Он не любил отвечать на вопросы. Увиливал от них, а я тайком копался в памяти. Когда не выключался свет или мигали лампочки над головой... читать дальше

внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграмбаннеры
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
Lola /

[telegram: kellzyaba]
Mary /

[лс]
Kenny /

[icq: 576-020-471]
Kai /

[telegram: silt_strider]
Una /

[telegram: dashuuna]
Amelia

[telegram: potos_flavus]

Anton /

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy /

[telegram: semilunaris]
Matt /

[telegram: katrinelist]
Aaron

[telegram: wtf_deer]
Вверх

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » the million lights around


the million lights around

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Сакраменто | 18.01.20

livia andreoli & agata tarantino
https://i.imgur.com/E3HXdG8.gif https://i.imgur.com/qkfQfJb.gif

События после вечеринки по случаю дня рождения Ринальди

Отредактировано Agata Tarantino (2020-01-24 16:48:22)

+1

2

Что испытывает женщина, когда мужчина бросает ее на собственной вечеринке и едет веселиться с друзьями? Обиду? Злость? Разочарование?.. Ливия чувствовала боль. Физическую. Сидя за столиком и наблюдая издалека за тем, как Майкл, осчастливленный придумкой Адама, рвется на яхту, Ливия ощущала, как в области груди что-то разрывается на части. Комкается чужими руками, плотно сдавливается, прессуется, а потом безжалостно рвется, как измаранные бумажные листы. Что делает такая женщина? Плачет? Устраивает скандал? Просит никуда не ехать и остаться с ней?.. Ливия встретила все это гробовым молчанием. Вертела головой по сторонам, делая вид, что ей очень интересно, чем заняты остальные присутствующие, фальшиво улыбалась и дерганно теребила то свои волосы, то сережку в ухе, то платье. Как бы неприятно ей ни было то, что происходит на ее глазах, она вынуждена пережевать и проглотить, ибо Майкл не ее муж, не сожитель даже и, черт, для всех присутствующих она ему вообще никто. Что она может сказать, чтобы не выставить себя глупо? Если он сам не понимает, что ранит ее, то о чем речь? Пожалуй, лучше выпьет.
- Слушай, - тихо обратилась к сидящей рядом Агате после того, как осушила стопку с водкой, - ты не хочешь поехать и продолжить этот вечер где-то, где не будет всех этих рож? - Карло Марино, например, который ехидно подмигивал и приподнимал свой бокал. - Может, в Атлантис? - ночной бар с высоким ценником, где тусуется элита Сакраменто. Хороший алкоголь, музыка, танцы, добротное обслуживание. Там можно отлично провести время и забыть о том, кто позабыл о тебе.
- Только предупреждаю сразу - я планирую много выпить. Так что, трезвая подруга - плохая подруга, ясно? - она засмеялась, похлопав Тарантино по плечу. - До скольки тебе можно гулять, мамочка? - глянула на экран телефона, оценивая время. Сейчас чуть больше полуночи - в ночных заведениях в это время как раз начинает активно подтягиваться народ. Но у Агаты дети, муж, семья, обязанности... То, чем Лив не обременена от слова совсем. К сожалению или к счастью - трудно сказать. - Поедем на моей, а там посмотрим...
Ливии не в первой ездить выпившей за рулем. В конце концов, она никогда не позволяла себе дойти до состояния полнейшей дезориентации в пространстве, и уж если могла передвигаться на каблуках, то уж с управлением авто точно справится. А пока что она была вообще как стеклышко. Пара бокалов вина и стопка водки уже успели выветриться. Или это сюрприз Адама с мальчишником на яхте отрезвил, как ледяной душ?
Попрощавшись с некоторыми оставшимися в ресторане ребятами, они оказались на улице и скоро подошли к темно-синему "лексусу". Тут-то Лив и вспомнила, что еще не хвасталась новым приобретением перед Агатой. Кабриолет стоял с закрытой крышей, но выглядел не менее привлекательно - до блеска натертый утром ребятами с СТО, он ярче всех прочих тачек сверкал сейчас под ночными фонарями.
- Ты же не видела еще мою новую машину, да? Как тебе?.. Красота, правда? - они занырнули в салон, который пропах ее духами, и хлопнули дверьми. - Майк купил, - добавила между прочим и прибавила громкость музыки. - Только не говори никому, - само собой, ведь они по-прежнему держат свои отношения в тайне, и только Агата посвящена. Остальные могут разве что гадать и питаться своими домыслами. А поменять тачку Андреоли вполне могла бы и своими финансовыми силами, поэтому эта обновка ни у кого особо удивления не вызвала.
- Расскажешь все-таки, что у тебя стряслось? - спросила, ловко выворачивая с парковки и двигаясь по направлению к "Атлантису". На Агате весь вечер лица не было, но от расспросов она убегала. Знакомая привычка. У Ливии такая же. - Или для этого нужен градус повыше? - с улыбкой хмыкнула и покосилась на испанку.

Отредактировано Livia Andreoli (2020-01-25 21:05:07)

+1

3

Тусовка в ресторане в честь дня рождения дона как шанс куда-то выбраться. Не погулять с ребенком, не в офис или на склад, а, отбросив заботы, поехать кутить. Разрешить себе напиться, больше смеяться над глупыми шутками Бернардо, делать вид, что все хорошо. И даже отсутствие Давида в который раз не бьет по мне. Но било. Задевало, пусть я и понимала его необходимость нахождения в Тихуане. Я сама приняла это два года назад. И, конечно, осознавала, что жить на две страны будет сложно. Кто-то начнет сдаваться. После произошедшего в Тихуане этим аутсайдером была я. Мне нужно было деть себя куда-то, занять, чтобы не путать одиночество с внезапной свободой. Свободой, которая сейчас мне была не нужна.

- Ты не хочешь поехать и продолжить этот вечер где-то, где не будет всех этих рож? - вслед за словами Ливии обвожу взглядом присутствующих. Да, пожалуй, в компании членов Семьи особо не расслабишься. Это как корпоратив на предприятии, где надо сохранять лицо, иначе на утро можно узнать много новых сплетен о тебе и о том парне из отдела кадров.

- Поняла. Сегодня пьем - я засмеялась, поддерживая идею не возвращаться сегодня домой трезвой.
- До скольки тебе можно гулять, мамочка?
- Ой, перестань - отмахиваюсь, скрывая недовольство от приевшейся шутки - Меня отпустили погулять, пообещав, что я не натворю глупостей - наверно как-то так говорят своим деточкам родители перед выпускным? А те взамен послушно кивают, но все равно превосходят все нормы по алкоголю.

- Почему не захотела остаться с Майклом? Ты бы могла повлиять на его решение покутить на яхте, если бы захотела... - покидая ресторан спрашиваю у Андреоли, проезжаясь по больной мазоли. Но чувство такта в данном случае было неуместно, раз уж эта пара решилась раскрыть свои связи передо мной и Гуэрра, поэтому я без стыда и с настойчивостью интересуют их делами. Возможно, женщине, скрывающей свой роман, это было и нужно - кому-то выговориться, поделиться, будь то счастье или ссора. Сложно переживать в одиночку роман, окутывая его плотной пеленой из тайн, и бояться, как бы мимолетные взгляды не были приняты публикой за что-то большее. Это слишком большой вес. Особенно, если это роман с доном мафии. Особенно, если это Майкл Ринальди, видный тусовщик, любитель кокса и дорогих шлюх.

На долю секунды примерила на себя амплуа, что носила Ливия, и поняла, что не могу так. Лучше верить, что твой супруг всецело погружен в работу где-то за чертой границы. Только с каждой пересеченной страной становится сложнее. Еще из головы никак не выходят слова Хименеса. Я стараюсь убедить себя, что он это делал, дабы надломить. Надломить дух, как и тело. Но червячок сомнения все равно грызет, тихим эхом нашептывая вопросы-провокаторы. Ведь всем нам известен образ жизни криминальных авторитетов: это женщины, алкоголь, сигары, ночные тусовки. Может ли особая женщина, la femme fatale, повернуть приевшийся режим в другую сторону? И не найдя достоверного ответа нам приятнее верить, что может...

- Черт, крутая! Летом с открытым верхом прокатиться будет вообще огонь! В честь чего это? - автомобиль был шикарен, ничего не скажешь, но разве такие подарки раздают просто так? Или замаливал грех или благодарил за ночь.
Я пристегнула ремень безопасности и сделав музыку погромче, глянула на итальянку. - А? Что? - переспрашиваю, делая вид, что не услышала. Но на самом деле не очень старалась изобразить искренность, добавляя веса словам Ливии: да, мне надо выпить, чтобы разговориться. Пока о моем состоянии кричит исключительно след от ожога на всю левую ладонь, начинавший заживать.

