Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Подлая игра


Подлая игра

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Место: Сан-Франциско
О флештайме:
- Рыбка попалась на крючок - подчеркнул Билл, докуривая сигару и блаженно наблюдая за въезжающей тонированной машиной на участок. Мощные ворота закрылись, окончательно отрезая путь к отступлению. Двери джипа открыл один из охранников, принимая под локти испанку с черной повязкой на глазах. Она молча вжимала голову в плечи и ожидала худшего, зная нравы своего бывшего босса. Подожди, скоро все разрушится, это больше, чем я могу вынести. Скоро все изменится. Я чувствую нутром, что пути назад нет.

0

2

Первый день. День приезда.

Несколько дней назад на мобильный Тарантино, который большую часть времени молчит, поступил звонок. Само по себе то, что телефон звонит было удивительно для Агаты, но еще больше поверг ее в шок человек на том конце провода. Ребека Мэдсен, девушка, с которой Агата общалась, будучи состоящей в террористической группировке Стая. Ребекка была ее подругой и они обе убивали людей не стыдясь этого и не сожалея. Но Тарантино ушла, сбежала, не вытерпев предательства Билла. И теперь, спустя ни один месяц, звонок.
Давняя подруга просит помощи. И ты боишься, что попадешь в ловушку, но все таки веришь ей, потому что вера в людей еще не убита.
- Хорошо, я помогу тебе - согласилась испанка, не за бесплатно, конечно. Купилась на деньги. Но ни сумма, ни само дело по телефону не обсуждалось. Ее ждал Сан-Франциско, где Агата будет посвящена во все тонкости.
Билет на поезд, наказание папане сидеть с ребенком, строжайшая секретность и фразы "это командировка буквально на пару дней".
Ее даже не мучил вопрос а правильно ли она поступает, она не взвешивала риски и возможность проигрыша, а повелась на голос в трубке. Смешно, что Агата же даже и забыла какой был голос у Ребекки, но низкий с хрипотцой, чуть заметный акцент сразу провел аналогию к мисс Мэднес.
Через часы езды в комфортабельном вагоне поезда, Тарантино стояла на перроне вокзала Сан-Франциско, оглядываясь по сторонам как инопланетянин на людей.
- Такси! - девушка выбежала на оживленную улицу, тормозя машину. Багаж - всего лишь небольшая сумка-саквояж, ведь путешествие налегке - залог успеха и мобильности.
- В гостиницу рули - попросила Та-Та и откинулась на спинку кресла, рассматривая через окно мелькающие огни, пестрые вывески, кричащие надписи, улыбчивые люди, спешащая молодежь. Сан-Франциско не отличался от других мегаполисов Америки, но вызывал у Агаты тем не менее воодушевление: что-то должно измениться в ее жизни. Может так действовала скорая встреча с подругой?
Желтый автомобиль занял свое место парковки у входа в Гранд-отель. Водителю были выделены скромные чаевые, а консьержа Тарантино и вовсе пропустила мимо, так как нести свой багаж могла и сама.
Номер как номер, вид на двор, в комнате горит один ночник и разговаривает телевизор. Темнота сгущалась вокруг нее, но Агата ее отказывалась замечать. Она списала внутреннее необоснованное беспокойство на ненависть к новым местам и нехотя заползла на диван, укрываясь пледом. Сегодня ей будет не до сна, а потому да здравствуют теле-шоу с Опрой Уинфри!

0

3

Второй день. День встречи.

Утром Агата поднял телефонный звонок. Сначала девушка пыталась отмахнуться от незнакомого шума звонившего гостиничного телефона, но трель вырывала ее из сна. Распахнув глаза Тарантино огляделась в поиске источника звона и быстро, свалившись с дивана, подскочила к тумбочке с телефоном на четвереньках и запутавшись ногами в покрывале.
- Я. Здесь. - отрывисто, бессвязно ответила Агата на звонок и только через пару секунд вспомнила как же надо отвечать на звонки. Это должно быть что-то типа "алло", "да", "слушаю", но никак не... Но, во всяком случае, абонент на другом конце провода ее понял, после минуты замешательства.
- Агата, привет - голос подруги Ребекки был тихим и серым, ее что-то тревожило, но Тарантино додумывала, что переживания подруги связаны с тем делом ради которого та позвала ее за тысячи километров. - Я не хочу обсуждать всего по телефону, поэтмоу давай организуем встречу к шоколаднице "Рошель" в обед? Это недалеко от центрального парка, через дорогу на юг. Найдешь? - начала торопливо говорить девушка. Сонной Агате потребовалось больше времени осмыслить информацию и ее собеседница уже начала думать ,что связь прервалась, как Тарантино отозвалась:
- Да, хорошо. Я тебя поняла. - и опустила трубку на рычаг.
Потянув покрывало, испанка села возле тумбочки, кутаясь в одеяло и раскладывая по полочкам полученную информацию: анализируя данные, прикидывая в уме как может выглядеть эта шоколадница и где находится центральный парк, а так же эмции с которыми Бекка разговаривала. Признаться, Та-та рассчитывала услышать больше восторга, но тут же включился режим осторожности и Агата решила, что девушка просто предпринимала меры предосторожности.
Просидев в обнимку с коленками несколько минут, оставаясь наедине только со своим шестым чувством, которое тихим шепотом просило ее остаться в отеле, лечь спать, собрать вещи и вернуться к сыну, Агата только прогнала эти мысли и поднялась на ноги.
Пол часа на душ, пол часа на то, чтоб найти ресторан в отеле и позавтракать, еще несколько минут чтоб поговорить с администратором и внимательно следить как он рисует линии на карте, подписывая крестики словами "парк", "шоколадница", "остановка" , "отель".
- Спасибо-спасибо... - прищуривается, чтоб прочесть имя на бейджике - ... Орсен - и вскоре скрывается за вращающейся по кругу дверью.
В обеденные часы посетители шоколадницы были преимущественно семьи и дети, что никак не вписывалось в понимание Тарантино обсуждать дела в такой обстановке.
Ребекку она узнала не сразу, сначала тыркнувшись за столик, где сидела мадам с ребенком ,а потом, заметив Бекку, плюхнулась напротив нее, улыбаясь.
- Я скучала - призналась испанка, разглядывая девушку. Ей явно не хватало витаминов и блеска в глазах, но улыбка озарила и ее лицо. Ребекка открыла рот и понеслось...
Через час они уже объелись сладким десертом, попробовали все виды шоколадных фигурок и испачкали руки. И денб все никак не шел к главной цели - получить ответ зачем Агату попросили пребыть в Сан-Франциско.
- Ты выглядишь измотанной, что у тебя стряслось?
- Ты заметила? - Ребекка натянула кофту, чтоб скрыть синяки на запястьях и встала из-за стола, оставляя вальяжно купюру за из обед - Я расскажу тебе. Не здесь. Где ты остановилась?

