Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Не ошибается тот, кто ничего не делает.


Не ошибается тот, кто ничего не делает.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s1.uploads.ru/i/S1HKY.gif

Участники: Charlie Hunter, Lauren Anderson
Место: Госпиталь им. Святого Патрика
Погодные условия: 03 сентября 2012, теплая приятная погода, +25
О флештайме: Каждый ли день к вам подходят с предложением, от которого сложно отказаться? Предлагают хорошие деньги за ... за жизнь человека? Не каждый день тебе на голову сваливается новость, что место, где ты работаешь, возможно продано с потрохами...

Отредактировано Charlie Hunter (2012-09-14 23:54:46)

+3

2

внешний вид

http://i2.listal.com/image/1176957/600full-matthew-fox.jpg

- От вас требуется не так много, доктор Хантер. Согласитесь, что пойти нам навстречу не составит вам большого труда, но обернется неплохой выгодой. - Незнакомец, обладающий хорошей выдержкой и терпением, заставший меня в кабинете, уже во второй раз предлагал мне сделку. Во второй раз, потому что в первый я не поверил своим ушам. Мне показалось это каким-то розыгрышем, на который была ожидаемая реакция: - Это шутка? - Но незнакомец был более чем серьезен. Для него подобное, я уверен, было бы схоже с отрыванием крыльев у бабочек.
  Не каждый день начинается с подобных разговоров с незнакомцами. Предложение его было предельно ясно и доступно изложено. Чуть позже в больницу поступит пациент с болями в животе с подозрением на внутреннее кровотечение. Вероятность, что оперировать буду его буду я не очень велика, хотя незнакомец убеждал в обратном. Суть сделки заключалась в том, чтобы я допустил какую-нибудь ошибку при операции. Даже сейчас, второй раз думая об этом, мне не кажется это реальным. Пытаясь нащупать реальность, я прошелся немного по кабинету и остановился напротив незнакомца.
  - Послушайте, мистер ... - Бенедикт. - Мистер Бенедикт. Смею предположить, что вы перепутали это заведение с каким-то другим. Это госпиталь. Здесь пациентов лечат, спасают им жизни, но никак не наоборот. То, о чем вы простите - просто нелепо. Я дорожу своей работой и не допущу подобных ошибок на операционном столе. - стараясь не повышать голос и говорить неторопливо, я остановился чтобы набрать немного воздуха в легкие. Даже мысль о том, чтобы отправить своей рукой человека на тот свет заставила меня передернуть плечом.
  - Доктор Хантер, не думаете же Вы, что на Вас свет клином сошелся. Подумайте еще раз. Вознаграждение вас может приятно удивить. - на суровом лице незнакомца появилась натянутая улыбка, которую никак нельзя было назвать хотя бы отдаленно дружелюбной.
  - Я все сказал по этому вопросу. Я лечу людей, а не ... - отведя на мгновение взгляд в сторону, я посмотрел в глаза незнакомцу. - ... а не убиваю их. Советую Вам покинуть это заведение.
  - Высокие моральные принципы? Доктор Хантер, в этом месте есть и более сговорчивые люди. Можете не провожать ...- договорил незнакомец уже приближаясь к двери. Провожать его у меня и в мыслях не было, но в ступор загнать меня ему удалось. Теперь в голове вертелись его слова о "более сговорчивых" врачах.
  Я, не задумываясь, поднимаю трубку и звоню в приемную с целью узнать, кого привозили за последние пару часов и кого собираются привезти. Но нет никого подходящего под описание незнакомца. Бред какой-то. С каких пор врачей стали путать с киллерами. Нервно потираю лоб, обдумывая что лучше сделать в данный момент. Конечно же отправиться к главному врачу и ввести в курс дела - вот что первое приходит в голову. И внутренний голос подсказывает, что это было бы и самым правильным действием. Но когда я слушал внутренний голос? Будь этим голосом совесть или отголоски разума.

+2

3

выгляжу так

внешний вид     одежда

Lost but now I am found,
I can see that once I was blind,
I was so confused as a little child...

