. А потом подумать, что делать дальше – думаю, эти ублюдки не сильно заценят, что мы их старшаков завалили.

Отредактировано Michael Rinaldi (2020-01-13 17:50:13)

+2

7

Нашла коса на камень. Собственно, Реджи и не ожидал другого итога развития сегодняшних событий. Нет-нет, человеком он был абсолютно не конфликтным, предпочитал решать всё полюбовно, но тем не менее не терпел напускной наглости и хамства. Будучи всё же ещё тем демагогом и старовером, уважающим старость и чин. А Пэдди с братками, будто пожаловали на приём к Трампу, заявив, что Донни как-то засиделся на своём троне, пора сваливать. Сравнение, конечно, так себе, да и Трампа Реджи не любил. Но всё же, когда какие-то незаконопослушные архаровцы "бузят" нужно им указывать их реальное место. Может, и получилось немного жестковато. По правде говоря, Палмери и сам от себя не ожидал такого запала. Но понеслась душа в рай, а тело в больницу. После того, как старший кельт от оглушительного удара тяжёлым стеклом завалился на пол, Реджи опешил и резко вскочил с места. Медлить было нельзя, Стонэм, конечно, вывел народ из бара, а ушлые местные ребятишки спрятались по норам, но нужно заканчивать потасовку без личного шума. Один минус: ствол был только у Винса. Как вывод, без лишнего шума вряд ли получится. Пока вокруг завязывалась настоящая лондонская потасовка, похожая на те, что Реджинальд без особого удовольствия наблюдал в молодости, на него рванул аки на амбразуру младший брат О`Хары. Как-то Палмери и вовсе запамятовал его имя. Да, и чёрт с ним. Пальто в перепалке пришлось по-быстрому скинуть, оно стесняло движения, да и как-то не хотелось заляпать в чужую да и свою кровь. Но, первое правило бокса, которое наш англичанин совсем забыл - "у тебя нет секунды, любое раскрытие равно удару". Ему тут же прилетело в челюсть, при чём удар у полоумного брательника был сравним с наковальней. Да, дед Джимми сейчас трижды перевернулся в гробу. В голове на долю секунды помутнело, казалось, что он оказался где-то на глубине с высоким давлением за бортом; на губах тут же почувствовался привкус металла, такой до боли знакомый и отнюдь неприятный. Редж закипал подобно бешенному быку ЛаМотте в свои лучшие годы.
Глухой выстрел, сдержанный глушителем где-то в стороне, снова отнимает внимание Палмери, и он видит Винсента, плавно съезжающего по деревянной стене паба. Всё происходит слишком быстро, и боковым зрением мужчина замечает, как его оппонент тоже хватается за ствол. Эх, была не была, и Реджи со всем присущим ему итальянским напором и английской тактикой нападает на ирландца, оглушая его тяжелыми ударами прямо в челюсть. Руки забыли, голова помнит. В какой-то момент рыжий теряет бдительность, пытаясь изо всех сил огреть Палмери прикладом по голове, но вместо этого англичанин разворачивает его спиной к себе, зажимая правую руку между дверным косяком и выбивает ствол. Главное, чтобы Ринальди не задело. Семья за такие дела Реджа линчует нахрен, и в Сакраменто можно будет даже не возвращаться. Ирландец пытается вернуть своё добро обратно, кидаясь на Палмери с кулаками, но тот успевает сделать финальный выстрел точно между глаз.

- Все живы? Где Винс? - тяжело дышит, оглядываясь на помещение бара, где полным полно трупов. После чего к ним выбегает немного побледневший, но довольный Стонэм с уже перевязанной рукой, - Блять, ну ты и живучий гад, подумал ненароком, что в прошлой жизни ты был котом, - опять же произносит на выдохе, довольно трепая подельника по волосам. Но чёрт возьми, он реально рад его видеть живым. Винсент был глубоко семейным человеком, и предстать перед его детьми и супругой на божьем суде совершенно не хотелось.
- Майк, я... я даже сам от себя не ожидал... - мямлит, как пятнадцатилетний пацан, соображая, что своей темпераментной выходкой, действительно, умудрился подставить всех под удар. И пусть они, к счастью, вышли сухими из воды. Данная ошибка была непростительной, - Ладно, Винс, давай так, звони Большому Чаку, мы поедем к нему. А он пусть вызовет сюда местных "чистильщиков", - Палмери на секунду запнулся, но не дал Стонэму и шанса ничего ответить, - И если Флэтчер будет что-то спрашивать, скажи Сазерлэнд приехал.
- Редж, mate, всё уже сделано. Они ждут в Лондонском офисе.
- У них есть Лондонский офис? Что за херня здесь происходит? - как-то совершенно не вязалась у Палмери в голове два имени нарицательных в одном предложении "чак" и "офис".
- Ну, да. Флэтчер там редко бывает, завёл его на случай важных переговоров, а я предупредил, что, возможно, понадобится их помощь. И они ещё вчера притянули свои старые жопы из Кингсбриджа.

