В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Раз, два, Фредди заберет тебя, три, четыре...


Раз, два, Фредди заберет тебя, три, четыре...

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Участники:William Baker, Fay Cooper
Место: Морг
Время: 15-е мая
Время суток: Восемь вечера
Погодные условия: Гроза
О флештайме: Больница. Подвал. Отключение электричества. И двое, боящиеся темноты.

Отредактировано Fay Cooper (2012-09-03 00:18:58)

+1

2

Яркая вспышка. Раз, два, три, четыре. Гром. Пунцовые тучи нависли над самой больницей, разрозившись нешуточной грозой. Говорят, после трех гроз можно идти купаться, или что-то вроде этого. Да, можно согласится, ведь парень практически приплыл сюда на мотоцикле.
Бейкер недолюбливал больницы. Запах лекарств и прочей “дряни“, казалось, пропитывал одежду и еще долго не хотел выветриваться и лишь напоминал о себе дольше, чем хотелось бы. И теперь, проторчав в больнице почти до закрытия, Бейкер был уверен, что просто провонял больницей и теперь от него на несколько метров будет нести саниторией и духами какой-то крупногобаритной дамы, обтиравшейся рядом в очереди. Мило побеседовав с врачом и получив заветную бумажку о том, что кроме как отдыха и лентяйства в его прошедшей неделе было полно соплей и стонов, не пускавших с дивана на работу, Уилл отправился исследовать коридоры больницы на предмет указателей или проводников, которые могли бы показать где находится заветная регистрационная “на четвертом этаже перед кабинетом хирурга, с правой стороны лестницы“. Потыкавшись по всему четвтому этажу и навернув пару кругов у кабинета хирурга, Бейкер выловил кого-то миниатюрного в белом халатике и посвятив долгое время расспросам смог вытянуть из черезвычайно милого, но крайне не смышленого создания, что этаж второй, а кабинет не хирурга, а лора и, к тому же, нужно ехать на лифте, что бы сразу оказаться на месте.
Яркая вспышка. Раз, два, три... Гром раздался прямо над крышей здания, заставив особо нервных пациентов вздрогнуть, а пару санитарок возмущенно закудахтать на тему погоды.
Первый, второй, третий, четвертый этаж, звонок. Двери плавно раскрываются, Бейкер учтиво делает шаг в сторону, пропуская выходящих, а затем заходит в лифт в гордом одиночестве, на встречу своему отражению в зеркале внутри лифта. Для чего он? Что бы протасаавшись пару часов по больнице оценить степень своей затраханности?
-Домой и спать...Твою мать!
Дернувшись всем телом, Бейкер вжался в стену, уставившись глазами в окруживший его мрак. Дернулся не только он, но и лифт, застрявший между этажами. Больница погрузилась во мрак, заполнив кабину лифта удушающей тьмой, просачивающейся в щель, между дверьми. Проникая внутрь, она ползла по стенам, перебираясь на плечи и обматываясь вокруг шеи...
Второй этаж, красные цифры вновь загорелись, и плавно качнувшись, лифт продолжил опускаться внутрь. Опускаться ниже первого, нулевого и спускаясь на самый низ, что бы остановится там и замереть, обезопасив ничего не понимающего пассажира от полета вниз, по шахте.
Пускай на самый низ, на парковку, парня это не расстроило бы. Там он бы сел на свой любимый, и барахлящий каждый Божий день мотоцикл и уехал бы. Но, увы и ах, техника явно была не подвластна мыслям Бейкера, и предпочитала слушаться погоду, так что под раскатистый гром, лифт дернулся последний раз и замер на первом, нижнем этаже, открыл из последних сил двери и замолк.
Дрожащими руками парень нащупал телефон в кармане и сжав его в ладони, направил светящимся экраном вперед, упираясь ужасающе тусклым, в такой ситуации, светом в двери.
Найти лестницу и бежать, лестница, бежать, все, что крутилось в голове свелось к двум простым мыслям и пройдя вперед, толкнув двери от себя, Бейкер вошел в помещение, дыхнувшее на него холодом и формалином.

