vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика


Госпиталь имени Святого Патрика

Сообщений 181 страница 200 из 480

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы посещений:</b></center><br>
пн: 07:00 - 20:00<br>
вт: 07:00 - 20:00<br>
ср: 07:00 - 20:00<br>
чт: 07:00 - 20:00<br>
пт: 07:00 - 20:00<br>
сб: 08:00 - 18:00<br>
вс: 08:00 - 18:00<br>
помимо основного графика<br>
 приёмов, в остальное время <br>
врачи работают посменно <br>
в дежурном режиме и <br>
ночные смены.<br>
</span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 227px;margin-left: 350px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLr.png" ><span>Гигантским "городом здоровья" называют американскую больницу, которая расположена в центре Сакраменто в живописном месте и утопает в зелени. В клинике есть специальные площадки  для приземления  медицинских  вертолётов, оснащенные современной техникой.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26Kat.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">госпиталь им. св. патрика</div>

<div class="saccita">600 I St, Sacramento, CA 95814</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

+1

181

Вроде такая серьезная женщина на самый первейший из первых взглядов, но как только вы пообщаетесь с ней немного, сразу можно разрушить это ощущение, потому что она была совсем не похожую на тех мужиковатых женщин полицейских, каких их высмеивают в фильмах. Чушь и бред, если встретите ее на улице, без униформы, ни за что не подумаете, а даже скажете что она либо бизнес леди, либо управляющая некой фирмой, да без разницы, но никогда бы сам Тони не подумал, что эта хрупкая женщина из полиции и ловит преступников.
- Нет, вы совсем не похожи на Шер, - наконец впервые за все это время улыбнулся парень. – А то все время путаюсь кто мисс кто миссис, это слишком сложно для меня.
А Шерон оказалась очень даже крутой, и так просто не сдавалась, но ее голубые глаза не на шутку испугались слов про переносицу, на что удивился молодой врач, вот что-что а этого он от нее не ожидал, ведь столько у нее было всяких разных травм, что повреждение переносицы кажется ей ужасным и кошмарным.
- Нет! Конечно, нос побитым не будет, просто, если хрящик не на месте боли будут постоянными, а если его вправить, что абсолютно минутное дело, так небольшое покраснение за неделю пройдет.
Такое он мог вправить, ну кроме того, когда требуется уже окончательная помощь хирурга, а так по мелочи к Тони, хотя в связи с последними событиями сила в руках и вовсе пройдет, и его отправят на принудительное лечение, либо выкинут из госпиталя как использованный продукт, что из этого еще лучше, не известно.
- Я знаю, что вы очень смелая, но это не может означать, что совсем никакой боли не чувствуете, упав с третьего этажа, или я чего-то не соображаю, либо, вы стали новым неуязвимым супергероем, - проговорил он и сощурился, пытаясь все же расколоть ее, может быть что она новая мисс Америка, или там как в людях икс.
«Упасть с третьего этажа, придти на прием абсолютно здоровой и без сильных травм, она что из железа сделана?».
Разгадать эту пациентку всегда было сложно, не выздоровев полностью, всегда рвалась снова на работу, выбивая всеми правдами и неправдам и выбивала себе закрытие больничного листа. Вот Тони и задумался, правда ли выбивала или так просто словами и красивыми глазками?
- Конечно это нормально организм реагирует на такое, - все еще удивленным голосом продолжал Морган, осматривая синяки на спине женщины. – удивительно, просто удивительно. Небольшие гематомы на спине, так же на боку, слегка повреждены ребра, но после снимка точно определю, но пока не ощущаю, что это перелом, максимум трещина, минимум просто ушиб, на что я надеюсь.
Ну что же Шерон перешла на ты, и поставила условия, ну действительно принципиальная женщина, на что парень лишь очень искреннее улыбнулся и согласно кивнул. Но как она могла унюхать запах пива, которое было выпито еще утром не понятно. Когда она оделась и вышла из кабинета, врач снова открыл все окна, и достал из своего чемодана маленькую бутылочку пива, открыв ее прямо в кабинете, в любом случае, он вылил содержимое себе в кружку, чтобы никто ни о чем не догадался. Сидя на подоконнике, и делая небольшие глотки уже теплого хмельного напитка, в ногах появлялась слабость, а душу грело тепло. Тепло, которое само по себе уже не возникало, и его приходилось создавать искусственно. Захотелось курить, но браться сейчас за сигарету означало уже совсем обнаглеть, поэтому Морган решил чуть позже пойти в курилку, или вообще домой, позвав к себе друзей, чтобы не сойти с ума в квартире.
«Друзей, шлюх, а не важно, хотя от студенточек первокурсниц я бы не отказался…нет! Отказался…хотя все к черту!».
Тони успел быстро сунуть себе в рот мятную желвачку, перед тем как в его кабинет снова вошла Шерон и уселась на кушетку, Морган слез с подоконника и кинул сво пятую точку на свое рабочее место. Женщина сверлила его взглядом.
- Шерон, действительно у меня все в порядке, не хватает витаминов, живу один, готовить не умею, а на поиски новой девушки, чувства к старой еще не умерли, вот и болтаюсь между небом и землей, сами, наверное, знаете, как чувства убивают еще извращеннее, нежели преступники.
Тут ему вспомнилась история, того дня, и лишь очередной раз проклял случай, который так сделал, ужасно и подло. Голубые глаза парня уставились на Шерон, без вопроса, без ответа, пустые, бессмысленные.
- А вот про запах… я ничего не употреблял. – соврал, даже глазом тем самым пустым и бессмысленным не моргнул.
Ложь окутала парня, так же как и мечты, они словно мираж в пустыне, для путника, который умрет без воды, они затягивают, и не отпускают. Зато красивая картинка туманит взор на все происходящее вокруг. А время не изменить, так же как можно изменить с другими людьми…

+1

182

Витрины, упаковки, обёртки и полки; банки, пакеты, хруст и шелест; звон кассовых аппаратов, постные лица охраны, чековые ленты, цифры-цифры-цифры. Мелочь и доллары, название торговых марок, наименований, веса и размера. Много-много-много. Суета и бег, кружащие женщину в вихре, не отпуская. Она металась среди магазинных коридоров, нагружая тележку придирчиво, но щедро; она пускалась в поиск даты изготовления, состав товара и срок годности, она маялась, не замечая, как текут минуты и часы на циферблате, стирая время с памяти круглой шкалы.
-Странно, я совсем не нервничаю, - с укором раздавалось в голове, затмевая мысли о том, что можно Дэни, в каком количестве, на что у него аллергия, что ему просто не удобно есть и какие продукты самые необходимые, учитывая больничные условия. После шла череда размышлений о случившемся и страшные кадры аварии, умело разрисованные садистской рукой женской фантазии. Сердечко Моники, забитое в самый тёмный угол грудной клетки, отчаянно сжималось в судорожных и болезненных толчках, но при этом громом распускалось тревожное, - Эгоистка, опять только о себе. Какое-то сердце. Расскажи Дэниелу - он посмеется...
Распластанная под шинами "Форда" дорога, струящаяся бело-чёрной полосой вниз и назад, и солнечные брызги в стекло, и стальные ленты мостов... Как в тумане, как кадры чёрно-белого кино, дрожащие под весёленький аккомпанемент путающихся мыслей. И что-то срывалось на кайму плёнки, и что-то отчаянно трещало, и были звуки-цвета и фразы, о которых Моника не вспомнит, даже если изо всех сил постарается.
   Наконец, здание госпиталя, надвигающееся на маленькую машинку, подействовало отрезвляюще. С этой секунды и началось её "сейчас". Почти профессионально разработанный план действий шагнул на полосу реализации: парковочное место поближе к входу, щелчок выключения радио, затухание двигателя автомобиля, выбраться на свежий воздух и, наконец, открыть багажник. Вдох давался легко и беззаботно, прочищая лёгкие от скопившегося смога и тревоги. Сейчас её спокойствие нужно в первую очередь Дэни, и поэтому она будет спокойна!
- Послушайте, дамочка, это место для персонала больницы! - она уже шагала к лестнице госпиталя, нагруженная пакетами так, что в маленькой щели меж провизии еле проглядывалась дорога вперед, когда толстопузый охранник предпринял фатальную для своей дыхалки попытку догнать женщину. Он жестикулировал и наливался алым столь стремительно, словно долго тренировался набрать багрянца щеками пока горит спичка. Но ей стоило лишь ускорить шаг, не обращая внимания, и вот уже спасительная дверь клиники откроется, обещая приют и безопасность, однако... Рассудив, что "дамочку" красной мордой не испугать, толстяк принялся за свисток - да так пронзительно и громко, что Моника, попросив мысленно прощения у брата, обернулась.
- Нет, милый, это ты послушай,  - подбросив слегка сумки, чтобы удобнее перехватить, женщина повернулась к блюстителю порядка полубоком - иначе сквозь ту щель в пакетах можно разглядеть только махонький фрагмент охранника: а это ещё противнее, - Перед тобой женщина, которая пять часов провела в магазинах, чтобы сделать пребывание брата в этой дыре хоть сколько-нибудь пригодным для жизни. У меня в руках сумки весом с тебя - а это уже передоз даже для слонов, на которых держалась Земля. А при вашей загруженности лифтов мне придётся тащить всё это собственноручно и собственноножно на десятый этаж: так что Сизиф отдыхает. И если ты сейчас мне скажешь, что надо переставить машину в дальний угол стоянки и уже оттуда тащить всё это великолепие, я лично завизирую тебе парковку в местах для инвалидов, - высказав всё это на одном дыхании, Моника лучезарно улыбнулась, - Есть возражения?

Медицинский персонал, шныряющий по коридорам как стая белых ангелов, внушал тревожное уважение как в  детстве - она с трудом чувствовала пальцы и чуть не споткнулась о врача, засмотревшегося в чью-то карту. Попискивание приборов, шелест инвалидных кресел и чистота: Монике бы понравилось работать в такой стерильности, и мысли продолжили бы двигаться в этом отвлеченном русле, если бы не...
- Эмми!!! - Боже, сколько они не виделись! Малышка Эмми! Радость, настоящая радость Моники! Какая же она уже взрослая, какая красивая и какая эмоциональная, -О чем ты говоришь, родная?! Никто бы не смог его уберечь от того, что случилось! Не наговаривай на себя! Лучше пойдём быстрее в палату к папе - он уже должен был очнуться, а нас нет рядом! Вот за что нужно волноваться.
И уже знакомой дорогой, увлеченные щебетанием и радостными восклицаниями, девушки (да-да, округлим общий возраст, разделим пополам... это так приятно делать, когда тебе за...) поспешили в палату к мистеру Роузу.
Ну конечно, он уже успел пробудиться, вот же ж!
- Эй там, на борту? - тихонько позвала Моника, заботливо коснувшись плеча Дэниела ладонью - голова его скрывалась где-то в недрах подушки, и женщина была рада, что пока он не видит волнения в её глазах. Секунда, она припрячет всё это ненужное, и вот тогда братец обернется.

