Почему всё обернулось подобным образом? Я не могла сказать ему о том, что происходит в моей жизни. Словно пока он там... читать дальше
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
Jack

[telegram: cavalcanti_sun]
Lola

[telegram: kellzyaba]
Mary

[лс]
Tony

[icq: 576-020-471]
Tadeusz

[telegram: silt_strider]
Amelia

[telegram: potos_flavus]
Anton

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy

[telegram: semilunaris]
Matt

[telegram: katrinelist]
Aaron

[telegram: wtf_deer]
Frannie

[telegram: pratoria]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » ты и есть мой бог


ты и есть мой бог

Сообщений 1 страница 20 из 38

1

МираМарк

Мирослава, Марк
https://i.pinimg.com/originals/42/64/53/426453f9a0ed0aab607b0c25de59c73e.gif

Так вышло, что родители Марка и Миры решили жить вместе и Марка из Ростова перевозят в Ейск, где теперь он будет жить со своей названной сестрой.

+1

2

Моя жизнь изменилась. Дважды.
Это произошло дважды за все мои 17 лет.
Мне было 15, когда умер мой отец. Это стало настоящим потрясением для нашей маленькой семьи. И пусть я была не родной дочерью, пусть они взяли меня из приюта, но я по-настоящему их полюбила. Мои родители стали в один момент для меня настоящими героями и спасителями. Не имея возможности завести детей, они пошли на такой серьезный шаг, как воспитать чужого ребенка, сделать его своим, показать ему другую жизнь, дать воспитание, поставить на ноги. Все это было с моими родителями. Как их не любить после этого?
Отца я очень любила и это действительно ударило по мне. Не имея возможности справится с утратой, мама раз отвела меня в церковь, говоря, что она поможет мн справится с недугом. Она была против психологов, считая их шарлатанами, а вот церковь всегда поможет, ведь там Бог. Он выслушает тебя и даст облегчение.
Мне на тот момент было все равно, но я повелась на это, просто послушно пошла в эту церковь и стала разговаривать с Батюшкой. Он исповедовал меня и осветил. Он успокоил меня, что отец услышал мои слова о  нем и прощает за все. Да, я была как все подростки не всегда послушной и за это просила прощение. А потом мне предложили прийти еще и еще.
Я нашла свое спасение в Боге. Исправно посещала семинары и изучила библию. Я отреклась от вызывающих нарядов, перестала пользоваться косметикой, просто ухаживая за собой. Мои интересы стали куда тише и спокойнее. Большую часть времени я проводила дома за уроками или книгами, избегая интернета или телевизора. Приходила за ними, чтобы только что-то посмотреть. Мои интересы будто тоже поутихли. Многие стали считать меня странной, но списывали это все на мою потерю. Но время шло, люди забывали и в их глазах я осталась фриком, который не смог справится с болью.
Но в 17 лет случилось другое потрясение. Я знала, что моя мама нашла мужчину. Знала, что он за ней ухаживал долгое время и пытался расположить к себе. Знаю, что когда-то он неплохо общался с отцом. Он помогал нам, когда нас настигло безденежье, поэтому было не удивительно, что они сблизились, но чтобы настолько.. Настолько, чтобы съехаться? Да-да. Однажды мама посадила меня за стол и начала издалека, говорила то, о чем и так знала. О том, что папу уже не вернуть, что ей до сих пор больно, но хочет идти дальше. Она молодая женщина и вдеь это правда. Точно так же, как и правда в том, что имеет право быть счастливой. Бог это одобряет, он не одобряет, если слишком долго держишься за прошлое. Поэтому я приняла ее слова. Но когда она сказала, что они съезжаются, а вместе с тем мужчиной будет еще его сын.. Это заставило меня напрячься. Никогда его не видела, а вот мама, вроде как, видела и знала его. День их переезда был для меня особенно тяжелым. Они приехали сюда из Ростова. Насколько слышала от мамы, дядя Ян будет ставить тут один из своих филиалов. И вот я встречаю их, стоя в коридоре. Заходит один высокий мужчина и следом молодой человек, весьма с хмурым выражением лица. Он был в майке тогда и я увидела кучу татуировок. Сатанист? И это с ним мне жить?
- Мира, дочка, познакомься. Это Ян, помнишь его? А это его сын - Марк. Теперь.. Теперь мы будем жить вместе и я надеюсь, что вы подружитесь. Марк, прошу, не будь строг к Мире. А ты, Мира, постарайся принять и понять Марка.
И я понимала о чем она. Мы с ним совсем разные. И когда я смотрела на него, наверное, на моем лице было отчетливо видно, как я растеряна. Рассматривала его разрисованную шею, грудь, руки. Его небрежные движения и то, как он нервно взлохмачивал свои волосы. Он явно не был в восторге, что находится здесь. А у меня появилось желание перекреститься. И вместо того, чтобы хоть как-то отреагировать, я сухо поздоровалась и ушла в свою комнату. Заперевшись. Вытащили меня лишь вечером. Вот только рядом с Марком я садиться перестала. Мама понимала почему. Он же.. Грешный! В Японии татуировками себя украшают лишь бандиты! Якудза! У Марка проколоты уши. Да и сам он даже не фильтровался в выражениях. Да, эту его черту было не сложно уловить. То, как общается по телефону, как общается с отцом. Мы с ним пересекались в квартире. Именно пересекались, потому что часто он где-то пропадал. И сколько раз он приходил пьяным...
В общем, у нас  с ним сложились свои отношения. Я его осуждала и не могла принять его привычек, а он не понимал меня. Я вырывала у него бутылки, а он кричал после, орал, чтоб не лезла к нему! А я и не лезла! Я просто не хотела, чтобы это было в моем доме! После этого уходила в церковь и снова, снова и снова исповедовалась.
После этого проходит три месяца. Да.. Целых три месяца, а толку никакого. Ни к чему это не приводит в наших взаимоотношениях. Я старалась долго не смотреть на Марка, хотя..  С какой-то стороны привыкла уже к нему.  К его татуировкам, мату... Но не принимала! Продолжала вставлять свои пять копеек, когда мне заблагорассудится! Потому что я считала это правильным, а что там считает Марк мне все равно.
А сегодня за обедом я и вовсе узнаю следующую новость, которой нас огорошивают родители.
- Дети, мы так подумали и решили. Квартира тут.. Далека от удобства. С Ольгой решили, что будем делать ремонт. Надеемся, что Вы поможете нам, а пока будут некоторые неудобства. Через пару недель, кому-то из вас нужно будет съехать в комнату другого, на время пока идет ремонт, а потом наоборот. Так что договоритесь кто к кому сначала.
- А это нормально? Мира же девочка..
- Да, я же девочка! Я не хочу жить рядом с этим.. Мам, он же.. Он же совершенно беспардонный!
Сквозь зубы взмолилась. Мое целомудрие порой выходило за рамки. Конечно, ведь за свои 17 лет я даже ни разу не целовалась, о чем вообще говорить?
- Мира, вы три месяца уже живете под одной крышей, неужели еще не нашли способа найти общий язык? Ты же хочешь, чтобы мама была счастлива? Так помоги мне.
Это было не честно. Говорить так. Тем более я считала, что обязана ей и папе за то, что они меня приняли в семью. И сейчас лишь покивала осев. Но вот на Марка посмотрела весьма мрачно.
- Да придумаем что-то, чтобы не смущать Миру.
В этот день родители уехали на весь день. А Марк воспользовался этим затишьем и привел какую-то из своих подруг. Что ужасно, я слышала то, чем они занимались. Эти пошлые звуки... Стоны и крики. Это заставляло меня закатить глаза. Не понимала, как можно так часто подвергаться похоти? Это же грех. И сейчас я повесила крест на стену, за которой находилась комната Марка.
Когда они закончили, слышу, что девушка пошла в душ. Как обычно. Я вышла за водой, одновременно с Марком, так вышло. И чуть было не столкнулась с ним носом. Он был в одних домашних штанах, которые еле держались на его бедрах и казалось еще немного и откроют еще кое-какую интимную часть его тела. Я скользнула по его телу глазами и хмурюсь.
- Ты не мог бы одеваться, когда выходишь? Ты тут не один живешь и мне меньше всего хочется смотреть на последствия твоих грехов! Ты посмотри! Ты весь исцарапан, будто подрался со зверем! Хотя в твоем случае это была лишь драная кошка, прости Господи! - Она по другому себя и не вела. Это же типичная ш... Девушка легкого поведения. - Да и вообще. Мне неприятно наблюдать голые телеса. Я же не хожу перед тобой так! - Все продолжаю занудно причитать и вдруг перекрестила его. - За что мне Бог придумал такие проблемы? Жить с самым настоящим чертом, который собирает за собой все грехи, тащит их еще в дом.. - Ухожу на кухню, качая головой. - А мне еще и жить с ним... За что мне это?..

+1

3

Моя жизнь круто поменялась ещё на том моменте, как пять лет назад умерла мама. Сперва была депрессия, море слёз. Мы с отцом еле выбрались из всего этого тлена. Но пришлось идти дальше, пережить всё это. Мама бы хотела, чтобы мы с папой двигались дальше, а не тонули в слезах. К тому же, мы - мужчины.
Этого понимания трудно достичь, потому что почти всегда нас учат по-другому осознавать себя. Нас учат воспринимать свою личность через образование, отношения с окружающими, профессию, список наших достижений, через объективные вещи. Таким образом мы можем надеяться стать кем-то или достичь чего-то. Но иногда случаются сильные поворотные переживания, когда, наконец, мы освобождаемся от всей объективности и открываем свободу, которая является нашей глубочайшей природой. Тогда мы чувствуем, как можно по-настоящему быть живым. Тогда мы ощущаем различные возможности, которые были открыты перед нами, но которыми мы не решались до этого воспользоваться. Тогда биение жизни становится мощным и сильным. А потом я смотрю в зеркало: действительно ли этот человек живет? И насколько? И насколько интенсивнее он мог бы жить? Могу ли я расслышать и по-настоящему узнать свое собственное внутреннее чувство? По мне, так жизнь вообще неправильная штука, полная разочарований, боли и тайн. Жизнь ломает, а не люди ломаются. Обстоятельства сносят крышу, а не мы просыпаемся однажды, совсем иначе взглянув на ситуацию. Нас делают наши поступки. Но поступки мы совершаем по определённым причинам, которые зависят от поступков других людей. Всё это лишает нас способности отвечать за свои действия, а ещё оправдывает, ведь как можно отвечать за то, что ты сделал, если причины кроются не в твоём истинном желании, а в безысходности, в обиде, в невозможности принять правду? Да, я плохо поступал с отцом, в 15 лет начал пить, не поддерживал его и плохо воспринял его союз с другой женщиной год назад. Но пока её не было на нашей территории и она жила в другом городе - всё было нормально. И у вас будут тёмные моменты. Без этих тёмных моментов никуда. Будьте за них благодарны - они лепят вас, как говорится. Потому что, когда ты лепишь мир, мир обязательно лепит, формирует тебя. Он заставляет тебя прочувствовать все моменты, где ты недостаточен, чтобы ты со скромностью это принял. И чтобы ты с усердностью, даже ожесточённостью в себе исправлял. Не сдался и не сказал: "Ну, лучше в этой ванне и сдохнуть". Но встал и начал делать.
На данный момент был очередной переломный момент в моей жизни. Я закончил 10 класс и отец поставил меня перед фактом, что мы переезжаем в Ейск к Ольге и её дочери. Съезжаемся. Отец открывает там свой филиал и хочет жить вместе с этой женщиной. Соответственно, я должен поменять школу. Но, если перестану брыкаться, то в подарок я получу мотоцикл, ведь права я получил ещё год назад. Но что такое получить средство передвижения в обмен на то, что я буду жить в деревне с неизвестными мне бабами? Это честно разве? Я думал, что нет. Но отец тогда очень серьёзно со мной разговаривал и давил на меня. Говорил, что за пять лет впервые встретил женщину, которая помогла ему отвлечься от горя , с которой он счастлив. Плюс ко всему - филиал в Ейске - это хорошая перспектива и для меня. Он отдаст его мне потом, как закончу институт. Сразу попаду на хорошую должность. Тогда мне просто пришлось пересилить себя, вспомнить, как сильно я люблю отца и пойти собирать свои манатки.
В Ростове мне пришлось оставить не только свою школу и друзей. Там я оставил девушку, которую полюбил и с которой около года уже встречался. Кира была на два года старше меня, но нас не пугал возраст. Напротив, она была уже взрослая и самостоятельная, а ещё - огонь в постели. Можете представить, как трудно и больно нам было расставаться? Но Кира обещала приехать, ведь она закроет в конце июня сессию и целых два месяца будет свободна. Осталось потерпеть около месяца и мы снова увидимся. К тому же, я буду занят тем, что буду осваивать Ейск и привыкать к своим прекрасным соседкам. Мда.
Квартира у Соколовых оказалась так себе. Совковая, но хотя бы тоже трёшка, пусть и небольшая. Тётя Оля была достаточно любезной женщиной, но у неё были свои правила. Ничего особенного, но я выполнял их. А вот её дочь - Мирослава, которая была моей ровесницей и, как оказалось, приёмной, очень мне не понравилась. Я смотрел на девушку, как на НЛО. Начну с начала. Я не понравился ей тоже. А закончу тем, что у неё было православие головного мозга. Она постоянно носилась в церковь и её идиотская комната смахивала на мини-храм. Общих интересов у нас не было, только взаимное отвращение. В общем, отношение совершенно не складывалось. И если сперва я ограничивался с ней привет-пока, то потом она осмелела на своей территории и стала отбирать у меня бутылки и сигареты. Я орал на неё в ответ и просил не приближаться ко мне. Ведь в Мире бесило всё: от одежды до манеры общения.
Июнь быстро прошел. Я успел освоить Ейск. Город был курортным, тут было много приезжих в это время. Радовало только то, что море было в 10 минутах езды на мотоцикле от дома. Да-да, я его получил всё-таки от отца и был доволен. А ещё я видел, как счастлив отец с этой женщиной. Поэтому и молчал, не выставляя своё недовольство напоказ. Я успел разобраться и со школой. Буду ходить туда же, куда и Соколова, в её же класс. Не круто, но плевать в целом. А ещё я нашел себе новые знакомства в интернете и  у меня появилась компания. А в июле приехала Кира на целых две недели. Всё это время мы скитались по дачам друзей, много трахались, пили и курили. Но потом... Кира сказала, что нам надо расстаться потому что отношения на расстоянии её не устраивают. Мне было больно и обидно. И я её отпустил. Выходит, её приезд был для меня прощанием. И я забухал вновь. Начал срываться на Мирославе, огрызаясь на неё, если она что-то не так делала. В общем, мы прожили вместе почти три месяца. Лето закончилось, на следующей неделе уже в школу. И сегодня отец решил снова выдать пиздец. Я медленно поднимаю взгляд сперва на него, потом на мать Миры и прищуриваюсь.
-Серьёзно?
Я никак не отреагировал на выпад Миры. Она мне была совсем неприятна, чтобы я хоть как-то обращал на неё внимание. Пусть лучше помолится и помоет рот с мылом. Я никогда не метил на её территорию. Могла бы точно так же игнорировать моё существование, как и я её, но Соколова предпочитала всё равно обращать на меня зачем-то внимание. Бог не учит молчанию что ли? Пиздец какой-то.
В этот же день я позвал свою новую подружку. У нас не было с Никой отношений, мы просто трахались. Так что сегодня, пока комната ещё была моей, мы решили поебаться. Горячие стоны, жесткий секс, всё это было. Я знал, что Мирослава всё слышала, но меня это совершенно не интересовало. Однако, я столкнулся с девушкой в коридоре перед кухней.
-Ты можешь тоже так ходить. Это будет лучше, чем твои шмотки бомжихи из сэконд-хэнда. -окидываю её взглядом и прохожу к графину с водой, задев девушку плечом, заметив, что она меня перекрестила, заржав. -Ты христанутая? Не надо меня крестить, а то пальцы сломаю! И прекрати причитать, лучше сходи и потрахайся, угомонись, тебе это явно нужнее, чем мне.
Выпив стакан залпом, подхватываю на руки Нику, которая вышла из душа и уношу обратно в комнату для второго захода, который теперь был громче. После, мы ушли купаться на море. В общем, жизнь с Мирославой стала меня больше напрягать. Потому что я ведь действительно пошел в школу, спустя неделю, где меня хорошо приняли, посочувствовав по поводу такой чудесной соседки по жилплощади, как Мирослава Соколова. Сказали, что все её тут чмырят, у неё практически нет друзей, да и вообще, она тут изгой. Впрочем, ничего удивительного. Но за неделю в школе я неплохо сдружился с пацанами и больше не так сильно страдал без своих друзей. Мне стало определённо лучше, в общем.
Момент икс настал тогда, когда все мои вещи вывезли в комнату Мирославы. Теперь тут было всё набито битком, проходить было трудно. Больше не было у нас личного уголка. Но отец пообещал, что это на неделю, возможно, на полторы. Они переделывали квартиру, успев сделать уже их комнату, кухню и коридор. Никаким совком там уже и не пахло, всё было идеально. Я хотел бы тоже жить в такой шикарной комнате, так что придётся потерпеть.
После ужина мы вместе идём в комнату к Соколовой, где был балкон. У меня даже глаза загорелись. Ведь первым делом я попёрся курить туда, наплевав на визги Миры, спокойно выкуривая сигарету. Вернувшись обратно, я без слов сажусь на кровать Соколовой, которая читала литературу.
-Значит так. Нам придётся недели три жить теперь вместе. Давай установим границы. Спать я буду ложиться тогда, когда хочу. Не переживай, мешать тебе не буду, всё в пределах разумного. Смотреть за тем, как ты переодеваешься я не намерен, можешь не стесняться. Если бы ты осталась последней девушкой на умирающей планете, выживание на которой зависело бы только от нашего союза, то я бы на тебя всё равно не посмотрел. Так вот. Всё просто. Постараемся сделать вид, что нас не существует друг для друга. Надеюсь, я ясно выразился?
С этими словами, я притворно-ласково улыбнулся, встав и отправившись гулять. Уроки я уже давно сделал, так что можно покататься. Ввалился я только в полночь. Я совсем немного выпил, но на входе споткнулся о тапок Миры и, из-за отсутствия места в этой чёртовой комнате, упал прямо в кровать к Мирославе, стукнувшись своей головой о её лоб, зашипев.
-Блять, хули ты расставила свои тапки?!

+1

4

- Я ни за что так ходить не буду! Уподобляться вам не собираюсь! - Зашипела я, уже потянувшись к графину с водой, как меня задели плечом и я часть разлила себе на руку и на стол. Прикрываю глаза, напоминая себе, что гнев - один из грехов и я не должна до этого опускаться. Этот тип того не стоит, я должна просто брать себя в руки и не обращать внимания на его выходки, разве это так сложно? - Прощаю тебя, Марк. Верю, что задел меня не специально! - Может быть я и наивная, но так как за меня заступиться некому по сути, я учусь хоть как-то защищать себя сама. Это получалось не так, чтобы хорошо. Большинство людей продолжают меня задирать, а я никак не могу взять в толк, что такого, что свое спасение я ищу не в алкоголе (что для многих было бы нормой и никто тебя не осуждал), а в своей вере? Каждый имеет на это право, я ведь не настаиваю верить со мной. Просто, порой, прошу не делать что-то передо мной. На улице и там, где меня нет - пожалуйста. Но здесь мой дом. И я хочу видеть в нем стабильность. Но как сюда заехал Марк,все превратилось в один сплошной комок и кашу! Он совершенно не хочет слушать меня! - Ты мне пальцы сломаешь? Я бы на это посмотрела. Хочешь, прямо сейчас дам тебе руку? На! Ничего ты мне не сделаешь! Как минимум потому, что у меня еще останется язык и я с легкостью скажу, кто меня калечит. Посмотрим, что тебе скажут и сделают потом. Есть что терять? - Я снова встала в защитную позицию и обидчиво поджала губу, слыша последние его слова. Они меня даже чуть смутили и я опускаю глаза, начиная лихорадочно пить воду. Не хотела вообще его посвящать хоть как-то в какие-то интимные подробности. - Сама разберусь..
И несмотря на то, что мне, по его мнению, это было нужнее, чем ему, он подхватывает девушку, что вышла из душа в одном полотенце, и уносит ее. Правда, перед этим, она слишком брезгливо оглядывает меня, будто я одета в грязную вонючую одежду и вызываю у нее приступ тошноты.
Забрав стакан с водой с собой, я запираюсь в комнате снова. Но эти стоны.. В общем, пришлось засунуть в уши затычки с музыкой, лишь бы этого не слушать и продолжать читать.
А вот когда начался учебный год, все стало еще хуже. Если раньше я ходила одна, то теперь со мной ходит Марк. Мы были в одном классе, что безумно бесило дважды. Ему тут же начали рассказывать и про меня в том числе и про школу в целом. Я не против второго, но, порой, мне казалось, что я поросла слухами, только потому, что оказалась не понятой. Только Лера была рядом и пыталась как-то заступаться и только ее я рада была видеть. Она, к слову, подруга детства. Она единственная, кто осталась со мной рядом, просто попросила не слишком грузить ее православием, церковью и Богом. Я учла ее пожелание, а она в свою очередь старалась во всем мне помогать, как и прежде. Вот только сейчас замечаю, как она смотрит на Марка и закатываю глаза.
- Помни, что сладострастие - это грех.
- Помни, что мы с тобой договорились об этом не говорить. Может быть это и грех, но физиология важнее невидимого бога. Я буду слушать свой организм, за это еще никто не платил.
- Скажи это наркоманам и алкоголикам. Их организм каждый раз просит новую дозу, но что-то это лишь приближает их к могиле.
- Ох, Мира, такая ты зануда. А ведь когда-то была такой зажигалочкой милой. Я уверена, что у тебя это пройдет, тебе просто надо обрести веру в ком-то еще и понять, что мир строился не за семь дней, а путем эволюции.
- Лера..
Закатываю глаза и она смеясь, снова смотрит на Марка.
- Это твой братец теперь значит?
- Не называй его так. Это просто сын маминого ухажера, с которым мы живем.
- Ну, то есть, братец, да? А симпатичный... Ты когда о нем говорила, я придумала себе в голове реально образ сатаниста. А он очень ничего.
- Ты против меня, да? У него в гостях часто бывают девушки, так что не засматривайся. Помотросит и бросит, я это хорошо поняла.
- В гостях девушки? И что? Они громко кричат?
Я начинаю краснеть, она смеяться, а параллельно звенит звонок, призывающий к уроку.
Ей это смешно, а мне нет. Она каждый раз топит за то, чтобы я уже кого-то нашла. Но я будто не могу себя заставить и пересилить. Я не была уверена в себе, а от того носила весьма мешковатую длинную одежду. Да и эти все стебы.. Они уверенности точно не придают. Проблема была еще в том, что у меня на лице написано, что родители, настоящие, мои не русские. Восточная кровь явно имелась во мне, в то время, как приемные родители чисто русские. Вот и выходят еще шутки по этому поводу, но это я считала уже через чур низким. Не они же рожали меня. А шутки в стиле "твои родители захотели хаченка" утомляют. Тем более, вспоминая папу..
Мы с Марком так и ходили в школу, делая вид, что вовсе не живем вместе. Даже уходили из школы в разное время в том числе потому, что я уходила в православную школу и приходила куда позже.
А вот когда приходит время съезжаться, я слишком сильно стрессовала. Честно, не представляла уже, как это жить с кем-то в одной комнате. В детском приюте это отлично практиковалось, но с того времени прошло, собственно, слишком много времени. А теперь я должна делить комнату с парнем, у которого вечно спермотоксикация. И что же теперь, он сюда девок будет таскать? А я куда деваться должна в такие моменты? Надо бы обговорить этот момент.
Но как только он проникает в мою комнату, куда перенесли ему кровать и все необходимое, он тут же побежал на балкон. Курить. Я была категорически против. Но разве меня слушали?
Закатив глаза, устало сажусь на свою кровать и беру книгу. Пытаюсь отвлечься от всего этого чтением. Там было про любовь. Не то, что тут.. Но Марк выходит и садится рядом. Я даже чуть отодвинулась, не поднимая на него голову.
- Три!? Но я думала две!- Не выдерживаю и смотрю на него, широко распахнув глаза. - Что же, чудно! Мне и не надо, чтобы ты на меня засматривался, к чему ты вообще делаешь такие акценты! Я на тебя не претендую, даже в мыслях не было! А унижать меня этим не надо. Надеюсь, я ясно выразилась? Не мешай мне и я не буду мешать тебе.
И снова утыкаюсь в книгу, но пальцы сжимали ее через чур сильно. Наверное от обиды от услышанного. Я, конечно, и так знаю, что так себе внешне, но осадок неприятный остается, когда тебе всеми силами сказали, насколько ты ужасна. Пытается быть лидером.. Да кем он себя возомнил!?
Слава богу, что после этого он просто ушел и оставил меня в покое. В этот день даже аппетита особо не было, кое-как в себя впихнула еду, слушая предположения, куда это свалил Марк. Впрочем, он не заставил себя ждать. Только я легла и уснула, как в меня что-то врезается, причинив боль. Я проснулась, зашипела и схватилась за лоб. Ко всему прочему я ощутила тяжесть на теле, а рука упирается в чье-то тело.
Слышу, как шипит на меня Марк и сон, как рукой сносит.
- Марк!? Не надо сквернословить! И вообще, свали отсюда! - Упираюсь руками в его грудь и скидываю на пол. После включаю ночник и смотрю на него сверху вниз, тяжело дыша. Лямка моей ночнушки спала с плечика, но я не сразу обратила внимания. - Твоя кровать в другой стороне! И я просила не мешать мне спать! - Потом в нос ударил неприятный запах. Я чуть наклонилась ниже и помахала перед своим лицом. - Фу! Ты что, напился!? - Резко встаю и открываю балкон настежь. - Еще не хватало, чтобы тут все провоняло твоим перегаром. - Стала собирать свои вещи со стула и пихаю их в шкаф, надеясь, что это как-то спасет ситуацию. - Спокойной ночи. - Забираюсь в кровать обратно и укрываюсь с одеялом. Нет.. С этим однозначно надо было что-то делать.
Я встала раньше Марка. В то время, когда я уже умылась, оделась и причесалась, он только проснулся. Сегодня идти в школу, не представляла, как Марк пойдет туда в таком состоянии. Родителям ничего не сказала, придя к выводу, что это не мое и дело. Поэтому лишь позавтракала и раньше ушла из дома.
В самом классе мы все равно встречаемся и в этот раз Лера, что сидела со мной рядом, кокетливо махнула рукой Марку.
- Лер!
- Да что? Нельзя что ли...
Фырчит она и я закатываю глаза и медленно перевожу их на Марка, который был окружен мальчиками и девочками. Они активно что-то обсуждали. Я поражалась, как легко он находил себе друзей. Всего ничего здесь - а уже популярен. Умный, красивый и не типичный. Девочки все сохли по нему, каждая пыталась понравится, как Лера. Мальчишки только и делали, что звали на тусовки. Я в этой школе 17 лет и толка никакого. Мое имя стоит только рядом со словом "чудило".
Уйдя домой, сегодня Марк никуда не захотел уходить гулять и он пришел домой, заходит в комнату и начинает все с себя стаскивать. На какое-то время я залипла, смотря на него, ловя себя на мысли, что выглядит это очень неплохо, но как только Марк поворачивает голову на меня, я резко отворачиваю голову и хватаюсь за книжку, открывая на первой попавшейся странице. А еще натягиваю наушники на уши, чтобы не слышать никаких комментарий, его предположений почему я так смотрела и прочее. Не надо мне этого. Поэтому пока Марк ушел мыться в душ, я решаю сделать небольшое изменение. Надо было разделить комнату. И для этого я повешу плед. Хорошо еще, что моя кровать была просто по другую сторону, а значит можно было с этим что-то делать. Я была не безрукая. Отец многому научил. Использую гвозди, которые оставили под картины, натягивая на них веревку. Это было немного не ровно, но хотя бы обрезает меня от Марка. А следом начинаю вешать простыню. Да, так еще делают в поездах. Ну вот, будем считать, что и мы в поезде.
Правда, когда в комнату заходит Марк, я чуть было не упала со стула, замерев на какое-то время. После недолгой заминки начинаю дальше натягивать простынь.
- Я решила, что это лишним не будет. Я не собираюсь тут перед тобой раздеваться. И не хочу смотреть, как это делаешь ты. Мне кажется, что это отличная идея. А ты что думаешь?