0

3

Ну знаете - не всем дождь портит только ботинки и настроение, ну или дает повод "рыдать так, чтобы слезинки смешивались с дождем и никто в этом жестоком мире не знал, что она плачет" и " сидеть на подоконнике, думая о нем". Ей этот зло*бучий дождь, он еще дох*ища проблем приносит. Ну а вы пробовали таскать там ведра с водой, бодренько прихрамывая? А раком полы оттирать от чужого говна? Нет, такие вещи не подарок и в жару, когда боли почти сходят на нет, но сейчас... Как-то совсем все х*ево.
Собственно, поэтому она и в больнице. Кабинет физиотерапии находится в подвале, и она ездит сюда два раза в месяц на сеансы - более частые визиты не покрывает страховка и не выдерживает ее карман. Лифт занят, но стоять и ждать его еще болезненнее, так что рыжая ковыляет к лестнице. Раз ступенька, два ступенька, ну-ка быстренько въебем-ка...
В темноте быстрое и вроде как отлаженное ковыляние, оно играет против рыжей. Нога цепляется за ногу, она спотыкается и летит... летит... летит... приземляется. Всхлипывает. Ну вот че за х*йня?!? Сложно было на пару часиков позже свет отключить, когда она домой бы уже ушла?
Лежит на пузе - кажется, уже на площадке подваленного этажа, куда, собственно, ей и нужно. Вторая слева дверь, длинный коридор, в конце кабинет... Рыжая до стает из кармана мобильный, но тот не оживает, и это делает день - вернее, уже вечер - значительно более х*евым. Бл*, бл*, БЛ*.
Полежав еще какое-то время - бетонный пол приятно холодно ногу, но в темноте было страшно и неприятно и очень нервно, она же от каждого звука вздрагивает. Поползав на четвереньках и собрав деньги (два четвертака и две пятерки - кажется, у нее был еще десятицентовик, но его разыскать так и не удалось), она встает и начинает шарить по стенам в темноте. Лестница узкая и крутая, она сама не дойдет наверх, к тому же логика подсказывает: на ней какой-то хитрожопный, с карточкой, замок. Сколько шансов после отключения электричества, что он вообще работает? Узнавать о надежности больницы. И статистике ей совершенно неохота, и в темноте она ищет дверь в коридор. Первая же поддается ей, и рыжая заходит в прохладное и вонючее помещение. Кажется, это не коридор....
Темнота. Рыжая идет вперед, размахивая руками, и даже довольно неплохо справляется, пока не спотыкается во второй раз. Только вот второе падение куда более неприятное - она руками упирается во что-то мягкое, холодное...щупает... щупает...
Визжит.

0

4

Бейкер блуждал по помещению, обходя какие-то столы с наваленным чем-то и прикрытым клеенками. Наверняка, какая-то кладовая. Однако, просторная, хорошо разгулялись. Правда, выключатель сделали хрен знает где. Парень долго бы еще наматывал круги вокруг одного из столов, пока не услышав какие-то шаги, сопровождаемые шорохами, не вздрогнул и не наткнулся на этот же стол, с нежностью наткнув свои гениталии на острый угол. Охнув, и сопроводив падение телефона парой английских выражений, Уильям, стиснув зубы от не райских наслаждений, опустился на корточки, стараясь прислушаться к шагам и поскорее найти долбанный телефон, который наверняка отрастил себе ноги в темноте и нарочно заставляет Бейкера шарить руками по неприятно холодному попу, застеленному тьмой, словно ковром.
Неприятный запах не дает сосредоточится и лишь навязчиво лезет прямо в нос, казалось, прямо со стола, заставляя морщится, пока Уилл наклоняется ниже, что бы пошарить руками дальше, где-то рядом с ножками.
Ну, сколько можно возиться, включай свет!
Вошедший явно шарился по стене так же, как и Бейкер, надеясь включить свет. И так же, как и Бейкер раз за разом испытывал неудачу и теперь наверняка пошел к противоположной стене, что бы испытать удачу там. А пока этот "кто-то" не спешил светить ему, парень нащупал свой телефон и сжал его, пытаясь нащупать едва выпирающую кнопку на ровном, сенсорном экране. Да, вот она, дорогая кнопочка и дорогой свет. Вот только клеенка мешает, и откинув ее в сторону свободной рукой, Уилльям вдруг понял, что, по логике... Ну, откуда здесь может взяться эта бледноватая, с посиневшими ногтями рука? Непроизвольно, в мыслях англичанина проскользнуло совершенно не английское словцо, и он даже не заметил, что экран телефона потух, а силуэт руки перед лицом давно прорисовало его сознание, услужливо добавляя милые подробности, вроде человеческой кожи под ногтями, да и вообще, давая руке жизнь и помогая ей тянуться к его горлу во тьме, холодя воздух вокруг.
Иногда, бывает, человек настолько погружается в свои мысли, что не видит и не слышит уже ничего. Бейкер и так не видел помещения, кроме того, что ему рисовала фантазия, но и не слышал приблизившихся шагов. Он молча, затаив дыхание, сидел на корточках перед столом, не понимая, что до сих пор сжимает в одной руке край клеенки. Наверное, он бы так и проторчал в оцепенении перед несчастным покойником, пока кто-нибудь бы не включил свет и не увел бы его отсюда под белы рученьки. Но, неожиданно, стол на колесиках пришел в движение и по тому, как переносица парня встретила его край, Уилл смог предположить, прежде чем в его сознание на доли секунды прокралась такая же тьма как и вокруг, что труп явно ожил, хорошенько его рассмотрел во тьме и теперь явно собирался его сожрать, оглушив перед этим своим "ложем", на котором он и выжидал жертву. Сознание, мгновенно "просветлевшее" и ухватившееся за эту мысль, как за спасательный круг, не смотря на то, что в этой мысли его съедали, вновь сжалось в комок и парень наверняка бы резво вскочил с пола, на который рухнул, получив столом по лицу, и убежал бы, спасая свою задницу, если бы труп не взвыл нечеловеческим образом и пошарившись на столешнице, не ринулся в прямую атаку, рухнув на Бейкера, и, как последний мог поклясться, клацая зубами.
-Вашу ж, блять!!!
Ну, что поделаешь, не до сантиментов тут, когда ты спасаешь свою шкуру от ожившего и проголодавшегося зомби.

