В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dead Man Down


Dead Man Down

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Участники:
Агата, Джон
Место:
Нью-Йорк
О флештайме:
keep calm and kill Bill

0

2

4 сентября.
- Нда-а-а-...
- Че ты так долго трубку не берешь?
- В душе была. Стою щас вся голая, с намыленной головой, перед окном, соседи пялятся, и мне холодно. Говори быстрее, что хотел.
- Я купил билеты на самолет на 9 число.
- Окей. Нет, стоп, подожди, ты же обещал, что мы не полетим на самолете!
- Ладно, я тебе наврал.

5 сентября.
- Я никуда не поеду.
- Что значит "никуда не поеду"?
- То и значит.

6 сентября.
- Твой бойкот отменяется на ночь?
- РУКИ УБЕРИ!
- БЛЯ, АГАТА!
- Я СКАЗАЛА - УБРАЛ РУКИ!

7 сентября.
- Собираешься?
- Как видишь.
- Ну молодец.
- У тебя еще есть время передумать.
- Ха-ха, наивный.

8 сентября.
- Что это все, блять, значит?!
- У тебя там любовница, да? Поэтому ты так легко едешь без меня?
- У меня там дела, блин! И это, мать его, не повод рвать всю мою одежду!
- Нет, ты мне врешь! Ты всегда все делаешь мне назло! 
- Да хорош уже, е-мое.
- Ненавижу тебя!
- Взаимно.
...
- Мой нос! Ты опять сломала мне нос, женщина! Ау!
...
- Хватит бить посуду! Мне итак уже есть не из чего!
...
- АГАТА, НЕ ТРОГАЙ НОЖ!...
...
- Так и знал, что ты порежешься. Иди сюда, лечить буду.
- Только не говори этого...
- Чего? "Я тебя предупреждал"?
- Я же попросила не говорить, ну!
...
- Слезь с меня.
- Слезу, если ты отпустишь.
- Не хочу.
- А и не надо.
...
- Смотри, на что я ради тебя иду и цени это.
- Смотрю. Ценю.
- Джон! Дай мне собрать чемодан! Джонни! Руки! Ха-ха, щекотно! Блин, прекрати!.. Идиот, иди побрейся!

9 сентября.
- Агата, ты скоро?!
- Щааас!
...
- Блять, ну ты скоро?! Я уже все сигареты скурил!
- Да щас, дай мне собраться!
...
- Мы опаздываем на самолет, и у меня закончился бензин! Свой чемодан будешь сама тащить!
- Да я уже все, хватит орать на меня!
...
- Тэк-с, выход B-5. Аг... Агата, ты где? Вернись сюда, мы уже прошли регистрацию, тебя не выпустят обратно!
- Я вспомнила, что у меня утюг дома включен.
- У меня нет утюга.
- У тебя есть утюг.
- Ух ты!
...
- Уважаемые пассажиры...
- Я боюсь.

- Чего?
- А ты не догадываешься?
- По статистике, самолет - самый безопасный транспорт в мире. Застегни ремень, ок?
...
- Колу, пожалуйста. Ты что б... Агата, что опять случилось?
- А вдруг тут опять какой-то идиот сидит, и он решит угнать самолет?
- Ну хорошо. Смотри. На пять миллионов человек есть только две вероятности, что кто-то захочет угнать самолет или летит с бомбой.
- С бомбой?
- ...а на десять миллионов - одна. И она сейчас сидит рядом с тобой. Что ты будешь пить?

Господи, неужели я выжил?
За все те 5 дней, что Агата жила у него, Джон успел 77 раз пожалеть, что позвал ее с собой, еще 48 раз пожалеть, что она переехала к нему, 24 раза поссориться с ней, 6 - попытаться ее убить, и 3 - сказать "я тебя ненавижу".
Итого, веселая статистика у нас получается, верно? А будет еще веселей, потому что они-таки оказались в Нью-Йорке, юхууу!
После деревни под названием Сакраменто, Большое Яблоко казалось дико огромным, слишком людным, безумно громким и невероятно суетливым городом. Так что наши провинциалы тут же направились в гостиницу, пятизвездочную, разумеется, потому что пятичасовой перелет это не так-то просто, как кажется.
Они опять играли в мистера и миссис Торрес, ибо лишние глаза и уши им были ни к чему. Дела Джона заключались в том, чтобы найти и обезвредить одного дилера, что сбежал от них под опеку Нью-Йорского дона, которого тот, не любивший перебежцев и предателей, с радостью выдал мафии Сакраменто, а дела Агаты... В общем, хер знает, что-то крутилось у нее в голове, но Уэйт не лез в этот дремучий лес ее мыслей от греха подальше. Захочет - сама расскажет. Может, распродажи в городе, кто знает. Хотя Тарантино не относилась к тому числу девушек, кого волнуют подобные вещи. Джон даже успел поверить в то, что он нравится ей просто так, потому что он вот такой вот Джон, а не потому, что у него счет в банке с кучей нулей на конце.
- О боже, это не чемодан, это какой-то танк, - ввалив "сумку" испанки в номер, взвыл андербосс. - Мой бедный радикулит, господи, - Сам-то он путешествовал со скромным рюкзаком, который даже поместился в ручную кладь.
Знаете, между женщинами и мужчинами есть огромные различия. Правда, все почему-то об этом забывают. Вот, например, Ниссан Микра - удобный автомобильчик для поездок по городу, парковок и походов с подружками по магазину. А вот Форд Эксплорер - созданный специально для дальних поездок, грузов и бездорожья. Вы же не станете использовать Эксплорер для поездок за косметичкой, а Микру - для перевоза шкафа из Лос-Анджелеса в Сакраменто? И это не значит, что какая-то машина лучше или хуже. Они просто разные, и все.
И вот сейчас, глядя на чемодан Тарантино, Джон задался вопросом: кто из них Микра, а кто Эксплорер, собственно?
- Моя хотеть спать, - фраза, которую Уэйту следовало бы повторять как можно чаще, может быть, тогда его желания начнут совпадать с его возможностями. А сейчас - человека с инфой им ждать только завтра к вечеру, так что можно и покемарить. - Но сначала - перекур.        
С балкона открывался волшебный вид на залив и какой-то-там мост. Джон щелкнул зажигалкой, глядя на красоты заката и все прочие дела и снова подумал о том, как он счастлив. Потому что рядом была Агата, которой не нужно было врать. То есть фраза "мне нужно в НЙ, чтобы грохнуть одного кента", не была прокомментирована никак, кроме "ясно". У кого какое счастье, а у Джона - такое. Лохматое, недовольное, и дрожащее на ветру.
- Замерзла? Иди сюда, - и протянуть руку, только чтобы потом прижать испанку к себе. - Может, ты все-таки расскажешь, с кем ты собираешь здесь встретиться? - наконец, поставил вопрос ребром мистер Торрес. - Я не настаиваю, конечно, но...

Отредактировано John Wait (2012-09-08 07:44:20)

+4

3

О, эти страшные авиалинии. Эта ужасная самолетная еда, от которой Агату мутило весь перелет. Эти долго тянувшиеся часы, когда уже и ноги на стену закинешь, и вниз головой ляжешь, и на все три кресла распластаешься.
- Я хочу домой. У Аарона завтра урок труда, ему надо слепить котенка из листьев цветущего папоротника, что собрать можно только в полночь на кладбище. Я должна ему помочь! Давай развернемся, а? - она глянула на монитор их маршрута. Подумаешь - пролетели всего пару тысяч километров.
Но после мучительных часов перелета, они оказались в отеле. Тарантино вбрела в номер, скинула туфли и села на кровать, наблюдая как Джон, сбивая косяки, втягивает чемодан.
- Ладно, здесь не так уж и плохо... В сентябре начинается сезон бейсбольных игр - это вам профессионал скажет, который в далеком 2009 взорвал один из стадионов. Агата вышла вслед за андербоссом на балкон, сжимаясь в комок и пытаясь несколько раз обтянуть себя пиджаком. Мерзлячка.
- Замерзла? Иди сюда - Агата быстро юркает под его руку и вцепляется руками в ремень, обнимая. Сквозь его объятия смотрит на огромный город, ища в нем лазейки, проплешины, свидетельства и отпечатки своей прошлой жизни. Да, и все таки недалеко она ушла: работа на Билла, работа на мафию. Агата подняла глаза, разглядывая как тлеет сигарета от каждого вдоха в его губах. А он бы отказался от всего ради спокойствия? - хотя по блаженному виду Джона, было ясно, что он и без того счастлив. Для таких как они жизнь уже устоялась. Со своими падениями, смертями, опасностями, это то, что им нужно и что делает их живыми.
- Может, ты все-таки расскажешь, с кем ты собираешь здесь встретиться? Я не настаиваю, конечно, но...
- Я приехала сюда, чтоб убить Билла - оборвала она Джона и выпалила как есть. Надоело строить вокруг себя секреты и возводить свои замыслы в культ. Она подумала, подумала, чтобы еще добавить к своим словам - Ты только не волнуйся, хорошо? - а то ж начнется сейчас "О чем ты думала", "Я тебя не выпущу из этого номера" и "Могла бы сказать раньше".
А она уже строит планы когда совершить первую вылазку. Сегодня-завтра, не стоит откладывать. Иначе он успеет ее заметить и подготовиться. Хотя кто знает, может Билл уже в курсе ее прилета, ее замыслов, ее действий, которые даже сама испанка еще не проложила до конца. Иногда ей казалось, что Билл нечто большее ,чем человек, что-то, наделенное властью, могуществом, силой, знаниями. Она всегда преувеличивала его роль в своей жизни, переоценивала его силы. Некий неумирающий Горец в сознании Агаты. Наверно, ей просто надо было кого-то ненавидеть и кому-то пытаться разрушить жизнь, наступая при этом сама на грабли. Это еще один способ чувствовать себя живой - ненависть. Правда с тех пор, как она поняла, что чувства к Джону это не простая симпатия и физическое влечение, ее разрывало от беспросторной любви к нему и прожигающей ненависти к Биллу. Как бы не сгореть, как перезагруженный процессор.
- Ну, что, спать? - и милейши улыбнуться во всю испанскую ширь души. Чтоб пока он спал отправится на прогулку по ночному Нью-Йорку.

+1

4

Ну, короче, представьте себе картину: романтика, обнимашки, сигареты, чайки летают, кошки орут, самолеты падают, люди умирают, и...
- Я приехала сюда, чтоб убить Билла, - так, Билл, Билл, Билл... Гейтс, Клинтон,Мюррей, Холидей, Кэрридайн... Кэрридайн!
- ЧТО?! Я не выпущу тебя из номера!
- Ты только не волнуйся, хорошо?
- О чем ты думала?! Могла раньше сказать?! Господи, женщина! - и на этой веселой ноте идиллия закончилась: Джон отпустил Агату и гордо отвернулся, куря в сторону. Ишь че надумала!
А испанка как будто и не заметила, стояла себе, что-то размышляла, вдохновенная такая, меланхоличная, ничего не слышащая, в общем, очень в тему этого вечера. Уэйт потер глаза и моргнул пару раз, туша сигарету. 
- Ну, что, спать?
- Ладно, утром поговорим, - обиды обидами, а вот отказать себе в удовольствии использовать Тарантино в качестве живого одеяла Джон не мог.