Отредактировано Monica Stokes (2012-08-21 00:00:51)

+3

183

Мысли уносящие тебя глубоко и одновременно в никуда. Знаете, вот лежишь себе и ни о чем не думаешь, а на самом деле уже столько всего передумал, что ни одна мысль в голову и не лезет, а если задумать, то их кучи, лезут отовсюду, о чем бы ты не задумался, хоть на секундочку, но это тебя поглотило уже полностью. Роуз покрепче прижал к голове подушку, боль пронзала все тело, как будто бы в него вонзали что-то острое и в самые больные места. Вылезать из-под подушки не хотелось совсем, знаете, у Роуза редко бывают депрессии, их у него вообще не наблюдается, но сейчас кажется это тот самый момент. Но не столько депрессия, сколько нежелание верить в происходящее, нежелание находится одному в этом карцере. Ведь все близкие знают что для Роуза больница, уж лучше он соверщит триста шестьдесят восемь прыжков с парашютом, чем будет ходить по врача, а уж тем более лежать в больнице.
Но мысли его прерываются, и слава Богу, они прерываются на приятном и радостном моменте. Дверь в палату открывается, а вместе с холодком подувшим из коридора вносится запах духов Моники и Эммы. Если с сестренкой он виделся до своего уезда, то с Эммой черт знает сколько времени не виделись, и уже забылись все ссоры, и все недомолвки, потому что они семья, а значит единое целое. Роуз медленно, чтобы как можно меньше почувствовать этой боли снимает подушку со своей головы, и все видят красующийся на ней бинт, затем он также медленно встает, точнее поднимает свое тело, чтобы перевернуться на бок или на спину, перевернулся, тяжело вздохнул.
Взгляд сразу же сталкивается с девчонками, стоящими напротив него, поочередно, то с дочуркой. то с сестренкой. Улыбка, насколько это возможно освещает его лицо, и он наконец с большим усилием встает с кровати. И тянется за костылями, ходить на которых ужасно неудобно, и желание снять гипс растет в геометрической прогрессии.
- Вы не переживайте, сейчас я обязательно что-нибудь скажу, - Роуз усмехнулся, но тут же вместе с этой усмешкой схватился за бок, где боль окликнулась в ребрах.
- Ну, во-первых, Мон, кинь уже куда-нибудь эти сумки, я не могу на тебя смотреть, - Роуз подошел к сестре, и забрал  у нее пару пакетов, поставив их на тумбочку. - Очень рад тебя видеть, Мони, - он приобнял женщину, которой и вправду был дико благодарен, - и спасибо за костыли, это же твоих рук дело?
- А, во-вторых, Эмма, милая, надо было более подробно проводить разговор на тему "тычинка-пестик", девочка моя, ты что съела этих детей? Есть и другой способ, поверь мне, - Роуз улыбаясь, отходит от Моники, предварительно чмокнув ее в щеку, и затем подходит  к дочери. Естественно, он пошутил, ведь Эмма предупредила его что в размерах она увеличилась, но не подколоть дочку он не мог, наверное, это в крови, даже в таком состоянии он может шутить. Итак, подойдя к Эмме, Дэниел протянул к ней руку, как бы показывая, что пора бы и обнять папочку, а она стоит и этого не делает уже сколько времени, видимо, отходит от шока.
-Я рад тебя видеть, маленькая моя, - Роуз целует младшенькую в щечку, и аккуратно заключает ее в объятия, затем также аккуратно отходит от нее, потому что объятия для него сейчас это серьезное испытание, но он пересилит себя, ничего страшного, разве Роуз показывал когда-нибудь свою боль? Нет. И сейчас не покажет.
- И даже не смейте причитать! - мужчина садится на край кровати, оставляя костыли и оставляя место половине своих девочек, которые пришли его навещать, остальная половина, видимо занята слишком сильно. Роуз прекрасно знал, что сейчас они начнут его жалеть, говорить, что за руль он больше не сядет и все такое, поэтому, надо было это приостановить ну хотя бы ненадолго, рано или поздно, все разговоры всё равно сойдутся именно на этом.
- Ну, что, рассказывайте, как дела? - Дэниел специаьно сел посередине, чтобы когда усядутся девочку обнять каждую из них, вопрос получился настолько непринужденным, как он и хотел, типа, он не при чем, с ним все в порядке, и вовсе не в больнице они даже и сидят, а где-то на лавочке, болтают о жизни. Боль во всем теле была, она пронзала его и душевная боль сейчас чуть утихала, но все равно оставалась, как-то грустно ему было, но он этого не показывал, дабы не перепугать девчонок еще больше.

+2

184

Попутно вытирая слезы, девушка схватила с пола свой пакет и отправилась вместе с Моникой в палату. Разумеется, шли не в тишине, а с шутками, прибаутками и даже песенками, отчего Эмма вновь почувствовала себя маленькой девочкой. Той самой, которая умилялась мишке и любила тискать дядю Ченни за уши. Впрочем, ничего не меняется, только время проходит...
...- Эй там, на борту?
Нарушила тишину в палате Моника, легонько касаясь отца. Что делала Роуз-младшая в это время? Стояла столбом, с ужасом поглядывая на последствия быстрой езды. Кажется, папа склонен преуменьшать свои подвиги, о чем и подтверждают многочисленные бинты, заматывающие родного человека. Вроде бы, у Эмс даже снова упал пакет. Гематогенки не доживут до своего смертного часа в желудке, это точно!
Папа поздоровался с тетей, а затем уже пришла и очередь дочурки. Он протянул руку, знакомый до боли жест, означающий, что можно обниматься и целовать родного папулю.
-Ой, па, если бы я действительно их съела, все бы было намного проще, - отшутилась в своем стиле Эм.
Сама она сейчас уже висела на его шее, стараясь не задеть страшные участки с бинтами и не придавить живот. Вот если бы у нее был один ребенок, то легко можно было бы перепутать девчонку с толстушкой-бурундушкой, а так нееет... Повезло ль?
-И я тебя рада видеть, папочка, - улыбается она и торопится присесть на кровать, ибо усталость накатывает такой волной, что даже ноги подкашиваются. Она смотрела за тем, как хлопочет тетя Моня, как улыбается папа и понимала, что семья ее никогда не бросит, а это, по сути, самое важное.
- И даже не смейте причитать! - в шутку (в шутку ли?) предупредил отец, - Ну, что, рассказывайте, как дела?
Девушка закивала, уступая право говорить первой тетушке. Ведь именно ее оба представителя Роуз не видели очень давно. Эмма даже и забыла, когда они последний раз встречались. Кажется, на каком-то семейном празднике? Говорить о том, как сильно она любит свою Моню бесполезно, это и так понятно по сверкающим интересом и обожанием глаза. Одновременно малышка держала за руку отца, чтобы чувствовать его тепло и понимать, как сильно ей повезло с семьей...
...Дождавшись окончания монолога, она догадалась, что наступило ее время что-то говорить. А в чем ей было признаваться? Что ноги и поясница болят? Что дети так и не зашевелились? Что она теперь совсем одна? Какая прелесть, сейчас только слез и не хватало. В итоге, Эми решила отмахнуться наиболее краткими новостями:
-Я вот сегодня с утра из Розвилла вернулась, сразу же поехала снимать квартиру. Нашла одну, очень крутую! Буду теперь жить прямо напротив моих друзей. И...у меня два ребенка вместо одного, вы же в курсе? Дедушка и бабушка, - хихикнула она, -Сильно округлилась, постоянно чувствую беспокойство и кучу других симптомов, не дающих мне забывать о мелких. Теть Монь, откроешь мне горчичку? Она вон в том пакете, - малышка махнула в сторону своей сумки с продуктами, попутно уходя от темы разговора, -Па, а тебе нужно полежать, давай помогу.
Она сразу же встала с постели и принялась взбивать подушку, чтобы потом отцу было комфортнее лежать. Между тем, думала она о том, что делать, если ее начнут подробнее спрашивать о жизни. А еще было интересно, где же шатается Стелла. Почему она не пришла? И мама?
-И вообще, - Эми сделала голос построже, -Тебе запрещается гонять! Теперь я буду всегда ездить рядом с тобой, чтобы ты боялся угробить внуков, раз за себя не страшно ни капельки! Где твое самосохранение? - конечно, она перегибала палку, но действительно - те, чувства, что она испытала вчера ночью, те паника и бесконтрольный страх, не поддавались никакому описанию. И не хотелось испытывать их вновь... -Хочешь гематогенку? - не дожидаясь ответа, Роуз-младшая уже летела (ну или ползла) к пакету со своими вкусняшками.

Отредактировано Emma Roze (2012-08-21 13:24:10)

+2

185

for Tony Morgan

При словах о носе Шерон недовольно сморщилась и снова потянула ладошку к переносице. Нет, она не относилась к тому типу женщин, которые с ума сходили из-за своего внешнего вида. Вот еще! Реймонд – коп, часто попадающий в неприятные ситуации, плюс она росла с братьями, так что синяк и ушибы – дело обыденное и привычное. Однако у лейтенанта был отпуск, заслуженный двухнедельный отпуск, который бы хотелось провести в относительно нормальном состоянии, надо выйти в люди, походить по магазинам и прочее-прочее. Так что, Шерон не испытала особого восторга после слов о покраснении. Да еще на неделю.
Когда Тони сказал о болях, женщине оставалось лишь пожать плечами. Вот такой она уникум в этом плане, хотя Реймонды всегда славились крепким здоровьем, и раны заживали на них, как на кошках. Удивляться нечему. Дальше Шерон пребывала в забвении, внимательно изучая своего доктора, однако она отвлеклась, когда мужчина начал делать какие-то выводы после осмотра. Реймонд даже рот слегка приоткрыла, ушибы, гематомы, ссадины – звучит не очень здорово. Оставалось надеяться, что прогнозы повреждения ребер окажутся ложными.
- Что здесь удивительного? – протянула Шерон, осматривая повреждения, которых раньше просто не замечала. – Неужели должно быть еще хуже? Хотя возможно, - вздохнув, добавила она. – Но поверьте, парню, который выпал вместе со мной, повезло гораздо меньше.
Почему-то эти мысли вызвали у лейтенанта усмешку.  Чертов самурай, или как можно назвать этого япошку, предпочел выпасть из окна, нежели проиграть бой женщине, полицейскому. За это и поплатился собственной жизнью, а Шерон, как всегда, любимица фортуны, осталась относительно целой. В общем, далее, как уже оговаривалось, последовал рентген. Как женщина не любила эти процедуры, но желание  услышать, что ничего серьезного вкупе с требованием страховой компании – вполне увесистая мотивация.
Когда Реймонд вернулась, Тони выполнил условие, хотя его заявление о том, что все в полном порядке – звучало как-то забавно. Шерон, наверное, тоже так выглядела несколько минут назад, произнося аналогичную фразу с примечанием о том, что упала с третьего этажа. Впрочем, спорить женщина не желала, несмотря на уверенный вид собеседника, все и так было ясно с его первых слов о старой девушке. Чувства, чувства, что они делают с людьми? Даже вынуждают сходить с  ума такого собранного доктора, как Морган.
- Ну…, - посмотрев куда-то в сторону, усмехнулась Шерон, когда Тони сравнил чувства и преступников, - я бы не спешила делать окончательный вывод.
Конечно, все это был сарказм, однако человеку, который не единожды сталкивался с изощренностью и жестокостью убийц, но ни разу не испытывал каких-либо эмоциональных мучений, и вправду было непросто сделать выводы. Так что, Шерон предпочла промолчать. Женщине и вправду было нечем помочь Тони, да и надо ли? Кто она такая, чтобы лезть в чужую жизнь?   
- Да уж, - после недолго молчания протянула Реймонд, - мне почти 40 лет, а сказать по этому поводу нечего, - она печально усмехнулась, хотя на деле не испытывала по этому поводу какого-то дискомфорта. Люди разные, и Шерон была мастаком в получении ушибов и ссадин, зато не могла ничего сказать на тему эмоций и чувств. – Тони, Тони, - с легкой усмешкой протянула Шерон, покачав головой, когда парень сообщил, что ничего не пил. – Я работаю детективом 10 лет, до того… ну, скажем, я занималась чем-то аналогичным. Мне нет резона жаловаться на тебя, - искренне заметила женщина. – Теперь нет, - дополнила она. – Я мало что понимаю в чувствах, потому возможно, не мне судить, но…, - Шерон пожала плечами, - прими витаминки, научись готовить, перестань выпивать на работе и окажи мне медицинскую помощь.
Женщина снова усмехнулась. Совет банальный до безобразия, но все же лучше, чем ничего. Собирайся и иди дальше – легко сказать, но непросто сделать, все это понятно, но с первым шагом становится легче, Тони нужно лишь подтолкнуть, чтобы он этот шаг и  сделал. Только как? Шерон не была тем человеком, который тратил свое время на совершенно незнакомых людей, не филантроп, что уж сказать, однако сейчас было время, да и собеседнику женщина откровенно симпатизировала. Как и было обещано, почти через 10 минут миниатюрная медсестра внесла в кабинет снимки и положила их на стол перед Тони. Реймонд с интересом посмотрела на доктора.
- Ну ладно, держим крестики, - протянула она, ожидая заключения врача.