Сидя за рабочим столом, я нервно перебирала стопку различных бумаг. Какие – то направления, справки, анализы… Текст расплывчато бегал перед глазами, но я совершенно не улавливала его. Мысли, как ни странно, сейчас были направлены совершенно в другое направление.
Подумать только, таинственный незнакомец, который так стремительно ворвался в мою жизнь, и перевернув ее с ног на голову, приходил с неделю назад. После его визита я вздрагивала от каждого шороха, от каждого скрипа двери, ожидая увидеть это лицо снова. Наверное поэтому всего – то одна неделя сейчас кажется мне таким огромным сроком.
Наверное стоило бы взять и успокоиться. Он не говорил открытым текстом, что придет сюда снова. но тогда почему я сейчас дрожу? Выпускаю из пальцев бумаги, и вытягиваю руки перед собой, опуская на них глаза. Ладони трясутся мелкой дрожью, от чего мне становится не по себе. Черт. Знала бы, что после этого начну сходить с ума, ни за что бы не согласилась. Но увы, в тот момент рядом не было никого, кто бы мог вправить мне мозги. А ведь во всем виновато желание получить много денег, чисто «случайно» допустив для этого пару ошибок на работе.
Взгляд мягко ползет по кремового цвета стене моего кабинета, на секунду замирая на циферблате часов, висевших на стене. Рабочий день уже подошел к концу, а я еще столько всего не закончила… А плевать, займусь этим завтра. Главное хорошенько выспаться, и поменьше думать о плохом. Натянуто улыбаясь, я поднимаюсь из – за стола, и направляюсь к окну, на ходу скидывая белоснежно – белый медицинский халат. Замечаю нескольких своих коллег, идущих по улице в сторону парковки. Пора бы и мне домой… - привычным движением руки откидываю назад длинные темные локоны, и уже было собираюсь развернуться, как будто какая – то неведомая сила заставляет меня перевести глаза на самый край площади перед главным входом в больницу. На секунду прищурив глаза, я пытаюсь вглядеться в силуэт человека, стоящего там, лихорадочно соображая, откуда он может быть мне знаком? А ведь мы определенно знакомы… И едва ответ приходит мне в голову, пальцы невольно расходятся и мой халат мягко оседает на пол, а с губ срывается вдох, наполненный удивлением и…страхом?
Словно почувствовав мой взгляд, мужчина резко поворачивается в мою сторону. что – то в глубине души подсказывает «Уйти от окна, спрячься!», но все тело будто оцепенело, и сделать даже малюсенький шаг в сторону кажется мне практически невозможным. Что он здесь делает? Прошу нет, пожалуйста! Пускай мне все это кажется! – зажмуриваю глаза, и мысленно считаю до десяти, после чего неуверенно поднимаю ресницы вверх. Силуэта как не бывало. Вроде бы вот и повод порадоваться – может это действительно мне просто привиделось? Но интуиция едва ли не вопит об опасности, где – то совсем рядом. Нет, это не видение. Это моя суровая реальность.
Наконец нахожу в себе силы сделать движение, и тут же срываюсь с места, и подхватывая свои вещи, пулей вылетаю в коридор. И вот кабинет заперт, и я уже спешу в совершенно другую от выхода сторону. Практически все мои коллеги уже покинули свои рабочие места. Ну и пускай. Сейчас меня интересует лишь один человек. И я искренне надеюсь, что он еще в своем кабинете.
Стук каблуков разряжает нависшую в коридоре тишину, эхом отдаваясь в самых дальних его уголках. Проходя мимо очередной двери я даже не удостаиваю ее своего взгляда. Который, к слову, смотрит, не отрываюсь на самую дальнюю, сделанную из темного дерева, дверь. Наконец я оказываюсь рядом, и тут понимаю – я совсем не знаю, что ему сказать? Но решение приходит довольно быстро. В таких случаях я всегда импровизирую.
Нерешительно поднимаю руку и пару раз, чисто для приличия, стучу в дверь, после чего, мягко провернув ручку, осторожно открываю ее, наконец заходя внутрь. Взгляд по привычке скользит по весьма уютному кабинету коллеги. По стеллажу у стены, заполненному книгами, затем по рабочему столу, так же заваленному горой всевозможных бумаг. Такого трудоголика, как Чарли, еще нужно поискать. Едва эта мысль проносится в голове, и я едва заметно улыбаюсь, наконец останавливая взгляд на своем друге.
- Привет. Я надеялась, что ты еще будешь здесь – снова улыбаюсь, на этот раз более открыто и уверенно. Пускай этого человека я считаю своим близким другом, ему вовсе не обязательно знать о том грузе, что камнем висит у меня на душе. Я не планирую раскаиваться и, рыдая у него на плече, пытаться объяснить, почему так вышло? Я просто хочу поговорить, возможно, услышать для себя что – то стоящее…
- Рабочий день уже закончен. Не возникает желания отложить подальше, хотя бы на время, все это? – приблизившись к столу Чарли, чуть подаюсь вперед, цепляя пальцами несколько пухлых папок с бумагами, и уверенно откладываю их в сторону. как там говорят – работа не волк, в лес не убежит? Вот именно. – Я хотела с тобой поговорить… - делаю паузу, чтобы набрать в легкие побольше воздуха. Сейчас мне предстоит пересилить себя и произнести это. – У тебя когда – нибудь было такое? Когда ты сделал что – то неправильное, не свойственное для тебя, и после этого что – то будто съедает тебя изнутри. Совесть наверное – едва заметно усмехаюсь, и чуть отступая назад, присаживаюсь на ближайший стул.
Try'na take what I could get,
Scared that I couldn't find,
All the answers, honey…

Отредактировано Lauren Anderson (2012-09-05 19:15:53)

+1

4

Знаете когда любопытство перерастает в нездоровый интерес? Думаю в момент, когда ты не можешь остановиться, зная, что ни к чему хорошему твой интерес не приведет.
  Все же послушав внутренний голос, через какое-то время я твердо решил отправиться в кабинет к Маккою. Он главный врач, ему следует знать что происходит в заведении, за которое он ответственен.
  Неторопливо проходя по коридору, глубоко погрузившись в свои мысли, я не  сразу заметил то, что заставило меня резко остановиться и застыть. Маккой как раз выходил из своего кабинета... в компании незнакомца, немного ранее покинувшего мой кабинет. Сколько я не решался придти сюда и, следовательно, сколько незнакомец был у нашего Главврача? Час, два... может больше? Был ли я в растерянности и шоке? Скорее да, чем нет.
  Мысль поделиться со Стивом о визите незнакомца перестала казаться мне хорошей идеей. Потому что теперь ее место заняла мысль, что Маккой в курсе дела, ничего не имеет против и, возможно тоже что-то с этого имеет.  Осознав, что я стою посреди коридора, застыв, как на стоп-кадре, да еще и с открытым ртом, быстро ретируюсь к своему кабинету. Уже оказавшись внутри, перевожу дыхание и прикрываю глаза, нервно подумывая о визите к психиатору или окулисту. Если все происходящее не галлюцинации, не плод моей воспаленной фантазии и не крик моей всесторонне отбитой психики, то... Я до конца даже не могу сформулировать свою мысль - на столько абсурдной мне она кажется.
  Теперь в голове, как загнанный хомячек, бегала мысль, что несчастные случаи на операциях, врачебные ошибки и подобные вещи, могут быть не такими и случайными. Медленно опускаюсь в свое кресло, а по спине бегают мурашки, оставляя после себя неприятное ощущение. Здравствуй Чарли, это я. Твоя паранойя. Теперь будем жить вместе. Не самое приятное знакомство...
  Пытаюсь переключить внимание на работу, углубившись в изучение документов, скопившихся на столе, но буквы упорно отказываются выстраиваться в слова и предложения. От столь бесполезного занятия меня отвлекает приглушенный стук в дверь, который заставляет меня слегка вздрогнуть. С чего бы это?
  - Привет. Я надеялась, что ты еще будешь здесь – с дружелюбной улыбкой, уже без рабочего белого халата в кабинет впорхнула моя коллега. Откидываюсь на спинку кресла, наблюдая за Лорен. Бросаю взгляд на часы , висящие на стене, и понимаю, что совсем потерял счет времени. - Потерял счет времени. - устало отвечаю я, потирая уставшие от напряжения глаза. Я настолько ушел в свои мысли, что даже не заметил сколько времени я сидел и перекладывал бумажки из одной стороны в другую.
  - Рабочий день уже закончен. Не возникает желания отложить подальше, хотя бы на время, все это? – Андерсон , как хозяйка кабинета, уверенно подходит к столу с моей стороны и убирает пару папок с края стола. Очень знакомый жест, поэтому заставляет меня довольно улыбнуться. Она, как и я - фанат своей работы. Порой работает до потери пульса, и если ее во время не выгнать из госпиталя, это грозит или падением в обморок или нервным истощением. Лорен работает в Патрике меньше меня, но как два человека, повернутых на своей работе мы быстро нашли друг друга. Очень часто поддерживая друг друга или выпихивая с работы. За ней тоже есть такой грешок - засиживаться до темноты, когда давно уже пора быть дома. Так что визиты к друг другу в кабинеты в конце рабочего дня - уже что-то вроде нормы. И Лорен всегда стремиться стремится навести порядок на моем столе самым простым способом - убрать с глаз долой. После чего обычно присаживается на край стола и отчитывает меня. Тоже самое по сути делаю и я, когда засиживается она. Уже предполагая, что меня ожидает, я поудобнее устраиваюсь в кресле, тронутый заботой Андерсон обо мне.
  – Я хотела с тобой поговорить… - не слишком уверенно начинает Лорен и вопреки моим ожиданиям, присаживается на стул рядом со столом. Я разочарованно хмурюсь тому, что она выбрала этот чертов неудобный стул, а не мой стол. Отчитывая меня с края стола она всегда напоминает мне раздосадованную школьную учительницу, что меня очень забавляет. 
  - Конечно. Что-то случилось? - заинтересованный, я наклоняюсь немного вперед, к Лорен. Что-то случилось... У меня появляется острое желание поделиться с подругой о сегодняшнем визите незнакомца в мой кабинет и своими соображениями по этому поводу, но я решаю пока промолчать и выслушать Андерсон.
  – У тебя когда – нибудь было такое? Когда ты сделал что – то неправильное, не свойственное для тебя, и после этого что – то будто съедает тебя изнутри. Совесть наверное – ее слова заставляют меня хмуриться еще сильнее, потому что я понимаю о чем она говорит. Мы с Лорен не плохо знаем друг друга, но голову готов дать на отсечение, что знаем не все. Я могу многое ей рассказать, но понимаю, что не могу ей довериться до конца, поэтому в ответ на вопрос я киваю, надеясь, что ей не захочется знать - что же именно такого я мог сделать, о чем могла бы мучить совесть.
  - Думаю у каждого есть что-нибудь подобное в закромах прошлого. И я не исключение. Но ... я стараюсь не вспоминать о подобных вещах, дабы не тревожить свою совесть. - с легкой улыбкой проговариваю это, пытаясь отвести разговор в сторону. - С чего этот вопрос, Эбби? Ты убила газетой муху и теперь совесть не дает тебе покоя? - вопрос был направлен лишь на поднятие настроение девушки, потому что видеть ее такой уставшей и вымотанной было мучительно.
  - Сегодня ничего странного не было в Госпитале? - спокойным тоном задавая вопрос, поднимаюсь с кресла, снимаю рабочий халат и не торопясь начинаю собираться. Примерно через минуту сборов, понимаю, что Лорен так и не ответила на последний вопрос.
  - Эбби, точно ничего не случилось? Хорошо себя чувствуешь? - взволнованно всматриваюсь в побледневшее лицо девушки, пытаясь понять чем эта бледность вызвана.