0

4

Второй день. Продолжение.

Тарантино сидела в кресле гостиничного номера закинув ногу на ногу и наблюдала за тем как в пепельнице тлеет сигарета Ребекки.
- Агата, кроме тебя у меня никого нет. - моляще проговорила подруга и от ее голос Агате захотелось выдохнуть весь скопившийся в легких воздух. Что и говорить, но испанка не отказывала если к ней приходят за помощью и сейчас был такой случай.
- Во что же ты вляпалась - покачала девушка головой, переваривая полученную информацию. Бекка, которая отделилась от Стаи, как отделилась и Агата пол года назад, сейчас обрела врагов не только в лице Билла, но и мафии Сан-Франциско. А ведь по словам Бекки у нее здесь работа, мужчина, почти семья. И кто как не Тарантино знала и понимала что такое терять, ставить свое криминальное прошлое выше собственного счастья, ведь от прошлого не убежать, тебя не отпустят. Хотя Агата не сильно и пыталась этому, ей было по вкусу чувство опасности, адреналин, сражения, ведь пока хватало сил, пока хватало огня в груди нельзя ему давать погаснуть за семейным бытом. Но... Ребекка сделала другой выбор и испанке придется ей в этом помочь.
- Так, что мы имеем? - минутная тишина раздумий была прервана и бандитка поднялась к кресла, воодушевляясь. Ошибка раз.

- Ты все поняла? - после пары часов обсуждений их тактики боя спросила Ребекка. Агата кивнула:
- Конечно. Врываюсь, отвлекаю, убиваю - хихикнула девушка, сидя довольна на кровати в позе по-турецки. Но шутки на серьезные вещи не поддерживала подруга, поэтому одарила Тарантино мрачным взглядом. - Не беспокойся. Они же меня не знают. Я подойду как можно ближе и заложу бомбу. Через пять минут сработает первая и так по цепочке, поднимая в воздух все их чертово казино. - испанка подмигнула и под маской широкой улыбки прятала беспокойство. Должно все пройти гладко, не хватало ей еще во врагах завести мафиозный клан соседей или подорваться вместе со всем этим ульем. Ух, вот и неприятностей отгребет коза носта Сан-Франциско. И девушка представила, что в такую же яму может попасть и ее Семья: довольно регулярно они собираются на обсуждения всеми верхами и подпусти миловидную официантку с блюдом в виде бомбы замедленного действия...
Агата нервно сглотнула. Надо будет намекнуть об усилении охраны при переговорах в Сакраменто...
- Хей, дорогая - девушка мягко коснулась руки испанки, возвращая на землю - Все будет хорошо. Сейчас я еду за всем необходимым и встретимся уже внутри. Подходи к полуночи к черному входу, в это время в зале уже будет много людей и ты сможешь легко затеряться и не вызывать подозрения.
- Поняла - кивнула Агата, а сама в голове проецировала эту картину. Что-то во всем этом было не так, не логично, не связывалось воедино. Что-то ее напрягало. Может отсутствие плана Б? Может то, что со слов Ребекки дело было пустяковым, а ей за пять минут дефилирования перед боссом мафии Сан-Франциско отвалят пол миллиона? Но Тарантино так и не нашла к чему прицепиться и каким вопросом озадачить, а поэтому дала Бекке уйти.
У меня есть три часа - зафиксировав эту цифру и начиная обратный отсчет, Агата стала собираться. Начало было положено с пенной ванны, чтобы расслабиться.

0

5

Третий день. Игра началась.