Атмосфера в Атлантисе заряжала. Сначала твое сердце начинает биться в такт битов, а потом, бросая взгляд на присутствующую элиты, ты ощущаешь и свою важность. Воздух пропитан деньгами, властью и понтами. Здесь каждый, кто прошел фейс-контроль - бог. И получает соответствующее отношение к себе. Нас с Ливией проводили за столик и я без промедления заказала четыре "шота", каждой по две стопки коктейля, чтобы войти в раж.

- Давай так. Я расскажу что случилось, а ты не будешь изображать сожаление - я готова была рассказать о случившемся, и дело даже не в выпитом. Просто это все равно выскользнет у меня сегодня, но, позже, когда язык будет несвязно болтаться не впопад. А еще я не хотела сочувствующего пьяного взгляда, вырывающегося из-под густых ресниц, в котором так легко будет распознать ложь. Ливия плохо умела проникаться чужими проблемами. В этом была ее слабость и сила. Ей можно было доверить свои проблемы и знать, что на тебя не выльется гора жалости и сострадания. Этого я успела получить от мужа вкупе с его виной.

- Неделю назад меня похитили люди картеля Бельтран. Хотели информацию. - понятное дело, что "хотели" - мягко сказано. Хотели и пытались - правильнее звучит. Я демонстрирую изуродованную кожу ладони и следом, поддев рукав платья, прижженную рану на плече от касательно пулевого ранения.

- Чертовы мексы. - с ядовитой ненавистью выплевываю, будоража незаживающие воспоминания - Зато где я и где они? - в погоне Тихуана много положили людей Хименеса. Подсчет не веду, достаточно того, что я выбралась относительно здоровой и живой. А самый главный страх так и остался не затронутым.

- Может, мне самое время попытать удачу в рулетке? Ты играешь? - в Атлантисе азартные игры не водились, но ничто не мешало нам, при желании, сменить локацию, когда прикипим.

Отредактировано Agata Tarantino (2020-01-26 19:37:05)

+1

4

- Ты правда считаешь, что на Майка можно как-то повлиять? – Ливия горько усмехнулась. Ринальди из тех людей, которые считают себя умнее, хитрее и сильнее других. Мало что может разуверить его в том, что он делает все правильно. - Он считает, что ведет себя, как настоящий мужик, - сжала руку в кулак, резко согнув в локте, изображая твердый внутренний стержень классического мачо, гангстера, босса Семьи. Такому положено оттягиваться с друзьями до утра, снимать доступных девок, нюхать кокс и не думать о том, что этим он задевает чувства той, которая зачем-то поверила в их отношения. – А может он специально, - пожала плечами. – Мы накануне серьезно поссорились. Он решил, что я сплю со своим бывшим. Может, теперь отыгрывается, - кто поймет этих мужчин? – Но, скорее всего, ему просто плевать, - на нее, на то, что она чувствует, догадываясь, какие увеселения приготовил ему Адам на яхте… Главное – это ведь его желания. И Ливию, которая считала, что умеет манипулировать мужчинами, разумеется, подбешивало, что с Ринальди по щелчку пальцев этого делать не получается. Его эмоциональная глухота порой сильно задевала, но Ливия не подавала виду. Ведь если сделает это, то сознается в своей привязанности,  а это будет уже означать, что именно он манипулирует ею, а не наоборот.
- Просто так, - повела плечом, неопределенно отвечая на вопрос про машину. Она говорила без особых акцентов, как бы между прочим, словно Майк преподнес ей простенький букет цветов, а не подарок ценой в несколько сот тысяч долларов, но все равно в тоне и улыбке чувствовалось, как ее распирает похвастаться. Поэтому нет-нет, да на реакцию Тарантино она, сидя за рулем, все же поглядывала. – Тебе разве просто так Давид ничего не дарит? – не упустила возможности поддеть. Естественно, все подарки имеют под собой какую-то почву, и Майк, преподнесший ей машину, просто выложил очередной мостик к ее сердцу, расположению, сделал ее на каком-то этапе еще счастливее, добиваясь ее хорошего настроения и ласки. Дорогие штуки имеют все-таки магические свойства. - Как говорится, мужчины приходят и уходят, а бриллианты остаются навсегда, - заключила с широкой ухмылкой.
В «Атлантисе» Ливия раньше любила бывать, но с тех пор, как она провела там операцию по выпытыванию информации у своего одноклассника Итана Фроста, на которую ее и Шейенну толкнул Гвидо, дорогу сюда она позабыла. Однако сейчас посчитала, что прошло достаточно времени, чтобы Итан, если и встретит ее там случайно, не захочет порвать на части за то, что она угробила его карьеру. Словом, вела себя без опасений. Прошла вместе с Агатой за один из столиков, который им предложила хостес, и уже через пару минут перед ними поставили заказанные шоты. Агата просила не изображать сожаление после ее рассказа. Что ж…
- О чем речь, ты облегчаешь мне жизнь! - изображать что-то сегодня ей совершенно не хотелось. Ни сожаление, ни радость, ни какие-либо еще поддельные эмоции. На душе было в определенной степени паршиво для игр в светскую сучку. Возможно, поэтому себе в компанию сегодня Ливия и выбрала Тарантино.  Человека, с которым можно побыть так или иначе откровенной, самой собой. Она ведь знала толстокожесть Андреоли, что ее мало чем можно растрогать. Но, честно говоря, услышав о том, что Агата пережила похищение мексиканским картелем, едва не расплескала поднесенный к губам шот. Пришлось отставить его в сторону на какое-то время.
Что? Ты шутишь? – с упреком посмотрела на испанку, не веря, что она серьезно все это заявила. Преувеличила наверняка. С другой стороны, теперь происхождение ожога на ее ладони становилось понятным. Она машинально опустила свой взгляд на рану женщины. – Это от них осталось? – на лице не было сожаления, скорее неподдельный шок. На этом Агата не остановилась и продемонстрировала также и свое плечо со свеженьким прижжённым пулевым ранением.
Про жестокость мексов слагали легенды. Ливия предпочла бы никогда в жизни не встречаться с людьми, которые творят все эти ужасы. По этой же причине она держалась на расстоянии и от мужа Агаты, и от Гейнса, с которым пересекалась так или иначе из-за того, что тот вел дела с Торелли. Ей было с ними не по себе. Кто знает, в какую секунду они так расстроятся, что воткнут тебе в руку вилку? – Какого рода информацию они хотели? Она касалась Давида? -  предположила, что Агату похитили в первую очередь из-за того, что она – супруга члена картеля. Ливия выглядела обеспокоенной. Она боялась спросить о том, что уже яркими образами вспыхивало в ее сознании. О пытках. О насилии. О том, какой ужас пришлось пережить Тарантино. Но она не решилась на расспросы, предполагая, что какие бы мерзости и жестокости ни испытала на себе Агата в лапах мексиканцев, она наверняка хочет запрятать это в самый дальний уголок своей памяти и никогда не доставать. Так, как Лив, например, запрятала Дэвида Райли - тюремного надсмотрщика, который изнасиловал ее в колонии. Они не из тех женщин, которые смакуют свои унижения и моменты слабости.
Надо жить дальше, - твердо кивнула в подтверждение своих мыслей и, ударившись шотами, опрокинула свой. По горлу стекла приятная горечь, сжигающая, казалось, всю тебя изнутри. – Как ты выбралась? Давид вмешался? – тем не менее, такую историю нельзя оставить без подробностей.  – В смысле, вы всех положили? – уточнила тише, не будучи уверенной, что правильно поняла брошенную фразу «где я и где они?». – Значит, за утечку полученной информации ты не беспокоишься? – не хотелось давить, но все-таки было любопытно, раскололась Тарантино на пытках или нет. Самое интересное – что именно в действиях мексов стало той точкой невозврата, после которой она решилась все рассказать. Физические увечья? Жизнь ее детей? Готова ли испанка была умереть во имя собственного дела или дел супруга, лишь бы не предавать? Когда-то они давали клятвы на иконе святого. Но на самом деле готовы ли были исполнить их, несмотря ни на что? Вечные вопросы, на которые не найдешь ответы, пока не предстанешь перед тем самым обстоятельством. Агате вот выпала возможность их получить.
Осушив и второй шот, Ливия махнула пальцем в воздухе, попросив официантку повторить, и вскоре перед ними стояли еще четыре стопки. Но Агата внезапно изъявила желание переместиться в азартные места.
- Да, балуюсь иногда, - рулетки, покер, автоматы, - все, что может повысить настроение. – Если хочешь, поехали. В «Элениум»? – одеты они были достаточно презентабельно, чтобы пройти фейс-контроль в принципе в любое заведение города – на Ливии, например, черное тесное коктейльное платье длиной по колено, с глубоким кружевным вырезом, из которого так и норовила выпрыгнуть грудь. В общем, ничего удивительного.
- Во что играем? – поинтересовалась, когда они оказались в казино и прикупили порцию фишек. В крови было уже довольно много алкоголя, чтобы боль от поступка Майка приглушилась, и стало повеселее. В Ливии взыграло необъяснимое желание оторваться сегодня покруче него. В конце концов, если он может кутить напропалую, почему нельзя ей, так? Тут на телефон как раз пришла рекламная рассылка одного из клубов города, и Ливия с усмешкой заакцентировала на ней свое внимание. – Пишут, что в «Релаксе» сегодня горячая ночь мужского стриптиза, - игриво вскинула брови, посмотрев на Агату. – Ты была когда-нибудь? Я - нет. Съездим потом? Чисто развлечься, - понятно, что она не трахаться туда зовет. Но поглазеть – почему нет? – Я подожду, пока ты проиграешься, - пошутила, демонстрируя свой несерьезный настрой на рулетку.