in this moment at the otherside of London

Старина Чак сидел на внушительных размеров кожаном кресле, и гипнотизировал мобильный телефон. К слову, ребят пришлось поднять на уши ещё вчера в аккурат момента, когда долбанные ирландцы к хуям разгромили партию новых машин. Оставив на стрёме банду бойцов Костолома с битами, все, грубо говоря, взявшись за руки двинули коней в Лондон, особо ничего не объясняя своим семьям. На стуле напротив расположился, как всегда улыбчивый и обкуренный торчок, играющий на своём полуразбитом Самсунге в змейку.
- Слышь, Чак, может малой за кофе сгоняет, что он всё время, как агент 007 из-за жалюзей выглядывает? Пусть словит там продавца корндогов какого-нибудь? - пробубнил Торчок, пихая болтающейся ногой стол Чака.
- Ебать, ты осёл конченый, Брюс! - вспылил Флэтчер, резко подрываясь со своего места, - Ты, хоть, вкуриваешь, чё за херня творится! Вы с Психом своих рэкетиров обзвонили? Когда они будут? - Мэддокс же в это время спокойным образом валялся на диване, и помалкивал. Он и вовсе был не особо многословен, но уже предвкушал предстоящие разборки.
- Псих обзвонил с утра, все на стрёме, - Торчок развёл руками, из разряда и я не я, и хата не моя.
- Там такие, ребята, Чак, - Микки мечтательно потянулся на диване, - Они раскроят им черепа к хуям, отстрелят яйца, станцуют на их трупах и изнасилуют их женщин, - и если вы думаете, что данная высокопарная речь хоть как-то удивила подельничков, то нет. Чак немного успокоился и пожал плечами, если на Торчка особо надежды не было. Он больше полемист, чем боец. То вот Мэддокс сюда точно не пироги печь пришёл.
Буквально через пару минут, у Флэтчера всё же зазвонил телефон, на другом конце провода был Стонэм, немного запинающийся, но очень сухо изложивший ситуацию в пабе. На лбу у Чака выступила испарина, где-то в глубине души, он подытожил, что слишком стар для всего этого дерьма, но тем не менее...
- Понял. Жду. Будут тебе чистильщики, - нажав на красную кнопку, он развернулся к Томми, - Малой, организуй пару-тройку ребят, нужно мокруху за Реджи убрать в "львиной голове", - после чего Чак снова устремил своё внимание на парочку "твикс", - А где, мать вашу ебаную за ногу, носит Стэна?
- Чаааак, - протянул Торчок, совершенно не отвлекаясь от экрана, - Мы же в Лондоне, а в этом городе столько казино, он там, скорее всего уже проигрался и отыгрывается, - от бессилия Флэтчер зарычал, но это не сыграло никакой роли, его раздражение зашкаливало, и сейчас он представлял себя на берегу холодного Кингсбриджского моря.
- Звони Голове. И скажи, что если его не будет здесь через десять минут, то я прикажу Психу ему эту голову откусить.