- Да и не надо ничего говорить. Просто принять информацию к сведению, - Уэйт уплетал бекон за сосиской и рассказывал Агате, что вечером за этим же столиком он ужрется в сракотень. - А для начала - тебе доесть омлет. А то его холодный кусок на такой огромной тарелке - апофеоз тщеты. Сердце разрывается. Так что кушай. Кофе еще принесите! - заорал андербосс проходящему мимо официанту и откинулся на спинку стула, удовлетворенно выдыхая.
В ресторане отеля в такой поздний вечер народу было overдохуя, и бедные прислужки просто не успевали вовремя подносить богачам питье и кушанье. Уэйт сидел довольный, сытый, только что умял за троих, и с полным понимаем того, как круто, когда у тебя много денег. А на вечер намечается встреча со старым добрым другом. А завтра ему дадут оружие. А послезавтра... Хорошо быть богатым и знаменитым.
- Кушай омлет, - в очередной раз повторил Джон своей герлфренд и подставил чашку официанту, что разливал кофе. - Такое чувство, что ты не выспалась, - Уэйт сделал глоток, повнимательнее вгляделся в лицо Тарантино и заметил легкий налет сонливости на таких дорогих сердцу чертах. - Аг... - звонок. Нет, плохо быть богатым и знаменитым. - Кушай, - уже в сто первый раз шепнул андербосс террористке, приставляя трубку к уху. - У аппарата. Да. Сегодня? Ну... Хорошо. Ладно, договорились. Угу. Давай, - Джон моментально забыл и про невыспавшуюся Агату, и про то, что она вчера сказала... Да и вообще, знаете, должна же у них быть хоть какая-то личная жизнь? - Мне сейчас надо уйти. А-а, тебе со мной нельзя, - Уэйт мотнул головой на немой вопрос Тарантино, и еще раз вытер усы салфеткой, отодвигая стул от стола. - Погуляй по городу, ладно? А вечером с замечательным человеком я буду ждать тебя здесь. Надеюсь, ты последуешь моему совету, как только положишь конец немыслимым страданиям своего омлета. Отнесись к этой миссии предельно ответственно, очень тебя прошу, - и, чмокнув Агату в макушку, ушел, сияющий, как новенький цент.

+1

5

Треклятый омлет, который уже вторым куском встал посреди горла. Не хочу есть, хочу спать. и ведь правда не выспалась, так как в период с трех до пяти утра разведывала обстановку в порту ИКС, который, как она помнила, использовался Стаей в качестве штаб-квартиры. И то, что этот порт охраняют люди с автоматами только подтверждало ее догадки. ну не золотую рыбу же они тут стерегут?
- Омлет этот был из прокисшего молока - сморщилась девушка, ковыряясь в тарелке и распотрошив все блюдо. Мысли скакали как мячик пинг-понга от Билла к кислому омлету. Туда-обратно. Туда-обратно. Надо с чего-то начать: достать оружие, боеприпасы. С ее связями в городе сделать это будет несложно. Хотя поставщики не задерживаются на одном месте больше года.
- Такое чувство, что ты не выспалась
- Это все акклиматизация - Агата махнула вилкой и под его очередное "кушай" отправила в рот кусок с беконом. А дальше разговор по мобильному, в который Тарантино старательно вслушивалась.
- Мне сейчас надо уйти. А-а, тебе со мной нельзя
- Ну супер! - сарказм - А мне тут что делать? Предлагаешь бродить по тротуарам, усыпанные спешащими людьми? Конечно! А что? В Сакраменто же мне спокойно не ходилось, хоть тут погуляю. По Нью-Йорским дорогам! Цивилизация, мать его - ирония.
- Дай денег - строя из себя обиженную барышню, заявила испанка. Да, ей только на руку, что у Джона завязалось срочное дело, таким образом он дал ей несколько часов. Но ты же женщина, тебе надо устроить скандал и обвинить во всем его.
Чуть отстранившись, когда он целовал ее, Тарантино ненавистно сжимала бедную вилку в руке, как гипнотизер, сгибая ее. Сделала большой глоток чая и оглянулась назад. Ушел.
- Вишь какой деловой! "Со мной нельзя", "погуляй по городу". Буэ, кто я тебе?! - возмущение продолжало бурлить пока Агата покидала ресторан, расплачиваясь за завтрак, поднимаясь до номера, пиная смятое одеяло. И до той поры пока не взглянула на стрелки часов. Надо торопиться. Так, она, как всегда, неосторожно поскакала в сторону порта. Была надежда увидеть Билла или хотя бы его свиту, но кроме старых и дурно пахнущих рыбаков никого не было. Та-Та просидела два часа на скамейке, уплетая в перерывах между погрузкой рыбных суден сосиску в тесте и каждые пол часа приправляясь горячим чаем в бумажном стакане. Сегодня ей определенно не светит. Когда время перевалило заобеденное, испанка отважилась пробраться на склад, но быстро была поймана охранниками. В результате попыток договорится ей была продана акула в аквариуме, которую расхваливали "смотри какой свэжий рыбка!".
- Да хорошо, я ее беру. Беру, да. Сколько?! Вы с ума сошли!! Давай аквариум. Отдай аквариум. Эй, а акулу куда понес? Все, я пошла. Пока. Пока говорю - вцепившись в круглый аквариум с рыбешкой, Агата поехала в отель и всю дорогу приходила к мысли, что ей всучили обычную кильку, а не детеныша тигровой акулы. Жулики.

- Салют - Агата продефилировала к столику, за которым сидел Уэйт и какой-то незнакомый кент с ровной осанкой. Сейчас, если верить правилам хорошего тона, надо узнать как прошел день? Попробуем: как делишки? чо делал? ну и как оно? Хм...
- Как прошел день в мегаполисе? - испанка умастилась на стуле и заглянула в меню.
- Не желаете жареную акулу от шеф-повара? - проявил любезность подскочивший официант
Акулу? - и к горлу подскочил неприятный ком тошноты, который пришлось запить.
- Только не морепродукты. Жульен и салат из зелени - террористка отдала меню и переглянулась с Джоном, затем взгляд на мистера, который ей казался третьим лишним.
- А у нас в ванной акула теперь плавает и глазками довольно хлоп-хлоп, мол какая я молодец, зверюшку завела, уют в доме создаю, очаг берегу.

+1

6

- Ахахахаха, история, достойная Оскара, - Джон ржал в голос, слушая рассказы своего знакомого по имени Том о жизни мафии в Нью-Йорке. В иные моменты Уэйту даже казалось, что в они составят достойную конкуренцию криминальному синдикату из Сакраменто, но эти мысли быстро отметались с каждым глотком виски. О делах товарищи уже поговорили, завтра Джона будут ждать в указанном месте, в указанное время и с указанным оружием, а сейчас можно немного расслабиться.
Или нет - Томас не смог не заметить, как андербосс каждые 10 минут смотрит на часы, да еще и это подложное кольцо за доллар двадцать семь центов на пальце, типа, мы тупые испанцы, мы не понимаем ваш язык, но у нас много просто денег и мы вообще тут не при чем. Ну вы поняли, что на лице друга очень скоро засияла загадочная улыбка. И только собрался он спросить, кто, мол, такая, как глаза Уэйта застряли на входе. Красное платье, каблуки, высокая прическа, элегантный макияж. Стоит и оглядывается по сторонам, ища столик, за которым сидит Джон. Ничего кричащего и вульгарного, но мать его, Агата была такой женственной, такой ослепительно, немыслимо прекрасной, что хоть прям сейчас ложись к ее ногам и умирай. Ладно, Уэйт не зря тащил ее чемодан, признаем.
- Салют, - сложно было оторвать глаза от своей женщины, но Джон это сделал, да, вот такой он был в ту пору герой. Хоть памятник ставь. Ну или по крайней мере бюст руки. А блин, стул! Отодвинуть ей стул! Увы и ах, резвая испанка уже уселась своими силами, и Уэйт лишь изобразил какой-то идиотский жест, типа, бляа, салфетка не слишком белая, черт подери, надо пересесть. Сударь, где мое пенсне? А, я на него сел. Какой казус.   
- Привет, - улыбочка. То, что он сейчас выглядит идиотом, после двух бокалов виски, мафиози знал и так. 
- Как прошел день в мегаполисе?
- Нет слов, чтоб описать, - тебя? Подвал? Какого-то бомжа? Банду корейский детей, требовавших от меня денег? Да, Нью-Йорк интернационален, многогранен и разнообразен. Может, поэтому Джону так хочется домой. Ах да, надо же людей друг другу представить! - Агата, это Том. Том, это Агата, - рассказ о том, как они в свое время выбивали дурь из всяких там банд Уэйт предпочел придержать на потом. Когда Тарантино понадобится доказывать, какой он альфа-самец.
- Рад, очень рад, - выдал друже, мило улыбаясь спутнице андербосса и тут же оглядываясь на официанта, возникшего за его спиной.
- Не желаете жареную акулу от шеф-повара?
- Только не морепродукты. Жульен и салат из зелени,
- Джон скромно улыбнулся Тому - вот, в джунглях ее нашел, обезьяны воспитывали, этикет нам пока дается с трудом. Правда, друг понятливым был, даром, что из мафии, где итак всяких Маугли и Тарзанов пруд пруди.
- А у нас в ванной акула теперь плавает, - Уэйт снова улыбнулся Томасу и пожал плечом, мол, что и требовалось доказать.
- Кстати, об акулах. А ты помнишь, как мы на рыбалку с тобой в Мексику катались? - подал голос знакомый, решив, что сейчас самое время для еще одной ахуенной истории.
- О да, расскажи ей все по порядку, - подливая Тарантино вина, предложил Джон.
- Начало прекрасно уложится в одну фразу: мы были идиотами. И слово "идиот" в данном случае не оскорбление, а диагноз. И поехали мы, идиоты, в Мексику, на машине. И часов через 8 поняли, что на автобане свернули не туда, и стремительно приближаемся к Канаде...
- Это уже четыре фразы, - заметил Уэйт, делая глоток виски.
- Да, - внезапно согласился Томас. - Сам не ожидал от себя такой словоохотливости, - и умолк. Том - человек старой школы, он знает толк в настоящей мести. За столиком воцарилось неловкое молчание. Лишь лаундж издалека нарушал комедию положений.
- Прости, - примирительно улыбнулся Уэйт, делая первый шаг, как всегда. - Не удержался. Агата, знаешь, с какими муками мне давалась математика в школе? Поэтому я до сих пор горжусь, что умею считать до четырех, и при любой возможности это демонстрирую, - обстановка была разряжена. - Продолжай.

