Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Siate grate


Siate grate

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Medeya Gini, Giovanni Riccardi, Guido Montanelli
Место:
Улицы Сакраменто
Квартира Медеи Джини
Время: Три года назад. Осень.
Время суток: Тёмное.
Погодные условия: Пасмурно, накрапывает дождь.
О флештайме: Оценщица ювелирного салона "Korloff" хорошо справилась со своей работой, сохранив его владелице кругленькую сумму. Её ожидает подарок от фирмы. Бесплатная доставка прилагается.

+2

2

Последнее поручение Джованни было куда более деликатным, чем там работа, которую Гвидо обычно выполнял для Семьи; впрочем, он догадывался, что Дилинджер попросту выбрал несколько людей из числа своих близких знакомых, кто был более осведомлён о подноготной жизни города, и всем велел найти одного и того же человека, зная, что кто-то один из них с заданием уж точно справится. В этом была одна из сильных сторон Джованни - он умел заводить нужных друзей и всегда знал, к кому можно обратиться по тому или иному вопросу.
Из всех на этот раз посчастливилось именно Монтанелли. Парень, которого хотел найти Джованни, был одним из самых худших сортов людей: слишком ленив, чтобы идти зарабатывать честным трудом, он одновременно был слишком труслив и глуп, чтобы заниматься чем-то посерьёзнее, чем мелкие уличные грабежи. Очевидно, что такой ханыга мог заинтересовать капореджиме восточной стороны лишь по одной причине - потому что однажды ограбил не того человека. Не ту женщину, если быть точным. Вряд ли бедный ублюдок мог предполагать, что девушка, на которую он напал однажды ночью, через несколько лет станет одним из ценнейших знакомых жены дона мафии Сакраменто и, по совместительству, его консильери.
Поиски заняли три дня, пришлось изрядно поездить по городу, поднять пару старых контактов, потратить чуть меньше трёх долларов, даже тряхнуть парочку его знакомых; но в итоге результат был исчерпывающим - о том, кто оставил пожизненное напоминание о себе на шее у Медеи Джини, Гвидо знал почти всё. Его имя, его адрес, его судимости, места, где он бывает и районы его "охоты" за последние пять или шесть лет; нашлась даже сумочка, вырванная им у Дэи более, чем четыре года назад - пролежав полгода в полицейском участке, она была возвращена старушке, которая нашла её на улице и принесла туда. Мафия видела всё, несмотря на то, что грабитель наверняка уже даже забыл лицо своей жертвы. Ничего, судя по тому, что ради такой мелкой сошки, как он, Риккарди решил провести целое расследование - он его ещё вспомнит. Вновь обретённая сумочка Медеи сейчас покоилась под сидением внедорожника Гвидо. Старушка даже обрадовалась, узнав, что её прежняя хозяйка нашлась; пришлось буквально уговаривать её взять деньги, за которые он предлагал выкупить отвергнутое полицейскими вещественное доказательство. Лишь только услышав о том, что это - не более, чем вознаграждение за её честность, старая леди, наконец, сдалась.
- Я бы не стал соваться внутрь. Крыса нигде так не опасна, как в собственной норе. -
Монтанелли привёз Риккарди к самому дому грабителя, Не нужно было даже заходить в подъезд, чтобы понимать, какую хлабуду представляет собой его квартира - наверняка она была не лучше всех остальных тех, в которых живут подобные элементы - однокомнатная конура с ободранными обоями, скрипучей ржавой кроватью, или без кровати вовсе, облезлой газовой плитой и холодильником - ровесником Джованни. Можно было судить об этом хотя бы даже по дому, в котором эта квартира находилась - его пора было бы уже объявлять на снос. Да и район, в котором они находились, был препоганым...
- Но иногда ей приходится из неё вылезать... - Гвидо приглушил свет фар, продолжая всматриваться в темноту. Крысы ведут ночной образ жизни, а значит, и их сегодняшний клиент тоже должен был бы вскоре покинуть подъезд - стрелка часов приближалась к той отметке, когда вся городская шваль, как по команде, начинала заполонять улицы города, вылезая изо всех щелей. Впрочем, если этот тип сейчас был не дома - можно было бы дождаться и утра; торопиться было некуда - четыре года достаточный срок, чтобы подождать ещё несколько часов. Тем более, если готовишь сюрприз.
На улице ублюдку потребуется больше времени, чтобы сориентироваться и понять, что происходит, когда его скрутят и запихают в машину, обстановка будет для него менее знакомой - и наверняка он растеряется. В квартире же своей он знает каждый сантиметр, а они окажутся там впервые; к тому же, нет уверенности в том, что парень не будет вооружён и не откроет огонь по преследователям. Монтанелли не чувствовал ненависти к нему - не потому, что умел не ненавидеть своих врагов, а потому, что не было причины ненавидеть того, кто появился на твоём пути случайно. Отморозоки, нападавшие на женщин с ножом, вызывали у него омерзение, а не ненависть; и тем не менее, он не стал бы жалеть, если Дилинджер избавится от него, когда закончит то, что задумал. Пожалуй, и никто не стал бы.