+1

5

And it's crushing me, there's no room to breathe
Got me backed against the wall
And I just can't see, 'cause it's blinding me
Coming closer, I can't relax...

Сердце, будто раненная птица, бьется о грудную клетку, в надежде вырваться на свободу. В одно мгновение я понимаю, какую глупую ошибку совершила. Зачем вообще пришла сюда и с этим вопросом? От былого приподнятого настроения не осталось и следа. На его место пришло странное ощущение тоски и головная боль, заставляющая меня невольно чуть прищуривать глаза.
Чарли начинает говорить, и знаете, его слова вселяют в меня некоторую уверенность. Его уверенный голос, тягучий, как горький шоколад, и мягкий, словно бархат, играет на оголенных струнах моих нервов, чуть ослабляя болезненную пульсацию в висках. Но за словами следует вопрос, и я снова теряюсь. Медленно, будто в замедленной киносъемке, поднимаю глаза на мужчину, несколько секунд просто смотрю на него, ловя свое отражение в его зрачках, затем резко подскакиваю со стула.
- Знаешь… Я тут совсем забыла. Обещала встретиться с подругой, чтобы… - на ходу выдумывая какой – то бред, я попятилась к двери, - вообщем я наверное уже опаздываю. И мне лучше уйти – резко разворачиваюсь, едва не стукнувшись лбом об дверь. Зажмуриваю глаза, мысленно упрекая себя за все. За каждое слово, сказанное сейчас, ведь все это была ложь, сказанная такого близкому человеку. Мда… Не умеешь ты врать, Лорен – ладонь ложится на медную ручку, и я уже начинаю опускать ее, когда за спиной снова слышится его голос.
И я больше не в силах сдерживаться. Не в силах продолжать играть в этом жестоком спектакле главную роль, на которую я никогда не подписывалась. Из – под опущенных ресниц скатывается одна хрупкая хрустальная слеза, но я быстро смахиваю ее тыльной стороной ладони. Хорошо, что так и продолжаю стоять спиной к Чарли, лицом упираясь в дверь. Хорошо, что он не видит, насколько я сейчас слаба и беззащитна. Именно так я себя сейчас чувствую, и это заставляет каждую клеточку тела безвольно дрожать.
- Нет… - срывается с губ, прежде чем я осознаю свою очередную ошибку. Но, наверное это у меня в крови – если уж начала ошибаться, то буду делать это с завидной регулярностью. – Мне страшно… Чарли – мягко выделяю интонацией его имя, и устало выдыхаю. Вот бы закрыть глаза, и начать жизнь заново. Совершенно в другом месте. Забыть обо всех заботах и проблемах здесь, и просто начать жить заново. Но как обычно, я мечтаю именно о том, что увы – недостижимо.
- Я… - начинаю говорить, но тут же запинаюсь. Провожу пальцами по дверной ручке, думая, что у меня есть пара секунд, чтобы выскользнуть в коридор, и, растворившись в окружающем мире, избежать серьезного разговора с коллегой. Но хочу ли я этого? Мысль о том, что тогда я оставлю Хантера здесь наедине с кучей вопросов и без единого ответа заставляет меня серьезно колебаться. Он давно перестал быть для меня просто коллегой. И сейчас меньше всего я хочу сделать ему больно. Если честно, это единственное, что еще держит меня в кабинете, не позволяя распахнуть дверь и исчезнуть.
- Я ведь не такая… До сих пор не верю, что сделала это. Но у меня не было выбора. Это действительно так! – последние слова срываются на тихий возглас, и я понимаю, что продолжать стоять, спрятав лицо, безнадежно. Нужно наконец найти в себе силы снова взглянуть ему в глаза. Хотя бы пока он не осознал всю серьезность моих заявлений, и не разорвал со мной общения. Может быть это моя последняя возможность?
- Чарли, почему ты спросил насчет странного в госпитале? – вдруг произношу весьма решительным тоном, хотя в нем без особого труда можно уловить нотки дрожи. В голову закрадывается подозрительная мысль, что мистер Хантер уже давно в курсе, и это заставляет меня заметно напрячься.