+1

5

Рыкнув, я резко отстраняюсь, осев сперва на пол, а потом перебравшись к себе на кровать, начиная стягивать майку через голову, а следом и джинсы. Мирослава устроила целое шоу на почве того, что я выпил пару бутылок пива.
-Я не напивался. И не собираюсь перед тобой отчитываться. Отъебись и спи дальше, я случайно споткнулся, ещё раз повторяю.
Отвечаю ей достаточно нервно и зло, забираясь под одеяло. Я не привык с кем-либо делить свою площадь. Потому что я был всегда единственным ребёнком в семье. А это значит, что был в какой-то степени эгоистом. Но теперь у меня якобы была сестра. Таковой я её конечно же не считал. Просто сожитель. Мы с Мирославой были совершенно разные. Если бы она была заводной девицей, то несомненно мне бы понравилась. Мы бы наверняка классно проводили время вместе. Но, признаться честно, я не хотел и вовсе дома появляться теперь из-за Миры. Так что на выходные уже договорился пойти на вписку к новым одноклассникам. Ребята были в общем-то неплохие и куда проще народа в Ростове, с ними получилось куда легче найти общий язык. Да и они знали, что у меня есть деньги, так что попросили меня проставиться. Я и не был против. Всё-таки это нормально. А денег у меня и правда было достаточно. Я заметил, кстати, что мой отец купил Мире телефон ещё в июне, когда мы приехали. У меня на тот момент даже заиграла некая ревность и я бы наорал, если бы у моему телефону не было всего пол года, ведь его я получил на Новый Год.
Утром я наконец-то поехал в школу один. Мира уже ушла, когда я наливал себе чай. Мне нравилось в матери Мирославы то, что она умела отлично готовить, содержала квартиру в чистоте и делала акцент на моих любимых блюдах. Старалась угодить. В целом, против неё я действительно ничего не имел. Мне трудно было назвать её плохой или хорошей.
Я заметил, что у Мирославы в школе есть подружка. К слову, выглядела она вполне себе неплохо. Отличалась от Соколовой, да и о ней не отзывались плохо в школе, просто не понимали, что она делает в компании Миры. Я же старался не распространяться о том, как живу с Соколовой. Говорил просто о том, что мы не контактируем и между нами достаточно напряжённые отношения. Я не говорил никому о том, что творится в её комнате и как она себя ведёт. Не видел смысла позорить её ещё больше, чем оно есть. Но то, что мы с ней как будто бы с разных планет - это факт. Я не верил в Бога и насмехался над Мирославой про себя. Сообщите набожному христианину, что жена изменяет ему, или что замороженный йогурт способен сделать человека невидимым,  и он, скорее всего, как и любой из нас, потребует бесспорных доказательств ваших слов. Если же вы скажете ему, что книга, которая лежит у его изголовья, была написана невидимым божеством, которое заставит его вечно гореть в огне, если он не сумеет следовать каждому из имеющихся в ней безумных требований, и он тут же, безо всяких доказательств, согласится с вами. Ну не дебил ли? Я не агрессивный атеист. Я понимаю, что при всех своих минусах, религия пропагандирует и внушает моральные ценности и устои. Это важно. Но что-то мне подсказывает, что чем больше я нахожусь рядом с Мирой, тем больше я начинаю злиться, когда она перегибает со своей верой. Мы, атеисты, считаем, что человек должен нести свое бремя, как бы тяжко оно ни было. Если же он упадет - тем хуже для него. Но христианин скулит и взывает к богу, к своим святым, а если они не помогают, то даже к врагам, лишь бы найти спину, на которую можно взвалить свою ношу. Неужели в вашей библии, в ваших молитвенниках, во всех ваших лицемерных богословских книгах недостаточно всяких правил?
С Лерой я начал здороваться и интересоваться как её дела. Назло Мирославе. А ещё, как было принято в школе, при встрече я целовал её в щёчку. Обязательно.
Дома меня встречает очередное потрясение, когда я выхожу из душа и вижу, чем занимается Соколова. Смотрю на неё, как на особо опасного психбольного, который сбежал из дурдома.
-Думаю да. Давай помогу.
У меня было слишком задумчивое настроение. Да и потом, я не хотел озвучивать Мирославе, что не собираюсь смотреть на её рожу, а это ширма - благословление Божие, ёбаный в рот. Так что я встаю рядом с девушкой и всё аккуратно делаю, проверив на прочность. Кивнув самому себе, отряхиваю руки, как будто бы они в чём-то испачкались. А затем, пшикаюсь дейзиком и иду на кухню обедать. Сегодня у меня репетитор по английскому. Ведь один из экзаменов я буду сдавать по английскому, так что мне нужно было продолжать подтягивать знания. Хотя язык в этой школе у меня был самый лучший. Лучше, чем у учителя. Английский - моя сильная сторона. Репетитора тут отец мне нашел с трудом. Ну и посмотрим, насколько он хорош. Правда, заниматься придётся на кухне, но все к этому отнеслись с пониманием.
Отдохнув перед репетитором, я ушел заниматься и был разочарован. У репетитора был такой же уровень английского, как и у меня, что я и сообщил папе за ужином. Да, ужинали мы все вместе, это было некой традицией, рассказывая друг другу, как прошел наш день.
-Не переживай. Я найду тебе репетитора, который будет теперь с тобой заниматься по скайпу. Найду кого-нибудь по связям. Кстати, дети, у нас есть сюрприз. Не планируйте ничего на выходные потому что в пятницу вечером... мы едем на дачу. Да-да, месяц назад мы купили дачу в 10км от дома. Всё обустроили. Так что выходные мы проводим вместе.
-Но... пап, я договорился наладить отношения с новыми одноклассниками и меня позвали в гости...
-Это здорово, Марк, но друзей ты можешь позвать и на дачу на следующие выходные. Я разрешаю, только если возьмёшь с собой и Миру. Видишь, я иду с тобой на уступки. Вот и ты ради меня будь хорошим мальчиком.
-Это не уступок, раз ты меня заставляешь это делать с ней. -процедил я, отложив вилку.
-Чем тебя так не устраивает моя дочь, Марк? Недостаточно хороша? -обидчиво интересуется её мать, а я закипаю, не добро посмотрев на женщину.
-Как Вы могли понять, наши отношения с Мирославой не сложились в виду разных интересов и взглядов на жизнь. Причём здесь хороша она или нет, Вы же нас не сватаете, я надеюсь? -я говорил притворно манерно и даже покосился на Мирославу, чтобы та открыла свой рот и согласилась со мной хоть в чём-то. -Мира? Ты ведь ненавидишь меня?
-Марк, не говори глупости! Мирочка, детка, налей лучше Марку чай, пусть успокоится.
-Спасибо, но я ничего не хочу.
Резко встав, я убрал свою тарелку в раковину, а потом стремительно свалил на балкон курить. Наблюдал за тем, как на параллельном этаже, на козырьке балкона, ебутся голуби. Мысленно позавидовал им.
В общем, пацаны расстроились, но обрадовались, что я позвал их на дачу. И уже в пятницу, после пяти, мы вместе садились в машину отца, отправляясь в сторону дачи. К слову, дом был в американском стиле и был очень даже ничего. Я помог донести сумки отцу, а потом мне показали мою комнату. Ничего лишнего. Всё как надо. И вот, наступила совершенно обычная череда. Мы с отцом готовили шашлык и общались по душам. А Соколовы накрывали на стол, делая салаты и закуски. В общем, эта была обычная домашняя посиделка, но родители неплохо напились.
-Сходите погуляйте вместе, посмотрите окрестности. Ради нас, детишки. Пожалуйста, не злитесь на нас за то, что мы захотели жить вместе. Мы понимаем, что вам вдвоём трудно, но когда вы влюбитесь, то поймёте нас. Пожалуйста, Марк. Ты ведь почти брат для моей дочери. Веди себя как мужчина с ней. И поверь, она станет тебе хорошей подругой.
Дерьмо. Эти два пьяных дауна несли чушь. Но хорошо, что мне перепали две бутылки пива и я был достаточно сговорчивым сейчас, по итогу кивнув и встав, посмотрев на Миру, как на человека, который отравляет мне жизнь. Пожалуй, так почти и было. Но сейчас мы вместе вышли из дома и я с наслаждением закурил, идя с Соколовой туда, куда глаза глядят. Уже стремительно темнело. Воздух был тёплый, а вокруг трещали всякие насекомые и птички, явно засыпая, готовясь ко сну. Как я мог понять, наш дом тут был самый лучший. Но только я докурил, как заметил псину, которая, забрехав на нас, вдруг пролезла под забором и полетела на Мирославу, которую я быстро схватил за руку, притянув к себе и топнув на собаку ногой, взревев:
-Пошел вон!
Я не любил животных, у меня никогда их не было. Но были у моих друзей в Ростове и я прекрасно знал, что собаки боятся такого обращения к себе. Не прогадал, замечая, как псина с неохотой, но свалила обратно. А я перехватил Соколову покрепче за руку, спешно уходя подальше от этого участка и только потом отпуская её руку.
-Ну и как тебе дача?

+1

6

Ничего удивительного в том, что Марк решил посодействовать мне тому, чтобы оградить друг от друга. Я лишь чуть задержала глаза на нем, когда он все осматривал. Он был слишком груб ко мне, но я старалась не подавать виду, как меня это все задевает. Я же к нему так не относилась. Я понимала, что бесила его максимально, но сделать с этим ничего не могу. Это ведь почти взаимно. Только я была явно спокойнее к нему, чем он ко мне.
И вот мы оградились друг от друга. Наконец-то я ощущала себя более уединенно. Выдыхаю и на пару секунд прикрываю глаза. Вот только в нос бьет резкий запах дезодоранта Воронова.
Ладно, надо признать, что в виду физиологических изменений, в виду гормонального взрыва, жить с мальчиком сложно. Это заставляет тебя еще больше краснеть, хочется спрятаться под кровать и не вылезать. Вынужденное желание выглядеть лучше и следить за собой напрягает еще больше. А почему не должно? С ним рядом ходят настоящие красотки. Рядом с ними я просто серое пятно. Это заставляет впадать в комплексы еще больше.
Хотя.. Зачем я вообще об этом думаю? И почему стала вообще об этом задумываться? Мне должно быть все. Рав. Но.
Плевать я хотела на мнение. Он вообще считается мне братом, а брат, как и врачи - существа бесполые. Должны быть. По большей части.
После этого я еще сидела и делала уроки за своим столом и бесилась сама с себя, что часто ловила себя за мыслями совершенно далекими от учебы. Выйдя однажды из комнаты на кухню, чтобы налить себе чай, замечаю Марка с репетитором. Сидел он весьма со скучающим видом, но он очень неплохо общался по английски. Да, как это ни странно, но Воронов вообще был отличником каким-то. Казалось со стороны, что ему легко дается все и он сам не понимает, что делает рядом с такими тупицами, как мы.
Вернувшись после этого я принялась более усердно делать уроки. Что же я, хуже? Я хорошо училась, почти отличница. В классе была одна из лучших, пока не появился Марк со своими оценками и мне совсем не хотелось ему уступать. Да, появилось чувство соперничества. Еще не хватало, чтобы и тут он глумился надо мной!
Сделав уроки, я успеваю лишь полчаса почитать книгу и потом выйти на ужин. Замечаю там всех. Мне любезно улыбается мама и дядя Ян. Я им тоже улыбнулась, не желая кого-то напрягать своим поведением или нашими отношениями с Марком. Наверное, мама действительно заслуживает счастья, если дядя Ян может ее этим обеспечить. А мы с Марком в любом случае рано или поздно упархнем из гнезда, оставляя наши родные места. И что же, мы такие эгоисты и просили этого? Одиночества наших стариков?
Усевшись на месте, слушаю краем уха претензию Марка, что ему, видите ли, репетитор маловат. По знания. Езе показалось, что с таким намеком, мол здесь, в Ейске, не как у него в Ростове, никого не найти толкого. Но вот информация о даче действительно заставила удивиться. Я даже невольно вздернула бровь, переводя взгляд то на маму, то на дядю Яна, то на Марка. Последний, к слову, был не особо доволен тем, что нам придется провести время и на выходных. Что же.. Я могла бы его понять, конечно. Если бы у меня были друзья, наверное, тоже бы не хотела проводить вот так время. Но это слово "дача" действительно удивляло. У нас ведь никогда не было такого. Как появился дядя Ян, стали появляться вещи, которые я называю, "как у всех". То, чего никогда у нас не было и приходилось лишь мечтать. А у меня, как у сироты, и вовсе губы быстро закатывались на слове "ах, если бы".
Пока сидела в своих мыслях, не замечаю, как из-за меня, кажется, получился спор. Я слегка удивленно на всех посмотрела и чуть покраснела на слове "сватать". С чего бы это вообще? И когда Марк на меня грозно обернулся, я даже чуть было не подавилась.
- Эм.. Я.. Нет.. Я не ненавижу...
Это слишком громкое слово. С чего мне его ненавидеть? Да, он неотесанный, грубый и идиот. Но это не заставляет меня его ненавидеть. Это просто заставляет меня меньше иметь с ним дел. Впрчоем, это взаимно, судя по тому, что говорит он отцу. Его заставляют со мной что-то делать, а я не хотела быть обузой. Все просто.
И почти даже встала, чтобы сделать чай, потому что привыкла слушаться старших. Издержки воспитания и нужды в родителях. Но Марк отказывается и лишь уходит со своего места.
- Не давите на него. Пусть идет так, как идет. Мы понимаем, что вы хотите быть вместе.. Но.. Не заставляйте нас любить друг друга, если не испытываем таких чувств. Мы действительно слишком разные. И не надо навязывать меня ему. Если я ему неприятна, пусть найдет себе компанию поинтереснее..
- Мира! Так нельзя. Ты же девушка!
- Мира, действительно! - Включается дядя Ян. - Мы хотим лишь показать, что жизнь идет дальше и у тебя она должна идти дальше. Пускай Марк и врывается в твое привычное спокойствие, но ты еще поймешь его. А он тебя. Ты красивая девушка, тебе надо начать любить себя. И не давай этому неотесанному так поступать с собой.
Я на это промолчала. А что я могла сделать? Я привыкла молчать и привыкла терпеть. Я уже не обращаю внимание на грубость в свою сторону, лишь иногда показывая иголки. Но как мне защищаться, если сама не ощущаю уверенности под ногами?
На следующий день мы как раз выезжали на дачу. Каждый смотрел в окно в свою сторону, а когда доехали, мама слишком широко улыбнулась, завидев домик.
- Я хотела бы посадить вот тут цветы, устроить садик.
- Все что угодно, дорогая.

Я улыбнулась их милому обращению друг к другу, но улыбка спадает, как только вижу хмурого Марка, который проходит мимо, особо не оглядываясь. Проходим в дом, где тут же дают посмотреть комнату. С этим проблем не оказалось, хоть тут прошло все без происшествий. Комната для меня была довольно милой, прямо-таки девчачьей. Никогда такой не было, даже в квартире. Я ощутила себя героиней какого-то сериала американского, где были такие же комнатки. К Марку тоже заглянула одним глазком, пока он не видит, а как услышала, что он выходит из туалета тут же ретировалась.
- Мирослав, поди помоги мне готовить.
- Иду, мам!
Говорю ей, проходя на большую красивую кухню. тут было готовить одно удовольствие. Одна только проблема: я не умела готовить. Точнее, я могла помогать, могла резать, заготовочки всякие делать, но готовить.. нет. К сожалению, мне казалось, что я быстрее спалю кухню, чем сделаю что-то. Мама смирилась, но все равно заставляла помогать. Говорит, что когда появится мужчина, хочешь-не хочешь, а научусь готовить. Ну, если он вообще появится. Пока мне казалось, что я совершенно бесперспективная. Нет во мне того, что всем нравится.
Временами я выходила на улицу, по велению мамы и приносила мужчинам по бутылке пива.
- Ох, какая хорошая девочка.
Да, знал бы он, как я против алкоголя. Но это дача и сегодня, можно сказать, новоселье. Поэтому не стала в это лезть.
После мы поужинали, что было очень вкусно и для меня стало настоящим удивлением, что Марк согласился со мной выйти погулять. А я ведь просила не навязывать меня ему. Вздыхаю лишь, опустив голову. От чего-то мне стало стыдно за них.
Но все же выхожу за калитку. Мы шли с Марком молча, держа дистанцию. Я обхватила себя руками и просто прятала лицо за волосами. Он же шел курил. Мы оглядывали окрестности, примечая какие-то домики.
Я бы так и шла, раззевая рот, не замечая вообще ничего, если бы.. не Марк. Да-да.
Вдруг откуда не возьмись на нас выбегает собака. Я чуть цепенею, не зная, куда деваться, как меня тянут за руку и я врезаюсь в тело Марка. Охаю, распахнув глаза, а потом невольно прячусь за него, выглядывая из-за его плеча, обхватив и второй рукой, чуть испугавшись рычание псины. Впрочем, Марк был суровее пса и гаркнул на него от души. Это сработало и дало нам время уйти. А руку мою все не отпускают, а мне стало еще больше не удобно.
Когда меня отпустили, я невольно провела пальчиками второй руки по месту, которого касались и немного нервно после убираю прядь волос за ухо.
- Ну.. Ничего. Только.. если бы не собаки здесь. А так, вроде мило. Тихо. Спокойно. Тебе, наверное, такое не по душе. - Пожимаю плечами и снова обхватываю себя руками. - А тебе, как? Спасибо.. Что заступился.. - Признаться, я вообще не ожидала. Раньше же за меня никто не заступался. Скорее, кто-то бы пнул меня поближе и будь, что будет. В том случае оставалось бы надеяться на милость этой самой собаки. Чтобы она не впилась зубами мне в глотку. - Ты не должен был. - А потом выставляю руку, прерывая его. - Да-да, знаю, родители бы с тебя взяли спрос. В любом случае.. Спасибо. - Весьма сжато улыбаюсь и снова иду, смотря себе под ноги.
Вот только понять не могу, почему так горит рука от его прикосновения.
Мне становится весьма не по себе и вернувшись домой, я стала ощущать еще больше неудобства. Это мужское присутствие в моей жизни переворачивает все с ног на голову. Не удивительно. Он ведь симпатичный, объективно говоря. Даже.. Я бы сказала красивый. Его татуировки - кричат о его дерзости. Впрочем, поведение этому вторят. Такой же дерзкий. Я понимала, что это все мои анатомические особенности, как у любого подростка, но.. Меня больше это пугало, чем что-то еще.
Когда мы вернулись, мама и дядя Ян уже улеглись к себе в кровать. И я услышала несчастный скрип кровати. Надо было видеть мое лицо и распахнутые глаза. Щеки тут же стали красными, а сама я, потянувшись за стаканом, вдруг выплевываю все фонтаном. Смотрю на Марка, который был явно чем-то доволен.
- Фу.. Они.. Тебе что нравится.. Это? Капец.. Извращенцы.. Я от тебя в квартире наслушалась, а тут еще они?
Шиплю я, сокрушительно качая головой и уходя в сторону своей комнаты слишком спешно, лишь бы перестать слышать эти стоны и скрипы.

+1

7

Немного удивлённо кошусь на Мирославу. Она совершенно не знала меня и делала такие странные выводы. Ведь я был с той ещё душевной организацией и любил природу. Правда, я не любил что-то странное между городом и природой, типа Ейска. Тут мне не очень нравилось. Но вот дача в самом деле понравилась. Тут были все удобства. Небольшой участок, где можно поставить бассейн. В доме была горячая вода, отопление. Всё как надо. Отец и правда постарался. Правда, кое-что доделано ещё не было. Но зато теперь ясно, куда он так часто уезжал с мамой Мирославы. Человек очень стремится к комфорту, оставляя лишь тренажер для приведения в норму своей мышечной системы, другие стремятся быть поближе к стихии.
-Мне тут нравится. -кошусь на Соколову, а потом вновь закуриваю и вновь удивляюсь словам Миры. -Причём тут родители? Я тогда не думал о них, просто сделал то, что сделал бы с любым другим человеком.
Мирослава видела во мне и правда не человека, а чёрт пойми кого. Мне не было обидно за то, что у неё сложилось такое мнение обо мне. Мне, в целом, вообще на мнение Соколовой было наплевать. Просто она для меня и правда с другой планеты, всё понятно. Так или иначе, я решил поступать в Москву или в Питер. А может, обратно в Ростов. Но рядом с ней, в Ейске, я задержусь всего на год, не более того. Мне ведь будет восемнадцать и я могу делать всё, что захочу, так что терпеть осталось не то, чтобы долго.
После прогулки мы возвращаемся домой. Я делаю вывод, что тут красивая природа. А ещё я нашел речку, которая была, словно горный ручей, только медленней и без камней. Я уже придумал, что буду делать завтра. А пока, слышу, что происходит у родителей, ухмыльнувшись, встречаясь взглядом с Мирославой. Почему-то после её слов приходит осознание о том, что она ещё точно целка. Почему-то захотелось моментально её подколоть максимально. Я успеваю поймать её за руку, а потом резко разворачиваю к себе лицом и вжимаю в стену, наклоняюсь к уху Миры, опалив горячим дыханием.
-Когда-нибудь ты порвёшь свою целку и будешь получать от секса удовольствие. А пока, не надо строить такое лицо, как будто люди занимаются чем-то противоестественным.
Ухмыльнувшись, отстраняюсь и ухожу в свою комнату. Утро меня встречает запахом блинчиков и я всё-таки спускаюсь вниз, заметив, что все уже начинают завтракать. Мама Миры сделала блины, выставив на стол кучу разных начинок. От сладкого до солёного. Поздоровавшись со всеми, я сажусь за стол есть.
-Марк, поможешь мне сегодня немного? Надо кое-что доделать. Это на пару часов. А потом пойдёшь с Мирославкой гулять.
-Да, хорошо. Я как раз хотел на речку.
-Аккуратней только там будь и следи за Мирой.
Я никак не отреагировал на это высказывание. Но, вместо какой-либо реакции, я совершенно случайно капнул нутеллой на голую ногу Соколовой, которая сидела рядом и тянулась в другую сторону стола за ветчиной. Опускаю взгляд на своё художество, а потом подцепляю нутеллу с её ноги  пальцем и отправляю его себе в рот с таким видом, как будто я вообще это со своей тарелки забрал. После завтрака я иду помогать по дому отцу. В помощи я ему никогда не отказывал так что мы достаточно быстро управились. И знаете, что я увидел, когда возвращался? Мать Миры собрала нам перекус на речку, выдала полотенца и прочее. Как мило. Я надеялся, что они вообще забудут о том, что Мира куда-то должна идти со мной, ведь я мог спокойно сходить и один. Но по итогу мы идём вместе. Я взял с собой хорошую колонку, включив на ней свою музыку. Заметил реакцию Мирославы - ей это не нравилось совершенно. А мне-то что? Постелив на берегу покрывало, я раздеваюсь до купальных шорт и оборачиваюсь на Миру, которая даже не думала раздеваться, чем и удивила меня.
-Купаться не идёшь? Ну ладно. Сиди и жарься.
Пожав плечами, я вообще не понял логики её присутствия здесь. Зачем она мне? Я мог купаться один. Тут всё равно никого нет. Мы вдвоём. И всё, тишина. Я спрыгиваю с мостика, который шел над рекой в воду, а течение достаточно быстро сносит меня. Вода тут была холодной. Холодней, чем в море. Потому что внизу били ледяные ключи. Но мне всё равно нравилось. Напрыгавшись, я проголодался и понял, что хочу пиво, которое мне любезно тоже положили. Возвращаюсь к Мире, которая читала. И тут мне в голову пришла просто гениальная идея. Отобрав у неё книжку, отбрасываю в сторону, а потом резко обнимаю Миру. Но только ради того, чтобы она стала вся мокрая и холодная, как я.
-Ну хоть так искупалась! -не отпуская Соколову, выискиваю взглядом, в надежде, что эта баба вообще додумалась спрятать его в тень, чтобы не нагрелось. Пока я отвлёкся на пиво, заметил, что Мира немного подрагивает и вообще, обмякла. Немного удивлённо на неё смотрю, но потом всё-таки отпускаю, нагло начиная пялиться на грудь. -А была бы ты без лифа, я бы хотя бы увидел, как у тебя встали соски. -ухмыльнувшись, сажусь поодаль и тянусь к сэндвичам и пиву, попутно ковыряясь в телефоне, а потом и вовсе закуривая, удобно устроившись на спине. -Если хочешь - иди домой. Скажешь, что я познакомился с сосками, а ты решила мне не мешать.
Но Мира почему-то не уходит. Что же, её право. Я же через пол часа встал и пошел на очередной заплыв. Не знаю, как так получилось, но я до темноты практически не выходил из воды. Потому что на берегу сильно жарило, а в воде было прекрасно. К тому же, я очень любил воду и купаться. И Соколова всё это время не уходила. Не знаю, почему. Это странно. Но я лично околел, пока мы шли обратно. А ещё очень устал и хотел спать. Но на ужин я всё-таки спустился после горячего душа. Стало лучше.
-Марк, ты сгорел, кажется. Я дам тебе крем после ужина. Мира, а ты не купалась? Что такое?
Я ничего не говорю, просто начинаю есть шаверму, которую сделали родители. Вкусно, кстати, добротно. А на следующий день мы уезжаем. Ладно, место и правда неплохое, ничего не скажешь. Только вот вечером перед сном мне стало не очень хорошо. Если быть точнее, то была слабость. Но ночью всё стало куда хуже. Я проснулся от сильного жара и кое-как встал, открыв окно. Ложусь обратно, скинув одеяло и сворачиваясь в клубок. Мира была за этой идиотской ширмой и я не хотел её будить. Ведь это - главное правило в нашей комнате. Не будить друг другу и не мешать. А где теперь лежат таблетки я и вовсе не знал. Прикрыв глаза, начал медленно погружаться в какой-то бредовый сон.