Отредактировано Livia Andreoli (2020-01-27 12:32:52)

+1

5

Если говорить о силе характера, то я всегда считала, что Ливии этому не занимать. И что теперь, оказавшись рядом со свободолюбивым и упрямым мужчиной, итальянка сможет пустить в ход все свои уловки, чтобы он захотел сделать разворот на сто восемьдесят. Но судя по словам Андреоли, пока она терпела провал. Сегодняшнее продолжение на яхте с девками, тому доказательство.
- Плевать? То есть вы просто спите и никаких обязательств? А в чем тогда смысл? Трахаться можно и с другими. - зачем было нужно начинать такие опасные служебные отношения только ради секса. Нет, чувства были. Но, видимо, еще не настолько сильные, чтобы заботиться о том, что разного рода тусовки могут отдать болью у партнера.

– Тебе разве просто так Давид ничего не дарит? - вот и началось меринье писечками.
- Перестань. Дарит, конечно. - но у мексиканца и денег на щедрые подарки поболее, плюс, Гуэрра любил подчеркнуть свою важность передо мной. Преподнести дорогое колье или огромное кольцо, чтобы бросалось в глаза и все непременно знали, что это он подарил. Дошло как-то до того, что Давид купил мне новые наручные часы только, чтобы я перестала носить золотые часики от бывшего мужа. Мексиканец был собственником и показывал это. У Ринальди же другое отношение, демонстрировать свое расположение он не хочет и не может. До каких пор?.. Этот вопрос я все еще оставляю, не желая нервировать Ливию на тему и без того непростого союза. Может позже, когда хорошенько вдарю по алкоголю, то с языка сорвется все, на что сейчас я себя контролирую.

А вот про события в Мексике особо и пить не надо было. Пусть Ринальди я и попросила не афишировать мое похищение, но Ливия бы все равно с интересом косилась на руку и "кусала" едкими, словно случайно брошенными, фразами.
- Да, Давид попросил Алерьяно подключиться к этой проблеме. - оставляю без упоминаний, что Гуэрра был в Аргентине и в моем благополучном возвращении домой он не участвовал. Впрочем, я на это не оскорблена. Может Бельтран и подгадал время, чтобы Давида не было рядом? Словно мы постоянно вместе... Печально, но супруга я вижу все реже и реже. Наверное поэтому и пытаюсь всячески подчеркнуть его значимость - создать видимость, что наш союз крепок, а дома все хорошо. Дома и правда было все хорошо, но благодаря двумя няням, а не отцу, что за пол года ни разу не сменил подгузник Сильвии.

– Значит, за утечку полученной информации ты не беспокоишься?
- Утечки не было. Я видела много примеров того как разбираются со стукачами. Но мне просто повезло, что гребанные мексы успели нагрянуть раньше, чем меня продолжили проверять на прочность. - я выпиваю второй шот, ощущая как горло охватывает жаром. - Только знаешь что интересное? - усмехаюсь - Когда вознаградиться за преданность? - ответ омерзительно прост - никогда. Картели берут не верностью, они берут страхом и угрозами. И помимо строгого убеждения, морального принципа, что предавать нехорошо, я еще опасалась быть пойманной на этом. Сомневаюсь, что тогда иммунитет Гуэрра спасет меня и моих детей.

Оставив недопитым крепкие коктейли и риторические вопросы о верности, которые в эту ночь были особо актуальны не только для меня, но и для Андреоли, мы рванули в Элениум. Сакраменто городок небольшой, поэтому все крупные заведения располагаются в центре и в относительной близости друг от друга. До казино мы доехали на такси пару кварталов, а там без проволочек прошли в зал, уставленный автоматами и игровыми столами.

- Идем в блэкджэк. Там думать особо не надо, расчет на интуицию и удачу - а с этим у нас на двоих с Ливии было неплохо. Закупив несколько фишек мы пошли к столу с зеленым сукном, стоящим в центре зала, и собирающим всегда внушительное количества людей.
- Стриптиз? - переспрашиваю, задавая больше своему внутреннему Я вопрос, заглянув в телефон итальянки. - Мужчины за деньги передо мной еще никогда не раздевались - я смеюсь, подключаясь к партии и параллельно обращаюсь к памяти, вдруг что-то интересное выпало из моей головы.

- Завораживающе раздеться для мужика - то еще искусство. Многие считаю, что покажешь хуй и уже вскружил женщине голову. - я усмехаюсь, привлекая своими рассуждениями внимание соседних игроков - Но я готова быть разубежденной в этом. - а на картах тем временем перебор и я теряю поставленную сумму. Проигрыш пока не ощутим, значит, можно попытать удачу снова.

- Может дамам нужна компания? - отзывается мужчина, одетый в классический костюм синего цвета. Он не был самым привлекательным в зале, но держался отчужденно-притягательно. Будто и не звучало этого приглашения на вечер. Будто ему интереснее в карты, чем в декольте рядом стоящей Ливии.
- Ты бы мне подал знак, что надо заказать еще выпить - к игроку присоединяется его приятель так удачно державший по бокалу рома в каждой руке. - Надеюсь этот чудак уже уговорил вас подарить этот вечер нам? Я уверен, что тогда сука-Форута вернется.

+1

6

- Смысл в том, что я не хочу трахаться с другими, - со смехом ответила своим недоумением на недоумение Тарантино. Для Ливии со своей стороны тут все было предельно очевидно и просто. Она хоть и любит свою свободу, но если с кем-то вступает в отношения, то другие ее интересуют лишь поверхностно, на уровне флирта. Ливия так устроена. И на сегодняшний день все ее желания были сосредоточены на Майкле. Поэтому она и ввязалась в эту авантюру с опасным романом. Но в то же самое время она была слишком неуверенной в нем, в его настрое по отношению к ней, в том, что она может довериться ему полностью и не дергаться всякий раз, как только он отправляется на какой-нибудь мальчишник. Поэтому, как определить их отношения, не знала. – Обязательства… - с недовольством пробурчала, глядя на дорогу. - Что за слово такое, дерьмовое? Отношения – это повинность, что ли, какая? Верность – это то, что должно подразумеваться, когда ты сближаешься с человеком. Это не обязательство. Это норма. Единственно возможная норма. Но… да, не для всех, - отметила с некоторым оттенком сожаления. Потому что это относилось и к Майку, скорее всего. Пускай, и прямых подтверждений его измен у нее не было. Возможно, ее проблема в том, что она не умеет и не любит разговаривать об отношениях. Определять все вот эти обязательства и права. Ей претит эта искусственность, подход к отношениям как к договору. Она хочет любить и испытывать эмоции, а не заниматься вычислениями и подсчетами взаимных косяков, чтобы потом потребовать за них вознаграждение или раздать оправдания. Подобного ей хватало в делах. В личном хотелось легкости. Чтобы все было понятно и без слов. И поначалу с Майком именно так и было. Но сейчас становится все труднее.
Агате Ливия в какой-то степени завидовала. Если не брать в расчет, что ее муж - член пресловутого мексиканского картеля, у нее есть крепкая семья и, кажется, она с Давидом по-настоящему счастлива. По крайней мере, Тарантино ни разу не дала повод в этом усомниться. Вон, спасает ее из лап похитителей… Впрочем, чужая семья - потемки. Помнится, соседи считали и ее брак с Марчелло идеальным. Настолько хорошо она маскировалась – лишь бы не читать в чужих глазах жалость по отношению к себе.