+2

3

- Хорошая работа, Гвидо. Побольше бы таких людей под своё начало и мы бы захватили власть в этой стране, - одобрительно кивнул Джованни на оповещение чистильщика о том, что нужный ему человек найден и уже готов быть упакованным в «праздничную ленту», словно подарок, живой такой презент. Если быть точнее – вознаграждение для мисс Джини, которая пока ни о чём подобном даже не подозревает. Тем лучше, пусть это станет для неё сюрпризом и гонораром за хорошо выполненную работу. Кстати, пора бы начать его организовывать и непосредственно «заворачивать», жаль не сразу в полиэтиленовый пакет… впрочем, это дело времени. Ещё неизвестно, как поступит с доставкой на дом Медея. В любом случае, расправится ли она с обидчиком сама или проявит милосердие – в конечном итоге от него останется только воспоминание. И то, смутное. С этой мыслью, крайне воодушевляющей, стоит заметить, Диллинджер и отправился с Гвидо, который доставил их обоим к нужному дому.
Оперативно.
Вообще, методами работы, сроками и результатами Монтанелли очень радовал капо, который платил ему изрядной порцией своего доверия и уважения. Диллинджер мог доверить Гвидо самую серьёзную и сложную работу, оставаясь уверенным, что всё будет сделано в лучшем виде. Так что и сегодня он был совсем не удивлён успешно выполненной миссии. Разве что весьма порадован…
- Сделаем всё быстро, не хочу привлекать лишнее внимание случайных прохожих, - медленно протянул Риккарди, доставая из-за пояса пистолет и проверяя его исправность и надёжность. Мало ли… с виду этот парнишка, может, и был хиленьким, но, как известно, в тихом омуте… нет, перестраховка  - лучший союзник, однозначно и проверено.
Единственный минус сложившейся ситуации был в том, что жертву обстоятельств они ждали в обычном дворе, по которому в любой момент могут решить прогуляться посторонние люди, которым лишнего знать и видеть не обязательно. Хотя… когда подобное волновало Диллинджера? Свидетели – не проблема. Их можно либо подкупить, либо просто ликвидировать, однако к последнему варианту Риккарди относился крайне скептично и даже презрительно. К чему проливать лишнюю кровь? «Её и так слишком много на моих руках. Нет, вопросы можно уладить по-другому, ничего невозможного нет. Не в этом случае. А вот сохранять терпение – это другое. Что так долго? Я весь пылаю!» - качнул головой Джон, пристально всматриваясь в нужную дверь, из которой и должен был показаться «ходячий сюрпрайз».
Кстати, вот и он.
Джованни краем глаза взглянул на Гвидо и едва заметно ему кивнул, словно подавая сигнал к действиям. Сам же он спрятал оружие обратно и сразу вышел из машины. «Это явно не твой день, парень» - итальянец спокойным шагом двинулся следом за целью, попутно прикуривая сигарету. С виду самый обычный мужчина, но уже через минуту – твой враг и твой нож в спине. Стандартная ситуация в настоящее время.
Джон чуть ускорил темп ходьбы и вскоре практически сровнялся с парнем, делая затяжки одну за другой. Молодой человек обернулся, подозрительно оглядел Рика и, как дебил, решил угоститься сигареткой. Кхм, ну, в принципе, предсказуемо, этого следовало ожидать и на это следовало даже надеяться, дабы облегчить себе работу. Диллинджер вполне любезно ответил ему приветствием и даже потянулся за пачкой, но вместо неё достал пистолет и с добродушной улыбой сказал:
- Perdonatemi, - да, физиономию такого плана надо было видеть, - Забирай его, Гвидо, угостим парня сигареткой по пути, - ухмыльнулся Диллинджер, дождавшись Монтанелли, подоспевшего как раз вовремя.