- Ну, мне пора. Жена, дети, с собакой погулять надо, - пару часов спустя, наконец, выдал вожделенную фразу Том.
- Да, да, конечно, - не стал противиться Уэйт и повернулся к Тарантино. - Агата, попрощайся с Томом.
А когда легкой походкой знакомый удалился из зала, андербосс вздохнул с облегчением, если честно. Правда в том, что Томас не знает, что Агата тоже играет за черных, вот и выдумывал, бедный, всякий бред, дабы не напугать суженую своего кореша.
- Торговец оружием, - спокойно сказал Джон, забирая у Тарантино с тарелки последнюю помидорку черри. - И понятия не имеет, что ты со мной заодно, - ом-ном-ном, помидорка отправилась в черную дыру джонова желудка, и тот быстро запил ее остатками виски, плескавшимися на дне бокала. - Мне сказали, что тут оказывается, есть еще один ресторан. На крыше. Махнем?

Свернутый текст

http://www.foxjoke.ru/uploads/posts/2011-01/1296142081_foxjoke.ru_1.jpg

- Мукляд? Вишисуаз? - брови сошлись на переносице от блюд, расписанных в меню. - Буйабес с соусом руй? - Уэйт не удержался от смешка. - Это на каком языке? А это? Ф...лан из телячьих мозгов? Воу, два знакомых слова. Не, по ходу, это место явно переоценили, - на этом месте официант упрямо сжал губы.
- Давайте нам два десерта, - захлопнув меню, потребовал Джон. - На Ваш вкус, - официант чинно удалился, гордо подняв голову, а андербосс уже успел пожалеть о своем решении - наверняка это будут чьи-нибудь глаза под соусом из улиток. И посыпанные крошкой из лягушачьих лапок. Боже, храни Америку.
- Ну, расхитительница моей кредитки, что купила? - Уэйт подлил Агате еще вина, надеясь на то, что она раздобреет и ночью ему что-нибудь обломится. Не успела испанка раскрыть рот, как из-за спины Джона послышалось громкое:
- А сейчас позвольте представить Вам, дорогие гости, непревзойденную, великолепную, потрясающую... - бла-бла-бла. Мафиози даже повернулся, чтобы посмотреть, что там за чудо будет радовать их своим ангельским голосом. Ну, чудо оказалось что надо. То есть, оно было бы таким, если бы перед ним не сидела Тарантино, так что Уэйту быстро настоебало слушать завывания сей певички и держать свою руку на руке испанки при свете свечей, и он просто предложил, опустошая разом свой бокал с этим мерзким виноградным пойлом:
- Пошли, споем. М? - ах да, вы же помните, что Джон обычно ставит перед фактом, а не спрашивает, поэтому Агата быстро была вытащена из-за стола и вытянута на середину импровизированной сцены.
Андербосс шепнул пару слов диджу, что сидел на фортепиано и вернулся к Тарантино, обнищав на пятидесятку за караоке.
- Ты знаешь эту песню, - шепнул Уэйт и тут же за спиной раздалась музыка.

Время - обман, и ты тянешь меня... Слова эхом отскакивали от стен и неслись по всему Нью-Йорку, постепенно затихая. Им подпевал ветер, и люди, сидящие здесь, и машины, сигналящие внизу, и корабли, вплывающие в гавань, и птицы, что уже летели на юг, и звезды, что смотрели на них сверху.
Она - идеальная, совершенная, единственная, как в ту первую ночь, стояла перед ним и мягким голосом оттеняла его бас. И почему-то голос дрожал, и сердце останавливалось каждый раз, когда ее слова были обращены к нему.
Все хорошо с тобой?
Нет...

слушаем так

Damien Rice – 9 Crimes

Брось меня в пыль и грязь,
Всё случилось не так.
Здесь не место сейчас
Помнить каждый твой шаг.
Я не жду тех,
Кто будет взамен.
Слишком мал грех
И прощать смысла нет.

Всё хорошо с тобой?
Отдай мой ствол, ты видишь, он заряжен.
Всё хорошо с тобой?
Стреляй, зачем ещё он был мне нужен?
Всё хорошо с тобой?
Отдай мой ствол, ты видишь, он заряжен.
Всё хорошо с тобой,
С тобой?

Отпусти, брось меня,
Всё случилось не так.
Здесь не место, где я
Лгу тебе, словно враг.
Время – обман,
И ты тянешь меня.
Слишком грех мал
И прощать смысла нет.

Всё хорошо с тобой?
Отдай мой ствол, ты видишь, он заряжен.
Всё хорошо с тобой?
Стреляй, зачем ещё он был мне нужен?
Всё хорошо с тобой?
Отдай мой ствол, ты видишь, он заряжен.
Всё хорошо с тобой,
С тобой?

Всё хорошо с тобой?
Отдай мой ствол, ты видишь, он заряжен.
Всё хорошо с тобой?
Стреляй, зачем ещё он был мне нужен?
Всё хорошо с тобой?
Отдай мой ствол, ты видишь, он заряжен.
Всё хорошо, хорошо,
С тобой?

Всё хорошо с тобой?
Всё хорошо с тобой?
Всё хорошо с тобой?
Всё хорошо
Всё хорошо
Всё хорошо с тобой?

Нет…

Отредактировано John Wait (2012-09-09 05:32:51)

+1

7

- Агата, попрощайся с Томом
- Чао, Том - первая за весь вечер искреннее и широкая улыбка. Девушка помахала криминальной единице рукой и со слышимым вздохом расслабилась на стуле.
Вы знаете как Тарантино не любила выходы в свет, бомонд, аристократию, буржуйство и всех тех, кто слишком высоко задирал нос, подкуривая сигару от банкноты в 100 долларов. Дурное воспитание или, пожалуй, не богатое детство, в котором ей приходилось краснеть говоря кем работает твой отец. А сейчас ее окружают все те люди, на которых маленькая Агата смотрела исподлобья: Джон, чета Донато, Джованни и она. Теперь почти такая же как они.
- Мне нравится твоя рубашка - пропуская мимо ушей пару его фраз, говорит испанка и касается белого манжета.
- Мне сказали, что тут оказывается, есть еще один ресторан. На крыше. Махнем? - она не сопротивлялась, а быстро подскочила на ноги, хватая сумочку. Была нужда сменить место действия. А ресторан на крыше был и правда хорош: никакого ощущения замкнутости и давящих стен. Простор и дышать так легко.
- Сколько тут метров? - террористка с мазохистским любопытством подошла к краю, свешивая голову. Голова начала быстро отъезжать и Тарантино пришлось вернуться за столик. А вот и меню.
- Мукляд? Вишисуаз? Буйабес с соусом руй?
- Ой, Джонни, и не надо меня уговаривать. Я не выйду за тебя, на скольких бы языках ты это не просил - она усмехнулась, пролистала пару страниц одним махом и остановилась на картинках с изображением десерта.
- На Ваш вкус
- Окей, закажем пиццу в номер - понятное дело ожидая от официанта подвоха с блюдом, спокойно отреагировала девушка и продолжила созерцать просторы Нью-Йорка. С высоты птичьего полета он выглядел бескрайним, но таким одиноким. Маленькие домишки, светящиеся полосы машин, люди, которых не разглядеть. Она бы смогла перешагнуть через все это. Через всех них. И идти дальше, на восток.
Потом заголосила какая-то девушка на заднем фоне. Агата выглянула из-за спины своего ряженого и снова собиралась спрятаться за него, как Джон без шанса на дезертирство стал вытаскивать Агату на сцену.
- Оу, Джон, после этого свидетелей придется убить. Оно тебе надо? - мрачно пошутила Тарантино, крутя на пальце кольцо-фальшивку.
Она стоит на сцене, не зная куда деть руки, переминается, ждет когда переговоры Джона с диджеем и перешептывание людей заглушит чей-нибудь крик, чья-нибудь игра, музыка, окрест. И зазвучала мелодия. Простая, легкая, тихая, но кроме нее Агата уже ничего не слышала. Музыка разлеталась высоко над городом, для нее не было преград, не было стен и остановок. И ее душа медленно танцевала под сладко звучащие аккорды, под строчки его голоса, под напев стихов.
И была уверенность, возникшая из неоткуда, из простой мелодии, что он принадлежит только ей, а она... она всегда его ждала.
Опустила микрофон, сделала вдох, пропуская прохладный воздух через легкие и подошла к мужчине, плавно обнимая за шею, едва касаясь губами его шеи и тихо говоря:
- Я хочу чтоб сейчас зал опустел.

+1

8

Zack Hemsey – Changeling (New Beginnings)

- Я хочу чтоб сейчас зал опустел, - на этом моменте Джон, как главный герой неебически крутого блокбастера, должен был вытащить пушку из внутреннего кармана пиджака и всех тут уложить. Или заявить о том, что в зале заложена бомба. Или щелкнуть пальцами - и люди просто все исчезнут. Ну или как минимум выложить круглую сумму за то, чтобы народ удалился отсюда нахер, ведь его женщина хочет, чтобы здесь никого не было.
Прости, но я не так всемогущ, как ты считаешь, - печальная мысль, ведь он действительно настроен был сворачивать горы ради нее, а на первом же попавшемся холме так уныло обломался. Но ничего, он потом наверстает. Обещает. Клянется.
Уэйт потянул Тарантино за собой - до их люкса всего пару минут ходьбы по лестницам. Услышал вдогонку:
- Ваш десерт! - и плюнул на них всех сразу, на весь этот огромный мир, на все взгляды, что уставились им в спину. Границы нужны только пограничникам, а Джону - Агата и их мир, куда никто не посмеет сунуться. Он просто не позволит. Он сам построит эту крепость, сам будет защищать, сам будет править и сам будет любить свое творение. Мир только двух человек, соединенных из двух маленьких в одно целое, огромное, бескрайнее и невероятное по своей силе.
Он уже на лестнице вцепился в ее шею, как вампир. Слышал какие-то тихие "не здесь", боролся с ее руками, которые пытались как-то отцепить Уэйта от себя, впрочем, попытки терпели провал за провалом. Джон завоевывал ее, медленно, с борьбой, и пусть она найдет хоть миллион причин ненависти к нему - бесполезно, пусть убегает на край земли, на другие планеты - бессмысленно, пусть забирает ребенка, рвет одежду, бьет, говорит кучу глупостей, истеричит, требует, ставит ультиматумы, да что угодно. Просто Уэйт - уже взрослый человек, который давно расставил приоритеты, который отвечает за свои слова и поступки, и сейчас он точно знал, что с этой девушкой ему хочется провести ближайшие пару столетий, чтобы потом расстаться на несколько дней, героически вынести эту муку и снова вернуться друг к другу. Адам нашел свою Лилит - он долго шел к ней, спотыкался о кучу Ев, ходил по головам тысячам Каинов, и вопреки слову Господню, нашел ту, что была создана для него изначально, из божественного огня, а не ребра.
Агата открывала дверь номера, бурчала что-то про "мне неудобно, отпусти", но разве возможно сейчас ее отпустить? Разве это вообще возможно - отпустить ее в принципе? Когда уже жужжит молния платья и медленно вынимаются все невидимки из волос, когда он нее так одуряюще пахнет, а Джон выпил достаточно, чтобы все это завело его как можно быстрее.
Вопреки общеизвестному мнению, женщинам не особо-то нравится, когда на них рвут одежду. Поэтому Уэйт опустился перед испанкой на колени, снимая ее туфли, целуя ноги, преданно глядя на нее снизу вверх.
Смотри, у меня собачье сердце. Ты знала?..
Ее нужно было как-то поднять на руки, чтобы донести до кровати, и из последних сил, теряя крохи разума, Джон справился с этой ответственной миссией. А потом творил с Агатой чудесные вещи, миллионы раз признавался в любви, хрипло шептал о том, какая она волшебная, как долго он ее искал, и искренне не понимал, за что ему вообще такое счастье. И господи, сделай так, чтоб эта ночь никогда не кончалась.