0

5

Темнота поглощает ее.
Рыжая, она совсем ведь не умеет действовать в таких ситуациях – она не быстрая, не ловкая, не умная, она труслива и несообразительна и очень неловка. Но – что есть, то есть, с самого детства ей вбили в голову инстинкт выживания, если такое вообще возможно. Ну, знаете, у обычных детей в обычных семьях, все идет спокойно и благополучно, и нынешние городские жители (даже обитатели столь крупного и беспокойного города как Сакраменто), они совсем не похожи на обитателей какого-нибудь там древнего века, тех, что еще в пещере жили – отсутствие большинства естественных опасностей, спокойствие и размеренность, они неплохо так притупляют естественные инстинкты человека, и, хотя Фэй тоже не могла похвастаться богатой школой выживания (она же не Беар Гризли из того глупого шоу на Дискавери), отец, напившись, вполне мог исполнить роль… да хоть того же самого медведя!
Впрочем, чего зря рассуждать о всякой ерунде, если вывод очевиден: к чему бы ты не готовился, с зомби никто и никогда не ожидал столкновений. А под ней, когда она упала, определенно был зомби – теплый и шевелящийся. Уж лучше бы трупы, только трупы! Трупы – не страшно! Трупы не будут ее жрать! Не будут! Правда, ожившие мертвецы, если верить кинематографу – а более надежных свидетелей в сем деле определенно не найти – не говорят, и она, кое-как собравшись с силами и духом (а заодно, перестав бессмысленно срывать глотку, толку от чего было ноль) интересуется:
-Ты, типа, того – не труп? –осторожненько так. Ну ответит он отрицательно – она сейчас на полу лежит, в по меньшей мере беспомощном состоянии, и едва ли сможет убежать, пусть трупы особой подвижностью (да-да, я про фильмы говорю) тоже не отличаются. Она на всякий случай тыкает в него ногой, ну, не в него конкретно, а в ту сторону. Кажется, попадает.
-Я упала. Чего ваще тут происходит?

0

6

Нет, это явно не правильный зомби. Какой-то странный и совсем-совсем не правильный. Или же этот мертвец со стола успел одеться, сбросить пару-другую килограмм, сжаться и... Отрастить грудь? Реально, что ли?!
Спихнув с себя не правильного зомби, голос которого стал затихать и в нем стали слышны более женственные нотки, и который вообще замолк, спустя короткое время, привстал на локтях.
-Ты, типа, того – не труп?
Пожалуй, разбуди Бейкера посреди ночи и попроси назвать главные принципы квантовой физики, он бы не так растерялся. В затуманенный страхом мозг Уильяма приходили самые бредовые идеи и мысли, которые можно было бы счесть за полный абсурд в другой ситуации. Например, зачем зомби спрашивать у зомби труп ли он? Или так, проверка? И прежде чем отправится на кормежку на соседнюю улицу они вежливо здороваются друг с другом и осведомляются труп ли еще их покойный друг, или же уже "озомбился" и они могут идти гулять по улицам, словно расхаживая по ресторану со шведским столом. Тогда, по идее, напавший на Бейкера зомби должен был извениться, а этот еще - и драться начал, пнув по почкам.
-Я упала. Чего ваще тут происходит?
Мысленно высмеяв себя и унизив, парень сел и проведя руками по полу, нашел телефон. Да, после сегодняшней ночки ему явно придется менять экран, ну или хотя бы приматывать его к руке, что бы многострадальный сотовый больше не падал на пол каждые десять минут. Вот он, дорогой так сердцу Бейкера свет.
Повернувшись на 180 градусов туда, где, по идее, находился его зомби, парень не мог ничего придумать, кроме как посвятить телефоном перед лицом, заметив как с носа, хоть бы не сломанного, но явно разбитого столешницей, течет кровь, которой Бейкер наверняка еще и вымазался, пока в припадке истерики сражался с зомби, который, на удивление, вместо трупных пятен имел симпатичный румянец.
-Ты на меня упала.
С хрипцой выдавив из себя эти слова, Уильям шмыгнул носом и поморщился.