+2

4

Делать, что говорят, и не задавать лишних вопросов - принцип Гвидо, который работал на протяжение более двадцати пяти лет работы на Мафию; эти годы как раз и дали ему возможность завести знакомства, благодаря которым можно было получить информацию о людях в городе, в том числе - и тех, кого по тем или иным причинам срочно надо было найти. Четверть века в связке с Мафией в Сакраменто - это много стоило; среди криминальных кругов и в полицейском департаменте Монтанелли был известен как один из самых старых представителей Семьи, он сумел пережить переворот власти в 2004, когда на место постаревшего дона Коза Ностры стремительно взошёл молодой Витторе Донато, прибрав к рукам все дела Семьи и быстро наведя там порядок; помнил большинство тех, кто присоединился к ним после этого, но ещё лучше помнил тех, кто не пережил реорганизации - потому что провожал в последний путь многих из них. Гвидо многое знал о том, что происходило в городе, и уж точно никто другой не знал Сакраменто с той стороны, с какой видел его он. Вопреки устоявшемуся мнению, покойники вполне могли говорить - но тот, кто последним видел их тела, мог сказать о них гораздо больше. Сегодняшний тип к ним присоединится, если Риккарди так решит - избавиться от его мёртвого тела будет не сложнее, чем от всех остальных, стоявших перед ним в очереди.
Джованни Риккарди. Один из немногих членов новой гвардии, к кому Гвидо за годы сотрудничества питал настоящее уважение; рассудительный, спокойный и умный, венецианец по праву занимал место капо. Монтанелли слышал о той истории, которую он провернул в своём городе; и знал о том, что жертвой его аферы стал потомок человека, больше века назад приложившего руку к тому, чтобы вырезать чету Монтанелли на Сицилии. Отголосок вкуса мести чувствовался даже сквозь поколения; месть - блюдо, которое подаётся холодным. В случае семьи Монтанелли - вендетта, похоже, вовсе будет напоминать кусок льда, если и свершится. Но это не значит, что Гвидо забыл о своих предках.
- Presto e bene di rado avviene... - ответил Гвидо, бросив взгляд на ствол, появившийся в руке Дилинджера. Оружие - вот что привлекает больше всего внимания; если же кого-то быстро и точно запихать в машину - никто и понять ничего не успеет. Впрочем, кто знает, что может сделать этот тип, если не пожелает следовать с ними - даже если у него с собой тот самый нож, которым он пользуется при ограблениях, он сможет попытаться оказать сопротивление. Хотелось бы надеяться, что этот парень хотя бы достаточно благоразумен, чтобы не рыпаться с ножом против двух стволов; свой Монтанелли не надо было проверять - он знал, что если ему и придётся заговорить, пистолет точно сделает это. Использовать оружие по назначению ему приходилось нечасто, но тем больше важно было держать его в боевой