К назначенному времени Тарантино подъехала к зданию казино. Расплатилась за такси, дождалась когда машина уедет, оглянулась по сторонам. Взгляд на двухэтажное здание казино. Небольшое и ничуть не величественное для переговоров мафии. Ну, может на это и есть расчет: чтоб не заседать в пафосном дорогом клубе, а прятаться в невзрачном и просто казино, где проигрывают свои деньги водители такси и рабочие с завода.
Задержавшись мыслью на том, от куда Ребекке стало известно где сегодня встречается мафия, девушка все таки двинулась к черному входу. Дверь ей открыла Бекка после того как испанка потопталась пару минут у двери не решаясь стучать.
- Заходи - почти переходя на шепот произнесла девушка, впуская Агату. Та юркнула в коридор и по указаниям Мэдсен прошла в служебное помещение. И пока Агата переодевалась в форму крупье, репетируя в голове фразу "ставки сделаны, господа, ставок больше нет", Ребекка рассказывала ей о взрывном механизме, который надо будет оставить под столиком рулетки, и показывала механизм. После и испанка тщательно изучила устройство, но быстро утратила к нему интерес, поняв с чем имеет дело - сама такие применяет на практике.
В половине первого ночи Тарантино, в образе крупье вышла из помещения. У нее будет пятнадцать минут на то, чтоб привлечь гостя и еще пять, чтоб уйти до того момента, пока Ребекка не нажмет детонатор.
В зале было не так много людей, как ожидала Агата, от этого мелкая дрожь страха прошлась по позвоночнику. Но в глазах должна быть уверенность и решительность, а потому испанка прошла за столик рулетки, выпрямилась и сдержанно улыбалась проходящим игрокам. Она всматривалась в лица и компании, пытаясь узнать того горделивого мужчину с фотографии и со слов Ребекки, но надежды все больше таяли. Он точно здесь? В зале? Логично, что мафия уединилась в VIP-комнате или вообще выбрала более солидный клуб. Черт.
Но тут взору испанки открывается мужская спина в красном пиджаке, как и говорила Бекка, уверенная в любви к красному у босса. Мужчина медленно проводит рукой по черным волосам, вторая рука уходит ко рту, испуская дым вверх от сигарет. Где-то глубоко внутри у Агаты начинает щемить беспокойство и дежавю. Ощущение, что человек до боли знаком. Мимо проходит официант, загораживает обзор и брюнетка опускает взгляд к фишкам. На поле для ставок медленно скользит ладонь, протягивает фишку номиналом в 1000 долларов. На руке кольцо: перстень из грубого метала с изображением герба. Она узнает этот герб. Она знает как можно больно ударить этой рукой. Дыхание испанки становится тяжелее, заставляя ее словно пригибаться от каждого вдоха. Агата берет больше воздуха, не дышит, а сердце гремит в груди. Взгляд вверх, по линиям вен на руке, по манжетам рубашки, по бардовому пиджаку.
- Ставок больше нет - улыбается ей Билл. И только сейчас испанка замечает, что музыка не играет уже в зале, а все посетители выжидающе смотрят на нее.
Подставила, сука Ребекка
Все происходящее теперь казалось игрой. Немыслимо! Так попасться и пропасть. Думать что ты королева, о казаться пешкой. На лице Агаты замерла улыбка "крупье", но глаза пустые, глубокие, полные боли и отчаяния.
- Билл... - прошептала девушка, не желая, чтоб ее слышали другие, но все наблюдали за ней, ожидая битвы, сражения? Попытки бегства? Куда бежать, если вокруг одни волки.
Террористка хмыкнула и поддерживая амплуа загнанного зверя сделала попытку добраться до выхода. Кто-то даже пропустил ее, расступаясь и смотря на это бесполезное действия. Но на входе ее остановили, дернув за руки и опрокидывая на пол. Двое мужчин нависли сверху, сцепляя запястье пока Агата пыталась вырваться и барахталась как рыба на суше. Билл Кэррадайн пропал из виду. Вскоре и весь мир погрузился во тьму, когда ей надели повязку на глаза.

0

6

Направо. Направо. Налево. Снова направо...

Агата пыталась сосчитать повороты, но погруженная во мрак быстро сбилась со счету. Вскоре ей начало казаться, что они просто катаются по кругу вокруг детской площадке и испанка принялась прислушиваться к сидящим в автомобиле. Сколько было голосов? Трое. Она продолжала молчать даже когда ей задавали вопросы, считая их обращение недостойным.
- Я тебя спрашиваю, мразь! - взревел один из мужчин близко к ней и приложился тяжелой рукой к лицу. Неожиданным был этот удар, от чего Тарантино свалилась на чьи-то колени. Поспешила занять прежнее состояние, чувствуя омерзительный мужской запах. И она ощущала их мысли, настолько они были плотными, жадными и потными.
Господи
Ей было страшно, но Тарантино знала, что это не предел. Весь отвратительный набор бесед, все наказания и испытания силы духа будут ждать ее впереди. Иначе зачем ей завязали глаза? Было в этой темноте что-то утешающее и пугающее. Когда хотят убить, глаза не завязывают - все равно труп. Когда же опускается темная повязка на лицо, значит им не нужен свидетель.
Дорога была долгой, пару часов, может больше. Агата не могла уловить ход времени, оно текло ужасно медленно, а может стрелки сейчас и вовсе стояли. Как думала испанка, время, это единица философская и не постоянная, время убегает когда ты счастлив, и медлит, когда у тебя горе.
Не так скоро, но все таки Тарантино начала неосторожно отвечать на вопросы бугаев и язвительно вклиниваться в их разговор. Будь ситуация другой, она бы предприняла попытки к бегству. Но ее будто камнем на шее держало в этой машине. Что-то манящее, мазохистское: страх перед Ним и одновременно желание увидеть.
У меня будет шанс подобраться к нему так близко, как никогда. Я должна, я смогу расквитаться за сына, за себя, за этот синяк под глазом от кулака его шестерки - пока Агата лелеяла свою месть, джип замедлил ход и съехал с асфальтной дороги на проселочную, это чувствовалось по шуршащему звуку шин и неровности дороги.
- Куда мы приехали? - девушка не заметила как вопрос вырвался вслух и за это получила в ответ несусветную брань и толчок в спину.
- На выход - ощущаешь себя заключенным колонией строгого режима. Смешно и печально, но Агата сейчас не знала что хуже. Она вжала голову плечи, когда оказалась на свежем воздухе и неуверенно ступала по выстриженному газону. То ли третьим глазом, то ли сердцем чувствовала его взгляд на себе. Он наблюдает, он ждал ее. Наверняка он курит свои любимые сигары и выпускает дым на стекло второго этажа. Террористка подняла голову где по ее мнению могут находится окна второго этажа. Но снова получила тычок в спину, загоняемая в помещение.
Ступеньки вниз, воздух стал влажным и холодным. Скрип двери, поворот задвижки. Снова принудительные шаги, но теперь она одна. Хлопнула дверь. Заперта.