+2

8

Пару суток спустя,  после того как чистильщики Палмери уже убрали оставленный в пабе «Львиная голова» мусор, а Майкл, перезнакомившись с парнями Сазерленда, отдохнул в «лондонском офисе», вся честная компания уже катила на автомобиле марки «ровер» в сторону города Виндзора. Именно так им назначил встречу наркобарон Терри Теддис, тот самый, что некогда прогнал насоливших ребятам Реджи Инглиша ирландцев с их точек.
Решение поговорить с парнями из «Виндзорского узла» пришло к Майку и Реджинальду стихийно. Они руководствовались тут очень простыми соображениями – соображениями чисто практического характера. Произошедший в баре эпизод показал им, какие косяки происходят, когда берешься за разруливанье возникших непоняток неподготовленными. Затевать же долгие разборки с кельтами ни у Реджинальда, ни у его босса не было ни времени, ни желания – обоим следовало вскоре  вернуться в Cакраменто. Отсюда пришла простая, как Колумбово яйцо, идея -  враги врагов могут стать друзьями.
- Реджи, Кингсбридж для нас должен быть источником дохода, а не постоянных рамсов и проблем. Мы слишком далеко и у нас слишком много забот уже на родине. –  покуривая в открытое окно, развивал свою мысль Майкл, пока  Поли Дамиани копался в айфоне, а Флэтчер крутил баранку. Потерянный зуб и пара совершенно случайно образовавшихся жмуров заставили Майка ощутить, что, раз он уж прикатил в туманный Альбион, то связанные с местными делами проблемы хочет решить конкретно, раз и навсегда. Чтобы уже никогда не понадобилось высылать сюда боевые группы или же вести битвы посредством местных бандюков Сазерленда. Но в одиночку такую задачу было не решить. – У тебя тут хороший бизнес, я не спорю. Но, при всем должном уважении,  если в Калифорнии мы самая большая рыба в пруду, то здесь это не так. Потому надо найти хороших друзей. И, кстати говоря, связи с «Виндзорским узлом» интересовали Майка не только в плане устранения докучливых миков – тут, возможно, пусть и через людские потери, бригада Англичанина могла справиться и сама.  Здесь была основа для более широкого и взаимовыгодного партнерства  -  недаром ведь и Торелли, и «фирма Адамсов» вовсю занимались дурью.
Автомобиль, тем временем, подъехал к небольшому, скромного вида, коттеджу. После очередного судебного процесса,  когда у «папы Теддиса» конфисковали имущества на двадцать миллионов фунтов стерлингов, тот объявил, что теперь настолько беден, что вынужден переселиться в дом своей покойной матери. Это было, разумеется, ерундой – пресса по всей стране дудела о том, что многочисленная недвижимость Терренса в Испании и на Лазурном Берегу так и осталась нетронутой. Да даже и Майклу сейчас, с первого взгляда, была очевидна вся фальшивость этого мнимого банкротства. В окнах окружающих коттедж домиков мелькали темные силуэты – явно эти халупы были специально арендованы для того, чтобы засевшие в них люди синдиката со всех сторон проглядывали въезды  к становищу наркобарона. Такие же подозрительные фигуры засели и в припаркованных там и сям внедорожниках – и одна из них, оказавшаяся при ближайшем рассмотрении одетым в кожу крепышом, выбралась наружу, чтобы провести гостей из Сакраменто внутрь нищенского вида «резиденции».
Первое, что встретило Майкла и его спутников в прихожей – это запах жарящихся в масле сосисок и картофельного пюре. А затем  - затем их встретил и сам вышедший с кухни Теддис, в игривого вида переднике и с половником наперевес. – Доброго дня! А я тут готовлю небольшой ланч, к вашему приезду. Надеюсь вы ничего не имеете против bangers and mash? –  упитанный, с бритым черепом и густыми седыми бровями,  Двойной Ти сердечно (начав с Ринальди) пожал руки визитерам и провел их внутрь кухонного помещения. Там уже что-то кипело в кастрюльках,  а на столе была водружена упаковка недорогого баночного пива. Предложив сакраментянам присесть,  лидер «Виндзорского узла» продолжал разглагольствовать – непривычно тонким для мужчины столь грузной комплекции голосом. – У меня, конечно, скромно, но и я человек простой. Да и жена уехала на Карибы, так что придется по-холостяцки… Хотя чего хорошего, спрашивается, в Карибах? Разве что акулы… Как говорится, что отличает акулу от хорошего пылесоса? Акулу не надо вставлять хвостом в розетку… -   рискованно пошутив на тему избавления от трупов,  Терренс растянул свои губы в улыбке. В его серых глазах сверкали искорки смеха – но Майк отметил, что веселым его взор является только на первый взгляд. Он был каким-то… двухпленчатым, что ли. И если первая пленка была пленкой разбитного балагура, то вторая пленка, истинная, таила за собой что-то страшное, то, что заставляло всех барыг от  Корка до Кента со страхом произносить имя Папы Тедди. Такой человек Майку и был нужен. Да и, если честно, он ему как-то инстинктивно пришелся по душе – в отличии от чертовых миков. Было видно, что парень серьезный, не понтующаяся зря шелупонь.  – Я и сам мужик без заморочек, Терри – ведь мы можем по-простому, да? И от угощения не откажусь. -  нередко запивавший омаров и стейки рибай бутылкой коллекционного вина крестный отец с готовностью опустился на потертый стул и отхлебнул прямо из банки недорогого пойла. Вслед за ним последовали и другие. В двухслойных глазах Папы Тедди мелькнуло одобрение – гости не стали выебываться, изображать из себя больших шишек. Видимо, его маневр и был такой проверкой, тестом на адекватность – впрочем, босс Семьи Торелли разгадал это сразу. – Майк, я о вас, разумеется, знаю – для меня делают особый дайджест по… событиям в нашей сфере бизнесе. И о мистере Сазерленде мы наслышаны, хотя долгое время считали его скорее… независимым дельцом локального масштаба. Ну что же, тем лучше, что мы ошиблись. Если не тянуть кота за яйца – вы ведь пришли обсудить наше… возможное сотрудничество? Ринальди зацепил вилкой утопленную в пюре сосиску, отправил в рот. Прожевал, глотнул еще пивка – по качеству оно точно уступало тому, что разливали в «Львиной голове»,  но италоамериканец пивал и не такое. Достал из упаковки кусок хлеба, подобрал им немного йоркширского пудинга, прежде чем заговорить. – Терри, именно. Как ты наверное догадываешься, я веду дела весьма широко. То, что происходит тут – лишь малая доля моих забот. Моим человеком здесь является Реджинальд, но и он большинство времени должен проводить в Штатах. Потому мне нужен надежный партнер в этих краях. Который бы нас подстраховал, если надо, и помог решить некие мелкие проблемы. Условно говоря – чтобы мне и моему другу не приходилось летать сюда каждый раз, когда нам надо вывести из матраса поселившихся там клопов. Дезинфекцию, как известно, полезно проводить местными силами. Терри понимающе покивал своей массивной головой, глотнул алкогольного напитка. Изучающе посмотрел на Палмери, прежде чем задать вопрос ему. –  Речь же идет о тех недоумках, что решили сунуться в твой бизнес, верно? Если обо всем договоримся – я с радостью помогу. Какое конкретно содействие от меня нужно? Если надо, эти люди просто исчезнут.. как уже исчезли с моей территории….  Затем он достал пачку сигарет, разжег одну из них и закурил. Сигареты были крайне вонючими  - очевидно,  Двойной Ти курил какой-то крайне крепкий и старомодный табак. Как-никак ему уже перевалило за шестьдесят. – Я также отвечу вам откровенностью на откровенность. Я собираюсь сделать ряд вложений в… кое-какие проекты в Штатах. Из того, что мои яйцеголовые друзья  экономисты начинают высокорискованными  инвестициями. И был бы не против, если бы на том берегу у меня также была дружеская рука. Как и вы – не буду же я держать в Америке чертову армию? В целом вырисовывалась стройная схема – Торелли и Теддисы как бы обменяются франшизами, помогая друг другу охранять свой бизнес в чуждой каждому стране.  Майкл поглядел на Палмери – теперь по конкретным условиям следовало говорить ему. Именно Реджу предстояло налаживать сотрудничество с синдикатом – и высказать, в чем тот мог бы ему быть полезным и в конкретной ситуации с кельтами, и в дальнейшем.  Ринальди же заговорил о другом – именно о том, что на самом деле должно было спаять их дружбу. Что спаивает такую дружбу, кроме денег? Зачем вообще они на самом деле решили встретиться? Не ради же того, чтобы из сентиментальности, отгонять от пастбищ визави волков? – Насколько я знаю,  вы нуждаетесь также в.... качественном товаре из-за рубежа. А мы нуждаемся в качественных английских деньгах. Если сможем обеспечить безопасность порта и добазаримся до приемлемых цен… Это станет началом прекрасного партнерства.