- ПРЕСВЯТЫЕ ОТЦЫ, У НАС АКУЛА В ВАННОЙ! - нет, правда, там была настоящая акула - и разыгравшееся с утра воображение уже нарисовало Уэйту это трехметровое чудовище с десятью рядами острых зубов. На самом же деле в воде плавал крошечный по меркам океана акуленок, и, похоже, он сам испугался, когда увидел, что какое-то лохматое чудовище лезет к нему поплавать.
- Ты знала?! Мать твою, твою мать! - монстр из пучин все еще стоял у Джона перед глазами, а сам Джон стоял перед Агатой, развалившейся в позе звезды на всю кровать и досыпающей свой последний сон после напряжной ночи с песнями в ресторане и плясками в постели.

Отредактировано John Wait (2012-09-11 06:58:33)

+2

9

Сладкие моменты из-за которых не хочешь просыпаться, надеясь, что ночь будет длиться вечно. Ощущение, что он полностью в тебе: в теле, в голове, в сердце. Я закутана в тебя. И она любила. Любила. Не боялась, не пряталась от этого слова, от этого приговора, смеялась и плакала от его поцелуев. Привет, Джон, это я. И это я с тобой. И я всегда буду с тобой.
Она могла бы проспать до вечера, растягивая негу во снах. Но розовый пляшущий слон во сне был спугнут криком Джона.
- Ты знала?! Мать твою, твою мать!
Агата сожмурилась, перевернулась на бок, медленно раскрыла глаза. Закрыла. Снова открыла. Джон не был миражом и продолжал стоять перед ней, выжидая.
- Джонни, ну, что ты разбуянился. Иди ко мне, начнем утро - девушка чуть отодвинула одеяло, маня к себе. Беглый взгляд на часы. Почти двенадцать!
- Ан-нет, уже не утро. Отбой - сухо сказала Тарантино, поднимаясь с постели и с серьезными намерениями собираясь разобраться с рыбой в ванне. Разобраться по мужски!
- Я же вчера тебе говорила, что купила акулу. Таджики в порту продали за 200 долларов. - гордо сообщила Агата, подбирая с пола первую попавшуюся бесовскую одежку, а точнее рубашку Джона и кутаясь в нее. Подобрала продуманно запрятанный круглый аквариум из-под кровати и направилась в ванную комнату.
- ДЖОН. Что ты с ней сделал? - маленькая рыбешка еле рассекала водное пространство, вяло болтаясь под поверхностью воды - Ой, ты моя хорошенькая. Что этот изверг с тобой сделал? Он тебя напугал? Отравил? - Тарантино подхватила акулу за хвост, та дернулась и свалилась в воду.
Еще раз грустный взгляд на потухающую акулу, затем полный вины взгляд на Уэйта и кулаком ему по плечу.
- Что ты с ней сделал? Надо вызвать ветеринара - сделала умозаключение испанка, перемещаясь в комнату. Еще раз взгляд на часы.
- Ух. Вообще то мне пора вершить великие дела. Присмотришь за Феликсом? - так теперь будут величать их подыхающую акулу. - Может ей просто скучно. Накидай туда погремушек, камушек, покорми ее. - пытаясь контролировать процесс, террористка скинула только что надетую рубашку и достала со дна чемодана чистую одежду. А великие дела заключались в ее неутолимой жаждой поплатиться с Биллом. Она уже находилась на достаточно близком от него расстоянии, как ей казалось. Все продумано.
- К лантчу не жди - целует мужчину в щеку, совмещая это прелестное действие с попыткой попасть левой рукой в рукав пиджака.

+1

10

Иногда Джону казалось, что память у него сродни памяти золотой рыбки - вот была акула, а вот есть Агата, которая зовет в постель, вот и нет акулы. Но не сейчас. И успел только наш первооткрыватель ванных глубин открыть рот, чтобы еще раз возмутиться, как Тарантино опередила его своим "отбоем". Уэйт нахмурился, слушая что-то про то, что испанка вчера купила акулу за...
- Сколько? Двести? ДВЕСТИ БАКСОВ?! - андербосс забегал вокруг одевающейся Агаты, а потом подумал, что ему и самому не мешало бы навести марафет. Брюки от костюма были найдены где-то под кроватью и тут же натянуты на ноги.
- ДЖОН. Что ты с ней сделал? - послышалось из ванной и за этим еще один поток с испанско-американским английским. - Ой, ты моя хорошенькая...
Хорошенькая? - Джон выгнул бровь и просунул голову в ванную, наблюдая за всем этим цирком. Акула. В ванной. Люкса. Пятизвездочного отеля. Господи боже, куда катится эта планета и во что теперь верить?
- Что ты с ней сделал? - Уэйт смотрел и мило моргал глазками. Эта тварь хотела откусить ему ногу, сто пудов. Вот она вырастет и откусит, обязательно. Запомнит его, обплывет всю Южную Америку и запрыгнет к нему в бассейн, когда Джону будет лет 60, и бегать он уже будет не способен.
- Ух. Вообще то мне пора вершить великие дела, - заявила его ненаглядная, проходя мимо Джона в комнату.
- Чточтопрости? Какиетакиедела? - Уэйт засеменил следом, с аквариумом в охапку. Нет, правда, в этой банке поместится разве что малек гуппи, это максимум.
- Присмотришь за Феликсом?
- Каким Феликсом? - определенно, что-то в этой жизни Джон перестал понимать. Акулы, дела, Феликсы... - Чзнх происходит вообще? - лохматый андербосс остановился посередине комнаты, одной рукой сжимая аквариум, второй поддерживая штаны, которые упорно хотели свалиться без ремня. Остановился, значит, и уставился на Тарантино. 
- Может ей просто скучно. Накидай туда погремушек, камушек, покорми ее, - Агата как будто и не слышала, что там где-то за ее спиной возмущается мужик в весовой категории от 90 до 120. Так значит, это акулу теперь Феликсом зовут? А с учетом того, что она пару минут назад была "хорошенькой", то это весьма странное имя для девочки.
- Странное имя, - задумчиво повторил за своими мыслями Джон, обходя Агату и все еще надеясь узнать, куда собирается его солнце.
- К ланчу не жди, - олололо, Джонни, бывай. Уэйт снова моргнул, ахуев от такой прямолинейности, скажем, и замотал головой, отходя от транса.
- Подожди. Остановись. Ты куда? Агата! - увы и ах, испанки уже и след остыл. - Купи хотя бы пончиков, когда вернешься! - Остался Джон адын, совсем адын с аквариумом в руках и акулой в ванной.
Примерно через пару секунд Уэйт вспомнил, что акулы не выживают в пресной воде. Или выживают - не суть, но зверюшку внезапно стало жалко. С этими мыслями андербосс прошел к телефону и позвонил на ресепшн, потребовав тут же принести морской соли и сырого мяса побольше. Человек на том конце провода усиленно делал вид, что ничему не удивляется, и так оно и надо - у нас каждый день тут люди принимают ванные с морской солью и завтракают сырыми бифштексами, да. В общем, у богатых свои причуды.

Ремингтон 700. Неподражаемая классика американского оружейного гения. Потрясающая снайперская винтовка, вместе с тем очень нежная и требующая к себе уйму внимания - как и все женщины, в общем-то.
- И на третий день создал Господь Ремингтон со скользящим затвором, чтобы стрелял человек в динозавров и гомосексуалистов, - благоговейно произнес Джон, рассматривая красавицу.
- Аминь, - добавил Том.

В Нью-Йорке по ночам было холодно. Не сравниться с любимой сердцу Аляской, конечно, но и до Сакраменто еще ого-го сколько.
А там, наверное, тепло... - думал Джон, дыша себе на руки. Сам он стоял на крыше одного из жилых домов, в районе не самом благополучном, но и не так, чтобы уж криминальном. Такой, нейтрально-спальный. Где-то здесь и должен был выйти на охоту на наркоманов их дилер.
Нет, сначала Уэйту было тепло. Он добрался до места, порассматривал пейзажи и красоты, собрал винтовку, прикрутил глушитель, занял выгодную для снайпера позицию и выхлебал пол термоса горячего чая разом.
Потом Джон вспоминал таблицу Менделеева, калибры патронов, зверей по алфавиту, все знакомые телефонные номера, считал воображаемых овечек, а через десять минут закончился чай. Но были еще сигареты. Звезды. И загадочный смысл жизни.
...и понял Уэйт, что в пизду это все. Кому-то строить города, кому-то пиздить нефть, а кому-то убивать людей. И как бы не хотел он родиться с другой программой в голове, но что есть - то есть. Нет богов, кроме теории относительности и эволюции. Есть только парадоксы времен - широкие дороги и узкий ум, большие дома и маленькие семьи, лучшая медицина и худшее здоровье. Жалко только, что после него ничего не останется. Ведь каждое поколение хочет быть последним.
А вот и наша жертва. Джон резко затушил сигарету, бесшумно поднимая Ремингтон. Ночной прицел, облачко пара изо рта, поудобнее переложить палец на курке и раз, два... Убит. Тело упало на асфальт в какой-то подворотне, где его еще не скоро найдут.
Может быть, от Уэйта было бы больше пользы, если бы он стал киллером? Каким-нибудь наемником. Тихим, невидимым, несуществующим. Без прошлого и будущего. Просто две руки, которые умеют держать снайперку, один глаз, смотрящий в прицел и один палец, который жмет на курок. Вот и все. И больше ничего не надо. Ни сердца, ни мозга, ни эмоций.
Джон аккуратно открутил глушитель и опустился на корточки, складывая оружие в чехол. Молния взвизгнула, но на фоне остальных городских звуков ее было почти не слышно. Снова поднялся на ноги, закидывая чехол себе на плечо, прошелся рукой по ремню, поудобнее устраивая винтовку на спине и опять закурил. Уже, наверное, сигарету пятнадцатую за эти полчаса.
Итак, куда теперь? Отнести оружие на базу - это понятно, но сейчас так отчаянно не хотелось видеться ни с кем, кроме... Уэйт вздохнул, достал из кармана телефон и набрал номер Агаты. Сейчас разбудит, наверное. А потом будет что-то в стиле - "где ты шляешься, сволочь?" Может, оно и к лучшему. Приятное ощущение - когда кто-то о тебе беспокоится.