0

7

Какой уже раз день сменялся ночью? Три? Четыре? Сколько за это время она спала? А ела? Ела мало, впрочем, как и сон. Его не было. Все начинало сливаться в один комок, в один день. Тот самый бесконечный день, который начался с казино. Когда ее запихнули в машину и долго-долго куда-то везли. А может ей только казалось, что долго, ведь время совсем безвластно нам, оно любит издеваться и искажать реальность. Вот и сейчас, сидя на стуле с опущенной головой, медленно вдыхая тухлый воздух, к которому уже привыкла, она считала минуты. Это как счет овец, чтоб отвлечься. Агата считала минуты, чтоб не о чем не думать, потому что голос в голове сводил ее с ума. Он разговаривал с ней голосом Билла, которого испанка наблюдала уже пять раз. Нескончаемые удары по ребрам, по почкам не так были страшны как его молчаливый приход. Он приходил, садился на против и молчал несколько минут, чего-то ожидая. Ответов? А ей оставалось только стиснув зубы вдыхать запах сигарет, который порождал слезы.
Моя маленькая девочка сдалась - и в его голосе не было сожаления. Ни на грамм.
Тарантино встряхнула головой, что-то промычав под нос, как в бреду, как в кошмарном сне, когда не можешь проснуться. И нет никого, кто бы потрепал ее по плечу и сказал "Хей, это только сон".
Идея подобраться к Биллу и расквитаться с ним потерялась в ее пустой голове пару дней назад. Теперь она не помнила зачем ей здесь находится и что от нее хотят. Аарон и расплата за предательство. - ответил кто-то в ее голове и испанка села ровнее. Что ни говори, а Кэррадайн воспитал из нее дюжевого солдата: девушка не молила о помощи, не рыдала, когда ее били, а лишь тихо принимала и понимала, что слова только усугубят положение. Надо переждать. Сколько ждать? Чего ждать? Смерти? Смерти...
И сознание начало обращаться к прошлому, проецируя маленькую девочку, которая боялась ступать лишний раз по ковру. Ах, тогда ей казалось самым зверским наказанием это ослушаться мать и пройти в обуви по гостиной. Эта комната для гостей, а не для непослушных девчонок вроде тебя.
Девочка росла и в следующем кадре это уже девушка, которая стоит на пороге важного решения. В этой жизни это решение стоило Агате  потерей спокойствия, семьи, отсутствия благополучия и любви. А там она сделала правильный выбор - испанка осталась дома. Не было никакого побега в Барселону, не было суда в Америке, не было Билла, Джона, Анны, Рика. Тарантино сидит на крыльце дома в солнечной стране и играет красивую испанскую мелодию...
Струны рвутся, инструмент фальшивит, начиная резать слух. Дверь подвального помещения открывается. Агата сквозь волосы не видит кто вошел. Но фигура пододвигает к ней стул, садится и молчит.
- Джон - она хочет, чтоб это был он. Вскоре приходит ответ: нет, не Джон. И слезы стекают по щекам молчаливыми дорожками, слипляя волосы на ее лице.
Мужчина напротив тяжело и разочарованно выдыхает. Он не станет спрашивать кто такой Джон. Ведь если ты случайно произносишь имя мужчины в бреду, если ты зовешь его единственного на помощь, это весит много. Одно лишь имя из ее уст значит много...

0

8

Она решилась. В какой-то момент щелкнуло, что еще пару дней в этом подвале и ее тело не выдержит, согнется, превратиться в гриб-сморчок. Еще несколько дней и она не будет чувствовать своих ног, а ребра разломаются из-за сильных и частых ударов. Хоть человеческая стойкость и велика, хоть и были случаи когда обнаруживали людей, живших в рабстве по месяцам, годам, почти без еды и в унизительных условиях, испанка знала, что не относится к таким исключениям. Она сломается раньше.
Было принято бежать этой ночью. И первое с чем Агата столкнется, так это два вооруженных человека, которые как господины входят в ее каморку. А ей и нечем им ответить. Идти напролом не получится, здесь силы не равны. Агата не была подкована как американский морпех или японский ниндзя. И могла разве что с ноги дать по яйцам. Интересно, сколько они одевают бронежилетов, входя ко мне? - ухмыляясь возникшей мысли, подумала девушка и продолжила бесцельно блуждать взглядом по стенам своей обители, лежа на грязном прохудившемся матрасе. Взгляд испанки зацепился за пространстве возле трубы. Быть может получится отломать? Сгрызть часть штукатурки, прорыть подкоп?
- Это дерьмо - Тарантино иногда разговаривала с собой, чтоб убеждаться, что ее голос на самом деле не постоянно дрожащий и скрипучий, каким он был при общении и Биллом. Вот и сейчас опять ругалась, обследуя стену, водя по ней рукой. Пальцы за что-то уцепились и пройдя еще раз по круглой шайбе небольшого диаметра можно было предположить, что это старый ржавый гвоздь, который был сюда ввинчен эксперимента ради, проверяя работу дрели. Пришлось потратить еще дюжину нервов и сломать ногти до крови, чтоб вытащить расшатавшийся гвоздь. Небольшой, на сантиметр выступающий из ладони если сжать его в кулак, но заметить то, что находится в руке террористки они не успеют. Она замахнется и проткнет одному из них артерию на шее. Он будет хрипеть, задыхаться в собственной крови, попытается вытащить гвоздь из горла. И даже его друг, растерявшись, ринется на помощь. Испанка каким-то чудом отреагирует быстрее и выдернет из его джинс пистолет раньше чем его рука потянется туда же. Наставит дуло, но курок побоится спустить, ведь поднимется шум, а у нее еще есть дело. Ей еще надо усыпить Билла раз и навсегда. С замаху дает стволом по черепу склонившегося перед ней бугай и выбегает, запирая дверь. При этом мысли ее заняты тем а не слаб ли был ее удар? У этих танков чурбан действительно железный!
Агата поднимается по ступенькам, всего пара метров разделяет ее от свободы. Открывает тихо дверь, которая выводит в светлую кухню и хочется закрыть глаза от яркого света. Их жжет. После четырех дней, проведенных в неволе при свете ленивой лампочки, горящие повсюду люстры жгли сетчатку.
Опустив голову, спрятав ее от света, испанка пробирается к коридору и замирает, слыша голоса. В гостиной с кем-то говорит Билл и девушка подкрадывается, чтоб подсмотреть. Его голова точно попадает в прицел пистолет. Надо спустить курок. Но палец так и замер. Давай же, в чем дело? Почему ты не можешь его убить? Это же так легко. - а потом она себя будет винить за то, что не смогла. Не убила предателя, не убила того, кто истязал ее тело, пытал душу. Кто украл ее ребенка и кидал угрозы. Она не смогла выстрелить не просто в человека, который потоптался по ней, но и в террориста.
Выдохнула, опустила ствол, поднесла пальцы к губам, чтоб сдержать крик отчаяния и понеслась прочь из дома. особняк окружал стриженный газон, забор, а дальше непроходимая темнота.
Где я?
Стопы приятно ощущают мягкую и прохладную траву под ногами, в легкие наконец то можно набрать полную грудь воздуха, не задыхаясь от гнильного запаха. Она свободна. Почти свободна, вот только переберется через забор. Отдаленно уже слышится лай собак. Быстро же ее неудачники-потрошители подняли тревогу. Теперь надо торопиться. Забор высокий, не перелезть. И этот грозный лай бойцовых собак. Он все громче или так кажется? Крадущимися движениями идя вдоль забора, Тарантино находит щель под низом. Видимо собаки прорыли, убегая в лес за кроликом или кошкой в соседний поселок.
Агата падает на землю и старается как можно быстрее проползти, но получается только хуже: футболка зацепляется за торчащий сук, живот проскальзывает по острым камням.
- Пшшш - превозмогая боль она делает рывок. Свобода. Агата плохо помнила дальнейшие события. Это был бег, вперед, не останавливаясь, борясь с колющим ощущением в боку и на языке. Не останавливайся. Возвращения назад девушка бы не вытерпела. Хотя и остаться ночью в лесу вызывало мало приятных ощущений.
В конец устав, Тарантино оказывается на дороге сама не зная как добралась до шоссе. Под ногами асфальтная гладь и это успокаивало стопы после колючей листвы и иголок леса. А теперь время соображать, чего не удавалось последние пять минут: дорога, значит машины, а машины, значит там есть люди. Эй, люди, заберите меня от сюда! И как только Та-Та это загадала, вывернула машина. Водитель сообразил раньше чем шокированная испанка и затормозил. Длинный тормозной путь от колес, но бампер задевая Агату и та падает на землю. Лежит она на спине, глаза широко распахнуты смотрят в небо и больше никуда не хочется и не можется. Ей не встать одной. Ей приходит в голову мысль остаться считать звезды.
Две, четыре... пять... о, чье-то лицо...