+3

186

Находясь рядом с Шерон, Тони становилось легче, и порой ему даже казалось, что он рядом с матерью, что так быстро лечила его от внутренних терзаний и душевной боли. Пусть даже женщина была чужой, зато в ней была жизнь, в этой блондинке, которой…Морган посмотрел на карту пациента…
«тридцать семь лет, в ее голубых глазах светиться счастье, ослепляет, тогда почему в мои двадцать шесть глаза потускнели и больше не хотят светиться и стать ярко-голубыми, как и были. А зачем человеку яркость в глазах, если нет этой яркости в самой жизни? Найдется ли хороший, добрый человек, который включит свет в этом черном периоде моей жизни? Я так и знал…».
- Шерон, за мою не столь долгую практику я видел людей после их падения и после первого этажа, - он таинственно улыбнулся, опустив голову так, чтобы его взгляд был из под бровей. – у них переломы конечностей. Вам вообще я понял повезло, помолиться не забудьте за такую божественную удачу. А про парня…думаю, что теперь его место обитание кладбище, я так понимаю?
Нет не волнуйтесь, Тони не ушел в священники, нет, никогда! Не дождетесь! Разврат будет, но позже, когда достаточное время пройдет, когда снова сердце заживет, и ведь не первый раз ему так делают, не первый раз кидают, и молча уходят. Только на этот раз все было намного серьезнее, и почему было, и есть серьезно, есть факт беременности девушки, а отказываться от своего ребенка он не мог, не хотел, и так страшные сны  сняться после глупого поступка десятилетней давности.
- Ну помучает преступник, ну поотрезает пальцы, ну срежет кожу, ну воткнет раскаленный метал в глаз, ну порет жертва, в конце концов придет смерть, если даже не от потери крови, а от заражения крови, и всяких других осложнений после этого, - равнодушно ответил Морган, ему было интересно спорить на этот счет с полицейским. – Вы возможно каждый день сталкиваетесь с трупами, возможно искалеченными, но они уже мертвы к тому времени, а ко мне приходят искалеченные люди, по своей глупости, по вине других. В конце концов максимум будут жить с протезами, но это равно как и их душа, искалеченная и больная, ее не заменишь, не поставишь протезы, и не поменяешь.
Парень рассмеялся, замечая, что зашел слишком далеко в этом вопросе, и уже более расслабленно посмотрел на женщину, пытаясь понять, правду ли она говорит, или не очень, а убедившись в этом снова уткнулся в карту пациента, и что-то приписал, поглядывая на Шерон.
- Не переживайте, уж кто-нибудь накормит, когда-нибудь… а про выпивать… - замолчал, нечего сказать, Реймонд, кажется, прочитала его всего, у Моргана закончились слова лжи, поэтому парень лишь закусил губу,  согласно кивнул головой.
Его научили не спорить со старшими, особенно с добрыми женщинами, у которых искринка в глазах и доброе сердце, как у Шерон, парень это понял, он же не только врач, он и сын, и не состоявшийся отец.
- А я лечу вас, лечу…
В этот момент в кабинет вошла очень симпатичная медсестра, с которой Тони общался в последнее время в курилке, ведь она его понимала, и даже на удивление всего коллектива у травматолога не сорвало голову от последних событий, и занятиям сексом ни с одной из медсестер замечен не был, как и со всеми девушками. Вот она гребанная сила любви, как опиум и как яд, разливающийся по всему телу. Но парень улыбнулся девушке, предложил ей сходить в курилку через некоторое время, когда он освободиться, и посмотрел ей вслед, кусая колпачок от ручки.
- И так, вот они долгожданные снимки, - улыбнулся врач, рассматривая первый снимок позвоночника. – Удивительно… - и так снимок за снимком, восклицания и удивления. – Это чудо! – но на снимке ребер остался не доволен, и нахмурив брови. – Шерон, мне жаль, но у вас трещина в ребре, вот смотрите, - он указал на снимок. – Хорошо, что оно небольшое, и как полагается, гипс не наложу.
Тут Тони задумался и снова уткнулся в карту, попутно что-то записывая.
- Вам придется  носить жесткую лангету, обеспечьте себе максимальный покой: не делайте резких движений, не поднимайте тяжестей и соблюдайте сбалансированный режим питания. Молочные продукты, яйца, мясо, это будет способствовать более быстрому сращению травмированного ребра.
Морган встал из-за стола, подошел к женщине, и протянул листок со всем списком, садясь рядом.
- Ложить вас я не буду, но тем не менее, больничный оформлю, будете дома отлеживаться, - парень улыбнулся. – Мечту я вашу исполнил, в больнице не задержитесь, так что домой и отдыхать никакой работы в ближайшие недели две, а потом сразу ко мне, там на листке мой номер, это чтобы я выбрал день, чтобы вы прошли без очереди.

+1

187

- Скорее не удача, - задумчиво проводя рукой по подбородку, с улыбкой протянула Шерон. – Подготовка, - она показательно похлопала себя по упругому прессу, - и шестеро братьев, благодаря которым у меня выработался иммунитет на такие вещи. 
Женщина засмеялась, вспоминая, как некогда бегала и веселилась с этими парнями, лазала по деревьям, горочкам, крышам и по всему остальному, откуда было далеко и неприятно падать. Странно, что ее тело не покрылось твердой оболочкой за 30 лет неустанного издевательства над собой и испытаний собственных сил и возможностей. На слова о парне Шерон промолчала, она просто развела руками, что само собой означало утвердительный ответ. С Тони можно было поделиться такими подробностями, поделиться, не скрывая своего удовлетворения от того, что плохой парень покоится сейчас где-то в морге полицейского участка, ведь Морган – врач, как-никак: смерть не должна быть для него обыденностью, однако вещью привычной, однозначно. 
А потом мужчина начал рассуждать о преступниках и их способах лишать человека жизни. У любого другого волосы бы стали дыбом от таких разговоров, но Шерон слушала внимательно, хоть и с  неким удивлением. Тони говорил спокойно, аж холодок по коже, но он же доктор, с другой стороны. И все же Реймонд была не совсем согласна, ей было что сказать в ответ. Что же там за девушка была? – сначала подумала женщина, явно недоумевая, как нужно любить кого-то, чтобы настолько глубоко переживать разрыв, а ведь страдания Тони  видны невооруженным взглядом. Ну, может и не страдания, но он уж точно не в восторге от одиночества, ему плохо и он пытается компенсировать все это выпивкой и вот такими рассуждениями.
- Тони, - позволив себе усмехнуться, протянула Шерон, - если бы я все время имела дело только с трупами – я бы была чертовски плохим копом. Но поверь, - она развела руками, - я не то, чтобы хвалюсь, но, в общем-то, у меня неплохая репутация.
Она не собиралась сейчас описывать то, что доводилось видеть за долгие годы своей карьеры. А видеть ведь приходилось многое, это Калифорния, сошедшего с ума маньяка найти не трудно. В общем, Реймонд знала, что чувства режут сильно, но чувства вкупе с болью – это и вовсе не описать словами. Как бы там не было, но Тони и сам сказал то, что, возможно, могло бы ему помочь. Люди с протезами, жертвы насилия и прочих зверств, свидетелем которых Шерон становилась – все это гораздо хуже, чем лишиться девушки. Любовь – страшная штука, прекрасная, но одновременно страшная, и она не стоит разрушенной жизни, если нет надежды ее вернуть. А Тони разрушит свою жизнь, ему как минимум грозит смерть от истощения.
- Жертвы, - наконец-то протянула Реймонд, - я часто общаюсь с жертвами. И знаешь, выслушивая их показания, описания боли, физической и эмоциональной, я понимаю, что проблемы большинства людей – просто дерьмо, - женщина ухмыльнулась. – А вообще, я не тот человек, который сразу бросается жалеть. Нет, - она отрицательно покачала головой и подошла к столу, за которым сидел Тони, - жалость никому не нужна, она делает только хуже, как и помощь, о которой тебя никто не просит. А вот дать пинок под зад… - это даже за радость, – она усмехнулась и пожала плечами, после чего оперлась руками о стол. – Ты уж прости, что грубо, но черт, давай уже яйца в кулак и вперед! В конечном счете, это лучше, чем жить без ноги, которую тебе без анестезии отрезал маньяк. Я часто себя так утешаю, - саркастично добавила Шерон, после чего выдавила из себя легкий смешок. – Мда…, - задумчиво протянула она, подняв голову и посмотрев куда-то в пустоту, - мне всегда с трудом давались такие беседы. Но иногда эффективнее стукнуть кулаком по столу, нежели как попугай повторять «не переживай, все будет хорошо». Да не будет хорошо, но у нас есть силы, чтобы это преодолеть, главное в себе эти силы найти, и кулак, - женщина показательно сжала руку в кулак, - здорово в этом помогает, мотивация отличная, ага.
Она засмеялась, да, теперь Тони стал невольным свидетелем воспитания девочки, родившейся в семье, где были одни парни. Хотя Шерон сама по себе человеком была не эмоциональным, людей нужно поддерживать, людей нужно подталкивать, жалость превратит их в нытиков, а так… Твердое слово, немножко усилий, пинок под зад – и первый шаг сделан. Конечно, не каждый разделит эту точку зрения, люди разные, но Реймонд всегда помогало.
Женщина не успела договорить, как зашла медсестра. Тони немедля начал рассматривать снимки, и его восторженные отклики приободрили Шерон. Право же, все оказалось не настолько радужно. Трещина в ребре – не самый лучший конец.
- Вот же сукин сын, - сразу же выругалась она, имея ввиду того япошку, который  смог оставить трещину в ребре лейтенанта, - узкоглазый ублюдок! - нет, Шерон не расистка, но конкретно того японца она ненавидела и была рада, что тот же покойник, иначе, пришлось бы его таковым сделать. – Откуда у такой мелкоты столько силенок нашлось?  Боевые искусства творят чудеса даже с мелкотой, - мысленно  сама себе ответила Реймонд.
Женщина не испытала радости от того, что весь отпуск придется носить какую-то лангету, пусть и периодически. Больше отдыхать и все остальное – хуже приговора. И дело было не в том, что Шер рвалась на работу, просто как можно достойно провести отпуск, если тебе рекомендуют не делать резких движений и вообще фактически валяться на кровати? Для такого активного и энергичного человека - просто мука, сущий кошмар.
- А я хоть дочку смогу на руки взять? – простонала Шерон, принимая листок с адским списком. – Чувствую себя арестантом, - недовольно произнесла она, напоминая не зрелую женщину, а скорее капризного ребенка.