готовности, чистым и заряженным - при его роде занятий никогда не знаешь, когда оно пригодится, но если возникнет случай - то будет понятно, что по-другому уже никак. Потому-то занимаясь покойниками Гвидо предпочитал лишний раз убедиться в том, что они действительно мертвы. Сейчас клиент был определённо жив, а не мёртв, но Монтанелли, тем не менее, был абсолютно спокоен. Он, в отличие от Рика, готов был долго ждать; а если бы тому надоело бы ждать - вломился бы вместе с ним в квартиру грабителя. Вот только обоим было ясно, что так они наделают ещё больше шуму. Из собственного дома потенциальным свидетелям проще будет вызвать полицию, чем с улицы.
Гвидо едва заметно кивнул в ответ, на секунду переведя взгляд на капо, и снова сфокусировался на спине удалявшегося от них парня. Дав некоторое время на то, чтобы Рик покинул машину и двинулся вслед за их целью, он только затем завёл мотор и тихо двинулся следом за ним, не давая мотору работать слишком громко и не включая фар, чтобы не привлечь внимания грабителя их вспышкой. Чем быстрее и тише у них получится его взять - тем лучше. Подкуп свидетелей слишком большая плата за то, чтобы разобраться с такой мелочью, как он, не говоря уже о физическом устранении. Глупо попасться на такой ерунде; вдвойне досадно будет подставить таким образом одну из ключевых фигур Семьи.
Издалека было видно, что парень остановился, решив спросить у Джованни сигарету; едва ли это был предлог для совершения очередного ограбления - ни один грабитель не будет никого трогать так близко от своего дома. Если он не полный идиот, конечно; но такой не протянул бы столь долгое время ни на свободе, ни тем более за решёткой. Гвидо остановил машину как раз за его спиной, когда услышал голос Рика и увидел, как у парня забегали глазки, словно у крысы, ищущей лазейку, чтобы удрать; вот только удирать ему было некуда - с одной стороны перед ним стоял вооружённый Джованни, с другой - прижимал внедорожник, с третьей - не торопясь, но уверенно подходил Монтанелли.
- Поедешь с нами. - раньше, чем он успел что-то спросить, Гвидо заломал ему руку и буквально забросил в салон автомобиля, уткнув в переднее сидение, где минутой раньше сидел Джованни. Попутно он успел быстрым движением обшарить его карманы и вытащить его оружие - тяжёлый нож армейского образца, потёртый, но всё ещё острый - было видно, что за оружием следят. - Только попробуй дёрнуться, и мистер Риккарди снесёт тебе голову. - сев в машину, Монтанелли вытащил из кармана рулон скотча, обмотав им несколько раз руки парня и обрезав клейкую ленту его же собственным ножом. Всё-таки не хотелось бы, чтобы он дёргался - придётся отмывать весь салон от крови. Да и подарок подруге Рика будет испорчен... Убрав скотч и нож в карман пальто, Гвидо заблокировал дверь машины и тронулся с места.