Оказавшись в "Элениуме", Агата изъявила желание сыграть в блэкджек, и Ливия не стала сопротивляться. Она была навеселе, а стало быть, легка на подъем. Переговаривались с Тарантино они громко, не обращая внимания на остальных людей за игровым столом, к которому только что подсели. В ушах еще немного стоял гул от громкой музыки из "Атлантиса" - может быть, дело в этом. Ливия бросила пару фишек в качестве ставки, демонстрируя, что она тоже в игре. Но больше ее занимала сейчас беседа с Агатой и размышления о мужском стриптизе.
- Черт, - внезапно сказала она после небольшой паузы, - я столько всего видела в жизни, - отметила с глубочайшей серьезностью, - а как мужики снимают свои трусы перед кучей баб - ни разу. Неужели это кого-то возбуждает? - усомнилась, кивая дилеру, чтобы выдавал ей еще карту. - О, перебор... - как и у Агаты, собственно. Но они не торопились уходить, и на них обратили внимание какие-то фраера. Ливия нехотя покосилась на первого подошедшего, совершенно не скрывая своего неудовольствия.
- Мы как раз обсуждаем, может ли мужчина вскружить женщине голову, если снимет трусы.
Незнакомец не сразу, но улыбнулся, приняв ее наверное за чудачку. Жаль, она надеялась, что он клюнет на вызов и попробует доказать, что, конечно же, сможет! Умора бы была...
- Вот женщина точно может вскружить этим голову мужчине, - подключился второй - тот, что был с выпивкой.
- Это он вам, как знаток, говорит. Дважды был женат на стриптизерше!
- Причем, на одной и той же, - приподняв палец вверх, охотно закивал мужчина. Он был выше своего друга и гораздо крупнее. Кажется, он увлекался тренажерами, так как под рубашкой просвечивались подкаченные мышцы. Ими он невзначай поиграл, когда ставил бокалы перед каждой из девушек, угощая их. - Я - Ронни, - закончив смеяться, он представился Агате, ловко перехватил ее руку и деликатно сжал. Затем повторил то же с Ливией. - А это - Джон, - показал на друга. Девушки представились в ответ.
- Эх, я опять перебрал, - с досадой чертыхнулся Джон, выкидывая карты, которые успел набрать. Мужчины были тоже хорошенько поддатые - видимо, давно уже тут играют. Однако вели они себя вполне адекватно.
Спустя какое-то время, не наблюдая часов, они все вчетвером, не стесняясь, громко хохотали за своим столиком. За ними едва успевали убирать пустые бокалы и приносить новые. Но как раз из-за повышенного градуса они легко, просто и весело успели обсудить стриптизерш, шлюх, недотрог, импотентов, бабников и еще кучу всего на тему ниже пояса. Ливия проиграла все свои фишки, но докупила еще. Ронни ставил последние, но Джон, отойдя ненадолго, вскоре принес ему новую горстку. Отсыпал и Агате с Ливией в качестве презента.
- Слушшшайте, не хотите в вип-зал с нами? Поиграем чисто вчетвером, а? В покер, там или еще во что, - предложил Ронни, наклоняясь к уху Агаты и щекоча ее кожу своим горячим спиртовым дыханием. - Там уютно, никто не будет мешать и глазеть. Закажем фрукты, еще выпивки, посидим...
- Напоминаю... что мы собирались на стррриптиззз, - Ливия посмотрела на часы в телефоне, думая, как бы поэстетичнее встать и не завалить соседний стул. От выпитого голова уже шла кругом. Она все соображала, отдавала себе отчет, но за координацию уже не отвечала. - Не перрредумала? - вопросительно кивнула Агате, пытаясь понять, хочет ли та поехать дальше за новыми впечатлениями или остаться здесь, в компании этих мужчин. Они, кстати, становились довольно навязчивыми.
- Тогда мы с вами! - Джон подхватил со спинки кресла снятый ранее пиджак и попытался надеть его, но промахнулся мимо рукава несколько раз подряд и, плюнув, просто перекинул его через плечо. - А че такого-то? - глянул на своего друга осоловевшими глазами. - Проводим девочек на мужской стриптиз!
- Только если у меня встанет, - громко и деловито предупредил Ронни, приобнимая Агату как родную, - то это явно не на мужика в стрингах, понятно?! - затем он снова наклонился к уху испанки, переминаясь с ней с ноги на ногу, чтобы удержать равновесие и слегка задержать ее возле себя. - Кстати... чтоб ты знала, у меня в штанах уже давно крепчает из-за тебя, - и прижал ее ладонь к своей ширинке, за которой пряталось возбужденное мужское достоинство.

+1

7

Слышать от Ливии о том, что она никогда не была на мужском стриптизе довольно неожиданно, но и безумно смешно. Или это в крови говорит алкоголь?
- То есть мы пойдем в клуб, чтобы посмотреть на реакцию девок? - интересно, а среди девчонок в обиходе подарки от мамы или старшей сестры на стриптиз, когда тебе исполняется восемнадцать? Или такое прокатывает только среди парней? Посвящение в мужчины или как там называют между собой?

К горячей теме присоединились двое мужчин, высказывая свое желание составить нам компанию на этот вечер. Я была не против и моментально включилась в беседу, а далее без стеснения позволяла угощать алкоголем и закусками. Парни несогласованно разделились и мое внимание занимал подкаченный Ронни, охотно демонстрирующий свои трицепсы и широкие ладони.

Не надо быть экспертом в отношениях, чтобы понять чего мужчины добиваются и что простой флирт, который находил своего адреса под бушующим в венах алкоголем, не то, чего парни хотят на выходе по итогу. Спустя час беседы и смены коктейлей, итальянка предлагает все же доехать до стриптиз клуба. Думаю, что ей просто уже не терпелось избавиться от навязчивого общества мужиков. Не тут-то было!

Стоило нам подняться на ноги, как парни тоже засуетились, неуклюже подбирая разложенные на столике мобильный, да портмоне.
- Едем, конеччччно! - прошипела я довольным и разморенным голосом, выходя из-за столика, но была остановлена новым приятелем Ронни. Он говорил медленно, глотая некоторые буквы, поэтому выжидания конца фразы немного томительно, особенно, когда к тебе прижимаются, сокращая расстояние и переступая границу личного пространства. А потом мужчина хвастается налившимся кровью членом, поднося мою ладонь к ширинке.

Возможно, Ронни желал вызывать во мне смущение? Или, наоборот, всплеск бурных эмоций восхищения, как у девчонки, которая первый раз узнала что такое член? - Что-то подмешал в виски? - усмехаюсь я, сжимая пальцы и не отводя взгляда от глаз мужчины. А он уже поплыл, простанывая, стиснув зубы.

- Нам надо их как-то слить - обернувшись к Ливии, бросаю ей тихо на ухо. Компания начинала надоедать и наскучивать. О продолжении речи не шло, а для ничего не значащего флирта, парни уже были разгорячены и присыты.

- Тааак че? Мы идем? - спросил Джон, закидывая руку на талию Андреоли, моментально спуская ладонь ниже к упругой пятой точке женщины и сминая пальцами ткань платья.

- Идем, идем. Только нам в туалет надо - и, приблизившись к Ронни: - Все трусики от тебя мокрые - бросаю ему, чтобы почесать его самолюбие, и, взяв подругу за руку, увожу за поворот, ведущий в сторону длинного коридора с уборными.

- Заказываю такси и давай на "пятую" переключаемся. Слишком они приставучие. Или у тебя были планы? - смеюсь, доставая смартфон и заходя в приложение по вызову машины. - Две минуты. - сообщаю результат ожидания - Давай на выход проскользнем, покурим - да и просто подышать. А то от запаха алкоголя, туалетной воды и сигарет, голова была тяжелая и без горячительных напитков.

Возле входа в казино по-прежнему много людей и автомобилей. Я киваю на подъехавший форд с приметной надписью "такси" и нацеливаюсь к автомобилю. К сожалению, наш побег быстро стал заметен и позади из казино вылетают два принца, обиженно ища нас глазами и выхватывая из толпы.
Конечно, парням можно было прямым текстом указать на дверь и послать к чертям дальнейшую компанию, но это не было бы так весело. Особенно забавно наблюдать как мимо их застывших и возмущенных фигур в паре метрах проезжает такси, набирая ход. Я еще некоторое время с насмешкой наблюдаю в заднем окне как фигуры удаляются, а затем ухаю расслабленно на сидение. Почему-то это было так забавно, легко и по-детски, что я не могла не смеяться, довольная нашему хулиганству. - Я боялась, что в "Релаксе" раздеваться будут уже они.

Шоу-программа "Релакса" была на пике, оставив позади время разогрева и скромных танцев. На подиуме был жар! Мужчины синхронно танцевали, искусно прикрывая достоинство шляпой, а женская часть зала всякий раз визжала, ожидая, что кто-нибудь да откроет завесу тайны, уронив или убрав головной аксессуар.

- Вау! Как думаешь, кульминацией будет достать кролика из шляпы? Или это слишком банально? - чего греха таить, парни танцевали действительно профессионально и завораживающе. На них хотелось смотреть, но свободных столиков не было и пришлось занять высокие стулья за барной стойкой. Зато без промедления нам выдавали заказанные коктейли. Я, входя в раж, хотела продолжать пробовать все, надеясь, что сегодня здоровья хватит.