+1

7

У врага был телефон - это ее слегка успокаивало. А вот то, что он был измазан в крови - и ей поначалу было совсем непонятно, чья же это кровь, и она предположила, что это вполне могут быть остатки кого из врачей или пациентов - пугало. Что за хрена то! Где свет!
-Э! Ошизел что ли? Это я из-за тебя упала, ублюдок! Начни мне тут еще чего предъявлять, я тебе сама столько покажу!
- она пытается его пнуть еще раз (пусть, по ходу дела, удар и не будет столь же удачным, как в первый раз), но не дотягивается и сама пытается сесть, пусть и неловко - больно же! Бедная нога! Если обычно боль(и хромота вместе с ней) живет где-то в глубине кости, напоминала о себе лишь после тяжелого дня или в холодную погоду - отличный способ, кстати, никогда не забывать про утепленные подштанники - то сейчас... Ну, знаете, она вообще-также посто так к врачу ходит! И не просто так сверилась с лестницы! А этот ее еще раз уронил, и очень сильно, вот сволочь то!
А ведь неплохое такое свойство памяти, вы не находите? Она уже горит введенным гневом, уверенная в том, что мерзавец сбил ее с ног в надежде сделать нечто плохое... пусть даже и не отобедать, и на том спасибо.
Встает, тяжело и неловко, опираясь ладонью на стол. Теперь, в тусклом свете "фонарика" становится понятно, какая же там мезансцена: труп на столе, почему-то неприкрытый простыней, и еще один, уже закрытый тканью чуть дальше. Стол со всякой хренью, который она чуть не опрокинула в полете, вскрытая грудная клетка...
-Фу, бля! Че за мерзость? Почему ваще света-то нет?

0

8

-Да ты мне сто лет не нужна!
Фыркнув на девушку и стараясь утереть кровь с лица, но лишь размазывая ее и пачкая руки, Бейкер посвятил на девушку, и бегло ее рассмотрел. В тусклом свете она казалась невесть какой, и что бы не высказать нахалке все, что накипело, он перевел свет на стол, на который девушка облокотилась вставая. Чьи-то синеватые ппяточки, торчащие с его стороны и украшеные желтой бирочкой никак не вызывали желания пощекотать их, в отличии от тех ситуаций, когда из под одеяла торчат чьи-то розовые и теплые ноги. Автоматом отодвинувшись подальше и уперевшись задницей о другой стол, Уильям чуть облакотился о него, планируя поднять телефон как можно выше и осветить все вокруг максимально. В тот момент, когда свободная рука, которой он хотел себя подпереть окунулась во что-то леденящее и слизкое, телефон моргнул надписью “андроид“ и подмигнув двум заложникам больницы последний раз, выключился, вновь погрузив все во тьму.
-Блядство...

0

9

Она реагирует привычным для себя образом – парень по ходу дела примерно ее ровесник… а даже если немного старше или младше, ну так это совсем не страшно, и едва ли он богач, так что с ним можно говорить, как с равным. Редкое для нее удовольствие, и судя по всему, рыжая решает воспользоваться им, нужно же на ком-то напряжение вымещать, вы не находите?
-Ну так я всю жизнь блин мечтала о встрече со сбивающим с ног идиотом, ага. А теперь буду страдать, ведь я оказалась не нужна! И визжишь ты как баба
– а он разве вообще кричал? Фэй в этом уверенна совсем не была, но нужно же ей сказать нечто болезненное, обидное, резкое…
Ей нравится чувство удовлетворения. Приятное, горячее – оно означает, что рыжая может легко и просто себя защитить, и это чертовски радует. Правда, пять минут назад она совсем так не думала… и когда они вновь оказываются в темноте, опять перестает. Теперь, когда она знает, что рядом с ней труп, темнота становится еще более густой и противной. Сглатывает. Молчит. Потом опять сглатывает. Наконец – решается забыть, и тон ее самым чудесным образом становится мягче и тише, что не может не радовать.
-Ты где? Дай мне руку. Я боюсь темноты. – она начинает лихорадочно махать руками перед собой, надеясь на его помощь. Темнота. А вдруг она умрет здесь? Она не хочет! Она не заслужила!