Отредактировано Guido Montanelli (2012-09-24 11:03:03)

+2

5

Вполне довольный прошедшим днём Джованни уселся обратно в машину и повернулся лицом к молодому человеку, которому как раз заматывали руки лентой. «Вынужденная мера предосторожности, уж извините» Он молчал… по-видимому, был в шоке и ещё не понял, зачем его «похитили», а, быть может, прислушался к совету Гвидо и теперь просто не горит желанием забрызгать мозгами салон. Что же, славно, славно. И благоразумно. Всё-таки в подтверждение потенциального риска в его сторону был направлен пистолет. Заряженный и самый что ни на есть настоящий. Вот иметь бы дело с такими смирными заложниками почаще – цены бы им не было да работа в радость.
Риккарди достал из кармана пачку сигарет и с вполне дружелюбным выражением лица предложил перекур их пассажиру. Обещал же, ну! Однако, судя по всему, у того начисто пропало всякое желание вновь «стрелять» у незнакомцев сигареты. Как оказалось, это может закончиться плачевно… например,  весёлым приключением, которое можно передать лишь словами мистера Уэйта: «полный пиздец». Ну, а поскольку здесь сейчас нет многоуважаемого андербосса и никто не может так же умело и «красноречиво» описать сложившуюся обстановку их новому «товарищу», придётся действовать по-скромному.
- Ну, как желаете, а я перекурю, не против? – ухмыльнулся Джон и, открыв окно, задымил. А уже спустя пару минут, стоило Гвидо тронуться с места и немного разогнаться, следу к дому мисс Джини, «подарок» набрался-таки смелости и начал задавать вполне нормальные и даже банальные вопросы. «А я уж начал переживать, что у него на почве стресса отказала вторая сигнальная система»
- Кто вы такие и куда вы меня везёте? – кажется, он рассчитывал тут на более твёрдый голосок, но нервы сдали и он пару раз срывался на хрип. Слабенько держимся… – Если это из-за денег, то я верну долг, у меня же ещё осталось время!
О, как. Выходит, на этого уникума точат зубы не только Джованни, Гвидо и Медея заодно, но и другие представители, очевидно, криминалитета. Весело живёт, однако, милчеловек. И как ему вообще не страшно на улицы выходить?
- У меня есть для тебя две новости: хорошая и плохая. Позволь, начну с хорошей: долг с тебя формально будет снят. Плохая: его неформально заберём мы, но составлять его будут уже не деньги, а нечто другое. – протянул Диллинджер и пожал плечами, - А вот кто мы и куда везём – узнаешь по порядку и уже на месте. Думаю, там нам даже отвечать больше на твои вопросы не придётся – всё поймёшь сам. – с этими словами Рик выбросил окурок в окно и заметил, как они приближаются к нужному дому. Если у него ещё и были сомнения по поводу этого «подарка» раньше, то сейчас от них не осталось и следа. К тому же, поздно было что-либо менять. Да и как бы они «распрощались» теперь с их пассажиром? Они уже у подъезда, в котором живёт мисс Джини, они уже привезли ей живой презент, так что пути назад просто нет. Дело осталось за малым: доставить в нужную квартиру, а потом точно так же доставить на свалку уже сломанную игрушку.
- Пошли, - бросил Риккарди Гвидо и первым вышел из машины. Он предполагал, где располагаются окна Медеи, и, если не ошибался, то точно различал там работающий телевизор. Вот и прекрасно, не придётся будить и шокировать спросонья. – Сейчас мы зайдём внутрь и посетим одну очень милую девушку. Уверен, вам будет о чём поговорить. – на этих словах Диллинджер кивнул в строну оружия, намекая на то, что сопротивление приравнивается к скорой ликвидации, и двинулся в сторону дверей, где, конечно же, был встроен домофон. «Крайне бесполезное чудо техники, если честно…» Там он набрал номер квартиры мисс Джини и оповестил её о своём визите. Очень неожиданно визите и очень неотложном.
Даже несмотря на то, что её застали врасплох, Медея дверь всё-таки открыла, и трое её посетителей зашли внутрь подъезда, потихоньку поднимаясь на нужный этаж. Первым шёл Джон. Он деловито улыбнулся девушке, которая стола в дверях, поджидая гостей, и кивнул ей головой в знак приветствия.
- Прошу прощения за задержку и столь поздний визит, но у нас для вас срочная доставка на дом в качестве премии за прекрасно выполненную работу от нашей Семьи, - он мотнул головой в сторону поднимающегося Гвидо и, собственно, самого презента. – Думаю, Вы прекрасно поняли, в чём состоит смысл этого подношения, прошу.

+2

6

Прекрасный вечер обещал  стать еще замечательнее. Сегодня Дэя наконец-то нашла время, что бы отпраздновать  ни много, ни мало, а новую ступень в своей карьере и жизни. Пару недель назад она стала полноценно сотрудничать с мафией Сакраменто и решение приехать в это город уже не казалось такой уж ошибкой. Мисс Джини даже позволила себе сегодня расслабиться, заказать ужин домой в одном из лучших ресторанов. Выходить из квартиры уж больно не хотелось готовить тоже, так что пришлось выкрутиться таким вот образом. Более того, Медея залезла в свои запасы вина и сейчас в майке, шортах, с растрепанной, все еще влажной после душа головой, стояла на коленках и мучительно выбирала какая же бутылка лучше подойдет для подобного случая.

В дверь позвонили и, решившись положиться на случай, Джини схватила первое попавшееся под руку вино, поднялась и направилась к двери в полной уверенности, что это прибыл ужин. Каково же было ее удивление, когда на пороге оказались незнакомый ей мужчина весьма угрожающего вида пусть и с улыбкой на лице.