Отредактировано Lauren Anderson (2012-09-08 21:28:25)

+1

6

Интуиция - то, что помогает нам чувствовать, предвидеть и двигаться дальше.
  Я настолько погрузился в мысли о своем прошлом, что не сразу среагировал на слова и действия Лори. Обычно очень хрупкая, сдержанная и грациозная, она подскакивает и лепетать что-то о подруге, о том, что ей пора. И под финал этой тирады почти врезается в мою дверь, где и остается, замерев. Я .. я не привык ее видеть такой ... взволнованной и неосторожной. Осторожно приближаюсь к ней со спины, но даже дотронуться да нее сейчас боюсь - ощущение такое, что спугну ее, и она в один миг выскользнет из моих рук, из моего кабинета, и что хуже - из моей жизни.
  Стоя так же молча ко мне спиной, до меня доносится ее тяжелый вздох, после чего она опускает голову и опирается лбом о дверь. А я неведомым мне чувством ощущаю ее ... боль, ее терзания, но не могу понять чем все это вызвано. Она пришла в таком прекрасном настроении, радужная и лучистая, как утреннее солнце, которое всегда способно привнести немного света и тепла в любой сумрак. Но сейчас... что случилось с моим личным солнышком? Мне хочется ее обнять, дать ей возможность уткнуться лицом в мою грудь. Чтобы она не смогла от меня убежать. Чтобы она смогла выговориться. Чтобы не было этой неловкой паузы. Чтобы не было недоговорок и всяких "если". Чтобы мое персональное солнышко снова улыбалось и дарило тепло. Чтобы она не чувствовала себя такой одинокой. И чтобы я не чувствовал себя таким бессильным.
   Я хочу у нее спросить - о чем она говорит. Что такого ужасного она могла сделать. Что таким бременем легло на ее хрупкие плечи. Что может ее так тяготить.
  - Лори ... - неуверенно начинаю говорить, дотрагиваясь до напряженной спины девушки, отчего она едва заметно вздрагивает. Мне хочется ее повернуть к себе, не боясь, что она в любую секунду упорхнет. Хочется закрыть эту чертову дверь, потому что она вцепилась в нее, будто до сих пор решает - стоит ли ей здесь оставаться или сбежать. Но я не отпущу ее, пока не выслушаю, пока не дам ей возможность выговориться, потому что ощущаю, что ей это нужно, ей это необходимо, иначе ее бы здесь уже не было. Я хочу, чтобы она посмотрела мне в глаза, потому что я люблю в них смотреть. В них я могу видеть все ее переживания, смятения. Она всегда внешне очень хорошо держится, но ее зеленые бездонные глаза, в которых можно утонуть - они не могут скрыть всего, что она так тщательно прячет в себе.
  - Чарли, почему ты спросил насчет странного в госпитале? – с легкой дрожью, но очень решительно спрашивает она. Теперь пришла моя очередь волноваться и ощущать острую необходимость выговориться, быть выслушанным и услышанным. Мне не столько хочется сейчас рассказывать о визите незнакомца, как о ... хотя это все неважно. Она не сбежала, наконец выпустила ручку от двери и осталась здесь. Я очень медленно разворачиваю ее к себе, не пытаясь заставить ее посмотреть мне в глаза, пока она сама не захочет. Она сейчас, как тряпичная кукла, с опущенными плечиками - послушная и податливая, отчего мне больно и не по себе. Притягиваю ее к себе, укладывая ее голову к себе на грудь, и неторопливо поглаживаю ее распущенные волосы. С ее стороны не следует никакой реакции, что меня беспокоит, но я отчетливо ощущаю на сколько она напряжена - ее спина, ее плечи, даже руки, будто не ее вовсе. 
  - Лори, меня сейчас больше волнуешь ты. Волнует то, что заставляет тебя бояться. - я говорю медленно и негромко, будто маленькому ребенку. Но даже этот мягкий тон заставляет ее вздрогнуть в моих объятиях, как от удара. И мне становится еще больнее, потому что я снова чувствую себя бессильным. Мне хочется, чтобы она ожила, сцепила руки за моей спиной, почувствовала, что она не одна. Мне хочется рассказать ей что-нибудь, что привело бы ее в чувство. Что-нибудь из своего прошлого, что так же тянет меня обратно, но я не знаю что именно могу ей рассказать, чтобы не напугать ее еще больше. Или, что еще хуже, чтобы не заставить ее жалеть меня. Этого я не смогу вынести, тем более от нее. Жалость никогда не покидает людей, она остается с ними навсегда, и значит некоторыми фактами своей биографии я не смогу с ней поделиться никогда.
  Я тяжело вздыхаю и касаюсь губами ее волос, продолжая все так же их поглаживать, будто успокаиваю плачущее дитя. Не знаю, сколько мы уже так стоим, но мне не нравится это отсутствие Эбби. Она здесь, в моих объятиях, но она не со мной.
  - Сегодня мне предложили самую нелепую сделку в моей жизни. Предложили на операции не дать шансов пациенту. - мне нужно было что-то сказать и я говорю, таким же мягким тихим голосом, все так же боясь спугнуть. И я решаю, что вполне могу ответить на вопрос Лори о странном прошествии. Теперь я чувствую, что Эбби в моих объятиях немного ожила и ... и сильнее прижалась к моей груди, будто пытаясь спрятаться. Что? Что может быть такого, чего она так боится и от чего прячется. - Расскажи мне, что так мучает тебя, Лори. Не держи все в себе, это ни к чему хорошему не приводит. - тихо, мягко, осторожно и уговаривая, все так же не отпуская и успокаивая. Не всякую боль можно перенести в гордом одиночестве -
иногда ей нужно поделиться еще с кем-то, чтобы она смога отступить.

**

какой-то неожиданный и непредвиденный крик души. не смог остановиться.

Отредактировано Charlie Hunter (2012-09-15 03:22:58)

+3

7

Я думаю, что душевная боль сильнее, чем физическая.