0

10

Быстро поняв, что девушка будет сходить с ума, Бейкер отвернулся от нее и мысленно вписав ее голос, полный ядовитой злобы и нахальства, в колонку на ряду с "жужжанием мухи", пропускал истерию мимо ушей. К тому же, появилась более серьезная проблема - нужно было вытереть руку и найти в кармане пластинку с таблетками, что бы быть готовым с такой встречей с тьмой. Ведь, стыдно признаться, но Бейкер-то и спал при свете. А здесь - полнейшая тьма, в окружении незнакомой бойкой девици и трупов натягивающая струнку нервов до предела.
Наконец вынув руку из трупа, судя по всему угодив куда-то в легкие, парень нащупал какую-то тряпку на столе и надеясь, что она не половая, вытер в начале лицо, нащупав глубокую кровоточащую ссадину на переносице, а затем и руку. Теперь, он мог пошарить по карманам в поиске успокоительно, чем и занялся, как вдруг получил женской ладошкой по животу, а там, удивительно, как дотянулась, и по многострадальному носу. Решив, что с ней надо быть начеку, ибо она, судя по всему, могла вполне случайно убить Уилльям уворачиваясь поймал ее руки и не сильно сжал запястья, прислушиваясь к ее голосу, пережившему приятные изменения.
Только этого не хватало...
-Слушай, я никуда не убегу и если ты прекратишь меня бить, и дашь сделать то, что я хочу...
Ну и что “если“? Что англичанин мог пообещать девушке в этой ситуации, когда он сам до шевеления волос на голове боялся темноты? Ну, конечно, только одно. Главное - справиться с дрожью в голосе.
-То все будет хорошо?

+1

11

Дашь сделать то, что я хочу. Неприятная и опасная формулировка – ей кажется, или ее отец говорил ей точно так же? Старый импотент, конечно, ничего сделать не смог, он был слишком слаб и труслив, но одного воспоминания о его мерзких потных руках, о противной вони пота, перегара, блевоты, этого хватает, чтобы опасаться.
-Э, если ты типа потрахатся решил, то… - ну а что еще можно подумать? Что он еще может захотеть сделать такого, чтобы она могла ему помешать? Ну, не то, чтобы ей было особо жаль, но он ведь вряд ли за такое заплатит, да? Так зачем это ей сейчас, а?
-Нам надо найти лестницу. Я спускалась по лестнице, когда свет выключили. Или кого-то из врачей найти, чтобы он сказал, что делать и куда идти. Или ждать здесь, пока что-то не придет. Но я не хочу сидеть среди трупов. – ее болтливость как-то резко повышается, когда она переживает. Она не трусиха, нет, конечно, она смелая и сильная, но больно уж ей не нравится это место.
-Или ты типа врач? Иначе что ты тут делал? Я-то потерялась, я шла на физиотерапию и упала, а потом сюда зашла, а ты уже здесь был, я бы услышала, если бы ты дверь открывал, но если бы ты здесь работал, то не боялся бы трупов. И меня бы тоже не испугался, нет? – ну знаете, страх на всех по разному действует. Фэй не собиралась делать вид, что у нее все здорово, и что она нормально себя чувствует, это ведь не так, ей ведь очень страшно, и обычно выдавливающая из себя по слову в час, тут она тараторит, будто бы заведенная. Глупая.

0

12

Теперь, из графы "жужжание мухи" Бейкер перевел девушку в "шум бормашины", что подчеркивало, как сильно его мнение о ней возросло. Она определенно умела удивлять, или же парень просто отвык от такой компании променяв буйный образ жизни на домашние посиделки. Когда Уилл уже собирался ответить ей, что он некрофил и нихрена не интересуется живыми визгливыми девками, как на парня просто посыпались факты из ее жизни, лестные сравнения, предположения и, абсурд в целом. Он пытался вставить слово в длинную триаду девушки, но проваленные попытки свели все к тому, что целью Бейкера стало держание самого себя в руках и контролирование их же, что бы не переломать девчушке ее руки, в которые она никак не могла себя взять. Улучшив момент, ну, а попросту встряхнув эту ненормальную, и стараясь унять нарастающую дрожь в руках, Бейкер прошептал, в надежде, что к нему прислушаются.
-Свет не выключили. Скачок электричества. Его перекрыли во всех неиспользуемых помещениях. Ты - прекращаешь истерить и стоишь спокойно, а не машешь руками, ясно?!
Ну, сорвался. Со всяким бывает.
-Отлично...
Медленно отпуская девушку, словно бомбу с часовым механизмом, Бейкер глубоко вдохнул и выдохнул, через стиснутые зубы. Быстро, пока его не огрели какой-нибудь отрезанной конечностью, а Уилл был вполне уверен, что могли, парень достал заветну пластинку с успокоительным и выдовил на ладонь добрую половину из всего имеющегося.