+1

11

Прежде чем хлопнула дверь гостиничного номера Агата послала милому воздушный поцелуй и унеслась восвояси. Покидая отель она оставила в нем все мысли о недоростке акулы, которую не знаешь куда девать и зачем вообще надо было брать; мысли о Джонатане, коих было много в последнее время, мысли об Аароне, которому было обещано позвонить и почитать вместе комикс про Бетмэна.
Я помню, что надо купить пончики - и понеслась по Нью-Йорку, по тихим и гнилым местам, мимо грязных прохожих, мимо торговцев оружием, мимо аферистов и преступников. Общение с этим контингентом возвращало Тарантино в ее прошлую жизнь: мрачную, тягучую, бестолковую и бесцельную. И она понимала, что как только доберется до Билла, как только завершит начатое, то потеряет свою цель. Цель достигнута, цели больше нет. Агата была готова к опустошению, как спортсмен к финишу. Гонка позади, готовится к новой?
И пока Тарантино мечтала о новом забеге, сидя в порту за бочкой мазута, кутая шею в пиджак и поглядывая на часы, к пристани подъехал автомобиль. Девушка воодушевилась, перемещаясь на другое колено и поднося бинокль к лицу. Билл. Нет сомнений. Даже ночная темень не могла поселить в ней сомнений насчет вышагивающей высокой фигуры. Но внезапно, обрывая прохладную тишину, раздался звонок. Такой громкий для одинокого порта.
- Вот жеж - старается как можно шустрее достать из кармана телефон, но замерзшие пальцы всякий раз соскальзывают.
Джон. Высветилось на дисплее.
- Джон, ты не во время - понизила голос до шепота, надеясь, что это ее еще может спасти. Но Кэррадайн уже дал команду двум свои людям, которые подошли со спины и подняли Агату за шиворот, как котенка.
- Ай - такое извиняющееся "ай", как когда вас находят в шкафу во время игры в прятки. Ей хотелось вернуться в свое укромное место. Но испанка уже весела за пиджак, оторвавшись ногами от асфальта и прикидывала чем эти парни занимались раньше. Греблей? У них руки как весла.
- Нет, ребят, мне больше не нужна ваша акула - телефон еще принимал сигнал, последние ее слова прежде чем молча был изъят телефон и скомкан, будто тетрадный лист бумаги.
- Проклятье
- Верно - со спокойствием тюленя заявил охранник. Попытка к бегству не удалась.

Террористка сидела за небольшим столом, привинченным к полу, как и вся мебель в каютах. Яхта мерно покачивалась на волнах и Тарантино она даже успокаивала и убаюкивала. Яхта эта была внушительных размеров, с патрульными на каждом углу и людьми с оружием. Можно было сделать вывод, что Стая готовится к новому террористическому акту. При всем внешнем могуществе и охраняемости, стояла лодочка в 20 метрах от пристани, окруженная скромными рыболовецкими суднами и парой морских частных кораблей.
Напротив стола сидел Билл. Агата ощущала даже некую важность, сидя с ним за одним столом, выдерживая взгляд. И если бы не охрана, что шмонала ее рюкзак, вытаскивая из него винтовку, взрывчатку, детонатор, бинокль; если бы не стальной "браслет" на ноге, прочно связывающий девушку с железной ножкой стола, можно было бы вообразить, что это просто деловой ужин. Сейчас сам шеф повар принесет запеченного гуся с яблоком в клюве, обжаренную картошку, разольет по бокалам вино... От таких представлений захотелось есть. В животе предательски забурчало.
- И снова неудача - Билл покачал головой, играя сожаление о провале Агаты
- Я от тебя не отстану - хмуро отозвалась испанка, оборачиваясь на звук копошения в ее сумке. Вот уже вытащили взрывчатку, показали Биллу на оценку и забрали все вещи. Кэррадайн дал отмашку ребятам:
- Оставьте нас. И, да, пошлите по адресу Вязов, 15 самого большого робота из "Трансформеров"
- Мразь - прыснула Та-Та и рванула вперед насколько ей позволял наручник на ноге, замахиваясь рукой и рассекая ногтями левую щеку Билла. Мужчина потрогал лицо, посмотрел на пальцы, обнаруживая еще слабые мазки крови и с решительностью поднялся на ноги. Разговор окончен.
Сейчас он поедет прямиком в Сакраменто, за ее сыном, а она останется здесь.
- Заряжай - крикнул он, двигаясь на выход.
- Это мой ребенок, сволочь. Не трогай его! Подонок. Я тебе глаза вырву, если приблизишься к нему! АААААААА - она завизжала, задергалась на стуле, пытаясь ухватить террориста, но тот ловко миновал ее, гораздо проворнее чем от недавно прилетевшей отметины по лицу.
Ушел. Раздался ощутимый толчок под ногами, а через пару минут Тарантино обнаружила как каюта заполняется водой. И если до этого ее попытки высвободиться были вялыми, то теперь, заметив как быстро пребывает вода, девушка заторопилась. Но ничего, чтобы помогло ей избежать такой отвратительной смерти не было. Агата пыталась дотянуться до ящика тумбы, надеясь найти там лом(?). Но когда уровень воды приблизился по колено, стало невозможно куда-то тянуться, не нахлебавшись соленой воды.
Вот она точка невозврата. Та-Та оставила на некоторое время попытки вырвать ногу из ловушки и уставилась на руку, потирая дешевое поддельное кольцо. И знаете о чем испанка подумала? О том, как же нелепо будет выглядеть это кольцо, когда найдут ее тело.
- Обручальное фальшивое кольцо - она рассмеялась. И продолжала смеяться пока через минуту не потекли слезы.
Не сдавайся, нет. Продолжай двигаться. Продолжай драться.

+1

12

- Джон, ты не во время.
- Скорее прячь его в шкаф, ибо я возвращаюсь, - отшутил Джон про псевдо-любовника Тарантино, ибо это только одна причина, по которой он может быть "не во время". Правда, он совсем забыл про Билла.
- Ай, - Уэйт приподнял бровь, спускаясь по лестнице вниз. Не нравится ему все это.
- Агата?
- Нет, ребят, мне больше не нужна ваша акула, - а тут уже запахло жареным. Немыслимыми усилиями Джон сообразил, что Агату возможно, пытают, возможно, это делает Билл, и возможно, когда он доберется до порта (спасибо за наводку с акулой), любимая уже будет хладных трупом покоиться на дне залива.
Сложнее всего было найти такси в этой дремучем мракобесии. Но вот - традиционно желтая машинка сверкнула фарами, видимо, уже кого-то везла, но Уэйта это волновало мало. Андербосс выбежал прямо на середину дороги, останавливая такси можно сказать собственным телом, и да, сказать можно, что шалость удалась. Джон поднялся из-под колес машины, отряхнул брюки и тут же заткнул разоравшегося таксиста коротким, но емким:
- В порт, - при этом таксующий узбек был наделен таким взглядом, что тот понял сразу - если откажется, его будут бить. Преимущественно в живот. И преимущественно ногами.
А в салоне действительно сидела какая-то парочка, которой Уэйт мило улыбнулся, заползая вперед, на место рядом с водителем и сказал так скромно, как только мог в этой ситуации:
- Жена рожает, - и уже обращаясь к таксисту, рявкнул, аки ротвейлер. - БЫСТРО!

Найти место, где случилось возможно непоправимое было легко. Уже выползая из такси, прощаясь с умилительной парочкой и одновременно отсчитывая таксисту зеленые, Уэйт услышал глухой "бух". Больше всего это было похоже на то, как они однажды с дедом рыбачили на одном из бесчисленных озер Аляски. Дедуля скидывал пару кило взрывчатки в воду, нажимал на кнопку, случался этот самый глухой "бух" и пару секунд спустя рыба, оглушенная взрывом, пузом кверху появлялась на поверхности водной глади.
Моментально на пристани собралась толпа. Тут же завизжали сирены скорой и сирены - о, этот звук не спутать ни с чем - полицейских машин. Вдалеке даже показался бегемот пожарки.
Дело дрянь. Дрянь, дрянь, дрянь, - подбегая к толпе, думал андербосс.
- Что случилось?! - вложив как можно больше истерики в свой голос, вопросил Джон у случайных зевак.
- Только что яхта взорвалась! - выкрикнул кто-то из куча народа. - Боже мой, идет ко дну!
Ебаный в рот, Агата, - чуть ли не вслух прошипел мафиози, скидывая с себя чехол со снайперкой и пальто, и тут же нырнул в воду под ошарашенные крики каких-то дамочек. Ледяную воду, скажу я вам.
Нужно было какое-то время, чтобы прийти в себя, потому что холод моментально сковал все выступающие части тела Уэйта, и не давал сделать ни одного нормального вдоха, чтобы погрузиться туда, в глубину, куда с фатальной неизбежностью шла яхта, с - Джон был уверен - Агатой на борту. Мозги террористов по сути примитивны, как у древних людей, не в обиду отдельным представителям этого мощнейшего клана. Уэйт учил их психологию в Академии и сталкивался на практике в бытность копом. Так вот, что говорят ученые постулаты про последователей Аль-Каиды: у них есть только один шанс, и они это знают. Живут по принципу: или они нас, или мы их. Собственно, этих простых правил хватило, чтобы сообразить, что Билл не будет придумывать изощренные ловушки, чтобы подловить Джона, и скорее всего даже о нем и не подозревает. Ему нужен только предатель - в данном случае Тарантино, которая обладает удивительным талантом попадать в 99 передряг из 100. И это при том, что сотую она устроит сама и радостно съебется, разбомбив какой-нибудь клуб. В общем, Америку мафиози для себя не открыл.
Джон набрал побольше воздуха в легкие, доплывая до места взрыва и нырнул в глубину. Глупая шутка, на самом деле - видимость в такой грязной воде и в такое время суток стремится к минус бесконечности, но мать его, Уэйт не настолько бездушен, чтобы вот сейчас, прямо на этом месте проебать свое счастье.
И знаете, ему всегда говорили, что он везучий. Вот и сейчас где-то там, ниже, что-то блеснуло.
Кольцо! Уэйт тут же заработал ногам и руками, и пару каких-то рывков спустя, схватил вожделенную ледяную руку своей лапой, как можно быстрее выбираясь на поверхность. Еще чуть-чуть и ему самому не хватило бы воздуха.
Андербосс вынырнул, с громким вдохом набирая кислород в легкие и поднял за собой Агату. Испанка висела на руках как хладный труп отца Гамлета, или матери Аарона, если угодно, и сейчас, доплывая до пристани, где все еще копошилась толпа, Уэйт молил всех богов, чтобы там, на берегу оказались самые высококлассные врачи скорой помощи.
Тарантино приняли первой и тут же потащили к карете неотложки, где ее сразу облепила половина врачей Нью-Йорка, не меньше. Джон вылез вторым и свалился на асфальт, пытаясь отдышаться и как-то вяло отмахнуться от жаждущих подробностей полицейских.
- Это мой... - вдох-выдох, вдох-выдох. - Жэнщин, - Уэйт приподнялся на четвереньки, отхаркиваясь от соленой воды, которой уже успел наглотаться, и почувствовал, как внезапно стало тепло. Ну, относительно тепло. Кто-то накинул на его спину одеяло и отчаянно растирал бока, не давая умереть.
- Вы не местные? - тут же прицепились копы, подозрительно щурясь на испанский акцент Джона.
- Нэт, - Уэйт побил себя кулаком в грудь, чтобы вышли остатки воды из легких, и поднялся на ноги, кутаясь в одеяло. - Агат! - тут же вспомнил про хладный труп и ринулся в сторону врачей. Впрочем, бравые стражи порядка, успели перекрыть дорогу нервничающему мужу.
- Ваша супруга в надежных руках. Прошу, мистер...
- Торрес, - подсказал Джон.
- Прошу, мистер Торрес, не беспокойтесь, и пройдемте со мной. Мне нужно задать Вам несколько вопросов.