Отредактировано Michael Rinaldi (2020-02-06 12:56:42)

+2

9

S t a n

[float=right]https://i.imgur.com/CqwMHB9.gif[/float]Веки совершенно не желают быть распахнутыми, глаза отчаянно слезятся после бурной ночи, но всё же сделав несколько уверенных усилий над собой, Стэн поднимает свою бренную тушу с дивана. Противный звонок мобильного эхом разносится по доселе незнакомой ему квартире. Ранее ему не доводилось здесь бывать. Голова предательски шумит и отказывается сотрудничать с ногами и организмом в целом. А ещё похмельный сушняк, абсолютно обжигающий внутренности и отсутствие нижнего белья, как отголосок бурной ночи. Он похлопывает себя по лицу, что явно никак не спасёт ситуацию и вряд ли приведёт его в чувства, по привычке бросает взгляд на наручные часы: хотя, какая к херам разница, счёт времени он уже давно потерял. Остаётся уповать на исключительную благосклонность Чака и Реджи, выработанную долгими годами упорного сотрудничества. В их банде обычно не было недопониманий, каждый имел свои личные бзики: психические расстройства, игроманию, наркоманию [нужное подчеркнуть]. Но ни один из них не был чёртом, не достойным всеобщего доверия. И даже вечно болтающий Торчок умел хранить секреты.
Где-то между разбросанными в хаотичном порядке вещами на полу, он всё же находит свою куртку, в кармане которой без конца звенит раздражающий мобильный, заодно выуживает оттуда сигареты, зажигалку, красные женские... блять, где его носило?

- Head, ты грёбаный bastard, я твою жопу порву на британский флаг, - обыкновенное отеческое приветствие от старины Чака прежде, чем Стэн сумеет обронить хотя бы слово.
- Как твои дела, Чаки, кто тебя расстроил? - сохраняет самообладание Уоррен, в попытке в который раз вывести Флэтчера из себя своим напускным спокойствием. Всем давным давно известно, что даже после увольнения из королевской пехоты, Чак сохранял закалку, как минимум вечно брюзжащего капрала; как максимум генерала со всем набором орденов.
- Это реальный cock up, у нас тут Kerfuffle и трупы. Где тебя носит, мудила?
- О, я думала, ты так рано не проснёшься, - в комнате неожиданно появляется та самая обладательница красных и кружевных, в прочем Стэн удивлён, но явно не так как Чак на другом конце трубки.
- Ты чё там с бабой? Ты чё там последние marbles растерял?
- Буду через двадцать минут, и боже храни королеву, - Уоррен издевательски пропел последнюю фразу, захлопнул мобильный и бегло развернулся к прекрасной особе, стоящей напротив, - А ты, милая, найди мне мои джинсы и завари кофе, ибо Стэнли Уоррен готов к великим подвигам. А тебя, кстати, как зовут?

t e d d y ' s, t w o  d a y s  a g o

Двое суток на исторической родине, навевали необъяснимый, но вполне себе приятный флёр из воспоминаний, подкреплённых бурной молодостью и личными достижениями. За это время Реджи, Майк и компания успели ни единожды вкусно откушать, выпить британского эля, проследить за слаженной работой бандитов разных мастей, которые вполне успешно провели дезинфекцию в пабе. Прокручивая в голове фразу "скажи мне, кто твой друг и я скажу, кто ты" - Палмери неприкрыто посмеивался наблюдая за ответственным матерщинником Чаком, кровожадным Психом, неуёмным источником разнообразных легенд и историй Торчком [чёрт его знает реальных или же выдуманных под очередной дозой] и вечно проебывающимся эстетом Стэном, которого Флэтчер песочил с первой секунды их совместного пребывания здесь. Не обошёл Редж десятой дорогой и кингсбриджских аферистов, за работой которых обычно следил издалека: ребята нашли выход на котировки британского банка Barklays, что позволяло им вывести своё сотрудничество с клиентами на новый уровень, а активы же этих самых клиентов в открытый сектор. Это, естественно, не могло не воодушевлять, так как ещё с первого знакомства в детстве с безумным Джо, Палмери не верил в честных брокеров. А тут появилась неслыханная возможность трансформировать чёрное в белое, да и самому немного поднять на той же coca-cola или microsoft, да чем чёрт не шутит, даже apple.

- Майк, ты знаешь меня достаточно много лет, чтобы понимать - я не тот, кто рамсит, - Реджинальд недовольно хмурит брови, изо всех сил стараясь искоренить укоризну в голосе, когда Дон предлагает найти в Лондоне "новых друзей". По факту, его парням давно приходила в голову эта идея, их всё же мягко говоря раздражала отдалённость покровителя, да ещё где-то там за океаном. Именно поэтому несколько крыс самовольно сбежали с корабля заранее. Переживал ли об этом Палмери? Слегка, но раскисать не собирался. Он знал, что каждую крысу рано или поздно настигнет своя крысоловка, - Но я абсолютно тебя поддерживаю и согласен, - по правде говоря, даже с ностальгической точки зрения, Реджи мало привлекал вариант мотаться туда-сюда, пристально наблюдая не обломали ли его ребятам крылья. И если был шанс упростить этот момент, то почему нет?

"Фирма Адамсов" была одной из самых значимых в Лондоне, ещё во времена своего регулярного пребывания здесь, Палмери слышал о них неоднократно. Сотрудничать не доводилось, так как в основном они были завязаны на наркоте, а Реджа сей сегмент ранее особо не интересовал, да и Торчок с Головой не любили наглеть и соваться на их территории. Перспектива кормить рыб где-то на дне Темзы мало впечатляла, посему все жили исключительно слухами едиными. Проезжая меж живописных маленьких коттеджей, Редж на секунду задумался о Уоррене, который во время поездки в Кингсбридж беспрестанно тараторил о каком-то бесконечно выгодном аукционном бизнесе: антиквариат, картины и прочие предметы искусства. Нищий на впечатления и абсолютно не склонный эстетствовать Палмери ни черта в этом не понимал, но его привлекала прибыль в любом эквиваленте, посему сегодня Стэн заслужил крупицу его личного внимания и красной галочки в заметках айфона. 

- Добрый день, Терри, - самое время "играть в игры" да переквалифицироваться из итальянского гангстера в обычного британского пацана. Тэддис, по всей видимости, этого и ожидал, щеголяя перед ними в юморном переднике и с половником. Покуда Ринальди отвоевал полностью внимание предводителя "адамсов", Палмери занял позицию наблюдателя. В принципе, гангстер ничем не отличался от киношных персонажей: Ганнибала Лектора, радушно приглашающего на внеочередной банкет; Джимми Тюльпана, щеголяющего меж кур в крольчьих тапках, да и их самих. Каждый вёл двойную жизнь, в попытке не переносить свою тёмную сторону на всеобщее обозрение. И если уж папа Тэддис встретил Торелли радушно, то это хорошая сподвижка, возможно, даже к продолжительному сотрудничеству.