+1

8

Последнее, что хочется, это слушать эту пошлость от родителей. Никогда не хотела и не буду представлять их в постели. Пусть дядя Ян красивый мужчина в возрасте, да и мама у меня стройная и симпатичная, но.. Нет. Спасибо, но нет.
Какая головой от негодования, стремилась уйти поскорее в свою комнату, которая здесь, по крайней мере, была мне убежищем, не то, что в Ейске, где я вынуждена делить одну площадь с парнем, у которого один секс на уме.
Но и здесь без происшествий не обошлось.
Мою руку сжимают и я резко оборачиваюсь, впрочем, было не обязательно, учитывая, как меня ловко развернули к себе лицом. Испуганные глаза заскользили по лицу Марка в поисках ответа о том, что происходит. Я не привычная вообще к тому, что меня трогали. Мое тело - мой храм. Обычно, если и трогали, то хотели навредить, вот и сейчас мысль одна за другой начали метаться. Однако, произошедшее превзошло все ожидания.
Я оказываюсь вжатой в стену и отворачиваю голову. Руки упираются в грудь, но все равно чувствую, как на меня налегают, от чего я слишком сдавленно выдыхаю, зажмурившись. Я не должна ни о чем таком думать, он просто издевается надо мной! И это было правдой чистой воды. Только мурашки все равно скопом понеслись по спине, стоило только дыханию коснуться моего уха. Эта близость выбивала почву из-под моих ног. Я совсем не хотела этого всего испытывать. Это неправильно.. Но у Марка свое мнение об этом. И слыша его слова, стала лишь больше краснеть и напрягаться. Мне было неудобно это слушать. Будто это не для меня и не по мне. Я не такая. Он говорил слишком пошлые вещи, которые заставляли меня желать провалиться сквозь землю. Да, я девственница и Марк это понял. И не совсем приятно это слушать. Может потому что правда в глаза колит? Или может потому, что в сердцах смирилась с собственным одиночеством?
- Перестань говорить эти пошлости...
Сдавленно говорю это, уже мечтала чуть ли не взвыть за божьей помощью. А почему?
Потому что тело само реагирует на эти заигрывания. А я этого совсем не хотела. Это грешно. Это неправильно. Женщина должна хранить себя для мужа. Должна быть кроткой и милой. Так нас учат в православной школе. Девушка должна быть семейной, а не растрачивать себя на всех. Моя мама.. Хотя бы уже в паре, а там может быть до свадьбы дело дойдет. Да и она заслуживает счастья. Второго шанса. А я не должна упустить свой первый.
Да, у меня действительно в голове есть одна навязчивая мысль. Я хотела, чтобы у меня был один и единственный мужчина. Пусть это и слишком наивно.. Да и кому нужны сейчас целомудренные девушки, когда куда больше огня можно встретить в девушках, которые уже понабрались опыта. Даже у Марка его девушка была старше и она ему нравилась. Да и вообще..
Когда Воронов отстраняется, я выдыхаю и прикрываю глаза. Прикусываю нижнюю губу и потом быстро ретируюсь в свою комнату. Внутри билось бешено сердце и я даже чуть схватилась за него, будто это могло помочь мне успокоится. Нервно сглатываю и решаю, что надо очистить свои мысли. Поэтому я хватаюсь за книжку, которую нам выдали в православной школе и принимаюсь ее читать. Я всеми силами пытаюсь отвлечься и у меня даже получается.
Все это вздор. Я не такая, как они все и мне такое не нужно.
Вот к чему я пришла.
На следующий день все собираются за столом. Я ни на ком не акцентирую внимание. Делаю вид, что ничего не слышала ни с родителями, ничего не было и с Марком. Просто молча завтракаю, но чуть мешкаю, когда слышу, что меня снова отправляют гулять с Марком. Не хочу знать зачем и почему. Мне все казалось для того, чтобы уединиться. Избавлялись от свидетелей. И Марк даже не пытается сопротивляться, просто соглашаясь проводить со мной время. Впрочем, вряд ли его мнение вообще кто-то спрашивал. Он просто смирился. Может быть он и не потерян и ему свойственно терпение и смирение - два самых главных качества верующих людей. Похвально.
Чуть поуспокоившись, потянулась за очередным блином и маленькой посудинкой, в котором был клубничный джем. Как чувствую, что что-то упала мне на ногу. Сегодня я одела юбку и пока я ерзала, она слегка задралась выше нормы. Выше колена. И именно туда капнула нутелла. Я хмуро посмотрела на Марка, весьма обиженно фыркнув. А он поражает тем, что просто взял, провел пальцем по коже, забирая основную часть начинки и тянет к себе в рот. Я следила за этим так, будто это было что-то.. Максимально эротичное. Вижу, как он облизывает пальцы, а следом проводит языком по губам. Покраснела снова и отвернулась, начиная слишком стремительно есть. Хорошо, что потом Марка уводят на какое-то время и я приняла холодный душ, чтобы голова опустела. Потом же мы с мамой собирали нам ланч на речку. Она очень заботливо относилась к Марку в том числе. Знаете почему? Потому что она просто любила детей и одного уже взрастила, не родного. И Марк ей уже не неродной, только потому, что это частичка ее любимого мужчины. Мне нужно было это принимать и уважать. И я правда старалась. Может быть поэтому последний месяц с Вороновым был относительно тихим. Я к нему не лезла и он меня не трогал. За исключением нескольких моментов. Но ширма в доме все исправляет.
Мы двинулись с Марком в сторону речки. Правда, если музыка заставляла меня закатывать глаза. И краснеть. Мне было стыдно, что я иду и это громыхает на всю ивановскую! Про шлюх, наркотики, секс.. Песни, которые отлично заменяют порнофильмы по содержанию, учитывая в каких подробностях рассказывают, как и в какой позе шлюх.
- Марк, у тебя есть что-то более адекватное? - В какой-то момент я стала вслушиваться в смысл очередной мысли и ощутила напряжение в низу живота, когда услышала очередные томные слова. - Это невозможно слушать!
Уже всплеснула руками я, но едва ли кто меня слушал.
Доходим до речки и устраиваемся около нее. Раздеваться мне совсем не хотелось перед ним. Пусть на мне и был купальник, но я так и не смогла себя пересилить. Делаю вид, что просто пришла отдохнуть и позагорать. А еще... Я поднимала глаза, рассматривая Марка, который раздевался и совсем ничего не стеснялся. С абсолютной непосредственностью он это делал. Отвожу взгляд, снова утыкаясь в книжку, как только ко мне обернулись.
- Я... Не хочу. Просто посижу.
Сухо улыбаюсь и снова утыкаюсь в книгу. Сама прячу по ходу действий еще еду в тенек, чтобы ничего особо не упрело. Да и пиво тоже спрятала. Папа раньше тоже любил купаться с пивом и мы всегда его прятали под одежду в тенечке.
Когда Марк возвращается,я особо не реагирую и силюсь не поднимать лишний раз глаза, не хотела привлекать внимание. Это мне не помогло. Потому что вдруг у меня вырывают книжку и она летит в сторону. Я вскидываю голову и обиженно тяну:
- Эй!
А дальше происходит то, от чего мне даже становится дурно. То ли от солнца, то ли от прохлады, то ли еще от чего. Марк меня вжимает в себя, обнимая и крепко держа руками. Невольно нос оказывается чуть ли не в его шее, втягивая аромат речки и его парфюма. Холод так контрастировал с тем, как я нагрелась и начала кружится голова. Мне будто стало тяжело дышать. Легкая дрожь окутала тело, а сама я невольно осела в его руках, не в силах держаться.
Что это со мной происходит?
Снова тихо, но судорожно вздыхаю, на секунду прикрыв глаза, чтобы прийти в себя. И Марк меня отпускает. Опускаю тут же голову, чувствуя, что лицо у меня явно красное, как помидор. И даже та прохлада, что была после речки ничуть меня не остудила.
Сажусь обратно, медленно потянувшись за книжкой.
- Ч-что? - Резко вскидываю голову, слыша его комментарий про соски. И сейчас вижу, как Воронов нагло пялиться на мою грудь. На мне была футболка. В ней было жарковато, но я не любила носить более открытую одежду. Оголять плечи и ключицу.. Мне казалось это вызывающим, да и в православную школу в таком виде не пустили бы. А пока подскакивает возмущение и я обхватываю себя, будто прикрываясь. - Эй! Марк! Перестань! Куда ты смотришь, извращенец! Так нельзя делать! Это смущает! Имей совесть! - Разозлилась на него и отвернулась спиной вовсе. Вот только несмотря на то, что книжка была раскрыта, сама я смотрела сквозь нее, пытаясь унять бешеное сердцебиение и напряжение в теле, которое отдавалось в самых странных местах.
- Я.. Я сама решу. - Да, могла уйти. Но не уходила. Сидела. Почему? Зачем? Я что-то тут ловила, но толком не могла понять что. Что-то едва уловимое, что отдавалось у меня внутри. Даже захотелось закурить по примеру Марка. Я бросила, когда умер отец и ушла в веру. Это пагубная привычка. Но сейчас руки прям зачесались.
Еще раз Марк сходил в воду, но в этот раз не стал приставать ко мне. Он вообще не приставал больше, а я продолжала за ним наблюдать. Он был странным, мне его было не понять. И я оставалась, видимо, именно для того, чтобы изучить его. И даже татуировки не казались мне такими страшными. Они так изящно подчеркивали его шею, ключицы и руки.. Это выглядело странно, я по прежнему это не одобряла, но есть такое понятие, как идет или не идет. Так вот Марку шло, это я признала.
К вечеру мы возвращаемся домой и я раскидываю в холодильник все, что мы не доели.
Потом садимся ужинать, где я снова пребывала в своих мыслях по большей части.
- А? Что?.. - Ко мне явно обращались и я только смущенно улыбнулась. - Не.. Не хотела. Марк сказал, что вода холодная.
Вот так просто скинула все на Марка, хотя он ничего не говорил. Про холодную воду я сама узнала. И совсем другим способом.
Было странно отсюда уезжать. Какие-то два дня, а тут остались багажом такие странные воспоминания. Они прочно засели у меня в голове. За все это время, что я жила с Марком так близко к нему не был. А тут я вспоминаю, как чуть было не клюнула его носом в шею, как бил запах прямо в тот же нос, как он сжимал меня, как вжимал в стену и как горячее дыхание касалось уха. Мурашки, что он вызывал и чувство скованности, смущения. Мне хотелось разорваться от такого количества эмоций. А Марку все нипочем. Он был прост. Конечно, такое количество девушек-то клеить. Наверное, от этой мысли раздражение поднялось до небес и я молчала, не обращала внимания вплоть до самой ночи. А уже ночью меня будят странные звуки.
Марк будто тяжело дышал, ворочался. Сначала я не обратила внимания, думая, что он занимается какими-то своими делами, а потом это стало напрягаться и я встала, отодвинув ширму.
- Марк? - Сначала позвала его раздраженно, а потом вижу, что он спит, но ему плохо, будто беспокойный сон. Окно открыто, а он весь взмок. Я подхожу и решаюсь опустить ладошку на его лоб, только вот резко одергиваю руку обратно. - Ты весь горишь... Марк, Марк, проснись! - Я начинаю его тормошить и раскачивать, что дает свои результаты. - У тебя жар. Тебе надо срочно выпить лекарство. Давай, садись. Я сейчас принесу градусник. - Убегаю на свою сторону, буквально на 15 секунд скрываясь на своей половине и возвращаюсь обратно, скидывая градусник. Включаю лампу, которая стояла рядом с Марком и тяну градусник. - На, пока мерий. Я принесу тебе жаропонижающее и лекарство. А.. Да. Горло болит? Открой рот. - Я мягко касаюсь его подбородка, поднимая чуть его голову. Марк открывает рот и я вглядываюсь. выгибая брови. - Оу.. У тебя ангина, Марк. - Я мягко опускаю руки ниже по шее, пытаясь сдержать свое смущение. Я никогда его не трогала сама и сейчас еще.. Эта татуированная кожа. На ощупь она такая же, как обычная кожа.. Удивительно. Собственно, зачем я его трогала? Проверяла лимфоузлы, очень мягко массируя, пытаясь прощупать нужное. По итогу, они лишь слегка увеличены. - Сейчас принесу лекарство и от горла. Окно пока закрою. - Закрываю и убегаю.  Собираю все необходимые лекарства и тащу графин воды в комнату. Все это ставлю на тумбочку, предварительно очистив ее от ненужных вещей Марка. Проверяю температуру и чуть ужасаюсь, когда вижу 39 и 8. - Так. Выпей это жаропонижающее, это обезболивающее. Это противовирусное и антибиотик следом. Пей, а я.. Я сейчас.
Снова ухожу и беру уже из ванны тазик. Было трудно передвигаться, ведь все завалено из-за ремонта. Но я нахожу. Часть воды проливаю на себя, от чего сорочка чуть стала просвечивать и липнуть к телу. Но я не обратила на это внимание. Дотаскиваю в комнату и беру тряпочку, смачивая ее. Сажусь рядом и мягко стала прикладывать влажную тряпочку ко лбу, мягко обтирая щеку и шею. Потом прикусываю губу и чуть стягиваю одеяло. Начинаю протирать грудь, снова намачиваю и обтираю руки. Беру каждую по очереди в свои, держа его ладони, обтираю и их.
- Не надо было тебе купаться, раз вода была холодная. Завтра вызовем врача и будешь лежать теперь неделю точно. - Причитаю недовольно я, вздыхая. - В Библии говорится, возлюби ближнего своего. Я и возлюбила, не бросать же тебя. Ты неотесанный и грубый. Но защитил, когда напала собака. Любой другой скорее меня толкнул к ней. - Поднимаю глаза на его лицо, видя красные щеки. Снова прохожусь по ним влажной тряпкой, оставляя руки в покое. Одну оставила у себя на коленях, планируя к ней вернутся еще. - У нас в приюте часто болели дети. Нас нечем было лечить и приходилось прибегать к разным способам. Я много раз наблюдала, как врачи делают осмотр и сбивают температуру подручными средствами, так что не переживай, если что. Я и сама себе так помогала, до того, как меня забрали. Так что, если боишься, что я тебя добью, то не бойся. Хотела бы добить, сделала бы это другим способом и уж точно не тогда, когда ты несчастный и беспомощный.
Пытаюсь свести все к шутке, к привычным нам отношениям, чтобы никто ничего не надумывал и не создавлась неловкой ситуации. А вот руку его снова разворачиваю у себя на коленке ладонью верх, начиная слишком мягко растирать ее по новой. Он был горячий и очень быстро остывал.
- Сейчас я тебя оботру, температура должна упасть. И ты ляжешь поспать. И.. Да.. Еще.. Ничего не подумай, хорошо? - Я задираю снизу одеяло, оголяя теперь его ноги. И стала растирать еще и под коленками. - Вот, так теперь точно будет лучше.

+1

9

Через дрёму я услышал голос Миры и кое-как попытался разлепить глаза. Сон как будто бы продолжался. Я плохо соображал, а глотать было и вовсе больно. Очень.
-Я не знаю, где лекарства... -сипло выдавил я, не соображая, что надо делать, но позволяя всё делать Соколовой. Слышу, что у меня ангина и тяжело вздыхаю, устроившись поудобней на кровати, которая мне уже надоела за эту ночь. Но почему-то я не хотел, чтобы Мирослава куда-то уходила. В такие минуты мне остро требовалась забота человека и его присутствие. Так что я впервые был рад, что Мира не оставила меня и была рядом, напичкав таблетками, а потом начиная остужать меня. Становилось лучше. Никогда бы не подумал, что она такая заботливая. Но своими словами она заставляет меня криво усмехнуться. -Ну тогда бы разделась и возлюбила бы сильней... -шутка, конечно, я же не в состоянии и ночнушка у неё ужасная. Кстати, об этом нужно сказать, раз она проехалась по моим качествам. -А у тебя отстойная ночнушка... Но такие мягкие руки...
Я не был против, чтобы Соколова делала со мной всё, что захочет. К тому же, мне становилось лучше. Я кое-как сфокусировал на ней взгляд, а потом совсем слабо потянул её за руку. Но этого хватило, чтобы Соколова завалилась рядом. Я бы не хотел её заразить, но теперь, когда она лежала на боку рядом со мной, я обхватывал её ручку своими руками, по итогу засыпая, уткнувшись носом в её шею. На будильник с утра я не среагировал, но почувствовал, как Мирослава заёрзала рядом со мной. Мне стало лучше, хотя горло до сих пор драло, когда я сглотнул слюну, по итогу сморщившись.
-Спасибо, Мира...
Я неохотой я отцепляюсь от её руки, выпуская из кровати и переворачиваясь на другой бок. Вскоре слышу, как надо мной начали щебетать родители, вызывая врача, по итогу оставив меня дома одного. Попросили не проспать приход врача. А потом, немного подумав, попросили Мирославу вернуться домой ко мне после второго урока. Но за это я потом должен был заниматься с Мирославой английским. Сейчас я был готов с ней заниматься всем, чем попало, лишь бы перестало так болеть горло.
Когда Мира вернулась, я кое-как отлепился с кровати для того, чтобы умыться и сходить в туалет, выползая на кухню, чтобы попить чай и перекусить. Мирослава сказала, что я должен есть, чтобы быстрее поправиться, сделав мне кашу с ягодами. Я видел её встревоженное лицо сейчас и помнил, как она поступила со мной ночью, что меня, несомненно, порадовало.
-Что же... я твой должник. Надеюсь, ты не заразишься от меня. Но так и быть, целовать я тебя не буду.
Вяло улыбнувшись, я уползаю в комнату и вновь засыпаю до прихода врача, который ставит мне диагноз, выписывает таблеток и уходит, оставив меня вдвоём с Соколовой, на которую я лежу и смотрю, пока она вешала на балконе вещи сушиться. Пререкаться с Мирославой у меня, конечно же, не было совершенно никаких сил. Так что до пятницы я вёл себя идеально, но и поправился. Горло практически прошло, температуры уже не было. Завтра мы едем на дачу потому что свежий воздух мне нужен был. А сегодня, после врача, я всё-таки решил сдержать своё слово и позаниматься с Мирой английским, которая упорно ухаживала за мной все эти дни. Она проявляла ко мне заботу, словно мать или родная сестра. Не потому что её просили родители, а потому что она такой человек. Это - хорошее качество и я нашел в ней плюс, который улетел в её копилочку.
Мы удобно устроились на кровати, разложив тетради и учебники. Для начала я хотел объяснить ей наше домашнее задание и помочь выполнить, проверяя пока что её тетрадь на ошибки.
-Вот смотри, это приложение у тебя хромает. У тебя вообще какие-то проблемы с глаголами и окончаниями. -чуть хмурюсь и протягиваю ей тетрадь, объяснив всё максимально просто, показав кучу примеров и так далее. -Давай. Исправь это и считай, что домашку ты сделала. А потом ты переведёшь мне текст и посмотрим, как ты усвоила материал. Мира? -замечаю, что она совершенно бездумно пялится в одну точку, а потом мягко беру её двумя пальцами за подбородок, повернув к себе, ведь проследил взглядом и понял, куда она смотрит. -Тебя смущает, что у меня такие короткие шорты или принт на моей майке? Не могу понять. -усмехнувшись, беру её руку в свою и кладу себе её ладошку на внутреннюю сторону бедра, которая была скрыта шортами. -Вот. Я не кусаюсь. У меня точно такая же кожа, как и у тебя. Не строй из себя монашку. -ухмыльнувшись, киваю ей на тетрадь. Мол, делай задание. А сам ищу в телефоне нужный текст. Над головой появляется невидимая жёлтая лампочка, которая загорается. Я знаю, какой текст она будет писать под диктовку, а потом переводить. Конечно же текст я решил переделать под себя. Практически весь. -Всякий, кто посмеет в моём присутствии оскорбить, например, какого-нибудь прекрасного Илона Маска (пока его божественные космические корабли бороздят просторы Вселенной) или божественный ямайский ром, бережно спрятанный в старой запыленной бутылке, он оскорбит и мои чувства. И я вправе буду накатать телегу в соответствующие органы согласно соответствующему закону. И требовать, представьте себе, суда и возмездия. Проблема в том, что я терпеть не могу подчиняться дурацким ограничениям и правилам, которые неизбежны в любой религии. Ну они реально дурацкие. Тот же пост - это вообще чушь на постном масле. Ну каким образом отказ от вкусной еды и удовольствий укрепит веру? Да любой вменяемый человек после первого же дня поста возненавидит всех богов, включая античных и скандинавских. При этом я всегда искренне уважал чувства верующих и никогда не понимал агрессивных товарищей, которые с утра до ночи носятся с лозунгом "кишкой последнего попа последнего царя удавим". Да простит меня Александр Сергеевич за цитату. А разрушенные храмы и вовсе приводят меня в отчаяние - создавали-то их гениальные художники. На фига же было расхреначивать в пыль такую красотищу, господа воинствующие антихристы? Мешала она вам, имбецилам? -замечаю, как Мирослава на меня покосилась. Она наверняка поняла, что я говорю уже просто за себя. И попросту развожу её. Это очередная провокация. Но я решил продолжить и выговориться окончательно, при этом максимально мягко и учтиво. Потому что она мне помогла по доброте душевной. И я не хотел её сейчас как-то принижать. -А вообще, если бы мне предложили пойти в апостолы, я бы пошёл к Илону Маску, перед которым, честно, преклоняюсь. Церковь святого Маска - звучит неплохо. Храм непорочного зачатия Теслы - тоже норм. Марк Святитель. Почему бы и нет? Спас Спэйс Икс Вседержитель. И так далее. Я оделся бы в просторные белые одежды, в которых можно было бы спрятать пару бутылок рома, и читал бы очаровательные проповеди, основанные на законах физики и постулатах эстетики. В нашей с Илоном церкви не было бы места вранью и фальши, зато в ней процветали бы точные науки и инженерная мысль. А вместе с нами и весь мир устремился бы к прогрессу и совершенству. Вуаля. Аминь.
Вижу, как Мира дописывала, явно злясь и надавливая на ручку. Ухмыльнувшись, я похлопал её по коленке, а потом встал, потягиваясь. Пока она переводила, я сделал нам чай и покурил, возвращаясь обратно. Пока ещё не было готово, я переписывался с друзьями по поводу завтрашней поездки. Набиралось десять гостей, которых я предупредил о том, что со мной из одного стакана не пить и не целоваться. А ещё, что со мной поедет Мирослава. Тут они были совсем не рады, но каждый предложил своё издевательство, а потом и вовсе, в наш чат добавили Соколову. Нахмурившись, я попросил их в моём присутствии относиться к Мире как полагается и не задирать её. Терпеть я это как её названный брат я не смогу. Родители не одобрят.
"Если кто-то против Мирославы или кто-то не сможет держать свои таланты в узде, просьба не ехать. Спасибо за понимание."
Я знал, что потом Соколова это тоже прочитает, но меня это не смущало. Двое человек и правда покинули группу, но это не мои проблемы. Я же взял тетрадь Миры и начал проверку. Слова тут были и правда сложные. Это не литературный текст, а мои слова. Так что помарок у Соколовой было много. Она не знала жаргона, а я знал его идеально. Вернув ей тетрадь после проверки, выразительно смотрю на Мирославу.
-Я напишу тебе список слов, которые нужно будет выучить. А так - вот твои ошибки.