Всю процедуру допроса Уэйт знал, как свои пять пальцев.
Из Барселоны. У друзей гостим, да. Нет, я не знаю, кто это сделал. Да, сердце подсказало, что она там. Где моя медаль за спасение утопающего? - и все это сопровождалось щенячьими глазами, полными ужаса и страха за свою суженую, истеричными оглядываниями на неотложку, где колдовали над Тарантино и регулярными сетованиями на всевышнего, в стиле "горе мне, горе!"
Наконец, со стороны послышался такой же первый громкий вздох, который выдал Джон, когда всплыл на поверхность, в исполнении Агаты, и полицейские сжалились над бедным испанцем и пустили к врачам.
Тарантино лежала на носилках, тряслась, как осинка на ветру, и лихорадочно глотала ртом воздух. На ней покоились десятка три одеял и примерно столько же грелок. Сердобольные доктора пустили Джона к испанке, и скромно отошли в сторону, считая, что ее жизни уже ничего не угрожает.
- Родная! - как только стена из санитаров расступилась, Уэйт ринулся к Агате, делая вид, что целует ее лоб, а на деле же шепнул ей без единой крохи акцента в голосе. - Я тебе голову оторву.
Им пришлось просидеть еще часа три в скорой, пока доктора не посчитали, что ее можно отправлять домой, а полицейские списали все на несчастный случай. Мол, что-то там закоротило в движке яхты и произошел бадабум.
Какой-то добрый дяденька предложил подвести их до дома, и Джон благодарно кивнул, сжимая Таратино в кольце рук, чтобы она от слабости не свалилась на землю.
Появляться в отеле в таком виде было категорически нельзя, и Уэйт назвал единственный знакомый ему в Нью-Йорке адрес. Полчаса спустя машина припарковалась у дома Томаса.
- Что-то ты задер... - с порога начал Том, но быстро заткнулся, отходя в сторону, дабы парочка вошла в дом. Агата без единого слова была уложена на кровать, Джон приказал ей спать, а сам прошел в гостиную, чтобы разъяснить ситуацию.
- Короче. Слушай и не перебивай, - андербосс кивнул торгашу пушками на предложенный стакан портвейна и уселся на диван. - Мне нужно поговорить с вашим доном. Срочно. Дело жизни и смерти.
Том помялся, присаживаясь рядом.
- Ты же знаешь, что просто так его контору никто тебе не выдаст.
- Знаю. Поэтому и прошу тебя. Дай мне наводки на тех, кто знает, где он находится, и я дальше сам разберусь, - моно было позвонить Вито и попросить его устроить встречу с йоркским доном. Но Джон считал это лишним - Билл и его банда касаются только Тарантино, и не стоит беспокоить Донато по пустякам. Уэйт отхлебнул горючего и начал рыскать по карманам в поисках сигарет. Те были найдены, но увы, промокли насквозь. Томас услужливо подкинул Джону свою пачку.
- А что случилось?
- Окей, - андербосс чиркнул зажигалкой, делая глубокую затяжку. Откинулся на спинку дивана и закинул голову назад. - Не вижу смысла играть в шарады. Она, - глазами в сторону спальни. - С нами. Эксперт по спецэффектам - взрывы и иже с ними. Раньше ошивалась здесь и состояла в какой-то банде террористов. Волею судьбы переметнулась к нам. И теперь ее хочет грохнуть их главарь, - Томас многозначительно кивал, слушая информацию. - Но я не сказал самого главного - у нее есть ребенок, и по ходу, этот псих хочет грохнуть и ребенка заодно. Нам нужна ваша помощь, чтобы его найти. Дальше сами разберемся.
Том молчал. Долго молчал - секунд пятнадцать. За это время Джон успел выкурить всю сигарету и потянуться за второй.
- Ладно, я вам помогу.
- Сочтемся, - хмыкнул Уэйт, выливая в себя остатки портвейна.

+2

13

Нам жизнь навязана; её водоворот
Ошеломляет нас, но миг один – и вот
Уже пора уйти, не зная цели жизни…
Приход бессмысленный, бессмысленный уход!

Она хотела жить. Очень хотела. Быть может страсть к жизни чуть угасает, когда ты ежедневно играешь в русскую рулетку, жертвуешь, находишь, теряешь, забираешь чьи-то жатву, лишь потому что не хочешь сам оказаться пустым местом, холодным телом, которое проводят в последний путь со всеми почестями, но забудут едва стукнуть морозы. И Агата цеплялась за Жизнь, за ее длинное платье, широкие рукава, за ее светлые волосы. Но вот Жизнь не хотела видеть в своим услужении такие людей. Наверно, от нее много проблем и убытков. Агата теряла себя, теряла незримую связь с миром материальным, со своим телом. Было больно. Легкие от нехватки воздуха сжались в колкий комок, пытаясь найти источник кислорода. Страшно бороться до самого конца, когда горло разрывает от давления, когда ты осознаешь происходящее, слышишь как тикают твои часы и заходит солнце...
Многие видят свет в конце туннеля, белое марево, умерших родственников, бога, дьявола, ад, нескончаемую очередь за новой жизнью. и все это они утверждают, что видят во время клинической смерти. Тарантино не видела этого. Только легкий эффект раскачивания на волнах, будто тебя как ребенка кто-то убаюкивает в люльке. Резкий толчок. Но ты не хочешь открывать глаза и смотреть кто это. Тебе хорошо лежать так и раскачиваться. Снова толчок, уже сильнее. Он выкидывает из своего укромного места и обжигает холодом легкие. Воздух. Она потянулась за вдохом. Она согласилась дышать самостоятельно. А потом кашель, отвратительное ощущение в носу и на языке, в горле будто морской еж попал и его никак не выгнать из себя. Один из врачей положил ей руку на лоб и испанка замерла. Хорошо, я успокоюсь. И был Джон, который чтобы ни сказал, будет принят ею с улыбкой.
Куда они ехали, зачем, кто это тот тип за рулем, Агата не знала или забыла. В голове зияла пустота, заполняемая шумом волн. Словно кто-то заметил ее мысли на морскую ракушку. Шум моря.
Послушно легла на кровать и стала смотреть в потолок. Сил сопротивляться не осталось. Она лежала, моргала редко и ни о чем не думала. Как больная, как пациент в своей палатах, разве что не воображала себя Наполеоном и Богом. Просто умаялась. И зверское ощущение тошноты от которого не о чем не хотелось думать.
О чем-то говорили в другой комнате, было лениво прислушиваться к значению слов, было даже трудно их различать, словно разговор был на незнакомом языке. Может так и было. Решила Та-Та.
А потом ее как ошпарило. Пустота в голове с задержкой заполнилась воспоминаниями о всех прошедших событиях, всем кошмаром, криками, спорами, иллюзиями.
- Аарон! - девушка махом села, как топор, и спустила ноги с пола. Они не слушались ее, но потом организм снова начал работать как слаженный цельный механизм. И вбегает это мокрое чудо на кухню, унюхивает запах сигарет, видит стопки с портвейном, плюхается на свободный стул и выпивает залпом крепленое вино.
- Он собирается в Сакраменто. Он знает где мы живем. Где живет Аарон. Надо домой - торопливо выговаривает Тарантино - Джон, с сыном может случиться беда! - она впилась холодными пальцами в его руку, опять не замечая как приписала Джону отцовство над Аароном.

+1

14

И с этого замечательного слова "сочтемся" всегда начинается самое интересное. Пионеры еще помолчали пару минут, думая каждый о своем, а потом забили и решили: хрен с ним, баба спит, курево есть, бухло есть, отдыхать так отдыхать. Посему друзья-товарищи мирно переместились из гостиной на кухню, достали шпроты-сыр-колбасу-огурцы и дело пошло-поехало с воспоминаниями бурной молодости.
И тут, как всегда, в самый подходящий момент...
- Он собирается в Сакраменто. Он знает где мы живем. Где живет Аарон. Надо домой, - воистину прав был Аллах, когда решил, что женщины - зло и место им под паранджой. Это вам любой Хабиб скажет.
- Блять, откуда ты взялась?
- Джон, с сыном может случиться беда!
- Не паникуй, малышка, - вальяжно отозвался Уэйт, отцепляя ее когти от своего плеча и поднимаясь с места. - Мы вообще-то заняты, - указал рукой на весь пир на столе, и легко толкнул Тарантино обратно к спальне, совершая кульбит бровями в сторону Тома, мол, ща с ней разберусь и вернусь, без меня не пей.
- Не знаю, может, ты и правда думаешь, что я идиот... - подхватив испанки на руки, улыбнулся Джон. - Но сегодня я тебя разочарую, - как маленькая дочурка, Агата была уложена обратно в постельку и завернута в одеялко. Уэйт уселся рядом, поцеловал Тарантино в холодный лоб и снова одарил ее улыбкой во весь стоматологический набор. - Аарон очень хорошо спрятан, родная. Спи и ни о чем не волнуйся.