0

13

Это скоро закончится. Скоро дадут свет, она пойдет на процедуры и следующие несколько дней нога будет болеть меньше, и все вернется в норму уже к вечеру, и она будет ругать себя за этот глупый, мерзкий, противный испуг, и ведь понимает это сейчас – а поделать ничего не может. Ну и ладно! Ну и подумаешь! Она этого парня ваще первый и последний раз в жизни видит, и никогда больше с ним не встретится, и он никак не сможет ей навредить, он ничего ей не сделает… конце концов – единственный аргумент, к коему рыжая никогда не обращалась – она ведь девушка! Ей можно!
-Сам ты блять истеричка! – тем не менее, руки она скрещивает на груди, что является, впрочем, контрпродуктивным. – Вот и торчи здесь, а я найду, как выбраться. – здесь нет ни одного намека на свет, и не смотря на распространенное мнение, будто бы глаза способны привыкнуть к любой темноте с течением времени, у рыжей это пока не получается. После падения она потеряла малейшую ориентацию в пространстве, и теперь даже не представляет, как вернуться в тот коридор, откуда пришла. Там, на первом этаже она просто найдет кого из персонала и перезапишется на сеанс. Или потом просто придет. Развернувшись на двадцать четыре градуса, рыжая делает несколько шагов, но почти сразу же во что-то утыкается. Так, уткнувшейся носом в стену, ее и застает внезапно вспыхнувший в подвале свет – который, правда, нехорошо так моргает.

+1

14

Выдохнув, стараясь сдержаться и не потерять контроль над собой в такой неприятной, мягко говоря, ситуации, Бейкер проглотил таблетки. Было трудно, крайне трудно. Он чувствовал как к горлу подкатывается ком злобы и бессилия. Почему он не мог, если и встретиться с кем-то здесь, то с парнем? Почему он наткнулся на это девицу, которая умудрялась доводить его одним своим присутствием и не мог встряхнуть ее хорошенько? Долбанное английское воспитание, да. Слишком английское.
Поэтому теперь, Уильям мог лишь изводить себя, вместо того что бы пнуть девчонку.
-Удачи.
Послав вслед за этим пару лесных сравнений, но уже мысленно, парень развернулся и обойдя стол, аккуратно придерживаясь рукой за его край, Уилл двинулся вперед, планируя вернутся к лифту. Где лифт - там и лестница, ведь не могла же быть она одна во всей больнице, и именно та, по которой сюда добралась нахалка, которая, кажется, сразу же на что-то наткнулась. Не сдержав едкой улыбки, которую, впрочем, никто не увидел, парень был ослеплен мигающим светом. Зажмурившись и опустив голову, что бы свет не слепил его, Уилл остановился у противоположной стены.

+1

15

Сначала ослепительно яркий, потом он внезапно притух, и теперь, в этой полутьме, тени, собравшиеся в углах большой, продолговатой, с низким потолком и еще более низко висящими над каждым прожектерским столом лампами, выглядели особенно жутко. Да вы вообще о чем говорите – она ведь в одном помещении с парой трупов и одним совершенно определенно сумасшедшим парнем. Тем не менее, любопытство взяло свое, и она, сгорая со стыда в надежде, что никто не обратил внимание на фэйл, разворачивается на сто восемьдесят градусов и направляется к тому самому дядьке, что уже пострадал от них – на это оказывали не только всякие хирургические инструменты, разбросанные по полу ее стараниями, но и весьма неслабо покосившийся труп самого мужика.
-Интересно, от чего он окочурился?
– она осторожно поправляет его руку, весьма брезгливо, но, тем не менее почти сразу же отодвигает клеенку – ну или как назвать эту хрень, которой трупы накрывают? – чтобы посмотреть на разрезанную грудь. Она пропускала биологию, и весьма смутно представляет себе содержимое человеческого тела (ну, не считать же достойным пособием по его изучению Скорую помощь?), и брезгливость в ней смешивается с любопытством… и с болезненным ощущением в больной ноге. Она припадает, и весьма заметно, надеясь добраться в нужный момент до кабинета, где ей помогут… помогут ли, учитывая аварию сетей?
-Фу. Мерзкий какой
– тем не менее, она направляется и ко второму телу.