+1

10

- Смотрю в каком бы ты не был состоянии, ты все об одном. Не настолько сильно возлюбила. В пределах разумного. За остальным тебе есть куда обращаться.
Закатываю глазки, одергивая одеяло. Закидываю тряпочку обратно в тазик и даю градусник, чтобы посмотреть, как сильно он остудился. - Отстойная, потому что не прозрачная? Простите пожалуйста. Померий температуру, лучше. - Спокойно выдерживаю его шутейки, а потом чуть замираю, слыша комментарий про мои руки. Невольно провела пальцами по своей коже на руках, явно смутившись. Прикусила щеку изнутри и отвожу взгляд. - Спасибо..
Не знаю, что надо было отвечать на это? Мне не делают комплиментов. Никто, кроме родителей. Все остальные больше задирали и старались подчеркнуть мои минусы. А тут самый большой задира в моей жизни отметил, что у меня кожа на руках мягкая.
Забираю градусник и чуть выдохнула. Тридцать семь и девять. Уже куда лучше. Наверное, когда проснется, температура и вовсе будет низкая. А значит можно выдохнуть. С этими мыслями я и попыталась встать, но меня останавливают. Марк тянет ко мне руку и крепко, но медленно обхватывает мою, потянув на себя. Чуть нахмурилась, смутившись опять и повалилась рядом. Я не совсем понимала, что он хочет, встревоженно смотря ему в лицо. Я думала, что-то хочет сказать, даже ноги не стала закидывать на кровать, ведь думала, что сейчас уйду к себе. Ан-нет. Вместо того, чтобы ослабить хватку, Марк лишь крепче обхватывает меня руками и обнимает, утыкаясь носом в шею.... Меня это тронуло. Резко выдыхаю, чувствуя, как его дыхание щекочет кожу и слегка больше поднимаю голову, боясь опустить подбородок на его лоб. Но по итогу все же опускаю. Он будто маленький мальчик, который нуждался в материнской заботе. Совсем уж нерешительно, я опускаю ладонь на его затылок и мягко пару раз провела по голове. Наверное.. Он тоже тоскует по своей маме и моя ему совсем не нужна. У нас аналогичная ситуация. Только у меня с отцом. И радовало лишь то, что вообще эти люди были хорошими. И ненавидеть их тоже было не за что. Ведь ничего плохого нам не желали. Просто хотели быть счастливыми.
Сама не замечаю, как расслабляюсь рядом и засыпаю. От Марка еще шел жар, но не такой сильный. Я спала без одеяла всю ночь, не решалась отбирать его у Марка, ему оно куда нужнее. И боялась лишний раз пошевелиться, чтобы не потревожить его сон - ему ведь и так тяжело было ночью.
А вот утро началось с будильника, который разбудил если не Марка, так меня. Я пыталась встать, но чувствую, что меня еще держат. Открываю глаза и рассматриваю какое-то время Марка, его лицо. Он дремал вроде как, но видно было, что я его разбудила своими движениями. Он морщится, явно показывая, что горло болит и я сочувствующе снова погладила его по голове. Наверное, тут играло по большей части мое сочувствие к нему и понимание. Когда я была маленькая, мне тоже нужно было лишнее внимание. Мне было очень одиноко.
- Спи дальше.
Чуть улыбаюсь, Марку, пусть он и не видит. Мне нечего было ответить на его спасибо, а сама ухожу за ширму переодеваться. Пора в школу. Вот только не долго я там просидела. Уже после второго урока я вернулась, чтобы встретить врача и последить за Марком. По дороге я купила ему фруктов и сока. Алкоголь нельзя, а с больным горлом особо ничего вкусного не съешь. Зато сок сойдет. Взяла манговый, надеясь на то, что ему понравится. Выставляю все это, слыша, как ползет на кухню и сам Марк. Задерживаю на нем глаза, оценивая его внешний вид и состояние. Он был вялый и бледный.
- Я сделаю поесть. Тебе нужно подкрепиться.
Ставлю на плиту каструлю, думая сделать кашу и оборачиваюсь, слыша слова Марка.
- Ты ничего мне не должен. Забудь. Я просто помогаю тебе. Тем более, я тебе ночью говорила, ты спас меня от собаки. Или защитил, если так не хотела кусать.. Поэтому.. Ты ничего мне не должен.
Я не подумала бы брать ответ Марка за то, что решила сделать сама. А вот на его последний комментарий закатываю глаза. И слава Богу. Иначе бы у меня сердце точно остановилось.
- Да? Как жаль, не знала, как буду жить без этого.
Наигранно расстраиваюсь и качаю головой. Он пытается меня смутить снова и снова, а я ведь ведусь. И сейчас опять кусаю нервно свою щеку, пытаясь переиначить его слова и не возводить их до максимума.
Марк быстро ест и уходит к себе. Потом встречаю врача и выслушиваю его. Он похвалил меня, что я правильно дала ему антибиотики. Теперь Марку их пить минимум пять дней. То есть, в пятницу последние таблетки пьет. Ну и отлично. Как раз у него там тусовка на даче намечается. А пока проходят эти пять дней, я просто следила за ним. Родственники доверили мне его состояние. Я следила, очень занудно, за его приемом таблеток. Я заставляла его лежать и приносила то, что ему нужно. Следила за температурой первые три дня и по надобности сбивала ее. Мне было не сложно, я ведь все равно сидела дома. И вот в пятницу Марк выпивает последние таблетки, а я смотрю на него с чувством выполненного долга.
А еще мама и дядя Ян обязали Марка заниматься со мной. И сегодня как раз появилось свободное время для этого. Английский язык у меня был неплох, но явно хуже, чем у Марка, который, кажется, дышал им. Это не могло не восхищать, но вот метод обучения очень быстро поставился под вопрос.
Объяснив мне домашку, он решает устроить собственный тест-драйв. Вообще удивительно, что он не отлынивает от обещания. Я сидела с Марком еще на кровати, на которой однажды с ним заснула, потому что он меня попросил, можно сказать. Я потом анализировала это и снова и снова впадала в краску, чувствуя слишком призрачно, как его нос оказывается у моей шее. Эта реакция на него меня доконает.
Видимо,у меня настолько было тупое выражение лица, что это не осталось незамеченным от Марка. Он вдруг берет меня за подбородок и я распахиваю глаза, встревоженно смотря на него.
- Что?.. Я.. Э... нет.. Вовсе нет! - Вдруг смущаюсь я, потому что это просто недоразумение! Я не рассматривала его, вовсе нет! Но Марк на этом не останавливается и кладет мою руку себе на внутреннюю часть бедра. Охаю и чуть дергаюсь, опуская на этот жест глаза. Он еще так жал мою руку к тому месту, что кажется я стану так заикой. - М-м-марк... Я все поняла, п-п-правда. Да. Чудесная кожа. Не кусается. - И вытягиваю руку, выдыхая и прикрывая глаза. Он заставляет меня себя лапать или что? Я вдруг вспоминаю, как сама же его и трогала, когда обтирала. Как его руки лежали у меня на коленях, пока я была занята им. - В общем.. Что там... Текст, давай займемся им.
Стараюсь перевести внимание и убираю прядь волос за ухо, сжимая ручку пальцами. Я была готова ко всему.
Или нет.  Потому что как только он начинает диктовать первое предложение, я замедляюсь и вопросительно поднимаю глаза. Ну, конечно. На что я могла еще рассчитывать? Конечно же Марк воспользуется случаем, чтобы проехаться по моей вере. По моим увлечениям. То, что я писала было грубым, неправильным и вообще.. И чем больше я писала, тем больше хмурилась и вжимала ручку в тетрадь, уже оставляя следы на несколько листов вперед. Он насмехается надо мной? То, что я должна переводить, да еще и от своего лица, будто это мое личное заявление.. Уму не постяжимо!
В этом весь он. Марк.
Хмуро дописав все, я оглядываю текст, а потом обидчиво поднимаю глаза на Марка. А тот явно доволен собой. Вдруг хлопает по коленке и уходит.
- Идиот..
Бурчу себе под нос, а потом прикрываю глаза и прижимаю одну ладошку к другой, изображая жест молитвы.
- Прошу простить его грешную душу и язык! Все, что я напишу никак не является моим собственным мнением!
Перекрестилась и выдыхаю. Начинаю переводить, заменяя все жаргонизмы на более культурные обороты, которые могла только придумать.
Параллельно, вдруг начинает трезвонить мой новый мобильник. Да, я его таковым считала, пусть ему уже пара месяцев. Самая дорогая вещь у меня вообще. Раньше я обходилась более дешевыми аппаратами, а тут довольно хорошая модель. Но я не отвлекалась на него. Просто переводила и пока не перевела все и не передала все это дело Марку, не потянулась к телефону. Кому я вообще понадобилась? На ум пришла Лера, но замечаю, что там вообще какой-то непонятный чат. Меня в нем не было. И пока Марк читал мой перевод, я прочитывала все, что писали в этом чате про меня. Стало грустно и неприятно от того, что мало того, что они строят козни, так еще и дают мне это прочитать. Но одно сообщение заставляет меня остановится и вчитаться в него несколько раз.
Марк заступился за меня. Я действительно несколько раз прочитала и очень нерешительно поднимаю глаза на него, видя, что он все еще что-то исправляет в моей тетради. Сглатываю и облизываю пересохшие губы.
Это было довольно мило.
Оторвавшись от моей тетрадки, он тянет ее мне, комментируя. Я лишь киваю головой, всматриваясь в исправления.
- Хорошо. Ты мне дал такой текст.. Откуда мне было знать все это.. И ты специально мне его продиктовал. Да? - Поднимаю голову. Конечно специально, это риторический вопрос. - Ладно, я уяснила урок. Напиши слова, я их выучу.
А пока откладываю тетрадь и ухожу за водой. Чай, что принес Марк кончился. Да и хотелось побыть одной. Чувствовала себя дурочкой какой-то. Впервые за долгое время, мое обособление дало слабину. Я вдруг стала ощущать, что действительно белая сорока.
На следующий день мы собираемся компанией на даче. Я позвала Леру, которая очень даже была рада поехать с нами. Ей явно нравился Марк. Я же к этому относила спокойно. Ее дело. Она даже вырядилась и когда его завидела, подошла и поцеловала его не просто в щеку, а разок в уголок губ, тихонько сказав "упс". Потом подходит ко мне и мы уходим в дом. Я ей показываю мою комнату, а она охает и ахает, говоря, что теперь живем, как настоящие богачи.
- Я смотрю, у вас с Марком стали отношения куда лучше.
- Скорее.. Просто смирились с наличием друг друга.
- Да-да, я вижу. Ну что, пойдем веселиться?
- Да.. Я только переоденусь.
- Давай, жду тебя.
Кивну Лере, я подождала, пока закроется дверь. Потом посмотрела на себя в зеркало. Футболка, да длинная юбка. Я полезла в свой гардероб, который свезла сюда. Вещи, которые никак не носила в городе и нахожушорты милые и майку. Рассматриваю их и решаю надеть. Давно такое не носила. Даже стало как-то.. Не по себе. Но сегодня было особенно жарко и я решила, что не могу больше преть в той одежде, которую носила до этого. Попросила прощения у Бога за эту слабость и выхожу. Все уже себе разлили напитки, а я обхватила себя и пыталась невидимкой пройти на кухню.
- Ой, вы посмотрите, переоделась. Неужто жарко стало?
Замечаю Леру, проходя мимо комментариев молча и подхожу к ней. Но та стояла и говорила с Марком. Вижу, что чокаются и выпивают вместе. Ладно. Пусть говорят. Чувствую себя не в своей тарелке, хотя по сути находилась у себя же дома. Решаю разобрать сумки на кухне, раскладывая все на столах и в холодильник.
- Мира! Вот ты где.. Ух ты! Ты переоделась! Неужели! Блин, Марк, знал бы ты какая была она в 15 лет! Совсем другая.
- Лер, замолчи!
- Ой, да ладно тебе. Я тебе всегда это говорила. Чего ты тут одна?
Я поднимаю глаза на Марка, задерживая их на нем на какое-то время, а потом потянулась за овощами.
- Да просто ты говорила с Марком и я не стала тебя трогать..
- Зануда. Давай помогу. Что ты хочешь делать? Ты же еще помнишь, что тебя нельзя к плите подпускать?
- Я просто хотела порезать салат. Не держи меня за отсталую..
Закатываю глаза. Вижу, как Лера оборачивается на Марка широко ему улыбнувшись.
- Поможешь нам? Или ты пойдешь с пацанами шашлык жарить? Вот, кстати.
И она достает ему шашлык.
Впрочем, когда Марк уходит, я чуть облегченно выдыхаю. Собственно и сама Лера ушла к ним на улицу. Ко мне присоединились другие девочки, которые стали что-то готовить и резать. Потом же я прохожу на диван в гостинной, просто сидя на нем. Вижу, что Лера уже почти виснет на шее у Марка, а тот и не против. Я, в общем-то, тоже не против. Догадываюсь, что Лерке он нравится.
- Мира? Хватит сидеть одной! Вот!
Это была Аня и с ней стояла Лида. Это были одни из самых красивых девочек в нашем классе. Они как-то переглядывались друг с другом и я покосилась на их стакан, что мне тянут.
- Что это?
- Просто сок. Ты просто как не родная тут. Расслабляйся давай!
Я забираю стакан и чуть улыбнулась. Только я не знала, что в этом соке был алкоголь, который мне неплохо дал в голову. Я довольно быстро охмелела, чувствуя странную слабость. Настроение стало лучше и появилась дурацкая улыбка. Лера с Марком куда-то ушли, уединились, а мне давали снова и снова по стакану этого волшебного сока, который я пила. А когда напилась, нашла сигарету, которую прикуриваю и с удовольствием затягиваюсь. Да, так долго не курила...
- Мир! Позови Марка, а то он куда-то пропал, а нам надо получить от него еще дрова!
Я почему-то не сообразила сама помочь в этом вопросе, а пошла на поиски Марка. Впрочем, долго искать его не пришлось. Прямо так и идя с сигаретой, я дохожу до комнаты и не стучась, открываю дверь, слегка вваливаясь внутрь. Замечаю Леру рядом с Марком и она вроде тянулась его целовать. А еще она была в одном лифчике. И сверху Марка. Затуп настиг меня и вместо какого-то комментария я слегка раздраженно зачесываю волосы назад и затягиваюсь дымом из сигареты, выдыхая.
- Марк, тебя зовут.. Я вам помешала?
Настигла обида.
Мне никогда не быть такой, чтобы нравится мальчикам. Лера нравится всем мальчикам. Друге девочки нравятся мальчикам. А я не туда и не сюда.
- Ты снова куришь? И ты пьяная?
- Я просто одну.. - Слегка пьяна и улыбаясь говорю это, демонстративно затягиваясь. - А что? Вы трезвые?
- Ты же бросила!
- Ну.. Видимо нет. Выпусти этого красавчика, он к тебе еще вернется. - Снова задерживаю взгляд на Марке, чувствуя.. Слабый укол ревности. Он встает и я отхожу в сторону, давая ему пройти. Вообще хотела взять Леру и найти еще выпить. Но как только около меня встал Марк, я опускаю глаза на его пах и увидела... Как там что-то выступает. Резко кровь хлынула к щекам и я покраснела, отводя глаза. Я не должна была это видеть. - Тебе.. Тебе стоит прикрыться. - А вообще, зачем я туда смотрю?  - Кстати, те слова, которые ты дал мне учить... Ты хочешь заставить меня выучить такую грязь?

+1

11

-Пожалуйста, Соколова.
С насмешкой смотрю на неё, взлохматив волосы и перехватив ручку, начиная записывать слова. Конечно же половина из них была лексиконом и жаргоном, но это не так уж и важно. Пусть учит. Я так решил, раз я теперь её учитель.
А на следующий день нас родители отпускают на дачу с друзьями. Мне вручили ключи и дали кучу наставлений. Я понимал, что и взрослые хотели побыть друг с другом хотя бы целые сутки. Порой они вели себя как молодая пара, что уж тут. Ничего удивительного, ведь у них были взрослые дети - мы. Ещё год и мы будем совершеннолетними, закончим школу и я планирую и вовсе упорхнуть из родительского гнезда. А пока, попросту смирился.
Закупившись в магазине с ребятами алкоголем и едой, мы едем дальше, на дачу. И друзья мои примечают, что дом на самом деле классный. Вроде как даже всем хватило мест. Но размещение - это не моя забота. Сегодня я понял, что хочу обратить внимание на Леру. У неё было миловидное личико - это раз, а два - я делал это для того, чтобы показать Мире, что, если она приведёт себя в порядок и перестанет быть монашкой, то на неё обязательно клюнут пацаны. Я пожил с Мирой и мог смело заявить, что она не была не красивой. Разве что, у неё точно была восточная кровь и некоторые называли её чуркой.
Я стоял рядом с Лерой и наливал нам алкоголь, мило беседуя с ней. Мы заигрывали друг с другом до тех пор, пока не подошла Мира.
-Правда? И какая же она была? -сложить два плюс два не было сложно. В пятнадцать умер её отец. Видимо, это сильно повлияло на психику Мирославы. Не то, чтобы это сильно меня интересовало. Я просто знал, что многие люди меняются после смерти любимых. Меняется и их жизнь в том числе. Мира оказалась одной из таких людей. Ну а про то, что Мирослава не умела готовить, я не знал. Ведь помнил, как она меня кормила всю неделю. Я не углублялся. Возможно, Лера её просто стебёт. Но, когда обращаются ко мне, я пожимаю плечами. -Мне надо сделать шашлык с пацанами. Уверен, что вы тут и без меня справитесь. -отхожу от Леры и замечаю, как выглядит Мирослава. Для меня это стало удивлением и я даже изогнул бровь. -Классные шортики. Идёшь на пути к успеху.
Подмигнув Мирославе, выхожу из дома. Парни уже разобрались с мангалом, засыпав туда угли и всё остальное. Я решил насадить мясо, чтобы потом не было лишних дел. Ведь у всех ещё куча вопросов появилось в стиле: "А где это лежит" или "А где я буду спать?". Как будто мы сюда за этим приехали, а я и вовсе тут был главный знаток! Сам только второй раз. В общем, я отправлял всех к Мире. Всё-таки это как моя дача, так и её. Если бы эта дача была только моей, то я бы ещё и отвечал на такие вопросы, возможно. Сейчас же не видел смысла. Мира девушка, а значит, хозяйка. Я прекрасно разделил наши обязанности, в общем. Мне было без разницы, согласна она с этим или нет, но к ней теперь посыпались вопросы. Кто-то даже сказал, что Соколова вроде как нормальная. Мне комментировать тут было решительно нечего, увы.
Чем больше я накидывался, тем больше мне становилось лучше. И вот, как итог, очень вовремя подвернулась Лера, которая предложила мне прошвырнуться на второй этаж. А кто я такой, чтобы ей отказывать? Конечно же я не отказал, поднимаясь с ней наверх и продолжая наш разговор уже в постели. Она неплохо целовалась и всё постепенно двигалось к сексу, если бы... если бы дверь не открылась и я не увидел там монашку с сигаретой, набуханную ещё вдобавок. Я уставился на Соколову, да и Лера в общем-то тоже.
-Я не знал, что ты куришь. А это разве не грех? И когда ты успела так накидаться?- видимо, трах с Лерой мне придётся перенести. Но я не сильно обломался. Меня больше заинтересовала Мирослава. Я всем запретил курить в доме, а она расхаживала тут с сигаретой, подавая дурной пример. Медленно подхожу к ней, поправив одежду. Собираюсь уже пройти мимо, как она задерживает меня своими высказываниями. Заметив мой стояк, Мирослава всё-таки не сдержалась, заставив меня усмехнуться. Я знаю, что это всё её смущает, так что я решаю подлить масло в огонь, когда беру её руку и кладу себе на вставший член через ткань спортивных лёгких штанов. -Намёк понят, Соколова. И да, я хочу, чтобы ты выучила всё, что я попросил.
Слышу сзади смешок Леры, а потом прохожу мимо пьяной Мирославы и спускаюсь вниз. Вечеринка шла полным ходом. Но по итогу, мы все отправились купаться. Те, кто не хотел плавать, просто бухали на берегу. А вот мы и правда устроили заплыв. Но я себе позволил искупаться только один раз, так как после болезни. После, сразу же переоделся в сухое, оказываясь на берегу. На глаза попадается Мира, которая присосалась к стакану с алкоголем. Вот они какие, монашки. Всё ясно в общем-то.
Мы возвращаемся домой и продолжаем уже пьянку там. Кто-то с кем-то попеременно уединяется, но мой черёд с Лерой так и не наступил. Потому что я был слишком общительный и уделял время другим людям, по итогу доходя до кухни, чтобы подлить выпивки, замечая Мирославу, которая тянулась к верхней полке за графином. Подхожу к ней и опережаю девушку, достав то, что было ей нужно.
-Ты забавная, когда пьяная. На многое ли ты способна в таком состоянии? -я медленно наклоняюсь к её губам, проверяя реакцию и делая это в самом деле максимально тормознуто, но уже опалив дыханием её кожу. Наши губы уже почти столкнулись, но я свернул к её уху.-Даже не думай. Никаких поцелуев, это инцест. Да и такие как я... не в твоём вкусе, да? Тебе нравятся больше тихони. Наверное, очкарики, которые будут пол года идти с тобой за ручку и готовиться тебя поцеловать. И ещё года три им понадобится, чтобы с тобой переспать.  Ах да, совместные походы в церковь, разговоры о боге, о религии там...ммм...  -я явно издевался, хотя по пьяни мне было самую малость обидно, что Мирослава считает меня отвратительным. Дьяволом, да кем угодно. Я привык получать своё, привык получать внимание девушек, так что Мирослава меня вводила в некоторые комплексы, если честно. Это было глупо, но сейчас я об этом задумался. -Не смотри так на меня. И я хочу тебя успокоить. Как только я сдам летом экзамены - буду пробовать поступать в Питер или Москву. Я не буду жить здесь, в Ейске. Так что терпеть тебе меня совсем не долго осталось.
Наверное, надо было меньше пить, чтобы меньше говорить Соколовой. Но я уж не сдержался. И теперь развернулся, уходя к друзьям. В этот день с Лерой я так и не переспал. Она напилась в дрова и уснула раньше всех. Я же сидел до двух ночи с ребятами у костра на улице, общаясь и попивая алкоголь. И да, я сделал вывод, что мне понравились эти ребята. Год скучать мне всё же не придётся - уже хорошо.
Утром мы все вместе убирались, а потом поехали домой, где я долго лежал в ванной, а потом сел за уроки, не контактируя с Мирославой. Не видел никакого в этом смысла. Зачем? Сама приползёт, когда ей будет надо. За ужином отец сказал, что через пару дней моя комната будет готова и мы переберёмся туда. Что же, мы практически отмучились. Замечательно.
-В моей комнате мы не будем вешать ширму. -заявляю я перед сном и отодвигаю ширму, где переодевалась Соколова. Вижу её нижнее бельё, удивлённо уставившись. -Мдааа, с таким раскладом ты себе точно никого не найдёшь. Ты это у своей бабушки спиздила? Мира, тебе же семнадцать... -сокрушительно качаю головой. Да что уж там, у меня даже мысли из головы все улетучились, которые я ей хотел озвучить, касательно ширмы и своей комнаты. -Ну в общем... эм... завтра я хочу сделать тебе небольшой подарок.