+1

188

Шерон обозвала удачу подготовкой, что вызвало усмешку у Тони, потому что никакая сверх подготовка не сможет спасти, ведь она не каскадер, чтобы летать как бетман и спасать всех от зла.
- Большая семья, это хорошо, всегда просил у матери сестру или брата, но нет, не захотела, теперь я мучайся в этом мире один без родственников. Какая печаль, - трагически протянул он, и так же улыбаясь, смотрел на блондинку.
Вот что ни говори, а полицейская подняла ему настроение, даже во время общения с ней, особо не вспоминал причину своей депрессии, теперь его собеседница была как мать, которая, пусть и не утешит, как родная, но даст ценные советы, ведь она справедливая женщина.
- Ой, вы только посмотрите, не хвалитесь? Я в курсе, что вы замечательный коп, и я действительно порой боюсь с вами иметь дело, - парень усмехнулся, и приложил руку на сердце. – Потому что вы сделаете все по совести, а не по блату, как я вам сейчас, отпуская с трещиной домой, под свою ответственность. Я не знаю, будете ли вы носить лантегу, или соблюдать режим, я не знаю, но доверяю вам.
Чтобы не говорили, но Тони мог ей противостоять, для него была игра, пусть даже и на острие, опасной для него, интересно было какие крепкие нервы и какой железный характер у этой женщины. Когда она начала говорить про жертвы и про искалеченные тела, с судьбами, травматолог согласно кивал головой, соглашаясь и подписываясь под каждым словом. Парень даже не успел сообразить, но Шерон оказалась возле его стола, оперлась руками и смотрела в глаза своему врачу, от чего ему стало не по себе, и даже нервно сглотнул, мало ли какие мысли бегают в этой светлой головке. Слова про яица в кулак, резкие и отрезвляющие, что даже Тони поджался и интуитивно прикрыл руками область где они находились. Вот нельзя же пугать так людей!
- Шерон, поверьте, кулак и так страдает, - легкий смешок. – а если быть серьезным, то мне все тут будет напоминать о прошлом. Думаю сменить место работы, например уйду в такси, или куда-нибудь. Кстати может переквалифицироваться и уйти в патологоанатомы? – от задумчивости парень мечтательно подпер подбородок рукой. – тишина, покой, и все мертвые, романтика…
Блондинка начала возмущаться, и говорить что-то про какого-то узкоглазого ублюдка и мелкоту, на что Тони лишь с подозрением на глюки посмотрел на нее, но сразу же понял, что она говорит про того человека, который наградил ее трещиной в ребре, а сам уже спокойно покоился в морге. Морган не очень любил все эти переделки, стрелялки, он всегда был спокойным ребенком, и никогда не любил гоняться как ненормальный, стреляя из игрушечного пистолета.
Посмотрев на время Тони отметил про себя, что Эмма должна была позвонить, при своем прилете, а все не было, и тогда он решил позвонить ей первым, наступая на свое самолюбие.
- Простите, мне надо позвонить, вы пока перечитайте листок, что будет не понятно, спросите.
Он вышел в коридор, и нервно листая справочник в телефоне нажал кнопку вызов, трубку взяли сразу, и кажется даже что Эмма не поняла кто это был, так как голос сразу приобрел холодок, что наверное привычно для Эммы, когда она вспоминает о нем, или когда ей напоминают о его существовании. Было очень печально и обидно, парень лишь поджал губы, не давая себе слабость показать свои эмоции, а на его последний вопрос она не дала ответа, отчего было все понятно, что она сказала бы, но промолчала, сделав вид, что не заметила. Парень простоял какое-то время в коридоре снова собирая себя по кусочкам, приклеивая их на остатки клея. Через минут семь вошел, как ни в чем не бывало, снова улыбался, и сел на свое место.
- У вас есть дочь? – спросил Тони, интересуясь любопытными фактами биографии сотрудницы полиции. – И да, конечно можете, но только после первой неделе, сейчас будет очень опасно, трещина может пойти дальше, мы с вами этого не хотим. Думаю через недельку уже можно, но только не очень часто.  И Шерон, вы не арестант, - проговорил Тони, – Вы смелая женщина, и мне кажется, что вы после падения легко отделались трещиной в ребре, о многом говорит. Наверное, все же повезло…и так наверное это все. Будут вопросы, звоните, телефон есть. Мне было приятно с вами пообщаться, и спасибо за приятный разговор.
-------------->http://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=3651#p208718

Отредактировано Tony Morgan (2013-04-08 17:05:23)

+1

189

Выслушав щебетание любимой дочурки, Роуз улыбнулся, давно он не слышал ее голоска, жутко соскучился и вообще нельзя так редко  видеться с семьей. Повернув голову в сторону дочери, он послушал все то, что она рассказала ему после его вопроса о ее делах, ответ был абстрактным и каким-то общим, что не понравилось Роузу, если человек будет тащить в себе все наболевшее, то в скором времени он просто взорвется от этих эмоций, хотя, может у Эммы это произойдет от тех, кто сидит в ее животе. Да-да, снова шутка прибаутки на тему размеров дочки, просто так непривычно, что невозможно сдержаться.
- Вот если бы ты сказала, что нашла квартиру неподалеку от родителей, я бы был польщен, - Роуз мягко улыбнулся дочери, затем вновь отвернулся смотря куда-то напротив себя. Тело продолжало изнывать от боли, не щадя бедного Дэниела. Когда же это все закончится он даже себе и не представлял, пытаясь отвлечься от этих болезненных ощущений, он вновь заговорил:
- Эмма, помнишь, я однажды тебе сказал, что мне ты можешь рассказать все, что угодно, и мне, действительно, это интересно, ведь ты моя дочь. - Роуз осторожно подошел к тему Тони_и_Эмма, пытаясь говорить аккуратно, не напористо и мягко, понимая, что времени прошло еще очень мало с момента их расставания, наверное. Хотя откуда Роузу это знать, но если мыслить логически, то когда Дэниел вернулся в Сакраменто  в первый  раз, то они с Тони поругались да, но еще были вместе.
А я еще этого подлеца в семью принял, проходи, будь как дома, чувствуй себя членом нашей семьи. Тоже мне, психолог блин. Надо было в первый день не пощадить и прописать в табло разок, чтоб навсегда запомнил.
Доверие мистера Роуза Морган потерял теперь уже полностью без попытки возврата, что там произошло еще надо узнать, но сам факт того, что он бросил или же позволил уйти девушке с его детьми, не делает из него настоящего мужчину, этот факт ничего из него не делает.
Прибил бы.
- И я бы очень хотел услышать все от тебя, ты ведь понимаешь о чем я, а точнее о ком. - Дэниел действительно хотел знать всю ситуацию, так сказать от первого лица, хотелось поддержать дочь в этот сложный для нее период, сказать о том, чтобы она не думала беспокоиться о детях, что если надо, то любую квартиру, любую помощь, да хоть все вместе Роуз ей оплатит, об этом и речи идти не может. Посидеть с детьми, убаюкать, отпустить ее куда-то поплясать или увидеться с друзьями, легко и просто. Помощь будет любая и со всех сторон, Эмма прекрасно это знает.
- И еще скажи мне, у тебя хватает денег для того, чтобы хотя бы снять квартиру? Эмми, я понимаю, ты взрослая, но ты можешь пожить у нас, мы будем только рады. - Роуз поворачивает голову в сторону Эммы, говоря ей об этом, и затем продолжает, - или, хочешь, милая, я куплю тебе квартиру? Зачем снимать  у кого-то что-то, когда есть папка, который может купить своей дочери гнездышко, а мама ему в этом поможет? И не смей отказываться только потому, что тебе неудобно. Подумай, это ведь реально лучше.
И действительно, думать о том, что мол вот надо оплачивать квартиру, каждые полгода или каждый месяц, откладывать на это деньги, зачем, когда есть возможность.
- Между прочим, вот, возить своих внуков буду исключительно только я, больше никому не доверю это ответственное задание, и ездить они будут в самой комфортной машине, и в безопасности. А это, - Роуз указывает на все свои раны, улыбаясь, но как-то горько, - это осечка, - глубокий вдох и он переводит взгляд на Эмму, подмигнув ей, отказываясь от гематогена, кушать в последнее время не хотелось совсем, за то очень захотелось обнять дочку, что он и сделал, аккуратно и осторожно перенося руку, чтобы ему не было больно, а затем положил руку на ее животик, точно также осторожно, чтобы больно теперь уже не было ей

+2

190

>>Шоколадница
- Ты уже тогда беременная была, получается?
- Ага, - невнимательно отозвалась Анна, поглаживая живот рукой, она все никак не могла насытиться этим ощущением, когда тебя кто-то пихает изнутри.
А потом начались воспоминания. Они вместе хохотали, снова вспоминая банк и лица копов, когда на них посыпались бумажки из денежного мешка, Анна хваталась за грудь при воспоминании о том, как чуть не слетела с крыши мусоровоза, потом Джон и Аня просто молча улыбались друг другу, вспоминая ночь на крыше и безумный танец без музыки.
- Я тебе сначала не понравилась, - сморщив нос, фыркнула Анна, - Хотя и ты мне тоже. Я была готова убить тебя, когда мы выходили из казино. Но ты же такой супермэн, примчался меня спасать, - она ткнулась носом в плечо друга и хихикнула, - И я тебя сразу простила. Ты так брутально ткнул меня головой в мох, что я сразу тебя полюбила.
Снова вспомнили, как угоняли самолет, и Анна, держась за живот, простонала:
- Не могу больше смеяться. Знаешь, я иногда думаю, что мы такие придурки, каких свет не видывал! Сам подумай - ограбить банк на мусоровозе! Идиоты!

Они расплатились за еду, ну как они, Джон расплатился, потом Анна протянула Уэйту руку - сама встать с этого седалища она не могла, подхватила Персика за мягкое пузо и вразвалочку пошла к выходу.
- Знаешь, - горько заявила Донато, когда они с Джоном переходили улицу, - Я напоминаю сама себе утку  толстую такую, переваливающуюся. Кстати, как меня выпишут, приходи в гости, я сделаю утку по-пекински - пальчики оближешь, а не утка, честное слово!
И разговор плавно съехал к кухне. Точнее Джон шел рядом и кивал с глубокомысленным видом, Анна болтала, как молотилка - также быстро и беспощадно, а охранник крался за ними следом, прячась за столбами и проезжающими мимо машинами.
И вот уже Анна возлежит в кровати, укрытая теплым пледом. Она наконец сняла мерзкий сарафан и отдала его на тряпки - уборщицам нужно мыть чем-то пол - и теперь была в той самой прекрасной ночной рубашке, которую, по всей видимости, принес Витя. В руках Анны был пульт от телевизора, она бездумно щелкала каналы. На животе лежал телефон - Донато только что писала в городской Твиттер, покрывало было в крошках - круассаны, принесенные Джоном, оказались неимоверно вкусными. В общем, только одно омрачало существование Анны - эта больница. Она погладила живот руками, прислушалась к своим ощущениям:
- Скоро мы будем дома, мои хорошие. Как же я вас люблю.