0

16

Прошло уже достаточно времени, он слышал шаги девушки, глаза должны были привыкнуть к свету, но вот странно - все до сих пор продолжало мигать перед глазами. Как - все? Не только свет, но и пол, каждый раз погружаясь во тьму исчезал, заставляя ноги Бейкера подкашиваться. Вообще, вся комната сходила с ума и теряла свои контуры, заставляя столы прилипать к стенам, а ноги девушки утопать в полу. Под его ногами пол, то исчезая, то появляясь вновь, опускался все ниже, становился скользким и парню не оставалось ничего иного, кроме как сползти на пол и вжаться спиной в стену, что бы не провалится. Суженные зрачки упирались то в один труп, медленно сползающий со стола, то в другой, стягивающий с себя клеенку и сбрасывающий ее на пол. Натыкались на непонятное пятно, изредка становящееся похожим на девушку, но которой оно просто не могло быть! Она ходила и бездействовала, что повергало его в ужас, заставляя страх дрожью проходить по телу вновь и вновь.
Нет, она не бездействовала - она говорила, она начинала кричать и выть, как тогда - когда рухнула на него. Он не мог понять что именно она пыталась ему сказать, может, она как раз пытается его предупредить, но странное пятно на лице ее смазанного силуэта то растягивалось в огромную, черную дыру, то исчезало, не оставляя и намека на рот. Она словно понимала, что это вводит его в ужас и заставляет трястись, она специально, наверняка специально пытается его вывести из себя, расшибить, как до этого. Да, она не хочет ему помочь, она хочет его погубить, Бейкер это понял. Но как, как она это делала? Как она заставила его побледнеть, как сужает и расширяет его зрачки, как ей удается сводить его мышцы, заставляя сжиматься в нервной судороге, как, как она смогла заставить его стучать зубами от страха и в панике озираться в поисках чего-нибудь, что может сыграть роль тростинки для утопающего в своем кошмаре? Он не понимал, он даже не думал о том, как ей удавалось уводить пол из под его ног, его не интересовало то, как она сжимает все помещение, он не мог разобрать что она кричала и никак не мог сообразить почему на такие дикие, уже сами по себе леденящие кровь, оглушающие до звона в ушах визги никто не приходит.

+1

17

Ей нужно немного времени передохнуть – ноги отдается внутри резкой болью, и с каждой секундой эта боль становится все более ощутимой, ведь все-таки падение с лестницы не прошло для нее даром, и второе поведение падение тоже. Ладно, немного подождет, и боль станет слабее, и она запишется на новый прием завтра или на следующей неделе, а потом в машине отправиться домой… и, если болеутоляющее ей не поможет, то может быть завтра она впервые за много лет возьмет отгул и просто поваляется. Обычно, Фэй работала даже хлюпая носом и температуря отправляется полы драить, но сможет ли она провести весь день на ногах, когда нога отказывается слушаться?
Наклонившись над вторым трупом, она обнаруживает под его простыней нечто куда более интересное – грудная клетка в буквальном смысле разрезана; где-то под ее ногами лежал расширитель, предназначенный для того, чтобы развести ребра в стороны, если это нужно патологоанатому, но она поднимает что-то типа скальпеля и пытается достаточно широко открыть разрез, чтобы осмотреть внутренности. Интересно же! Интересно… и мерзко. Но самостоятельно у нее ничего не выходит, и рыжая морщится, думая, что, возможно, придется действовать пальцами.
-Эй, иди сюда… поможешь мне?
– он не отвечает и она поворачивает голову, чтобы посмотреть на него. Странно. Он стоит будто бы в жутком оцепенении, и совсем не слышит ее – по крайней мере, на ее реплику он даже не отреагировал. Она выдыхает еще раз:
- Эй, зомбипуг! – она выдыхает и трусит к нему, надеясь врезать по щеке. – Парень! – еще громче, на всякий случай, и заносит руку.