+1

12

Самое ужасное ощущение. Ужасно смущающе, когда руку мою кладут кладут на пах. О. Бо.же. Мой.В прямом смысле. Я даже вытянулась в струну, смотря прямо вперед себя, пока сигарета медленно тлела в моих руках.
Боже.
Боже.
Он.. Огромный. Я боялась расслабить пальцы, пока он все вжимал свою руку в себя. Мне кажется, я и вовсе перестала дышать. И стала пунцовая, в прямом смысле.
- М-марк.. - Начинаю мямлить что-то, хотя в голове настоящий сумбур. Потом перевожу на него глаза, смотря прямо в его с нескрываемым шоком. А чего это я руку даже не пытаюсь отнять. - Никаких намеков. Я ничего такого не имела в виду.. - И это будто заставляет меня одуматься и оторвать от тела Марка свою руку, убирая ее назад и попятившись невольно назад. Упираюсь спиной в стену, так и не поднимая больше глаз. - Это же.. Ругательства.. Зачем мне это учить..
Лера усмехается позади, а Марк продвигается дальше. А у меня внутри все переворачивается и снова подкашиваются ноги. Зачем он доводит до такого я не могу понять.
- И давно у тебя это?
Я не сразу реагирую, но потом поднимаю голову.
- Что?
- Что-что. Чего ты так на Марка реагируешь?
- Я? Я никак не реагирую. Ты не видишь, что он делает? Он хочет, чтобы я однажды умерла от сердечного приступа! Он специально изводит меня!
- Да? Уверена? Ну-ну. Что-то Вы ребята интересные игры ведете. Он тебе нравится?
- Нет! - Вскидываю и слишком бурно реагирую я и нервно засмеялась. - Он!? Мне? Он же мне как брат! Ты чего.. Не говори глупостей!
Не знаю почему я вдруг так испугалась этого вопроса и почему поняла, что Лера мне не поверила.
- Тогда я могу дальше к нему приставать?
- Да.. Твое же дело..
Я всегда ставила чьи-то интересы превыше своих. А тут я не могла сказать другого. Потому что о чем я вообще тут воображаю? Кто мне Марк? Брат. Он сын маминого хахаля. Он тот кто заставляет меня притрагиваться к грязным ещам и заставляет мое тело млеть от одного прикосновения. Тот, от которого подкашиваются ноги, потеют ладошки и от которого кожа покрывается мурашками.
В итоге, мы идем с Лерой вниз, где было много народу. Решив все дела, вскоре все отправились пить на речку. Я пополза за всеми, попивая свои остатки алкоголя. В общем-то, с ним и обнималась до поры до времени. Наблюдала за Марком, от чего-то продолжая возмущаться над словами Леры о том, что он мне нравится. А чего я тогда так луплюсь на него, не имея возможности отвести глаза? От чего он так восхищает меня? Поражает? От чего я так чувствую себя рядом с ним. За это выпиваю дальше. За свои мысли. Лерка, вон, купается, ей хорошо. Всем весело. А я уже совсем охмелела.
Вернувшись домой, я медленно бреду за поисками воды. Но поиски как-то затягиваются, пока я не замечаю графин на верхней полке. Нет бы взять стул и потянуться за ним, но нет. Я посчитала, что смогу дотянуться. Чуть кряхчу даже, пока рядом не появляются еще руки, перехватывая то, за чем я тянулась. Оборачиваюсь, а это Марк. И снова так близко, что дыхание спирает. Глаза падают на его губы и я краснею, отводя взгляд куда угодно, лишь бы не на Марка. А он будто назло оказывается слишком близко ко мне. Невольно вжимаюсь задницей в столешницу, прикусывая собственные губы. А вот его вопрос заставляет задуматься. Я смотрю на него вопросительно. Собственно, а почему я вообще задумываюсь.
- Не знаю... - Все что выдохнула я, поняв, что Марк ко мне все ближе и ближе. А если быть точнее, то его лицо. Он наклонялся ниже, подходил ближе, становясь совсем впритык. Двигался он максимально медленно, будто время затормозило. Я сжимаю пальцами столешницу и лишь спрашиваю себя: что мне мешает сбежать прямо сейчас и предотвратить все это? Его губы уже совсем близки к моим и я опускаю глаза, Почти касается их, я чувствую дыхание и невольно приоткрываю рот. Голову кружило. То ли от алкоголя, то ли от глупости, что мы тут творили. Так нельзя. А с другой стороны, появляется вопрос: а почему нельзя? Почему всем можно, а мне нет? Почему все делают, что хотят и все родственники живы, а мне нельзя, но при этом я ничего не могу заиметь?
В том числе и его.
Почему эти пьяные мысли так хаотично теперь мучали меня. Мучали тем, что я хотела получить и отрицала это. Наказываю себя саму.
Но Марк вдруг резко отводит голову в сторону и теперь его дыхание обжигает ухо. Так же, как и его слова. Будто режет ножом все внутри. Портит момент.
Да, а на что я надеялась?
Дура, такая дура. Господи, как же я глупо выглядела.
Прикрываю глаза, коря себя. И вздрагивая от слова инцест. Почему он об этом думает, а я нет? Почему я стала такой неправильной, когда он должен быть таким?
А еще я опускаю глаза, когда он говорит, что такие, как он не в моем вкусе. И да. И нет. Это сложно. Он не в моем вкусе, потому что я не в его вкусе. Зачем мне желать того, кому я сама не нравлюсь? И пока Марк перечислял возможных претендентов, точнее, их образы, я все обдумывала его слова о том, нравится ли он мне или нет.
И все же.. И да, и нет. Мы настолько разные.. Все привлекательное склоняет тебя нагрешить. Как яблоко у Евы и Адама, всему виной змей искуситель. Так вот, Марк - это Змей Искуситель для меня. И я больше боялась его, нежели он мне не нравился. Я боялась, что он обманет меня, одурачит, чарует и потом будет долго смеяться, потому что я раскатала губу, а ее раскатывать бы не следовало. Я рассматривала Марка столько раз, все его татуировки, мимику и эмоции.. Все это было чем-то новым и другим. Но разве я могла с уверенностью сказать, что он мне не нравится? Мне не нравится, когда он беспросветно бухает и водит девушек, громко с ними занимаясь сексом. Но только лишь потому, что меня бесит его беспардонность или потому что я сама пустое место в его глазах и мне хочется ему противоставлять все, что мне кажется неправильным? Это слишком сложно. И он не понимает. Совсем не понимает.
- Это сложно..
Лишь выдыхаю я, но больше самой себе. Впрочем, когда Марк стал говорить про отъезд, я поднимаю глаза и взволновано смотрю.
- Уезжаешь? Родители разве знают об этом? То есть.. Может быть это ты перестанешь меня терпеть, раз сам пытаешься сбежать? Тебя никто не гнал и не выгонял. Значит.. Ты сам хочешь убежать.
Тихо подытоживаю и опускаю голову снова, почти прячась за прямыми длинными темными прядями волос. Но наверное, я впервые за столько времени, что его знаю, услышала о его планах. Мы никогда ничего друг другу не рассказывали. И пусть все это было сказано с целью задеть меня, все равно это было первое откровение от него.
Когда Воронов развернулся, я не выдержала и смотрела ему в спине. Внутри остался неприятный осадок, а еще меня все же чуть повело и я чуть было не падаю. Это все алкоголь. Я решила не задерживаться и не мозолить глаза. Выпиваю стакан воды и ухожу спать. Ребята еще долго шумели, но я так напилась, так эмоционально вымоталась, что заснула без задних ног.
А вот на следующий день я испытывала максимальную неловкость. За свою реакцию,за сказанное, за услышанное.. Я даже вчера дотронулась до того, до чего не должна была дотрагиваться! И это чуть ли не заставляло меня визжать! Оставалось лишь надеяться, что сам Марк не придаст этому всего значения. Мы сделаем вид, что ничего этого не было, а еще может стоить держать дистанцию? Чем он ближе, тем я меньше сопротивляюсь. Да.. Пожалуй, нужно держать дистанцию. И у меня получалось делать это весь день. И сам Марк не особо шел на контакт, сегодня он уже не был таким сговорчивым и добреньким. Просто занимался своими делами и общался с друзьями. Лера же умирала по больше части и пила пиво вперемешку с водой, надеясь, что ей станет лучше. Но она разок задержала на мне свои глаза, чуть прищурившись и странно улыбнувшись. Я же сегодня оделась даже, как обычно, лишь бы не привлекать внимание.
Приехав домой, спряталась за своей ширмой. Сидела там до тех пор, пока не пришлось выйти на ужин. Там мы узнаем, что скоро настанет время сидеть в комнате Марка и теперь уже я буду его гостьей.
Поужинав, мою посуду и ухожу мыться. А уже в комнате переодеваюсь, стягивая с себя одежду. Вот только Марку приспичило поговорить и вдруг ткань отодвигается и он оказывается на моей половине. Я смотрела на него широко распахнутыми глазами, начиная резко прикрываться. А он оглядел и слишком сделал критичное лицо. И мне совсем не понравился его комментарий!
- Что? Это мое белье, что такого!? Почему ты вообще это комментируешь, я твоего мнения не спрашивала!
И чтобы он там про ширму не говорил, я ее все равно навешаю! Пусть не думает, что я просто оставлю так!
Но когда я услышала слова про подарок, то тут же меняюсь в лице. Наверное, оно стало слишком наивным и детским. Подарок - это слово вызывало во мне совсем особенный интерес хотя бы потому, что каждая сирота любит их получать. Это та редкость, которую мы получали и это действительно было волшебно. А тут.. Марк мне говорит об этом.
- Да... Не стоит. Ты не должен тратиться на меня.
Это была вторая сторона сироты. Тебе вечно кажется, что ты слишком много всего просишь и слишком много раскатываешь губу. А я тем временем, натянула на себя ночнушку и сажусь на кровать.
- Спокойной ночи, Марк.
Впервые с ним решаю попрощаться перед сном. До этого я никогда так не делала. Может быть в последнее время что-то и поменялось, но я старалась на это не обращать внимание. Если мы с Марком хотя бы научимся переваривать друг друга, родителям от этого хотя бы станет лучше.
На следующее же утро встаю по будильнику, как всегда. Как всегда Марк валялся в кровати, будет греть щеку на подушке до последнего. И как всегда он просыпается тогда, когда я уже сидела за столом и завтракала.
- Мира, какая прелесть! Ты сегодня более нарядная! Что-то случилось? Понравился мальчик?
Я тут же покраснела и чуть было не выплюнула чай. Что на мне такого? Я всего лишь одела юбку другую, чуть выше колена, да блузку. Ах да.. Подкрасилась, точно. Подвела глаза и чуть намазала на губы блеск.
- Нет.. Я.. Просто. - Да, просто. Действительно. Кто тебе поверит? Тебе просто хочется выглядеть симпатичне. Но с чего бы это? Ответом на вопрос будто, мой взгляд падает на Марка, который сидел напротив меня. Я ему ставлю молоко для кофе, видя, что он его себе заваривает. Простой заботливый акт. Может быть привычка после тех дней, что я провела с ним, пока он болел?
В школу мы идем вдвоем, но я старалась быть тише воды. Иногда поглядывала, разглядывая Марка, пока он не обращал на меня внимания.
- Как ты себя чувствуешь? Ты снова купался, но до конца не поправился. А сейчас как?
По дороге вдруг меня перехватывает знакомый. Мы вместе с ним ходим в православную вечернюю школу.
- Мирослава! Здравствуй! Как ты чудесно выглядишь! Ты сегодня идешь в вечернюю школу?
- Привет, Влад! Да, иду. А ты?
Улыбаюсь ему, а он поправляет свои очки, чуть смущенно улыбаясь.
- И я. Хотел.. Тебя встретить после школы и проводить.
Я это никак не восприняла, но чуть выпрямилась, не зная, что и ответить. Он был довольно милым парнем, просто за мной никто никогда не пытался ухаживать и я затупила сейчас.
- Эм.. Конечно. Давай. После уроков тогда.
Махнув ему рукой, я пошла дальше в школу, никак это не комментируя. А еще по дороге прицепились подружки Воронова, откровенно меня отодвинув от него, хотя я пыталась пойти поближе. Это меня расстроило и взбесило.
В школе Воронов, как всегда был окружен людьми. Даже Лера с ним рядом там стояла. Хотя, заметив, как я на них поглядываю, махнула мне рукой. Сначала я помялась,а потом решила подойти, встав рядом. Слушала, что они обсуждали. Оказывается, они обсуждают концерт, который готовился в честь дня учителя.
- А Мира очень круто поет!
Вдруг вставляет свои пять копеек Лера и подталкивает меня вперед, будто заставляя меня иметь с кем-то дело.
- Д-да.. Я могу сочинить что-нибудь. И спеть.
Хмуро говорю, ненавидяще смотря на подругу.
- О, точно. Мира же в прошлом у нас поэтесса. Ты еще не растеряла свои навыки?
- Нет. Просто.. не было желания.
- Только давай в твоей песне не будет ничего о Боге.
Закатываю глаза, пока все смеялись, и задерживаю их после на Воронове.
- Ты ел? Ты только поправляешься, я не видела, чтобы ты обедал.
С этими словами я разворачиваюсь и отхожу к своему столу. Достаю оттуда сендвичи, которые делала себе утром. На самом деле, я специально сделала побольше. Я хотела часть отдать Марку. Поэтому подхожу к нему и тяну.
- Вот.
- О-о-о! Мы впервые видим ваше взаимодействие! Вы так мило смотритесь!
Я покраснела, спешно оставила бутерброды на столе и отошла, снова сев за свое место и сделав вид, что очень занята, уперев глаза в учебники. Да.. Что это я.. Поухаживать за Марком решила. Это наверняка странно смотрится, когда я так ни с того ни с сего поступаю. Хорошо, что после школы я иду не домой. Это оттягивает время неловкостей. А мне было максимально неловко. И в голову опять загружается воспоминание, как я лапала его за причинное место.
Вдруг обхватываю руками голову и тихо заворчав, ударилась лбом о стол, лишь бы перестать об этом думать.
Ладно.. Это выглядит еще более странно.
Как кончаются уроки, я не спеша выхожу из школы, замечая Влада. Он помахал мне и я чуть улыбнулась. Мы идем в школу и проводим там какое-то время. А потом он решает меня еще проводить до дома, обсуждая то, что мы сегодня услышали. Вот только у самого дома замечаю Марка с пакетом, поднимая на него глаза. А в это время Влад взял меня за руку привлекая внимание.
- Ты ведь согласна со мной пойти?
А я как увидела Марка вообще все прослушала и сейчас от него еле глаза отвела.
- Ч-что?
- Ну.. На концерт духовых инструментов. У меня есть два билета.
- А.. Да.. Можно. Было бы чудесно.
Говорю это без задней мысли.
- А кто это? Я видел его с тобой сегодня утром. Приветствую.
Вдруг кивает Влад на Марка, а я распахиваю глаза.
- Это... Мой.. - И как мне его назвать. Случилась неловкая пауза. - В общем.. Мы с ним живем вместе. - Вижу, как лицо Влада меняется и я поспешила объяснить. - Он что-то вроде брата. Его зовут Марк.
- Приятно познакомиться, Марк. - Зачем-то проявляет свою учтивость мой сопроводитель. - Меня зовут Владислав.

+1

13

Тогда я не понимал, нормально ли всё это и как так можно. Я привык видеть девочек в стрингах, а не в бабушкиных трусах! Это вообще не прибавляло сексуальности, напротив, отталкивало. Мира совсем из ума выжила со своей церковью. Я считал, что она так навсегда может остаться одна. Не то, чтобы меня это волновало, но она зачем-то сама губила свою жизнь после смерти отца, сходя с ума.
Утром я особенно не выспался. Так что не сразу заметил, что с Мирославой не так, которая по итогу протянула мне молоко и я наконец-то задержал на ней взгляд. Подкрасилась. Кажется, так. Интересно, что это с ней?
На мотике я решил не ехать сегодня в школу. Бензина практически нет, а заезжать на заправку - не вариант, опоздаю в школу иначе. Так что пришлось тащиться пешком поодаль от Соколовой. И что вы думаете? Она вновь проявляет ко мне заботу.
-Всё нормально. Беспокоишься, что опять придётся сидеть со мной?
Но ответ на этот вопрос я не получил. Вместо этого я увидел какого-то парня, который подошел к Соколовой. И тут всё вдруг встало на свои места! Стало ясно, почему Мира оделась по-другому и накрасилась. Потому что в её жизни появился тот самый очкастый додик. Я ведь говорил, что такие в её вкусе и не прогадал, хмыкнув теперь. Не знаю, почему, но мне это не понравилось. Мне не нравились люди, у которых проблема с головой. На каждый товар свой купец, это верно, но ведь Мира не была уродиной и была достойна чего-то другого, а не этого дохлика, который даже защитить её не сможет. Ай, ладно. Это не моё дело.
Я ускорил шаг, уходя на середине диалога этой парочки, вскоре встречая одноклассниц, здороваясь с ними, в том числе и с Лерой. В школе я чувствовал себя отлично. Потому что не вспоминал о Мире, пока она сама о себе не напомнила. Оказывается, она умела петь и даже сочиняла что-то. Здорово, что у неё есть таланты. У меня вот нет, как я считал. Признаться честно, всегда хотелось что-нибудь уметь, но я за собой не замечал ничего такого. Да, умел чинить машины, хорошо учился, отлично знал английский. Но это ведь не таланты. Талант - это если бы я умел собирать машины. Желательно из говна и палки. А это всё... бред.
Для меня становится удивлением, что Мирослава вдруг при всех заботится обо мне вновь, протянув мне еду. Я замешкался, но понял, что хочу и правда поесть.
-Ууу, Марк, поделись!
-Спасибо, Мира.
Конечно же я не один всё это съел, но мне и правда было приятно. Поэтому, после школы я всё-таки пошел в магазин нижнего белья. На глаз я приметил, какой размер у Соколовой. Ведь бывшей я часто дарил нижнее бельё и умел определять подобные вещи практически безошибочно. Вот и сейчас я взял три хороших разноцветных комплекта для Мирославы. Пора уже из монашки превращаться в человека, а то это какой-то идиотизм. После магазина захожу к пацанам на площадку, поиграв немного в футбол. А затем, иду домой. Я продолжаю удивляться, когда вижу снова этого парня рядом с Мирославой. Он берёт её за руку и куда-то приглашает. Я не тороплюсь к ним подойти, просто курю, не мешаю. Сам не знаю, зачем на меня обращают внимание. Но раз так, то взгляд я поднимаю, замечая, что этот парень уже видит во мне соперника и не уверен в себе. Это видно по глазам. Но то, как представляет меня Соколова, совершенно мне не нравится. Я изгиба бровь, а потом всё же пожимаю руку этому парню.
-Марк. -я притворно улыбнулся. -Расслабься, я действительно просто живу с ней. В одной комнате. Мы не родные. Но не бойся, не уведу. Вы подходите друг другу. А такие, как ты, во вкусе Мирославы. Она тащится по таким мальчикам. -ухмыльнувшись, я вдруг опомнился и протянул ей пакет. -А это тебе, Мир. Надеюсь, мой подарок поможет вам в вашем первом разе. Уверен, что у вас ещё ничего не было. Ты с ней только поаккуратней, она девственница и любительница бабушкиных панталонов. Но это разве может сравниться с тем, какой доброй души она человек?  -сам не знаю, что на меня нашло, но изо рта буквально лился яд. Скорей всего меня зацепило, что Мира отозвалась обо мне как "Он что-то вроде...". Как будто я был вообще никем, пустым местом. Зачем тогда ухаживать за мной, беспокоиться? Не понимаю я этих набожных христанутых людей. Странные. -А вообще... -вдруг меняюсь в лице и делаю шаг вперёд к этому додику, положив руку на его плечо, сжав. -Обидишь её - пожалеешь. Кстати, никуда она с тобой не пойдёт. У неё английский.
-Что?! Мира, что это значит?! Почему он тобой командует?!
Но я не слушал. Грубо взял Соколову за руку, вводя её в парадную и нажимая на кнопку лифта.
-Ну что, раздвинешь перед ним наконец-то ноги? Тебе давно пора. -чуть прищуриваюсь, а затем захожу вместе с девушкой в лифт. -Ладно, по поводу английского - забей и иди куда хочешь. Я понимаю, личная жизнь куда важнее учёбы и поступления. В другой раз позанимаемся.
Натянуто улыбнувшись, выхожу из лифта и первым захожу в квартиру. Мама Миры уже пришла и стала быстро разогревать нам еду. Я же решил углубиться в уроки, воткнув наушники в уши, слушая музыку. Сам не понимаю, с чего у меня вдруг такое неадекватное поведение, касательно Мирославы, но что есть, то есть.
Я не общался с ней до следующего утра. Но на этот раз я собирался поехать на мотике, а Мира выходила вместе со мной. Я уже хотел было предложить её подвезти, но заметил этого очкарика, который держал скромный букет красных роз. Фу, как убого смотрится. Я скривился и без слов пошел к мотику, уезжая в сторону школы. Сама пусть разбирается с этим как хочет. Я же сегодня был ботаником номер один. Постоянно что-то писал и делал, выходил к доске. В общем, нахватал кучу хороших оценок и порадовал учителей. Им понравился я и они уже ставили меня в пример другим ученикам. Но все знали на самом деле, какой я распиздяй.
После школы все собираются на старом футбольном поле с прогнившими трибунами. Можно было посчитать по пальцам живые, на которых можно было посидеть. Мда, мэр города Ейска явно был кретином. Люди ведь хотели заниматься спортом. Ну ладно, в нашем случае - просто побухать, тоже как вариант. Я купил себе пиво и поднял голову, когда пришла Ника. Она училась в другой школе, но её всё равно все знали. Вообще, неплохое количество людей собралось, в том числе и Мира с Лерой. При Лере я не хотел лизаться с Никой, но та сама меня слишком чувственно поцеловала и я слабо, но ответил. Хотя, признаться честно, она уже меня не вставляла. Но от её предложения пойти к ней и уединиться отказаться я не смог.
-Мы отойдём на часок. Скоро вернёмся.
Махнув рукой, я ухожу с Никой. Она жила в пяти минутах ходьбы отсюда. Так что всё было ровно. А секс, как обычно, достаточно горячим. Так что вернулись мы весьма довольными обратно. Я задерживаю взгляд на Мире, но резко его отвожу. Вспомнил её формировку предложения.
Вечером я прихожу домой последним, слыша повышенные тона и заходя к себе в комнату. Её уже полностью отделали и моя комната была в прекрасных тонах молочного шоколада. Я бы и дальше любовался тем, какой стала моя комната, если бы не заметил наши кровати, которые стояли вплотную.
-Мира, мы не можем ничего сделать! Если хочешь - езжай жить на дачу, а мы будем оплачивать тебе такси туда и обратно, но не трепи нервы, прошу тебя!
В комнате мы наконец-то остаёмся одни. Моя комната была меньше по метражу, поэтому так и вышло. Был ли я рад? Не особо.
-Могло быть и хуже. Мы могли спать в одной постели. А я - это не твой новый ёбырь, понимаю, как тебе обломно.
Пожав плечами, ухожу ужинать. В этих семейных разборках я участвовать не хотел, зато спокойно поужинал, а потом сел за уроки. Так, по мелочи. Соколова теперь переодевалась в ванной и была явно без настроения. Но я должен был подлить масло в огонь. Когда Мира легла на кровать и отвернулась, я подобрался поближе и, быстро скинув с неё одеяло, задрал её ночнушку, оголив задницу, которая была в стрингах. Которые я подарил. Это смотрелось... просто охуенно. Да, внизу живота у меня стало теплеть и я медленно остранился.
-Ну... вот теперь другое дело.