0

9

Сан-Франциско остался позади. Вызывающе оранжевый автомобиль выехал из города и несся по трассе I-80 W. О том, что Роберт свернул все-таки туда, куда было нужно, гласила грязная табличка на выезде из города.
- Вот и кто прав? – с довольной улыбкой Роберт обращался к Майлзу, сидящему рядом на пассажирском сиденье. Их спор о том, куда нужно сворачивать продолжался последние пятнадцать минут. – И брось ты уже карту, всё равно не умеешь ее читать, - Роберт попытался выхватить у Айзека этот бесполезный в хозяйстве предмет, но лишь порвал его. 
- Но все-таки это тебе не верблюды, пирамиды и песок на зубах, - не унимался Роберт. Глаза блестят, улыбка до ушей. Старбэк был крайне оживлен. Поэтому говорил скомкано и так по-орлеански. Тем более, что для Патера, скорее всего, такой Роберт был привычнее того Роберта, который старательно вырабатывал калифорнийский говор. – Это же был первый! Самый первый фильм про Микки! – о каком таком Микки говорил Роберт? А вы догадайтесь. – Он лучший мышь среди всех мультипликационных мышей, - теперь прониклись всем ужасом, да?
Счастливая почти не-семейная пара повращалось из Фриско, где они посетили Семейный  музей Уолта Диснея. Роб до сих пор не верил, что уговорил Патера поехать с ним. Но, видимо, Айзек вошел во вкус – не сидеть на месте было намного увлекательнее, чем сидеть. Тем более, как сообщили Патеру Гугл-мэпс от Сакраменто до Сан-Франциско чуть меньше двух часов езды. Патер только не учел, что Роберт был горе-шумахером, посему они за два часа успеют доехать до Фриско и обратно.
Да, конечно, музей был еще утром. И был не единственной достопримечательностью, которую они увидели. Но Роберт до сих пор вел себя как ребенок. Об этом говорили не только слова. Ярче всего об этом верещала сувенирная шапка с большущими черными ушами.
Еще один поворот, фары освещают дорогу, и Роберт жмет на тормоза. Скрежет тормозов, Роберт слышит так рыдают его шины. Секунда – и новый звук Роберту не нравится еще больше. Бампер Хэми задел девушку. И без того потрепанную девушку. Старбэк, не долго думая, вышел из машины.
- Хэй, - подойдя к лежащей на асфальте девушке, - жива? – вопрос по существу. Он понимал, что последнее, что ты хочешь слышать после того, как тебя сбила машина – это извинения.
Роберт беглым взглядом осмотрел свою незапланированную жертву.  Избитая, исцарапанная, босая, в рваной одежде. Приблизительно так выглядели кролики Патера. Только те были еще и обдолбанные. Хотя кто ее знает… - скептично подумал Роберт. Полубессознательное состояние девушки мешало определить  - употребляла или нет.
- Думаю, ты не будешь против точно так же полежать у меня в машине, - поднимая девушку с асфальта, Роберт кривился. Он просто очень ярко представлял себе, насколько болезненным может быть каждое движение, каждый вздох.
Впервые Роберт ощутил всю прелесть двухдверной машины. Красноречиво посмотрев на Патера, Старбэк намекал, чтобы он отодвинул сиденье. Благо, намек сработал с первого раза. Умостив девушку на заднем сиденье, Роб протянул ей бутылку минералки, лежавшую в бардачке. Что-то смутно знакомое было в этой девушке. Но в темноте, да еще и с учетом следов побоев на лице… И еще Роберт даже и не думал, что перед ним сейчас может оказаться кто-то знакомый. В конце концов, он впервые был в Сан-Франциско. Поэтому Старбэк остановился на мысли о том, что девушка напоминает ему кого-то. Испанку! – торжествующе подумал Роберт, конечно, имея ввиду народность, а не пандемию гриппа.
- Куда тебя отвести? – только бы не отключилась, - Ближайшая больница подойдет? – Роберт в кои-то веки подумал, что обратиться за помощью в какое-нибудь легально функционирующее место – хорошая идея. Он часто ошибался.