0

191

Девушка улыбнулась, наблюдая за тем, как хлопочет тетя Моня. Открытая горчичка и даже ложечка уже лежали на больничном столике, а сама тетушка, пощебетала немножечко и сразу же побежала к врачу, узнавать состояние отца. И как быстро его можно забрать домой. Естественно, ведь тут кормят никак буквально, а дома и печеньки, и кашки, и прочие вкусняшки. Ради того, чтобы такая тетушка значилась у людей в родственниках, те самые люди готовы убить, растерзать и пойти по головам. А неуемной семейке Роуз повезло.
Да и вообще... эта семья, по сути, уникальна. Каждый человек - как отдельная шкатулка с призами и сюрпризами. Стоит только заглянуть внутрь и все, пропал, навеки. Мамочка, славная мамочка, которая может пропадать месяцами, а потом появиться и сказать: "детка, ты плохо выглядишь сегодня". Папочка, лучший в мире папочка, который не может ни дня прожить без приключений и заботы о своих девочках. Тетя Моня и дядя Ченни, потрясающие и чрезвычайно веселые, они всегда будут видеть в своих племяшках младенцев, сюсюкать и агукать до конца жизни. Разве это ли не чудесно? Сестричка, милая Эллка, все видят в ней строгую и жутко плохую личность, но Эмма-то знает, что ее можно задеть за живое любой фразой. Она иногда плачет по ночам, Эми слышит, сестричка плачет порой. А все потому, что ранимая и очень нежная. А дедуля? Знаете, какой? Ооо, это вообще отдельная история, стоит только начать говорить - можно на полдня пропасть!
Девушка настолько отвлеклась, что не сразу вспомнила, где она сейчас находится и что вообще происходит. А когда поняла, ответила:
-Ты же знаешь, па, что в вашем районе дома. И очень дорогие дома, надо признаться, - Эмма со вздохом опустила голову, -Я не могу себе их позволить.
Отвернулась и только тогда заметила, что у них не так. Они разговаривают, они улыбаются друг другу, а затем отворачиваются. Рассматривают стены, чтобы каждый мог укрыть свою боль под сотни одеял. Чтобы не было на душе холодно, как посреди зимы.
- Эмма, помнишь, я однажды тебе сказал, что мне ты можешь рассказать все, что угодно, и мне, действительно, это интересно, ведь ты моя дочь, - она кивает, веря в это. Само собой, все так и есть. И обязательно все так и будет. Но...не сейчас? Ей не по себе от одной мысли того, что придется нечто подобное говорить, -И я бы очень хотел услышать все от тебя, ты ведь понимаешь о чем я, а точнее о ком.
Она попеременно кивала то на одну фразу, то на другую, постепенно понимая, что очень хочет спать. Так бывает, когда от множества эмоций начинает уставать организм. Тем более, если он устроен, как матрешка.
-Думаю, мы оба догадываемся, что это долгая история и что тебе она сейчас ни к чему, тебе лучше поспать, - мягко улыбнулась Роуз-младшая, -Но я могу рассказать все в общих чертах, без лишних подробностей, - замолчала она, переводя дух. Выкидывать информацию на одном дыхании было невозможным. Как раз в это время она давала возможность отцу договорить. Ибо Эмма - девочка неразумная, любила влезть посреди монолога со своими "пятью копейками". И мысли о том, что можно сдать свою гордость к черту, попросить у родителей домик по соседству с ними...и чтоб с большим двориком, и нанять человечка, который сможет заняться разведением лошадок... Это ли не мечта? Но тогда она не сможет говорить малышам, что добилась всего сама. Выйдет совсем по-иному. Я вас выносила, а обеспечат бабушка с дедушкой? Как-то не здорово. Тогда я буду не настоящей мамой, - совсем уж опечалилась Эм. Покачала головой и ответила:
-Па, я понимаю, что ты будешь ругаться и все такое, но у меня есть чуть-чуть денег, которые я отнюдь не заработала. В Розвилле я подружилась с одним парнем, он временно поссорился с супругой, поэтому мы довольно быстро подружились. Он сводил меня на ипподром и там...я поставила немного денег на одну коняшку. И выиграла! Представляешь? У меня теперь есть деньги, чтобы пару месяцев снимать квартиру, - затем вспомнила о предмете разговора, -А как только время аренды истечет, мы вместе подберем для нас с малышами дом. Такой... с отдельной игровой для них и большой красивой кухней для меня. Хорошо? Правда же, ты ж не шутил насчет жилья? - уточнение все-таки никогда не бывает лишним.
Она с улыбкой кивнула и подмигнула в ответ отцу. Конечно же, возить внуков будет он. А кто же еще? Только папочка способен так аккуратно водить автомобиль, что все водители вокруг восхищенно ахают. Да, он любит погонять, ну а какой Роуз не любит быстрой езды?
Теперь рука отца лежала на ее животе, такая теплая и родная, нежно поглаживающая этот выпятившийся домик малышей. Она мечтательно прикрыла глаза и поняла, что вот, все, больше ничего и не надо для счастья! Только бы еще присутствие мамы и Стеллки не помешало бы. И тогда было бы все прекрасно. Но ничего не длится долго, в том числе и это блаженство. Надо было рассказывать, что произошло, а так не хотелось!
-Давай я тебе все кратко все-таки расскажу о ситуации с Тони? - предложила она, -Я ушла от него. Сама. Знаешь, почему? Ты ведь наверняка догадываешься, что твоя дочка не любит, если кто-то приходит домой посреди ночи? Ну вот. Тот день был дурацкий. Я проснулась, его рядом нет. Легла спать, его рядом не было. Проснулась посреди ночи от того, что что-то звякнуло на кухне. Захожу туда, а он там виски хлещет! Ну...пьет, - поправила себя Эм, -В чужой рубашке, воняет чужими женскими духами, на которые у меня из-за беременности чуть ли аллергия не началась. Весь какой-то побитый, нос, кажется, сломан, - она набрала в легкие побольше воздуха и продолжила, -Ну я и не выдержала, разозлилась, гормоны и все такое, начала возмущаться. Мы слегка повздорили, - теперь главное: подобрать слова, -В общем, все закончилось тем, что я лежала на полу, а он уже...занимался со мной...ну, любовью...ээ...против моего желания... - ее щеки вспыхнули от стыда и смущения, а левая рука нервно терзала кончик больничного одеяла, -Вот я и ушла. Первый раз он позвонил мне спустя полмесяца где-то. На автоответчик. Сказал какую-то непонятную ерунду и все. А второй раз, - снова пауза в секунду, -Сегодня. Вечером мне придется с ним встретиться и о чем-то говорить.
Тяжела жизнь сказителя, и Эмма только сейчас это поняла. В глазах отца сложно было прочитать что-либо определенное, да и рука его все также гладила животик, разве что чуть сильнее.
-Пап, я знаю, что я там виновата и что первая начала. Но вот я так подумала... если причинят вред мне - я прощу, а если детям - растерзаю. И в данном случае все очень сложно.
Только тогда она поняла, что чувствует что-то странное. Как будто завтрак не пошел. Ну или что-то такое. Нет, даже не так! Как будто в ее животе сейчас подул ветерок, эдакий летний бриз. Или как будто бабочка вспорхнула с цветочка, нежно и аккуратно. Словно с одуванчика слетели "парашютики" и полетели в небо...
-Па, - выдохнула Эм и шепотом произнесла, -Кажется, они зашевелились..
Видимо, это было оно. Именно то легкое ощущение, когда ты будто обознался, но почти уверен, что прав. Эмс не понимала, что происходит, но четко знала, что такого еще не испытывала. А значит, это оно! То самое, долгожданное и волнительное. И сейчас Роуз прислушивалась к себе, накрыв своей маленькой ладошкой папину руку на животе. Она пыталась понять, что происходит, а в душе уже осознавала, что она самая счастливая на свете. И только почему-то слезы вновь наворачивались на глаза..

Отредактировано Emma Roze (2012-08-23 13:11:18)

+1

192

На слова о большой семье, Шерон лишь пожала плечами и улыбнулась. Иногда ей казалось, что лучше бы отец с матерью поскромничали и одарили свою дочурку куда меньшим количеством братьев, но когда семья собиралась вместе – Шерон сразу становилось понятно, что все эти мысли можно послать к черту, шестеро братьев – это просто подарок. Так что, все, что женщина сейчас могла сделать, это безмолвно посочувствовать Тони, в своих печальных выводах он прав. На слова о хвальбе, лейтенант почему-то засмеялась. Надо же, ее репутация дошла и до госпиталя. Хотя, ничего удивительного, сюда частенько приходится попадать, толи для полноценной медицинской помощи, толи как сейчас, просто для осмотра.
- Ну что Вы, - сразу же вскинула руки Шерон, когда доктор сообщил, что доверяет ей, - я не враг своему здоровью, буду носить…, честно и ответственно.
И она не лгала. Реймонд ценила не только здоровый дух, но и здоровое тело. Хотя Тони, конечно, заблуждался по поводу блата. Нет, работает лейтенант действительно на совесть, тогда, когда ей это надо. Но в остальном…, скромный поступок Моргана, который он назвал блатом, бледнел и мерк на фоне того, что иногда делала Шерон. Но женщина решила не портить о себе впечатление ненужными словами, потому промолчала.
- Ну, если решитесь…, - протянула она, когда доктор изъявил желание попробовать свои силы в морге полицейского участка, - обращайтесь, я Вам помогу с трудоустройством. Нет ничего лучше криков детективов, подгоняющих патологоанатома со вскрытием.
Женщина усмехнулась. Конечно, это была чистой воды ирония. Реймонд считала, что такому врачу, как Тони не место в подвале полицейского участка, где его единственными собеседниками будут трупы. Стоило согласиться, смена обстановки иногда бывает полезна, но без такого радикального подхода.
Когда все было решено, и Реймонд смирилась с домашним арестом, Тони вышел позвонить, а женщина осталась наедине со своим списком.  Она до сих пор не чувствовала боли, даже странно было услышать, что где-то в ребре осталась трещина. В любом случае, одно Шерон знала точно: двух недель ей дома не просидеть. Как минимум, она выйдет на работу на следующей неделе. Но нет, Шер не лгала, когда сказала, что она не враг своему здоровью, ведь не все расследования заканчиваются так печально, иногда достаточно просто сидеть в участке, копаться в бумажках, ездить по домам и опрашивать свидетелей – вполне спокойно и монотонно, как раз то, что нужно в нынешней ситуации. Реймонд не успела закончить мысль, как Тони уже вернулся.
- Ага, - кивнула женщина, когда доктор поинтересовался, есть ли у нее дочь. – У меня и сын есть, но если я его возьму на руки - не то, что трещина дальше пойдет, я сама переломаюсь на части, - саркастично добавила Шерон. Ее парнишке было 19 лет, и ростом он уже обогнал мать, которая, ни много, ни мало, а была под 1.80 с хвостиком.
Разумеется, лейтенант не обрадовалась такому раскладу. Потискать Меган на ручках только по прошествии недели – неимоверная пытка, учитывая, что дочь недели три отдыхала с дедушкой и бабушкой. Шерон печально вздохнула, понимая, что ничего не измениться.
- Ладно, спасибо, - протянула она с улыбкой, когда Тони закончил со своей пациенткой. – Надеюсь, еще не скоро увидимся. В смысле…, - тут же поспешила уточнить женщина, - как пациент и доктор.
Шерон махнула рукой Тони в знак прощания, все еще не теряя надежды на то, что доктор сделает свой первый шаг. Трудно наблюдать за мучениями хороших людей, так что, остается только надеяться, большего Шерон, увы, сделать не могла. Женщина несколько минут пробыла в кабинете, вычитывая список, Тони потрудился описать все в мельчайших подробностях, такому патологоанатому бы цены не было. Потом Шерон наконец-то вышла. Первым делом она направилась в аптеку, расположенную при госпитале, там было все необходимое. По дороге, женщина поинтересовалась состоянием Крис Санчес. Она еще не знала, что вскоре девушка исполнит задуманное и скроется, перейдя на более приемлемый для Реймонд путь. Разбираясь с лекарствами, женщина услышала телефонный звонок. Очень кстати, кто-то подписался отвезти лейтенанта домой.