+1

18

Цветовые пятна, преимущественно сине-серых оттенков в конец смешались и обволокли собой все видимое парню пространство, как вдруг крики, заставляющие его цепенеть, прорезал дикий рев, по сравнению с которым все остальное - просто щебетанье птиц. Рев точно издала девушка - это он понял, когда увидел как на ее "лице", если цветное пятно, видимое Уильяму можно было так назвать, растянулась черная дыра, края которой дребезжанием ответили крику. Вой заставил парня содрогнутся, а когда девушка его повторила, Бейкеру пришлось и вовсе зажать уши, что сделала вытье в голове просто не выносимым. Зажмурившись от нестерпимого гула в голове на секунду и открыв их потом, Уильям в ужасе увидел, что девушка-пятно рывками движется к нему сливаясь с окружающими ее предметами. Ему казалось, что он сидел вжавшись в стену долгие часы, сходя с ума от страха, но в тот момент, когда она приблизилась почти вплотную - ему показалось что прошло мгновенье. Когда закончилось второе мгновенье, Бейкер увидел черную тень, нависшую на его головой, что послужило резким толчком к действиям. К агрессивным действиям, что подтверждало высказывание "загнанный в угол заяц страшнее разъяренного льва".
Резко поднявшись и с опасно неконтролируемой силой опустив девушку на стол рядом с покойничком и инструментами, из которых некоторые слетели на пол, он сжал правой рукой ту же руку девушке, а левую опустил ей на грудь, надавливая на ключицы и медленно ведя руку к шее, что бы сжать ее, свернуть и всеми другими возможными силами заставить заткнутся несмолкаемый рев в голове, вернуть пол под ноги, прекратить раздражающее мигание света, слепящего Бейкера и заставить все принять свои нормальные, естественные контуры. Сделать так, что бы дрожь в руках исчезла, зубы перестали стучать то ли от холода, то ли от страха, а глаза смогли сфокусироваться и смотреть на предметы, нежели сквозь них. Сделать так, что бы все успокоилось, прекратилось бешеное сердцебиение, что бы кровь из носа перестала стекать по бледно-серому лицу, обжигая своей горячностью и создавая во рту отвратительное, тошнотворное чувство.

+1

19

Она обычно прялась в стенном шкафу, на третьем этаже. Она залазила туда, не обращая внимание на то, что ее местоположение выдают вывалившиеся вещи – какой бы маленькой не была Фэй, места на полотенца и старую одежду там не хватало. Вцепившись в один из крючков изнутри, будто бы это могло помочь, будто бы у нее хватило бы сил удержать дверь, она могла там сидеть всю ночь или даже дольше, начиная время от времени засыпать, и иногда теряя бдительность до такой степени, что мать, проспавшийся отец или кто из старших относил ее в кровать – изредка, и у них в семье были хорошие моменты. С возрастом, после того, как мамка допилась, она узнала весьма простую вещь – не всегда получится спрятаться. Надо сражаться, надо уметь постоять за себя и не дать себя в обиду, а остальные увидят это и сами все поймут, сами поймут, что нельзя тебя трогать, только вот как сражаться с весом воробушка и силой котенка? Все, что она может – это отпугнуть заранее, чем она обычно и занимается, огрызаясь на любого, оказавшегося поблизости случайно, а в прямом конфликте у нее никаких вариантов нет.
А этот шизик, совершенно определенно, хочет ее убить. Ее шея – она тоненькая, длинная, с сильно выступающими ключицами – очевидно, что стараться, чтобы ей навредить, не надо. Труп, лежавший подле нее на столе, хоть и вызывал отвращение, но был меньшей из ее неприятностей, и какое-то время рыженькая пыталась просто сообразить, что же происходит.
-ЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭ! Ты… ты бля… - когда его рука начинает направляться в крайне неприятную для нее сторону – будь он обычным извращенцем, ей бы не было так страшно.
-РУКИ УБЕРИ! Ты совсем что ли сбрендил – она вцепляется свободной рукой в его, пытаясь отвести ее на безопасное расстояние и махает ногами, беспорядочно и некоординированно.

0

20

Позорище

Позорно маленький пост ТТ

Самое страшное в такие минуты - не то, что он мог сотворить. Ведь, обычно, он держался поодаль компаний и щекотливых ситуаций, и то, что сейчас он из себя представлял угрозу - было стечением плохих обстоятельств. Самое страшное было то, что он ничего потом даже не помнил. Ну, какие-то непонятные урывки, покрытые великой тайной оставались в голове, но никакими серьезными воспоминаниями - что он видел, о чем думал - не оставалось. Он ведь даже не принимал то, что болен. Да и действительно, он не болен. Он просто "устал".
Единственное, что Бейкер отчетливо видел - черное пятно на лице, которое стало не прекращая издавать дикие крики, один громче и страшнее другого. Он не мог больше их слушать, он отчетливо чувствовал как по его шее стекает кровь из ушей, он жмурился, злился и стиснув зубы, наконец положил ладонь на горло девушке и непременно бы придушил ее или свернул бы ей шею, если бы не счастливый случай. А точнее - если бы нога девушки не угодила бы парню прямо под дых, заставив разжать руку.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Раз, два, Фредди заберет тебя, три, четыре...