Отредактировано Agata Tarantino (2020-01-28 19:20:51)

+1

8

В компании мужчин не было скучно. Они шутили, вели себя раскрепощенно, болтали много веселой чепухи, рассказывали за жизнь, флиртовали, - в общем, сложно было к чему-то придраться. Ливия смеялась, как никогда. Смеялась и пила. Компания отвлекала ее от непонятного чувства, съедающего изнутри. Чувства, что она не там, где хотела бы находиться. И не с теми, с кем должна. Странное, признаться, ощущение. Вроде бы все зашибись. Карты, выпивка, веселье, внимание мужчин, которое она так любит, но что-то все равно идет не так. И с периодичностью раз в пятиминутку Ливия нет-нет, да ловит себя на каком-то душевном дискомфорте. Это бесит ее. И она опрокидывает в себя очередной крепкий коктейль, надеясь, что уж он-то точно заставит ее по-настоящему расслабиться, почувствовать себя счастливой и беззаботной. Но коктейли сменяют один другой, мужчины становятся развязнее и наглее, и в тот момент, когда Джон проходится ладонью по ее заднице, наступает твердое осознание, что пора прощаться.
- Мы скоро, - подтвердила слова Агаты, что они лишь ненадолго удалятся в уборную. Но оказавшись там, Тарантино заторопилась вызвать такси.
- Что такоооое? – с наигранным изумлением развела руками, поворачиваясь к подруге. – Я думала, у вас с членом Ронни взаимное притяжжжжение. Хотела уже кричать «снимите номер»! – неправда, конечно. Она бы не стала провоцировать подругу, будучи даже в три раза пьянее, чем сейчас. Хотя, если честно, глядя на уверенность Агаты во флирте с этим накаченным мачо, верилось в ее натуральную заинтересованность типом. – Ладно, пошли, пока они не начали ломиться прямо сюда, - взъерошив волосы и обновив губную помаду, Ливия вылетела из туалета вслед за Агатой и вскоре нырнула в подъехавшее такси. Всего какая-то доля секунды отделила их от встречи с мужчинами, которые выбежали на улицу как раз в тот момент, когда машина газанула. Откинувшись на заднее сидение, девушки хохотали. Было глупо, но так весело, что они не могли успокоиться вплоть до самого стрип-клуба, который стал следующей точкой их сегодняшнего заезда.
В казино они были уже так пьяны, что, казалось, больше выпивка не полезет, но – о, чудо, - на улице заметная доля алкоголя развеялась, сознание немного прояснилось, движения стали четче, и у барной стойки они уже были готовы к следующей порции коктейлей.
- Мааамочки мои… - глаза расширились при виде беснующихся перед сценой бабенок. – Мне жалко этих мальчиков. По-моему, их готовы тут разорвать! – визги, крики, смех… ощущение, что эти женщины никогда не видели голого мужика. Впрочем, с таким обалденным торсом и упругой задницей, может, и правда не видели. Красавцы были как на подбор. Не удивительно, что все хотели их полапать. Поэтому то и дело совали им в трусы зеленые купюры и шлепали по заднице. Что же будет, когда они обнажат свои члены? - Их кролики под шляпой наверное сжались от ужаса, - Ливия рассмеялась, оторвав заинтересованный взгляд от сцены и переведя его на Тарантино. Затем она бесцеремонно обратилась к бармену. – А можно этих красавчиков потом пожалеть в приватном порядке?
- Это не ко мне. А вон к тому важному дяде, - протирая стакан, парнишка, не менее мускулистый, чем ребята на подиумах, с улыбкой указал в самый дальний угол, где за отдельным столиком на телефоне висел какой-то худощавый солидный тип. –  Арнольд Зильбер. Но все зовут его Арни.
- Понятно… - Ливия быстро потеряла к нему интерес, так как их разговор перебил новый всплеск женского визга. Оказалось, одну из счастливиц вытащили на сцену, усадили на стул, окружили ее и в данный момент, предлагали угадать, под какой шляпой красавчики спрятали леденец. – Черт, - Ливия снова расхохоталась, шлепая ладонью по столешнице. – Что за дичь! Может, мы не в теме, потому что опоздали на разогрев? – закинув в себя еще порцию алкоголя, она осмотрела двигающихся парней уже серьезнее, со знанием дела. – Слушай, я ведь могла бы пригласить кого-то из них сниматься к себе на студию. Они классные. Интерррресссно, сколько бабла они здесь поднимают? – задумалась и сама же ответила. - Наверное, на одних чаевых получается побольше, чем на съемках в порнухе. Ты знала, что в порно парням платят в два раз меньше, чем девчонкам? – с тех пор, как у нее в управлении появилась порностудия, об этом бизнесе Ливия узнала больше, чем любой среднестатистический житель земли. - Хотя именно они пачками жрут таблетки и колют себе в хрен черт знает что - лишь бы не падал. Затратно ведь! – она снова рассмеялась и погасить улыбку удалось только новым глотком очередной алкогольной смеси.
- Ты когда-нибудь изменяла? – внезапно поинтересовалась у подруги. На самом деле, просто вдруг подумала о Майке. Представилось, как он там сейчас с жаром дышит под какой-нибудь сиськастой девкой, пока она прыгает на его члене. Передернулась, списав на то, что очередной глоток спиртовой жидкости пошел не туда.
- А вот и наши красотки, - раздалось где-то позади и, обернувшись, они увидели своих сегодняшних знакомых.
- Бляяяять, - процедила сквозь улыбку. - Как они нас нашли? – может, она уже не помнит, как сто раз за вечер произнесла название клуба?
- Не хорошо уходить по-английски, - покачал головой подошедший ближе Джон. Он был уже совсем растрепан. Пиджака и в помине не видать, а рубашка небрежно расстегнута сверху, оголяя бурную растительность на груди.
- Черт, волосатые мужчины – моя слабость, - усмехаясь, тихо поделилась с испанкой, стискивая зубами коктейльную трубочку. – Как будто знал, на что давить.
- Да ладно, девчонки просто захотели поиграть в догонялки, да? – Агату настиг Ронни, развязно закинув ей на плечо свою тяжелую руку. Двигая задницей, он пытался подвинуть Тарантино и пристроиться на тот же стул, на котором сидела она.

Отредактировано Livia Andreoli (2020-01-29 15:19:33)

+1

9

В клубе мы продолжали налегать на выпивку, расслабляясь и смеясь. Наверное, я понимаю желание мужчины, порой, уйти в кутеж. Хочется выкинуть все из головы, выбросить проблемы на ветер, сбросить груз с плеч и, раскинув лопатки, с чистыми мыслями идти забываться. За весь вечер я ни разу не думала ни о Мексике и том, что там творилось (по крайней мере с момента, когда мы с Ливией закончили обсуждать тему жестокости картелей), ни о Гуэрра. Одиночество не скребло по грудине, царапая и оставляя щиплющие раны на душе. Не отзывалось щемящей влагой в глазах, когда понимаешь, что без него все идет не так. Не рвалось набрать номер супруга, натыкаясь в непроглядные телефонные гудки, потому что он в очередной раз не снимет трубку... Нет, все это осталось для другого дня, для другой меня, которая так же будет вечером пить, но уже одна.

- Мужчины в стриптизе слишком хотят понравится, вызвать непременно желание мокрых трусиков, и это бросается в глаза. Может в приват-танце они будут более свободны и работать не по сценарию? - перевожу взгляд на Ливию, отмечая, что не против закрытой комнаты и компании из двух стриптизеров. Но мне кажется, что действительно разогреть и возбудить меня у танцоров не выйдет. Потому что в мозгу четко застыла мысль, что им платят за это, платят за то, чтобы тереться "зайчиком" о мои бедра. А может просто женщине нужно немного больше, чем голое подкаченное тело, нужны эмоции, влечение, химия.

- То есть в порнухе тоже есть сексизм? Боги, не продолжай про это, мне хватило историй, когда бывший муж работал на порностудии - естественно, речь о Сантино, и Андреоли не могла не понять. И снова прокручивать те воспоминания о совместной жизни, не хотелось. А о работе порнозвезды хотелось слушать еще меньше. Может по этой причине я не смотрю порно: оно меня не возбуждает, а вызывает сострадание из-за понимания сути работы.