- Вы обо мне наслышаны, это большая честь, - с неприкрытой улыбкой произносит Реджи, делая ответственный глоток баночного пива, немного сминая рукой тонкую металлическую оболочку; после чего почерпнул вилкой немного картофельного пюре и откусил смачный шмат жареной сосиски, - Сам-то я себя считал не особо известным, так уж сложилось, - Палмери предпочитал теневой бизнес, у него никогда не было цели заявлять о себе во всеуслышание. Но по всей видимости, если "адамсы" не успели прижать его парней, значит парни действовали аккуратно, посему Реджи незаметно кивает в сторону Чака.

- Я понял Вас и Ваши намерения, - Редж снова закатывает рукава, выкладывает руки на стол и поправляет часы. Жест своеобразного доверия, когда хочешь показать оппоненту, что ты открыт, как книга и чист, как лист новенькой тетради первоклассника. Он дал закончить речь Майку и приступил конкретно к своим предложениям, - От себя я могу предоставить абсолютно безопасный траффик вашего товара на другую сторону океана и обратно; количество не имеет значения, так как наш товар куда габаритнее, - неприкрыто намекает на ворованные автомобили, - также, я могу подсказать вашим экономистам, куда и как следует вложить свои заработанные активы, чтобы исключительным образом увеличивать прибыль, сидя в мягком кресле с банкой пива в руках. Согласитесь, прекрасная перспектива? - Палмери на секунду запинается, будто забыл о чём-то важном, делает ещё глоток, - ах, да. Всё это взамен на безопасность кингсбриджского порта, - он не особо верил в то, что папа Тэддис согласится вот так вот резко и быстро. Деду-то уже под сраку лет и внуков бы нянчить. Но последняя фраза про "отдыхать" и "получать" могла зацепить любого пенсионера, даже того, который совершенно не хочет вмешиваться ни в какие разборки.

- Я понял тебя тоже, сэр Сазерлэнд, - и хотелось бы перебить, мол "дед, зови меня Реджи", ведь, он как-то очень отдалённо по манере разговора напоминает покойного родственника, но Палмери молчит, ожидая вердикта, - А почему бы нам не устроить принцип "мышеловки"? Буду откровенен, кельты и нас уже порядком замучили. Мы - ребята простые, открытые к сотрудничеству, но их хамство... - Терри качает головой, осуждающе цокая языком, - Прогнать их не так лёгко, но если мы объединимся общими силами и у нас всё выйдет..., - вынужденная пауза, - А у нас всё выйдет, - и как будто ставит точку в диалоге, предав окурок анафеме в замызганной пепельнице, - Я обещаю приглядывать за вашим портом. И волки сыты, как говорится, и хрен с ними с овцами, - махнув рукой, старик залился скрипучим смехом.

- Тогда по рукам, - произносит Редж, переглядываясь с Майком. А Флэтчер потихоньку мотал на ус весь диалог, размышляя о том, как его ребятам снова придётся изрядно попотеть. Но на кону не только территория, а ещё репутация, работа и жизнь. За которую кингсбриджские разбойники боролись с самого момента своего рождения.

You ain't got no money?
He'll get you some.
You ain't got no car?
He'll get you one.
You ain't got no self-respect, you feel like an insect,
Well don't you worry buddy, cause here he comes
Through the ghettos and the barrio and the bowery and the slum
A shadow is cast wherever he stands,
Stacks of green paper in his red right hand.
N I C K  C A V E  &  T H E  B A D  S E E D S

Отредактировано Reggie Palmieri (2020-02-13 00:07:29)

+2

10

- Ну да, ну да, не тот, кто рамсит…  Батя твой тоже так говаривал – а потом кто-то вдруг оказывался на дне Сакраменто-ривер… - с примесью отеческой заботы и гордости за парня подтрунил Майк над словами своего солдата. Он уже, забывшись, хотел невольно уйти в рассуждения о достоинствах ушедшего в небытие Палмери-старшего, вызвав зубной скрежет у его сына, однако  встреча с Папой Тедди не дала этим излияниям времени развернуться. И наверное к лучшему – и босс, и его верный соратник, были людьми в меру твердолобыми и своих мнений о покойном пока что не меняли.
Куда более насущными были, впрочем, вопросы не прошлого, а настоящего, к обсуждению которых они и перешли со Двойным Ти, откушав сосисок с пюре и запив все это пивом. Услышав предложение Реджа обеспечить безопасную транспортировку товара через океан, cтарик задумчиво пожевал губами. –  То, чем я обычно зарабатываю на хлеб с маслом, так далеко не идет. Эта лаконичная цитата относилась к наркотикам -  и босс Семьи Торелли понимал, о чем говорит лидер «Виндзорского узла». Та дурь, которой промышляли Теддисы – тот же гашиш или дизайнерская наркота вроде мефедрона – не нуждалась в доставке в США, так как точно так же изготовлялась или выращивалась в Штатах. Иное дело - героин, однако им Терри преимущественно снабжал родное Соединенное королевство. С другой стороны, Торелли тут могли кое-что предложить. Кое-что, производимое исключительно в странах Латинской Америки.  - Как я сказал, у наших компаньонов есть хороший… мексиканский товар. Можем предложить весьма щадящие… по средней мерке… цены, а Редж поможет с доставкой, верно ведь, Редж? – говорил дон мафии, разумеется, о кокаине, который они закупали у Тихуанского картеля. На самом деле, то, что ему в очередной раз приходилось беседовать о торговле порошком напрямую, изрядно бесило Ринальди. Не для того ли он еще в лохматом 2016 году нанимал Юля – чтобы создать прокладку между собой и теми, кто будет заниматься этим высокодоходным, но и опасным бизнесом непосредственно? Увы, жизнь вносила свои коррективы – не на все встречи можно было отправить Мартина, а иногда возникали вот такие, случайные, когда помахать перед носом условного ослика условной белоснежной и рассыпчатой морковкой было просто необходимо. – Неплохо. Если договоримся о цене, мы сработаемся. – кивнул головой Папа Тедди, и Ринальди сделал себе заметку, что придется все же отправить в Англию Мартина. Ничего, пусть скатается, поест пудингов и пастушечьих пирогов – не одному же крестному отцу познавать кулинарные изыски Туманного Альбиона.  – Но у меня могут быть некоторые нетипичные товары, с доставкой которых вы могли бы мне помочь… Что скажете о золотых слитках? Или произведениях искусства? Вы можете обеспечить… нужный уровень безопасности? – хитро прищурившись, Теддис-старший посмотрел на Реджи. Ринальди был осведомлен о том, что, помимо более привычных рэкетов, фирма их предполагаемых союзников некогда занималась также ограблением казначейских машин и кражей картин из запасников национальных галерей. Видимо, этот бизнес оставался не только в прошлом, но и был частью настоящего. – Я думаю, можем не то что помочь с перевозкой, но и поспособствовать с покупателями. Редж, у тебя ведь есть парень, который имел отношение к аукционам? Стэн, кажется? –  повернулся к своему подручному дон. Что касается дальнейшего – предложения устроить ловушку, то тут все были солидарны. Это избавит и Теддисов, и Торелли от необходимости ведения долгих позиционных войн  - разом прихлопнуть всех, как крыс, и дело с концом.