+2

193

- Конечно, милая, я не пошутил, я хочу, чтобы у моих внуков было такое детство, чтобы они часто его вспоминали и только хорошими словами, - Роуз повернулся к своей девочке, и свободной рукой взял ее за руку, дабы выслушать все то, что ему сейчас расскажут, ведь речь пойдет о чем-то личном и все еще больном для малышки Эм. В знаком поддержки, Роуз аккуратно сжал ее пальчики и с абсолютно спокойным выражением лица выслушал все, что ему в мягкой форме рассказала дочка. Отпустив ее руку, взгляд уперся в стенку.
- Я видел все, что происходило с его лицом, и видел его состояние, - сказал Роуз, вернув руку на животик Эммы, - когда я первый раз вернулся из командировки он захотел со мной поговорить и мы встретились. А ведь он тогда мне даже понравился, но вот твой рассказ. - Роуз дал Эмме закончить, и спустя какое-то время вновь заговорил:
- Какое бы ты решение не приняла, знай, что его приму и я, если ты его любишь и ты будешь счастлива с ним, мы с мамой не сможем этому противостоять, если бы меня попытались остановить тогда, когда я ухаживал за твоей мамой, я бы увез ее далеко-далеко, и все равно все было бы так, как хотим мы, а не как хотят наши родители, - Роуз говорит серьезные вещи, ведь, действительно, кто может помешать двум любящим людям? Да никто. Только если это, действительно, любовь.
- Правильно сделала, что ушла, и если ты можешь простить, что тебе причинили боль, то этого не могу простить я, проследи эту цепочку, ты только что сама сказала про своих малышей, а я говорю про своего, - Роуз улыбнулся, и вдруг. Рука, лежавшая на животике Эммы поднялась и вновь опустилась. Роуз знал, как никто другой знал, что это было, но его радости и удивлению не было предела, а как была удивлена Эмма не передать словами, ведь Дженни ему рассказывала как это и что это такое, и когда сначала Стелла, а затем Эмма впервые пошевелились он был с женой, он все это помнит, он все это помнит.
- Милая, - Роуз провел по волосам дочки рукой, - невероятное ощущение, правда? - он был рад, что он вновь первый, кто это чувствует, ведь внутри его родного человечка, есть еще двое таких же родных маленьких человечка. Это непередаваемо и это невероятно, как жаль, что Моника вышла, что нет Чендлера, который сейчас бы точно что-то сказал, что нет Стеллз, которая радовалась бы вместе с сестрой, и что нет Дженни, которая бы с трудом сдержала слезы.
- Они зашевелились, - удостоверил Роуз дочку, и вновь улыбнулся ей, ощущая то, что передать словами невероятно, - знаешь, все - таки слово дедушка меня очень пугает, - Роуз рассмеялся, глядя на дочку, но тут же схватился за бок, да, про травмы забывать не стоит.
- Ты должна с ним встретиться, да? Давай я вызову тебе такси? - держать дочку в палате, когда ее ждет серьезный разговор, Дэниел не собирался, поэтому нажав на кнопку вызова на телефоне, он позвонил своему другу:
- Рэймон, я доверяю тебе очень драгоценный груз. И если с этим грузом что-то случится, я не знаю, что я с тобой сделаю, - шутил или нет Дэниел было непонятно, поэтому он назвал адрес куда надо сейчас подъехать, сказал что расплатится сам потом, и положил трубку.
- Эмма, иди к нему, и сделай все так, как считаешь нужным, ты у меня девочка умная, договорились?

+2

194

Папа сидел и держал ее за ручку, потом вновь положил свою ладонь ей на живот. Сейчас он рассказал Эми множество всего интересного. Того, о чем она даже не догадывалась! Оказывается, Тони виделся с отцом наутро после инцидента. Более того, он умудрился даже понравиться отцу, что вообще было из области фантастики! Это определенно стоило доли уважения.
От слов любимого родителя хотелось плакать, ведь обидно, но он был прав! Любые попытки остановить двух любящих людей на пути друг другу заканчиваются воссоединением сердец. Ну или же смертью. Чаще всего, третьего не дано. Только если это действительно любовь. Само собой, все эти мысли давили на совесть и теперь Роуз довела себя чуть ли не до икания ужаса, когда поняла, что натворила. Или же она сделала все правильно? Что же скажет отец?
- Правильно сделала, что ушла, и если ты можешь простить, что тебе причинили боль, то этого не могу простить я, проследи эту цепочку, ты только что сама сказала про своих малышей, а я говорю про своего, - таковыми были его слова. Правильно. Сделала. Я сделала все правильно! Действительно, все сложилось в определенную мозаику. Поступок оказался верным. Только вот проблема, простить или нет, осталась. По сути, малыши не пострадали физически. И такая ситуация между их родителями не была первой. Вспышки агрессии Тони были и раньше. Даже тогда, около полугода назад, он забыл про свою нежность и трепет по отношению к детям, и попросту несколько раз ударил ее. Один раз даже, что называется, "под дых". И что сталось с психикой их матери? Нервная, вся издерганная, переставшая ходить на работу и зарабатывать деньги. Или это все видимость?
В животе что-то ощутимо затрепетало, как будто мелким надоело сидеть на своих местах, и они решили поерзать попами туда-сюда, туда-сюда. А Эмма ведь отвлеклась и даже забыла про это прекрасное ощущение! А сейчас... сейчас это было... так мило, так... незабываемо, что слезы полились сами собой.
- Милая, невероятное ощущение, правда? - отец провел рукой по ее волосам, заставляя расплакаться еще сильнее, но, что хорошо, от состояния счастья, даже некой эйфории, -Они зашевелились, знаешь, все - таки слово дедушка меня очень пугает, - да, он смеялся, но ему по-прежнему было больно, все-так именно папочка был главной фигурой сегодняшнего дня, но никак не безумная Эмма.
-Я...я так...счастлива, - пролепетала она, -Тебе очень идет быть дедушкой, поверь, - улыбнулась Роуз-младшая и спохватилась, видя, как лицо отца корчится от боли, -Точно! Совсем мы с ума сошли, тебе же нужно поспать!
Она тихонько встала и забрала свою горчичку и даже (о боги, как стыдно признаваться!) схватила больничную ложечку и положила ее в свой пакетик. На предложение папы о вызове такси она лишь кивнула головой, вытирая слезы, и, слушая телефонный разговор, хныкала:
-Я боюсь, я так боюсь...
Однако, некий Рэймон передал, что скоро подъедет, а это значило, что пора прощаться. Эми неуклюже полезла обниматься, чмокнула папу в щечку и выслушала его напутствие:
- Эмма, иди к нему, и сделай все так, как считаешь нужным, ты у меня девочка умная, договорились?
"Умная девочка" лишь кивнула, а затем мотнула головой. Не была уверена. Абсолютно. Что делать, куда бежать, как говорить, на что смотреть? До последней секунды она не знала, может ли простить вред себе и детям... Или же вообще исключит травматолога из их жизни. Страшно. Больно. Одиноко.
-Па, я так боюсь, что сглуплю, честное слово, - Эм помолчала, поняла, что это не лучшие слова для прощания и продолжила, -Так, ты не переживай, ложись спатьки! Я обязательно вернусь завтра или на днях и притащу за ноги Стеллку! - улыбнулась, чмокнула еще раз отца в щечку, а затем...
Она подошла к нему поближе, тихонько коснулась одного из забинтованных участков тела и произнесла жутко страшное заклинание, о котором ей говорили в детстве и в которое она верила всей душой:
-Боли у киски, боли у собачки, а у папочки не боли!
Тут, правда, в дверях показался доктор, намекая, что столь нестандартная терапия уж точно должна быть окончена, и пациенту пора на ужин, а затем спать. Роуз-младшая улыбнулась и уже в дверях, обернувшись, произнесла:
-Мы с малышами любим тебя, дедуууушка!
И направилась к выходу из больницы, навстречу судьбе. И Тони Моргану.

===> Площадь

Отредактировано Emma Roze (2012-08-25 21:54:49)

+1

195

-Будь осторожна, милая,  не забудь позвонить, - последнее напутствие от отца дочки, которая идет выяснять отношения с бывшим молодым человеком. Волнуется ли он за нее? Да ну конечно волнуется, а как иначе? Родная кровинушка, и за что ей только такое наказание в виде этого синеглазого засранца? Ведь каждый отец желает для своей дочки только лучшего, а не того, что только что Эмма ему рассказала, за такое, будь у Дэниела силы, он бы с удовольствием размазал бы по стене, но сейчас он сам в таком состоянии, как будто размазанный и какой-то весь помятый и небритый, и лохматый, фу, смотреть страшно. Он осторожно поднимается с кровати и вновь подходит к зеркалу, опираясь на костыли, к которым уже приноровился. Достает из сумки станок, и двигается по направлению к раковине.
Задушевные разговоры с дочерью спрятали его сегодняшнюю сущность далеко и надолго, ведь сколько злости на самого себя хранится у него внутри, окружающим остается только догадываться. Злость вообще самое ужасное из чувств, а когда она у тебя внутри, то пиши пропал, выковырять ее оттуда будет очень и очень сложно, но сложностей Роуз не боялся никогда. Итак, смотря на свое отражение в зеркале, и сбривая с себя эту ненужную волосатость на лице, Роуз немного улыбнулся, он хоть немного стал похож на нормального человека, хотя бы бритый. Умылся, холодной водой. Выключил кран, двинулся обратно. Немного передохнул на кровати, а затем снова в путь, ну как в путь, в небольшое путешествие по больнице, до курилки и обратно, даже до курилки он не дойдет, перекурит в коридоре, там где нет табличек no smoking.
Вновь стреляет сигарету у того же паренька, который, кажется, обитает в коридоре, видимо, настолько наскучила ему палата, а Роузу остается только думать и просчитывать через сколько его состояние будет таким же. Выходит в коридор, затяжка, еще одна. Мысли затуманивает дым, и он вспоминает детство, когда выбегал из школы впервые, в небольшую рощу, где также, впервые пробовал курить, делал все осторожно, веточками. чтобы отец не узнал, тем более если бы они с материю унюхали запах табака, то было было бы: ай-яй-яй, любимый сын. ай-яй-яй, как ты мог. никогда больше так не делай.
Конечно, на этом заканчивалось ругание маленького Дэна, большего он никогда и не слышал, ни угроз. ни углов, ни поднятой на него руки, воспоминанием улыбается. Облокачивается на стенку, продолжая затягиваться такой нужной сейчас сигаретой.

+1

196

Знаете, на самом деле встать с кровати, когда твой живот похож на арбуз, проблематично. Анна уцепилась рукой за тумбочку, обломала ноготь, но свалилась обратно на подушки.  Потом попыталась ухватиться за спинку кровати, и снова упала на тонкие простыни. Это просто рок какой-то!
В итоге с помощью медсестры Анна поднялась. Милая девочка в белом халатике объяснила, что надо лечь на бок, и тогда вставать. И двое детей, что находятся в утробе Анны, не будут давить на спину - можно будет подняться.
Пока девочка рассказывала Анне, как правильно встать, сесть, ходить и кушать, сама Донато чуть ли не подпрыгивала. Мочевой пузырь после беременности стал ни к черту, да и ноги отекали. И хотелось поесть мыла.
В общем, Анна наскоро поблагодарила медсестру и почти бегом бросилась в дамскую комнату. Ну как почти бегом. Медленно, переваливаясь как утка, потому что бегать с таким животом - самоубийство.
Наконец унитаз был найден, Анна уселась на белого друга и застонала от восторга. Вы просто не понимаете, какое это счастье!
Сделав все свои дела, Анна вымыла руки и посмотрела на себя в зеркало. Из стеклянного мира на нее взглянула лохматая, нечесанная женщина без макияжа с большими губами и красными глазами. Красотка, что и сказать.
Анна помолилась, чтобы никто из знакомых не появился в больнице. Поймите правильно - Донато всегда выглядела прекрасно: на каблуках, при макияже, в дорогих украшениях. Она не позволяла себе расхлябанности, но именно сейчас, когда ночнушка так туго обтягивала живот, что казалось, сейчас лопнет, а волосы даже не стоило пытаться расчесать, Анна выглядела ужасно.
Она заколола волосы двумя невидимками и медленно побрела обратно в палату. Она смотрела в пол, шла, опустив голову, чтобы ее не узнали...
И наткнулась на чью-то ногу. Чуть не свалилась, уцепилась за стену и зашипела:
- Ах ты...
Пдняла глаза и удивилась. Старый знакомый!
- Ба, Дэн! Сколько лет, сколько зим! - сказала Донато и широко, по-итальянски обняла знакомого, - Как ты сюда попал?