- Прошу прощения за задержку и столь поздний визит, но у нас для вас срочная доставка на дом в качестве премии за прекрасно выполненную работу от нашей Семьи.

Первый же вопрос: «Кто вы?» остался не озвученным. Упоминание семьи тут же расставило все по местам и Медея слегка расслабила руку с ножом, который тут же достала из-за тумбы рядом с дверью при виде незнакомца. Подобные «заначки» были по всей ее квартире, в машине, несколько в кабинете на работе и всегда при себе на теле, когда она выходила из дому. Столь маниакальной осторожностью она была обязана одному единственному человеку.

- Думаю, Вы прекрасно поняли, в чём состоит смысл этого подношения, прошу.

Кивок в сторону и Джини увидела второго мужчину, старше и, пожалуй, несколько более пугающего с виду. Холодные глаза и отсутствие хотя бы попытки изобразить приветливую улыбку, которая так и играла у первого нежданного посетителя, заставили тело вздрогнуть. Но стоило ей опустить глаза в сторону ноши незнакомца, как ее собственное лицо потеряло какие либо эмоции. Лишь на мгновение. Понимание, кто сейчас стоит перед ней пришло в мгновении ока. Это лицо она не забудет никогда.

Машинально потянувшись к шраму на шее, Джини выпустила бутылку, а та, несмотря на достаточно толстое стекло, разлетелась в дребезги, залив паркет в коридоре и ноги женщины, что, в общем, не сильно то ее и взволновало. Медея посмотрела сначала на одного мужчину, потом на второго, кивнула, то ли приветствуя их, то ли с чем-то соглашаясь и отошла в бок, пропуская в квартиру.

- Проходите,
- сделала приглашающий жест рукой Дэя. – Не стоит слишком долго оставаться в коридоре.

Закрыв за своими визитерами дверь, женщина прямо таки уставилась паренька. Напуганный, связанный, он жил жалок. Ей стало стыдно, что такое ничтожество могло ограбить ее и более того, ранить. Ее, дочь военного с раннего детства, держащую в руках оружие.

- А раньше ты казался больше,
- презрительно произнесла женщина, подходя к воришке. Так высокомерно она, пожалуй, не смотрела до этого никогда. Ни один человек не казался ей такой мерзостью.

- Я благодарна вам за то, что привезли «это», - обратилась Медея к мужчинам, кивнув в сторону парня. – Но я хочу знать с какой целью вы это делаете. Просто решили уведомить, что вор найден и будет наказан или же я могу рассчитывать на то, что вы отдадите его мне? – Джини все еще сжимала нож и надеялась хотя бы оставить такую же метку, что была у нее.