***

Через пару дней Майк,  Реджи и пара его парней, во главе с тем самым Стэном «Головой» Уорреном уже покуривали во дворике небольшой фермы неподалеку от Виндзора.  Именно тут и должна была состояться встреча между ребятами Теддисов и ирландцами – для последних этой встрече предстояло стать и последней. В других обстоятельствах Майк, возможно, не стал приcутствовать – но эти пидорасы выбили ему зуб, и он собирался насладиться зрелищем их кары сполна. Впрочем, вся поездка в Англию стала эдаким… исключением из правил, не так ли?
- Все будет ok-dockey, мистер Ринальди! -  главаря боевиков Теддисов звали Харви – и внешне он не производил впечатление такого уж страшного головореза. Ну разве что здоровый очень, прямо амбал – а так… Голова идеально круглой формы, буроватый ежик, на шее – шарф болельшика клуба «Тоттенхэм». Но внешность, как известно, бывает обманчива. – Cейчас они подъедут на своих тачках, мы их мордой в землю и… сaboom! Отсмеявшись незамысловатой остроте, Харви поспешил к своим людям – а Майкл смог вернуться  беседе с Реджи и Стэном. Вернее – даже с последним. Тот имел незаурядный для их бандитских кругов бэкграунд. - Так, значит, у тебя диплом в сфере… И ты на аукционе работал? Администратором? Оценщиком? – с любопытством спросил Ринальди у Головы. Мало кто в их сфере бизнеса что-то понимал в изящном искусстве и тому подобном. Это ведь не строительство и не грузоперевозки.
В то же время Майк поглядывал в сторону рощицы, где Теддисы и должны были взять в клин чертовых кельтов. Из-за деревьев видеть само рандеву он не мог – да и не предполагалось, что Торелли будут высовываться вперед. План был простым и четким – когда беспредельщики покинут свои джипы, чтобы поручкаться с людьми Двойного Ти, их окружат лесом стволов и обезоружат. Часть парней наркобарона должна была сидеть в засаде. Быстро и четко, без сучка и задоринки. – В антиквариате что-то понимаешь? В черном рынке? – Майку давно казалось, что эта та область преступной деятельности, которая в их клане печально не охвачена. А ведь это – большие деньги! Возможно, здесь им и будет полезна экспертиза нестандартного подчиненного Реджи Инглиша?  - Что за… ? -  было вытащивший новую сигарету Майкл ее выронил – ибо со стороны рощицы донесся визг тормозов, выстрелы и крики боли. Что-то явно пошло не совсем по плану – по плану скрученных миков должны были вывести сюда, чтобы наказать на глазах у дона и его присных.

+3

11

В разговоре неожиданно всплывает имя Стэнли Уоррена, а ведь, Редж и сам не до конца сумел разобраться со всей этой канителью, а уж тем более с тайными [или явными] умениями своего подельника. Как-то всё было ни к месту, ни ко времени. Да, и время уже не тянулось со скоростью раненого калеки, а как-то невообразимо быстро утекало сквозь пальцы. Совершенно понятным образом, Палмери хотелось уважить своего американского братана, вроде как по рассказам Большого Чака - тот связался с чёрными галлеристами, выдавая подлинники за подделки, покупая их по низкой цене, а далее перенаправлял к богатеньким коллекционерам. Скорее всего, маман Уоррен, являвшая собой образец добродетели, человека старой университетской школы и, наконец, на старости лет съехавшая от азартного бати, трижды настреляла непутёвому сыну лещей. Но у Стэна особо выбора не было, он просил помощи, и аргументировал всё тем, что у него взрослая дочь, ей нужен хороший колледж, квартира, а не вот эти все Бирмингэмские мутки вместе с пьяной мамашей и горе-отчимом. И Реджи был бы рад просто дать ему денег за хорошую службу, но Уоррен - горд и непреклонен, как и все ёбаные англичане.