Отредактировано Robert Starback (2012-09-18 23:09:37)

+2

10

Если бы в Сан-Франциско продавались таблички "я не с ним, я просто тут случайно оказалось, вы не подумайте ничего такого", то Патер надежно бы прятался за ней все время их пути назад в Сакраменто. Но таблички не было, что заставляло Айзека тихо вздыхать и прятаться за картой. Ну не мог он видеть эту глупую шапку на голове Роберта. И совершенно не понимал, что такого было в том музее. Ну мультики, некоторые из которых Айзек даже видел в детстве. Ну какой-то там великий - как там его, ах да, точно - Уолт Дисней. Ну первый фильм. Ну и что, собственно говоря?! Айзек мог в свою очередь столь же оживленно рассказывать Роберту про новые органические синтезы, сколько их всего понаоткрывали за последнее время. Про то, какой революционный скачок был совершен, насколько продвинулась наука за это время. Он мог многое рассказать. Но молчал, прятался в карту и желал, чтобы все это поскорее закончилось. Даже спорить уже не собирался, все равно это было бесполезно.
Чувствовалось, что поездка в Сан-Франциско была уже лишней. Да, время в пути и возможность добраться до пункта назначения, минуя самолеты, привлекало. Потому что Патер не хотел повторения того, что было во время их отлета из Египта.
Старбэк, я не сяду в эту железную клетку! Старбэк, почему оно все трясется, о господи, мы сейчас разобьемся! Старбэк, прекрати ржать, да мне страшно! Старбэк, да чтобы я еще хоть раз согласился полететь в этой консервной банке!
Умом Патер тогда понимал все законы и принципы, благодаря которым самолет летает. Он все-таки был ученым. Патер, а не самолет. Но, как всегда бывало в подобных моментах, особенно если учитывать все их приключения, логика и мозг уходили в краткосрочных отпуск, оставляя вместо себя за главных панику и сердце.
И хоть это было в прошлом, какое-то тревожное чувство не оставляло Айзека. Пускай он и старался - порой даже и стараться не приходилось - выглядеть радостным, сейчас обеспокоенность накатила с прежней силой. Хотелось обратно в свою квартирку, где он чувствовал себя в безопасности. Слишком много эмоций за короткое время частично выбили из колеи господина священника.
Глухой удар привел Айзека в чувство и заставил вынырнуть из омута мыслей и стремительно отбросить карту.
- Старбэк, что это? - встревоженно спросил Майлз. – Старбэк, не выходи, слышишь меня? - Но Роберт уже вышел из машины и затих, склонившись перед капотом. Айзек поерзал на сиденье и тоже покинул автомобиль. Вид человека, лежавшего на дороге, заставил его охнуть и опереться о машину. – Роберт, это что... кровь? - прошептал Майлз. Ноги подкашивались, Айзек чувствовал, что готов отключиться. Слишком много крови. Он вообще с момента случая в лаборатории не переносил вид крови. – Она... жива?
Вдох-выдох. Вдох-выдох. Главное - не упасть в обморок. Патер действовал буквально на автопилоте. Отклеиться от капота. Постараться держаться прямо. Открыть дверцу пассажирского сиденья. Отодвинуть само сиденье. Пока Роберт о чем-то разговаривал с жертвой, Айзек все-таки осел на землю, прислонившись спиной к колесу. Что угодно, только бы не видеть эту кровь.

+2

11

Ощущала себя не лучше мешка с костями. Где-то что-то хрустнуло и ноющая боль по всему телу. К ней начинаешь привыкать, вот только голова подводила, кружилась сильно.
Испанка закрыла глаза от чересчур яркого света от фар, повернула голову. Попыталась встать, напрячь руку, чтоб хотя бы приподнять голову и осмотреться. Надо бежать, хотя бы ползти. Агата не желала обратно, не желала видеть лицо Билла и чувствовать кулаки своих мучителей. Не надо. - мужские руки поднимали ее с асфальта.
- Я не хочу. Оставьте меня, пожалуйста - стонала через силу и от движения челюсти боль отдавало в виски. Да, стоило подумать ,что кроме молодчиков на дорогах могут быть и простые водители, люди, возвращавшиеся домой. В такое время?
Она шумно сголотнула и сжала зубы, когда ее переносили в машину. Как оказалось позже, когда разум просветлел, сбивший ее водитель вовсе не пытался убить. Она молча приняла от него бутылку с водой, открутила крышку. Уронила сначала крышку, потом и бутылку, проливая на себя половину содержимого. Но все таки смогла взять вверх над пластмассовой тарой и сделала спасительный глоток. Чуть не подавилась и тут же начала кашлять.
- Вот мразь - проговорила Тарантино в сторону бутылки, выпивая еще. Стало легче. Она откинула голову на сиденье, забывая обо всем. И только спустя почти минуту опомнилась - почему не едем?
- Ближайшая больница подойдет?
- Неа - промычала, качая головой - Нет. Мне нельзя в больницу - в больнице ее быстро найдут. В больнице ее будут искать первым делом, затем уже дома на квартире. Получается, сейчас ей никуда податься?
- Где мы? - прозвучал странный вопрос. Агата повернула голову, уставилась на водителя - Что это за город? - странный вопрос прозвучал дважды. Испанка попыталась воссоздать в голове цепочку событий: путь до Сан-Франциско, дико подозрительное дело, на которое купилась, поездка в машине не один час с завязанными глазами. Ее могли привезти куда угодно.
- Мне нужно в Сакраменто... - пауза - Это штат Калифорния - на всякий случай проинформировала террористка и была собой довольна: она хоть что-то помнит, значит мозги не отшибла и не заморозила.
Одной рукой растерла на плече разлитую воду, размазывая пыль и кровь. Зря она это сделала.
- Господи - плечо щипало и начало пульсировать. Она поднялась и села. Огляделась в окна автомобиля.
- Черт, почему мы не едем? - они же сейчас придут. Они догонят меня. И убьют.
Неет. Меня они убьют не сразу ,а вот этих двоих замочат прямо на месте

- Пожалуйста, поехали как можно скорее. - девушка засуетилась, при этом было видно, что каждое движение и сокращение мышц дается ей с трудом и болью.
- Он с нами? - кивнула на светловолосого мужчину, что ждал снаружи и боялся разделить с ней один транспорт. Только бы они сейчас меня не бросили здесь. И на этот случай, Агата зашарила рукой в поисках ствола, с которым не расставалась всю дорогу по лесу. Где же он? Если незнакомцы откажутся стать попутчиками, придется припугнуть. Но пистолет запропал. Тарантино вытянула шею, разглядывая прямо посреди дороги лежащий ствол. И переглянулась с мужчинами. Они тоже его заметили?