   Кажется, что я – не я, и все это происходит не со мной. Отдаленные мысли блуждают в голове, когда я чувствую, как Чарли обхватив меня за плечи, притягивает к себе. Пытаюсь улыбнуться, просто приподнять уголки губ. Показать, что со мной еще не все так плохо. Но лицо будто застыло в болезненной гримасе, полной отчаяния. Похоже, что все гораздо хуже, чем я представляла себе.
   Звук его мягкого голоса успокаивает и качает, будто в колыбели. До тех пор, пока я так облачена в нежность, что не могу разобрать слов. Все тело будто накрывает волна спокойствия, того самого, о котором я уже давно позабыла. Давно не чувствовала этого, не понимала, как же хорошо, когда рядом есть близкий человек, на которого я всегда могу положиться.
Но только это чувство заставляет меня чуть расслабиться, и отпустить всю накопившуюся напряженность, как очередная фраза заставляет испуганно зажмурить глаза, уткнувшись лицом Хантеру в грудь. Руки непроизвольно сжимаются в кулаки, и слабая боль от впившихся в ладони ногтей, заставляет меня снова придти в себя. Не потеряться в этом омуте переживаний. Вернуться к нему. К тому, в ком я так отчаянно нуждаюсь, пускай и не признаю этого. – Предложили? – произношу совсем тихо, но все – равно удивляюсь тому, каким безжизненным звучит мой голос. – Кто это предложил?
   Я чувствовала, как маленькая трещина между нами, буквально на глазах начинала превращаться в огромную пропасть. С ужасом понимала, что еще немного и я потеряю его. И сто еще хуже – я потеряю саму себя в этом мире. Это сложно. Сложно держать все в себе. Мне нужен тот, кому я могла бы довериться, кому я могла бы выговориться. Наверное, нужно собраться с силами и рассказать все ему. Но что – то меня останавливает. Понимаю, что едва с моих губ сорвутся нужные слова, все изменится. Уже ничего не будет, как прежде. А сейчас, дрожа, словно осиновый лист, я осознаю, что Чарли единственная моя поддержка. И я меньше всего хочу, чтобы он ушел навсегда. Да, я боюсь его потерять. Боюсь проснуться очередным утром с мыслью, что в этом мире я совершенно одна.
  - Он приходил и ко мне… Чарли… - тихо всхлипнув, я чуть приподняла лицо, заглядывая мужчине в глаза. Мысленно запечатлевая его образ в своей голове. Кто знает, возможно больше у меня не будет такой возможности? Возможно, всего одно мое неправильное слово или фраза, и я потеряю своего столь близкого друга?
   Но шаг вперед сделан, и кто я такая, чтобы постыдно отступать назад? – Предложил сделку. Им требовалась кровь… Почти все запасы нашего банка крови – мысленно собравшись с силами, я тихо продолжила говорить, не сводя с Чарли внимательно взгляда. Будто пыталась уловить каждую эмоцию от моих слов, промелькнувшую на его серьезном лице. Руки, которые до этой минуты безвольно были опущены вдоль тела, теперь напряглись, опускаясь на грудь мужчины и слегка сжимая материал его рубашки. Теперь, я будто боялась, что он уйдет. Разочаруется во мне, в моем поступке… И ответом мне будет лишь хлопок дверью, закрытой для меня навсегда.
   Я не хотела насильно удержать его. Скорее хотела просто показать, что не хочу его отпускать. Не хочу, чтобы все это заканчивалось так печально. – Я не знаю, что произошло с теми пациентами, которым требовалось переливание крови. Это отделение в другом крыле больницы…и мне…мне просто не хватило смелости сходить туда и узнать… - воспоминания того, сколько раз я подходила к заветной двери, ведущей в отделение, но так и не решалась ступить на теперь запретную для моей совести территорию, вспышкой промелькнули в голове. – Мне жаль… Правда жаль… Я не хотела этого. Не хотела, чтобы все получилось вот так… все вышло из под контроля… - я продолжала вглядываться в его глаза, мысленно умоляя, чтобы он сказал хоть что – нибудь. Сейчас, я как никогда жалела о том, что не обладаю какой – нибудь супер – силой, что не умею читать мысли окружающих. О чем он сейчас думает? Считает меня жалкой и пытается подобрать правильные слова для сочувствия? Или кровь в его венах медленно но верно закипает, заставляя необузданный гнев вырываться наружу?
  - Мне страшно, что все это может повториться… Я не смогла дать отпор, не смогла защитить себя. И я боюсь, что он вернется.  И я…я не знаю, найду ли в себе силы сказать ему что – то в этот раз – сглотнув, так же медленно опускаю лицо вниз, потупив взгляд. И душу снова охватывает отчаяние. Такое тяжелое и темное, оно наваливается на меня так внезапно, будто грозовая туча в безоблачный день. Мне тяжело дышать, тяжело произнести еще хотя бы одно слово. Все тело напряглось, в ожидании его реакции. Я надеялась… Да, где – то в самом укромном уголке моего сердца еще теплился огонек надежды. Надежды на его понимание, на его помощь. Нет, я не просила об этом вслух. Просто мысленно сейчас умоляла его не делать поспешных выводов.

Отредактировано Lauren Anderson (2012-09-16 23:08:41)