- Да, Стэнли, - Реджинальд выдыхает в воздух его имя, совершенно не желая привязывать этого парня к бизнесу Тэддиса, но выбора особого не было. Тем более, этот вариант позволял взлететь самому Стэну и расширить границы влияния Торелли тоже. Называется, начали битыми тачками кончили наркотиками и антиквариатом, как в старом анекдоте, - За покупкой - дело не постоит. Мой парень знает своё дело, и поставляет свой товар на один из лучших аукционов Лондона; вроде как заимел связи в Америке, я пока не в курсе всех подробностей, но знаю, что ему можно доверять, - а заодно и за "steel wings" присмотрит по старой дружбе. Конечно, вслух последнюю фразу Палмери не озвучил, но был уверен, что Уоррен поддержит идею погонять непутёвых механиков и показать, как работают настоящие английские парни. Да, и иметь своего человека в Сакраменто - неплохая идея. В конце концов, не забирать же ему с собой тупого Стонэма.

My virtual reality mask is stuck on ‘Parliament Brawl',
Emergency battery pack, just in time for my weekly chat with God on video call.

- Я не понял, Редж, почему нельзя было взять биту? - ещё несколько дней в Лондоне выводили ребят из себя, в особенности Психа, который жаждал махать кулаками, но почему-то оказался вне всей канители и всего лишь терпеливо ждал, организовывая ребят в тот же Кингсбридж. Теперь же большинство из банды отсиживалось в засаде, в ожидании подъехавших ребят Адамсов.
- Потому что ты давно работаешь, Микки, и ты это... типа босс... - рассеянно заржал Торчок, передавая своему верному другу косячок, пока тот с недовольной миной высовывался из-за угла, - На. Расслабь мозги. Ты таблетки не пил сегодня?
- Говоришь, как моя мамаша. Надень розовый чепчик, фартук и выведи тату, - Псих бубнел, но косячок взял, продолжая облокачиваться на грязную бетонную стену. Дворы Лондона не отличались вычурной чистотой, скорее наоборот. А вот над клумбами, в которые Микки выбросил дотлевший окурок, точно постаралась местная бабулька.
- Да, хлопните вы уже ебала свои, - Большой Чак восседал на скамейке, совершенно непрезентабельно широко раставив ноги, исподлобья глядел на бранящуюся парочку, - Вы вообще-то в засаде, а не на трибуне, идиоты. Стэн, сотри с лица свою похмельную лыбу, и иди поговори со старшими, - он недовольно осматривал Уоррена со всех сторон, мысленно осуждая его регулярное фривольное поведение и хотелось срочным образом добавить "вот, я в твои годы". Но вместо этого просто осуждающе качает головой в разные стороны. Флэтчер всегда по-отечески сопереживал своим пацанам [соратникам], и пусть он был мелкой рыбкой, а не доном мафии, но имел право гонять архаровцев и в хвост, и в гриву. Так уж было заведено, по старшенству. Единственное условие выдвинутое им самим, пожалуй, не заглядывать под юбку его дочери, которая ходила в рядах банды чёрным бухгалтером; за это Чак Флэтчер мог посадить любого на перо. В обратном же случае, каждый из них заслуживал его поддержку и соучастие.
- Чаки, а ты когда на пенсию? - хитрюще ухмыляется Уоррен, после чего идёт в сторону Ринальди и Палмери.
- В последнюю, блять, очередь, - бросает вслед старый волк, поминая в мыслях покойного деда Сазерлэнда.

- Братан, говори кратко и по делу, я всё равно в этом ничего не понимаю, - абсолютно все в Торелли были заняты своими делами, и пусть Реджи порой приходилось косвенно и прямо касаться оружия или же наркотиков; в его брокерскую тему никто не лез, банально не понимали и разбираться в дремучем лесу не желали. У Уоррена же был шанс раскрутить ещё одну нишу, не завязанную ни на ком другом. Палмери же просто выудил пачку сигарет из кармана, подкурил и терпеливо выжидал повествования Стэна.
- Я бакалавр лондонского университета искусств, колледж Кэмберуэлл. Искусствовед-иллюстратор, - да, кроме своих талантов в выявлении подлинников или же халтур, Уоррен непллохо рисовал, по его же личным меркам, - По протекции декана, я работал администратором - это тот хрен, который стучит молотком, - объясняет на всякий случай, - И помощником оценщика. У меня хорошие навыки и неплохие знания, - совершенно бессовестно прибедняется. Уоррен был из разряда тех людей, которые вооружившись лупой могут отличить подпись Ван Гога от подписи Репина, а это уже ни хрена себе умение, - У меня есть некоторые связи, не без помощи Реджи, конечно, - Стэнли стеснительно чешет затылок, переводя взгляд на мягко говоря охуевшего итальянца.
- Связи? Антиквариат? Чёрный рынок? Ты ёбнулся?
- Да, мы с тогда ещё Сазэрлэндом сидели вместе, и я благодаря ему познакомился со многими людьми, кое-как выпотрошил старые связи. У меня есть чёрный оценщик, который выдаёт подлинники за подделку и толкает их шаровой цене. А я прихожу на аукцион под видом покупателя, и покупаю их за неприлично высокую цену... - он подмигивает, и добавляет, - Для подделок. Потом я загоняю картину коллекционерам. Вот и вся схема. Все исправно получают откаты, - Реджи же до сих пор ни черта в этом не понимает, поэтому Уоррен недовольно вздыхает и продолжает разжёвывать, - Братан, есть картина Сальвадора Дали "Ведьмы с помёлом", подлинник, её реальная цена двести тысяч долларов, я купил её за пятьдесят по цене копии. Так ясно? А ещё меня свели с таким же товарищем в США. Это реальный бизнес, но у меня нет столько денег, которые я мог бы инвестировать в предметы старины, а на этих аукционах выставляют всё, от монет до унитазов, - он был честным, как пятикопеечная монета. В этом был весь Уоррен. И пусть его схема Палмери не казалось слишком прозрачной, отталкиваясь лишь от незнания. Но он ему доверял.