+1

14

Я считала, что мы с Марком уже почти дошли до той точки, когда могли бы нормально общаться. Ну что если я правда совсем не знаю, как его назвать? Кто он мне? Брат? Нет, не брат. Наши родители не женаты. Он сын маминого друга, дяди Яна. Точно так же, как я ему не сестра и вряд ли бы он кричал об этом на каждом углу, ну правда же? Дальше.. То, как я реагирую на него. Разве это делает его моим братом? Это извращение. Как я могу назвать его таким громким словом, как "брат", а потом втайне думать о нем, замечая лишь мужские достоинства, которые привлекают юных дам?
Поэтому.. Он вроде, как брат, ведь я сама не уверена, кто мы друг другу. Мне, порой, кажется, что он и вовсе не хочет, что я рядом стояла. Разве это делает нас кем-то, кроме сожителей?
Тем не менее, несмотря на то, что я увидела, что Воронов чем-то недоволен, он вдруг улыбается. Но это была совсем не искренняя улыбка. Он начинает раскрывать смысл моих слов. Пояснять со всех сторон, подчеркивать, кто мы друг другу и кем не являлись. Но вот.. Последние его комментарии заставляют на него посмотреть, как на отбитого. Злость тут же проявляется в моем взгляде и я невольно сжимаю руки в кулаки. Он стал меня унижать перед ним. Перед Владом. Так о чем еще говорить? Кто мы друг другу? Видим те, кто отравляют жизнь и существование.
И вот мне тянут пакет. Я сначала хмуро смотрю на самого Марка и совсем нерешительно протягиваю руку и забираю то, что мне тянут. Только от его слов лишь прикрываю глаза, потому что меня продолжали поливать холодной водой. Я думала, что умру от смущения и провалюсь сквозь землю. Нервно сглатываю, молясь, чтобы это поскорее закончилось. Не нужны мне никакие подарки. Особенно такие..
Когда Марк замолчал, я не посмотрела на Влада, так и стоя с опущенной головой, будто меня отчитали за плохое поведение родители или надзирательницы в приюте. По спине шел неприятный холодок, хотя на улице все еще было достаточно тепло.
Марк делает шаг к Владу и кладет руку на плечо. Я резко обернулась, боясь, что сейчас что-то будет. Но кроме предупреждения ничего и не случилось.
Он.. Переживает?
Знаете, люди каждый по разному выказывают свое беспокойство. Факт в том, что Марк однажды уже высказался всем по поводу обиды меня. Он заставил всех отстать от меня, по крайней мере, пока он не видит. Пока рядом. И тут вдруг тоже оставил свое предупреждение. И пока Марк смотрел на Влада, я смотрела именно на Воронова, силясь понять, что у него в голове. Он только что опустил меня и унизил, а следом просто встает на защиту.
Кто меня защитит от него самого?
Он ведь сделал мне больно..
Да, именно больно и я чувствую, как неприятно сжималось сердце. С каких-то пор я стала очень чувствительная к его оскорблениям и унижениям в мою сторону.
И знаете еще что? Я не могла ничего сказать из-за этого. В горле встал ком, а в голове было столько мыслей, что я не могла сфокусироваться на одной. Надо было что-то сказать, но Марк говорит первый и хватает меня за руку. Выдыхаю, смотря на него обижено, но ему-то все равно. Влад негодует, что меня просто уводят, а я и не помню, что у нас сегодня английский. Разве не завтра?
Меня уводят и я лишь успеваю обернутся на Влада, чувствуя, как мне стыдно после всего, что перед ним высказали. И стоило только оказаться в лифте, как моральное изнасилование продолжилось. Я начала медленно закипать от обиды, так же смотря себе под ноги, пока меня продолжали давить.
- Тебе какое дело до этого? - Вырывается у меня, тон был похож на рычание, потому что я это говорила через зубы. Мне все еще было обидно это слушать. Может быть потому, что он все совсем не так понимает! От того, что на меня и мое сознание воздействует так только один человек, он, становится еще более неприятно и обидно это слушать. Он просто не понимает..
- Марк, ты идиот. Этот поход должен был быть не сегодня. Что с тобой не так? Чего ты завелся? Зачем ты так поступил со мной?
Я вдруг поднимаю голову, смотря на него слишком испытывающе. Но двери лифта открываются прежде, чем я услышала хоть один ответ и мы заходим в квартиру. А там все как всегда. Мам улыбалась, она рада была нас видеть, стала хлопотать и накрывать на стол. Вот только ни у меня, ни у Марка не было никакого настроения, а я все так же сжимала в руках пакет, что мне подарили.
Больше мы с ним никак не контактировали. Он слушал слишком громко музыку в наушниках, будто нарочно отрезая себя от окружающих и пока он не видел, я смотрела на него все с той же обидно. Мне вообще было обидно и сердце неприятно сжималось, как только я вспоминала, что он наговорил мне сегодня. Будто ведро грязи скинули и оставили от этого отмываться одну.
Я была злая весь оставшийся вечер и даже не подумала рассматривать, что мне принес Марк. Я на него обиделась. Да, именно обиделась.
И на утро следующего дня мы не общались, а вот около дома вдруг стоял Влад с розами. Это было удивительно и странно. А еще должно было вызвать хоть какие-то эмоции, но.. Ничего, кроме неудобства, я не испытала. Марк выходил со мной в этот момент и я лишь наблюдала за ним, пока принимала цветы от Влада, как Воронов садится за мотоцикл и не оглядываясь просто уезжает. Мне снова стало обидно. А еще пришлось возвращаться домой и отбрыкиваться от ответов, кто мне подарил цветы. Почему-то.. Меня это все совсем не радовало. Зато мама поставила их на видное место на кухне, на стол. Мне было все равно, если честно. Уверена, что она поставила бы их ко мне в комнату, если бы там не начали вести ремонт с сегодня.
Лера спрашивала весь день, что со мной не так, а я лишь отнекивалась и держала в себе. Впрочем, у нее у самой настроение стало чуть похуже уже после уроков. Мы собрались на поле, где ребята играли в футбол. Мы же просто сидели, как поддержка. Точнее, я и вовсе просто пошла с Лерой, которая пришла посмотреть на Марка. Ладно.. То, что я пошла просто с Лерой тоже отговорка. Я тоже пришла посмотреть на Марка. Но лучше бы этого не делала. Опять, в который раз вспоминаю и нарываюсь на эти грабли. Я же знаю, что он за человек. Бабник. Я это поняла еще в первый месяц нашего сожительства, когда иногда приходили девушки домой, пока мамы и дяди Яна не было дома. Вот и сейчас.. Еще на даче он почти переспал с Лерой, а теперь к нему подходит другая красивая девица, которая более смело забирает свой поцелуй. Наверное, я выглядела слишком затравленно, когда задержала на них взгляд.
- Вот кобель.. Нет, он конечно шикарный кобель.. Но хоть бы постыдился.
Усмехается Лера, а я резко опускаю глаза и утыкаюсь в книгу.
- Мир? Ты чего?
Качаю головой, и слышу, как Марк уходим уединяться. Лера опять цокнула языком и усмехнулась.
- Надо было тоже брать свое, как Ника. Хотя может у меня еще есть шансы, как думаешь?
Пожимаю плечами, стараясь абстрагироваться от всего, что она мне говорит. Я не хотела думать и слышать о том, как девки дерутся из-за Марка.
- Что случилось, Мир?
- Просто нет настроения.
И это было правдой, что еще мне надо было сказать?
Жаль только не ушла через час примерно, чтобы не видеть их довольные рожи. Зависть - тоже грех. А меня бесило, что Марк заставлял вообще всему этому уподобляться. Все порочные вещи во мне всплывают и начинают беспокоить. Слишком много всего. Слишком много разных не нужных эмоций.
До появления Марка было так спокойно и гладко. А теперь я будто попала в шторм и барахтаюсь в нем без спасательного круга.
Наши взгляды с Вороновым встречаются. Так же смотрела обидчиво. Может надо было встать и унизить его при всех, как он вчера унижал меня перед мальчиком, которому я понравилась? А то ему можно и уходить уединяться, а мне надо было выговорить все!
Качнув головой, я засовываю книгу в сумку. Лера зовет меня, а я игнорирую и просто ухожу. Не хотела больше за этим смотреть. Хватит. Вот только дома было не лучше.
Придя домой, я была готова к тому, что буду жить временно в комнате Марка. Но когда захожу в саму комнату, я даже невольно выронила сумку.
- Ма-а-ам!? Мам, что это!?
- Что случилось? Мир, ну ты же видишь, комната очень маленькая, мы просто бы никуда не уместили бы твою кровать больше!
- И вы решили поставить ее к кровати Марка? Он же.. Он... Вы хотите, чтобы я спала с ним?
- Ну.. По сути, вы спите на раздельных кроватях..
- Которые прижаты друг к другу! Это.. Это неправильно!
Внутри все еще бушевала обида и это отчаяние. Ведь... Я буду спать рядом с Марком. Мне кажется, я уже готова от этого умереть. От смущение. По большей части. Представляю, что будет, когда Марк вернется и увидит это.
А он заходит прямо сейчас и я испуганно на него смотрю. Он и так терпеть меня не может, а теперь я должна чуть ли не с ним спать. А еще я вспоминаю, что он творил днем, наверняка предавался сладострастию с той Никой. Она была красивая, что не говори. Стройная и хорошо одевалась. Вот такие ему нравились. А такие, как я...
Я не должна об этом думать.
Мама предлагает мне жить на даче и я зажмуриваюсь. В этом доме больше нет никакого места, где я могла бы расслабиться. И никто этого не хочет понять.
Мама уходит и я все еще осматриваю кровать. И я думала, что самое плохое уже случилось, пока Марк не открывает свой рот. И я вскидываю на него голову, снова смотря на него с обидой и болью. Начинаю качать головой и резко выдыхаю.
- Марк.. Ты просто.. Отвратителен...
Это все, что я могла выдавить ему в ответ, пока в горле зассаднило от подкатывающей истерики. Мне неприятно это было слушать от него.
- А я - это не твоя Ника, не твоя Лера, не твоя любая соска из школы, которую можно зажать в углу! Представляю, как обломно тебе!
Вдруг рвется из меня и я подхватываю свои вещи, которые мне сложила мама, в один пакет. Ужинать я не хотела и просто пропустила этот момент. Лежала в ванной и пыталась успокоится. А когда стала выходить и одеваться, достаю из пакета тот самый пакет, в котором что-то лежало. Да.. "подарок" Марка. Я уже представляла там увидеть что-то безумно отвратительное, что мне испортит настроение. Наверное, поэтому медлила так с раскрытием его. А сейчас все же решила поставить на этом точку. Вот только, что я вижу? Когда я достаю одну маленькую коробочку за другой.. Это было белье. Очень красивое, между прочим. Я тут же покраснела от смущения. Он даже угадал с размером.. ОТкуда он узнал!? Он что подглядывал!? Ладно.. Это было действительно красиво и я не удержалась и примерила. Примерила и.. Мне понравилось, как это смотрелось. Совсем по другому.. И тело смотрелось по другому. Все очертания больше подчеркивались. Теперь я понимаю слова, что женщину делает уверенной в себе ее нижнее белье.
Решила не снимать, натянула лишь ночнушку сверху. Да и меня стали торопить, надо было выходить.
Через час, повторив уроки, я укладываюсь на кровать, на которой уже лежал Марк. На своей половине. Я постаралась лечь максимально к своему краю, чувствуя ужасное стеснение. Только выдыхаю, пытаюсь освободить свою голову от лишних мыслей, как вдруг мое одеяло задирают, а следом и ночнушку. Я охаю и пытаюсь прикрыться, зажмурившись. Щеки стали румяными, стали гореть. Я сажусь и поворачиваю голову на Марка, слыша его комментарий.
Ему... Понравилось?
Почему-то эта мысль засела в моей голове.
- Доволен собой? Я думала тебе на сегодня хватило обнаженки. - Спрашиваю его, чуть сведя брови у переносицы. А потом замечаю, что он так-то обнажен до пояса. Глаза стали скользить с его глаз по шее, по ключицам и ниже, до тех самых пор, где лежало одеяло на самых бедрах. Я снова выдыхаю и отворачиваю голову. Убираю переднюю прядь волос за ухо и пытаюсь прийти в себя.
- Да.. Я посмотрела твои подарки.. Очень красиво. Спасибо. Но носить я буду для себя. И не собираюсь ни перед кем раздвигать ноги. У меня нет ебырей! Но смотрю тебя очень этот момент интересует... Когда ты.. Уединяешься со своими девками, я тебе ничего не говорю. А ты зачем-то решил унизить меня. Я не понимаю за что? - Поднимаю глаза уже на него, задерживая вопросительный взгляд. - Что я плохого тебе сделала, что ты так меня ненавидишь? - Почему-то вопрос звучал не так громко, как я бы хотела это произнести. Вышло, как вышло. - И вообще.. Не хочу спрашивать, как ты угадал с размерами, но.. Все подошло.. - Даже слишком, учитывая, какой стал красивый бюст. Прямо, как в фильмах или сериалах, где женщина щеголяет и все пялятся на ее грудь. - В общем. Спасибо. Завтра у нас английский, так что переноси своих девок на другой день. - И я снова ложусь на свою половину и поворачиваюсь спиной к нему. Мне было очень волнительно. И честно не могла еще долго уснуть. Слишком долго. Я все еще с трудом переживала сказанные им грубости.
А знаете, что я еще еле пережила? Утро.
Почему? Потому что я каким-то образом оказалась на плече Марка. Закинув на него ножку, совсем не позаботилась во сне прикрыться, а ведь ночнушка задралась, оголяя то, что обычно стремлюсь никому не показывать.
Ночью что-то явно вышло из под контроля. А когда я поняла, что что-то не так и открываю глаза, замечаю, что Марк уже проснулся. Спросонья разглядываю его лицо, от чего-то пару секунд думая, что все это сон. Из головы выходит тот факт, что мы фактически спим вместе, наши кровати впритык друг к другу. Ладонь чуть заскользила по груди, не совсем так же понимая, что я его лапаю. А потом только замечаю время на часах. Я проспала.
- Вот блин!
Тут же просыпаюсь, подскакивая. Потом до меня быстро доходит, что я только что трогала Марка, подхватывая свои вещи и обернувшись, смотря на него весьма растеряна. Я силилась что-то сказать, но чувство, что я опаздываю, быстро сильнее.
- Я.. Я.. Прости.
И убегаю в ванную, быстро умываясь и переодеваясь. Я не любила опаздывать и сейчас почти на ходу выпиваю лишь стакан воды, не успевая сделать себе обед.
- Мира, ты куда так несешься? У тебя же еще есть время. Сядь и поешь.
- Нет, не могу. Я обещала Лере принести пораньше тетрадки, у нас сегодня контрольная. Все пока.
Я махнула всем, в том числе и Марку, выбегая из дома.
На самом деле сердце билось потом еще так бешено полдня от того, что я испытывала неудобство из-за утра. Я боялась, что мне еще за это выскажут и будет очередная разборка.
Весь день мы были очень заняты. Учебный год начался, видно сразу. Первые контрольные. Радовало только, что уроков было всего лишь 6. И я ожидаю Марка, с которым у нас английский. Вижу, что к нему снова подходит Ника и усмехаюсь, закатив глаза. Она его куда-то тащит, а я уже разозлилась. Я же попросила!
Качнув головой, поняла, что слишком долго жду. Поэтому просто разворачиваюсь и быстро ухожу в сторону дома. Одна. Внутри опять бушевала буря и злость. Наверное, все те слова, что я выучила отлично бы выразили мои эмоции. Родителей не было и я прохожу в комнату. Мою и Марка. Закидываю сумку и падаю на стул, громко выдыхая.
- Фак, битч, мазерфакер, эсхол, хор, слат...  Зачем я это помню? - Провожу руками по лицу и вздрагиваю, когда поворачиваюсь на стуле и вижу Марка. Аж вскочила, встав на ноги. - Ты здесь.. - Пытаюсь выглянуть из-за его плеча, чтобы увидеть хоть кого-то. - И даже один? Или дашь мне задание, посадишь на кухне и будешь дальше заниматься своими делами?

+1

15

Я не понимал, почему Мира тыкает в меня всеми этими девицами. Я ведь ей явно дал понять, что мне указывать вообще нельзя и я волен делать то, что хочу. А перед ней уж точно отчитываться не собираюсь. Но, признаться честно, мне на самом деле понравилось, как на ней смотрятся стринги. Ей шло. Мне нравился её образ.
-Вот как раз сейчас ты и говоришь мне про моих девок. -медленно сажусь и сканирую девушку взглядом. -Я не ненавижу тебя. Меня раздражает твой образ жизни. Но это твоё дело. Не мне с тобой детей крестить. -фыркаю, хотя по мне прекрасно видно, что я чем-то недоволен. Но настроение быстро меняется, когда Соколова сама переводит тему. -Пожалуйста. Я бы посмотрел, как на тебе всё это сидит, но ты ведь не разденешься передо мной, так что... буду просто представлять.
Пожимаю плечами, а потом укладываюсь спать, выключив свет. Я уже привык к тому, что вторую неделю ночевал в одной комнате с Соколовой. Мешала она мне тут куда меньше, чем я себе представлял и вовсе, если честно. Ночью я проснулся от того, что ко мне придвинулась Мирослава и самым наглым образом закинула на меня ногу, используя меня, как мягкую игрушку. Сперва я попытался отстраниться, но та вцепилась в меня, как клещ. Больше меня порадовало то, что её ночнушка задралась. Следующим шагом будет покупка для неё новой ночнушки, а то это вообще какой-то ужас и кошмар. Рукой я дотянулся до её задницы и смял, пока она ничего не чувствовала и спала. Да, жопа, что надо. И тут я понял, что совершенно не хочу, чтобы её задницу трогал тот очкарик. Он совершенно не достоин этого всего. Я не говорил, что достоин этого я, но... Мне было бы приятно, если бы Мира просто забыла про того додика в идиотских брюках и дедушкиных очках.
Лапал Соколову я до тех пор, пока у меня не встал. Только потом я заставил себя успокоиться и уснул, оставив ладонь на её талии. Воспользовался положением, так сказать. Обычно я никогда не спал просто так в одной кровати с девушками. Всегда доходило до чего-нибудь. А тут... не удалось, как говорится.
Утром я открываю глаза потому что пора вставать. Ладошка Мира скользит по моей груди, а я с интересом за ней наблюдаю. Ну конечно же, ей было интересно. Она - девственница, у которой никогда не было близости с мужчинами. Сомневаюсь, что к ней вообще был кто-то ближе меня. Так что сейчас её интерес понять было можно. И я не был против. Мне почему-то нравилось её растлевать и развращать. Это забавно, честное слово.
-И тебе привет.
Пожалуй, с ней нужно поговорить. Я не хотел, чтобы Соколова как-то боялась меня и мужчин в целом. Пора уже увести её от идиотской веры. Иначе на её будущем можно ставить крест, либо и правда отправлять её в монашки. Потом она найдёт себе такого же христанутого мужика, вроде того очкарика. У них будет миллион детей, нищета, зато вера в Бога станет непоколебима. Фу, это полный бред в общем-то.
Мирослава перегибала палку, когда даже не пошла завтракать. Вот, что стало действительно странным для меня. Нам определённо нужно поговорить вечером. Нельзя так реагировать на простые вещи.
После уроков к школе подошла Ника, которая предлагала пойти попить кофе. Я не отказал ей, решив, что это хорошая мысль. Да и если я задержусь на пол часа - это не криминал. Мирослава могла спокойно пообедать, пока я занимаюсь своими делами. Я потратил совершенно не много времени на Нику. А на обратном пути всё-таки зашел в магазин и купил Соколовой ночнушку. Да, я не её парень, но мне будет приятней, если Соколова будет лежать именно так рядом со мной.
Вернувшись домой, слышу до боли знакомые слова и улыбаюсь, как придурок, тихонько заходя в комнату. Тихо смеюсь. Она и правда выучила всё, какая умница. Но потом настроение резко меняется, когда она вновь несёт чушь.
-Мы договорились о занятиях, почему со мной должен кто-то быть? Вот, это тебе. -тяну Мирославе подарочный пакет, неосознанно и правда даря ей подарки, хотя я вовсе не пытался её кадрить и так далее. -Давай разбирать домашку. Ты ведь сделала её? -тянусь к тетрадям Соколовой, пока она открывает пакет с подарком и разворачивает мой подарок. Я не считал себя героем за всё это. Денег на такое мне не было жалко и я выбрал именно то, что понравилось мне самому. Это был поступок эгоиста больше, чем что-либо ещё, если честно. -Ошибок уже меньше, это хорошо. Сегодня будем смотреть фильм, а ты будешь переводить и задавать вопросы. Но не хочу смотреть фильм просто так, без закуски. Сделаешь пиццу? -откидываюсь на стуле назад, видя неуверенность в её взгляде. Помню, что готовить она практически не умеет. -Тебе пора учиться готовить, иначе твой очкарик на тебя не клюнет. Пусть к сердцу мужчине лежит через желудок. Пошли, приготовим вместе. Хочу пиццу - пиздец.
С этими словами, я встаю и иду на кухню, вытащив из холодильника всё самое необходимое. Жду Миру и задумчиво прикладываю палец к губам. -Ну можно... сделать мясную, а вторую с ветчиной и грибами.
Мы начали готовить вместе. А пока готовили, я начал разговаривать с Соколовой на английском, прося отвечать мне так же. Мы говорили о еде, узнавая под шумок друг о друге, кто и что любит есть. Я видел, что Мирослава даже расслабилась, но по итогу, порезала себе немного острым ножом палец. Цокнув языком, я всё откладываю, а потом несу перекись и пластырь, взяв её руку.
-Аккуратней надо.
Обрабатываю её ранку и заклеиваю, поднимая взгляд на её глаза. Чуть улыбнувшись, показывая, что всё нормально, тру сыр и отправляю пиццу в духовку. После, иду курить и возвращаюсь, чтобы найти нужный фильм. Смотреть мы будем "50 оттенков серого" на английском, но Мирославе об этом знать не обязательно.
Пицца приготовилась быстро, которую мы по итогу вытащили из духовки и, разрезав, запаслись соком, возвращаясь в комнату, устраиваясь на кровати. Я включаю фильм и начинаю просмотр. На самом деле, я никогда не видел этот фильм, просто хотел максимально смутить Миру, ведь знал, о чём он. Соколова переводила, но достаточно тормознуто. Сложно есть, пить и переводить. Потом она тоже не особо успевала за разговором персонажей фильма, но старалась, не расслабляясь. И только когда дело дошло до откровенных сцен, я заметил, как девушка начала смущаться. Победно ухмыльнувшись, сажусь ближе, опустив ладонь на её поясницу, погладив.
-Хотела бы попробовать так же, Соколова? Смотри, им там в телеке нравится... -перевожу руку на внутреннюю сторону её бедра, сжав. Я просто издевался и прикалывался. Мне нравилось. Но моя беспардонность  и любопытство всё-таки сыграли роль. Невозможно было удержаться. Так что я надавил ладонью на плечо Соколовой и повалил её на лопатки, задирая нагло её футболку, увидев грудь в лифчике. -Ух, отлично смотрится! Я доволен. -наконец-то посмотрел. Отстранившись, одёргиваю её футболку обратно и тяну руку Мирославе, заставив её сесть обратно. Вижу, как сильно она смутилась. А на заднем фоне начались охи и вздохи, что побудило меня приблизиться к Мире ещё ближе, беря двумя пальцами её за подбородок. Наклоняюсь к её губам. -Как часто ты трогаешь себя и думаешь на самом деле о близости с мужчинами?