+1

8

Всегда есть кто-то, кому ты не безразличен.
Никогда не задумывался, что может причинять сильные душевные муки. Теперь я знаю, каким безжизненным, тихим и глухим может быть голос моего персонального солнышка, и это вгоняет меня в такую тоску. Я не припомню раньше ее в таком состоянии. Лори всегда в чудесном настроении, но всегда ли? Как хорошо я ее знал, достаточно ли хорошо, чтобы улавливать такие тонкие оттенки ее голоса, выдающие ее эмоции. А прислушивался ли я раньше, или ситуаций таких просто не было, чтобы слушать, слушать друг друга, слушать ее.
  - Это не важно, кто предложил. Я этого человека видел впервые. - нежно отвечаю на безжизненные вопросы Лори, все так же поглаживая ее волосы и успокаивая ее. Мне бы проще было сейчас сердце из груди вырвать, чем чувствовать ее боль. А я ее чувствую, тягучую, темную, заставляющую холодок пробегаться по спине.
  - Он приходил и ко мне… Чарли… - еще более скованный и надтреснутый голос. Я смотрю в ее глаза и медленно начинаю понимать о чем она мне говорит. Он приходил и к ней. Ничего, ты уже умная девочка, ты же не сделала глупостей, я ведь прав? Ну же, Лори, скажи, что я прав!
  - Зачем он приходил? - конечно, я понимаю, что к ней приходили не за диагнозом или в покер поиграть, я наперед знаю, что ей тоже что-то предложили, и я молюсь, чтобы это что-то было не столь же безумным, как в моем случае. Я нежно дотрагиваюсь до ее щеки подушечками пальцев, не давая ей тем самым отвести от меня взгляд. Не настойчиво, чтобы не принуждать ее. Мне мало слышать только ее голос, я хочу смотреть ей в глаза и понять. - Расскажи мне. - я немного хмурюсь, готовясь услышать все что угодно, только бы она не замолчала, не передумала рассказывать, не передумала делиться этой болью со мной!
  – Предложил сделку. Им требовалась кровь… Почти все запасы нашего банка крови – раз...  два... три... кажется пару ударов сердце все же пропустило, пока я осмыслил сказанное. Первое, что чувствую - облегчение. Это не самое ужасное, что ей, моей хрупкой коллеге, могли предложить. Но .. если подумать, это тоже не мелочь, и я снова хмурюсь, боясь задать вопрос - согласилась ли она? Не чувствую свой язык и не могу заставить его шевелиться, чтобы задать этот интересующий меня вопрос. А что если согласилась? Что тогда? Но Лори будто читает мои мысли. Все это время она смотрела на меня так же пристально, как и я на нее. Улавливая малейшее изменение, я узнаю этот взгляд. Ощущаю на своей груди ее слегка дрожащие ладошки, чуть сжавшие ткань моей рубашки. Это возвращает мне дар речи, но Эбби опережает меня с ответами на не заданный вопрос.
  – Мне жаль… Правда жаль… Я не хотела этого. Не хотела, чтобы все получилось вот так… все вышло из под контроля… - вот он ответ. И я не могу заставить в данную секунду решить для себя - что делать дальше. Потому что я ее знаю, знаю свою Эбби. Она мухи не обидит, а если обидит - скорее будет биться в истерике, заливаясь слезами о несправедливости судьбы. Такой я ее знал. Что? Что, спрашивается, могло ее заставить пойти на такой шаг? Нет, я сойду с ума, если не получу ответы.
  - Что они тебе предложили? - я обхватываю ее плечи, возможно слишком сильно. Может это вырвалось немного резко, может немного грубо, но мне нужно было это узнать. Что они ей сделали? Угрожали? Причинили боль? Я не знал, что еще могло ее толкнуть на поступок, который перечил всем ее убеждениям и ценностям. Но ответной реакцией на мою несдержанность было глубочайшее отчаяние в ее бездонных глазах. И виной этому был я, своей резкостью.
  - Мне страшно, что все это может повториться… Я не смогла дать отпор, не смогла защитить себя. И я боюсь, что он вернется.  И я…я не знаю, найду ли в себе силы сказать ему что – то в этот раз – ее голова безжизненно упирается в мою грудь, а плечи становятся похожи на тряпичные, потому что жизни в них нет, как и в ней самой.
  Я вновь притягиваю Лори к себе, не сильно, но уверенно. Я не хочу сейчас ее выпускать и не смогу, пока не восстановлю ее внутреннее равновесие и не верну уверенность. Как же хочется в этот миг оказаться вместе с ней где угодно - главное подальше от этого места, в котором я за один день так разочаровался. Моя раздражительность отступает, сердце уже бьется спокойнее и я позволяю себе снова заговорить, когда уверен, что голос не будет снова резким или грубым.
  - Лори, посмотри на меня ... - я бы мог приподнять ее личико к себе и заглянуть в ее глаза, но я не буду ее заставлять делать что-то против ее воли. Даже рассказывать дальше, если она сама того не захочет.  - Лори... - уже более мягко, как любимому котенку, растягивая любимые буквы имени. И я все же дожидаюсь, пока не посмотрит мне в глаза.
  - Тебе угрожали? Шантажировали? - и пусть я все такой же серьезный, голос мой звучит уже мягче и теплее. И подбадривающе. Я не хочу, чтобы она снова отворачивалась от меня, так мне сложнее понять ее реакцию. Ее мысли, переживания. И теперь я вижу, как по ее щеке катится крохотная слезинка, оставляя после себя блестящую дорожку. - Я не дам тебя в обиду, слышишь? - не могу позволить этому произойти вновь. Осторожно смахиваю слезинку с ее щеки, будто ее там и не было. Наклоняюсь к Лори и мимолетно дотрагиваюсь губами до того места, где только что была слезинка, после чего вновь прижимаю свое солнце к себе. Всегда общение с ней вызывает во мне невыразимый наплыв нежности. И даже тема, которую мы до этого обсуждали не смогла этого изменить. - Больше никаких секретов, договорились. Я не хочу быть тебе чужим, чтобы ты боялась поговорить со мной, понимаешь? - сам-то до конца не понимаю, но пытаюсь выразить словами, какие приходят в голову.
  - Я хотел рассказать о визите Маккою, но знаешь что? Похоже для него это не стало бы новостью. - вот так быстро я вернулся к неприятной теме. Но мне так же нужно было выговориться. Договорить все сейчас, чтобы можно было к ней какое-то время не возвращаться. - Пообещай... рассказать мне, если вновь произойдет что-то подобное. - не из интереса, а из желания защитить ее от всего этого. Есть способы уйти от влияния и таких людей. Всегда есть способы.

Отредактировано Charlie Hunter (2012-09-26 23:23:53)

+1

9

Каждое наше серьезное решение в этой жизни принимается не просто так. Чаще всего, за ними стоят бесконечные часы размышлений и различных вариаций «а что будет, если я поступлю вот так?». Каждое серьезное решение заставляет нас чувствовать себя воодушевленно, будто бы на седьмом небе от счастья. Или же, будто падая в бездну, от того, что это решение, увы, оказалось неверным… Но время нельзя повернуть вспять. Все уже сделано, все решено. Остается только принять свой выбор, усвоить эту ошибку и в будущем попытаться не повторять ее.
Конечно же, если бы мне сейчас предложили вернуть тот самый день, когда я неуверенно кивнула головой в знак своего согласия на эту чертову сделку, я бы все сделала, лишь бы она не состоялась. Сейчас я отчетливо понимаю это и вижу к каким последствиям привела моя неосторожность. Тогда же, я жила, будто во сне. Смутно осознавала происходящее вокруг меня, пытаясь свыкнуться с мыслью, что близких моему сердцу людей больше нет.
- Они пообещали решить мою проблему… - сглотнув, на мгновение отвожу взгляд в сторону, не в силах смотреть на Чарли. Как же я не хочу затрагивать эту тему. Снова ворошить то, из – за чего я тогда так страдала. Но прекрасно понимаю, что скорее всего я все ему расскажу. Кажется, итогом этого разговора будет то, что мы наконец научимся доверять другу другу абсолютно все.
  – Нет! – неожиданно, в первую очередь даже для себя, мой голос срывается на надломленный крик, едва его пальцы снова касаются моих плеч. Но не для того, чтобы обнять и прижать к себе. А чтобы встряхнуть, привести в чувства. И это действует. Я словно возвращаюсь на землю. Гляжу на Чарли широко распахнутыми от удивления глазами и пытаюсь осознать, что же говорить дальше? Он ждет продолжения. Читаю это по его глазам, в которых застыл немой вопрос. – Нет, Чарли… - шумно выдыхаю, снова позволяя напряженному телу постепенно обмякнуть в его хватке, - меня никто не шантажировал. Просто они знали о моих проблемах. И знали, что я не смогу отказаться… Ведь где бы я еще нашла несколько сотен тысяч долларов, чтобы покрыть долг, оставшийся после смерти отца? – глубокий вдох. Я срываюсь, снова едва ли не выкрикивая эти слова брюнету прямо в лицо, в последнюю секунду осознавая, как же это будет опрометчиво, и я не должна так поступать. – Мне правда жаль, Чарли… Сейчас, я бы ни за что не согласилась на это... Каждый раз, когда меня вызывает главный врач, мне кажется, что они узнали и это конец… Я уже не помню, когда последний раз нормально спала, не думая обо всем этом… О тех людях, и о том, что мне просто не хватило смелости узнать, что с ними стало… - выпаливаю на одном дыхании, снова сжимая и без того мятый материал его рубашки, приближая его лицо к своему и отчаянно продолжая вглядываться в глаза. Нет, я все пойму, и не требую, чтобы он простил меня. Я просто хочу, чтобы он хотя бы осознал ту причину, по которой я пошла на все это.
В сердце бушуют смешанные чувства. Мне жутко стыдно за свое поведение сейчас. Глупая, не смогла сдержаться и чего ты добилась? Больше всего я сейчас боялась увидеть в глазах Чарли тень разочарования. Но кажется все не так плохо, как я опять себе накручиваю…
Едва его губы касаются моей щеки, я чувствую, как та грозовая туча, которая терзала меня еще пару минут назад, медленно отступает, позволяя робким солнечным лучам мягко щекотать меня по лицу. Невольно позволяю уголкам губ подняться вверх. Всего на пару миллиметров, но для меня в этой ситуации это уже огромный прогресс, не так ли? Не даст в обиду… Он защитит… Это правда… - мысли сумбурным потоком возникают в голове, и мне не верится, что это правда. Признаться честно, я ожидала любой реакции. Была ли готова услышать обвинения и попрощаться с ним раз и навсегда? Конечно же нет. Но, все равно, до последней секунды сердце трепетало в ожидании развязки. В ожидании его слов, от которых казалось, в эти секунды зависит моя жизнь. – Слышу… - шепчу в ответ, на мгновение прикрывая глаза и позволяя себе наконец, хотя бы на чуть - чуть расслабиться и насладиться его теплым дыханием на своей щеке. – Теперь я в этом даже не сомневаюсь, Чарли – мягко выделяю интонацией его имя, распахивая глаза и устремляя внимательный взгляд прямо на мужчину.
Господи, какая же дура я была! Сейчас, стоя здесь, на этом самом месте, я отчетливо понимаю, сколько ошибок совершила. Считала себя сильной и независимой, пыталась справиться со всем навалившимся на хрупкие женские плечи в гордом одиночестве, но в итоге ничего хорошего не добилась. А ведь можно было сразу придти к нему и все рассказать… Мне стыдно признавать тот факт, что я сомневалась в нем. Сомневалась в том, что Чарли вот так будет прижимать меня к груди и шептать о том, что все будет хорошо. – Прости… - чуть подавшись вперед, едва слышно выдыхаю заветное слово, даже не размышляя о том, услышит ли он его. И после, секундой погодя, в ответную легонько касаюсь губами его щеки, вкладывая в это прикосновение максимум нежности и искренности. Иногда мне даже кажется, что вот такие мгновения скрывают за собой намного больше потаенного смысла, нежели простые слова.
- Мне правда жаль… Если бы могла что – нибудь сделать сейчас… - судорожно сглатываю, пытаясь на ходу придумать что – нибудь. Да вот только что? Но поток моих скудных на эту секунду мыслей прерывают слова мужчины. Недоуменно поднимаю на него свой взгляд… Мне нужно несколько секунд, чтобы осознать сказанное мистером Хантером.
- Маккой? – медленно произношу имя главного врача, чуть прикусывая нижнюю губу, - ты уверен? – черт! О чем это я вообще? Конечно он в этом уверен, раз так говорит… - Как думаешь, есть кто – нибудь еще? Хотя это мы скорее всего не узнаем… - едва заметно усмехаюсь, понимая, что одно дело – сделать что то, и совсем другое – признаться в этом. – Этот человек…я видела его сегодня. Перед тем, как придти к тебе. На парковке перед больницей. Он ведь наверняка не один? – задумчиво отвожу взгляд куда – то в сторону, прекрасно понимая, что этот вопрос скорее риторический и не требующий точного ответа. В голову тут же лезут сюжеты каких – то просмотренных мною фильмов, где главную роль играют мафиозные группировки или что – то вроде того. Так и здесь – вряд ли за всем этим стоит один или пара человек. Но мне ведь от этого не легче. Пускай меня больше не навещают с предложениями, в этой больнице видимо нашлись и другие, более сговорчивые коллеги.

+1

10

Боль - она может быть такой разной...
  Почему-то сейчас у меня начало складываться впечатление, будто до этого я и не знал Лори, не знал что у нее творится в голове, не знал многого о ее прошлом, не знал на что она способна ... очень много "не". И вот сегодня день откровений. Она стоит в моих объятиях и выговаривается мне. Как давно я этого хотел, я чувствовал, что она не рассказывает мне многое, боится остерегается или любые другие причины руководили ею - но это было так, и я не ошибался. Мое чудное прекрасное солнышко, оказывается умеет и хмуриться и злиться и возмущаться. Всегда, сколько помню ее на работе - она ровная, сдержанная и спокойная. Но все же мы люди, у всех есть эмоции. Просто раньше они их почти не проявляла. Как бы все не было плохо и ужасно - нельзя все держать в себе - оно съест тебя изнутри. И теперь я рад, что ей есть кому выговорится, поплакаться, нажаловаться при желании. И я ведь выслушаю. И попытаюсь понять, найти решение. Жаль, что это она поняла только сейчас.
  Все как-то встало на свои места. Она поделилась со мной чем-то сокровенным, что вряд ли кому-то рассказывала раньше, я пообещал защитить ее от всего мира. И теперь, держа ее в своих объятиях, я совсем не хочу отпускать этот момент. Потому что именно здесь и сейчас - все хорошо и спокойно. Не надо о чем-то думать, волноваться, но такие моменты по законам жанра всегда длятся недолго. Еще мгновение назад я ощущал ее шепот и робкий поцелуй, как мы уже снова говорим о проблеме в Госпитале.
  - Да, я думаю, что есть и другие, кто в курсе и с ними заодно. Но ты права, мы об этом не узнаем. если только не попытаться выяснить об этом как можно больше. Привлечь знакомых. Да, для этого есть полезные знакомые. Но стоит ли сейчас ворошить это осиное гнездо, когда мы совсем не знаем кто за этим стоит? - Да, я тоже думаю, что он не один. Слушай ... - поднимаю Лори за подбородок, чтобы наши глаза встретились. Я не люблю, когда отводят глаза в сторону, мы ведь договорились быть откровенными, разве не так? - когда к тебе приходили в последний раз? Как давно? да, мне это интересно. Может у нее и не хватило смелости узнать что повлекли за собой ее поступки, а у меня ... я надеюсь, что смелости на это хватит. Уже сейчас, заранее, обещаю и заставляю себя пообещать самому же, что это не изменить моего отношения к Ней. Чтобы там не произошло, какие бы последствия не были - что было, то прошло. Этого не вернуть, не исправить. И винить за это друг друга тоже не вариант. Она мне доверилась. Это так многого стоит.
  - Хорошо, не волнуйся ни о чем. - снова прижимаю ее к себе. И снова не хочу ее отпускать от себя. Она мне теперь кажется такой хрупкой и беззащитной. Хочется ее загородить от всего мира, защитить, но кто я для этого? Способен ли я на такое? Я не уверен в себе до конца. Сжимаю ее чуть сильнее в свои объятиях, не желая выпускать, но ведь когда-то же надо?
  - Поехали отсюда...  - отпускаю Эбби, бегло поцеловав ее в лоб, и направляюсь забрать вещи из кабинета. Сейчас мне хочется поскорее покинуть Госпиталь, отдаленно еще раз обо всем подумать. Сделать для себя выводы и решить что делать дальше. А дальше ... завтра пойти узнать последствия сделки с Лори. При мысли об этом я уныло хмурюсь. Даже зная, что это не ее вина, неприятные ощущения не могут отступить до конца. А что после? Мое чрезмерное любопытство подтолкнет меня еще к чему-нибудь. Проследить за Маккоем, позвонить рассказать все Эймс. Я честно не знаю, что решу делать дальше.

+2

11

У всех есть темная сторона.
Никто не идеален,
Но мы стоим того,
Ты знаешь, что мы этого стоим.
Ты будешь рядом со мной?
Даже вместе с моей темной стороной?

Сейчас, когда первые эмоции от столь внезапного мне признания, поулеглись, в голову наконец стали приходить более – менее трезвые мысли. Как вообще такое возможно? А ведь уже давно не восемнадцатилетняя девчонка, наивно верящая любым словам? Как тогда я так легко согласилась на это, подставляя свою карьеру, а сейчас наверное и жизнь под удар?
Осознание того, что в один, далеко не прекрасный день, тот незнакомец снова появится в моей жизни, но на этот раз не с очередным предложением… А с огнестрельным оружием, или просто ножом, приставив его к моей шее, почему – то придало мне сил. Нет, пускай я и не наивная девчонка, теперь я готова отстаивать свое право на жизнь.
Но в глазах Чарли я все еще беззащитная и хрупкая, словно фарфоровая куколка. Отчасти так оно и есть. Просто, наверное я больше не хочу показывать это. Хочу, чтобы окружающие видели меня, как сильную и независимую женщину, пускай и эти моменты у меня и дрожали ладони. Они ведь этого не узнают, если я сама себя не выдам.
Я вижу, с каким волнением он смотрит на меня. С какими неподдельными искорками боли проводил ладонью по моим темным волосам, даря мне еще несколько мгновений покоя. Все это так…по детски наивно, но я таю в его руках, позволяя делать с собой, что угодно. Даже если бы он сейчас сказал мне уехать из страны, я бы, не раздумывая, поступила бы именно так. Просто Чарли был наверное, одним из тех немногих, кому я доверяла до последней капли, даже свою жизнь.
- Около двух недель назад… - спутанным голосом выдаю я, пытаясь собрать в голове всю логическую цепочку. Получается, они здесь, в больнице, уже приличное количество времени? Меня снова пробирает дрожь, едва в голове проносится мысль, что все здесь уже давно может быть куплено. И вечно хмурый терапевт, разгуливающий по коридорам, и стайка молоденьких медсестер, одаривающих пациентов миловидными улыбками… Все они возможно уже давно в курсе дела, как и в доле.
- Я просто сейчас не хочу думать об этом. Все слишком сложно. Хочу хотя бы на мгновение представить, что ничего не произошло. Что мир в моих глазах не перевернулся с ног на голову – я чуть отстраняюсь из объятий друга, обхватывая ладонями его лицо и четко проговаривая каждое слово. И он прекрасно понимает меня. С губ срывается облегченный вздох, когда Чарли, полный решимости, отпускает меня и начинает собирать вещи, что бы поскорее покинуть это, за мгновение ставшим чем – то неприятным, место. И я полностью разделяю это желание. Расслабленно опираюсь плечом о ближайшую стену, прикрывая глаза и представляя, как уже совсем скоро я буду дома. Смогу погрузиться в ванную, наполненную приятными ароматами, а затем, закутавшись в теплое одеяло, просто включу один из тех любимых фильмов, которые можно просматривать бесконечное количество раз.
- Подбросишь меня? – мягко улыбаюсь Чарли, подхватывая свою сумочку и выходя за ним в коридор. Всем своим видом я стараюсь не показывать внутреннего состояния, пускай даже коридор больницы в столь поздний час совершенно пуст. Внешне я сейчас само спокойствие и невозмутимость.
Автомобиль друга быстро мчится по затемненным улицам города, освещаемым лишь неоновыми вывесками всевозможных ночных заведений. Прислонившись щекой к чуть запотевшему стеклу, я думаю, что надо бы сказать что – то, разбавить эту нависшую над нами тишину. Но, продолжаю молчать, лишь перебирая всевозможные варианты фразочек в голове. Наконец, Чарли тормозит возле здания из красного кирпича. Нам повезло, он живет совсем недалеко от меня, а значит не придется самому добираться на другой конец города.
Отвожу ремень безопасности в сторону, и медленно поднимаю глаза на друга. – Еще раз спасибо. Просто за то, что ты не развернулся и не ушел. За то, что ты принимаешь меня такой, какая я есть. Со всеми своими достоинствами и недостатками – наверное впервые за несколько дней на моем лице появляется счастливая улыбка, и я знаю – едва увидев ее, Чарли тоже улыбается. – До завтра – чуть подавшись вперед, легонько целую его в щеку, после чего быстро выбираюсь из машины и спешу домой. Туда, где я чувствую себя в полной безопасности.

офф

думаю, можно закрывать, да?))

Отредактировано Lauren Anderson (2012-12-02 16:25:28)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Не ошибается тот, кто ничего не делает.