Внезапно Ливия ударяет меня серьезным вопросом, от чего я передернулась, а улыбка, игравшая на губах весь вечер сползла вниз. - Нет. Никогда - серьезно отвечаю подруге, решая опустить все предисловия или сравнения. Ее интерес меня словно спустил на землю, пусть я даже не думала бросаться в объятия случайного мужика. Но это было как напоминание "эй, у тебя есть супруг". - Почему ты спросила? Уж точно я не собираюсь сегодня переступать через себя. Я не прыгаю в койку ради физического удовольствия. Надо прикипеть к партнеру, понимаешь? И если я в кого-то влюблюсь серьезно и действительно, то тут встанет вопрос не об измене, а о разводе. - я облизала губы и запила эту тему большим глотком шампанского (о, да, смешивать напитки сегодня - наше все). Когда-то я была в шаге от того, чтобы сбежать от Давида. Я чувствовала, как неминуемо меня тянет к другому, как рушатся стены и принципы. И всеми силами держала себя от этой ошибки, с ума сходила от его голоса, заботы, которой не хватало, от наших долгих разговоров по утрам. Но... ушла, разорвав Гордиев узел. оказывается, уйти надо было раньше, потому что больно все равно было и за последствия отвечать пришлось. Гуэрра ясно дал понять, что следующая моя интрижка или увлечение кем-то, будет стоить жизни. Я стараюсь обходить мужчин стороной, да и с постоянным разъездами и младенцем на руках, на противоположный пол нет времени.

- Ты сейчас думаешь о нем? - о Майке - Наверное, я должна попросить тебя этого не делать или плюнуть на него. Но я на самом деле рада, что ты к кому-то прикипела по-настоящему. Я наконец-то вижу тебя живой! И это, дорогая, расплата. - влюбить и мучится переживаниями о том где он, с кем, когда и почему. Терзаться, что не можешь его остановить, взять под контроль. Злиться, что ранее действенных и знакомых методов уже не хватает... Я не скажу, что это лучше, что это здорово, но для Ливии эти отношения были новым глотком воздуха, пусть и обдирающим горло.

- А вот и наши красотки. - я, разомкнув губы, охаю, отворачиваясь. Не ожидала, что парни будут настолько упертыми и последуют за нами. В казино же оставалось еще много дам, жаждущих внимания.
- Ты раз двести показала им афишу этого клуба, а потом мы перемыли косточки всем, кто зарабатывает на жизнь, торгуя собой. - вроде с этого даже началось наше знакомство.

Парни и, правда, выглядели уже помято, слишком навеселе. Но на ногах еще держались, демонстрируя, что и продолжение ночи могут в легкую обеспечить. - Нет, вы просто нам не подходите. Мы не хотим брать вас в продолжение, не ясно? - сбиваю игривый настрой парней едкой констатацией факта.

Друзья переглянулись меж собой, демонстрируя накрученную улыбку сквозь намеренное оскорбление. - Вот как... - протянул Джон, вцепляясь пальцами в талию Ливии. Затем, с настораживающей медлительностью, он взял прядь волос женщины и поднес к носу, тяжело и громко вдыхая. - Ты тоже так считаешь, детка? - спрашивает от у итальянки - Может выйдем на улицу, покурим, обсудим все и, если что-то не так, обещаю мы свалим. А? Вы скажите в чем мы облажались.

Нас аккуратно, но под давлением, держа за талию, выводя из клуба. Я не сопротивляюсь, но идея портить этот вечер выяснением отношений с малознакомыми парнями не особо привлекала. Хочу взбунтовать и закричать, что никуда не пойду, но мы уже выходим из здания на свежий, бьющий в лицо ветер.

- Итак, девочки, вас что-то не устраивает? Мы что-то сделали не так? - Джон взял инициативу в переговорах в свои руки, но говорил с нажимом, давлением и проскальзывающим недовольством. - Дадим друг другу еще шанс? Поехали к нам. У Ронни и джакузи есть, скажи?

- Да, малышки, все будет по высшему разряду! - восторженно подтвердил Рон, уводя нас дальше от входа в клуб, к парковке, где, видимо, стоял их автомобиль. Наверное, вон тот "вольво", одним колесом наехавший на клумбу и мордой опрокинув урну, и был их транспортом.

+1

10

- Аааа, - с пьяным недовольством протянула, - точно… - Пульс ведь раньше управлял той же самой студией, которую сейчас доверили ей и Ренато. Прошло столько времени, что Ливия уже и забыла, как забывала все, что напрямую ее не касается. Зато эпизод, после которого Сонни вышвырнули со студии из-за конфликта с Фрэнком, помнила отлично. Еще бы, драка ведь произошла у нее на глазах. Кто бы мог подумать, что спустя несколько лет, во главе этой пресловутой студии встанет Андреоли… Удивительная все-таки штука - жизнь. Иногда на такие виражи закидывает, что и представить себе нельзя. То же касается и измен.
- Не зарекайся, - философски изрекла заплетающимся языком и постучала ногтем по своему пустому бокалу, обращая на это внимание бармена, мол, надо бы повторить, дружок. – Ситуации разные бывают, - случайный перепихон и интрижка с кем-то, кто начинает вызывать в тебе сильные эмоции и чувства, в один ряд ставить, конечно, нельзя. Если о первом можно замолчать и все забыть, вторая способна поставить под вопрос твои действующие отношения и, в конце концов, их разрушить. – А как понять, что ты влюбилась, и этот человек стоит того, чтобы бросить мужа? А? Агаааа…. То-то же! – сложно отличить свои чувства и еще сложнее сделать выбор. По крайней мере, Андреоли оказаться в такой ситуации точно не хотела. – И вообще, вдруг ты  разведешься и тут опа, - хлесткий удар ладони о ладонь, - а в постели-то твой новый душевный избранник – полный ноль! А? Что тогда? – посмеялась, двигая к ним новую порцию выпивки. – Не, надо все-таки проверять…
Она поинтересовалась у Агаты о ее изменах, конечно, не потому, что гадала, хочет ли та раздвинуть ножки перед кем-то сегодня ночью, а любопытствовала, к чему все это привело, если такое было, что она чувствовала, и так далее. Было ли это похоже на то, что случилось когда-то с ней самой?
Я изменяла, - призналась, поведя плечом. Сказано без гордости и без стыда. Просто и обыденно, как вспоминают нечто давно ушедшее в прошлое и от этого совершенно не имеющее уже значения. – Один раз. Мужу, - задумалась и шмыгнула носом, так как крепкий алкоголь разбередил слизистую. - В смысле, не один раз, но с одним и тем же, - усмехнулась, вспоминая о той давнишней истории. – Мы тогда жили уже очень плохо. Спали в разных спальнях и вообще отношения были в тупике… И о разводе, знаешь, вопрос вставал не один гребанный раз, - отсылка к словам Агаты и снова усмешка. – Не из-за этого… парня. А вообще, - она совсем перестала обращать внимания на то, что творилось на сцене, а отвернувшись, теребила ненужную трубочку от какого-то выпитого уже коктейля. – Мы познакомились в Италии, когда Марчелло взял меня с собой… А он был там нашим водителем… Такой славный, смелый, горячий, влюбленный….Коррроче, - вяло махнула рукой, опуская очевидное продолжение рассказа. – А потом Марчелло узнал и застрелил его. Такая вот история, - она не стала рассказывать, что тем парнем был Куинтон Гуидони. Да, оказалось, что он выжил. И через несколько лет они встретились уже в Сакраменто. В общем, драма, достойная мексиканского мыла. Но Агате о сюжете знать не обязательно. Все-таки после этой истории она состояла с ним в отношениях. А Лив не настолько пьяна, чтобы нести вообще всё без разбора.
Выслушав подругу, которая решила продемонстрировать тут свои экстрасенсорные способности, она махнула рукой, подкатив глаза с пьяной поволокой:
- Ой, я тя умоляю, - о Майке она думает, ну, конечно. Как будто ей больше нечем себе голову занять. Не собиралась она признаваться, что… живая? Или как там ее Тарантино окрестила? Сдохло. Все внутри у нее сдохло еще давно. Может, что-то из последних сил там и трепыхается, но учитывая, как это безжалостно топчут, скоро не останется и этого. Было тут что-то грустное, но плакать Ливия не станет. Не до такой еще степени она напилась. Да и, к тому же, объявились их сегодняшние друзья.
Агата перестала играть во флирт и отрезала любые новые попытки соблазнения. Интересно, это на нее так разговоры об изменах подействовали? Или просто, как и Ливия, пресытилась обществом этих пьяных ребят?
- Так, давай-ка чутка притормозим, ковбой? – отодвинулась в сторону и выдернула свои волосы из лап Джона. Тот переходил уже границы дозволенного, активно врываясь в личное пространство. Ливия в принципе не любила, когда ее трогал кто-то незнакомый, а в такой манере – и подавно. В общем, улыбки на ее лице уже не было. Ей не хотелось тратить сейчас энергию, оставшуюся и так в небольшом количестве, на этих типов. Но они давили своим присутствием и действиями, не понимая ни намеков, ни прямых отказов. В итоге они практически вытащили их с Агатой на улицу, грубовато придерживая за локоть. А на парковке устроили им нечто похожее на допрос. Нет, ну смешно просто. Как-будто они с Агатой им что-то обещали! Они же так, общались просто, ну.
- Значччит так, - Ливия, считавшая себя и сейчас успешным переговорщиком, взяла слово, подняв вверх указательный палец. От выглушенного спиртного ее качало, голова страшно кружилось, асфальт плясал под ногами, но она изо всех сил старалась придать себе как можно более деловитый вид. А чтобы земля не ушла из-под ног, оперлась ладонью о чей-то автомобиль. – Вы, - указала на мужчин, - идете домой, к Ронни, Бонни, Шмонни или куда вообщще хотите. А куда идем мы, - положила ладонь на плечо Агаты, - это уже вассс не касается. Все превре… прельде… - прикрыв глаза, максимально сосредоточилась, - пре-дель-но! ясно? Да? Вот и хорошо, - кивнула, разворачиваясь обратно к клубу, но внезапно почувствовала на своем локте жесткий мужской захват. Опомниться не успела, как ее уже волокли куда-то в сторону, так, что она едва успевала перебирать ногами. – Эй! Эй! Уберрри руки! Руки, говорю, убрал! – голос ее стал громким, а речь отчетливее. Но это ничего не поменяло. Джон, неся какую-то неразборчивую чушь, открыл дверцу своей машины и стал запихивать ее внутрь. Так же неуклюже, как и она пыталась его сейчас оттолкнуть.
- Правильно, харе трепаться! – воскликнул Ронни, оценив решительные действия своего друга, и схватил Агату под коленками, попытался поднять ее и перекинуть себе на плечо, как истинный добытчик, но пошатнулся, попытался повторить и рухнул на асфальт вместе с испанкой, придавив ее своим пьяным некоординируемым телом. – Да шо ж ты будешь делать… - но отступать не собирался и снова потянулся к Тарантино. Тем временем, вокруг их пьяной и галдящей компании начали собираться отирающиеся возле клуба люди.
- Мы сейчас полицию вызовем! – крикнул кто-то из них, но  веселая четверка была занята своими разборками.