+1

16

Я опускаю глаза, слыша, что мне говорит Марк. А потом стараюсь сделать максимально незаинтересованный вид. Мол, мне это все вообще не интересно-то на самом деле.
- Откуда я знаю. Ты же стоял с Никой. Подумала, что у вас опять "планы". - Я пальцами изобразила кавычки, а потом замечаю снова пакет в руках Марка. Он тянет его мне и я свожу брови на переносице. Опять подарок? Какой смысл было меня поливать говном, а потом дарить подарки. Вчера он сказал, что не ненавидит меня. Когда-то я ему так же ответила. Но что тогда им руководила, что он так груб со мной и неотесан. Будто специально хочет довести до слез. Мне, если честно, дается больших сил, чтобы не дать себе волю в этом. А он ничего не понимает. Как задевает своими словами. Он говорит, что ему есть дело лишь до того, как я выгляжу. И это большое противоречие, ведь после он обязательно скажет, что ему плевать на меня.
Я забираю пакет, не решаясь сразу сунуть туда нос. Но прежде чем все же сунуть нос, тяну тетрадку с домашкой.
- Сделала. Я прилежная ученица. - Весьма хмуро говорю. Не то, чтобы я себя как-то восхваляла, но тем не менее, это же правда. А потом все же раскрываю пакет увидев там совершенно прекрасную атласную ткань. А следом, развернув и полностью ее вытащив, расправив, я замечаю, что это весьма красивая, но коротенькая ночнушка. Начинаю краснеть, радуясь лишь тому, что сейчас мое лицо не видно за поднятыми с вещью руками. Он хочет.. Чтобы я это носила? Это правда очень красиво.. Но мне кажется, что совершенно не подходит для меня. Я уже чувствую неловкость только при одном этом виде. А носить..
Медленно опускаю руки, заботливо и аккуратно складывая ночнушку.
- Спасибо.. Это.. Очень красивая вещь.. Не стоило.. - Боюсь спросить зачем он это делает, вспоминая, как он вечно меня обсирает. И мои вещи, что я ношу. Параллельно Марк меня хвалит и я качаю головой. Но резко осекаюсь. - Что? Пиццу? - Волнение начало заполнять меня. Я не умела готовить, подумала, что это плата за то, что я получила этот подарок. Ну.. Он мне, я ему. Разве не так? Марк, правда, опять все портит и я злобно, обижено, смотрю ему в лицо. - Тебе Влад все не дает тебе покоя?
Я думала опять обидеться и отказать, но Марк и глазом не моргнул, просто ушел ковыряться на кухню. Я еще раз оглядела ночнушку и положила ее аккуратно на кровать. Наверное, это самая красивая вещь в моем гардеробе, после белья. И ведь все это стоило бешеных денег..
Прохожу на кухню, неуверенно подходя ближе к Марку, который роется в холодильнике. Следу за его мимикой, как он прикладывает палец к губам, задержав на этом взгляд.
- Угу..
Задумчиво лишь говорю и резко отворачиваю голову, когда Марк едва повернул голову в мою сторону. Надо прийти в себя, а не дурить.
Я могла резать, это было не сложно. Мне давали овощи, я их резала и наблюдала, что Марк делал дальше. Я и не знала, что он умеет готовить. И делал это довольно ловко без всякого замедления. Интересно, а кроме пиццы он что-то еще может готовить?
Пока мы готовили, еще и Марк решил устроить мне тест, начиная со мной общаться на английском. Я сама не замечаю, как стала задавать ему вопросы, будто другой язык делает из нас других людей. Будто через иностранный язык - это не мы, не я все узнаю, не я любопытничаю. Да и не я открываюсь ему, что-то рассказывая о своих предпочтениях. Это все иностранный язык, а вот людьми мы остаемся все теми же, прежними.
Отвлекаясь, порезалась и шикнула. Тут же прикладываю палец к губам, начиная втягивать кровь, чтобы та перестала идти. Стала метаться глазами, думая, где бы взять пластырь, но Марк уже оказывается рядом со всем этим и потянул травмированную руку на себя. Я удивленно на него посмотрела, а он с таким внимание обрабатывает мне палец и таким нежным крепким движением забинтовывает его пластырем, что я даже рот открыла.
- С-спасибо. Не стоило... Я и сама могла бы..
Я смутилась, опять. И отворачиваю голову, будто пряча свое выражение лица.
После мы ставим пиццу в духовку и я поразилась, как это было легко по итогу. Совсем не сложно, да. Сидела и сторожила ее на кухне, хотя Марк и сказал, что ей понадобится минимум минут 15. Будто за это время она смогла бы убежать. Ну и что? Делать все равно было нечего. Зато когда она была готова мы двинулись в комнату, где уже на стопе стоял какой-то фильм. Мне не сказали какой, а я не успела прочитать, пока его включали. Просто села и стала обкусывать пиццу. Надо было переводить. В фильмах я была совсем не сильна и редко их смотрела. Даже трейлеры редко смотрела. Лера уже даже перестала пытаться обсудить что-то, зная, что я не в теме. Вот и этот фильм я не видела явно, хотя и пыталась усердно его переводить. Я быстро поняла, что он любви, по типичному шаблону. Пока не доходит дело до середины и я чуть ли не давлюсь соком, видя, к чему идет дело. Точнее, я и раньше смущалась слова "сабмиссив" и "доминант", Все эти их монологи.. Но я не думала, что дело дойдет до.. Дела. Вот ее уже раздевают и все показывают почти во всех прикрасах... Я замолчала и перестала вообще что-либо говорить, просто уставившись в экран. Хотелось закрыть лицо руками, но что-то сдерживало меня.
До меня, до поясницы, дотрагиваются и я невольно вздрагиваю и поворачиваю лицо, на котором четко видны были раскрасневшиеся щеки. И зачем-то снова смотрю в телевизор, куда кивнул Марк. Им там правда нравится.. Но девушку шлепают, натягивают, связывают.. разве это может нравится?
Но почему-то в низу живота стало до боли напряжно.
- Я.. Это же пошло.. Зачем ты мне показываешь этот фильм? Разве.. Разве других не было?.. - Но хуже стало,когда его ладонь оказывается на внутренней стороне бедра у меня. Сжимает это места и я слишком шумно втягиваю воздух, опуская свои руки на его. Я могла приложить усилие и хотя бы попытаться отодвинуть руку от себя, но вместо этого просто смотрела на Марка. Уже открывала рот, силясь что-то ему сказать, как он вдруг валит меня на лопатки, от чего я охнула и вдруг футболку мою задирают. Я была сегодня в том же комплекте, что мне подарили. Распахиваю глаза, чувствуя дикое смущение. Обхватываю руками его кисть, но вижу выражение лица у Марка. Наверное, оно и заставило меня притихнуть, просто чего-то ожидая. Воронов снова делает мне комплимент и я смущаюсь пуще прежнего. Доволен? Он доволен? И как это понимать?
Благо, после этого оценивающего взгляда, меня сажают обратно.
- Ты.. не должен был так делать..
Слабо упираюсь я, смущенно убирая прядь волос за ухо.А на экране охи и вздохи, которые не могли оставить тебя равнодушной. Вообще никак. Хотя я и старалась не обращать внимания, это было невозможно, учитывая, как взбунтовалось против меня мое же тело.
Вздрагиваю, когда берут меня за подбородок и поднимаю глаза, в котором все еще читалась неуверенность. И взволнованность. А Марк оказывается снова у моего лица. Это побуждает задержать дыхание и опустить взгляд на его губы. Он ведь почти касается ими меня. Но резко вспыхиваю и поднимаю глаза обратно к его глазам, когда слышу вопрос. Абсолютно смущающий и не тактичный. Но почему-то в теле уже была ломка, слабость, я будто теряла над ним контроль. И мысли были зациклены на одном. На том, чего у меня никогда не было. Я перестала мастурбировать уже давно, поняв, что это похоть, а похоть - это плохо, это грешно. Но тело растет и требует особого внимания к себе.Я заблокировала все это, но Марк вытаскивает щипцами и мне хотелось уже просто повалиться перед ним и превратиться в лужицу.
- Я не.. Не трогаю себя..  - Неуверенно говорю и нервно сглатываю, судорожно втягивая воздух. Снова смотрю на губы. Он специально дразнился же. Специально играл со мной. Зачем? Зачем он это делал? - Я.. хочу, чтобы меня трогал только тот, кто мне нравится.. Хочу.. Одного и единственного. Я не хочу растрачивать себя.. - От чего-то пошли эти откровения, пока руки все сильнее вжимались в область клитора через джинсы. Благо, стоны закончились и там снова пошли какие-то диалоги, а я так и смотрела на Марка.
Я поняла вот сейчас, что моя реакция не нормальна. Не нормальна, потому что она была на него. Почему? Потому что он мне нравится.. И я попала. Просто попала.
- А ты часто даришь такие дорогие вещи девушкам? Или я в твоих глазах настолько жалкая? - Я почти это шептала ему в губы, хотя о чем это я? Только сейчас замечаю, как уже придвинулась максимально близко к нему, потянувшись. Мои губы уже касались его, а я будто была зачарована от всего происходящего. Мягко сжимаю его нижнюю губу.. Как я давно хотела это сделать? И какое облегчением испытала сейчас, даже выдохнув с неким упоением.. вот тебе и дотронулась до того, кто мне нравился. И ведь давала ему касаться себя. Разве это не показатель? Подсознание знает лучше..
Боже.. Что я делаю? Я не должна! Не должна!
Понимаю, что все выходит из-под контроля, а потому забило вновь волнение. Краска к щекам (хотя она разве сходила?), быстро клюнула Марка в губы и отстранилась, отворачивая голову.
- Мы.. Мы никогда не.. Чмокали друг друга.. Мы же почти родственники, да? А родственникам принято целовать друг друга при встречах.. Или при наплыве чувств.. Вот и я.. Решила, что пора это включить между нами. Но если тебе не нравится, то и ничего страшного.
Нервно засмеялась, встав. От его руки до сих пор горела нижняя часть бедра и невольно прошлась пальцами по тому месту.
- Мне кажется.. Я отлично справилась сегодня. Можешь пока придумать домашнее задание.. А я.. Я отойду. Скоро вернусь.
Да.. Потому что мысли действительно путались. Я закрылась в ванне и тяжело выдыхаю, сделав пару кругов вокруг себя же. Пульсация между ног еще не угоманивалась. И я решаю, что у меня есть минуты две. Сажусь на крышку унитаза, опустив ее и стягиваю джинсы и опускаю пальцы на клитор, начиная тяжело дышать и быстро двигать рукой. Я слишком перевозбудилась от таких простых прикосновений, это надо же.. Неужели я попала в ту же ловушку, что и все девочки? Я не хотела быть его очередной. не хотела стать частью коллекции. Я не хотела, чтобы со мной тоже поигрались и бросили. Мне было важнее куда более серьезное.
Кончив, я тихо проскулила и прикусываю нижнюю губу, дабы удержать звук. А потом пытаюсь прийти в себя. Выхожу я в общей сумме минут через 5. Сковано улыбаюсь, а щеки все еще горели.
- Ну что, оставил мне домашнее задание?
Похлопала наивно ресничками и услышала, как пришли родители. Наше уединение закончилось, а мы пошли помогать родокам. А пока я помогала, понимала, что я уже боялась ложиться с ним, с Марком, в одну кровать! Это уже не нормально. Я снова уподобляюсь всем и мне придется просить за это прощение. Мне стыдно. Но я будто ничего не могу с этим поделать. Поэтому пока Марк занят, я думаю, что делать нам с перегородкой. Помню, что он был против этого всего.. А я вспоминаю, как спала на нем и его рука была у меня на теле. Спросонья я не обратила на это внимание, а вот сейчас, отойдя, понимаю многое.
Только вот.. Никаких идей мне так и не пришло. А это означает, что нам придется пока ночевать так, как есть. Помывшись, я переодеваюсь в свою ночнушку. Обычную. Вижу недовольный взгляд Марка, но на деле, пока он был в ванне, я натягиваю на себя новую, покружившись перед зеркалом. Очень красивая. Правда, для нее пришлось снять лифчик. Но я думала, что просто померяю и переоденусь, вот только Марк зашел в комнату быстрее, чем я думала.
Подскакиваю, нервно убирая волосы назад. Глаза падают на его губы. Воспоминания о том, как я почти поцеловала его заставляют меня снова покраснеть. И слава богу мне звонит телефон.
- Ал-ло? - Заикаясь говорю в трубку, повернувшись спиной. - А.. Влад.. Привет. Не ответила? ох.. Я не видела. Завтра? Да.. В школу пойду.. А с тобой потом не могу никуда пойти. Почему? Ну.. У меня контрольная.. Да-да, контрольная. Надо готовиться. - Не было никакой контрольной, они же все были сегодня, но я ничего умнее придумать не могла. Не хотела с ним никуда идти. Тяжело себя пересилить, когда в голове сидит другой и внутри так все не спокойно вообще.

+1

17

-Но при этом, ты не убираешь руки и не набираешься никакого опыта. Нужно гулять, пока молодая. Пробовать, искать себе подходящего партнёра. И ещё, Мира. Ты убежала утром из кровати со скоростью звука. Нет ничего ужасного в том, что ты дотронулась меня. -я не отстранялся, чуть сильней сжав руку на её теле. -Дарил только своей бывшей и больше никому. Ты не жалкая, просто я хочу, чтобы ты ходила в этом. -отвечаю максимально честно и томно, понизив голос. И я добиваюсь того, к чему вообще шел. Мирослава дотрагивается до моих губ. Совершенно неумело. Изучающе сжимает нижнюю, а потом чмокает меня, как ребёночка. Я даже заулыбался, заинтересованно на неё посмотрев. Оправдание и вовсе почти заставило меня заржать. -Правда? Ну тогда можешь так делать утром и вечером перед сном, я согласен.
Меня ещё никогда так никто не умилял, как Мирослава. Я был старше её всего лишь на месяц, а казалось, что больше, чем на год. Она была не такой, как все. Дественно чистая во всех смыслах этого слова. Наверное, это меня подкупило. А ещё моё желание обладать ей и не делиться с этим очкариком. Да, Соколова права, он мне вообще покоя не давал. Я бы хотел, чтобы Мира смотрела только на меня. Отчасти я готов был стать её братом. Братом-инцестником потому что мне было интересно ещё и наблюдать за её реакцией. Мирослава была забавной. Но в ней был жирный минус - это православие головного мозга и я не знал, чем надо было из неё это выбивать. Видимо, членом. Ну, похотью и всем остальным.
-Да, неплохо. Ладно.
Я отпускаю Мирославу, заметив, что она безумно смущалась. Я знал, что ей хочется попробовать, но какие-то идиотские принципы и вера не позволяют. Вздохнув, сокрушительно качаю головой и пишу ей домашку. Досмотреть фильм и выписать фразы или слова, которые она не смогла перевести. Потом выучит их. Ну и рассказать смысл фильма в письменном виде на английском. Небольшую рецензию написать, в общем.
А ещё до меня дошло, куда ушла Мира, когда хлопнула дверь в ванную. Может быть это было и не так, но лично я это озвучу именно так, потому что мой мозг повёрнут больше в сторону пошлости.
-Да. А ты... сняла напряжение?
Я тихо ухмыльнулся, а потом прошел мимо Соколовой встречать родителей, которым мы должны были помочь. Плюс ко всему, они с удовольствием доели остатки нашей пиццы и нахваливали нас. Были рады, что мы нашли всё-таки общий язык и вместе даже кулинарили. Я не хотел расстраивать отца, поэтому, подтвердил их догадки.
-Если будете себя хорошо вести, то на каникулах поедете вместе куда-нибудь. Например в Прагу. Хотите?
-Было бы круто. Да, Мир?
Кошусь на девушку, зная, что она никогда нигде не была. Это подхватила и её мама, сказав, что надо срочно делать ей загранник. Потом я делал свои дела, заметив, что Соколова опять надела на себя эту дрянь. Фыркаю и ухожу валяться в ванной. И по возвращению я вижу, как девушка пялится в зеркало, красуясь перед ним в той самой ночнушке, что подарил я. Демонстративно я подхожу к старой ночнушке и рву её. Ткань несчастно захрустела, а я порвал её без какого-либо вообще зазрения совести, смотря при этом в глаза девушки, садясь на край кровати. И вот, она опять говорит с тем парнем. Судя по всему, он её куда-то звал, а Мира смазалась. При этом, никакой подготовки у неё не должно было быть. Она просто наврала, чтобы не идти. Неужели этот пацан больше её не интересует? Как забавно.
-Ты неплохо умеешь врать. Он тебе уже не так сильно нравится? Ты видела его член что ли? Маленький? -заинтересованно смотрю на лицо Мирославы, которая всё больше и больше смущалась. -Ладно, раз ты его продинамила, пойдём завтра шмот накупим. Лера как раз звала и ребята предлагали. А тебе надо приодеться.
Вижу, как Мира подходит к кровати с некой опаской. И правильно делает. Потому что я делаю выпад и хватаю её поперёк тела, смяв в руках и падая с ней на простыни, начиная щекотать её и игриво кусать в плечо, тихо рыча. Вся это возня довела до того, что у Миры задралась ночнушка аж до живота, оголив вновь трусики. Это и побудило меня остановиться, проводя ладонью по её лобку через трусы как бы случайно, заглядывая в глаза девушки по итогу.
Мы ложимся спать и я вижу, как Мирослава двигается от меня. Я же жду, пока она заснёт и перебираюсь на её кровать со своим одеялом, укладываясь сзади неё, обнимая одной рукой. Мира была хрупкой девушкой и много всякого дерьма свалилось на её плечи. Отец недавно говорил мне, как тяжко пришлось ей. Сперва детский дом, потом смерть приёмного отца, теперь этот переезд. Папа говорил, что надо быть с ней помягче. Ведь по сути, я её брат теперь. Конечно же никакого родства я и близко не чувствовал, но сейчас хорошенько почувствовал, как она сама прижалась ко мне спиной, явно неосознанно. Помню, как она осталась спать со мной, когда мне было плохо и я температурил.
Утром я встаю по её будильнику и медленно отстраняюсь. Ничего не говорю, ухожу умываться, а потом иду на лёгкий завтрак. Мама с детства заставляла есть перед школой. Йогурт, бутерброд или печенье перед школой. Говорила, что желудок не должен быть пустым.
Перед уходом из дома я прошу у отца денег на шмотки и тот с удовольствием отваливает мне хорошую сумму, я ведь предупредил, что Мира тоже идёт. Так что после школы я встречаюсь с Лерой, Джулией, Мирой и Саней, отправляясь в ТЦ. Тут он был ни о чём, по сравнению с тем, что было в Ростове. Бутиков было крайне мало, но хоть что-то.
-Раз плачу я, то и одеваю тебя я, Соколова. Пошли.
С этими словами, тяну её к бутику и мы начинаем все дружно выбирать одежду. Прикалываемся, страдаем ерундой в примерочной. В общем, нам было действительно весело, что уж там. И вот, совместными усилиями мы действительно нарядили Миру. Она выглядела теперь более привлекательно, хотя ей и было не комфортно, как мне показалось. После закупа все идём в ресторанный дворик есть. Я и тут плачу за Соколову, разумеется, не удержавшись и воткнув её нос в рожок мороженого. Засмеявшись, снимаю с её носа остатки пломбира, поймав себя на мысли, что на нас все смотрят, в том числе и Лера, которая присвистнула.
-Ты так мило ухаживаешь за Мирой, Марк. А за мной не хочешь?
-Хей, я не ухаживаю!
Это явно меня отрезвило и я отошел от Соколовой, садясь за своё место и начиная есть.

+1

18

- Да, пока..
Только я положила трубку, как чувствую взгляд, который упирается мне явно прямо в затылок. И услышав комментарий Марка лишь прикрываю глаза и выдыхаю.
- Почему ты все об одном думаешь? Я ничей член ближе твоего не видела! Хватит меня с этим доставать! - Психанула, если честно. Я к тому, что только Марка щупала и то, потому что он меня заставил. Но как эта мысль до меня дошла, резко затормозила. - Блин.. Какие ужасные вещи я говорю! Это все ты виноват! Ты просто невозможный.. - Пыхчу уже на Марка, поджимая нижнюю губу. На кровать я не торопилась садиться, зато оглядывала порванную ночнушку. Зачем он так с ней жестоко? Хорошая же была вещь. Даже не так давно купила.
Сделала вид, что ничего не услышала про то, что я соврала. Просто.. Я правда не могла с ним никуда ходить. Зачем его обнадеживать? Не то, что бы я считала себя лучше его. Не то, что бы он меня не достоин. Просто.. Мне кажется, это все не то. Не за чем его тормошить по напрасну. Что я.. не знаю какого это?
- Мне? Не припомню, чтобы у меня был недостаток одежды..
Но честно, в душе я обрадовалась, что Марк меня позвал с собой. Странно, что Лера меня никуда не звала, или нет.. Я ведь не любитель шопится, а она обожала шмотки. Да, наверное, все же, это закономерно, что она не позвала.
- В общем.. Ладно. Делать вечером все равно нечего.
Будто бы до этого я была слишком сильно чем-то занята. Но просто я не могла взять и так просто согласиться пойти. Я.. Не знаю почему. Будто это смущение совершенно не дает мне развязать до конца язык.
Медленно подхожу к кровати, где уже устроился Марк и мнусь на месте, перешагивая с ноги на ногу. Начинаю с далекого, потянувшись за подушкой, чтобы взбить ее. И именно в момент, когда я наклонилась за ней, меня хватают поперек талии и тянут на кровать. Выбивается выдох и я широко распахнула глаза, чувствуя, что вообще сейчас перестану дышть. Марк был надо мной и вдруг начинает щекотать. Сначала я просто морщила лицо, пытаясь отбиваться, а потом смех берет свою и я просто стала извиваться в его руках. От укусов пошли мурашки и тут я уже силилась не выдавить из себя сосем другие звуки. Томные и протяжные. Один раз, правда, вырвалось. Испугалась сама этого звука, а потом снова напряглась из-за укуса. Стало совсем не по себе, но обрадовалась, когда эта пытка кончилась. Но только потому, что ночнушка задралась выше нормы.. Намного выше нормы. Замираю, опуская руки, чтобы прикрыться, но ладонь Марка оказалась на животе моем быстрее. Я вздрагиваю, смотря на него с не скрываемым шоком, не отвожу взгляда и тихо вздыхаю снова, приоткрыв рот. Потом снова, когда его пальцы коснулись чувствительного места между ногами.
И я.. не убираю его руку, так и замерев, смотря на него и тяжело дыша. Я изучала его глаза сейчас. Такие темные, томные и с долью хитрости. Он заманивал меня в свои сети. И я упиралась до поры до времени.. Но неужели я сдамся ему, как все прочие? Неужели ему действительно никто не может говорить "нет"?
Живот втягивается, когда рука потянулась назад. И были видны мурашки, а отворачиваю голову, чувствуя, что щеки снова начали гореть. От меня отстраняются, а я какое-то время лежала так, как лежала до. Все с той же задранной ночнушкой.
Медленно поворачиваюсь спиной к Марку и укрываюсь одеялом. Меня била легкая дрожь. Опять. И если бы я стояла, то наверняка бы упала..
Хорошо еще, что быстро заснула. Правда, ночью приснилось, что меня кто-то обнимает сзади. Это было так.. Мило. В прошлом, лишенная внимания, я искала его в каждом человеке. А теперь меня кто-то обнимает. Кто-то теплый. Кому можно доверять. Я не видела его лица, но жалась к нему чисто на подсознании. Мне хотелось, чтобы он никогда меня не бросал. Никогда не уходил. И будто вторя этим мыслям, я держу руку, не давая ее увести от себя.
А на утро оказывается, что мой сон был правдой.. Рядом действительно был человек, к которому я так тянулась и который был рядом. Марк, оказывается, обнимал меня и какое-то время я боялась пошевелится. Лишь неуверенно повернула голову, все еще сжимая своей рукой его, прижимая ее к своему животу. Он щекотал своим дыханием мне шею и я чуть поежилась от необычных ощущений. Звенит будильник и я убираю руку свою. Просто поворачиваю голову, задерживая глаза на парне, а он просто встал и сделал вид, что ничего не было. Пошел умываться. Я же прилегла еще на немного, все еще чувствуя некоторое смущение. И мне пришлось сделать усилие, чтобы выйти из комнаты с видом, будто ничего не было. На самом деле, завидев Марка снова за столом, внутри случился переворот.
Так, спокойнее Мира. Ничего же такого не произошло. Может быть он просто пытается наладить отношение.
С рукой между ног?
Так, не думай об этом.. Все хорошо.. Просто не зацикливайся.
Только несмотря на свои уговоры, я все равно вспоминала, что меня вот-вот ждет поход по магазинам с Марком и это слегка.. Продолжало волновать. Лера тоже оживилась, сообщив, что совсем не ожидала, что я еду с ними. А мне ей даже ответить нечего, ведь Марк, по сути, сам все решил. Я была совсем не против, конечно.. Но все же выходило как-то так.
На протяжении всего дня, я лишь робко оборачивалась на Марка, будто анализируя то, что было вчера, что было ночью и его реакции. Мне не понятно зачем он играл в эти игры и не понятно чего хочет добиться. А еще я старалась не падать в этот омут с головой. Да-да.. Ведь он настоящий совратитель. Я это уже поняла, раз мое тело так не адекватно реагирует на его прикосновения.
Закончились уроки и мы все собираемся после школы. Доезжаем до бутиков, я старалась не привлекать внимание, но оно привлеклось, когда Марк на всеобщее обозрение сообщил, что будет одевать меня сама. Я даже выпрямилась и всем видом показала, чтобы он замолчал. Все не о том же подумают или чего я стеснялась? В конце концов, все сами сделали свои выводы. Меня утащили по магазинам и Марк действительно выбирал одежду мне сам. Более того, это даже круто смотрелось. Но.. Я чувствовала себя странно. Будто это вовсе и не я. Выглядела по другому. Более свеже, утонченно, модно? В зависимости, что за лук был на мне. Лера оценивала наравне с Марком, оставаясь явно довольной.
В итоге я оказываюсь с кучей пакетов из одежды и аксессуаров и после такого закупа приходит время подкрепиться. Я заказываю себе не так, что бы много, что бы никого не объедать -привычка из приюта. Взяла просто перекусить. Колу, да картошку. И сказала, что больше ничего не хочу. Но Марк еще купил мне мороженое, чем смутил меня и вызвал кучу вопросительных взглядов. Что именно я хотела спрятать? То, что случилось между нами вчера или свои эмоции? Почему кто-то в братских чувствах должен был распознать то, что видела вчера я? И испытывала тоже...
Пока я думала обо всем этом, меня пачкают мороженым и я морщусь.
- Эй... Марк! Ты дурак?
Ною ему, поворачивая на него лицо, которое было испачкано в белом пломбире. Он смеется и убирает все с носа, но прикосновения были такими мягкими и аккуратными. А когда Лера приметила это, мы оба покраснели, кажется и не удивительно, что он отсел подальше от меня.
- Нет.. Он просто измывается надо мной. - Недовольно говорю это, проведя языком по рожку, слизывая подтаявшее мороженое. Потом снова и снова, совсем не замечая, как увлекаюсь процессом. Замечаю, что Лера только косится. - Что?
- Ты так эротично это делаешь..
Я смутилась снова и она засмеялась, чем вызывает смех и у окружающих. Конечно, ведь я просто ела мороженое, ничего такого.. Но все же покосилась на Марка, задерживая на нем глаза и продолжая есть мороженое.
Но неудобные моменты на этом не закончились. Пока я вот так сидела, подошел ко мне.. Влад. Так как у нас тут был чуть ли не единственный тц, было не удивительно его тут увидеть. За одним маленьким моментом: я сказала, что буду готовиться к контрольной...
- Мира? А.. Привет. А ты.. Разве.. Не готовится должна?
Я встаю и чувствую себя виноватой. Меня же спалили. Теперь должна была придумать объяснения.
- Я.. Да вот забежала купить одежды.. Потом на подготовку, конечно же.
Влад явно расстроился и я ощутила еще больше себя виноватой.
- Понятно... Ну ладно. Слушай.. Но в понедельник же пойдешь в вечернюю школу? Будет хор.. Я бы встретил тебя.
- Да... В понедельник планов нет. Пойду, конечно же.
Чуть улыбнулась, видя, что и он чуть расслабился.
- Отлично. Тогда.. До понедельника.
Я киваю и провожаю взглядом.
- Мира.. Зачем тебе он? Или что ты с ним ловишь?
- В смысле? Он хороший малый. Влад не грубый и явно не хочет мне навредить. Мы просто ходим вместе в православную школу.
- Да а ты не видишь будто, что нравишься ему?
Замешкалась и не сразу ответила.
- Вижу.. Но я не даю надежды. Я просто.. Хожу с ним в школу и все.
- Может быть кто-то еще есть на примете..
И тут я вспыхнула, резко начав есть мороженое и смотря в одну точку.
- Так-так-так! Стопикс! Мира... У тебя.. Кто-то появился!? И кто он? Почему я не вкурсе?
- Лера.. Замолчи, пожалуйста..
Сквозь зубы говорю это, умоляюще смотря. А она сначала улыбалась хитрой лисицей, а потом стала меняться в лице.
- О.. Боже... Ладно, потом поговорим.
Самое ужасное, что я верила, что она все поняла. Но на Марка не сразу решилась посмотреть. Но не выдержала, ведь хотела посмотреть насколько все понял он. Задерживаю на нем глаза и отвожу их.
Минут через 10 я решаю выйти в туалет, а за мной увязалась Лера и даже не пустила меня войти в кабинку, как заверещала высоким шепотом.
- Воронов? Тебе нравится Марк? И давно!?
- Н-нет.. Тише! Пожалуйста, не кричи.. Я не знаю, как это объяснить.. Это вышло само. Я не знаю, что мне делать. Я просто отключаюсь, когда он рядом. Я закипаю, я краснею, он специально заставляет меня это все испытывать. Издевается надо мной!
Вижу, что Лера усмехается.
- А ты попробуй скажи, что тебе не нравится. Нравится же. Я вижу все. Запала на него, пропала девка. Ой, что-то тут не чисто.. И что планируешь делать? Не хочешь.. Может.. Как-то.. Завлечь его?
- Я.. не умею. И не знаю.. как... И вообще! Он.. Почти мне брат. О чем ты говоришь..
- Дура, если упустишь.. Господи, он из тебя человека делает!
- Не используй слово "господи". Это не тот контекст.
- Ладно-ладно, этот черт из тебя делает леди! Ты посмотри на себя! Стала подкрашиваться, носить другую одежду! Он купил тебе одежду, в конце концов!
Знала бы она, что еще купил и нижнее белье.. Я лишь прикусываю губу.
- Ладно, давай с тобой потом поговорим об этом подробнее. Я хочу знать об этом все! Может быть даже дам советики..
Я чуть улыбаюсь и наконец-то меня отпускают с этого допроса.
Возвращаемся мы быстро. Только Лера явно палила и всем видом показывала, что что-то знает. А еще, она назло села на мой стул. Оставался ближайший стул около Марка и я на него неуверенно посмотрела. Лера смотрела с вызовом, а я села все же рядом с Вороновым.
- Вы чудесно смотритесь.
Вдруг говорит она и я вспыхиваю. Да зачем же она это говорит!?
В общем, окончание дня было довольно сумбурным, но мама и дядя Ян были удивлены сколько всего мы накупили. Я особо не стала разбирать вещи. Но я выложила купальник, который мне помогла выбрать Лера на последнем заходе после ресторанного дворика. Мы сегодня же едем на дачу к тому же. Лера, Саня я и Марк. Решили сделать небольшую посиделку. А еще все настаивали на пикнике на даче. Поэтому собрав вещи на пару дней, мы двигаем вечером совсем на дачу. Там.. Знаете, странно. Ведь я искренне расстроилась, что эта ночь будет не с Марком. Еще недавно я почти выла от того, что у меня не было своей комнаты, а теперь.. Я будто хотела что-то испытать, а мне не дают. Умывшись и надев ту самую ночнушку, которую мне подарил Марк, я сталкиваюсь с ним в коридоре. Он шел умываться. Задерживаю на нем глаза, но вдруг хватаю его за руку, заставив остановиться и посмотреть на меня. Он оборачивается и я замерла, думая, что я делаю и зачем. А потом, ничего лучшего мне в голову не пришло. Я подхожу ближе и целую его в уголок губ.
- Ты говорил.. Что я могу это делать утром и вечером. - Говорила это, правда, в самые губы, медленно отстраняясь, взглядом скользнув по тем же губам. - Спокойной.. Ночи.
Так же не спеша убираю от Марка руки. Лера говорила быть более решительной, а мне казалось, что я вообще уже перегнула палку, поэтому спряталась за дверью своей комнаты. Только едва ли это спасло от бешеного сердцебиения.
На следующий день мы с Лерой делаем завтрак, а после выходим купаться. Последние деньки и все, купальный сезон можно закрывать. А я ни разу даже не купалась.
Сегодня решилась.
Мы приходим на место, разложившись. Играла на колонке все та же грязная музыка, все начали раздеваться и одна я мялась.
- Мира.. Не тупи...
Шипит мне в ухо Лера и я на нее затравлено посмотрела.
Я стеснялась. Но через это стеснение обхватываю подол майки и стягиваю ее через голову. Следом стягиваю и юбку, оставаясь в купальнике. Впервые настолько голая перед всеми. Я поясню. Раньше у меня были только закрытые купальник. Аэтот - отличался значительно. Распускаю волосы и медленно иду в стороны воды.
- Только.. Не брызгайтесь..
Тут же на коже выступили мурашки. Или это от того, что я снова засмотрелась на Марка, проходя все глубже и глубже, будто неосознанно приближаясь к нему. Только вот оступилась и вовсе получилось не красивое погружение. Я падаю с головой, пискнув и резко выплываю прямо рядом с Вороновым, пытаясь отдышаться. Потом я вовсе перестала чувствовать почву под ногами и чуть было не нырнула повторно. Охнув, схватилась за шею Марка, обхватив рукой.
И снова я так близко к нему.
- Да.. Мой заход был далек от стиля спасательниц Малибу..
Усмехаюсь, пытаясь тупо пошутить. Но глаза падают на губы и я даже слегка зацикливаюсь на мысли. Но дабы отвлечься, я резко отпускаю Марка, держась на воде и забрызгала его, чтобы он потерялся на месте.
- Эй! Война и без нас!?
Тут же подключается Лера и Саша и мы уже все вчетвером начинаем возиться и волновать воду. Но выхожу я первая, замерзнув. Даже челюсть затрещала. Хорошо еще солнышко припекало. Ребята продолжали возиться в воде, а я устало падаю на покрывало, слегка развалившись и тяжело дыша.