+2

12

Роберт немного опешил, когда понял, что Патер осел рядом с машиной на асфальт. Только вот этого еще не хватало.
- Это кровь, Патер, ты очень внимателен, и очевидно пациент скорее жив, чем мертв, - пока Старбэк отвлекся на Патера, девушка разлила на себя воду. Он вынырнул из машины и направился к багажнику. Аптечка и, на всякий случай, футболка Роберта, которая вполне сгодилась бы девушке вместо платья или полотенца.
- Окей, больницы не будет, - Старбэк согласился слишком быстро, потому что понимал, что девушке виднее, куда ей нужно. И понимал почему может быть опасно ехать в больницу. Кто бы ни издевался над девушкой, в больнице она будет легкой добычей. А сбить девушку на трассе и отправить в лапы тех, от кого она, очевидно, сбежала – верх идиотизма. Роберт априори с заботой относился к людям, у которых случались проблемы подобного рода.
- Пригород Сан-Франциско, - произнес Роберт, поднимая Патера с асфальта и усаживая его на капот Хэми.
- Сиди здесь, - Роберт провел рукой по щеке Айзека, поцеловал в губы легко и успокаивающе. Вряд ли это снимет приступ паники, который с большой вероятностью мог случиться с Патером, но это всё, что мог сделать Роб. Потому что высаживать девушку он точно не собирался.
- Сакраменто? – переспросил Старбэк, доставая из аптечки обезболивающее. – Боль уменьшить, - прокомментировал он, протягивая таблетки, выколупанные из пластинки. – И – да, я знаю, где Сакраменто. Мы туда и направляемся, - Роб дождался пока девушка возьмет из его рук анальгетики.
Девушка начала настаивать на том, чтобы быстрее двинуться с места. И Роберт решил, что обрабатывать раны сейчас, судя по всему, не стоило. Он отчетливо слышал рев двигателей. А в такое время на пустой трассе это скорее означало проблемы, чем помощь. Старбэк отдал девушке аптечку и футболку.
- Да, это Айзек, и он боится крови, - Роберт улыбнулся и посмотрел на Патера. Сначала он не заметил, но потом, когда девушка начала выглядывать на дорогу, Роберт все-таки узрел пистолет, лежащий на асфальте.
- Твой? – он усмехнулся, поднял пистолет с асфальта и вручил девушке. – Но если он будет направлен в нашу сторону, я тебя добью, без зазрения совести, договорились? – с улыбкой, не угроза, даже не предупреждение. Констатация факта, как обычно.
- Тебе придется сесть в машину, - прошептав это, Роб взял под руку Патера и усадил на прежнее место. – И пристегнись во избежание эксцессов, - сказал Старбэк, когда приземлился на место водителя и снял с себя уши Микки Мауса. Ну, вот и отдохнули, - подумал он, выжимая сцепление. Нет, всё, больше никуда. Ни ногой.
- Я – Роберт, - представился он, глядя в зеркало заднего вида на девушку. Он еще хотел спросить, что вообще за хрень происходит, но свет от чужих фар стремительно приближался. С боку, из леса. Судя по скорости, дорога там была не асфальтированная, что давало им фору.

+2

13

Вдох-выдох. Вдох-выдох.
Он просто сидит тут, на асфальте. Сидит и смотрит на небо. Вот захотелось вдруг несчастному священнику посмотреть на небо. И нет в машине никакой странной девушки. Окровавленной и без сознания. Или уже в сознании? Иначе с кем там разговаривает в машине Старбэк.
Айзек встряхнулся как собака и повернул голову направо. Как раз в этот момент Роберту вздумалось вынырнуть из машины, подойти к Майлзу и посадить его на капот. Зачем? Потом еще и поцеловал. Тем более зачем.
Паники как таковой уже не было, но последствия от нее остались в виде некой отстраненности от происходящего. Нашли странную попутчицу? Ок. Много крови? Тоже ок? Старбэк при всех... Ну ладно, не при всех. Но все равно при посторонних его целует. Тем более ок.
Это просто плохой сон. Да, просто плохой сон. Сейчас я закрою глаза, открою и окажусь вновь у себя на квартире. Один. С лучшим другом вискарем.
Айзек вздохнул и закрыл глаза. Но, открыв их, он вновь узрел пустую дорогу вокруг. Себя, сидящего на капоте автомобиля. И Роберта напротив. Все в той же дурацкой шапке. Именно шапка окончательно расставила все на места, что все происходит в реальности. Потому что Патеру такое присниться не могло даже после самых буйных возлияний. А если реальность, то нужно брать себя в руки. И не думать, ни в коем случае не думать о крови. И о лаборатории. И о том, что там произошло.
Вспоминай периодическую таблицу, вспоминай свое желание жить. Думай о том, что будешь делать, когда вернешься. Но не думай о плохом. Просто забудь.
Как ни странно, но некое подобие самовнушения понемногу начинало действовать. Патер возвращался к реальности. Чувство паники и страх никуда не исчезли, но они притупились, уступив место холодной рассудительности. Ну или, как казалось Патеру - холодной. Потому как, узрев пистолет на дороге, Айзек взбудоражено обернулся и второй раз за последние несколько минут наткнулся взглядом на Роберта. Тот спокойно взял пистолет и... От увиденного Майлз возмущенно открыл рот, но ничего не произнес, позволяя усадить себя в машину. Следом за ним опустился на свое место и Старбэк.
Так они и сидели какое-то время. Молча. Впереди они оба, а позади раненая девушка. С оружием в руках. С опасным оружием.
- Да какого дьявола тут творится?! – в тишине резко взорвался Айзек. – Старбэк, какого черта ты отдал ей оружие?! Совсем уже рехнулся? А если она из Масти? - Патер недолго рассматривал девушку в зеркальце заднего вида, а потом повернулся к Роберту. – Ты хоть понимаешь, что творишь?! А если это все подстроено?