+1

11

Разговаривать с Ливией об отношениях было трудно. У нее имелся свой взгляд на чувства, на взаимную близость, в целом на то, что называют парой. Она относилась ко всему через призму циничности. Но даже у нее что-то и екало, то об этом женщина говорить боялась... стеснялась? Странно это... дожить до стольких лет, а боятся признаться в чувствах, как первоклашки.

– А как понять, что ты влюбилась, и этот человек стоит того, чтобы бросить мужа?
- А ты никогда не понимала, что влюбилась? Если есть сомнения, значит, это не то, ради чего стоит рушить семью - пожав плечами медленно и лениво, отвечаю. Если чувства есть, то в них сложно сомневаться. Можно не разобрать влечение, страсть, просто желание перепихнуться кому-то на зло, но влюбленность... Когда все мысли о нем, когда без него больно, одиноко, сколько бы людей тебя ни окружало... В моем понимании именно так сходят с ума. Что парадоксально, но с Давидом я такого не ощущала. Он был мне симпатичен, мне нравилось ходить по ресторанам или проводить ночи в постели, но меня не рвало на части, когда его нет. Я просто с пониманием ждала.

– Не, надо все-таки проверять… - может, Андреоли и права. Я пожимаю плечами. Мне тема измен не нравилась, не нравилось думать о том, что я встречу кого-то, с кем захочу предать Гуэрра. Мне не хотелось быть той, кто примерит амплуа неверности. Поэтому я отмахиваюсь от всех возможных вариантов событий, в которых я сначала "проверяю" любовника, а потом, получив развод, улетаю с ним в закат.

История из жизни итальянки как раз еще раз заставила меня убедится в том почему я не могу позволить себе влюбиться или сходить налево. Зачем? Если Гуэрра, узнав (а он узнает), убьет его. И вряд ли бедолага отделается одной пулей. Поэтому надо беречь себя от этого влияния, от случайных встреч, от жара эмоций. Самое печальное, что на миг, на крохотный миг я ощутила и поняла не то, что я исключительно сильно любви Давида и мне никто не нужен, а то, что я просто должна стараться не в кого не влюбиться. Значит ли это, что могу?..

Заливаю неприятную и провокационную тему очередным шотом, в надежде приглушить потаенные вопросы о том насколько счастлива я в браке. И могу ли быть счастлива где-то еще с кем-то еще?
От части была рада внезапному появлению двух ковбоев, так как внимание и мысли переключились на раздражающий фактор и попытку от него избавится. Но, оказалось, что это не так просто и мы с Лив на ватных и податливых ногах уже выходим из клуба.

Нас ведут к парковке уже требовательно и настойчиво. Мои сопротивления становятся более заметны и я дергую руку, чтобы вырваться из хватки Рона, но получаю в ответ лишь боль. Андреоли срывается на крик, отбиваясь от мужчины, но он, игнорируя все протесты, запихивает итальянку в автомобиль.

- Не трогай. Не трогай меня. - в голосе проскальзывает дрожь. И я инстинктивно пятюсь назад. Попытка к бегству сорвалась. Рон хватает меня под ноги, но, проиграв схватку вестибулярному аппарату, падает сверху на меня. Ушибы на ребрах тут же откликаются страшной болью и, как следствие, моим криком. Зажмуриваю глаза, ловя перед собой образ Хименеса, наносящего удары по телу. Голоса мужчин путаются, искажаются, а в свете зародившегося страха и паники, внезапно отдают оттенками мексиканской речи. Не знаю, можно ли потом это списать на перебор с алкоголем, но на пару секунд я словно очутилась там, в Тихуане, пойманная сикарио возле ресторана.

Сильное желание выжить тогда, в Мексике, выливается и сейчас на меня. Не думая о последствиях, о том где нахожусь и с кем, вонзаю палец в глаз Ронни с особым остервенением. Мужчина заполняет парковку визгом, переваливаясь с меня на спину и прижимая обе ладони к лицу.

- СУКААААААААА. Сукаааааа - орет он, брызгая слюной.
- Ты че, баба, охуела! - вступается Джон, ослабляя хватку, с которой заталкивал Ливию в машину.
Я не знаю что на меня нашло, нет, знаю, это был ужас, паника, боль, нежелание вновь мирится с тем, что кто-то применяет против меня силу. Поднявшись на ноги начинаю просто наносить удары ногой по скрюченному телу парня, в основном, целясь по лицу.
Прежде чем меня остановил Джон, схватив со спины за талию и отшвырнув в сторону, я успела нанести три удара по лицу, разбив тому нос и губу.

- Совсем головой двинулась? Вы обе! - кричал Джон, который в своем воинственном желании затащить двух девушек в тачку не видел ничего агрессивного. Его раскат последующей нецензурной брани прерывает вой патрульной машины, курсирующей по дороге мимо клуба. Полицейские, среагировав на увиденную драку и крики, покинули автомобиль и быстро направлялись к нашей компании.