Неожиданно произошла накладка. Сам того не ведая, Редж заприметил странную машину, объезжающую улицу поодаль. Ребята из банды напряглись, и вскочили, как взъерошенные индюки. Один Флэтчер продолжил вальяжно сидеть на своём месте, достав свой австрийский глок из-за пояса. Неожиданная стрельба, на которую Палмери не успевает среагировать, боксёрские времена прошли и он всё чаще и чаще раскрывается, получив пулю в плечо, падает на землю. Странная смесь из боли, неожиданности и расстройства за испорченное пальто, одолевает его. И он прикрывает рану рукой, отползая к стене. В то время, как меткий Стэнли стреляет по колесам и лобовому стеклу, при этом прикрывает Майка и отталкивает его в близлежащую арку.
- Псих, гасим по боковым, - орёт Уоррен из-за угла, пытаясь нафаршировать ирландских свиней отборным свинцом. Через несколько минут машина на абсолютно спущённых колёсах, и по всей видимости, с мёртвыми водилами выворачивает по трассе и врезается в столб, без возможности затормозить, - Редж, ты как? - Уоррен подлетает к Палмери, пригвоздённого к земле и с предательской испариной на лбу.
- Пидоры рыжие, даже застрелить нормально не могут, - ржёт англичанин, всё еще прижимая рану рукой.
- Ну, ты козлина, я-то тоже рыжий.

Отредактировано Reggie Palmieri (2020-02-20 21:29:28)

+2

12

- Бакалавр искусств? Глянь, Редж, какой образованный человек затесался в нашу компанию уголовников! – пошутил Майк, слушая как Стэнли Уоррен рассказывает о своих ученых степенях и квалификации оценщика. В самом деле, людей с таким образовательным багажом в их рядах было немного – большинство бандитов с трудом заканчивали школу,  и реальным колледжам предпочитали уличные. У самого Ринальди, впрочем, за плечами был один семестр юридического факультета в университете Пасифик, некогда оплаченный дядей Винсом. Однако, еще до того как его исключили за драку с одним из вузовских охранников, Майк немного времени проводил на лекциях и семинарах, предпочитая заниматься букмекерством, выбиванием долгов и грабежами со своим другом Фрэнки Альтиери. Однако это не означало, что Ринальди не ценил формальное образование – в тех случаях, когда оно могло пойти на пользу бизнеса, а случае с Уорреном это было, видимо, именно так.
- Интересная схема… И что же,  накладок ни разу не случалось? Ну там, чтобы владельцы картин.... ну, у которых ты подлинники как фальшак покупал... не согласились с мнением твоего типа и потребовали независимой оценки? – с интересом спросил Ринальду у описавшего ему свою мошенническую схему с картинами Стэнли. В голову пришла мысль, что Уоррена можно приспособить для самых разных связанных с черным рынком антиквариата дел – и не только в рамках той махинации о которой он рассказывал. Взять, например, перепродажу краденых предметов старины – обладая связями с европейскими коллекционерами,  англичанин вполне может быть выступать посредником по таким сделкам. – Редж, ты не думаешь, что Стэнли может быть весьма полез нам в Сакраменто…
Договорить Майк не успел – ибо из неожиданно выскочившей машины открыли пальбу затаившиеся ирландцы. Все дальнейшее произошло очень быстро -  Майкл едва успел выругаться, едва был оттолкнут от линии огня поспешившем ему на помощь Стэнли, как парни Реджинальда, включая самого дипломированного искусствоведа, начали дружно стрелять по тачке с отморозками. Через пару минут нагруженный дохлыми кельтами автомобиль уже врезался в столб, выбив из него сноп искр. – Ненавижу… ебаных… миков… -  некоторое время Майку понадобилось, чтобы привести свое вестибулярный аппарат в норму. Чертова Англия – одни сюрпризы. Больше навещать это весьма приятное королевство Майк не собирался, это точно. Пусть с местными делами Псих с Торчком справляются. – Мистер Ринальди… Все сделано! Мы их всех завалили… - лицо выскочившего из леса Харви было красным и потным – он явно нервничал из-за того, что облажался перед заморскими гостями. И босс Семьи Торелли не собирался его успокаивать. – Хуево работаете. Будто пацаны с фермы, честное слово. – холодно сказал Майк, про себя отмечая, что скидка на кокаин, которую они предложат Теддисам,  не будет такой большой, как он думал изначально. Затем небрежно отвернулся от разочаровавшего его недостатком квалификации головореза и повернулся к Уоррену, одобрительно хлопнув его по плечу. Поведение Стэнли во время потасовки еще больше укрепило его в мнении, что в Калифорнии этот толковый парнишка им пригодится. Яйцеголовый умник и хладнокровный убийца в одном лице – такая комбинация редко приключается. -  Ха, да наш иллюстратор не только кисточкой умеет владеть, а, Реджи? Реджи? – только тут Ринальди заметил, что раненый Палмери лежит на земле – до этого он этот момент, под наплывом адреналина,  как-то проебал. Блядские кельты все таки умудрились подстрелить одного из его людей – и не просто какого-то,  а доверенного солдата. – Редж, ты как? Кость не задели? А ну перевяжите ему рану, побыстрее. Надо остановить кровотечение. У вас тут есть лепилы свои, которые болтать зря не будут? –вопросы Майка относились одновременно к бойцам Палмери и  Теддисов. Он надеялся, что прикормленные врачи, как у Торелли, в Сакраменто, у местных ребят все-таки есть – не лететь же Реджи обратно в США с кустарно перевязанным плечом. Обращаться-то к обычному доктору не вариант – тот может задать неприятные вопросы о природе ранения, а то и местным копам  маякнуть. – Живенькая такая поездочка вышла. – пока приспешники Палмери бегали за бинтами,  Майк присел рядом с Реджем и закурил cигарету. При больных смолить нельзя – но ведь к раненым это не относится?  Втягивая в себя дым, дон кривовато усмехнулся. – Зато… В твоем богоспасаемом Кингсбридже теперь только один король.

Отредактировано Michael Rinaldi (2020-02-25 17:32:09)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The Kings of Kingsbridge