vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » collapse


collapse

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники:
Christian Andrews | Eddie Murphy
Место:
Бар.
Время:
6 июня 2012.
Время суток:
Поздний вечер.
Погодные условия:
На улице прохладно и влажно, в баре душно, сильно пахнет табаком и алкоголем.
О флештайме:
Вот, что бывает, когда оказываешься не в том месте и не в то время. А тем более если ты по доброте душевной пытаешься помочь малознакомым людям. Приятно познакомиться, Крис. Надеюсь, больше не увидимся.

+2

2

внешний вид

Ну что, начнем? Шестое июня, этот серый, никчемный и совсем неинтересный день никогда бы не оставил в моей голове никаких воспоминаний, абсолютно никаких, но… Никто не знает, что нас ждет вечером, а уж я, со своим скверным характером и нравом, вообще никогда ничего не ждал. Мне было по хуй, было феерически по хуй на все, что окружает меня, на все, что происходит, и знаете, меня такая жизнь вполне устраивала.
Итак, сегодня, как я уже говорил, ни чем не отличалось от других дней моей серой и будничной жизни. С утра стакан молока и пару тостов, затем работа, моя любимая шикарная работа, на которой мне дают право убивать, не имея лицензию на убийства, ну и вечер, который я мечтал провести в компании прекрасных, нет, не так, просто божественных продажных девок, которых бы потом отвез на свою квартиру,  и на всю ночь бы отдался в их умелые ручки и губки. Да, на сегодняшний день у меня были грандиозные планы, кто же знал, что им не суждено сбыться?
Но сейчас, в прекрасном неведенье, еще не зная о том, что сегодняшний вечер сведет меня с действительно особенным человеком в моей жизни, я неторопливо шагал в сторону любимого паба, где пиво всегда было холодным, а у шлюшек всегда была с собой справка от венеролога. Не это ли рай на земле?
Интересно, чем бы я занимался, если бы не знал о таких земных удовольствиях? Читал бы книгу, сидя в гостинной на диване? Или же нет, наслаждался просмотром вечерних телепередач? Или нет, может найти себе приличную девушку и проводить такие вечера в ее компании? Странно, но всех этих ситуациях я не видел себя, ну никак. Быть может обычный и размеренный образ жизни совсем не для меня? Мне скучно просто сидеть, просто разговаривать, мне вообще скучно, когда все в моей жизни слишком скучно. А как же адреналин, а как же это прекрасное чувство, когда эмоции льются через край, или когда чья то хрупкая челюсть ломается о твой крепко сжатый кулак… Эх, может вернуться в мир бокса? Хотя, в моем возрасте, меня вряд ли уже кто возьмется вновь тренировать, во всяком случае, официальной  карьеры боксера мне точно уже не увидеть. А как же закрытые клубы? Кажется, в Сакраменто было парочка таких заведений.