-_-`

Я очень, очень извиняюсь за задержку.

+2

14

- Пригород Сан-Франциско - итак, с местоположением уже определились. Не Россия и то хорошо.
А дальше Тарантино взяла обезболивающее, жадно заталкивая таблетку грязными руками в рот. Еще бы покушать чего-нибудь - размечталась она, забирая аптечку и мельком глядя на мужчину, которого представили как Айзек. Затем вернулась к коробочке с красным крестом, доставая стандартный набор - перекись, вату, бинт. За что браться? Запихнула в рот антибиотики и постаралась вытереть лицо и руки от крови. Скривилась, когда дотягивалась до локтя.
Боги, мои ребра! - девушка чуть подняла кофту, стараясь разглядеть свое тело, что напоминало черничный вареник. Больно. И страшно. Оставим на потом. Поверх измазанной и растянутой кофты натянула мужскую футболку. Кажется все. Уснуть бы.
- Твой? - перед глазами появился пистолет. Фактически не ее, но к делу не имело уже никакого отношения. Забрала ствол, выслушав предупреждение.
- Договорились - кивнула и оглянулась назад. Почему так долго? Святая Мария, когда мы поедем - она начала заламывать пальцы, дергаясь и смотря по сторонам. Ощущение, что стоишь на равнине, в окружении львов. Кто первый выпрыгнет и с какой стороны?
Наконец то два путешественника оказались в машине. Завелся мотор.
- Я – Роберт - проговорил водитель, а она отреагировала лишь скомканным Угу. Обернулась. Встретилась со светом фар.
- Время. Время. Надо ехать быстрее. Прошу - девушка спрятала голову, буквально ложась на сиденья. Надо поторапливаться, надо поторапливаться - твердила себе, подгоняя мыслями автомобиль.
Руки сами потянулись за пистолетом, нащупывая холодную сталь. Приятные ощущения... не потому ли, что внушали каплю спокойствия?
- Да какого дьявола тут творится?! Старбэк, какого черта ты отдал ей оружие?! Совсем уже рехнулся? А если она из Масти? - подал голос мужчина, и уже выглядел не таким напуганным и подавленным.
- Хей! Я еще здесь - позвала она, укоризненно глядя на обвинителя. Обычно в таких ситуациях излюбленная фраза всех боевиков "если бы хотела вас убить, то давно бы это сделала", но Агата смолчала.
- Они нас нагоняют, черт же!! - Агата начала открывать боковое окно, чтоб приготовиться нанести удар. Но преследователи ее опередили, выпуская череду выстрелов.
Тарантино не успела задуматься об этом, но что-то подсказывало, что мужчины сейчас, ой как сожалеют, такой проблемной попутчицы.

+1

15

Они все ехали и ехали, виляли на прямой дороге, а им вслед неслись пули. Тарантино не растерялась, из последних сил вынырнула из окна и начала стрелять по колесам.
- Ровнее - рявкнула на водителя, но среди шума, газа, визга мотора ее слов было не разобрать. Да и требовать ровной и спокойной дороге испанка не имела права. Она и так много себе позволила: их машина, аптечка, ствол в руке, и вот он уже в действии.
Ай! - взвизгнула террористка и спряталась в салон, когда матерый джип подпихнул их в зад. Тряхнуло.
Дотянуть бы до города. Туда не сунуться. - надеется она, шепча себе что-то под нос. Вытащила магазин, проверяет патроны. Дела плохи.
- Сворачивай налево. - говорит Тарантино Роберту. Тот недоверчиво глянул в зеркало заднего вида и хоть Агата не видела его взгляда, но ощущала недоверие и... презрение смешанное со страхом. От кого исходило именно, определить не могла. - Говорю же сворачивай! - и после второй просьбы, машина подалась влево, игнорируя все правила движения. Занесло. Но Джип завизжал еще громче на повороте и испанка вновь высунула оружие из окна, чтоб воспользоваться шансом.
Бах. Бах. Попала. Стало ясно, когда автомобиль начал вилять. На большой скорости не так просто справиться с управлением тонной громилы, а тем более со спущенным колесом.
Агата села наблюдать за тем, как недруги отстают от них, как пытаются вписаться в вираж. Колеса словно крутятся по всевозможной оси, путаются, как ноги у пьяного. И последнее что видела Та-Та перед тем как Роберт угнал дальше, скрываясь за поворотом, так это грандиозное падение с переворотом.
Вдох-выдох. Изнеможенная облокотилась на спинку кресла. На вопросы ребят отвечать не хотела, не могла. Притворилась спящей или мертвой, уж как у кого-то из них промелькнуло вслух, Агата доехала до города.
Втроем просидели в машине несколько минут, пытаясь осознать как действовать дальше: забыть, сделать вид, что ничего не произошло или полностью втянуться во все происходящее до и после.
- Мы просто можем сделать вид, что никогда не виделись - девушка открыла дверь машины. - Если вы заявите на меня, я буду все отрицать. Скажу накурились. Ведь трезвый человек не станет одевать шапку Мики-Мауса, так? - голос был добродушный, проскальзывали намеки безобидной шутке. Хотя террористка слишком устала, чтобы шутить и улыбаться. Но в знак признательности подмигнула мужчинам и вышла из машины. Было трудно устоять на ногах, еще труднее начать двигаться. И только когда автомобиль сдвинулся с места, скрылся за зданием, испанка сделала первый шаг.
Домой. Залечь на дно.

офф

простите, ребята, я вас не дождалась. Почти месяц флеш простаивает. Пусть закончится все на позитивной и дружеской ноте;)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Подлая игра