+2

7

С одной стороны - мрачный тип, способный заломать руку и вытащить нож из кармана быстрее, чем жертва успеет моргнуть, с другой - разговорчивый человек с пушкой в руках, с третьей - закрытая дверь автомобиля, а спереди - лобовое стекло; попытайся парень даже дёрнуться к блокатору, он, скорее всего, не смог бы даже мёртвым вывалиться наружу. От нахальной ухмылки и развязной походки вразвалочку и не осталось и следа; обезоруженный, связанный и насильно запиханный в чужую машину, парень потерял всю свою самоуверенность, которую так и излучают из себя люди его сорта, грабя одиноких женщин, возвращающихся домой в тёмное время суток. Даже от сигареты, всё-таки предложенной ему капореджиме, отказался, хотя в данной ситуации со стороны Джованни это было почти знаком уважения - даже самым отпетым негодяям перед смертной казнью предлагали сигару и глоток неплохого вина. Но этот, по мнению Гвидо, не заслуживал подобной почести - идущие на смерть всегда имеют немного самоуважения в запасе, зная, что им больше у них уже ничего не осталось; этот же, казалось, вот-вот обделается в его машине. Всего пара фраз, а грабитель уже показал всю свою натуру - срывающийся голос выдал его трусость, а наличие долгов перед людьми, которые за неуплату вместо уведомлений по почте могут подстерегать на тёмной улице и вот так запихнуть его в машину, говорило само за себя. Тощий, болезненного вида, одетый в поношенное шмотьё, перебивавшийся случайными грабежами - всё это выдавало в нём азартного игрока; причём, судя по умению скрывать свои чувства, игрока плохого. Возможно, он должен даже одному из знакомых Риккарди или Монтанелли; что ж - может, в этом случае он получит хотя бы его жилплощадь. Вряд ли этот оборванец может задолжать так много, чтобы сумму не покрыла его конура. Гвидо лишь тихо ухмыльнулся на слова Джованни, продолжая двигаться по адресу, названному Дилинджером ранее. Он и сам толком не знал, что Рик затеял - его делом было найти и отвезти на место; лишних воросов Монтанелли задавать не привык, зная, что ему расскажут всё, что положено знать.
Припарковавшись перед домом и заглушив мотор, Гвидо снова нагнулся, поднимая блокатор, и толкнул дверь, давая парню вылезти наружу; Риккарди уже выбрался наружу и стоял вплотную к нему, так что вряд ли он сумел бы убежать далеко, даже если бы попытался сделать это. Пуля догнала бы, не дав сделать и пары шагов. Глупо спорить с пистолетом, направленным в твою сторону. Обойдя автомобиль, Монтанелли подтолкнул грабителя в спину по направлению к подъезду, к которому пошёл Рик, и извлёк из кармана всё тот же нож; на таком расстоянии он был бы даже эффективнее - одно верное движение, и замухрышка испустил бы дух, и притом не пришлось бы будить всю округу выстрелами. Скорее всего, он сам напоролся бы на собственное лезвие, если бы попытался сбежать.
Гвидо вновь уступил право говорить Риккарди - у него это лучше получалось, к тому же, он знал эту девушку, а Монтанелли не мог припомнить, чтобы ему представили её, хотя и был уверен, что видел её где-то раз или два. Они с капо неплохо дополняли друг друга - серьёзный и суровый потомок сицилийского рода и приветливый венецианец, говоривший о живом, пока ещё, человеке, как о вещи, которую собирались подарить. Эдакий радужный вид хладнокровия, тем не менее, приправленный вежливостью и уважением в голосе. Пистолетом и добрым словом можно достичь большего.
От его взгляда не ушёл нож в руке открывшей дверь девушки. Вряд ли она собиралась им открывать бутылку с вином, и лезвие, и рукоятка говорили о том, что это вполне годное для нападения и обороны оружие, а не кухонный инструмент. Кто эта девица? Гвидо стало даже любопытно. На убийцу она не походила, для этого её реакция на появление "подарка" была слишком уж резкой; да и под известные ему описания городских наёмников она не подходила. А если бы она была частью Семьи, он наверняка знал бы её в лицо и по имени. Звук разбившейся бутылки оглушил на секунду, но Монтанелли не подал виду; зато, похоже, ещё сильнее напугал его ведомого, и без того напуганного вооружённой ножом девицей и завораживающим видом вина на паркете, напоминающего кровь. Теперь на него смотрели уже два лезвия - одно из них щекотало его спину, второе блестело в руках Медеи.
- Ты слышал, что сказала дама. - на секунду замешкавшись, не решаясь переступить порог, парень тут же почти что влетел в квартиру вслед за Риккарди, повинуясь грубому толчку в спину в исполнении свободной руки Гвидо. А затем и сам чистильщик вошёл, хрустнув одним из стёкол, попавшим под подошву, и снова приблизившись к парню, чтобы сдержать его, если его паника всё-таки перейдёт на активный уровень и он попытается вытворить что-нибудь, неприемлемое в доме женщины. Откровенно говоря, Монтанелли был сам несколько смущён от того, что появился здесь, столь неожиданно для хозяйки, казавшейся совершенно неготовой к "грузу", который он ей притащил; но Джованни, похоже, знал, что делает, а девушка - догадалась, что происходит. Гвидо поражался её хладнокровию; глядя на то, как она сжимает нож, становилось понятно - этот парень ей здорово подгадил когда-то. Кивнув в ответ на благодарность Медеи, Монтанелли тоже перевёл взгляд на Джованни - что у него было в планах?

+2

8

Игра стоит, в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Siate grate