+1

19

У женского пола начались какие-то идиотские разговорчики, которые и вовсе меня не интересовали. Я же занимался тем, что макал картошку в горчичный соус, но всё-таки поймал задумчивый взгляд на Соколову. Она была какой-то странной. Неужели что-то ужасное случилось, когда я макнул её нос в мороженое? Уже люди и на это обижаются? Выглядит как минимум странно. Продолжаю общаться с ребятами, замечая, что к нам подходит тот самый очкарик. Замолкнув, я перевожу на него взгляд, слушая, о чём он говорит с Соколовой. Спалил её. Но потом всё-таки добился своего, заставив Соколову с ним куда-то тащиться. В это лезть я уже не собирался. Отвёл взгляд, отвлекаясь на телефон. Сегодня меня почему-то совсем не тронуло то, что к Мире кто-то подкатывал яйца. Было какое-то странное настроение. Но ещё более странным оно стало, когда ко мне пересела Мира, а Лера сказала, что мы смотримся. Смотримся как... кто? Интересно, однако. И о чём они вообще говорили, когда отходили? Впрочем, не так уж и важно. Мне наплевать на эти женские штучки и секреты.
Вечером мы решаем поехать на дачу. Так что собираем небольшое количество ребят, прыгаем в такси и уезжаем. К природе тянуло всех, ведь скоро на ней не посидеть, уже сентябрь. А так, пикник вышел неплохим. Совсем немного алкоголя, Саня взял гитару, костёр, жарили сосиски и хлеб. Вышло очень даже душевно. Конечно же это не моя компания из Ростова, но и эти ребята не были плохими. Но всё-таки в Ростов я обязательно как-нибудь поеду к ним в гости. Определённо.
Перед сном я вижу Миру в ночнушке, которую я подарил. Приятно, что она решила её напялить на себя. Я уже хотел было сказать что-нибудь, но Соколова сама вдруг берёт меня за руку и не даёт уйти. Поцелуй в уголок губ заставил меня прикрыть чуть глаза. Зачем она это делала? У неё вроде как этот Влад есть... Странная... Но, не стоило отрицать. Мне понравилось. Она как будто бы начала меняться.
-Всё верно. Сладких снов...
От своих слов я не отказывался, так что весьма спокойно с ней согласился, отпуская спать. Сегодня мы отдыхали друг от друга в раздельных комнатах. Не то, чтобы Мира меня сильно напрягала в моей спальне, просто девочки любят больше уединяться, нежели мальчики.
Утром я спускаюсь на завтрак, который приготовили девочки. Было вкусно и приятно, что о нас позаботились. А после, мы берём с собой холодное пиво, закуски и двигаемся в сторону речки. Наверное, это последний раз, когда в этом году можно искупаться потому что уже было не жарко, как обычно.
Оказавшись в воде с Саней, демонстрирую ему, как течение быстро сносит человеческое тело и тот пробует. А потом, я оборачиваюсь, замечая Соколову, которая наконец-то решила искупаться. И знаете, что? Ей очень шел этот купальник. Я засмотрелся, но Мира оступилась, по итогу погружаясь в воду. Я поспешил оказаться ближе, но она и сама выплыла прямо рядом со мной. Придерживаю её, когда Соколова обхватила меня, пытаясь держаться. Но она коварная. Пока я вёлся на то, что она слегка напугалась, Мирослава уже с лёгкостью меня забрызгала и началась войнушка. Мира первая вышла из боя, я же выбрался следом, плюхнувшись рядом с ней, чтобы обсохнуть. Кошусь на неё, а затем открываю Соколовой пиво, протягивая бутылку. Следующую открываю себе и, пока выбираются остальные, общаясь друг с другом, я достаю телефон, открывая инст. И первое фото, что я вижу в ленте, заставляет меня замереть. Там была Кира. Целая её фотосессия в карусели, где Кира стоит с каким-то парнем, который однозначно старше её лет на пять. И, самое последнее фото, где он надевает на её палец кольцо. А подпись была о том, что совсем скоро она станет женой. Меня как будто бы окатили ледяной водой. Я замер, ещё раз прокрутив фотографии. Нет, у меня не болезненно сжалось сердце. Мне стало обидно. Получается, сразу же от меня она ушла к тому парню. И на этом всё. Она рассталась со мной не потому что я далеко , а потому что у неё был кто-то более перспективный на горизонте. Я сжимал в руке телефон до тех пор, пока рука Сани не опустилась мне на плечо.
-Марк, ты чего там увидел? О, какая соска... -и все тут же начали лупиться мне в экран, а я лениво заблокировал телефон, брезгливо откинув его в сторону, как будто смартфон в чём-то был виноват. Провожу ладонью по лицу и делаю три больших глотка пива.
-Да, моя бывшая вот замуж уже выходит. Да и похуй.
-Ничего, найдёшь здесь лучше. На тебя тут все девки западают.
-Мне не интересны больше отношения. Я всё равно отсюда уеду летом, собираюсь поступать в столицу.
-А если встретишь здесь любовь всей своей жизни?
-Если вдруг такое произойдёт, то заберу её с собой.
Потом мы меняем тему и я достаточно быстро отпускаю ситуацию, начиная веселиться с остальными. Пиво хорошенько расслабляет, так что я не парюсь уже о Кире, просто отписался от её аккаунта, чтобы лишний раз она о себе не напоминала и вовсе. Надо жить и двигаться дальше. Она сама отказалась от меня. Возможно, тем лучше. Она ведь тоже не была идеальным человеком.
Остаток дня мы проводим отлично. Вечером играли в карты и какую-то настолку, которая захватила Лера. Забавная, ничего не скажешь. А перед сном к Соколовой я уже подошел сам в коридоре. Наклонившись, дотрагиваюсь губами до её губ, проведя ладонью по прямым тёмным волосам.
-Спокойной ночи...
Задержав на ней взгляд, я отхожу и медленно двигаюсь к себе в спальню. Утром мы все дружно убираемся и уезжаем на такси обратно домой. Нужно было готовиться к школе, а у меня сегодня первое занятие с репетитором по скайпу. Так что я засел практически сразу за свои дела, как мы явились домой. Миру же мама попросила помочь ей убраться в квартире. Всё-таки рабочие неплохо засирали постоянно коридор. И вот, перед сном я ложусь в свою кровать, потягиваясь. Вижу, как Соколова выходит из ванной и уже не стесняется той ночнушки, что я подарил. Улыбнувшись, отодвигаю край своего одеяла и хлопаю по месту рядом с собой, приглашая Миру сразу лечь ко мне.
-Не будем врать друг другу. Всё равно ночью кто-то к кому-то переберётся. Можно и сразу. Иди ко мне. -я ещё прекрасно помнил о том, что Соколова завтра идёт со своим очкариком встречаться. Это, само собой, меня не радовало совершенно, но я решил действовать совершенно по другому методу. Когда Мирослава неуверенно ложится рядом, я укрываю её одеялом и обнимаю поперёк живота, выключив свет. -Мы завтра идём в аквапарк, пока его не закрыли. Хочешь с нами?
Я упустил тот момент, когда постучали в дверь и, не дождавшись ответа, вошла мама Миры, охнув, удивлённо на нас посмотрев. Она хотела нам что-то сказать, но это что-то улетело из её головы, когда она увидела, что мы вместе лежим на моей кровати под одним одеялом.
-М...Марк, можно тебя на минуточку? -кивнув, я выбираюсь из кровати, а потом выхожу в коридор к тёте Оле, которая обеспокоенно смотрит на меня. -Я понимаю, что вы не брат и сестра и кровного родства между вами никогда не будет и вовсе. Вы можете встречаться, быть вместе, если вам так хочется. Но прошу тебя, Марк, предохраняйтесь, если вы спите. Мире нужно закончить школу и поступить в институт, я как мать прошу тебя...
-Успокойтесь, мы с Мирославой не спим. Но я Вас понял. Вы же не будете ругать Миру?
-Нет, что ты, я всё прекрасно понимаю. Ты - симпатичный мальчик и понравился моей дочери. А вообще, я шла сказать вам, что завтра твой отец уезжает обратно в Ростов по делам на пару дней.
-Хорошо. -кивнув, я разворачиваюсь и ухожу, увидев Миру уже на своей кровати. Закрыв дверь, прохожу вперёд и ложусь к ней под одеяло. -Не волнуйся, всё нормально, твоя мама не ругалась.

+1

20

Марк садится рядом со мной и я ему.. Да, я ему улыбнулась и сама не заметила, как это вышло искренне и открыто. Наверное, впервые за долгое время. Не зажато, не язвительно, не подкрепляя свои нравоучения. А просто улыбнулась ему, как девочка может улыбнуться, если с ней рядом мальчик, который ей понравился.
Мне открывают пиво и пусть я не любитель выпивать, но зачем-то беру бутылку и делаю маленький глоток, морща нос. Не совсем понимала этот напиток, а еще он ударил мне в нос. Но когда пузырики перестали трогать меня, поднимаю глаза снова. У меня было такое настроение.. Более менее уверенное.. Ну.. Постараться, может быть повезет и я смогу Марка привлечь. Может быть Лера права. Я должна быть более смелой. Но смелость может быстро выбиться у неуверенных людей.
Замечаю, что Марк становится мрачнее тучи. Он что-то рассматривал в телефоне. Может сам за собой не замечая, его желваки ачали выступать слишком сильно.
Я не решилась спросить в чем дело. Знала только, что этот волшебный момент упущен. И не прогадала. Ведь когда узнала причину от Сани, который не отличался воспитанием, и просто посмотрел в экран, внутри что-то екнуло. Я смотрела на Марка теперь пытаясь прочесть в его лице хоть один намек на то, что ему все равно. Я помню одну девушку, о которой Марк рассказывал отцу и моей маме. Она приезжала. И я ее видела. Видела, какая была красивая, фигуристая, утонченная и женственная. Не удивительно, что она так нравилась Марку и он так рвался на свидание к ней. Я тогда никак не реагировала на его эти выходы, ну а сейчас.. Сейчас поняла, что я и рядом же не стою с этой Кирой. Куда я вообще лезу и зачем? Марку нравятся такие... Мне не объяснить то, что происходит между нами, но пошла новая волна паранойи, что я лезу не туда, куда надо.
Это.. Не мой уровень. Или я не его уровень.
Я не стала заглядывать в телефон. И просто сделала сразу два больших глотка пива, крепко зажмурившись из-за газиков, которые ударили мне в нос опять. Прикладываю ладошку к губам и переживаю этот момент, а потом смотрю вперед себя, подтянув к себе ноги. В общем-то, причина перемены настроения Марка быстро оказалась озвучена. А еще я услышала громкие речи о том, что не нужны отношения. Да и вообще ему тут никто не нравится. Ах да.. Он уезжает. Сразу несколько фраз ударили меня отрезвляющей пощечиной.
Куда ты лезешь, Мира. На что надеялась?
Я хотела влюбить. Чтобы раз и навсегда. Я совсем не хотела быть номером в чьем-то списке, если кто-то вообще захотел бы меня оставить в качестве номера. Вряд ли тут было бы чем гордиться. Я.. Я правда подумала, что понравилась Марку. Хотя бы немного. Но судя по тому, что он сказал сегодня.. Это вовсе не так. Это я надумала. Знаю, что у девочек есть такое свойство. Простые вещи переделывать во что-то фантастическое. Особенно... Особенно, если все это в первый раз.
- Мира? Ты с нами чокнешься?
- А.. Да. - Выхожу из своих мыслей и тяну руку с пивом, натягивая на себя улыбку, но внутри чувствуя, что я слишком расстроилась. Я и дальше делала вид, что все в порядке. Мы искупались еще пару раз, потом поехали домой и игрались там в карты. Я чуть поднакатила и сама не заметила как. Это слегка отвлекло, а игры, что притащила Лера действительно были веселыми. Старалась не думать о том, что я сильно обломалась. Но как только осталась сама с собой в ванне, грусть сама меня нашла.
Выхожу из ванны, почистив зубы, встречая там снова Марка. Сбавила шаг, потому что ноги сами отказывались набирать скорость. Смотрела на него изучающе больше, будто искала отголоски его расстройства. Но не нашла. Более того, Марк подходит ближе, останавливается рядом. Он был буквально всего на полголовы выше меня. Я не была сильно низкой. Почти модельный рост, как мне всегда говорили и шутили. не 175, но 173. К чему я? К тому, что просто так глаз не отвести от Марка. Они сами находят его глаза и мне только и остается, что в них смотреть.
- Спокойной ночи?
Полушепотом спрашиваю, и снова ощутила неприятные ощущения внутри от его слов. А он вдруг берет и касается моих губ своими. Распахиваю глаза, смотря в его лицо, пока его рука так легко заскользила по моим волосам.
Наверное, я так и замерла на месте, даже когда он на какое-то время задержал взгляд и после только ушел. Я слишком неуверенно после стала делать шаги к своей комнате. Все мысли смешивались. А я понимала, что запутываюсь все больше и больше. Я слишком наивна и простая. И мне кажется, что это сыграет просто злую шутку со мной.
Но скажите, как тут не надумывать лишнего, если он сам подошел и меня поцеловал. Пусть это и была договоренность..
Следующий день был больше суматошный. Приезд домой, уборка в квартире и помочь маме сделать ужин. Марк в это время занимался английским и мы пытались ему не мешать. Я сижу и повторяю уроки, в том числе и английский, домашку, которую мне задал марк. А вечером снова иду в комнату, где Марк уже во всю готовился ко сну. Закрываю дверь и убираю передние пряди пятерней назад, все еще чувствую некую неловкость. Но только я подошла к кровати, как Марк отодвигает край.. Своего одеяла. Я сначала не понимающе посмотрела, но Марк уже привык к моей тормознутости и пояснил что хочет.
И внутри что-то защекотало, когда я услышала его "иди ко мне". Будто зачарованная, не стала особо думать, а просто забираюсь на кровать и ложусь рядом с Марком, повернувшись к нему спиной. Его ладонь снова у меня на животе и я невольно втянула его. Было так странно, когда он вот так обнимал. А я невольно снова стала жаться к нему. Я не знала, что мне можно, а что нельзя. Я не знала, что я могу испытывать, а что нет. Он сказал, что ему никто не нужен.. А что делать, если он оказался кому-то нужным?
- Бассейн.. - Он знает, что у меня завтра встреча с Владом и я не решилась отвечать сразу, только чуть сжав пальцами уголок одеяла. Если я напомню, он меня выпрет отсюда, а я не хотела спать без него.. Это так отчаянно и наивно, что самой от себя стало противно.
Момент портит мама. Она заходит и я резко сажусь. Она увидела все, что надо было ей увидеть и уже сделала свои выводы. И даже позвала Марка на разговор. Мне показалось, что меня спалили за чем-то неприличным. И я тут же начала неосознанно молиться, прикрыв глаза, прося прощения, что я позволила себе такие вольности. Перелегла на свою половину, делая вид, что ничего ведь и не было. Но Марк возвращается и говорит, что все в порядке. А я удивленно на него посмотрела. Думала, что вот сейчас случится скандал и все в этом духе..
Он ложится обратно ко мне, а я ложусь на спину, повернув к нему голову.
- А что ты ей сказал? И что она сказала тебе? Я думала, сейчас будет разнос.. - Тихо говорю, опуская ресницы. Замечаю руку Марка и беру его, перекладывая себе на живот. Ненавязчиво просила его обнять меня, а сама изучающе провела пальцами по его изрисованной коже. Все пальцы, руки - все было в татуировках. Мои чистые руки были на контрасте. Интересно.. У Киры были татуировки? У меня вот нет ни одной... Я боюсь боли и боюсь, что не вытерплю всего этого.
Довожу пальцы до плеча и поворачиваю голову на Марка, смотря ему в лицо. Было темно и было слабо видно его выражение лица. Держит ли он глаза открытыми или закрытыми.
А еще мне казалось, что мое громкое и сильное сердцебиение сейчас разрушает всю тишину и заставляет тело сотрясаться от каждого удара.
Медленно и впервые, я поворачиваюсь лицом к Марку, улегшись на бок. Ощутила, как рука его оказалась у меня на ягодицы, будто сползла. Резко втянула коротко воздух, замерев и напрягаясь. Но когда рука пошла выше и прочь от того места, я опустила свою руку и остановила ее. Возвращаю медленно обратно. Там уже сто раз все оголилась и я была в стрингах. Сама же потянулась и уткнулась носом в шею, прикрывая глаза и чуть улыбнувшись самой себе. Это было такое.. Странное.. Чувство.. Пальчиками провожу по подбородку и веду к уху, чуть обхватывая после шею.
Зачем я обманываю себя.. Зачем я стала желать того, кто никогда не захочет быть моим...
Я подбираюсь к губам. У нас ведь есть одна маленькая традиция. Теперь. Она взялась из-за моей глупости. Но взялась.
Мягко целую в нижнюю губу, сжимая ее своими. Но не долго. Это ведь не должно ни во что перерасти.
- Сладких снов..
Шепчу я все туда же, в губы, какое-то время будто втягивая дыхание Марка. А потом медленно чуть опускаюсь и утыкаюсь носом в район ключицы, положив свою ручку ему на талию. Я впервые была настолько смелой. Впервые была настолько наглой. Я впервые его так трогала. И боялась при этом смотреть в глаза. Ведь я боялась оказаться дурой.
Дурой, которая запала на этого дебошира.
На следующее утро встаю по будильнику, как всегда. Марк услышав его, отвернулся и недовольно замычал, это как всегда. Сама же стала собираться. Встречаюсь глазами с Вороновым за столом, чуть ему улыбнувшись. Мама тоже за нами наблюдала, будто пытаясь понять что между нами приходит. Но мне казалось, что я веду себя, как обычно.
Приходит смс от Влада. Я отвечаю, а следом прозвучал звонок.
- Ало? - Мне жаль было его расстраивать и скорее шла сейчас против себя, когда меня  в очередной раз спрашивали, пойду я куда-то с ним или нет. - Ну.. Д-да.. Все в силе.. Почему нет..
Я помнила про бассейн и поднимаю глаза на Марка. Мне было трудно сейчас.. Ну, в том плане, что я не понимала, что у Воронова в голове, а из-за этого обманываться не слишком хотелось. Я будто еще цеплялась за остатки своей прежней жизни. За то время, когда Марк не был частью моих мыслей. Но по его лицу вижу, что что-то пошло не так. Мы даже в школу после ушли в разное время.
В самом классе тоже особо не контактировали, но это - как всегда. А вот Лера после пары уроков садится и закатывает с меня глаза.
- Серьезно?
- Что?
- Не делай из себя дуру. Ты это серьезно? Тебя Марк позвал в бассейн искупаться со всеми, а ты ему отказала?
- Тише ты.. - Начала я оглядываться.
- Зато оделась именно в то, что он тебе выбрал. Тебе не надоело пудрить себе мозги?
- Я не пудрю. Я обещала пойти с Владом...
- Но ты этого не хочешь. Не правда ли? Ты хочешь к Марку.
- Марку.. Марк расстраивается из-за своей бывшей.. С чего ему есть дело до меня.. Я не хочу обманываться. Лера.. Я ведь далеко не как вы все.. С чего мне вообще пытаться..
- А с чего не пытаться? Потом жалеть будешь. Если так и будешь строить из себя монашку. Но мое мнение: он не просто так позвал тебя. А тебе стоит прекратить Марку говорить "нет". Это, так-то, влияет на мужскую самооценку. Представляю, что он думает. Какая-то замухрышка смеет ему отказывать.. Ладно, я шучу. Ты красивая девка, Мир. Перестань заниматься хуйней. Тебе же лучше будет.
Выслушав эту нотацию, я отвлекаюсь на урок. Мне неприятно было это все выслушивать. В любом случае, догадки Леры - лишь догадки. Марк никому ничего не говорил,а я боялась рисковать не просто абы чем, а своими чувствами. Разве это плохо, что я не хочу страдать потом?
Закончились уроки и Влад меня встретил у школы, как и договаривались. И я понимаю уже с первых секунд, что я лишь натягиваю улыбку, что ноги не хотят меня вести туда, куда ведет меня за собой сам Влад. Я понимаю, что он тянется взять меня за руку и даже держит, а я  испытываю лишь отвращение. Отвращение к этому прикосновению, к тому, что я даю вот так себя коснутся и отвращение к тому, что я не с тем, с кем хотела бы быть. Да еще и Лера через час присылает мне сообщение, в котором говорит, что взяла запасной купальник. На всякий случай. И в этот момент Влад полез ко мне целоваться. Я отстранилась и отклонилась, смотря на него больше с возмущением.
- Влад.. перестань!
- Прости.. Я думал.. Я не хотел тебя обижать..
- Слушай.. В общем. Это пора заканчивать. Ты отличный парень. но.. Я не могу с тобой вот так проводить время. Я не отношусь к тебе больше, чем к другу. Прости. Я зря дала тебе эту надежду. Не должна была так поступать.
- Мира.. Это из-за поцелуя?..
- нет! Это вообще.. Я больше не могу обманывать тебя и обманываться сама. Прости. Мне надо ехать.
И я ведь действительно встаю, быстро прощаюсь и ухожу. Когда так тянется ко мне Марк за поцелуем, я готова просить всех ангелов заставить время остановится. А тут это было все равно, что скинутся в лаву и получить дикие ожоги. Это было все не то... Совсем не то...
И сейчас я еду в аквапарк, да. Туда, где находился Марк и все остальные. Я написала об этом Лере, она меня встречает. Мы идем в раздевалку, где я переодеваюсь и потом выхожу к бассейнам. Лера утаскивает меня на лежаки и первым делом я искала глазами Марка. И нашла. В компании девушки.. Она сидела с ним и кокетливо убирала волосы за ухо. А Марк и не прочь, я прямо видела, как он улыбался ей.
- Иди. Не тупи.
И Лера меня толкает в сторону Марка. Я посеменила, а потом медленно подхожу к нему ближе. На меня сначала обращает внимание девушка, а я не обращаю на нее внимание, пускай я и выглядела весьма жалко, как мне казалось. Обхватываю себя руками и прикусываю губу.
- Привет.. Ты.. Не мог бы со мной сходить на ту высокую горку?..
Задерживаю глаза на Марке, уже желая провалиться сквозь землю.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » ты и есть мой бог


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC