В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Only hope


Only hope

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s1.uploads.ru/i/msGtk.gif
Участники:
Faith Connors feat. NPS
Место:
Tур "Immortal", Cirque du Soleil
Погодные условия:
Разнообразные
О флештайме:
Фейт потеряла единственного близкого человека, и в тот же момент получила предложение поработать вместе с Galaxy в цирке du Soleil. Травма спины дала о себе знать, поэтому девушка вынуждена работать на выносливость, сидя на обезболивающих. Труппа не понимает, почему Коннорс не спит ночами, и работает без передышки днем, не чувствуя ни усталости, ни боли от ушибов и растяжений, которые здесь неминуемы. Однако каждая тайна со временем станет ясной...

Отредактировано Faith Connors (2012-08-31 14:56:31)

0

2

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/0/1/df685e43.mp3|I need a doctor...[/mymp3]
…полет был долгим и нудным, справиться со скукой помогали только наушники, хотя в конечном итоге часов за пять до приземления я все – таки смогла уснуть прямо в кресле. Не выспалась, но и энергию не растратила попусту. Приземлился лайнер в четыре часа ночи по местному времени, но отправляться в гостиницу у меня не было никакого желания. Хотя шмотки кинуть надо. Да какие там шмотки – спортивный рюкзак через плечо, только самое необходимое. Погода в Канаде была препротивная – лил дождина, но меня это не особо волновало – прямиком у эскалатора меня перехватил встречающий с табличкой «Faith Connors», к тому же англоговорящий. Жаль, а я так хотела попрактиковаться во французском. Парень оказался простой, без замашек идиота – телохранителя, спокойно держал надо мной зонтик, при этом мужественно мок сам, пока я добиралась до машины. Посадил меня на заднее сидение, забросил мой рюкзак в багажник, все как по нотам. Расшаркался, наговорил комплиментов моим способностям, рассказал, что мои новогодние выступления на мокром полу восхитительны, еще много приятностей нашептал, сидя за рулем… Я не слушала его, я любовалась Монреалем. Объехала до этого почти полмира, а сюда заглянуть не удосужилась – теперь будет такая возможность. Шикарные в плане архитектуры музеи, великолепные фонтаны, миловидные улочки, мощеные камнем… Прелесть. Жаль только будет скоро покидать это место. Алексу бы тоже понравилось… Усиленно пытаясь проглотить вновь подступивший к горлу комок, я вышла из машины, опираясь на любезно подставленную руку охранника. Парень резво выхватил из багажника мою сумку, бросил ключи работнику парковки и повел меня в отель Le Saint-Sulpice, славящийся своим уютом и гостеприимством на весь мир.

http://media-cdn.tripadvisor.com/media/photo-s/01/f5/04/57/superior-suite.jpg

На ресепшене нас естественно перепутали с супружеской парой, но Флетчер все уладил. Швейцар проводил меня по лестнице на пятый этаж, вручил ключ от номера. Я заперлась изнутри, соображая, что же мне все – таки стоит сделать сейчас. Приняла душ, высушила волосы, дождь тем временем закончился, начало светать. Решила прогуляться по старому пирсу – ведь он всего в двух минутах ходьбы отсюда. Но сначала нужно сделать уколы.

- Этаперазин - применяется не только в психиатрии для купирования психозов с психомоторным возбуждением, при шизофрении и др., но также для купирования сильной рвоты, икоты, при рвоте у беременных, болезни Меньера, в онкологии, для лечения неврозов, при упорных болях, упорной бессоннице.
- Димерол - используется при сильных болях и для внутривенного пациент-контролируемого обезболивания.

Купировав приступ боли в спине и назойливые мысли о кончине брата, я провела на пирсе порядка полутора часов, затем за мной приехала машина, и меня отвезли в главный офис Цирка Дю Солей. Подписала договор о сотрудничестве, отправилась тренироваться…

Отредактировано Faith Connors (2012-08-31 17:57:12)

0

3

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/0/e/ba02d376.mp3|that's my freedom[/mymp3]
Отлично, просто великолепно себя чувствую. Познакомилась со всей труппой – 84 человека вместе с Galaxy, которые, кстати, прилетели всего лишь на час позже меня. Настроение зашкаливает, черт возьми, хоть здесь и существует определенная программа, но либо она настолько идеально подходит под мое мировоззрение, либо я реально могу делать здесь все, что захочу! Переслушала все треки, под которые мы будем работать (задолбала оператора, право слово), перетрещала со всеми девчонками, даже опробовала шест. Парни меня приняли довольно – таки странно, но когда они увидели меня в работе с Galaxy…
Я улыбнулась. Нет, я никогда не балдела до зеленых от того, что мне приходилось работать не на своей территории, скорее мне понравилась энергетика этого места. Ее сложно описывать словами – это просто необходимо ощущать. Вмиг улетучилась вся напряженность, удивление, да даже привычная мне жесткость. Правда, когда мне пришлось повернуться, я не удержалась, чтобы не показать одному парню, уплетавшему попкорн смачный такой фак, причем обеими руками. Он в ответ шепнул что-то оператору, и тот сменил трек на нечто более символичное. На знакомый до боли «Bust Your Window». Хотя, музыка была такой, под которую можно было запросто показать все, что душе танцовщицы угодно: от хип – хопа вперемешку с классикой - до катания и валяния по полу в эротическом припадке. Я осторожно отняла свою руку из ладони партнера, и отошла на пару метров. Во мне включилась та, старая Фейт. Демонстрируя выразительную пластику рук вместе со сложными дробными выстукиваниями, я не постеснялась провернуться еще раз и продемонстрировать все прелести собственной спины, затем к концу трека благородно разъехалась на шпагат, и легла ничком вниз. Сделав пару вдохов, рассчитала в уме, что меньше чем через три секунды начнется следующий трек. Хоспади, я ж не помню ничего совсем… В голове послышался похоронный звук: «Та-да-да-даааам!». Два вдоха, резкий прыжок, и вот я уже на своих ногах, застыла в известной всему миру позе. Мой тонкий слух уловил, что сзади пристроилась еще пара человек, причем судя по топоту – явно мужской весовой категории. Ну если уж позориться – то позориться надо так, чтоб это выглядело будто так и задумано, словом: круто! Слух и нюх меня не подвел – сзади действительно стояло двое парней. Трек набрал громкость, и тут Остапа понесло… Мышечная память всегда для танцора ценится намного дороже умственной, так как в ее недрах покопаться не может даже он сам: я помнила все. Позади меня сотрясался воздух: видимо, местные танцоры решили или окончательно утопить новенькую, или заочно, еще до официального принятия на работу принять в свои ряды и организовать что – то вроде «боевого крещения». Резкие движения, фантастическая скорость, дыхание в унисон с мелодией, Боги, да я помнила даже стойки! Руки рассекали воздух подобно клинку, передавая эмоции, бившие ключом в душе. Последнее падение не жалея колен, ноги тройным морским узлом, сбившееся дыхание, улыбка до ушей, протянутые руки ребят, подхватывавших ритм позади нее с целью помочь мне встать, - это ли не лучшие овации? Зрелищно? Да. Красиво? Да. Сексуально? Да. Спрашивается, чего еще нужно? Правильно, самую малость репетиций. Но даже те мелкие недочеты, которые я сейчас допустила вполне можно списать на тот факт, что последние несколько лет танцевать профессионально мне как – то не доводилось. Тем временем, если бы я обернулась, то узрела бы самые настоящие мультяшные эффекты, используемые в момент, когда герой мужского пола влюбляется в героиню, а конкретно: звезды, искры, и огромные малиновые сердечки из глаз обоих парней, танцевавших вместе со мной. Ослепительная улыбка, вызвавшая милую ямочку на едва блестевших от пота щечках, придала шарма и налета легкой усталости моему лицу, но весь этот коктейль мне действительно подходил.
Усевшись на сцену поудобнее – а именно ножками в узле, я очаровательно улыбнулась и тихо спросила, параллельно пытаясь отдышаться: - Этого хватит, или еще что – нибудь изобразить?
Бурные овации были мне ответом. Я, кажется, влюблена в эту труппу. Подошел хореограф, поцеловал мне руку. Я искренне не понимаю, за что мне здесь оказывается такая честь, но право слово – это приятно. Представился: Тревис Пейн. Я чуть чувств не лишилась: этот человек работал с самим Майклом на протяжении долгих лет!
- Фейт Коннорс, выписанная из Сакраменто новинка, - не заставила ждать себя я, - и Гэлакси. На «новинку» весь зал отреагировал громким смехом. Да, с чувством юмора у меня все в порядке. Мы пахали до двух часов ночи, затем нас развозил автобус по съемным квартирам, отелям и мотелям. Ночь я не спала, а наутро мне вновь понадобились обезболивающие. Ну и фиг с ним, как закончу здесь, домой приеду – пролечусь тщательно…
Тьфу, кто это говорит? Коннорс, или старая бабка?

0

4

Сегодня работаем над Скримом. Я отказалась от страховки, хотя тут же огребла за это от Пейна. Но когда он увидел, как реалистично я отпружиниваю свое тело от мата, решил, что страховка вообще не нужна. Меня ненавидит полтруппы, ха, я посмотрю на выражения их лиц, когда они будут просматривать видеозапись тренировки – на руках ведь меня носить будут. Во время перерыва ко мне подошел Тревис и начал интересоваться – почему я не ною. Я удивилась: «а что, должна»? Хореограф объяснил мне, что восемь дней я работаю без отдыха и практически ничего не ем на перерывах, а сотрудники отеля утверждают, что я не сплю. Надо выкручиваться, но как объяснить, что я не чувствую боль? Кое – как отбрехалась, что у меня оригинальное строение организма. Хотя в ответ посыпались неважнецкие отзывы о Гэлакси: мол, если бы они могли работать также, как ты… Пришлось приврать, что балет устал в турне, а на самом деле – они тоже в шоке от того, как впахиваю я. Ну нет у меня желания объяснять, что с резкостью, жестокостью, с которой я вгрызаюсь в эту работу я возвращаю внешнему миру себя такой, какой я должна быть. Без воза лишних проблем и нервов в мозгах, с одним только диким желанием порвать всех и вся. Зато остальные хореографы от меня фанатеют, выспрашивая у организаторов, где только меня они умудрились откопать.
Хорошо, что никто не знает о том, что по мне плачут доктора. Как в физическом, так и в моральном плане. Я прекрасно понимаю, что на лошадиных дозах я раньше сама сдохну, чем украшу это турне… Но иначе меня отсюда выпнут по жопе мешалкой.  Да и глюки у меня не такие уж и сильные, вполне адекватна. Просто маскирую проблемы уходом в отрыв на тренировках. Хоть меня на все представление не очень много – гимнастка в Dirty Diana, «анка - пулеметчитца» в Smooth Criminal, зомбак (символично моему состоянию вполне) в Триллере, солистка в Крике, ну и так по мелочи, Heartbreak Hotel и все прочее… Но остальная труппа в шоке. Столько ярости, злости, резкости и точеных движений, будто просчитанных миллиметровкой, они не видели. И это все притом, что я непрофессиональный танцор. На десятый день мы дали представление в Торонто. Успех был ошеломителен… Правда, в этот раз мне понадобилось на две инъекции больше, чтобы притупить боль и отключить голову. И действие их прекратилось едва ли не раньше, чем я вернулась в отель. Ощущения были такие…
Как будто миллионы ёжиков захватили все тело, глаза налились кровью, в сердце вставили нож, дыхание перехватило, голову начало распирать как - будто посадка в самолете, руки перестали слушаться, ног не чувствуется, боль по всему телу пронзает будто асфальтоукладчик прошелся 324 раза, свет в глазах меркнет от этого ужаса и хочется закричать «Господи дай мне умереть!!!»
Разбила телефон, завалилась спать, твердо пообещав себе больше не делать себе уколов обезболивающего. Самое интересное в наркомании то, что никогда себя не почувствуешь окончательно опустившимся человеком, сколько угодно будешь себя жалеть и успокаивать тем, что все изменится, все улучшится, нужно только перетерпеть это трудное время. А вот нихрена не изменится, и нихрена не улучшится, пока сам не сломаешь все шприцы и не выкинешь ампулы. Которые, кстати, закончились слишком рано.
В аптеке отказали в продаже. Попробовала банальное таблеточное обезболивающее – что слону дробина. Второй день тура выдержала не помню, как, но Гэлакси были в шоке, дюСолеевцы тоже.
Третий день… Я как у тумане. Мысли о чем угодно, только не о работе. Вспоминаю тот звонок, вспоминаю о том, что Алекса больше нет. Первый раз в жизни заплакала. Без слез правда, но разрыдалась как последняя истеричка – даже горничная в отеле прибежала на мой рёв. Постоянно держать все в себе оказалось невозможно. Французский язык мне уже опротивел, а что делать. Новый аппарат покупать не тороплюсь – не хочу слушать соболезнования и рассказы на тему аналогичных моей утрат. Походка все больше стала смахивать на кошачью – ног не чувствую, о таком слове как «поясница» вообще давно пора забыть. Но работаю… Четвертый, пятый, шестой, седьмой день, вашу мать – да я почти открестилась от этой заразы. Только вот мысли о той ночи не дают покоя… На репетиции порвала всех окончательно и бесповоротно, оставшись работать на ночь. Ну и что, что синяки под глазами? Замажу гримом, и вновь выйду на арену… Марширую, а про себя рычу под музыку. Резко, как будто делаю это в последний раз в жизни…

Skin head, dead head,
Everybody gone bad,
Situation, segregation,
Everybody allegation,
In the suite, on the news,
Everybody dog food,
Kick me, kike me,
Don't you wrong or right me?

All I wanna say is that
They don't really care about us…
All I wanna say is that
They don't really care about us…

Отредактировано Faith Connors (2012-09-01 11:17:44)

0

5

Седьмое выступление прошло на ура. Теперь на выдержку работаю не я – работает команда вокруг меня. Я просто тихо дохну. Сжимая зубы, я выхожу на арену и демонстрирую свою ловкость, гибкость, отсутствие страха высоты, и многое другое. Развлекаю людей, превозмогая боль, с каждым часом кажущуюся все невыносимей. Сегодня еще корпоратив вечером… Пить мне нельзя, а общения вполне хватает на тренировках, поэтому тихо – мирно – незаметно свалю в номер и буду там не менее тихо выть, складываясь пополам от боли в пояснице. А может?..
Такси затормозило рядом с круглосуточной аптекой. Купить столь сильные обезболивающие без рецепта сложновато, но реально. Добралась до отеля, провалилась в сон…
Восьмой день прошел как по маслу, хотя группа уже изнемогала от усталости – пришлось вытягивать шоу на уровень самостоятельно. Тревис во мне души не чает, я душка, няшка и еще кто – то там. Карамелька, что ли… Ха, лучше б Бабой ягой прозвали, вон как в Триллере сегодня отожгла. После представления предложила включить в программу еще один номер. Нужно всего три человека – ну два, без учета меня, серебряные гимнастические комбинезоны, ну и знание композиции Too Bad. Сделала номер за считанные минуты с парнями из Гэлакси. Труппа встала, заходясь в аплодисментах. Хореографы признаются мне в любви, а я мысленно признаюсь в отсутствии у меня силы воли.
Too bad too bad about it
Why dont you scream and shout it?
Too bad too bad about it
Why dont you just scream and shout it?

Правдивая песня, о таком орать надо, чтобы быть услышанной. Только проблема в том, что быть услышанной я не хочу. Выходя из душа, я в очередной раз столкнулась с Пейном.
- Коннорс, ты же сейчас свободна, мы можем переговорить? – всегда такой вежливый, такой правильный, Тревис покорил мое сердце с первых минут знакомства с ним как с хореографом, поэтому пообщаться с ним лишний раз было для меня удовольствием: я кивнула головой и отправилась вслед за мужчиной. Мы прошли в комнату отдыха, там нас уже ожидал дымящийся кофе. Обычно, если случаются такие дела, что хореограф кофе для разговора готовит, то значит либо уволить кого – то собирается, либо как минимум сделать втык.
- Фейт, ты уникальный танцор, ты просто чудо, - Пейн решил начать с хорошего, и то слава Богу, - но меня беспокоит твое состояние. То ты как труп, еле ползаешь, то отжигаешь по полной и обеспечиваешь шоу аншлаги… что с тобой происходит? Быть может, что – нибудь случилось? Ты не стесняйся, здесь все как одна семья, каждый выслушает и поймет, подскажет, что можно сделать в ситуации, а коллективным разумом гораздо легче решать проблемы. Вот те на! Удивили, начальник, удивили…
- Да в курсе я. Но от моей проблемы панацею не найти, уж прости. Сам ведь понимаешь, что смерть – понятие необратимое… – да, я давлю на больное, потому что понимаю, что Трев все еще переживает утрату ЭмДжея. Но мне нужно остаться в шоу хотя бы до конца месяца – чтобы вся дурь вылетела из башки, и вернуться уставшей, но счастливой в родной Сакраменто, - Я в норме, потому что я здесь. А то что иногда я бываю трупом – тут уж и на старуху бывает проруха, не обессудь, магнитные дури на солнце. Нам осталось – то всего шесть представлений сделать, и мой контракт завершится, и не нужно будет вам меня терпеть, - мило улыбнулась, зная, что хореограф обязательно попросит продлить договор. Хотя… Бесполезно. Мне очень скоро нужно будет в Сакраменто. Я же не могу разорваться между двумя совершенно разными видами деятельности – за двумя зайцами погонишься, не поймаешь ни одного.
- Ты права, Фетя. Нам будет тебя не хватать, если ты уйдешь вот так вот, после месячного контракта. Тебя очень полюбила труппа.
- Тревис, мы уже говорили на эту тему. Большего я сделать не могу, я должна работать дома! – я скоро ржать начну. Опять двадцать пять, сначала меня готовы с говном сожрать, потом отпускать не желают. Та же история… Почему – то в голову пришла та ночь в объятиях Рика. И какого черта я тогда не исчезла сразу… Так, все забыла. Я сейчас с боссом разговариваю, а не на вечере воспоминаний нахожусь, блять.
- Знаешь, мы тебе сразу не сказали… Но ведь и в Сакраменто мы тоже заглянем с представлением. Прямо перед Новым Годом, - Пейн попытался вновь зацепить меня, словно рыбку на крючок. Но я все равно ведь не поддамся – не на ту напал.
- Да ты что? Я обязательно приду поддержать Дю Солей! – отозвалась я, ехидно сверля глазами хореографа, одновременно сверлящего глазами мою скромную персону. Не получилось! – Ну ладно, пора мне уже возвращаться в отель. Завтра вставать рано.
- Надеюсь, что завтра ты всех порвешь? – заискивающе спросил Тревис, - да, и спокойной ночи. В ответ я обеими руками показала «козу», и молча удалилась.
Следующее утро показалось мне адом. Дозу обезболивающих пришлось увеличить втрое: чертово привыкание… Девятый, десятый, одиннадцатый и двенадцатый концерт я отработала на одном дыхании. Группа стала ко мне как – то настороженно относиться, и даю вам слово, что я слышала в сплетнях посвященные мне отзывы типа «робот», «непрошибаемая», «да когда же она устанет - то». Честно говоря, меня это все порядком уже достало. Я прошла мимо девиц в курилке, цедя сквозь зубы: - Чтобы меня понять, надо хоть один день пожить моей жизнью, и тогда все вопросы про мое сумасшествие у вас исчезнут... – больше ко мне претензий не было.
Стартовала передышка перед тринадцатым шоу. Я продержалась четыре дня без анальгетиков – уже счастье. Только голова то и дело работала против меня. На пятый день Тревис в буквальном смысле украл меня с репетиции и повез шариться по Монреалю.

Отредактировано Faith Connors (2012-09-01 18:30:30)

0

6

К концу прогулки меня уже ломало так, будто я разом получила все возможные травмы мышц и костей, про блюдо «жареные мозги» и говорить нечего. Зато улочки Монреаля я заучила по названиям и научилась их различать, спасибо Тревису. Еле – как дойдя до номера, я рухнула в кровать, твердо решив, что сегодня уколов больше не будет. Очнулась где – то в третьем часу ночи в холодном поту, вся синяя, будто трупное окоченение наступает, волосы прилипли к коже, зрачки расширены, капельки пота стекают по лицу и шее, даже слезы откуда – то образовались, тоже текут. Ощущение, будто меня только что выкупали в стиральной машинке, только не отжали. Болело все тело, болело так, будто клетки отделялись друг от друга, а конечности грозились оторваться. В моей голове пронеслось описание старославянской казни: когда руки – ноги привязывают к нескольким деревьям, затем отпускают, и человека разрывает на части. Не пробовали? А я это ощущаю прямо сейчас. Хочется возвестить миру о моей боли, хочется кричать диким зверем, хочется разорвать грудную клетку, чтобы только вытащить свое собственное сердце, то и дело дающее перебои… Кое – как дошлепала босыми ногами до ванной, умылась. В окно пробивались лучи от фонаря, свет которых увеличивал мою фигуру на стене. Заглянула в зеркало и ужаснулась: в отражении была не я. Была некто маленькая и тощая, с ввалившимися щеками, обезумевшими глазами и настолько измученная, что смотреть страшно. Овощ. Который не способен связно соображать, чтобы осмыслить ситуацию и придумать решение проблемы. Простая истина: если о вас говорят только хорошее – вы покойник. Так вот, я – эта самая покойница. От которой тащатся и фанатеют теперь уже миллионы людей, посмотревшие представление вживую, или в записи. Чего я добилась? Того, что тащусь, словно моль по нафталину, от обезболивающих, и неспособна без них обходиться? Так и в реальности копыта откинуть недолго. Голову разрывало, воздуха не хватало, боль все усиливалась и усиливалась, возрастая в геометрической прогрессии.
Так, все. Мне не нужна чья-то помощь. Потому что, если я не смогу помочь себе сама, никто не сможет мне помочь.
Кто я? На деле – то никому не нужная девчонка, усиленно хватающаяся обеими руками за эту жизнь. Способная загрызть любого, но толку от таких навыков сильно не бывает. У меня никого нет, даже единственный брат и тот решил свою судьбу кардинально: просто оставшись в лаборатории во время включения очередной своей запчастюлины. Господи, да пусть бы он остался жив! Хоть парализованный, хоть больной, хоть раненый, но живой! У меня никого нет! Родителей – отобрали, когда еще малым ребенком была, брата отобрали уже сейчас, когда он больше всего мне нужен. Когда нужны его советы, мать его, просто присутствие в моей жизни! Какого черта меня покидают самые родные и близкие? Почему именно меня? Я что, самый плохой человек на земле, недостойный быть счастливым?
Дрожу, как при Паркинсоне, выпотрошена душевно просто… Я знала, на что иду, что это будет сильнейшим потрясением для моего организма, но я точно была уверена в том, что я это выдержу и выйду победительницей. Кажется, у меня температура, лихорадка, и я вообще ничего не соображаю… Такого со мной не было никогда… Я знала, что одержима танцем, знала что одержима работой, но чтоб настолько… Меня трясет уже второй час. Помогите…
Так, всё, чем дальше в лес – тем больше поганок. Я должна успокоиться, иначе такими темпами я в скором времени стану живым трупом. Сколько дней я не ела? Пять? Нужно заказать фруктов в номер… Через несколько минут услужливый работник отеля привез мне целый тропический уголок. Попыталась впихнуть в себя яблоко – вроде получилось. Я даже ощутила этот медовый вкус… Придавила это яблочко сверху вишневым соком. Подняла голову, взглянула на часы: пять утра. У меня еще есть шесть часов до репетиции, чтобы попытаться выспаться и худо – бедно привести себя в порядок. Легла. Ворочаюсь. Сна – ни в одном глазу. Встала. Включила компьютер, подрубилась к вафле и начала искать по своим каналам своих возможных родственниц, ну или хотя бы ответвления семьи Коннорс. Нашла много полезного и интересного. К примеру то, что в Сан – Франциско живет моя однофамилица, которая восемь лет назад потеряла свою племянницу. Тоже, кстати, по фамилии, Коннорс. Угадайте, как эту племянницу звали? Правильно, Лили. И судя по фотке – я докопалась до истины, потому что не знай я, что эта девушка – покойница, приняла бы за свою рожу. Теперь моя задача не сыграть в ящик вслед за моей псевдо-копией… Захлопнула ноутбук, переваривая информацию. Ноги не слушались. Поджилки тряслись, словно после американских горок. На глаза мне попалась моя косметичка. В ней, точно знаю, ампулы. Я смотрела на нее так же, как изголодавшийся мышонок взирает на желтый кусок сыра. Вот только кусок сыра может оказаться нанизанным на спусковую скобу мышеловки… Сердце тяжело билось в груди. Казалось, грудная клетка сейчас лопнет. Горло саднило, воздуха не хватало. Все силы положила на то, чтобы не подниматься с кровати… Повернулась, и тупые иголки вонзились в онемевшие ягодицы. Позвоночник превратился в палку. Расплата за отсутствие болевых ощущений путем отключения определенных нервных окончаний. Единственная радость – Рик не маньяк, он действительно хочет вернуться в то время, когда просто был счастлив. Счастлив с Лили, но не со мной. Сложно, очень сложно. Но сейчас мне пора прятать за макияжем впалые щеки и синяки под глазами, и идти на тренировку. С трудом удержалась, чтобы не протянуть руку к лежащим в опасной близости ампулам…

Отредактировано Faith Connors (2012-09-01 23:39:06)

0

7

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/5/b/3d89fdb2.mp3|Dirty diana[/mymp3]
Тревис знает о моей зависимости. И о том, с какой скоростью она развивается. Он не стал говорить ничего владельцу Дю Солей только потому что я упросила. Осталось последнее выступление…
Знаете, я раньше задавалась вопросом, почему я такая непрошибаемая и бессердечная. И дело вовсе не в том, что я в далекой молодости пережила кучу предательств, несчастной любви и прочей мыльной чепухи, нет. Не верьте тому, кто говорит, что танцы раскрепощают и делают людей более нежными и чувственными. Если вы говорите обо мне, то это утверждение принимает статус «ложное». Когда танцуешь сызмальства, понимаешь, что это тяжкий труд. Когда танцуешь после пубертатного периода – понимаешь, что это еще и нервы. Твои, и нервы партнера. То прижимаешься всем телом, то отталкиваешь, а, между прочим, эрекцию партнера никто не отменял. Со временем в такой ситуации учишься не смущаться, приобретаешь хладнокровие и спокойный ум, не реагирующий ни на один внешний фактор, пока ты танцуешь…
Вот за это я и любила танец. Отключаешься, выпадаешь из реальности, не существуешь, но получаешь удовольствие, не сравнимое ни с чем. Твой разум просто блокирует все плохое настроение, депрессию, физическую и душевную боль, и ты становишься чистым холстом, на котором пишут шедевр. Сегодня мое последнее выступление, и в ближайшее время мне этого кайфа не испытать после сегодняшнего дня.
Ослепляющий красный свет пронизывает темноту зала. Сегодня начинаем с Dirty Diana, а это значит, что настало мое время крутиться на шесте. Не сочтите за пошлость, постановка номера такая. Медленный, словно испытание нервов, звук разрывает тишину, и из – под пола выезжает шпилем вверх шест высотой в семь метров. На заднем экране идет визуализация огня, медленно вступает музыка. Я по – католически крещусь, прося у Господа силы справиться с потоком эмоций и болью, преследующей мою спину вот уже битый месяц. Сегодня я без инъекций. Сегодня я та – настоящая. По полу арены стелится дым, выпускаемый аппаратами, из спецэффектов только светящися кроваво – красным прожекторы. Меня поднимает из-под пола платформа. Вытягиваю все тело стрункой, поднимаю правую ногу в шпагате, хватаюсь за шест…
Ни на одном выступлении я не вкладывала столько силы и страсти в танец. Энергия сексуальности, скрещенная с непокорностью и способностью разорвать неугодного партнера, пропитывает мои движения. Я поднимаюсь вверх по шесту, повисаю на ногах… Парни внизу тоже отжигают, но гвоздь программы здесь я. Обнаженная донельзя красавица в шикарном белье, которой предоставили полную свободу действий. В моей голове нет места страху. Нет боязни высоты, нет стеснения перед публикой, нет предрассудков о том, что я едва ли не проституцией занимаюсь, нет. Это в первую очередь искусство, и дань уважения великому человеку. Гитарный визг раздирает мою душу, заставляя кровь по жилам бежать быстрее, сердце колотится – метроном позавидует. Вытянулась во весь рост, держась за опору только ступнями – зал взвыл. Крутанулась вокруг своей оси – зал встал. Обняв шест ногами, выгнулась вниз головой – встал у зала.
Музыка словно пронзает меня электрическими разрядами. Я не боюсь свалиться вниз, я опасаюсь, что не смогу остановиться вовремя…
Музыка прекратилась, в зале потух свет. Я мгновенно спустилась с шеста и исчезла в недрах кулис. Через десять минут мне нужно будет катапультироваться из гримерки обратно на сцену, но уже в ином обличье, работать Dangerous. Но меня колыхало другое. Я справилась. Я не чувствую боли в спине после первого выхода. Значит я все еще могу себя контролировать, и жить, не притрагиваясь к шприцам…
Голова как в тумане, но я счастлива. Думается как – то странно, да и звучит непривычно, но да, счастлива. Невзирая на то, что теперь у меня нет семьи. Невзирая на то, что когда я вернусь, мне будет нужно как – то смотреть в глаза Рику. Невзирая на то, что сама призналась в своей зависимости от обезболивающих наркотического действия. Осталось только доиграть сегодняшнюю роль, а завтра… Завтра я попрощаюсь с труппой и сяду в самолет рейсом до Сакраменто, а на моем счету появится кругленькая сумма размером в четыреста пятьдесят тысяч долларов. Реклама с номером Dirty Diana полетит на ютуб, на все каналы, Цирк соберет еще больше посетителей. Алекс, правда, за такое свинство меня бы уже убил, но… Убивать меня уже некому, а значит, что можно и шест на видеохостинги выкладывать без зазрения совести.

+1

8

В круговороте дел и событий я совершенно позабыла о собственном дне рождения. Решив двадцать четвертое сентября тихо и мирно проспать в отеле, я заперлась изнутри, задернула шторы, облачилась в теплый спальный кардиган, и укуталась в одеяло, предварительно напившись молока и полежав в теплой ванне. Быть может, интоксикация пройдет быстрее и легче. Снилась мне всяческая дрянь. Зомби, монстры, драконы, орки, леопарды – все смешалось в голове, причем перед тем, как смешаться, оно еще и взялось в ней непонятно откуда. Нормальным девушкам снятся ДиКаприо, Дауни младший и Бред Питт, а мне какие – то наркоманские сны. Тьфу, я ведь действительно это заслужила… Затем сон вдруг нежданно – негаданно был прерван стуком в дверь номера. Бывают же дни, когда хочется повесить табличку «не беспокоить» себе на шею…
- Кому не спится… - буркнула я, взглянув на часы, показывавшие два часа дня, - в ночь глухую! Сползла с кровати, закуталась в кардиган и поперлась открывать. Нет, даже не поперлась – чертыхаясь, ползком на четвереньках начала двигаться в сторону двери. Меня качало, шкандыбало и шатало, но до косяка я таки доползла. Больно и ободряюще долбанувшись головой об ручку,я поднялась на ноги и открыла дверь. Подумала, что у меня глюки. Передо мной стояли: Халк, Ник Фейри, несколько Железных Человеков, толпа Черных Вдов и еще какие – то костюмированные уродцы. С нервным криком:
– Бляяяять! Только не мой мозг, ёбаные пришельцы! - я захлопнула дверь, и подперла ее собственной спиной и задницей. Стук послышался вновь, но я закрылась на замок изнутри. Поползла обратно к кровати, но меня кто – то схватил за ногу. Глаза мгновенно распахнулись – очнулась окончательно.
Лежу на кровати, и пытаюсь понять, че за херня мне приснилась. Мне нужен доктор, чтоб вернуть мне мозги, черт возьми! Какая ересь нынче снится! Сползла с кровати, на карачках допиликала до тумбочки, налила себе еще стакан молока. Интоксикация, выгоняйся, мне надоел этот пиздец по ночам, я хочу спать и не видеть никакой бред!
Однако, теперь, будучи в сознании и в добром разуме, я услышала реалистичный стук в дверь. На всякий случай вооружилась туфелькой на шпильке, удачно подвернувшейся в прихожей номера, открыла дверь.
-СЮРПРИИИЗ! – от столь громогласного воя мне едва не стало плохо. Galaxy? Какого вы тут делаете, это моя территория!
- Охуительный сюрприз. – заключила я, ошалело хлопая глазами. Мне тут кошмары снятся, а они тут с сюрпризами. Ой, а чего это у вас? Тортик? – Заходите, толпа!

Отредактировано Faith Connors (2012-09-07 21:45:35)

0

9

Охтыж… Вы поняли, я ненавижу двадцать пятое сентября, да. Я не пила, но чувствую себя выкупанной в стиральной машинке. Спина скоро меня добьет. Каждое движение дается с ощущением, будто прислоняюсь к раскаленной кочерге. Отвратительное чувство беспомощности и собственного недостоинства. Распинала всех моих танцоров, выгнала лично каждого из моего номера – немного полегчало на душе. Спина принципиально увеличивает силу боли до абсолютно нестерпимой. Полежала в ванной час – не помогло. К врачу идти – нет смысла, это я смогу провернуть только дома. Опубликовала пару твиттов с фотками ДР и видео на «Dangerous», нехай все Сакраментяне мои опухнут. Сегодня я назначаю себе день лежания за компом. А так как лежать я могу только на пузе, то лечь лучше на пол. Кабель зарядки не дотянулся – ну и фиг с ним, пять часов поработает и хорошо. Я продолжила поиски контактных данных той женщины, тетки моей так называемой блязняшки. Оказалось, что в интернете на нее очень много интересного. К примеру то, что она потомственная ворожея (бред!), может навести / свести порчу, сглаз, нанести удачу и причинить радость в жизни. Прелесть, чё. Я к ней съезжу и узнаю все окончательно. По фотке если судить, то эта мадама явно не бледнолицых кровей. Я бы даже сказала что – то молдавское, турецкое, ну на крайняк цыганское. Хотя женщина симпатичная… И да, она тоже похожа со мной, теперь я знаю, как буду выглядеть, когда стану старше, прелесть.
От компьютера меня отвлек звонок телефона – кому я опять понадобилась, вашу мать? Звонил Тревис. Попросил отработать четырнадцатое шоу сверх договора – Марисса сломала ногу и выступать не в состоянии по этой причине. Рычу, делаю себе укол, и иду на репетицию. Отъезд откладывается еще хрен знает на сколько дней, если считать опять же реабилитацию после очередного укола. Работаю, че:

в поте лица и ног

Держись, Фетя, только держись… Ты всегда выживала. Всегда выдерживала. Переболей, перебейся, но перестань принимать наркотические средства, чтобы заглушить боль. А физическая ли она? Кажется, я начинаю думать не о деле, а о личных интересах. Меня не на шутку зацепила история моей уникальной похожести с неизвестной мне девушкой. Такое генетическое сходство может быть только у кровных родственников, причем по одной линии – либо по женской, либо по мужской. Ох не нравится мне это, ох не люблю я дела под грифом «кот в мешке»… Вечером мне снова становится плохо – еле доползаю до телефона, чтобы позвать помощь. Добровольно отказываюсь от госпитализации, приступ боли сняли и всё. Я как самое наивное существо на этой планете, уверена в том, что если укол делаю не я, то значит он для меня безопасен. Тьфу, уже начинаю думать, как наркоманка…
Двадцать седьмое сентября. Бронирую билеты на завтра, до Сан – Франциско. Лечу скорее даже не для себя, а для того, чтобы разобраться в ситуации. В конце концов, таких совпадений просто не бывает, да и гены пальцем не раздавишь. Боюсь, но лечу.