0

197

из дома--->

Перед тем как покинуть квартиру, я в пару шагов оказалась рядом с подругой, крепко обнимая ее за плечи и тихо шепча на ушко, так, чтобы даже Рену не было ничего слышно.
- Извини меня, правда, извини, мне жутко стыдно. – Чуть отстраняюсь, глядя в ее расстроенные, возможно даже разочарованные серые глаза, пристально разглядываю множество рыжих веснушек на ее лице, пухлые, аккуратно очерченные губы, тут же виновато прикусывая свои. – Не злись на меня, я исправлюсь и все расскажу. Потом, вечером, но расскажу. Спасибо. – За что? Ну, я все-таки надеялась, что Эдди удастся встать на мое место и меня понять. Все сложно, сейчас, в данный период времени все в моей жизни было чрезвычайно сложно, и я запуталась, заблудилась в лабиринте своих скомканных мыслей, в коридорах своих переживаний, в омуте своих несбыточных фантазий.
Шерон, сейчас я должна была думать и переживать о ней, а никак не о себе. Черт, почему я такая эгоистка? Чмокая подругу в висок, едва касаясь кончиками пальцев ее руки.  Все будет хорошо, пытаюсь донести до нее эту мысль взглядом, быстрым шагом возвращаясь за Рендалом. Нам нужно спешить.

Вот мы уже в автомобиле, я пустым, ничего не обозначающим взглядом смотрю куда-то вперед и совершенно ничего перед собой не вижу. Тишина, мертвецкая тишина буквально давит на сознание. Не было ни радио, ни веселых озорных разговоров, ничего, на чем можно было бы сконцентрировать свое внимание и постараться не думать.
- Свидание вчетвером? – До меня не сразу дошел смысл этих слов, но как только я осознала, о чем говорит Рома, я лишь согласно кивнула головой, вновь возвращая взгляд своих серых глаз в сторону окна. Хотя знаете, мне стало немного обидно за себя. Почему у нас с Рендалом будет свидание только потому, что мы согласились выручить мою подругу? Почему он не приглашает меня никуда сам? Не хочет? Считает, я не достойна таких знаков внимания? Или просто не считает это все нужным? Интересно, кто я для него? Всего лишь человек, с которым можно весело провести время, и который ничего не требует взамен? Да, видимо да, я не требовала, да и требовать не хочу, все-таки хочется, чтобы все эти походы, все наши спонтанные вылазки они были от души, а не потому, что я попросила.
Тут у Ромы зазвонил телефон, я резко встрепенулась, внимательно вслушиваясь в каждое слово его, вроде как, обычного разговора. Кетрин? Что за Кетрин? С подругой? Черт, было обидно признавать, что я всего лишь вхожу в число обычных и неизвестных подруг, типа Вероники и прочих. Интересно, много у него таких? А с Вероникой он тоже спит? Выдергиваю руку из его теплой ладони, хотелось кричать, кричать, закатить истерику и отнять у него телефон! Он мой! Только мой, и пусть никакие Кетрин, Синтии и прочие неизвестные девицы даже не думают набрать его номер вновь.
Но вместо этого, я лишь сухо отворачиваюсь, кусая себя за губы и уговаривая сделать вид, что ничего не произошло. Все нормально, я всего лишь подруга и я просто не имею права указывать ему и говорить, с кем ему общаться, а с кем нет. Я не имею права даже на ревность. Грустно, чувствую, как щеки начинают пылать от этого невысказанного гнева, поэтому прячу свое лицо в ладошках. Завтра он проведет время с ней, с ней, а не со мной, а все почему? Я не достаточно красива? Не достаточно образованна? Чего мне не хватает, чтобы Рендал не хотел находиться с кем-то еще, кроме меня? Может, стоит его отпустить? Наверное, не зря он так рвется к другим девушкам, видимо, со мной ему не так хорошо как с ними.
В голове так и звучал весь этот разговор, его счастливый искренний смех, от чего мне хотелось все крушить и ломать вокруг себя. Автомобиль, наконец, остановился, я судорожно опустила глаза, хватаясь ладонями за ремень безопасности, стремясь поскорее вызволить себя из его объятий и найти Шерон, убедиться, что с ней все хорошо. И тут чувствую, как Рома тянет меня к себе за край майки, чувствую его короткий поцелуй, и понимаю, что мне мало. Что я не смогу отпустить его завтра к этой Кетрин, что я сделаю все, для того, чтобы их встреча не состоялась.
Целую его снова, и снова, обхватывая едва колючие щеки своими маленькими ладошками.
- Я не хочу быть твоей подругой. – Говорю тихим, едва уловимым голосом, взволнованно глядя в его янтарные глаза. – И я не хочу, чтобы какая-то Кетрин была у тебя дома вперед меня. Я хочу быть первой, кого ты туда приведешь.
Кажется, я выговорилась. Признаюсь, далось мне это не легко, поэтому я тут же смущенно отвернула моську, выскальзывая из черного Бентли, быстрым шагом направляясь в сторону входа в больницу.
- Ну пошли скорее, я волнуюсь! – жалобно прыгаю у самого входа, гляжу на Рому, хватая его за руку и утягивая внутрь госпиталя. Мне страшно, а вдруг Шерон только по телефону была такая бодрая, а на деле я увижу ее уложенную всякой аппаратурой и утыканной капельницами?
Я тут же наткнулась на одну из своих знакомых, узнавая всю информацию о Шерон. Где она находится, в каком она состоянии, где мне ее искать.
Вот отделение травматологии, мы влетаем в палату как два ошпаренных петуха, и я тут же резко останавливаюсь при входе, изумленно глядя на блондинку.
- Ты стоишь? С тобой все хорошо? – отпускаю руку Рена, чуть напугано глядя на него, как будто спрашивая разрешения, можно ли мне к ней подойти? Делаю пару неуверенных шагов, останавливаясь примерно в двух метрах от матери. Я растерялась, хотелось обнять ее и сдавить в объятиях, зареветь во весь голос и радоваться тому что она жива и здорова, но я стояла в шоке, забыв закрыть рот, и вообще хоть что-либо сказать. – Тебя можно обнять?

+3

198

Шерон ничего не оставалось делать, кроме как сидеть в приемной и перечитывать инструкцию по применению этой лангеты. Удивительно, но при всем разнообразии физических увечий, женщине ни разу не приходилось носить эту штуку, только бандаж, гипс и что-то в этом роде. Впрочем, инструкция предательски не давалась, там не было ничего сложного, но голова лейтенанта была забита другими мыслями: хотелось побыстрее оказаться дома, увидеть детей, потискать младшенькую, и, наконец-то, встретиться со старшенькой, так сказать. Шерон была удивлена, услышав нотки тревоги в голосе Бруклин. Было понятно, что их что-то связывает, но вот чего женщина точно не ожидала, так это того, что Бруклин Джордан, бунтарка, которую когда-то лейтенант чуть не поймала при распространении наркотиков, будет питать какие-то чувства в ответ.
Он мыслей Шерон отвлек голос доктора Беннета, который пригласил ее в палату в отделении травматологии. Они уладили все вопросы, женщина получила дополнительный список рекомендаций, который очень красиво дополнял список доктора Моргана, а после Беннет удалился, удовлетворенный обещаниями лейтенанта: она пообещала, что в ближайшие две недели, по крайней мере, здесь не появится. Потом Шерон уселась на стул, устало потирая переносицу, сейчас теплая кровать была бы очень кстати. Она посмотрела на настенные часы. С момента звонка Бруклин прошло минут 15, значит, она уже должна была поехать. В надежде на то, что девушка догадается взять машину, а не свой мотоцикл, лейтенант встала и направилась к выходу из палаты. Но она не успела дотронуться до дверной ручки, как двери резко распахнулись. По правде сказать, первым кого заметила Шерон, был Рендал. Бруклин не поехала и послала его? – сразу же подумала лейтенант, замечая только светлую головку рядом стоящей девушки. О нет, это же и есть Бруклин, но что-то изменилось. Травмированная голова Реймонд, правда, не сразу поняла, в чем именно заключаются эти перемены.
- Пр…, - начала женщина, но тут же осеклась, наконец-то, она поняла, что же изменилось и не теряя времени высказала свое удивление:. – А что ты сделала с волосами? – не без изумления сразу же добавила Реймонд, так и не поприветствовав парочку.
Она посмотрела на Рендала, как будто ожидая ответа от него, как у единственного здравомыслящего человека в данной компании и на данный момент. Впрочем, это состояние длилось недолго. Шерон встряхнула головой. Бруклин не только по телефону звучала взволнованной, сейчас она даже выглядела таковой, начав беседу с вопросов. По правде сказать, это даже льстило.
- Я стою. Со мной все хорошо, - попыталась улыбнуться Реймонд, как можно мягче и ровнее отвечая на вопросы Бруклин. – Рендал, - поприветствовала она парня.
Женщина познакомилась с ним на круизе. Не сказать, что пропиталась к гитаристу какой-то симпатией или доверием, но приятелями, вроде как, они стали. Очевидно, что Рен здесь не столько из-за лейтенанта, сколько из-за Джордан, но чего от греха таить, даже такой расклад был приятен, и Шерон мысленно поблагодарила парня за то, что не позволил своей девушке ехать сюда на мотоцикле. Потом Брук ступила вперед, она как будто не решалась идти дальше. Женщина с удивлением вскинула одну бровь, выслушивая очередной вопрос, а потом усмехнулась, поражаясь неловкости Бруклин в некоторых ситуациях. Шерон ничего не ответила, она лишь снова мягко улыбнулась, закивала, а потом сама сделала шаг вперед и, не нагибаясь, обняла девушку, прижав к себе, как делала обычно только в отношении племянницы. Было даже как-то странно, ведь в самом начале пути они не питали друг к другу особой симпатии, Шерон даже не раз грозилась убить Бруклин, а сейчас…, а сейчас она сама убьет любого, кто заставит ее страдать.
- Скажите, что вы на машине, - усмехнулась женщина, разжимая объятия, после которых просто приобняла Брук за плечо. – Все хорошо, правда, - повторила она, поцеловав девушку в висок, на всякий случай, ведь уже можно не волноваться. – Ребят, спасибо, - женщина кивнула Рендалу, - обещаю угостить вас дома кофе, пивом… и, не знаю, что еще найду в холодильнике. Если не спешите никуда, конечно. Нездорово вышло, - протянула Шерон, уже ведя всех к выходу из палаты, - моя машина осталась там, - имелось ввиду место преступления, - а кредитки таксисты пока не принимают.
Выйдя из палаты, Реймонд махнула спутникам, чтобы подождали, а сама направилась в кабинет доктор Беннета. Она забыла про значок, пистолет и наручники. Хорошо, однако, приложилась. Буквально через минуту, женщина вернулась, в руке она держала всю амуницию, хотя значок в виде семиугольной звезды успела повесить наш ею. Чтобы добраться до дома Шерон могла дождаться коллег, ее могли отвезти на патрульной машине. Но когда приедут детективы, с ними будут и сотрудники отдела внутренних расследований. Вот с этими ребятами встречаться не хотелось, так что Шерон была рада возможности доехать домой в относительном спокойствии, да еще в приятной компании. 
- Так я что-то не поняла, - протянула она, уже на пути к выходу из госпиталя, - какой-то ваш друг узнал меня? – женщина посмотрела сначала на Брук, потом на Рена. Нынче новости разлетаются очень быстро, хотя  странно, что какой-то приятель парочки знает лейтенанта в лицо и смог доложить вести о падении раньше, чем это сделали журналисты.