Обратные билеты до Сакраменто Джону пришлось сдать. Из левого телефона где-то на улице Уэйт вызвонил Паулу, ибо Тарантино не унималась, поэтому пришлось отдать ей трубку, дабы она поговорила с Аароном и убедилась, что тот счастливо тусуется где-то далеко за городом на даче тетки двоюродной сестры отчима брата домработницы.
За этим последовал серьезный разговор в стиле "Джон, а как же школа?", и Агата быстро была заткнута одной единственной фразой: либо он будет ходить в школу, когда нас нет и его грохнут, либо потом мы подкинем директору липовую справку о простуде. 
Далее успокоенная испанка была отправлена в отель - набираться сил и сбагрить куда-нибудь акулу, а сам Джон отправился по своим мафиозным делам.
С самим доном он не встретился, хоть тот и знал, кто такой Уэйт и зачем он здесь. Странный факт: с донами отдаленных городов у Донато были просто прекрасные отношения, не в пример товарища из ЛА, ну да ладно, андербосс, с присущим ему юмором, решил, что это все из-за того, что они далеко живут. Знаете, лучший сосед - это тот, которого не видно. Такая норвежская присказка.
Так вот, с доном Джон не встретился, но окольными путями тому передали, что некая группировка угрожает жизни ребенка. И дон - истинный итальянец, у которого у самого пять сыновей, и семья для сицилийцев в принципе стоит на первом месте, тут же проникся историей и оказал посильную помощь, а именно: они нашли место их тусни и любезно предоставили Уэйту оружие и амуницию, которая тут же была спрятана в подвале у Тома.

Три дня спустя.
На столе томовой кухни была разложена карта с кучей пометок, линий и крестиков - мафиози отмечал все близлежащие полицейские пункты, пути отхода и прочие важные вещи. Операция "убить Билла" была запланирована на следующую ночь и главным ее плюсом был эффект неожиданности. Они вроде бы думали, что Агата почила с миром на дне залива, ан нет, жива, да еще и друзей с собой привела. Дом Икс был помечен большим красным кругом - район Бронкс, самые дичайшие трущобы Нью-Йорка, эдакое гетто в городе Американской Мечты. Томас смолил рядом, подсказывая маршруты, Агату же припахали готовить ужин.
- Итак, свитхарт, - Джон отодрал голову от карты и посмотрел на Тарантино. - Торжественно заявляю, что мы готовы, - два бравых мужа закивали в такт, ожидая жрачки. - А теперь ты должна выложить все, что о них знаешь. Привычки, хобби, опыт работы и так далее, - Уэйт откинулся на спинку стула, складывая карту, и после этих нехитрых махинаций затушил сигарету. - И еще мы хотим есть.

+1

15

И почему все так долго? Зачем им план, если можно взять автомат и пошагать с песней в бой. Так Тарантино и предлагала, рвалась. Словно в ней поселился смертник, готовый обвешаться гранатами и подойти вплотную к обидчику. Но и тут Горец может выжить.
Все летело из рук, вот и соль горстью сыпанулась из солонки. - Черт - она сморщилась, глядя на булькающий соус. Помешала деревянной ложкой и облизнула ту. За спиной совещались Джон и Томас, рисуя незамысловатые узоры на карте. Когда громкое обсуждение закончилось, Уэйт ее заметил.
- Торжественно заявляю, что мы готовы. А теперь ты должна выложить все, что о них знаешь. Привычки, хобби, опыт работы и так далее - она подняла брови, развернулась. Да, милый, мы всегда после очередного террористического акта собирались в кружок и устраивали разговоры по душам. Ничего я не знаю! - а то что и знала не считала, что поможет в деле по уничтожению населенного огромного дома.
- И еще мы хотим есть.
- Угу - перед мужчинами на столе появилась порция итальянской пасты с томатным соусом. Хотя "итальянское" - только одно название. Это у Анны получаются пасты, а у Агаты макароны.
Разделавшись с готовкой, девушка вернулась к столешнице, облокачиваясь поясницей и принимая закрытую позу, скрещивая руки на груди.
- Вообще то... - собиралась высказать свое мнение, но замолчала - Ай... - махнула рукой - Приятного аппетита - и чтобы приправить еще блюдо, пора рассказать о том, кто такая Стая.
- Они не настолько бесчеловечны, как может показаться. Убийство ради убийств - нет - покачала головой - Борются за свободу и равенство, пытаясь привлечь внимание правительства к беспределу в стране - и почему Агата взялась их оправдывать? Может еще чувствовала свою принадлежность и степень участия? Она долгое время была одной из них, и они вырастили в ней что-то нехорошее, что иногда вылезает и рвется в бой. С появлением Аарона монстр уснул. Спасибо сыну.
- У Била была дочь, умерла от рака. Приблизительно после этого он и начал борьбу. Сам в разводе несколько лет. Есть брат, на него же и работает - Бади - склизкий тип: сутенер и наркоман, я бы еще сказала сумасшедший. - девушка сделала паузу, пытаясь погрузиться в те года, когда жила в Нью-Йорке. - Про солдат ничего не знаю. Они меняются как... Смертники. Отличные ребята - без страха, без мозгов, без тормозов. Кромешный ад - понизила голос, нагоняя устрашающий эффект. Затем рассмеялась. Нервы. И подойдя к обеденному столу потянула ручонки к пачке сигарет.

+1

16

Тарелки с горячим... нечто были поставлены на стол, и Томас скептически посмотрел сначала на блюдо, потом на Агату, а потом на Джона, который тут же накинулся на еду, привыкший к кулинарным талантам своей девушки. В конце концов, какая разница, как выглядит еда? Как она будет выглядеть, когда пропутешествует по всем кишкам?
- Приятного аппетита, - Том только взял вилку, тыкая ей в разваренные в хламину макароны.
- Блин, это ахуенно, мне надо уволить Паулу, - Уэйту еще слюнявчика не хватало для полной картины, раз вилка, два вилка, три вилка, алмаз моего сердца, тащи всю кастрюлю нахуй!
А потом Тарантино начала рассказывать. И, собственно, ничего нового, ну, кроме того, что у этого загадочного Билла была дочурка и брат, Джон не узнал. Смешное наблюдение: нахрена испанцам привлекать внимание общественности к беспорядку в Америке? Разобрались бы там со своей Reino de España, а потом лезли бы уже к ним. Или лучше бы вообще не лезли. Взрывать и убивать невинных - не лучший способ собрать голоса на выборах. И именно поэтому им нужно устроить блицкриг.
- Кромешный ад, - закончила Агата и рассмеялась. Джон шутки не понял, но спасибо, было вкусно.
- Ад - это то, что было 11 сентября. А ваша кучка отщепенцев - так, суть прах зловонный. Размажем, как шпроту, - заключил бравый вояка, угрожающе хрустя шеей. - Пошли покурим на балкон, - Уэйт махнул испанке рукой, взял пачку, зажигу и чашку горячего чая и вместе с Тарантино отправился на лоджию.

- Сколько времени тебе надо, чтобы с ним поговорить? - Джон чиркнул огнивом, закуривая, и протянул зажженую сигарету даме, прикрывая огонь рукой от ветра. Это было странно, но курящая Агата ему нравилась. Была в ней какая-то брутальная женственность. И спасибо, что не тонкие и без мундштука. А еще ее можно представить с сигарой. Или не совсем с сигарой.
Уэйт моментально подумал о своей учительнице географии в школе - страшная жирная старуха с копной сена на башке. Такой американский вариант Новодворской. Всегда помогает снять не вовремя возникшее возбуждение.
А потом опять про Билла. Зачем он выкрал ребенка? Хотел вырастить из него еще одного фанатика, который будет уничтожать себе подобных просто так? Из-за мысли, что Аарон действительно мог таким стать, у Джона пошли мурашки по рукам. Брр, какая ерунда в голову лезет на ночь глядя. 
- Боишься? - Уэйт опустился на пол, и глядя на Агату внизу вверх, глотнул чаю. Или у нее от холода руки трясутся?

+2

17

Время назад все разделилось вокруг на чужое и наше,
Бросив на разные чаши против и за.
В календаре преднамеренно спутались числа,
В том, что все это случилось - я не со зла.

Агата послушно последовала за Джоном на балкон. Ожидая порыва холодного ветра, сразу нахохлилась, будто пингвин и подтянула рукава кофты, пряча в них ладони. Он подал ей сигарету и из ткани боясь холода вынырнули два пальца, принимая никотин. Затяжка. Нью-Йорская ночь была не такой холодной, как воспринимала ее Агата. Ее окутывал какой-то другой холод, не природный. Шел изнутри.
- Сколько времени тебе надо, чтобы с ним поговорить? - в ответ испанка один раз отрицательно качнула головой. Оставим разговоры в прошлом. Ведь она просто не собрала слова в предложении и не хотела забивать этим все сутки перед войной. Возможно последней войной. Она надеялась, что последней.
Уэйт опустился на пол, прячась за стенкой балкона, а испанка наоборот высунулась, поднимаясь на носки и перегибаясь через перила. Улететь бы. Упасть бы. Закрыть глаза и почувствовать как нос пробивает запах сигарет. Должно успокаивать.
- Боишься?
Девушка развернулась, опускаясь на корточки перед андербоссом. Закрыла рот рукавом и кивнула. - Немного. - пока еще не осознала что будет творится при штурме, пока что это было далеко от нее. Да и Агата просто не имела представления об этом. Много ли будет смертей?
- Боюсь, потому что ты будешь там со мной - а если правильнее, то она боялась за него; боялась его. Того, что ей придется увидеть. Прежде никогда не была на бойне, которую Джон устраивал на работе, казнь, которую он применял предателям и конкурентам. Завтра будет шанс узнать какого это, перейти дорогу Джону Уэйту.
Сигарета в руках почти дотлела до фильтра и Тарантино не заметила как она самая прожгла свитер, оставляя ровную дырку и добираясь до кожи.
- Черт - затрясла рукой, с размаху выбрасывая сигарету и вставая на ноги. - Пойдем. Я мерзну и мне не по себе - полушепотом попросила испанка, утягивая Уэйта за руку и отбирая у него чай. - А ты уверен в своих силах? - ее интересовал только один ответ, положительный. Это как перед прыжком спросить "а вы уверены, что парашют раскроется?" и услышать "наверно".
Они прошли мимо Томаса, в комнату и Тарантино, сбросив мягкие тапочки с зайчими ушками, заползла на кровать, прячась под одеяло. Торчали одни только глаза, которые испытывающе глядели на Джонатана. - Обними крепко - и забудем о том, что станет завтра с нами.

офф

ай, я такая ванильная дурилка  http://s1.uploads.ru/i/mv0Et.gif

+1

18

- Боюсь, потому что ты будешь там со мной, - помните про три ведра котят? Если нет, то напомним. Джону внезапно захотелось принести Тарантино три, нет, пять ведер котят, таких, мертвых в собственном соку и крови - красивый кошачий суп. Чтоб любимая смотрела и балдела. Господи, ну реально же, какая ерунда в голову лезет. Это, наверное, все предвкушение будущего махача. Ему сейчас еще ночью дождь из кишок и крови будет сниться, наверняка. Можно поставить сотку и не ошибиться. Оно как-то всегда так получалось перед заданиями, где фигурировали перестрелки и возможные трупы. А трупы будут. Потому что Уэйт никому не позволит и пальцем дотронуться до Аарона.
- Пойдем. Я мерзну и мне не по себе.
- Пойдем, - согласился Джон и с испанкой с унисон поднялся на ноги, взяв направление к спальне.
- А ты уверен в своих силах?
- Пхах! - такой триумфальный смешок. - А ты не уверена во мне, да? - андербосс перехватил испанку где-то на пороге спальни, но та успела вывернуться и тут же понеслась к кровати. Юркая, как хер знает что. Вот что значит молодость. - Да все будет на мази. Я же Халк, забыла?
- Обними крепко, - ну и как тут можно отказать?

- Как же я о тебе когда-то мечтал, - медленно произнес Уэйт, не в силах отвести взгляда от формы спецназовца. Рядом с его комплектом висел женский вариант - для Тарантино. - А прикинь, Агата, мои мечты бы все-таки исполнились, - натягивая штаны, улыбнулся Джон, - И я бы сейчас носился за тобой по всему Сакраменто. Или бы уже посадил, - в их отношениях всегда присутствовала легкая романтика враг-враг. Как ни крути, а когда-то мафиози действительно спал и видел себя героем нашего времени - спасать заложников, разминировать самолет, стащить кошку с дерева... Да, тяжелая работа. А разве эта легче?
Уэйт щелкнул ремнем с кучей крутых примочек и функционала на бедрах и посмотрел на испанку. Нет, все-таки был у андербосса фетиш - женщины в форме. Агата в темно-синей облегающей робе и берцах смотрелась просто пиздец как сексуально, впору ее завалить тут на полу, и хрен с ним с этим Биллом. Джон мысленно облизнулся и мысленно же дал себе пощечину. Первым делом, первым делом террористы, ну а секс, секс потом.
- Или ФБР, - мечтательно произнес Уэйт. Хотя нет, ФБР им интересовались, но теперь исключительно как тем-кого-надо-посадить. Может, и хорошо, что он не успел засветиться в их сводках как тот-кто-будет-сажать. А ведь какой был потенциал!..
- Ладно, - андербосс отодвинул рукав рубашки и посмотрел на часы на запястье. - Оделась? Пошли, нас ждут великие дела.
У черного хода здания их уже ждал Том, в такой же форме и на фирменном черном джипе, который до этого успел предварительно измазать в грязи. Ни к чему им было светить начищенными фарами в том районе. Ну а багажник, вестимо, был напичкан всякими классными и взрывоопасными штуками.
- Оружие берем на месте, - снова взгляд на часы, потом на небо, потом на Тома и обратно на Тарантино. Джон открыл заднюю дверь джипа, решив внезапно поухаживать за дамой, улыбнулся испанке, когда она залезла внутрь и хлопнул оной, сам усаживаясь вперед. Водителем у них побудет Томас, а Уэйт еще раз запомнит расположение на карте.
- Слушай, - вдруг подал голос Джон, обращаясь к испанке. - Я тут все пытаюсь постичь загадочную террористическую душу... А зачем ему все это надо было? Красть ребенка, а потом врать.

+2

19

- А прикинь, Агата, мои мечты бы все-таки исполнились - испанка заинтересовано подняла взгляд, на ощупь теперь застегивая пуговицы. Мы бы жили в огромной сигарете? Или это вторая твоя мечта?
- И я бы сейчас носился за тобой по всему Сакраменто. Или бы уже посадил
- Ха - прыснула Агата смехом - Нет, сейчас я жила бы в Австралии. Помнишь тот самолет? - напомнила андербоссу девушка, вспоминая тот подлый случай, когда ее и Аарона лишили лучшей жизни: кенгуру, хорошие пособия матерям-одиночкам, работа, политическая независимость. Она бы, возможно, даже бросила убивать. Странно и смешно, что именно сейчас приходят в голову такие мысли, когда собираешься и словно палач идешь на охоту. В холодном костюме Тарантино ощущала себя как в чужой коже. А еще глубже, в крови, бегало по венам нежелание убивать Билла. Скрытое, позорное, тоскливое. Она до сих пор чувствовала себя обязанной, маленькой и несмышленой девчонкой перед ним. Вот опять злость куда-то пропала.
- Нам стоило пойти раньше - себе под нос наворчала террористка, двигаясь вслед за Джоном. Она даже не отметила тот случай, как Уэйт открыл для нее дверь. Просто заползла на заднее сиденье и спустилась пониже. Конечно, Тарантино боялась, что все провалиться. И самое ненормальное, ее пугало, что она намеренно поспособствует их поражению.
- Я тут все пытаюсь постичь загадочную террористическую душу... А зачем ему все это надо было? Красть ребенка, а потом врать.
- Не знаю - тут же дала ответ Агата, хоть и догадывалась, хоть и был у нее один ответ. Но рассказывать Джону о нем тоже самое как говорить о любви всей юности - тебе не хочется о нем вообще думать и прикасаться. Потому что если чувства и мертвы, то воспоминания... это наш рай и наш ад.
Когда машина подъехала к, отмеченному красным крестом, месту Агата последняя вышла из джипа. Джон с Томом изучали багажник, разбирая оружие, а она подошла и нагло полезла в карман Уэйта, доставая сигареты.
- И сколько у нас еще времени? - задавая вопрос, Тарантино сползла на корточки, облокачиваясь спиной к грязному автомобилю. Взгляд на Джона, на его амуницию, затем на мрачное здание, которое не выглядело жилым. Пара затяжек и никотин начинает вызывать тошноту. Выбросила.
- Что у тебя есть для меня? - она постаралась избавиться от тревоги в голосе и улыбнулась, закидывая одну руку мужчине на плечо и выглядывая из-за его спины на арсенал. - Я хочу шотган - выпрашивает испанка, считая добрый колаш неподходящим для того, чтоб нести смерть таким "великим" людям.

+1

20

- Не знаю, - потрясающий ответ. Просто слов нет какой информативный.
Джон сделал для себя логичный вывод, что общаться мы не хотим и заткнулся сам, изредка указывая Тому направление. Тоже мне, нью-йоркер, а сам не знает, где в Бронксе террористы тусуются. Ну да ладно, спишем все это нf нервы перед ответственной операцией.
- Приехали, - выдал Томас, останавливая Хаммер в паре метров от дома Икс. Уэйт сделал фейспалм - он же как бы вроде бы просил оставить машинку в паре кварталов, ну да ладно, спишем и это на нервозность. Боже мой, а чего все так волнуются-то?
Ну Агата-то понятно - встреча со старым другом она всегда волнительна, вон, даже охренела вконец и за сигаретами в карман полезла, а Томми-то че кипишует? Андербосс успокаивающе похлопал дружбана по плечу, мол, не кипятись, прорвемся, и не из такой жопы выползали, похлопал, да так, что у того на утро обнаружатся синяки и вывих. Ну да ладно - дубль три.
- На перепихнуться в машине - хватит, - авторитетно заявил Уэйт, поднося огниво к сигарете дамы. А собственно, ведь и правда... Нет, Вася, думай о деле, в конце-то концов!
- Для тебя у меня есть одна классная штука... - нет, Джон, правда, кончай, ээ, то есть, заканчивай, да что с ним вообще происходит? Господи, кто узнает, что у него крышу сносит от того, что он держит в руках старый добрый М16 - так потом же анекдоты будут до конца дней его сочинять.
Мафиози обошел машину, открывая багажник, заваленный всякого вида артиллерией и кивнул Агате.
- Бери столько, сколько можешь унести, - а? что? Нет, никто ничего никогда не крал, о чем вы? - Короче, - глядя на то, как испанка затаривается по самые гланды, начал инструктаж Джон. - Все просто: мы идем первыми, очищаем периметр, а ты за нами с черного входа. Билл останется тебе на десерт, всех остальных мы берем на себя, - чмокнул в лоб, заправляя патронами М16 и хлопнул крышкой багажника. - Какие-то проблемы, - указал пальцем на крошечный динамик в ухе. - Все, давай, удачи.
Отправив Агату за угол, Уэйт подошел к Тому, спокойно закурил и ухмыльнулся, кивая на динамит обыкновенный. Глаза в глаза, у дураков мысли сходятся, поэтому Томас чиркнул зажигалкой, прикуривая свою сигарету, отошел на пару шагов и прикрыл уши на всякий пожарный.
Джон же поднес фитиль к огоньку на своей сигарете, подождал, пока появится искра, а потом что есть силы забросил шашку кому-то в окно. А через пару десятков секунд уже стряхивал с себя осколки стекол и бетона, тут же махая Тому, мол, живой? Ответ последовал незамедлительно и братья по бутылке и оружию ринулись внутрь c криками:
- Спецназ, никому не двигаться!
Ну, начнем форт-боярд.

- У меня уже пять! - орал Томас через звуки стрельбы, человеческие крики и прочие шумы обычной бытовой драки.
- Девятый пошел! - Уэйт обернулся и долбанул прикладом еще одного головореза. - Девять с половиной, - буркнул себе под нос, поднимая этого самоубийцу на ноги. - Эй, шпана, где ваш главарь?
Паренек заверещал что-то на испанском, но времени на то, чтобы привести сюда переводчицу в лице Тарантино у андербосса не было.
- Семь! - крикнул из-за спины друг, паля по новой порции террористов. М-мать, развелось, как собак нерезаных.
- Ла-адно, - ласково протянул Джон, приставляя нож к горлу испанца. - Как хочешь. Десятый, Том! - лезвие вжикнуло по коже, оставляя глубокий вырез, из которого хлынула кровь, а из горла мужика вырвались смешные булькающие звуки. - Одиннадцать! - еще один пал в неравной борьбе с Халком. - Двенадцать!
- Так не честно, - шикнул Том, прислоняясь спиной к Уэйту и держа наготове свой армейский нож. Испанская армада обступила две скромные прогулочные яхты со всех сторон, и все они непрерывно что-то орали на испанском, да еще и быстро, ну знаете, у Агаты такие сдвиги тоже начинаются, когда она истеричить начинает. Такое: "алалалалалала!"
Но.
Один из них ринулся к лестнице, и Джон понял, что это, возможно, знак. А может, и нет, но промыкнуть за ним следом надо, а то вдруг там Тарантино где-то ничего не подозревает.
И тут начался файт клуб. Бились, мутузились, долбились об стены, и вообще, весело было. Как будто обдоза героином - человек двадцать взрослых мужиков носятся друг вокруг друга и орут благим матом, поминая матушку на чем свет стоит. И характерные "бдыщь!" каждые полсекунды.
Собственно, Джон сам не понял, когда наступил момент, когда испанцы начали бить друг друга. Вмазав одному из них нос в череп, он тихо потянул за рукав Тома, увлекая вон из коридора за собой и потащил его по лестнице вверх, кидая за собой гранату.
А присев от взрывной волны на ступеньки, откашливаясь от пыли и размахивая руками в воздухе, подумал: чем он теперь отличается от них, этих террористов?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dead Man Down