- Эй ты, шмара, а ну ходь сюда. – и вот, миловидная блондиночка с крупными бедрами уже оказывается у меня на коленях, я грубо убираю прядь ее светлых волос ей за ухо, прямо глядя в глаза и коварно улыбаясь. Девушка боится меня, я вижу это по ее напуганному взгляду, чувствую это по ее сбивчивому дыханию, ее маленькие ручки упираются мне в грудь, она тихонько скулит, надеется, что кто-нибудь сейчас нас обязательно заметит, обязательно спасет ее. Странные эти создания – девушки. Наденутся как дворовые шлюшки, а потом с искренним и невиновным видом строят из себя приличных. Все ищут своего принца на белом коне, а куда же деваться тем, кто до этого принца, ну как минимум не дорастает? И дорастать не хочет. Я бы отнес себя к охотникам, да-да, именно к ним. Хамоватый, бедный, вечно пьяный мужик, который привык все получать здесь и сейчас. Мои руки уже во всю изучают обнаженные ляшки светловолосой нимфы, я улыбаюсь, быть может старался ее успокоить, но кажется моя кривая ухмылка наводит на девчонку лишь еще больший страх.
- Эй, убери руки от моей девушки! – Слышу грубый мужской голос, тут же смеюсь в ответ, лениво отмахиваясь от мужика, как от назойливой мухи. – Была твоя, стала моя, правда, ангелочек? Как тебя зовут? Синтия? Мне не нравится Синтия, давай ты будет Жасмин? – но кажется мой ответ совсем не удовлетворил громилу, незнакомец рывком стягивает с меня блондинку, и я лишь обиженно посмотрел на него исподлобья, чуть выкидывая крупную ладонь вперед. – Ну что ты с ней как грубо? Это же леди!
И тут же получаю такой увесистый удар по челюсти. Ееееее! Именно этого я и ждал, наконец-то в этом баре мне есть чем заняться. Неужели мне нужна была эта светловолосая девчонка? Нет, мне нужен был лишь повод помахать кулаками.
Мы сцепились как два уличных пса, сокрушая друг на друга тяжелые удары, и если мой соперник только тяжело дышал и тихо матерился, я гоготал на весь зал, радуясь, ликуя и предвкушая победу, только вот одно но, я не ожидал, что эта мразь будет с друзьями.
Ну ладно, одним больше, одним меньше, чую, сегодня в моей коллекции появится много новых сувениров. Боялся ли я? Простите, а чего мне бояться? Пятерых парней, которые даже кулаки не умеют правильно сжимать? Возможно, я был через чур самоуверенный, хотя что уж там, в ком-ком, а в себе я не сомневался никогда, и под градусом был согласен полезть драться даже на американскую армию, жаль ее здесь тоже нет, мне есть много что сказать этим придуркам.
Раз удар, второй, чувствую как эти уроды валят меня на пол, в рот мне попадает чей-то непотушенный окурок, громко матерюсь на весь зал, пытаясь отплеваться, чувствую сильные удары в живот, но не собираюсь ни на секунду сдаваться. Слышу истошные женские вопли, кто-то кричит, что собирается вызвать полицию, кто-то пытается оттащить от меня этих амбалов, а я? Что я? Поднимаюсь на ноги, вновь кидаясь в атаку. Вам меня не сломить.

Отредактировано Christian Andrews (2012-08-26 22:12:21)

+1

3

внешний вид

Есть такие дни, когда с самого утра тебе кажется, будто наступает что-то, чего ты давно ждал или никогда не хотел бы испробовать. Как было бы хорошо, знай мы заранее, что именно попадется. Это как мармеладки Берти Боттс – на любой вкус, но чаще всего попадается что-нибудь омерзительное. К сожалению, если это самое неожиданное грядет, то избежать его уже нельзя, остается только заглушать предвкушение и смиренно ждать, а уже потом бороться с последствиями. С возвращением в Сакраменто распорядок моего дня так уплотнился всевозможными визитами, кастингами, предложениями о работе, что пришлось сильно постараться, освобождая день для встречи с бывшими одноклассниками. Приятелей по школе у меня всегда было не много, а после того, как отгремел выпускной, на связи осталось всего несколько человек – девчонка из волейбольной команды – длинноногая блондинка Синтия Ротрок, страдающая отсутствием обильной мозговой деятельности и вообще непонятно почему ошивавшаяся в моем обществе, да трое парней, с пеленок болтавшихся в одной своей компании. Даже имена у них начинались на одну букву – Джим, Джек и Джон, я вечно путала. В общем и целом ребята неплохие, но часто время в их обществе я проводить  не решалась, опасаясь заразиться слабоумием, а отказывать хорошо знакомым людям всегда умела плохо. Выбор места, где мы проведем вечер, который они, естественно, сделали без моего участия, меня немало удивил. Наверное, им просто надоело посещать модные клубы с жестким фейсконтролем и хорошо обученной охраной, возможно, они посчитали такое разнообразие своего рода приключением, но если так, то котелок на изобретательность у них варит слабовато.  Тот бар, конечно, редко славился пьяными побоищами, антисанитарией и дешевыми шлюхами, но, несмотря на это, интуиция мне подсказывала, что не стоит соглашаться. И зря я тогда ее не послушала.
В баре слишком громко играла музыка, и это мне не нравилось.  А вот ребятам, похоже, было весело. В отличие от меня они не стеснялись набирать себе алкоголя, и, похоже, чувствовали себя вполне раскованно, забивая даже на то, что местный контингент им не совсем подходил. А вообще, со стороны мы выглядели смазливыми хорошо одетыми новичками, которым настолько наскучило жить за деньги своих родителей, что они даже готовы шляться по всевозможным забегаловкам, лишь бы как-то повеселиться. Вскоре просто пить и вспоминать якобы смешные истории из детства порядком поднадоело, а музыка вовсю располагала к тому, чтобы пойти и потанцевать в свое удовольствие, забивая на умение хорошо и пластично двигаться. Первыми на небольшой и мало заполненный танцпол вышли Синтия и Джон. Или это был Джим, вобщем, совсем неважно и неинтересно. Гораздо увлекательней рассказать о том, что случилось примерно через пятнадцать минут после их триумфального дебюта среди местных неваляжек, когда Ротрок вдруг приспичило кинуться к барной стойке, чтобы слегка отдышаться и промочить горло. В тот момент меня яро расспрашивали о моем новом приобретении – Порше, который, к слову, купили родители, а от меня потребовалось только указать пальцем на «красивую большую черную машину». Я пыталась вспомнить, что же такого в ней хорошего и почему я не выбрала что-нибудь более престижное, так что отвлеклась от вышеупомянутой парочки. Мое внимание они привлекли только тогда, когда за соседним столиком кто-то вскользь обмолвился о симпатичной блондинке в короткой юбке.
Я неторопливо и без интереса повернула голову в сторону танцпола, но одноклассников там не заметила. Взгляд забегал по бару и остановился только тогда, когда я неожиданно для себя и, кажется, всех остальных своих спутников заметила Синтию сидящей на коленях у совершенно незнакомого парня, уже один вид которого не предвещал ничего хорошего. Моя бедная подруга по-видимому была так ошарашена происходившим, что боялась и слова вымолвить, а большие голубые глаза мутнели от накатывавших слез – это видно даже в приглушенном свете паба. Я никогда не была ее героем-защитником, потому что эта девчонка мне не особенно нравилась, но сейчас, видя, как нагло и беспринципно ее лапает поддатый мужик, почему-то загорелась сильным желанием выбить ему все зубы. И не я одна. Через минуту один из нашей святой троицы уже наезжал на незнакомца с вполне обоснованными претензиями, но тот и ухом не повел, а только продолжил выплевывать из себя нахальство, за что незамедлительно получил в челюсть. Я сжала кулачок, и даже вспомнила, что того парня звали Джон, а еще мысленно поздравила его за подросшую мышечную массу.
Дальше все происходило так быстро, что я не успевала замечать. Драки всегда вводили меня в оцепенение, я не люблю насилие, поэтому нехило испугалась. Единственное, что мне удалось заметить, так это то, что в пылу двое подскочивших наших и еще двое каких-то совершенно левых засранцев совсем забыли про беднягу Синтию, в целях защиты которой это и началось. Я подорвалась с места и на свой страх и риск кинулась в эту кашу, вызволять оттуда одноклассницу. Кто-то крикнул, что вызовет полицию, и мой желудок сжался еще сильнее. Если предки узнают, мне не поздоровится. Но моей главной целью было вытащить хрупкую девчонку, которой точно переломают все кости. Она кричала, и я никак не могла до нее добраться, поэтому пришлось стараться хоть немного утихомирить вошедших в азарт парней, даже не разбирая, кто есть кто, и кого стоит ударить самой. Кажется, мне порвали коженку, но еще я точно знаю, что разбили очки и только что сломался каблук. Вот тебе и туфли от Гуччи.
- А ну всем стоять! – послышалось еще с улицы, и как-то совсем резко, незаметно для меня, все вокруг остановилось. Кажется, некоторые еще пару секунд назад вопившие во все горло посетители, даже перестали дышать. Меня кто-то сильно толкнул, настолько сильно, что видимо случайно, и я, зажмурившись, полетела вниз. Падать, как оказалось, не так уж страшно, если падаешь не на твердый пол, а на чье-то тело. Глаза открыть я так и не решалась, мне было все равно, кто подо мной лежал, я только молилась, чтобы полиция забрала его, а не меня, слушала громкие и сбившиеся удары своего сердца и участившиеся твердые, тяжелые шаги, которые приближались к нам: - Только не говорите, что девка затеяла драку! Она же дрожит вся! – с слышимой ухмылкой произнес усталый мужской голос, а в ответ ему послышалось невнятное бормотание бармена: - Ну что, тогда заберем их обоих, выясним все в участке… - меня словно током дернуло. Это как когда ты совсем маленький нашкодишь и совершенно неожиданно для себя получишь нагоняй не только от родителей, но и от совершенно посторонних людей. И тебе кажется, что весь мир рухнет, когда они приведут тебя домой, чтобы рассказать о твоих подвигах. Я открыла глаза, беспардонно оттолкнулась от груди того, на кого свалилась, и присела на корточки, оглядывая помещение. Похоже, мои смелые товарищи успели куда-то смыться – ну да, ничего другого от них и ожидать не пришлось. Омерзительное чувство, когда тебя кидают. Я опустила взгляд вниз и без удивления заметила на полу виновника всего случившегося. Кажется, я уже настолько его ненавидела, что мне хотелось рыдать.
- Нет, вы ошиблись, - мой собственный голос слабо бил по барабанным перепонкам изнутри, уши закладывало безответное желание доказать, что я непричастна к этой драке. Запястья сковал холод, и меня тихонько толкнули в спину, подгоняя идти вперед. Я повернула голову к идущему рядом парню и стиснула зубы: - Ты мне за это ответишь, мудак!

+2

4

Отлично, просто прекрасно, все-таки какая-то истеричка не удержалась и вызвала копов. Да какого хуя, спрашивается? Что мы наделали такого страшного, что кому-то пришло в голову обратиться за помощью? Все живы-здоровы, отдыхают, наслаждаются отличным вечером, слушают прекрасную музыку и ведут интеллектуальные и приличные беседы. Ну, или почти… Да мы просто знакомимся поближе! Мы же мужики, нам нужно померяться силами, сравнить у кого член больше, кто громче рыгает, кто чаще трахается. Это нормально, слышите меня, НОРМАЛЬНО! Так почему когда я развлекаюсь с ребятами, катаюсь по полу и радуюсь как мелкий щенок возможности провести время в компании своих сверстников за любимым занятием, в бар прилетает шайка уродов в синей форме и страстно желает нас разнять.
- Ну почему? Ну мы ведь только начали? – Я отчаянно не хотел от сюда уходить, что меня ждет в тюрьме? Опять сидеть несколько суток и ждать, когда одна из моих шлюх вспомнит обо мне и заплатит штраф. Ну или не заплатит, тогда придется сидеть за решеткой чуть дольше, а затем вновь идти на эти дурацкие курсы перевоспитания. Кстати, как там звали моего доктора? Рыжеволосая, молодая, симпатичная. Наверное, ей немного обидно, что я не воспринимаю всерьез ее лекции о том, что я веду себя как закомплексованное и закрытое в себе чмо. Ха-ха! Я веду себя так, как мне нравится, и срать я хотел на ее стереотипы и попытки пробраться ко мне в душу, в мою нежную, ранимую душу! Ой, все, я сейчас расплачусь.
Так вот, лежу я такой на полу, обнимаюсь с каким-то бугаем, крепко обхватывая его ногами за торс и сокрушая его мягкое личико крепкими ударами, как на меня от куда то сверху сваливается рыжеволосое лохматое чудовище. Рядом падают очки, которые разбиваются от не самого нежного столкновения с полом. Пытаюсь столкнуть с себя эту девицу, но она лишь испуганно прижалась ко мне, чувствую как она дрожит, услышав о полиции. Но мне то что? Я бы может и пожалел ее и даже обнял, но сейчас все мое нутро просто горело от негодования, и мне было как-то ну совсем не до прелюдий.
- Ну и хули, ты на мне развалилась? – пихаю ее от себя, тут же вскакивая на ноги и оказываясь в руках у одного из копов. – Эндрюс, сука, ты уже заебал нас своими вечными выходками! – Опа, кажется этих ребят я знаю, отлично, значит ехать в участок мне будет уже не так скучно и одиноко. В ответ лишь очаровательно улыбаюсь, обнажая свои прекрасные и идеально ровные зубы в чеширской улыбкой. Ну а что? Мне должно быть страшно? Боязно? Ой, вы че, я уже был в этом заведении не раз и научился получать от этих своих визитов удовольствие. Например, можно стырить пару пончиков у одно детектива, справить нужду в фикус, пока они будут оформлять на меня документы, ну а в обезъяннике. Там я обычно сплю, ожидая когда меня снова выпустят на свободу, а пока…
- Ты мне за это ответишь, мудак! – Опа, это рыжеволосое сокровище еще и разговаривать умеет? Поворачиваю в ее сторону голову, глядя на нее с искренним изумлением, не веря собственным глазам. – Это ты сейчас со мной разговариваешь? – пытаюсь указать на себя пальцем, но наручники мешают так изогнуть руку, так что бросаю свою затею и лишь заливаюсь громким смехом, словно гордый породистый конь. – Кто же виноват, что ты такая неуравновешенная особа и полезла драться? Я всего лишь оказался не в том месте и не в то время! Вам нужна эта ебнутая, а не я! Я был хорошим мальчиком, пил молоко, обсуждал новое платье Кристины Агилеры и случайно упал со стула! Вы мне не верите?
Ну почему эта история никогда не срабатывает? Мы уже сидим в машине, эту незнакомку посадили рядом со мной, и я довольно развалившись на заднем сиденье опустил свою прекрасную, просто божественную голову ей на плечо.
- Ну че ты все орешь то? Успокойся, у меня и так раскалывается голова, а тут ты еще со своими воплями. – раздраженно отстраняюсь от нее, чувствуя как во рту от разговоров что то хрустнуло. Грубо сплевываю, кажется я сломал зуб, и осколок как раз угодил в коленку моей спутнице, пачкая ее дорогие штанишки каплями моей крови. – Я слышал, засохшие пятна крови можно отстирать с помощью кока-колы.

+2

5

Знаете, я начинаю чувствовать себя отъявленным неудачником, потому что беды в последнее время все чаще и чаще начинают меня преследовать. И эти беды складываются из неудачных знакомств в первую очередь. Что-то мне подсказывало, что встреча с этим типом не последняя, и много еще горя я с ним хлебну. Ну почему мы не могли познакомиться на какой-нибудь безобидной вечеринке, разговориться и разбежаться по разным сторонам? Он – бесцельно прожигать свою никчемную жизнь, а я – строить блестящее будущее. Так нет же, ему приспичило кого-то утянуть в дерьмо за собой, и этим кем-то оказалась я. Я зашипела на копа, когда он в очередной раз толкнул меня в спину, показывая сломанный каблук и давая тем самым понять, что пока я не сниму туфли, быстро идти не смогу, а снять их мешают наручники. Страх и шок прошли так же быстро, как и наступили, теперь у меня внутри оставалась лишь обреченность. Если сегодняшний вечер всплывет (а он обязательно всплывет), это сильно повредит репутации моей семьи, да и кто захочет связываться с девчонкой, привлеченной к ответственности за пьяную драку в пабе? Такими темпами она и клиентов побьет, если те откажутся сотрудничать: - Да, с тобой, говорящая борода! Мой отец тебя со свету сживет, ты не знаешь, с кем связался! – уже громче огрызнулась я, понимая, что это не слишком обидное прозвище для подонка, вроде него. Ну что поделать? Я же выросла в приличных условиях. А парень никак не унимался, Боже, задумайся о том, кому ты даришь умение произносить слова! Некоторым людям стоило родиться немыми, от этого одно только благо обществу. Я дернулась в его сторону, даже не думая о том, куда именно собиралась ударить, но меня вовремя схватили за плечи и вернули в прежнее положение, пришлось продолжить путь да полицейской машину: - Я спасала подругу, которая по твоей вине оказалась среди дерущихся амбалов, идиот! В следующий раз найди себе дешевую шлюху, уж она точно даст без происшествий. 
Даже Майкл Стоун – самодовольный придурок из старших классов нашей школы никогда не бесил меня так же сильно, как сейчас эта странная недоличность. Тот по крайней мере не толкал меня в передряги, которые влекли за собой проблемы с законом. А если бы и толкнул, то падал бы ниже плинтуса вместе со мной, а терять репутацию не в одиночестве – не такая уж скверная перспектива. В моей же ситуации в проигрыше оставался только один человек. И точно не этот недоделанный ковбой: - А ну, сдвинься, - рыкнула я, садясь на заднее сиденье почти миниатюрной в моем представлении машинки, - А то поедешь снизу, я только с виду легкая, а еще меня укачивает, - никогда не любила людей, которые не воспринимают всерьез те ситуации, которые очень стоило бы. И еще не любила тех, кто не умеет признавать свою вину, даже если она очевидна. Завязал пьяную драку в баре, так уж будь добр – поступи, как джентльмен, защити ни в чем не повинную девушку, случайно оказавшуюся в гуще событий, от чрезмерного внимания полиции. Будь мужиком – отвечай за свои действия самостоятельно. Хотя мои, так называемые приятели, тоже хороши – сбежали с места событий, даже не подумав прихватить меня с собой. А ведь, любой из них (исключая Синтию, конечно) мог запросто закинуть меня на плечо и ни капли не повредить темпу своего бега. Вот только доберусь до них – отведают сполна: - Было бы у меня что-нибудь острое или тяжелое, она бы у тебя раскалывалась не только фигурально, - Эндрюс (кажется, такую фамилию назвал полицейский) продолжал причитать и ко всему прочему положил голову ко мне на плечо. Я незамедлительно дернулась, отвергая его попытки на меня навалиться, но видимо в ответ получила отвратительный плевок прямо в ногу. С моих губ сорвался пронзительный выкрик уже до того, как я успела рассмотреть, что такое угодило мне в коленную чашечку: - Помогите! – кажется, даже копы от этого слова слегка переполошились: - Он вонзил в меня какой-то отросток, кажется, я уже начинаю меняться! – вообще, я не столько испугалась, сколько ощутила, как тошнота и отвращения пускаются от желудка прямиком к горлу – порывисто и беспощадно: - Нет, серьезно. Что-то происходит. Похоже, у меня в горле растут зубы, - я артистично обхватила руками шею и сделала вид, будто задыхаюсь. По мне, так получилось очень даже правдоподобно, но на сидящих впереди мужиков по непонятным причинам не подействовало: - Заткнись уже, сиди смирно, дура, не поясничай, - подобные обращения тронули меня до глубины души. Тронули так, что мне захотелось запустить в полицейского второй целой туфлей: - Не смей на меня, хаять, ты, прыщ на грязном лице закона, если не хочешь лишиться работы!

+1

6

- Твой отец? – Вот на этой фразе я тут же заржал словно ненормальный, наигранно испуганно прижимаясь спиной к дверям автомобиля и пытаясь ногой отопнуть от себя девчонку. – Ну и кто же твой папочка? И почему он отпускает свою маленькую невинную девочку шляться по барам и устраивать драки, а? Расскажи мне, принцесса, мне очень хочется послушать.
Вообще не реагирую на замечания копов. Мне действительно было абсолютно по хуй на сложившуюся ситуацию. Ну, а что мне могут сделать? Наорут, выпишут штраф, сообщат начальству, которого у меня нет. Я ведь безработный по всем документам, так что эти вылазки в полицейский участок, да они были для меня одним из любимых развлечений, но вот кажется рыжеволосая девушка была не особо рада такому проведению своего свободного времени.
- Ой, ну прекрати, я старался быть милым и галантным, кто же знал, что она находится в обществе таких нервных и истеричных баб, как ты? Может, мне стоило подкатить к тебе? Что тебя так расстроило, пупс? – Игриво провожу указательным пальцем по ее личику,  проводя длинную линию от одной веснушки к другой. – Тебя это расстроило? Что я посмотрел на твою подругу, а не на тебя? – Нет, ну должно же быть хоть одно адекватное объяснение ее поведению Я ей просто понравился, точно, я и моя красивая ковбойская шляпа. Я гордо почесал свою бороду, вальяжно разваливаясь на диване и закидывая свои ноги прямо ей на колени, от чего девчонка вскипела еще больше, начиная уже кидаться на копов.
- Вот! Вот! Видите? Я вообще прекрасный малый, сижу и никого не трогаю. Ох. Кажется, она попала на тебя своей слюной, вдруг отравит, и ты так и не съешь свой счастливый пончик? – полицейский огрызнулся на меня, судорожно пытаясь достать ружье и видимо меня им припугнуть. – ладно-ладно, я молчу! Пристрелите лучше ее, ее укачивает!
Ох, наверное, это я так довел девчонку, что вскоре она просто перестала себя контролировать. А я то думал такие холеные девчонки могут только вжиматься спиной в сиденье и ждать когда папочка приедет за ними и заберет из этого дурдома. А эта нет, орала, вопила, брыкалась, несла какой-то невнятный бред, что даже я с трудом понимал, о чем она говорит. Знаете, я привык, что обычно меня считают самым невменяемым и неадекватным человеком в этой машине, но кажется мне придется снять корону и отдать ее рыжеволосой плутовке, на которую сейчас смотрел весьма удивленным взглядом.
- Зубы в горле? До чего вы довели бедную девочку, у нее припадок! Эпилепсия, или что то куда пострашнее! Нам нужно выйти на свежий воздух, а если она помрет у меня на руках? Я не переживу такого потрясения! – ну а что? Играть так играть, и я все еще не потерял надежды вырваться из автомобиля и провести эту ночь в кампании поинтереснее. Да даже с этой ненормальной, объясню ей, что зубы в горле не растут и что пора ей уже заканчивать жрать по утрам радугу и верить что мир вокруг прекрасен.
- Заткнитесь оба! – Один из копов наставил пушку на девчонку, от чего она тут же испуганно захлопнула рот, я тоже замолчал, устало отворачиваясь в сторону окна и печальным взглядом провожая веселую яркую улицу, буквально нашпигованную различными увеселительными заведениями. Вот кабак, где по пятницам можно бесплатно попить пивка, вот моя любимая путана Корнелия, вот ее пьяный сутенер, а вот фонарь, за которым еще вчера я справлял нужду. Эх, мысли, мысли, в этой тишине я даже немного взгрустнул, никто не веселил меня странными фразочками и лишь напуганное дыхание рыжеволосой незнакомки нарушало тишину.
- В камеру их. Обоих! Я не собираюсь всю ночь слушать бредни какой-то истеричной проститутки. – Вот мы и оказались дома! Я тут же устроился на жесткой скамейке, скидывая с головы шляпу и хлопая рядом с собой ладонью.
- Ну что, истеричная проститутка, иди ко мне, попытаемся договориться. Сколько берешь за час? – Я издевался, конечно же я издевался. Эта импозантная особа была ну совсем не в моем тонком извращенном вкусе, мне лишь хотелось подчеркнуть, что в тюрьме все равны, будь ты одет в гуччи или же в обычное тряпье. – Не спасет тебя твой папочка, грустьтоскапечаль. Ну хорош истерить, хочешь подеремся? Как тебя звать, рембо в юбке? – а что мне оставалось делать? Не с шакалами же общаться? Все-таки женское общество мне всегда льстило больше.