0

10

Я уютно расположилась в кресле у окна и уже планировала в кои-то веки поспать в самолете, как почувствовался очередной резкий толчок.
- Да что ж это такое-то?! Эти лохи не справляются с зоной турбулентности! – ругаться надо было еще до того, как садилась в самолет. Вот, долгожданная посадка… Погода стояла мрачная, хотелось побыстрее загрузить свою тушку в такси, и захлопнуть дверь изнутри. Что, собственно, я и сделала. Выудила из кармана куртки мобильник, набрала номер этой предсказательницы...
Звонить или не звонить – вот в чем вопрос… Не звонить.
- Офис мадам Коннорс, пожалуйста, – процедила я, откидываясь на спинку заднего сидения.
- Поколдовать приехали? – спросил водитель, смотря на мою кислую моську в зеркало заднего вида, - это правильно. Тетка все проблемы решает.
- Смотри на дорогу. – бурчу в ответ, думая, как попроще преподнести этой женщине информацию о том, что у ее любимой племяшки есть абсолютный близнец. А пока, если вы думаете, что женщины - слабый пол, то посмотрите, как я закрываю двери в такси. И усеките – слабый пол это просто гнилые доски. Я позвонила в дверь, мне открыла дверь ее секретарь. Миловидная девушка с темными волосами. Она была настолько вежлива, что я аж обалдела. Предложила присесть, притащила дымящийся кофе, предложила журналы или телевизор… Батюшки, я же здесь жить останусь, такими темпами! Из кабинета колдуньи вышла какая – то светящаяся счастьем бабуля, а я нырнула вместо нее. Реакции на мой внешний вид долго ожидать не пришлось. Трудно сказать, обрадовалась она или испугалась при виде меня. В любом случае я поспешила обратиться к ней:
- Я искала вас, мадам Коннорс. Простите, что предварительно не позвонила.
- Ли… Лили? Как, что, почему я тебя вижу? – мгновенно запаниковала ведунья, видимо, подумав, что у нее галлюцинации. Еще бы, увидеть живую убитую энное количество лет племянницу в реальном времени, я бы тоже ужаснулась. А при обстановочке, как в этой комнате – вообще сума бы сошла. Все в бордовых тонах, драпировка везде, кроме окон, свечи днем горят, короче, Иероним Босх бы мог запросто писать свой загробный мир именно с этого помещения.
- Нет, прошу простить меня за мое неожиданное появление, но я уверена в том, что нам есть о чем поговорить. – я двигаюсь вперед по просторному кабинету, иду к окну, возле которого замерла женщина, - Вы, наверное, как ворожея, можете предположить, что я генетическая родственница вашей племянницы. А может быть знаете это наверняка, ведь у Лили никого, кроме вас, не было. Быть может, вы проясните мне, что это может быть? – немного резко выдыхаю на конце фразы. Нервы на пределе – ведь ей от одного моего вида может стать плохо, или она откажется отвечать, - Лея, поймите, я сама росла без родителей. А тут такое… Я когда узнала о том, что у меня была точная копия, чуть дара речи не лишилась.
Женщина тяжело опустилась в кресло, подняв на меня взгляд. Кивком указала присесть. Я слушала ее очень внимательно. Все, что она рассказывала, повергало меня в еще больший шок, чем увиденная у Рика дома фотография. Он не маньяк. Почему – то где – то глубоко в моем сердце зародилось простое человеческое сочувствие. Потому что рассказ Леи был посвящен в целом тому, как погибла Лили. Мне важнее знать, кто она мне, раз уж мы так идентичны…
- Но главное, Фейт, - ведунья скрестила руки в замок и хрустнула пальцами, - Вы с Лили - родные сестры. Знаю, для тебя это звучит неубедительно, но твоим родителям тебя подкинули. Цыганка. Моя сестра, Рубина. Мы родом с Молдовы, ну, и в общем, так вышло, что она понесла вас не от мужа. Сначала Лили, а потом и тебя. Оставлять нагулянных детей – дело опасное, мы тогда еще жили в таборе. Наверняка ведь интересовалась в молодости обычаями разных народов, – удивительно, как она отгадала мои интересы? Может и правда колдунья…
Но в моей голове туго укладывается информация. Если Лея – цыганка, значит и ее сестра, а по совместительству мать Лили, и моя тоже – цыганка. Получается, что я не американка сроду, а девушка, которая по идее должна тусить по кочевым таборам в Молдове. Лея, чувствуя, что от рассказа мне не по себе, берет меня за руку.
- Где сейчас моя мать? – спрашиваю, еле сдерживаясь, чтобы не разрыдаться. Да, я могу рыдать всухую, без слез, истерически. Именно сейчас такой момент наступил. В груди жжет, словно утюгом с паром – аж до ребер достает. Дышать трудно, к горлу подкатил ком. Держусь…
- Этого я не знаю. Я потеряла с ней контакт семь лет назад. – холодно отвечает цыганка. Что ж, хотя бы мое сиротское положение несильно изменится. Честно говоря, я не знаю, как мне на это все реагировать. В голове словно паразит поселился, разрывающий мозги на две части. Мы еще долго разговаривали, я выяснила, где находится могила моей сестры, которую я никогда не знала, посетила место захоронения… И знаете, мне полегчало. Свалился с плеч невидимый груз, под гнетом которого, я, оказывается, жила все это время. Будучи уже в такси, я набрала номер Леи, благодаря ее за информацию, и узнала примерные места обитания моих этнических корней. У меня еще много поездок в этом году намечается… А пока мне пора домой.
--> 13 Loveland Street, 157

Отредактировано Faith Connors (2012-09-18 10:03:31)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Only hope