+1

12

Импульсивная Агата всегда бросалась в отношения с головой. Обжигалась и бежала в огонь снова и снова. А Ливия не хотела обжигаться. Не хотела, чтобы ей снова было больно. Поэтому проще не обольщаться, не делать ставок на те или иные отношения, плыть по течению и не знать, к какому берегу тебя прибьет завтра. Не признаваться в чувствах ни себе, ни окружающим. Делать вид, что тебе все равно. Не привязываться.
- Сомнения? У меня всегда есть сомнения, - серьезно, никого и никогда она не любила беззаветно, всегда были «но», много «но». Просто выбирала не тех мужчин. Хотя, что значит выбирала? Мы не выбираем, к кому испытывать сильные эмоции. Это рождается само собой. Если бы Ливия действительно выбирала, руководствовалась исключительно разумом и расчетом в вопросах личной жизни, то была бы замужем за каким-нибудь щедрым добряком, который плясал под ее дудку и выполнял любой каприз. – И потом, что такое любовь? Никто не знает, - химия? Влечение? Страсть? Взаимное уважение и забота? Бывает так, что есть одно, но нет другого. И что тогда? Как разобраться, влюблен ты или нет? Нет, Ливия не любила в этом копаться. Да обычно у нее и времени на это не было. Все ее увлечения скоротечны, они заканчивались, не успев толком и начаться. Разве что брак затянулся на целых десять лет. Не по ее желанию, в общем. Но тогда она шла на компромиссы. Сейчас же не считала нужным на них размениваться. У нее было всё, и она по-прежнему считала, что может заполучить любого мужчину, а потом бросить его, когда он надоест, или когда почувствует, что боль сильнее удовольствия. Главный урок, который она вынесла из своего трудного брака – не страдать из-за мужчин. Жаль, что контролировать свои чувства удается не всегда. А мужчины зачастую те еще сволочи. Вот, например, их сегодняшние знакомые. Как дивно все начиналось и как грязно закончилось.
Джон без стеснения запихивал в свою машину, чем вызывал отнюдь не возбуждение, взращённое на агрессии, а лишь отторжение. Ливии нравилась мужская сила, но когда она подкреплена чем-то еще, помимо густой растительности на груди и огромного самомнения. Однако только заоравший, как резанный, Ронни вынудил Джона прекратить атаку своим мачизмом и обратить все его внимание на себя. Ливия тут же выскочила из тачки, на заднее сидение которой Джону удалось ее затащить,  и замерла, глядя, в какую неистовую фурию превратилась Тарантино. Кажется, она выбрасывала на Рона всю накопившуюся злобу, напряжение и страх, пережитые во время недавнего покушения. Ливия неплохо знала Агату. Смутно верилось, что это обычная реакция на излишне грубые приставания пьяных мужиков. Черт, она что, ему глаз пыталась выдавить?
Андреоли подлетела к испанке вслед за Джоном. Как раз когда она во всю колошматила скрюченного на земле Рона ногами. Хорошо, что Джон сумел ее оттащить.
- Тише, ты чего? – Ливия схватила Агату за руку прежде, чем она снова пустится в бой. – Тише. По-моему ты маленько хватила лишнего, - почему-то Ливии стало смешно. Дико смешно. И она рассмеялась, глядя, как Джон вытирает сопли воющему Ронни. Где теперь его игра мускулами, а? Смеялась она и когда к ним подошел офицер полиции. Во всей этой кутерьме с разборками она совсем не слышала воя сирен патрульной машины.
- Вы четверо, - сообщил служитель закона после того, как представился и ткнул в воздух своим жетоном. Затем стал речитативом озвучивать их права.
- Ты что-нибудь поняла из того, что он от нас хочет? – брови озадаченно съехали к носу. Соображать - это сейчас вообще не про нее. Слишком много в крови алкоголя. И сосредоточиться никак не удается.
Вам придется проехать со мной, дамы.
- Ааа, вот теперь понятно, - Ливия довольно кивнула. Перспектива провести ночь в обезьяннике ее совсем не пугала. Ей сейчас и море по колено! – Ну давайте, офицеррр, - пробормотала низким эротично-агрессивным голосом, - арррестуйте меня… - и, сдвинув оба запястья вместе, ткнула их в лицо патрулю. Затем она расхохоталась, едва удерживая равновесие на своих высоких каблуках. – А допрррашивать нас вы будете? – игриво посмотрела из-под ресниц.
- Харви, и вон тех двоих прими, - указывая своему напарнику на Джона и Ронни, молодой офицер безэмоционально защелкнул наручники на руках Ливии. Затем повернулся к Агате и проделал то же самое с ней. А после прижал их к своей тачке и почти что ласково прошелся ладонями вдоль тел в поисках запрещенных предметов, но ничего не нашел.
- Черт, ну какой же охеренный вечер, скажи! – повернулась к Агате, плюхнувшись на заднее сидение патрульной машины. – И до кроватки довезут бесплатно, - посмеиваясь, она спустилась пониже и откинулась на подголовник. Она не до конца осознавала перспективу, которая им грозила за устроенный дебош и нападение на мужчин. Хотя кто на кого напал, это они еще подоказывают! Но сейчас хотелось немного расслабиться. Поэтому, устроившись поудобнее, Ливия прикрыла глаза. У нее были связи с копами. В том числе, несколько прикормленных ребят, и один из них – Хадди Уайатт, детектив отдела нравов. Хороший мужик. На него можно положиться. Он все уладит.
- Не завидую я Давиду во время ссор, - пробормотала, слабо усмехаясь. Через окно можно было наблюдать, как их сегодняшних знакомых под громкие возмущения грузят в соседнюю машину.

+1

13

Наше мировоззрение с Ливией относительно мужчин и чувств категорично различалось. Андреоли была осторожной, аккуратной и ей очень не везло. А я была костром, не боящимся дотлеть до угольков или кого-нибудь подпалить. Я не боялась влюбляться, если это не идет в разрез с верностью супругу. Но когда я была свободна, то мне необходимо было чувствовать себя значимой, привлекательной. И я находила тех, кто будет дарить мне свою влюбленность. Даже боль от вынужденного расставания не долго печалила меня, хотя я могла много анализировать свои поступки и его, но в итоге утешая себя тем, что невозможно навсегда быть с одним человеком. Ни одна сила в мире не удержит двоих вместе на протяжении долгих лет. Да, есть супружеские пары, женатые пяться лет, но я всегда ставила под сомнение искренность их любви. Им приятно, комфортно, удобно друг с другом - да. Но испытывать удобство к мужчине это не то, чего я хотела.

А потом я встретила Давида... И положилась расчет. Первое время было неплохо. Никогда не скажу, что с Гуэррой мне плохо. Нет, я чувствовала к нему страсть, влечение, уважение, даже любовь. Чувствовала... Сейчас же это превратилось в терзание души, в испытание одиночеством. К сожалению, мне и предъявить мексиканцу было нечего, - я знала на что шла. Почему же не развод? Я понимала, что он меня не отпустит. Как не отпустил тогда, год назад. Только с моим высказанным желанием уйти в семье все усугубится, появится недоверие не только у меня, но и у него. Да и Сильвия была еще мала, чтобы видеть, что отец не просто где-то в разъездах, а его нет. Так что я дала себе установку, что пока Давид не притесняет меня, пока не подвергает мои чувства истязанию, пока я не ощущаю как от него пахнет другой женщиной, мы будем вместе. Так спокойнее ложиться спать, пусть и в холодную постель.

Навязчивое, наглое поведение Ронни, крики Ливии переносят меня в тот вечер Тихуаны, раздразнивая не зажившие раны и теребя болезненные воспоминания. И если тогда, выходя из ресторана с Мишей, я не знала чем все кончится, не понимала чего следует боятся и какие шрамы это оставит на мне, то теперь знаю. И понимаю, что нельзя дать этим двоим усадить себя в автомобиль. Самозащита, взвинченная оголенными нервами, подпитываемая алкоголем и не утихшими ранами на плече и ребрах.

- Черт, Ливия, Ливия! - цепляюсь за ее ладонь, когда женщина, выскочив из тачки, подбегает ко мне в попытках успокоить. - Они же хотели... Они бы... - чего? Увезли и изнасиловали? Затолкали и выбросили бы где-то по дороге, чтобы проучить? Некуда б не поехали, потому что патрульная машина была уже на подходе?..

Ответы кажутся никчемными, невинными, нелепыми, как и действия пьяных парней. Но мне стало страшно. Дико страшно, что на долю секунды я перестала понимать где нахожусь. Или мне так показалось? Или я просто хотела кому-то пустить кровь, раз не смогла выплеснуть всю ненависть на сикарио Бельтрана?

- Они просто гребанные пидорасы - усмехаюсь и перевожу взгляд на итальянку, когда ее разрывает смехом - Чего смешного? - я тоже начинала ее поддерживать, хотя не понимала веселья, пока не посмотрела на воющего Ронни и его друга, пришедшего на помощь. - ЧООООртовы Чип и Дейллл! - вот, я вместе с Ливией утопаю, смеясь, но, в отличие от женщины, замечаю приближение офицера.

- Эй, Лиииив. Лиииии - дергаю ее за плечо, но лова, слетающие с языка протяжно, не воспринимаются Андреоли, пока к нам не начинает обращаться полицейский, зачитывая права.

- Эй, ээээ. Эээ. Мне нельзя в участок. Не надо меня. Они же сами на нас напали. Посмотрите камеры. Офицер, ну, офицер - протестую, совершенно не желая садится в машину, а потому копу приходится немного повозится, заталкивая меня к Ливией. Слава богам, что в этот момент мне не казалось, что меня хотят похитить и подвергнуть пыткам. Разве что размещение в грязной камере участка можно к этому отнести. Но мы с итальянкой уже были настолько под градусом, что не обращали на это никакого внимания, когда нам, сохраняя издевку в голосе, сказали, что зарегистрируют в люкс-номере Сакраменто.

Через некоторое время, когда ситуация не хотела разрешаться, а градус, наоборот, шел на спад, нам дали воспользоваться правом на звонок. Я набрала Реджи, не только как влиятельного и ответственного парня, но и моего друга, который отодвинет дела на задний план, да что-то придумает. И он придумал. Уже через пол часа нас выпустили, а возле участка стоял нахальный англичанин Стэнли Уоррен. Где-то в голове стрельнуло желание отметить то, что мы на свободе, но я его подавила, намереваясь все-таки дойти до кровати на своих двоих и сделать это поскорее.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » the million lights around