+1

7

Мне начинала нравиться роль плохой девочки. Роль, которую я никогда раньше не примеряла на себя. А еще мне безумно нравилась позиция всех против всех. Напоминало сцены из заезженных боевиков, главные герои которых, как правило, оказываются обладателями тонкого чувства юмора, легкого темпа жизни и безграничной, хоть и отчасти переменной, удачи. Мое же существование всегда было наполнено бегом по нескончаемому расписанию и бесчисленным количеством всевозможных рамок и запретов, которые я сама себе и ставила. Потому даже такое небольшое отступление от привычной себя, кое раньше никогда не допускалось, казалось целым приключением. В некотором роде я даже была рада сидящему рядом со мной придурку и, возможно, благодарна ему, если бы последствия этого вечера оказывались хоть чуточку более радужными.
Заткнулась я только тогда, когда офицер наставил на меня пистолет. Буду честной, такой жест меня немало напугал, отчего я даже вжалась в спинку сиденья и звонко щелкнула зубами, захлопывая рот. Где-то в глубине своего сознания я, конечно же, понимала, что это не больше, чем не несущая за собой ничего угроза, и стрелять в меня никто не станет, но инстинкт самосохранения и моментальный испуг сделали свое дело. Я услышала усталый вздох сидящего рядом мужчины и краем глаза заметила небольшое шевеление, видимо, в отличие от меня, его подобная ситуация ни чуть не напрягала. Я отвернулась к окну, провожая взглядом засыпавший Сакраменто. Большинство людей сейчас спокойно и размеренно провожают уходящий день, уже имея точные планы на следующий, а мое будущее становится все менее определенным. Конечно, привлечение к ответственности за драку в баре ничто в сравнении с грабежом, торговлей наркотиками и убийством, к примеру, но с моим статусом среди родных, близких и знакомых, как я уже говорила, малейшая оплошность может обернуться настоящей трагедией.
Эта маленькая машинка с небольшой решеткой, ограждающей нас от впереди сидевших, казалась тесной, неудобной и неуютной, потому я предпочла хотя бы постараться переключиться на что-то более приятное, например, подремать. Как жаль, что мне редко удавалось пробовать себя в роли багажа, и сколько я ни пыталась, опустить свой мозг даже в легкую дрему мне не удавалось. А сбившееся от неожиданно возникшего перед носом пистолета дыхание никак не желало восстанавливаться. Ко всему прочему, находившийся рядом будущий сокамерник раздражал меня невероятно сильно ощутимым спокойствием, с которым он относился к происходившему. Неужели люди, не способные сочувствовать другим или хотя бы играть в то самое сочувствие, существуют на самом деле?
Нас завели в совершенно отвратительную камеру, уборщицы в которой, вероятно не было, с самого основания полицейского участка. Единственным приемлемым местом в этой помойке, как ни странно, оказалась узенькая скамейка. Похоже, клев у полиции сегодня был неплохой, потому как кроме нас здесь куковало еще несколько человек, естественно, пристроившихся на вышеупомянутой лавке. Я боялась даже шагнуть куда-либо на этом отвратительном полу, а парень только подогревал мое недовольство, продолжая свои совершенно не остроумные и невероятно пошлые выпады в мою сторону. Я молча наблюдала за тем, как он выплевывал из своего поганого рта обидные фразочки и искренне наслаждался своим якобы профессионализмом. Вобщем-то, несмотря на то, что его поведение меня больше, чем раздражало, какая-то часть моего естества признавала, что он вносил в список моих межличностных отношений разнообразие не без доли приятных, щекочущих нервы эмоций – раньше мужчины так со мной не разговаривали: - Недорого, милый, - ласково произнесла я и кокетливо улыбнулась, направляясь в сторону своего нового знакомого: - А звать меня можешь, как угодно, как тебе больше нравится, - я чувствовала, как ровно и с вызовом его горячее дыхание прокатывалось по моей коже. Мои пальцы скользили вниз по его груди, а губы едва касались мочки уха – нежно и трепетно, осторожно, с легкостью: - Но, может быть, нам стоит подождать более подходящего места, не думаю, что здесь будут этому рады, - сладким полушемотом, а пальцы еще увереннее, еще ниже.
Пожалуй, достаточно на сегодня его нападения, моей неумелой защиты. И если я уж решила на некоторое время нацепить амплуа плохой девочки, то стоит поддерживать его с достоинством. Я впервые ощущала, насколько азартной может быть неприязнь к совершенно незнакомому человеку, и точно знала, что он еще не единожды подарит мне подобное удивительное чувство. Моя рука добралась до его паха, и пальцы резко с силой сомкнулись, чуть подавшись вверх. Я нежно прикусила его ушко и улыбнулась: - Эдди, и никак иначе. Забудь свою дурацкую манеру цеплять телочек замашками идиота. Возможно, мой отец и не доберется до тебя, но твои яйца точно надолго запомнят мой маникюр!
надеюсь, не слишком нудно тт

0

8

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » collapse