+2

199

I, I feel the raindrops fall
These tears wont take you away,
I'm sorry.

Открыть глаза. Сделать вдох. Понять, что происходит.
Наконец, попытаться вспомнить всё.
Любая простая комбинация представляется слишком сложной. Всё тело наполнено болью. Где ты? Единственное, что меня особенно интересует. Что я натворила? Я готова вскочить с постели и искать тебя, но не могу двигаться. Наверное, открыть глаза - будет отличным началом. Никогда ещё это не было так трудно.. В то же время я понимаю, что боюсь. Если тебя не будет рядом.. Что, если они скажут, что тебя больше нет?.. Ещё не открыв глаза, я чувствую поток слёз, стекающих с моего лица. Что, если я убила тебя? Если авария забрала тебя, как она забрала Стиви? И на этот раз причина во мне.. А ведь я столько раз думала о том, что должна была быть с вами тогда или же вообще вместо тебя. Видеть его живым в последний раз, находится на твоём месте.. Уберечь тебя от боли. Я никогда не расспрашивала тебя о той аварии, это было бы слишком тяжело для нас обоих. Но я всегда винила себя в том, что не ехала с вами.. Как же мне теперь открыть глаза, как продолжить жить, если вдруг ты не очнешься.. не очнулась.. Рука тянется смахнуть слёзы, но какие-то провода удерживают её. В конце концов, я решаюсь встретить то, что меня ждёт. Открываю глаза..
- Бри..-твоё имя тихо срывается с моих губ, прежде чем я успеваю осмотреться. Свет ударяет по моим глазам, в них самих боли не меньше. Контактные линзы, не предназначенные для сна, дают о себе знать. С тобой, вероятно, произойдёт то же самое. Если.. Ты жива, ты должна быть жива. Вновь сделав попытку осмотреться, я попутно вскакиваю на постели и чувствую резкую боль в голове. Контакт с внешним миром налажен. Свободную от капельницы руку я подношу к голове, после чего у меня темнеет перед глазами. Видимо, так резко не пойдёт. Но мне всё равно, я не собираюсь переживать о себе. Поворачиваясь, я надеюсь, что здесь будет соседняя кровать, на которой должна быть ты. И да, мои ожидания оправдываются. Слава Богу!-шёпотом произношу я, опускаюсь на подушку и поворачиваю голову так, чтобы видеть тебя. От того, что ты рядом, я испытываю огромное облегчение. Но это не меняет того, что ты в больничной койке. Господи, что я сделала с тобой? Я не могу ничего вспомнить, воспоминания отрывочны. Но твоё лицо, молящее о том, что нам надо остановиться.. твой крик, мгновенно всплывают в сознании. Теперь ты в синяках, бинтах.. И это всё из-за меня. Я знаю, когда ты проснёшься, будешь молить меня не винить во всём себя. Но я не могу отрицать правды, виновата я, и больше винить в этом некого. Я просто знаю это. Вдруг, я замечаю, как твои веки дрогнули. И снова этот медово-коричневый цвет твоих глаз смотрит на меня. Мне так стыдно смотреть в них.. Я не могу. Не знаю, как теперь смогу смотреть в них.. Поворачиваюсь, устремляя взгляд в потолок и стараясь не обращать внимание на боль в позвоночнике. Честно говоря, ощущение такое, будто я - всего лишь конструктор, который разобрали и собрали вновь. Плевать, это не главное. Главное подумать о том, что сказать тебе, чтобы.. чтобы стало легче. Но это глупо. Я угробила тебя, заставила пережить такое снова..
Вернула тебя в старый кошмар.
- Прости, что заставила тебя пережить это снова.. Мне нет оправдания.-я опять не могу взять под контроль слёзы. Понимая, с чего она может начать говорить, я в спешке добавляю немного важных деталей. И не смей говорить, что я ни в чём не виновата. Я говорю это не для того, чтобы услышать утешение..-да и какое к чёрту утешение? Она всегда пыталась утешить меня.. Я понимаю, что если она начнёт в своём обычном духе, её доброта просто убьёт меня. Поэтому, я бы хотела, чтобы она злилась на меня. Ненавидела за это. Но этого, конечно же, не будет.. Я пытаюсь пробудить воспоминания, хоть от них мне и становится хуже. Бар, Джесси, танцпол, машина - картинки меняются одна за другой, давая мне лишь крошку из вчерашнего происшествия. Я помнила, как села в машину.. Но потом - ничего. И только знала, что виновата во всём я.
Поднявшись на постели, я устремила взгляд на окно. Палящее солнце прокрадывалось через него прямо мне в глаза. По нему стало понятно, что сейчас, быть может, обеденное время. Но какого дня? Сколько мы тут? Действительно ли всё случилось вчера? Я не знаю. От больничной пижамы мне становится жарко, но я ничего не могу с ней поделать. Линия биения наших сердец отображается на аппаратуре, какую обычно показывают в фильмах. Я отбрасываю простынь, закрывая глаза на то, как мне нелегко даётся держаться в сидячем положении. Ноги всюду заклеены пластырем, как и ладонь, свободная от капельницы. Сосредоточившись на этих ранах, я вспоминаю про стекло.. Мне хочется встать, но получится ли? И зачем? Я хочу обнять её, но понимаю, что недостойна и будет лучше, если я даже буду к ней груба. Скажу, что она виновата во всём, потому что привезла нас в этот город и заставила остаться.. Так она разозлиться на меня. Так ей будет лучше. Но достаточно ли я храбра для этого? И правильно ли это? Ведь от таких слов она не только разозлиться, но и почувствует боль. А я не хочу больше служить источником её боли..
С усилием отрывая от себя многочисленные шнуры, я свешиваю ноги с кровати и думаю, как бы встать на них. Несколько шагов, закрыть глаза на боль и я уже стою. Только она не прекратилась, а всё продолжается, и игнорировать её всё труднее и труднее. Затем в бой вступает голова, она тяжелеет и заставляет меня опуститься на пол. Но я не собираюсь останавливаться, а только начинаю ползти к кровати Бриони. Не стоит вновь упоминать, что каждое движение приносит боль. Чего-то не хватает моему организму.. может, дозы морфия.. Не важно. Оказавшись у её кровати, я поднимаю руку и стараюсь дотянуться до её лица.
- Прости,-хрипло произношу я, потрепав Бриони по щеке. Такое чувство, что я вот-вот откажусь в отключке. Наверное, отсоединять эти провода было плохой идеей.. Вдруг, в моей голове появляются новые вопросы. Как мы попали сюда? В курсе ли полиция?.. Я дам все нужные показания.. но они ведь не станут звонить моим родителям? Ах, чёрт, без этого навряд ли обойдётся. А мать Они, как я буду смотреть ей в глаза после всего этого..В моих мыслях какой-то водоворот. С огромной скоростью одна мысль вытесняется другой. Но обернувшись, я вдруг замечаю за стеклом Джесси. Я не способна испытывать агрессию. Да и не хочу. Я тогда была не вправе решать за неё, а теперь уж подавно. По крайней мере, он хотя бы сможет дать нам ответы. Если только.. мы осмелимся спросить. Я смотрю на него с таким спокойствием, с каким не смотрела никогда, даже до того, как он причинил ей боль. Просто спокойно и надеюсь, он понял, что может войти. Удерживаясь за тумбочку, я поднимаюсь на ноги и, шатаясь, возвращаюсь в кровать. Ложусь, поворачиваюсь на живот и стараюсь скрыть слёзы в подушку.

Отредактировано Willow Sanders (2012-08-29 20:38:01)

+1

200

- Она их покрасила, -  я усмехнулся, глядя на изумленное лицо Шэрон. – Я сказа, что мне не нравятся блондинки, а она вот решила повредничать. Но даже со светлыми волосами она не стала мне нравится меньше. – Улыбнувшись, я притянул ее к себе за талию, слегка потрепав по светлой макушке и отпуская в объятия Реймонд.
Кивнул женщине в ответ на ее приветствие, она стояла на ногах, улыбалась и выглядела вполне дееспособной и даже бодрой.
Джордан уже угодила в ее объятия и я не мог не заметить того, что между этими двумя какие то особенные отношения. У Рей нет матери и это заметно, она тянется к этой женщине и, наверно, лейтенант пусть и совсем чуть-чуть, но скомпенсировала утраченную материнскую заботу.
- Рад видеть тебя живой и здоровой, - Мы с Шер не были друзьями, скорее просто приятельствовали, как если бы я был парнем ее дочери, но я старался, чтобы мои слова звучали искренне, потому что эта женщина не сделала мне ничего плохого, она была умным и приятным собеседником и даже хорошим человеком, иногда.
- Мы на моей машине, думаю, это разумнее, чем притащиться на «Харлее»? И когда с тобой приключилось это недоразумение? Сегодня? – Хотя для падения с третьего этажа она выглядела подозрительно здоровой, но если это случилось раньше, почему нам сообщили только сегодня? – А где твой муж? – Я все время забывал, что с Этьеном Моро они живут в гражданском браке и являются сожителями, мне как то проще оперировать привычным термином «муж».
Мы вышли из палаты и Шэрон тут же притормозила нас, скрываясь за дверью какого-то кабинета, а я вспомнил наш поцелуй в машине и улыбнулся, обнимая Джордан за поясницу. Интересно, ее слова можно расценивать как согласие?
- Так придешь ко мне завтра раньше Кэтрин? – Легкий щелчок по носу, в то время как дверь снова отворилась и детектив вышла при полном обмундировании.
- Оу, сколько у тебя всего, - Конечно, я видел и наручники, и оружие раньше, но вот в руках у Шэрон это все выглядело непривычно, ведь мы виделись только семь дней в течение круиза и она была не на службе.
- Ну это не наш друг, друг Рей, я даже в глаза его не видел, он зашел к ней домой, навел панику и скрылся, - И что это был за парень? Неужели у Джордан есть нормальные друзья? Да и сообщать такую новость скомкано, в лицо собеседнику? Странно.
Рей перехватила у меня эстафету, поясняя женщине, что за приятель к ней заходил, а я тем временем открыл перед дамами дверь в салон автомобиля, понимая, что не имею понятия, куда нам ехать.
- Адрес? – Женщина села рядом на пассажирское, зато в распоряжении Бруклин было все заднее сидение.
- Рассказывай, это как же тебя угораздило вывалится из окна? Небось, преувеличение?
Я как то наивно полагал, что расстояние от третьего этажа до асфальта немалое, хотя если она при падении успела сгруппироваться, плюс везение… Часто и с этих метров люди расшибаются на смерть, ломают руки, ноги, позвоночники и остаются инвалидами, я реалист, мне было любопытно, даже любопытнее того, что пострадавшая предложит нам на ужин.

---> Домой к Шэрон

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика